пост недели от HENRY MILLS
Это, кажется, будет просто нереально. Он просто молчал, боясь на данный момент, сказать хоть слово. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » фандом » право на страшные сны


право на страшные сны

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1425/367779.jpg

а я оставляю себе право на страшные сны
право гореть от весны
и к небу идти по золе

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1425/628407.jpg

+2

2

[indent] Беспорядок в голове выл день ото дня лишь только от того, что его никак не разберут по полочкам. От этого отношения к самому себе накатывала такая дикая усталость, что Ланцов шипел даже на свое отражение, что так часто - ужасно часто - попадалось ему на глаза. Но в тот же момент он просто не смел это настроение показывать остальным. Народ следует лишь только за сильными, а потому царь всегда держал голову слишком высоко задранной, даже если шея ломалась от неустанной боли в суставах. Кто, если не он, будет вести это тонущее день ото дня судно вперед, с надеждой в каждой фразе, что там впереди будет долгожданная суша? Именно, никто.

[indent] Николай позволял себе секунду слабости лишь только по вечерам, оставаясь в своих покоях один на один с демоном в грудной клетке. В последнее время эта тварь неспокойно скреблась под ребрами, раз за разом умоляя своего носителя - практически заставляя того - спуститься снова в подвал к пленнику и перекроить тому шею. Эта тварь хотела смерти своему создателю, словно видела в нем потенциальную угрозу. От этого возникало чувство, что тень знала о чем-то таком, чего лис ныне не мог додумать. И от этого не становилось легче. Все накатывало с еще большей силой, заставляя юношу обидчиво поджимать губы и пытаться разобраться в этих тайных посланиях.

[indent] А еще он практически научился с ней разговаривать. Убаюкивать этого монстра, мысленно нашептывая ему колыбели. Раз за разом данное действие становилось все проще и проще, но сейчас, когда внутри бушевал такой конфликт - все ранее потраченные силы просто оказались бесследно стерты. Все приходилось делать с самого начала, с самого первого этапа. Ему необходимо было найти ту самую точку, от которой он снова потянет поводки у этой огромной морды в свою сторону и успокоит зверя. Но как это сделать, если голод ее никак не хотел успокаиваться?

[indent] Этим вечером король оказался в своей комнате раньше положенного срока. Общее собрание на тему политического устоя ближайших соседей и потенциальных связей оборвался слишком быстро. Ни у кого из присутствующих не было как идей, так и новостей, а потому Коля принял решение распустить эту встречу, дабы те смогли в следующий раз принести больше сведений. Равкианские шпионы затихли, пропажа гришей на какой-то момент прекратилась, а фьерданцы словно выжидали чего-то, о чем лис не мог знать. Это была отвратительная пауза, после которой следует незамедлительная беда: как в море - штиль означал смертельную угрозу для каждого корабля, тихо потрескивая от нетерпения показать свою истинную мощь перед жалким по своей природе человеком.

[indent] Стащив со своих плеч украшенный камнями и вышивками с двуглавым орлом камзол, юноша уселся в кресле и начал со скукой во взгляде разглядывать кровать. Совсем скоро в эту комнату зайдет Назяленская, зазвенит цепями и отравит его очередной дозой снотворного. От последнего они практически отказались, учитывая спокойное поведение скверны. Но сейчас, когда ситуация была столь щепетильна, король вновь попросил Зою принести это лекарство: он опасался за то, что если монстр вырвется - пленник будет первым, кого убьет его же сила.

[indent] - Чего же ты хочешь от меня, - непроизвольно сказал он самому себе, протирая губы краем прозрачного стакана, в которой уже плескался бренди. На трезвую голову проводить себе расклад по понятиям - дело слишком муторное. А по итогу, он даже не заметил то, как выпил слишком много и то, как штормовая оказалась рядом со своим недовольным взглядом, что скакал от царя до полупустой бутылки.

[indent] Лис лишь вяло поприветствовал солдата и отмахнулся от практически появившегося комментария в собственную сторону. Сегодня он не хотел слушать никаких нотаций по поводу алкоголя, а потому сразу попросил перейти к делу. Тот даже не выпустил из себя пару язвительных шуток, пока стягивал с плеч рубашку и стаскивал с ног сапоги. Николай просто лег в прохладную кровать, подставляя шею - запястья - ноги - всего себя под эти оковы, покорно открыл пасть, чтобы ему накапали успокоительного.

[indent] Минута, вторая, еще одна. Одиночество, прикованное к кровати, давило на него стенками своей тишиной. Ланцов рассматривал потолок, немного хмурясь от противного вкуса во рту, но терпеливо ожидал, пока его голова наконец-то не отключится. Но та упрямо сопротивлялась, назойливо заваливала нужную пустоту мыслями. Они роем крошили это ожидание, изо всех сил пытаясь сопротивляться снотворному. Но все же, то победило. И торжество этого поражения - между телом и духом - царь ознаменовал тем, как упало собственное лицо в подушку.

+2

3

[indent] Сам Александр редко видел сны, предпочитая непрошенным гостем врываться в чужие видения. Видения тех, с кем он был связан: кровью ли, как с Уллой, силой или самой судьбой – великий и ужасный (когда-то) Морозов всегда мог найти нужную лазейку для своего сознания. Закрыть глаза, отпустить его в полет. Сидя на холодном полу, вжимаясь спиною в ледяной камень темницы, побледневшими, побелевшими губами он шепчет что-то, но никто не обращает внимания. Те солдаты, что охраняли его, давно привыкли к подобному поведению – он заставил. Сначала просто напевал какие-то песни, бормотал под нос старые сказания на давно забытых языках, а затем к ним начали примешиваться магические формулы. Но для стороннего наблюдателя все это звучало одинаково бессмысленно – лишь выцветший шепот сошедшего с ума и некогда великого Морозова.

[indent] Обмануть их было слишком легко.

[indent] Он часто связывался с сестрой, а Улла напевала ему свои песни: песнь исцеления, возвращения сил, искала формулы, что были так нужны. Улла, милая Улла, как всегда безупречна и бесценна, в сказочных глазах залегает оттенок печали – не тревожься зря, моя дорогая. Ведь все идет по плану.

[indent] Все, кроме одного кусочка мозаики, что так упорно не желал вставать на свое место. Что раздражал своим упорством и непокорностью, что приковывал к себе все мысли. И сегодня настало время, наконец, показать ему, рассказать. Дать знать, что пленник, сидящий в холодной темнице в подвале не такой уж и бессильный. Или же это был лишь его замысел?

[indent] Тени, такие привычные для всех, что ранее струились вокруг фигуры генерала, что укрывали его плащом и ослепляли врагов, приобрели теперь иную форму. Невесомой дымкой его собственная тень от ладони вдруг удлиняется, уползает вперед, тянет за собой. Не прекращая говорить, Александр следует за ней, видит все вокруг, слышит, чувствует. Не тратит времени на бессмысленную экскурсию по давно уже изученным местам, а поднимается сразу в дальние покои. Скользит вверх по лестнице, под порог, выше. К основанию кровати, на которой покоится Его Величество, сам Николай Ланцов. Пшено волос в беспорядке разбросано по подушке, скован по рукам и ногам, даже на шее сомкнулись кандалы – ай-яй-яй, разве можно обращаться так с особой королевских кровей?

[indent] Тень принимает форму, легкое очертание. Тень встает с колен, тень холодом касается его ног, запястий, кандалов и шеи. Ведет свой путь вверх по телу, пока сам Николай хмурится в навязанном лекарствами сне. Неужели так неприятно? Морозов криво усмехается, а тень касается щеки Ланцова в псевдо-ласковом жесте. Ну-ну, ваше величество.

[indent] Я помогу вам.

[indent] Тень накрывает его собою. Тень целует ладони, тень обнимает плечи. Тени много, слишком много.

[indent] Тень леденящим бархатом касается губ, так обжигающе-заманчиво пахнущих бренди.

[indent] И тень проникает прямо в его сознание.

[indent] Говорят, что дети свободы не видят снов, но сны - это то, что спасает людей в разные периоды жизни. Часто видят они яркие картинки о хорошей жизни, прошлой жизни, дорога в которую для них навсегда закрыта. Говорят и повторяют раз за разом, что дороги назад не существует. Возвращение назад означало бы, что ты не прошел определенный жизненный рубеж, спасовал или просто струсил. Прошлое может быть плохим, от которого хочется убежать. Может быть хорошим, к которому будет тянуть со страшной силой. Интересно, о чем жалеет Николай?

[indent] Оказались они посреди пшеничных полей. Солнечные, светлые, кипящие жизнью. Жизнь текла по каждому растению, по каждому стеблю, и, почему-то в первый раз за долгое время было спокойно и тепло. Николай гулял посреди высоких стеблей, то и дело касаясь их кончиками пальцев, жмурился, поднимая голову к солнцу – небо ясное, ни одной тучки. Волосы его, будто то же пшено, глаза его – будто сладкий мед. Он молод и юн, он беззаботен и вся жизнь только начинается.

[indent] Где-то далеко, у лесной кромки, он замечает вдруг черного волка, что сидит на собственном хвосте. Что смотрит неотрывно, что с места не двигается. Царевич моргает – и волка нет уже, зато на плечо его ложится тяжелая, но теплая рука.

[indent] - Мой царевич, - вкрадчивый, мягкий и сладостный голос с той самой гнильцой, от которой хочется спасаться лишь бегством, - вот вы где! Вас все ищут… - говорит Морозов, кланяясь и протягивая ладонь.

[indent] Началось.

Отредактировано Alexander Morozov (2022-07-08 17:06:43)

+1

4

[indent] Как часто ему снились сны? В последнее время так редко, что каждая из картинок казалось ему чем-то необъяснимом. Он давно привык к этой непроглядной тьме, где за каждым завуалированным углом у его ухо щелкает голодная пасть с десятком острых клыков. Этот монстр словно пытался его сожрать, но как только нависал над царем, то лишь вилял своим  хвост и насмехался, исчезая в пространстве. Но когда ему все-таки снились сны, Николай словно выдыхал. С опаской делал шаг, затем другой - осматривался и озирался, пытаясь понять то, через сколько секунд он снова начнет падать. Изображение вечно фальшиво трескалось перед глазами, как только человек начинал в нее верить. И по конечному итогу он просто привык: кошмары стали для него домом, а сказочные места созданные покошенным сознанием - лишь уловкой, которую он с огромным выжиданием осматривал, желая как можно скорее вернуться в уж полюбившуюся ему тень.

[indent] Вот только на этот раз все было иначе.

[indent] Он видел перед собой бескрайнее море, чувствовал на щеках поцелуи ветра и влаги, слышал то, как радостно билось сердце в собственной груди. Ланцов стоял в этот момент у штурвала корабля и отчетливо сжимал в пальцах борт. Дерево мягко трещало под его руками и чуть прогибалось, но моряку это было не в новинку. Все вокруг него было так до боли знакомым, что он не смог себе позволить не улыбнуться. До слуха доносилась знакомая песня моряков, слышался скрежет от оборудования, вибрация перетянутых канатов и шелест огромного паруса, что мягкой волной подгонял один из личных шквальных. Капитан с опаской поворачивается в сторону этой жизни корабля и мягко щурится на солнце, с особой любовью рассматривая каждого своего подчиненного. Как же сильно он скучал по этой свободе, как же рвался в эту картинку хотя бы на минуту. И чтобы не скулить еще громче, он резво разворачивается спиной к прекрасному и смотрит прямо. В эту тихую и спокойную темно-синюю гладь горизонта, судорожно выдыхая.

[indent] Поганое сердце дало слабину, а монстр  так успешно этим воспользовался. Как глубоко эта тень забралась к нему в сознание, на каких еще потаенных сожалениях будет играться? И потому он опускает голову и до боли в висках хмурится, умоляя эту тень отказаться от своей политики. Вернуться его в безвкусную и холодную ночь, где не было ничего.

[indent] И когда он вновь открывает глаза, то оказывается в уже совершенно другом месте. Тут гуляло спокойствие, что ни за что не сравнилось с той колыбелью моря. Ланцова окружало безграничное золотистое поле, мягко покачивающееся - как волны - на ветру. А он сам, уподобляясь «Волкволн», проплывал размерным шагом сквозь этих колосьев. Сколько времени прошло, а эта золотистая гладь все не кончалась. Безграничное, теплое и такое живое, от чего возникало желание упасть прямо сейчас. Но что-то в голове ему кричало не останавливаться, тянуло дальше, не останавливало его  поступь. Шаг за шагом, практически бег - Коля несся вперед, словно его что-то звало по имени там впереди. И когда он понял, что же именно это было - резво останавливается, переводя сбившееся дыхание.

[indent] По ту сторону этого моря из золота сидел огромный черный волк, горделивой осанкой перекрывая весь блеск пшена и создавая начало лесной чаши. Лис всматривался в это животное, но почему-то ему казалось, что он словно прилип к этому месту. Ни сдвинуться, ни пошевелиться, хотя так хотелось. Сердце рвалось ближе к этому хищнику, оно просто умоляло оказаться рядом, вот только непослушное тело отказывалось выполнять очередную прихоть поганого сердца. Вдох сровнялся со взмахом ресниц. Как заклинание, что стерло всю магию, камнем падая ему на плечо.

[indent] От такой внезапности Николай вздрагивает - сквозь сон - всем своим телом и ошарашено оглядывается. Перед ним стоял Морозов, протягивая царевичу ладонь.  Юноша резко отскакивает в сторону, ошарашено смотря на гриша. Вот он - главная причина всех его страданий. Вот тот, которого он должен ненавидеть. Должен убить. Но от чего же тогда внутри не чувствовалось никакой злобы. Наоборот, там плескалось странное равномерное чувство правильности. Так, словно все происходит как должное.

[indent] И вместо слов он протягивает ему ладонь и укладывает в чужую. Аккуратно, осторожно, боясь ошпариться. Доверяется волку, потакая странному порыву. Вверяет себя в это касание, плавно сдавливая пальцами чужую ладонь, пока губы шепчут давно забытое: - да, генерал.

Отредактировано Nikolai Lantsov (2022-07-15 15:59:50)

+2

5

[indent] Так тихо, тепло, спокойно. Солнце разливается по полю, лучи его достают до самых потаенных уголков – и лишь только лес, что кромкой деревьев отрезает золотую пшеницу, словно режет картину пополам, словно кидает тяжелый и пыльный бархатный занавес. Лес бросает тень; волк сидит неподвижно, утопая в знойном летнем мраке, и лишь глаза его неотрывно следят за происходящим. Казалось, он даже не дышит, но вдруг, стоило только царевичу протянуть ладонь, зверь скалится довольно.

[indent] Это слово звенит самой сладкой музыкой, этот позабытый тон и никогда не известная покорность томной тяжестью падают куда-то на грудную клетку. Так сладко и невыносимо, генерал в предвкушении вздрагивает, щурится, резко втягивает носом воздух будто бы принюхивается к чему-то.

[indent] Занятно.

[indent] Уголки губ ползут вверх в хищной усмешке, а солнце тут же гаснет, едва его пальцы обвивают тонкую юношескую ладонь. Быстро, резко, словно кто-то нажал на кнопку: становится темно, мутно, и в этом самом полумраке в улыбке гриша блестят вдруг острые клыки…

[indent] Наверное, показалось.

[indent] А затем окружающее и вовсе взрывается в безумии. Дрожит, извивается, гнется и плывет куда-то, трещит по швам. Кружащий неистово водоворот выбивает из легких весь воздух, пытаясь удержаться на ногах, светлокудрый царевич на миг закрывает глаза – и тут же чувствует, как резким рывком генерал притягивает его к себе.

[indent] И солнце гаснет навсегда.

- Ты знаешь, кого зовут Зеркалами, Эрика?
Женщина сидит у камина, не сводя пристального взгляда с огня, а пальцы ее то и дело проводят по шелковым волосам юной девушки, то собирая их в косу, то отпуская и позволяя самим выбирать прическу.
Девица лишь головой качает, словно и вовсе не заинтересована в россказнях глупой старухи.
- Зеркала, - медленно и напевно продолжает женщина, - это люди, которые из ниоткуда появляются одновременно с кем-то великим. С великими правителями, великими гришами, великими героями или даже святыми. Люди, не имеющие своей души. Они берут на себя часть души великого человека, чтобы, как написано в единственном трактате на эту тему, "освободить место для великих дел". А если Зеркало умирает – оригинал сходит с ума.
Девчушка фыркнула, дергая плечиком.
- Найди свое Зеркало, Эрика. Найди, пока это не сделал кто-то еще.
(с) из народных сказаний

[indent] - Ну что же вы, мой царевич, опять засиделись допоздна? – чужой, непомерно мягкий и вкрадчивый голос заставляет Николая открыть глаза и действительно - обнаружить себя за большим письменным столом в одном из старых кабинетов, полностью заваленным разного сорта бумагами и чертежами. Детали кораблей, карты, иные расчеты из сферы судостроения; стол гнулся от тяжести толстых книг, пестрящих многочисленными закладками. Подняв голову, царевич видит перед собой генерала, но в нем будто изменилось что-то. Но что?

[indent] Приглядись внимательно, царевич. Рассмотри.

[indent] Бледная ладонь аккуратно двигает в сторону стопку книг и остается на столе. Сам генерал, склонившись, смотрит на полулежащего на старом кресле юношу с толикой беспокойной заботы. Да, ведь он и был таким когда-то, желал (ли?) помочь, помогал добиться целей. Что же изменилось? И зачем весь этот фарс? Хотел ли он просто напомнить о том, каким был ранее, или это лишь очередной обман?

[indent] И… а что это за тень, там, за его спиной? Неужели у нее…хвост? Царевич удивленно моргает и вся иллюзия тут же испаряется.

[indent] Тот вечер был особенный, ему ли не знать. Именно тогда он впервые рассказал генералу чуть больше, чем хотел, чуть больше, чем даже и сам знал. Делился планами, так горячо и амбициозно, что Александр раз за разом убеждался: он не ошибся. Он просто знал это.

— Тебе важно не упустить зеленоглазого кота. Именно он поведёт по нужному пути до самого конца. И, когда настанет самый ответственный момент, тебе потребуется его сердце. Без него ты не преуспеешь.
(с) из народных сказаний

[indent] В книгу, что лежала сверху той самой стопки у руки генерала, был вложен аккуратно сложенный втрое листок.

+1


Вы здесь » Crossbar » фандом » право на страшные сны