болезнь sister alyonuska & brother ivanushka
Miguel O`Haraпо всем законам нормального мира он не должен был этого сделать даже вчера. с другой стороны его мир и мир вокруг него в целом уж слишком давно перестал быть нормальным. Алкемакс, управляемый его рукой, реабилитационные центры на месте заводов по производству легального наркотика, практически не закрывающиеся порталы в мультивселенную... Читать далее...

место, в котором каждый найдет свой дом ♥

всё ты можешь

всем выпивки за мой счет!

don't forget to hydrate

не вешай носик, котеночек, все будет хорошо

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » партнерство » как б[ы] кросс


как б[ы] кросс

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

https://forumupload.ru/uploads/001b/6f/ae/3/774706.png
гостеваяролисамые нужныехотим видеть

+1

2

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?pid=141365#p141365

leshij
[садовод-любитель]

https://64.media.tumblr.com/4b9e15dd5bfc41098d00d3f61b5f501e/tumblr_onh2tnMVSC1vf68dao3_250.gifv https://64.media.tumblr.com/db5fa46495a13d2c5869082e044b3079/tumblr_onh2tnMVSC1vf68dao9_250.gifv
[pharaoh]

» slavic folklore

Леший в рот любил эти ваши взрослость, богатство и власть. С ними обычно приходит ответственность, а ответственности бывшему лесному владыке на веку его с головой хватило, не лезет больше. Устал пнями и корягами повелевать, ему посвежее да помоложе бы. С тем и затесался в ПТУ. В какое? Да во все по очереди, их в стольном граде, благо, хватает. Не учиться, конечно, а жизнью интересной пожить. Он вообще решил делать теперь только то, что по кайфу. Наверстать все, что упущено было в чаще глухой, на троне его, в который едва корнями не врос. А где может быть еще проще, как не в обители совсем зеленых малышей, которые из-под родительской опеки только вырвались, а целей и стремлений пока не нашли. А может, и никогда не найдут. К тому же, Лешему есть, что им всем предложить, потому и в компаниях он - свой.

Как бы ни плевался, заскучал однажды по органике. Так в квартире появился сначала один горшок на балконе, другой, а теперь таких кустов, как у Лешего, даже в Ботаническом саду не найти. Неоновые лампы в комнатах по шестнадцать часов в сутки горят, но это, скорее, так - для антуража. Навыка озеленения у него и без того хватает, не весь растерял.

Целевая аудитория у Лешего другая, рынок сбыта - тоже, с Серым они не пересекаются до поры до времени. Только Волку однажды птичка на хвосте приносит про гуру, о котором все больше шепчутся. Мол, самый лучший товар в Москве, и это никак нельзя оставлять без внимания. Серый ноги сбивает, пока выходит на след. Кажется, что Лешему он не нужен в делах от слова совсем, ему и так живется неплохо. Но кто знает, что из этого выйдет. Может быть, пора расширяться?


Сойтись предлагаю - ожидаемо - на почве барыжества. Но видится, что это не единственная тема, которую можно обыграть. Лешего вижу этаким вайт трэшем из низов, обитателем Московского гетто, который собрал вокруг себя сопливых подростков-почитателей, с огорода своего их снабжает, а больше и не нужно ничего. И сам в эту молодежную ахинею влился настолько, что и о возрасте своем дремучем позабыл почти. Можем встревать вместе в наркоманские разборки или не встревать. Можем разговаривать душевные разговоры на кухне за банкой дешевого пива. Можем братское плечо подставить, после того, как Леший опиздюлится на какой-нибудь своей школьной стрелке. Хочу простого человеческого мрачного руреала в спальном районе без лоска и больших бабок. Сделай его, короче, максимально молодым душой, и где-то на какбы один Волче утрет счастливую слезу. Я вообще очень идейный, если сыграемся. А там, глядишь, могу кого-нибудь более молодого-подходящего с тобой под маской погонять. Who knows...

пример поста;

Ярик всматривается в промозглую серость, провожая взглядом отца. Тот спешит на завод, в ночную, высоко подняв плечи и кутаясь в старый шерстяной, местами поеденный молью, шарф. Пытается спрятать уши от противного ветра, так и норовящего пальцами липкими забраться под воротник. Сотрясается от кашля периодически, Ярику отсюда уже не слышно, но он знает. Когда мужчина скрывается за углом соседней пятиэтажки, парень считает про себя до десяти и открывает форточку. Рассохшееся от старости дерево мерзко и протяжно скрипит, грозя развалиться прямо в руках, но никогда не разваливается. В кухню врывается холод, от которого в носу свербит сразу. Ярик снимает решетку вентиляции и достает из ниши помятую пачку сигарет. Его давний тайник, которым он так гордится.

Едкий дым дерет горло с первой затяжки, выдыхая, парень наблюдает, как сизые клубы растворяются в воздухе, не успев соединиться с густо-молочным туманом, уже начавшим медленно стекаться на улицы от стен домов, зияющих темными дырами оконных проемов. Некоторые квартиры давно лишились своих обитателей, и свет там больше не загорится. Это вам не столица, блядь, где на каждый квадратный метр найдется с пяток наследников, как только законный хозяин приказал долго жить. Голубев не знает наверняка, он там никогда не был, но из обрывков телепередач, что на фоне шелестят с экрана с помехами, сделал однажды именно такие выводы. Их город никому не нужен.

Сигаретная бумага треском отзывается на очередную затяжку. Если отец работает, значит, Ярик дома один, скрываться ему не от кого. Иначе получил бы уже ремня, несмотря на возраст, в их семье с этим строго. Отец не приемлет курение с тех самых пор, как матушка отошла в мир иной. Рак легких, сказал дядя Серега, местный фельдшер. Все, что ему оставалось – это беспомощно развести руками. В больнице не оказалось нужных лекарств и специалистов, в центр не повезли – мать не хотела, так и осталась до последнего вздоха на стареньком диване в гостиной, измученная болезнью, совершенно истощенная. Не хотела. Шестилетний Ярик, наматывая на кулак злые сопли, тогда никак не мог взять в толк, почему родители не борются, не делают то, что нужно, лишь бы мама поправилась. Теперь понимает, объяснение оказывается до чертиков простым. Отсюда не уезжают, а если и уезжают, то назад уже не возвращаются. У здешних жителей подсознательный блок: выедешь – можно не успеть обратно, а задерживаться никак нельзя, ни на одну сраную минуту – это известно каждому детсадовцу. Туман не выпустит тебя, не впустит обратно, сожрет. Риск этот никому не сдался, Ярик и сам уже давно не думает об отъезде, словно кто-то ластиком стер все подобные мысли, иногда только случается – накатывает на пару минут, и так же быстро забывается. Незачем оно все. 

Бабушку с дедом Голубев и вовсе не застал. Оба еще во времена Союза на заводе пахали в две смены. План выполняли, развивали промышленность. А как померли – так и не вспомнил никто ни их вклад, ни их самих. В этом городе в принципе долго жить не принято. Так и остались Ярик с отцом вдвоем, суровой своей мужской компанией.

Парень кидает взгляд на настенные часы. Восемнадцать сорок пять. Через пятнадцать минут густая пелена застелет все вокруг так, что до подоконников первых этажей не разобрать ничего, и улицы накроются мертвой тишиной. Даже уличные шавки, которых осталось не так много, только самые стойкие, трусцой разбредаются по подъездам и подвалам. Жалеют их, впускают. Никому не хочется утром ненароком наступить на голый вытянутый череп. И такое бывало, но чаще – ничего. Ничего не остается. Как не осталось от Димона, с которым Ярик еще в раннем детстве сидел на соседних горшках.

Он еще пару минут наблюдает за редкими торопливыми прохожими с высоты своего пятого этажа. Задержались где-то, видимо, спешат теперь. Но даже на их фоне внимание привлекает самая быстрая маленькая фигурка. Девчонка бежит так, словно за ней гонятся, спотыкается разок, едва не угодив коленками в лужу, вскакивает и снова бежит. Ярик следит за ней равнодушно, выбрасывает окурок и захлопывает форточку, красно-белые занавески отрезают его от внешнего мира. Малолетки вот так иногда засиживаются у подружек, а потом возле администрации появляются новые объявления с фотографиями. Пропал, мол, одет был в то-то, возраста такого-то, звонить вот по этому номеру, если есть информация. И родители рядом стоят с опухшими заплаканными рожами, каждый раз как будто надеются и впрямь найти, да только на самом деле всем ясно – домой их отпрыск уже никогда не придет.

Голубев и сам не так давно еще пренебрежительно кривился, когда слышал про комендантский час. Они в этом возрасте бессмертные все, их-то никогда не коснется. Ну и что, что рядом пачками пропадают. Не кривится больше после того, как год назад мусора с раннего утра в дверь постучались. Спрашивали, когда и где он видел в последний раз Дмитрия Славина. То был действительно последний.

Голубев тянется к старой плите, чтобы поставить чайник, когда из раздумий его в унисон мыслям вырывает стук в дверь. Ярик хмурится, он никого не ждет. Да и кого вообще можно ждать в такое время, когда все давно по домам сидят, но по ту сторону никак не унимаются. Он, сам не зная, зачем, одергивает свободную футболку на пару размеров больше на худых плечах и приоткрывает дверь, не снимая цепочки. Из открывшейся щели на него смотрят полубезумные огромные глаза.

- Ты совсем дура, что ли? Время видела? Или жить надоело? – вместо приветствия выдает Ярик, и складка между густых бровей становится еще глубже. Перед ним Анька, младшая сестра Димона. И судя по куртке, именно она несколько минут назад неслась напролом по улице. Так вот, выходит, куда спешила. – Чего тебе?

Они никогда особенно не общались. Так, виделись, конечно, когда Ярик приходил в гости к Славиным. Или она прибегала к брату на школьной перемене, чтобы на кого-то пожаловаться или что-нибудь рассказать. Когда друга не стало, Ярик уже учился в колледже, и все точки пересечения с Аней стерлись. Последний раз на похоронах ее видел, где чувствовал себя максимально неловко. Переминался с ноги на ногу, от слез чужих тошнило, а свои показать не мог – стыдно. Потом, конечно, пересекались еще, в их городе не пересекаться с кем-нибудь – невозможно, но только головой кивал и дальше спешил по своим делам. Как будто стремно было за то, что он вот, живой ходит, а ее брат – нет. И вот теперь Славина-младшая стоит на его пороге, запыхавшаяся, молчит.

Он открывает рот, чтобы повторить свой вопрос, но голос тонет в оглушительном вое сирены. Все, девятнадцать ноль ноль. Голубев только тяжело вздыхает, снимает цепочку и наконец открывает дверь полностью.

- Заходи давай, – бурчит и отходит на пару шагов, пропуская. Выгонять уже поздно, за чем бы она ни свалилась на его голову.

0

3

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?pid=125120#p125120

spike
[бывший социальный работник, офицер полиции, батя года по версии журнала "гав"]

https://forumupload.ru/uploads/001a/73/d5/3/950808.png
[jake gyllenhaal, joel kinnaman, michael b jordan]

[indent] » tom & jerry
иногда спайк жалеет, что когда-то взял на себя ответственность за джерри. "я был не в себе", - бормочет спайк, натягивая джинсы в четыре утра, получив очередной звонок о том, что его подопечный снова вляпался в дерьмо. и как только умудрился? спайк знает джерри ещё с пелёнок, в его глазах мышонок это безобидный ангелок с крылышками и нимбом над головой, ему бы только в церковном хоре петь, да белоснежные перышки вычищать. почему этого ангелка вплоть до тринадцати лет перебрасывали из одной фостерной семьи в другую, он не задается вопросом. его задачей было курировать несчастную сиротку, с чем, как ему кажется, он успешно справлялся.
друзей любит, врагов кусает. прямой, немного строгий и решительный. живёт работой и почти полностью поглощен ей. такие как томас и бутч у спайка давно на карандашике, как и желание откусить котам головы. спайк уверен, что эти двое дрочат друг другу. от большой любви, видимо, потому что за все те годы, что он за ними тайно//явно следит, совершенно по-гнусному ненавидя всем сердцем, он ни разу не видел, чтобы кошаки вдруг шкодили раздельно. вся их пушистая гоп-тусовка такая, и конечно же джерри не может иметь к ним никакого отношения. мышка ведь жертва, слабая и маленькая, с которой надо пылинки сдувать.
большие собаки, как и большие мужчины, до последнего вздоха прячут свою неизбывную нежность за высокомерием снисхождения. особенно в присутствии посторонних. джерри отвечает своеобразной заботой о неприхотливом отце-одиночке, хотя по большей части опустошает чужой холодильник на пару с тайком. тайк почти ровесник с таффи и присматривать за мелким, пока спайк занят кошачьей погоней, знакомо и привычно. где-то наверняка бродит та сука-мамаша, которая должна заботиться о ребёнке, но видимо простой будки во дворе ей было недостаточно. спайку проще не думать//не вспоминать, проще затянуться сигареткой за углом участка и идти дальше разбираться с уликами, бороться с беззаконием на улицах, быть хорошим [ насколько это получается ] отцом. и надеяться, что своей очередной выходкой томас и джерри не  испортят его запланированный отпуск.


modern! human! au
любим лапслок, но не принципиально. птица-тройка по желанию. игра спокойная, небыстрая. приходи обкашливать вопросики в лс. каст у нас лояльный и довольно ламповый.

пример поста;

разноцветные пятна перед глазами каждый вечер среды и воскресенья [ чаще - опасно ] , глухое раздражение от громких звуков, потому что приходится орать, чтобы передать нужную информацию, и светомузыки - это его способ выживания, приспособления, как какого-то сраного симбиота. ровно также он приспособился к жизни под боком у тома, тихо, словно мышь, незаметно пробравшись коту под кожу. не спрашивая разрешения, не ожидая дозволения, чтобы класть ноги на стол, хавать из холодильника последний глазированный сырок или копаться в чужих личных вещах. существуя на фоне  кошачьего недовольства сложившимися обстоятельствами и отвечая на претензии выставленным средним пальцем [ самый простой и понятный жест ] . джерри появляется, когда ему вздумается, тогда же и исчезает на столько времени, насколько нужно - и кто из них двоих ещё гуляет сам по себе. не в его силах отказаться от привычного образа жизни, от порченого способа заработка, от ритуала съема, который выстреливает всегда.

к тебе или ко мне?

джерри никогда не задает этот вопрос сам, лишь подводит к нему невербально давая понять, что "не против", чтобы потом благосклонно ответить, если рот не занят чужим языком

[indent]  [indent] к тебе

они все любят по-разному, но джерри старается выбирать мало-мальски похожий контингент, избегая видеокамер, воровато стараясь не палить лицо [ небрежно аккуратен до болезненного ] . мышь играет по-крупному, ставит на кон свое "без определенного места жительства", свое "никто не станет искать мальчишку-сироту", свое "нужен этому миру, как собаке карман". таких, как он без стеснения пускают в расход, как только дело начинает пахнуть жареным, поэтому джерри всегда работает один. меньше рисков, меньше ответственности, меньше шансов подставиться.

обычно его показательно расхлябаного, развязного в действиях [ с этим парнем точно можно будет поиграть и весело провести время ] везут в отель. в отелях никакая шумоизоляция, ноль процентов попасться с поличным своей жене, простыни, которые не нужно стирать, и ожидание незабываемого вечера.

весьма размытое понятие. в девяносто девяти процентах из ста, повстречав джерри, наутро точно обзаведешься подобным вечерком в своей автобиографии, в итоге оставшись без внушительной части налички, без банковских карточек, без дорогих часов, брюликов и прочих вещей, что можно налегке утащить из дома или из легкомысленно брошенного в углу портмоне. схема отработанная и проверенная годами, но осечки и у снайпера бывают.

каждый извращенец всегда действует одинаково и чем больше жира на их пузе и седых волос на висках, тем большее количество нулей скрывается на счету [ самая легкая математическая пропорция в его жизни ] . для таких мышка и расставляет свои крепкие сети. по плану его как обычно должны были привезти в пентхаус на последний этаж самой дорогой гостиницы или хотя бы номер люкс с охлажденным шампанским; должны были говорить пафосные комплименты и то, какой он хороший мальчик, сально гладя его по заднице [ не зря же обтянул ее черными скинни ] . но что-то идет не так, и вырубается не клиент во время страстной прелюдии, а он сам на заднем сидении чёрного, как его жизнь, бентли.

выводы неутешительны и откровенно хуевы. за ним следили, и наверняка, не один день.

вместо положеных пяти звезд джерри, как в лучших традициях фильмов о заложниках или серийных убийцах оказывается в каком-то сраном холодном подвале с сырыми потолками и пристегнутой наручниками рукой к трубе. та уже порядком затекла - каждое лишнее движение причиняет дискомфорт и боль - беспрерывно дёргать ею в попытках выбраться - бесполезно. по ощущениям находится он здесь не первые сутки, и даже не вторые [ живот крутит от голода - давно забытое воспоминание ] . периодически его захаживает проверять какой-то хрен, пафосно покручивая стволом в руке "не вздумай дергаться - отстрелю что-нибудь" и не произнося ни слова. только мерзко скалится, будто познал, что есть жизнь на марсе. периодически дает по морде или бьёт тяжелым ботинком в живот. ублюдок.

кровь на губах неприятно засыхает, чтобы потом снова болезненно заныть от заново треснувшей раны. смирение к мыши приходит довольно быстро, потому что верить в чудеса он перестал лет эдак.. никогда не начинал. просто однажды он должен был попасться, рано или поздно.

из природной вредности решает развлечься напоследок, а его "охранник" - единственное живое пятно в этой дыре. звякнув цепью, чтобы привлечь к себе внимание, когда его посещают в очередной раз, вызывающе скалится в ответ.

- отлить хоть можно? а то запачкаю тут ваш дорогой паркет.

0

4

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?pid=232030#p232030

vasily lantsov
[единственный биологический сын александра III, наследник престола и кронпринц равки, не самый лучший брат]
https://i.ibb.co/QfpCdXL/2844.gif https://i.ibb.co/C0Sh4xN/234567.jpg
https://i.ibb.co/TWhDBhm/987654.jpg https://i.ibb.co/Kx4PhTw/2842.gif
[jack lowden, ben hardy or your choice]

[indent] » the grishaverse
[indent] он за шиворот его тащит, грубо и без оглядки, так, что перламутровые пуговицы на воротнике пыльной рубахи оборвались в нескольких метрах позади, стремительно падая вниз, ударяясь о заплетавшиеся ноги младшего царевича. ланцов едва поспевал за быстрыми шагами брата, топкую прогалину в подошве своих сапог черпая, каменные стружки в прорези занося, — слишком торопится донести до монархов о непозволительном поведении их сына, что в строгой тайне на ферму товарища сбегал (хотя николай уверен был, что давно уж донес, тщательно подготовив почву для блистательного триумфа пойманного с поличным). василию чужда тяга к трудоемкой работе, беря явный пример с отца, предпочитая посвящать свое время охоте и верховой езде на лошадях; был далек от общения с простым народом подобно доминику, чьи протесты теперича затихли под тяжким дыханием и звонким гудением в ушах от натужной давки ткани к горлу.

[indent] впечатлительная прислуга немо на братьев смотрит, рукой в удивлении рот заслоняя, не посмев между разладом двух мальчишек встревать, принимая чью-либо сторону (в этой ситуации была только одна правая сторона, которая играла против николая. лишь бы доминику не досталось, — думал он, остальное стерпит). по парадной лестнице из мрамора поднимаясь мимо проходящих зевак, что сталкивались от неожиданности друг с другом, завидев сюрреалистическую картину, которая открылась взору сторонним впервые, поскольку редким явлением было появление этих двоих в одном пространстве более минуты вместе. послышалось отдаленное перешептывание, что сулило о скорой вести об инциденте и в малом дворце, где обитали мастера малой науки. младший ланцов украдкой улыбнулся от того, что брату удалось скомпрометировать его, обыграв все легким представлением, повеселив служащих царской семьи, в частности и его самого. он был готов его похвалить за идейность и внимательность к деталям, продуманность в мелочах, одобрительно по плечу похлопать, но василию его слова были равносильно вошедшему в каньон крик волькры. главное, что скажет царь, с надеждой в глазах всякий раз смотря на сына, его кровь, его гордость. он — будущее великой страны.

[indent] пакостный ты щенок! — бросает он грязно, отмахивается от него как от шмеля назойливого, что меж цветов юлит, покой и красоту нарушает, — чего на месте не сидится? чего добиться хочешь? тебе никогда не стать таким как я, бродячая дворняжка! — пальцем в него издали тычет, явно обозленный и не желавший возиться с персональной головной болью, которую всерьез никогда не воспринимал, была для него сродни тех подданных, мимо которых он пройдет и не заметит. это не было завистью как беспрекословно считал василий, сколь не доказывай обратное, но николай не мог отрицать, что брат действительно являлся для него примером подражания, перенимал привычки и манеру речи, внемля всем репетиторам, только бы радовалась милая мадрая и гордилась обоими мальчиками. однако за пеленой собственных амбиций, василий так и не смог увидеть очевидного — николаю не нужен был трон, он хотел быть ему настоящим братом.


👑«”ты забываешься, маленький ублюдок!”, — вспомнил он, и положил цветы ему на могилу». фактически статус васи дэд аутсайд (инсайд, возможно, был еще при жизни, поди знай, почему старковой казалось, что ему скучно, либо он просто пьян, у всех есть непреодолимое желание накидаться среди недели по утру, не считаю это большим недостатком), а значит мы это можем легко пофиксить, главное знать как. и не обязательно той же скверной (мне нашептали, что на спасение двух царевичей не подписывались, стало быть, один за бортом), к примеру, на празднике он не вышел из себя и не кинулся с саблей на алину, которой удалось обезвредить ничегоя, а затем бесследно скрыться, залечь на дно в брюгге близлежащих пунктах, обзаведясь при этом союзниками, предположительно не самыми верными, либо в зале большого дворца был вовсе не василий, и он исчез задолго до? здесь четко видится уже открытый конфликт за престол, хотя по итогу можно сойтись в компромиссе. также есть идеи на взаимодействия в ранние годы, еще до военной службы, не хватает только, собственно, тебя;
👑информации про персонажа — накошка хэршоу наплакала, знаю, разве что черпать из книг по крупицам и самостоятельно составлять его автопортрет. отсюда хотелось хотя бы минимальные знания происходящего в трилогии, а уж лепить из наследного царевича лень и высокомерие, приправленное горьким завышением себе цены — дело твое. может за этим крылось нечто большее, и глубоко, очень глубоко, я бы сказал, в душе таилась толика неопределенного чувства, шибко похожего на братскую любовь, помимо тотального безразличия;
👑не хочу казаться занудным, но мне категорически не зашла сериальная внешность, особенно рекастная во втором сезоне, поэтому предлагаю свои варианты (сохрани светлые волосы от матушки, прошу), но! ни в коем разе не ограничиваю в выборе и всецело отдаю штурвал здесь тебе, какая комфортная, такую бери — мне отрадно и спокойно (бонусом расскажу историю как подбирали внешность здесь всем заинтересованным селом);
👑«what’s best for ravka is a lantsov on the throne». нье равка, братец!

что-то на грустном:

https://i.ibb.co/f8rWwMW/IMG-2327.png

что-то на мемном:

https://i.ibb.co/0McWY1H/IMG-2326.png

пример поста;

[indent] Основательная подготовка к Кали-пуджа предполагала огромных ресурсов и трат жизненной энергии, с каждым днем все больше истощавшей молодой, едва привыкший к суматошному образу жизни, организм. В течении дня действующий жрец Калигхата объезжал местные храмы, проверяя обстановку и надлежащий порядок, коим должен был преобладать каждый дюйм обители Темной Матери в противовес ее неистовой вспыльчивости, где стелилась опаленная ветвь раздора; вел вынужденные переговоры с высшими по статусу положением семьями, и в свою очередь с представителями Калигхора, передавая на исполнение разного рода вспомогательные задачи от отца, поскольку тот равнозначно погряз в еще более усердных и тяжких обязанностях, чем Дубей-младший, физически не поспевая уделить всем персонам должного внимания. Глава семейства был особенно требователен, постоянно упоминал о масштабе последствий допущенной ошибки, попутно корпел над лунным календарем, вычисляя примерную дату фестиваля, дабы минимизировать всевозможные риски, которые в этот раз, по его же мнению, не избежать.

[indent] В отличие от Девдаса, Амрит даже не рассматривал вариант неудачи, абсолютно уверенный, что отец — мастер своего дела, кто застал и приложил руку к организации ни одной пуджи, прошедших без каких-либо прецедентов. Порой его резкий тон в сторону верной жены, стыдливо вниз глаза опущенной, не умалял своих заслуг, и юноша тотчас ловил себя на мысли, что становится все более похожим на него, лишь отчасти желая ровняться, потому не упасть в грязь лицом было важным аспектом, где ученик превосходит своего учителя. Он голову к прочному стеклу автомобиля приложил, лихо маневрирующего пестрые улицы Калькутты на пути в резиденцию, наблюдая за пешими мимо местными жителями и окружающей местностью. Город словно приобрел новые очертания: красные шелка сливаются с золотым закатом, постепенно спадающим за края горизонта; рыночные прилавки разбавленны ассортиментом специй, цветов (в частности гибискуса, что считались особо любимы для Богини, также украшали шеи ее статуй в виде живых, замысловато сплетенных бус), натуральных масел и иных подношений к алтарю, завышая обычную цену, зная, что никто не поскупится в обмен на милость свыше; преисполненная радость отражалась на ликах людей, нутром чувствуя изменения и приближение долгожданного события, оставаясь в неведении, ограждены от заветной тайны, чего стоят Амриту их спокойствие и звонкий смех — истоптанная тропа из костей тех, кого он даже не знал.

[indent] Отпустив Шехара издали приглядывать за особой группой расследования из Англии, дабы те не натворили куда лютых бед и не совали носы в дела их не касавшиеся (Амала вряд ли простит ему еще одно бесследное исчезновение в виде Гранта, прибывшего на замену Эммету Роузу — оба мужчины не отличались тактичностью и раздражали изрядной любознательностью, и если бы не чувства к девушке, новый руководитель пополнил ряды заблудших душ в Тамас-Витале), Амрит по прибытию в особняк направился к кабинету отца, с особой долей уверенности предполагая, что он именно там, как его окликнул один из охранников, нервно объясняя о молодом госте, что хочет его видеть. Дубей губы искривил неодобрительно, гневно пробирая взглядом прислугу, бесцеремонно преграждающая ему путь и не обращавшаяся к нему должным образом. «Новенький? Непутевый болван! С тобой позже разберусь, я тебя запомнил.» Лениво махнув ему в ответ рукой, чтобы тот скрылся из его поля зрения и не юлил рядом, слушая приватный разговор, юноша вернулся в холл, лишь на мгновение замер в изумлении, не ожидая никак увидеть незваного племянника. В глаза бросился яркий кафтан, почти походивший на тот, что носил изредка сам, отмечая как Кирану идет национальный костюм их культуры, и неважно, кто этому поспособствовал, он сам, проникаясь таинственной атмосферой, или же сестра заставила, которая меняет дорогие сари чаще, чем Амрит проводит ритуалы.

[indent] — Чего тебе? — натужно, слегка грубо произнес он, не спешив приглашать мальчонку в просторный зал, где можно было удобно расположиться на мягких диванах. Он только руки за спину завел, позволяя себе усмехнуться: Киран Басу последний человек, который он ожидал увидеть в своем доме, при чем без сопровождения, а значит, вероятнее всего цель визита — его невеста. «В какую на этот раз передрягу она угодила? И почему я ничего об этом не знаю? Боги, дайте мне сил, выдержать эту строптивую.»Твоей сестры здесь нет, если ты ее разыскиваешь. Но врать не буду, не отказался бы, чтобы она уделила мне хоть немного своего времени, если понимаешь, о чем я.

[indent] Племянник глупым не был, все понимал и быстро схватывал, даже в силу своего малого возраста преподносил уместные, с долей разумности, изречения еще при первой их встрече — совершенный оплот смешения двух самых могущественных семей во всей Бенгалии, включая особую привлекательность, благодаря которой наверняка нет отбоя ото всех. Сейчас Киран особенно напоминал ему Амалу — смотрел абсолютно таким же на него взглядом, слегка надменным, будто он что-то ему должен, и одновременно просившим, казалось, помощи или совета, как никогда раньше нуждаясь в этом. Амрит улыбаться перестал, до скрипа челюсть плотно придавил, изо всех сил стараясь контролировать ситуацию, держать в руках себя и не делать поспешных выводов, основываясь на гамме эмоций Кхан, явно противоречащих друг с другом. Дубей прекрасно понимает, что он вынужден быть здесь, пришел против воли, потому что больше не к кому обратиться, не потому что никто не поможет, а потому что больше никто не поймет.

[indent] — Почему ты один, Киран? Где твоя сестра? — едва заметно ком сглатывает, слова застряли непрошеными вопросами о ее состоянии, местонахождении, о том жива ли она вообще. Амрит к связи с ней воззвать пытается, кулаки за спиной до хруста сжимая, терпя досадную неудачу — не чувствал энергию нареченной, не отзывается на его призыв, мысли тянуться в одну сторону и словно бьются о стену, возвращаясь к их владельцу. Кхан не выглядит потерянным, вот-вот лишившись той, кто заменила ему родную мать, сама воспитала и вырастила, он расстроен, вероятнее, по иной причине. «Интересно! Прогнать будет неверным решением, вдруг можно узнать полезную информацию, которая в будущем пригодится?»Почему ты вообще здесь? Расскажи мне все.

0

5

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?pid=251048#p251048

moblit berner
[разведчик, исследователь, заместитель Ханджи]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/1063/163572.png
[prototype]

[indent] » shingeki no kyojin


Ищу лучшего мальчика для зажигательного пейринга. Кто тебя так проклял, Моблит? Ты не похож на сумасшедшего, который заинтересован в титанах. Тебе скорее пошел бы гарнизон или военпол.
Моблит, говорят ты много пьешь? Это из-за меня, да? Я всегда стремлюсь залезть в пасть титану. Тебя это пугает?
Моблит, после твоей смерти я наконец поняла, что ты был влюблен все это время. Искал меня, моего внимания, а я была поглощена исследованиями.
Моблит, я нашла твои рисунки и записки. Они разбили мне сердце. Я все поняла, но было поздно.
Моблит, давай переиграем все, а?
________________________________________________________________
Моблит ответственный и решительный человек, не лишенный сообразительности. Он лучший друг, напарник и помощник. Мы можем обсудить варианты развития отношений. До или после Шиганшины.
Я случайно потеряла арт, где Моблит был титаном, но мы можем подумать над этим вместе. Либо вместе работать в Марлии, готовясь к поездке к островным дьяволам или проводить множество опытов над титанами.
Я не очень умею писать заявки, поэтому лучше приходи в личку и мы поговорим. Я предпочту хорошую скорость игры. Вижу в отношениях Моблита и Ханджи много веселого, рабочего и нежного.
Я положительно отношусь к обсуждениям, играю все от стеба до драмы. Не особо требовательна к размеру и оформлению постов.

Бонус:

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/1063/816253.jpg

пример поста;

Под тусклый огонек лампы Ханджи заполняла бесконечные отчеты. "Эрвин, о, Стены, ты никогда не говорил, что у тебя столько работы", — думала Ханджи, стараясь четко писать. Усталость сковывала ее и глаза периодически слипались. Заставляя пошатываться и опускаться лицом на стол.
Приятное тяжелое покрывало легко на плечи.
— Спасибо, Моблит, — пробормотала Ханджи, чувствуя как слипаются глаза. Мужская рука сняла с переносицы очки в тонкой металлической оправе. Ханджи подложила руки под голову.
— Очкастая, тебе завтра надо сменить повязку и обработать рану, сгноишь ж, — мужской голос звучал где-то в отдалении. Только небольшое покалывание в области отсутствующего глаза вызывало неприятные чувства. Подождите, отсутствующего?
Ханджи резко распахнула глаза и откинулась на спинку стула, ощупывая пальцами лицо. Подушечка зацепилась за слой бинта. Шершавая ткань пахла антисептиками. Под ней покалывало кожу. Страшное озарение в этот момент опустилось на Ханджи. Заставляя слезам течь по лицу. Моблит был мертв. А с ними еще сотни людей.
14-й командир Разведкорпуса ненавидела себя за то, что заняла место другого человека.
_____
Ханджи заполняла очередные бумаги для Закклая. После освобождения Шинганшины и захвата особенного ценного пленника командующий словно с цепи сорвался, требуя с Ханджи все новых и новых документов. Но он даже не догадывался, что Леви и Ханджи намеренно укрывали от него кое-что. Это что-то были блокнотом в неприметной синей обложке. Он был спрятан под  грудой бумаг на столе. Совершенно неприметный.
В нем Ханджи вела записи допросов пленника. Записи, которые были известны только одному человеку — Леви. Кажется в Разведкорпусе больше не осталось людей, которым бы Ханджи могла верить как самой себе.
Перо скрипело и лист бумаги постепенно заполнялся текстом. Ханджи досадливо поморщилась, когда клякса растеклась по нижнему правому углу. Она скомкала лист и забросила его за спину. Помимо бесконечных отчетов приходилось решать вопросы со снабженцами. Из-за большого количества новобранцев нужно было определиться с количеством формы, нашивок и жалованием.
"Нужно обговорить с королевой и Закклаем вопрос повышения жалования рядовым. После того, что мы сделали они должны согласиться", — от рабочих мыслей Ханджи отвлекало свербение под ложечкой. Противное чувство скручивало внутренности и заставляло морщиться.
В полутемной просторной комнате, заставленной книгами, девушка чувствовала себя максимально неуютно. Она откинулась спиной в кресло, снимая очки и черную повязку, скрывающую розоватые рубцы.
Тяжелая дверь скрипнула и в кабинет зашел человек. После потери одного глаза плохое зрение Ханджи ухудшилось еще сильнее. Теперь она видела только слабые очертания.
— Леви? — спросила она, надевая очки. Перед Аккерманом она не испытывала смущения из-за шрама на лице. В конце концов вместе они видели некоторое дерьмо.
— Что-то случилось? Я думала ты занят нашим пленником.
В подземной тюрьме под круглосуточной охраной находился Звероподобный титан. И из-за его потенциальной опасности им приходилось держать его изувеченным. Иначе Зик (так он представился) мог превратиться в титана. И если первое время Ханджи испытывала определенную дозу удовольствия от происходящего, то со временем острота спала и осталась досада.
Стоило признать одно — чужеземцы лучше них знали титанов и технологии.
С другой стороны, у Разведкорпуса больше титанов. Но правильно ли они их применяют? Не повредило ли разделение сыворотки на способности титанов?

0

6

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?pid=199626#p199626

erast fandorin
[князь, статский советник, гениальный сыщик]

https://imgur.com/lGMNga2.gif https://imgur.com/O5X9dVU.gif
[oleg menshikov]

[indent] » the adventures of erast fandorin

[indent]  [indent] «Война, Варвара Андреевна, — ужасная гадость. На ней не бывает ни правых, ни виноватых. А хорошие и плохие есть с обеих сторон. Только хороших обычно убивают первыми.»

Твои слова — точны и фундаментальны, но наши с тобой разговоры отчего-то вязкие, топкие, всегда рождают каких-то призраков. Кто-то скажет: не к добру, — а мы уж давно привыкли.

Читая твои рапорты, я будто перечитываю увлекательный трехтомник, а может и собственные рукописи. С другой стороны, ну вот куда мне — до твоей-то проницательности? Бывает, я трачу целый день, чтобы ответить на твоё длинное, красивое письмо из Лондона — нам обоим тяжелее складывать звуки, нежели буквы, в слова, поэтому вся наша внимательность друг к другу, всё наше взаимопонимание — оно вот тут, в моем ящике письменного стола, перевязанная жгутом стопка.

Мои мысли всё больше занимает та девочка в белоснежном платье, — помнишь, я рассказывал тебе, повстречал её на скамейке в Нескучном Саду? В твоих же мыслях на первый взгляд — следы золы и хлебные крошки подле камина в гостиной. В глубине души, я бы хотел знать, что ты нуждаешься в ком-то, как в свежем хлебе по утрам; хотел бы знать, что твоя почётная должность — не жертва, а страна, которой ты так верно служишь — не алтарь (ну, кого мы обманываем, правда? давай попробуем уместить весь этот мир — на десяти рукописных строках, здесь он хотя бы безвреден для нашего окружения.)

— Друг мой, ну что за ерунду Вы несёте — куда мне и в чиновники? Умру с тоски прямо подле Вашего стола на Харитоньевском, даже голову себе таким не забивайте. Приходите лучше по утру, приносите бумаги — как всегда, изложим все версии, Вам же только зацепиться надо.


[indent] Растечка, родненький, вверяю нашей долгой, нежной и верной дружбе через века — всё сердце и всю душу. Ты — великолепный гений сыска, лучшая ищейка Дружины, человек больших талантов и критического мышления. Я — много проще тебя, скромнее, так сказать, привык работать в поле, держаться подальше от высоких должностей и политики. Ты — обстоятелен, нетороплив, любишь всё разжёвывать и раскладывать на кусочки, а я же — куда более порывист, нетерпелив, предпочту долгим размышлениям — чем-то занять и руки, и ноги. Как там было..? Ты начинаешь говорить, а я заканчиваю твою мысль, и всё в таком духе. Между нами мир, лад, идиллия и несмолкаемый иронический спор.
[indent] Нас тут с Меглиным знатно размазало по Акунину и Статскому Советнику в частности, поэтому тройному кроссоверу с Фандориным быть. Да-да, хотим тебя во всей красе видеть членом Священной Дружины, чистокровным вампиром и всё подобное, что по наследству из «Караморы» тебе перейти может. А мне смертельно необходим такой друг, чтобы и в огонь вместе, и об лёд не скучно. Основной сюжет наш в 21 веке идёт, но нам с тобой можно и в 19-ый, и в 20-ый красиво переместиться — как захочешь, как карта ляжет.
[indent] Самое главное для меня — это твоё вдохновение, желание играть и самостоятельно развивать свою и нашу ветку. (И ещё: очень прошу, не меняй Меньшикова, он слишком хорош в этой роли, ну приглядись, до чего прекрасен.) Будет здорово, если у тебя размеренный темп игры или же ты умеешь ждать, потому что и я, и Родион — небыстрые, в спидпост совсем и никак. Пишу от 4-7к, атмосферно, ёмко, со вкусом и детализацией. Люблю неторопливо перекидываться идеями сюжета и хэдканонами, иногда могу разогнаться, но в приоритете всегда реал, куда могу выпасть на какое-то время. Приходи, хороший мой, заглядывай в лс и кидай пример поста, а там уж договоримся.

ох уж этот визуал;

0

7

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?pid=270921#p270921

chloe bourgeois
[школьница, временно заменяла отца - мэра]

https://i.ibb.co/BCP39VH/1.gif https://i.ibb.co/hMwsBmy/2.gif https://i.ibb.co/86XP4xp/3.gif https://i.ibb.co/6HDzLQg/4.gif
[Emma Roberts]

[indent] » miraculous ladybug [леди баг и супер кот][
хлоя - токсичная. она высокомерная особа, которая никого не любит. разве что, кроме себя. она высокого мнения о себе, потому не позволяет другим издеваться над собой. её слово - закон. как она скажет, так и будет, ведь у неё отец мэр города парижа, потому на всём целом свете мало того кто смог бы противостоять её желаниям, даже если они самые абсурдные. хлоя не любит отказы, желаемое она всегда получит любой ценой. остра на язык. умеет дерзить. почему-то специально держет маску стервы, хотя на деле она может показаться куда глубокой, чем есть на самом деле;

из всех врагов, которых могла себе выбрать, почему-то выбрала маринетт - обычная девочка пекаря перешедшая в новый класс. уже с тех пор стал понимать, что хлоя изменилось. наша дружба перестала цениться, она приросла больше в какой-то абсурд. ты стала делать много ужасных вещей, с которыми мне, было сложно смириться; 

да, я разорвал клятву всегда быть рядом и поддерживать тебя. да, я предатель. но та хлоя буржуа, которую я знал - больше нет. ты попала под плохое влияние лайлы (лилы?) и полностью пошла по другой дороге. наши пути разминулись, хлоя. и быть всегда на твоей стороне у меня не получается. даже когда леди баг дала тебе шанс и возможность измениться, ты его испортила, показав свою настоящую натуру. тебе никто не ровня, но с такой позицией можешь остаться совсем одна у разбитого корыта и вряд ли кто будет готов протянуть руку помощи;


дополнительно: пожалуйста-пожалуйста, оставьте внешность эммы робертс. для меня она так слилась с хлоей, что я никого другого не вижу. а теперь немного хэдов из головы. мне совсем не нравится то, как астрюк испортил хлою после третьего сезона. там у неё еще были задатки для исправления, но потом уже пошло всё под откос, хотя злодейка она шикарная. но порой мне не хватает той хлои, которую я знал с самого детства или то была лишь притворная маска, чтобы мне понравиться?

у нас каст состоит из двух человеков в лице меня и букашечки, но мы задорные и игривые, но не шибко флудящие. сюжета такового нет, играем что хотим, воплощаем всякие фантазии. что бы мне хотелось от хлои, так вот что:
1) увидеть её путь к искуплению. мне совсем не нравится, что астрюк собирается убить её в 6 сезоне и так глупо её вообще слил. поэтому, для начала, я бы предложил отыграть эпизод, где адриан мог заметить в каком ужасном настроении хлоя и что собираются делать с нею родители и вывезти на разговор. ну а там думать, как сделать так, чтобы буржуа осталась в париже. несмотря на то, что я отрекся от дружбы, мне всё же не безразлично, что может у тебя происходить, поэтому, если ты готова измениться, то и я готов прийти к примирению;
2) в новой перезапущенной вселенной жива эмили. да, да, именно эмили, ибо всё-таки желание габриеля было чтобы выжила натали и сломать свой хулисман вместо неё, а это значит, что в этом мире клубника всё-таки зеленая и возможность эмели не исключение. к чему я это все? в этой вселенной мы можем немножко по-другому развить дружбу этих двоих полуфабрикатов. отталкиваться от того, что габриель её перезаписал, мы можем сделать так, что хлоя вообще не собирается покидать париж. а её родители могли как-то примериться. хотя характер её матери слишком уж черствый для этого. и всё-таки, от этого можно многое нафантазировать. так что за всем остальным в лс ко мне и маринки, а на счет остальное обмазгуем.

пример поста;

По мнению Адриана, время, после победы над Бражником, прошло слишком быстро. Он уже успел свыкнуться с тем, что его отец был самым опасным и сильным злодеем всего Парижа. Смог смириться и с тем, что жил под одной крышей с самым настоящим чудовищем. К такому привыкаешь далеко не сразу. Вот и он не смог, пока их отношения не стали налаживаться. И дело не в воспитании. Дело в том, что Габриель Агрест действительно исполнял больше роль монстра, чем отца собственного сына. Ещё бы чуть-чуть и Адриан покинул бы его, но нет: каким-то образом они смогли договориться, а Адриан дать второй шанс. И он ни о чём не жалел. Габриель Агрест всячески старался угодить единственному сыну, лишь бы тот был счастлив. Но был ли Адриан на самом деле счастлив?

Подростковая жизнь закончилась, когда ему исполнилось шестнадцать. Уже пол года минуло с тех пор, как они одержали победу над Бражиком. Уже полгода он не видел девушку в костюме божьей коровки. О Леди Баг практически ничего не было слышно: с уходом Бражника Париж перестал предоставлять угрозу в виде акуманизированных злодеев. Были и другие чудища, но для них находились свои герои. А он остался на втором плане. Но Адриан не жаловался: всё больше погружался в учебу. Он перестал быть моделью, несмотря на то, что до сих пор является лицом фирмы Агрест.

Что же касается его отношений с отцом, то, несмотря на уступки, Адриан все еще испытывал некоторую неуверенность. Он не знал, как чувствует себя по отношению к Габриелю, является ли он частью его жизни, или же всё это было просто маскарадом, который рано или поздно закончится. В душе Адриан чувствовал, что Габриель не совсем открыт ему, что между ними осталось множество нераскрытых тайн. Он не пытался этого скрывать, но вместо того, чтобы разговаривать с отцом на эту тему, он часто погружался в свои мысли и переживания, думая о своем мире и о себе.

Из дня в день Адриан понимал, что ему нужно быть открытыми своим отцу и давать ему шанс изменить свою жизнь. Он знал, что это будет трудно, но он также верил в то, что когда два человека открыты друг перед другом, они могут решить любые проблемы и преодолеть все трудности. И о прошлом они смогут рано или поздно забыть.

Вот он вновь стоит перед колледжем. Он не видел ни Леди Баг, не видел так же Маринетт. Та почему-то предпочитала держаться в стороне, а он еле успевал с нею поговорить. Он сам не понимает чего хочет от неё. Так же не понимает, что испытывает к ней. Она хорошая, но Леди Баг была его настоящей любовью, пускай и подростковой, но первой, несмотря на то, что он не видел её лица. А Маринетт просто была рядом. Всегда где-то рядом. Но даже она решила отдалиться от неё, когда Адриан отчаянно нуждался в друге и в поддержке.

— Маринетт, подожди, — нагоняет он после всех занятий. Спешит через весь коридор. Адриан прибывал в неплохом положении духа, пока не увидел её. А ведь когда-то они оба здоровались, могли разговаривать практически на любые темы. Так что же мешало сейчас? — Может, поговорим? Мне показалось, что ты меня избегаешь. Я тебя обидел? Мы не виделись уже очень давно. Я просто рад тебя видеть.

0

8

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?pid=272927#p272927

undertaker
[жнец #136649]

https://i.ibb.co/2tRGtxW/3f7166d93a58cd189e1b237ac67784fd.gif https://i.ibb.co/WsbK3dw/7a931e2426862049cfaa40f666164983.png https://i.ibb.co/tZJPPB4/8ea9705f34709d47523b799a7151e5e0.png https://i.ibb.co/WPVg0hz/52f64e46e2f5a57646a061a429f58a84.gif
[!original]

[indent] » kuroshitsuji

«Как грустно было бы, если бы исчез смех.»

Владелец похоронного бюро, капитан очевидность, почти информатор, "только не он" и охотник на кроликов. Легендарный Жнец, приговоривший к адскому пламени саму Марию-Антуанетту. Точный возраст неизвестен, но Гробовщик явно древний как мир или чуть моложе, иначе бы наша троица, несмотря на "командную" работу, сумела бы уштатать его на полурасколовшемся лайнере в два счета. Близорук, однако в отличие от молодежи из Департамента давно не полагается на зрение. Юморист от бога - это был комплимент еще одного черта от бога - и, к сожалению графа, постоянно развивается в этом направлении. Весьма раздражает Сиэля Фантомхайва рекламой маленьких гробиков и предложениями тотчас их опробовать (положа руку на сердце, это действительно смешно). Если бы не Себастьян, граф никогда бы не получил от Гробовщика нужной информации, разве что через пару суток беспрестанных усилий. Цена за нее - смех, от которого звенят стекла и дрожит вывеска бюро, иному не бывать. Это то, что бросается в глаза. Это - не самое важное.

Загадка номер один: почему Гробовщику так интересны люди.
Ответ: ему, как ученому, интересно все, включая странный выбор монстра - наряжаться в нелепый фрак и послушно играть роль дворецкого.
Загадка номер два: его нежная привязанность к семье Фантомхайвов.
Ответ: пока отсутствует.
каким образом за семь минут отжал звание секс-символа у себастьяна который старался три сезона ответ отсутствует

Гробовщик умеет получать удовольствие от жизни - своей, чужой, загробной или нет. В ипостаси владельца похоронного бюро не перестает быть собой и неизменно устраивает выход с цыганочкой (симпатичная была женщина) на протяжении каждого визита. Говоря языком жнецов - отступник, ушел из Департамента около полувека назад, лишившись доступа к списку, но неведомым образом сохранив косу смерти. Судя по ее виду - довольно консервативен, несмотря на весьма смелые идеи. До часа икс - темная лошадка даже для демона, что почти научился чуять жнецов за километр, однако Гробовщика не распознал и с расстояния пары метров.

///

Понимаю, что персонаж сложный: в минимуме слов и действий нужно уместить максимум смысла. Требуется детальное погружение и, разумеется, глубокий и не менее насыщенный пресловутым смыслом сюжет.

К счастью, мне есть что предложить взамен

Анекдот про Бога и корабль.

Лежат Грелль с любовником в постели, внезапно возвращается Уилл.
Грелль кричит:
- Боже, если ты существуешь, сделай так, чтобы он нас не застукал!
Появляется Гробовщик и говорит:
- Хорошо, но ты умрешь от воды.
Ти Спирс уходит в последний момент. Грелль годами избегает водоемов, но внезапно наметилась срочная командировка на лайнер «Кампания».
Тот врезается в айсберг и начинает тонуть.
Грелль:
- Боже, ты же не станешь топить весь корабль из-за меня одного!
Гробовщик, разрезая лайнер косой смерти:
- Я вас, бля*ей, два года на одном корабле собирал.


1. Обычно достаточно знания аниме, но не в данном случае.

Кто понял, тот понял.

поэтому прошу прочитать хотя бы Вики, где освещены события нужных арок. Это самый-самый миниу Плюс: вторым таким будете. Для протокола: аниме чтим и уважаем, все его поворотные повороты, за исключением незапланированных демонов  Гробовщика в библиотеке. Таким образом, метаться туда-сюда во времени и пространстве не придется.
2. Плохо понимаю Гробовщика, поэтому в заявке необходимый минимум. Более того: слабо представляю наш контакт, но нужно с чего-то начинать. Полностью полагаюсь на ваше видение персонажа, условия диктовать не стану (:
3. НЕ СБЕГАТЬ на этом пункте: идеи для игры изобретем вместе.
4. Отсутствие птицы-тройки/графики/любого визуала в постах. Воспринимаю только текст, а играть вам со мной, так что упростим жизнь обоим.
5. Привязанность/отсылки к Клодии приветствуются. Но если Винсент - ок, пусть будет он.
6. Отношение к канону со здоровым юмором также приветствуется, потому что переварить это на серьезных щщах нереально. Логично, но звездец, но логично. Испытываете похожие эмоции - вам ко мне.

Вдохновнения для

пример поста;

Тысячи лет назад он усвоил первое правило мира людей: слова - пусты и ничего не значат, однако одна-единственная фраза в нужный момент способна возыметь особое значение. Правило второе: в человеческом мире больше доверяют мужчинам - горькая поэзия каждого века, и в ближайшее тысячелетие это едва ли изменится. И третье: традиции важнее всего. Особенно здесь, в четырнадцатом, кажется, веке, в истерзанном третьесортном государстве, что до сих пор не в состоянии себя защитить. Эти правила - глупые правила - демон соблюдал неукоснительно, находя что-то волнительное в ощущении причастности к этим слабым существам. Когда он говорил "слабые", то подразумевал вовсе не физическую оболочку. За редким исключением. Последний хозяин того столетия приказал ему провалиться сквозь землю, что демон и сделал, с особенным удовольствием утащив контрактера вслед за собой, однако после - не тронув и пальцем. Первое правило всегда отыгрывалось забавнее прочих.

Души, заключившие контракт и боявшиеся мук ада в качестве расплаты за сделку, не знали один важный нюанс: душа отправится в Преисподнюю лишь в том случае, если темный слуга откажется от ужина. Если повезет - эту душу поглотит кто-то другой, но увы голодным представителям вида - демон всегда избавлялся от тела, столь необходимого для нового контракта. В этот безумный полувек он нашел особое удовольствие в воздержании.
А потом - потом демон стряхнул с пальцев остатки черной смерти. Ухватился за очередную протянутую ладонь.
Вздохнул - и прошли почти два столетия.

Времена менялись. Люди становились сдержаннее, осторожнее и, как следствие, изворотливее: они умудрялись запачкаться в крови по локоть, не покидая собственного дома, уничтожать десятки, не прячась за ножом и порабощать, не объявляя войн. Они научились убивать неродившихся младенцев, практически не вредя его временному пристанищу. Иногда это делали даже матери. Его сородичи могли пировать, успевай несчастные издать первый крик или хотя бы обрести душу - но не успевали. Именно тогда демон понял, насколько притязательны его вкусы. Талант и жажда крови не значили ничего - он и сам был одарен и кровожаден. И брезглив. До невероятия брезглив.

Душ, что он жаждал, желали не все демоны, ввиду своей ограниченности и зацикленности на пропитании. Иными словами, не осознавающие истинной ценности упомянутых душ: громких, отчанных и отчаявшихся. Ярких, бурных, словно течение беспокойной реки. Запертых в своей оболочке, совершенно не подходящей сути.
Что скрывать: сам демон, приглядывающийся к каждой, еще не до конца осознал ценность этой. Но наблюдал - и наблюдал пристально.

Манеру людей трогать все, что им хоть немного нравится, он так и не смог понять до конца. Можно подхватить падающую леди или остановить летящее холодное оружие, что так и норовило доставить этому телу временные неудобства, но касаться обычных вещей так, словно от них зависит жизнь, и без того короткая и неполноценная? Большее недоумение вызывало разве что такое явление как деньги. Продолжительные (для земного времени) наблюдения позволили понять, чем они ценны для этих хрупких и несовершенных существ: церемониал, правила приличия, позволяющие не перерезать друг друга, едва возникнет желание заполучить нечто, что им не принадлежит.
А ведь когда-то это было в порядке вещей. Тогда причаститься к несложной, но хаотичной человеческой природе было куда проще.

- Осторожнее, сэр, - он, высокий темноволосый мужчина, поймал ленту в паре дюймов от земли, и выпрямился. Улыбнулся одними губами; глаза не улыбаются, лишь маскировка - легкий прищур. - Если вам придется платить за испорченную вещь, которой вы не сможете воспользоваться, это будет куда несправедливее.
Пальцы скользнули по чужой шее, тотчас оборачивая ее в кружевную ленту, а ленту - в изящный бант.
- Вы же этого не хотите?

Демон поймал чужой взгляд и снова улыбнулся - теперь открыто, активно включая в процесс и темные провалы собственного непроницаемого взгляда. Кажется, хозяин лавки что-то сказал, но демон это проигнорировал. Он живет слишком долго, а Грелль Сатклифф хочет слишком многого. Гораздо больше, нежели многие на его месте имели бы смелость пожелать.

0

9

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?pid=272297#p272297

vladimir svechnikov
[князь, почетный член «священной дружины»]

https://imgur.com/QrrRpAM.gif https://imgur.com/CsSLwMJ.gif
[oleg yankovsky]

[indent] » karamora

[indent]  [indent] «Если в Священной дружине предложат отсечение головы серебряным топором или
[indent]  [indent] сожжение за самовольное обращение, что выберете?»

Когда-то вы неустанно повторяли мне, что я живу на стыке мифа о понимании человеческого и земного сада, и оттого я слабо приспособлен к жизни среди всех прочих в «Священной дружине». Ещё тогда вы хотели стать мне куратором, обратить дурную энергию во что-то большее, нежели хаос, но прошедший век показал, что вы стали мне любящим отцом, и моя нежность к вам отныне не имеет ни границ, ни конечности.

Мы с вами оба предпочли поддерживать хрупкое, неустойчивое будущее взамен идеям о мифологическом горизонте событий. Наше чувство времени крепнет с каждым веком — в нас нет уныния, которому подвержены нам подобные, мы остро чувствуем каждое прошедшее десятилетие: не торопимся, но щепетильно раскладываем в голове и имена, и события, и запахи, как дьячок в сельской церквушке раскладывает закладки в ветхом молитвеннике.

Вам нравится часами разглядывать картины Савицкого, а у меня каждый раз дурнеет в глазах, стоит на пару недель дольше положенного задержаться в поместье — спокойное время закончилось (век несётся куда-то сломя голову), да и нам пора двигаться. Вам невыносима мысль о собственном возрасте, а я не перестаю подшучивать вполголоса «так смените его, для вас он давно слишком велик».

Мир диктует новые правила: истина по ту сторону фрески с красным фениксом становится лживой, а по эту её уже и вовсе нет, власть давно вся перекрошилась — чёрт ногу сломит в Дружине, как Столыпина похоронили.
А мы то с вами, князь, по какую сторону теперь?


Нет, у нас тут не конкурс: собери все поколения Янковских в один фандом, — так совпало, так сложилось, так Тарковский на меня влияет. (Где-то за кадром ещё лежит полуживой Женя Боков, так что семейные чаепития в поместье — условие обязательное.)

Вообще, хочется нам двоим чего-то неторопливого, глубокого и вдумчивого; три сотни возраста против пяти мы с тобой как-нибудь разделим, а вот как делить всю эту привязанность — черт его знает. Формально, мы как отец и сын, — почитай, в прошлом, наставник и воспитанник. К XXI веку эти границы давно подстёрлись, и я бы ставил на безоговорочное доверие, принятие и близость. Ты — человек чувственный, творческий, часами разглядываешь произведения искусства и тихо записываешь историю себе в блокнот, а я тихонько толкаю тебя вперёд, по линии времени, напоминаю о важности перемен и пытаюсь как-то побороть твою, глухо отзывающуюся, вековую тоску. Ты никогда не навязываешь своего мнения, но умеешь аккуратно высказывать своё недовольство, — это никогда не работало со мной, но зачем нам отходить от старых традиций. Заходите в гости, Владимир Михайлович, мы же именно здесь с вами — дома.

эстетика;

https://64.media.tumblr.com/fb7f66eb55523119920521c8b2038e73/tumblr_plqmbh0miZ1u1em39o4_400.jpg
https://64.media.tumblr.com/bdacc5f9eb389e9edd3d3b87ab7934dd/tumblr_plqmbh0miZ1u1em39o6_400.jpg
https://64.media.tumblr.com/a12255dbe15fcc4902c11085b0492d21/tumblr_plqmbh0miZ1u1em39o9_400.jpg
https://64.media.tumblr.com/91d9e97197ba2c0c12eea06db9cd2d2b/tumblr_plqmbh0miZ1u1em39o2_400.jpg

0

10

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?pid=255978#p255978

albedo
[алхимик, принц мела, капитан следственной группы]

https://media.tenor.com/sVb484EdiyQAAAAd/art-genshin.gif
[original]

[indent] » genshin impact
- последний и самый совершенный из проектов великой грешницы Рэйндоттир, наконец-то сумевшей создать первозданного человека из мела и скверны;
- самый младший из её творений, потому возрастом в 100-200 лет, не застал Каэнри'ах;
- повидал немало известных и скрытых частей Тейвата, путешествуя в исследованиях вместе со своей создательницей;
- знает немало тайн этого мира, за которые во время своего расцвета Селестия уничтожала целые народы или превентивно сбрасывала шипы;
- есть то, что о себе не знает, однако в курсе, что оно - опасно, очень опасно, и потому в первую очередь приглядывает за собой, чтобы не натворить необратимого.


вместо детального пересказа уже неплохо прописанной истории скажу, что до недавнего времени мне нравилось залипать в лоре и его теориях. в случае альбедо - самые интересные имелись в самом начале игры, и мне думается, что здорово бы ими вдохновляться, смешивая со своими хэдканонами. альбедо и кайя — очень хорошая почва для разбора и развития (на англ ещё вот, твитт). теорий много, противоречий — тоже, но тем и прекрасно. давай рыться, изучать и искать дно вместе?
мне исключительно нравится эстетика kaebedo, я бы бы наслаждался и ею тоже, ибо вне контрастного поведения персонажам есть, что друг другу предложить. все мои игровые интересы лежат в плоскости каэнри'ах, бездны, технологий (затерянная атлантида + horizon zero dawn) и грядущего мордобоя между вторым и четвертым тронами. потому хотелось бы отыграть возрождение опыта прошлого в настоящем, эксперименты, познание мира и себя. и кайя, и альбедо — два эмоциональных инвалида, только с разных концов спектра (один — перегорел и опустел из-за пошлого, имея десяток масок, второй — создан из ничто, не имея даже рождения и детства (может быть даже пола), как всякое иное существо, однако желающий познавать). совершенно разные повадки, презентация, цели — динамика может выйти замечательной и... сбалансированной. так-то я смотрю на обилие артов и мне жарко от красоты, что по ним рисуют.
здорово будет писать друг другу классные стабильные посты, что будут стилистически нам обоим заходить (третье лицо; тройка или капс — плевать). по штуке в неделю, иногда по штуке в две. я игрок активный, это говорю с порога, и ищу соответствующую себе по темпу игру)
также скажу, что не флудер, не люблю общаться ни на форуме, ни за его пределами (только на тему игры), потому если общение и прочие шаровары тебе важны для поддержания интереса, вдохновения и отписи — мы не сыграемся. но вот игроком я умею быть благодарным и горю игрой долго, если меня регулярно кормить постами. эстетическими (картинка-графичность в голове), с умеренной дозировкой психологизма, задротства и красотой чумного увядания. сам внешний контраст героев велит на изи таскать альбедо на руках заместо котика. зачем вообще котики, когда есть гомункул, ну ♥ могу закидывать артами, такой спам исключительно приветствуется.
также будет здорово, если ты захочешь найти лже-альбедонигредо и будешь взаимодействовать с другими участниками каста. на игре тигнари - вот наука и это всё, на игре дейн - вот тебе подозрения и каэнри, на игре джинн и кли - вот и прелесть.

пример поста;

Весь мир может катиться в Бездну (или хуже - из неё), этот же самый мир может требовать какого угодно участия и окунать в какое угодно дерьмо. В любое время и по любому поводу, днём и ночью, людьми, нежитью и чем-то между - вообще без разницы. Оно в любом случае будет происходить, невзирая на желание или отсутствие такового вынужденных участников. Потому, в общем-то, да: весь мир может катиться в Бездну (или хуже - из неё), а место для передышки, вернее сказать, спиртосодержащих продуктов, в ней найдётся всегда. По крайней мере, Кайя Альберих способен буден выудить его даже во время пожара, потопа, ну и вообще куда спешить, если тебе уже крышка? Собственно, чем очевиднее подобное становилось и чем гуще становились краски, тем проще удавалось ему находить время и возможность выпить. Напиваться становилось труднее, потому что в этом всём вылазил да менялся и сам "Альберих", но то лишь неприятные условности, с которыми приходилось считаться. Разнообразия мира алкоголя это не отменяло, очень даже мотивируя взаимодействовать активнее и с большей сердобольностью. Необходимость собирать информацию, быть в курсе дел, поддерживать появившиеся связи и заводить новые - это всё также оставалось на столе; Орден, Дайнслейф, приветы из "Скептического" прошлого - всего на него одного слишком много, но неизменно недостаточно, чтобы отрезать от мира. И тем более - от бутылки.

Здесь бывало много незнакомых лиц: каждое из поселений Сумеру в той части, что покрыта зеленью, достаточно многолюдно. Это не маленький недо-населённый даже в столице Мондштадт, где все друг друга знали. И уж тем более не то место, где Кайя успел со всеми познакомиться, занимая третье - за отсутствием Варки, второе - официальное место в столице-стране. Нет, тут и людей больше, и странников, и группировок. Меньше разве что винограда и по-настоящему "тонких" напитков для ценителя, но заместо них имелась как привезённая и бывшая популярной продукция из породнившихся земель, так и местные специфические вещи. К счастью Кайи - немало среди этого исходило к любимым грибами Альбериха. К удивительному - многое из этого ещё недавно бегало, охотилось и кашляло отравой. Ну, справедливый цикл, понятный. Как и понятно то, что к разговорам в тавернах Кайя прислушивался, за людьми - профессионально, это давно стало частью его - следил-поглядывал, а там и вылавливал, кто ему или по нужде интересен, или просто субъективно симпатичен. Голова была слишком тяжелой и переполненной мрачными мыслями, тревогами и угнетавшими ощущениями, чтобы ограничивать себя ещё и в приятной - хотя бы глазу - компании. Ещё только это у Альбериха отнять и оставалось.

Сегодня тут достаточно многолюдно, одни человеки то и дело сменялись другими человеками, лишь несколько компаний засели тут надолго, заняв столы, издавая шум, гам и, в каком-то смысле, наполняя место жизнью и задавая атмосферу. О, это что в Мондщтадте, что здесь - неизменно. Смени декорации, подправь напитки, и едва ли между людьми найдётся сильная разница; не в подобных местах, куда ради чего бы не приходили - расслабления, побега, работы- всегда заканчивали одним и тем же. И Кайя гордо не являлся исключением.

В нём уже несколько бутылок местного лёгкого вина. Вечер ещё ранний, времени впереди - куча. Разве что местечко-то начало набиваться постепенно, коли дело шло к ночи. Вскоре свободных столов не осталось совсем, а помещение начало заполняться не только запахами людей и алкоголя, но ещё и кальянами разного сорта. Это всё слилось в нечто единое, потому каждый, кто попадал вовнутрь, сразу же оказывался в "другом мире", отрезанный от внешнего. Тут своя атмосфера, и, пожалуй, оно от Монштадта немного отличалось. Больше походило на затхлую галлюцинацию, но Альберих не против вовсе: у него все последние месяцы, особенно недели, походили на нескончаемый поток невесёлых и временами слишком психоделичных галлюцинаций, чтобы теперь возмущаться.

Чужие голоса заполняли пространство и создавали фон. Прежде, когда только пришёл, Кайя разговорился с несколькими людьми, но сейчас, увы, вошёл в свою частую стадию уединения среди круговорота жизни. Другие сидели компаниями или знакомились, подсаживались друг к другу и всё такое прочее, в то время как Кайя, во многом естественным образом похожий на какого-то артистичного сумерийца, чьи предки пришли откуда из Пустыни, так и не нашёл в себе мотивации к кому бы то ни было подсаживаться. Ни музыканты, ни девушки, ни базарные пьяницы, ни торговцы, с которыми полезно водиться - это всё уступало компании самого себя и бутылке; третьей. Слишком оно всё как-то оторвано, а Кайя ощущал себя парадоксально противоречиво: от приятного комфорта до почти физического отторжения своего тут нахождения. Блядство, тьфу.

Потому, приложившись к бутылке, он постарался игнорировать внутренний диалог, что здесь, в Сумеру, был навязчивее и громче, особенно после всей найденной информации, и формально направил внимание на наблюдение за одной из компаний, активно шумевших и говоривших ни о чём. Счастливчики, что сказать. Место продолжало не пустовать, в отличии от скамеек-подушек рядом и напротив Альбериха. Он также заказал кальян на корице, специях и чём-то ещё, чтобы отдаться медитативному процессу, если ни на что больше внутреннего ресурса неожиданно - ой ли, ага, конечно - не нашлось.

Впрочем, в какой-то момент появившаяся в помещении фигура отвлекла внимание от компании. Фигура одинокая и чем-то выбивавшаяся; обилием скоординированных цветов, что ли, или той внутренней сдавленностью, что (контрастом яркости)  появилась в этом задымлённом месте пьяниц вместе с ним? Без понятия. Тот пришёл один. Может, к кому-то на встречу. Может, как и Альберих, нет. В таком случай, опций у него не очень много: выберет, к кому подсесть, и если Кайя окажется наиболее подошедшей для того персоной, то выступать против не будет. У него третья бутылка наполовину пуста, у него кальян в руке, а мир кругом двигался к своей черте, но по-прежнему не закончился. Неплохой повод, чтобы отпраздновать. В том числе немой тишиной, лишь бы наливали. На последнее - "наливали" - у Кайи сегодня грандиозные планы, ибо чтобы перепить его думы и стресс - надо постараться. Сильно.

0

11

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?pid=278902#p278902

fushiguro megumi
[потомственный маг клана зенин; студент токийской технической школы магии]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/1115/369701.gif
[canon]

[indent] » jujutsu kaisen

у Мегуми в глазах темнота как у неба, в котором сгущается шторм. Цвет спокойный, холодный, но тревожит как омут, где чьем укромном безмолвии таится что-то опасное, что может однажды сорвать безучастность спокойствия, и Сатору сам иногда замирает – может, без явности внешнего, но невидимо где-то внутри, точно нащупывал издали небольшое проклятие.

[indent] - что у тебя на уме, Мегуми? – с проседанием голоса, отряхнувшись от притворной веселости, потому что когда Фушигуро уходит в себя, Годжо хочется дернуть: громким словом, навязчивой фразой; прикосновением к предплечью, чтобы вывести того на эмоцию, не давая вязнуть в неприступном молчании подобно его сикигами в тенях. 

он видит это с каждым годом все четче, оно становится явней, и хочется, сломав неподвижность уверенности, обнять того шириной своих рук – не утешая, хватая, как если бы Фушигуро мог неожиданно выскользнуть, вступив в глубину своих мыслей как в яму, повторив судьбу Гето в те же шагах. По-своему, как-то иначе, извратив чистоту прежних помыслов, наивность которых заставляла его улыбаться, - но благодушно, не позволяя себе даже шуткой спугнуть эту пусть и размытую правильность.

ему хочется думать, что Мегуми он чувствует все же острей. Изучая того, как ребенка, как родственника, собирая в кулак все доступные виды привязанностей, запуская аккуратно-медлительно пальцы под кожу.

он талантлив, умел, и ему удается слышать не меньше, чем слушать, впитывая его наставления как губка, отчего Годжо, кажется, изначально и входит во вкус, находя тогда еще непонятную радость в претящей до этого роли наставника. Но Мегуми другой. Не подобный своим одноклассникам – он, как говорят, - живет среди них белой вороной и Сатору простодушно советует, нащупав в нагнетенном молчании мрачную затаенность конфликта: «если кто-то очень сильно достает тебя, то ударь его».

а затем ему совершенно не жаль. Ни за чьи переломы, ни за чьи синяки, - он, наоборот, развивает визгливые крики как дым, ущербно гордясь за него на манер одноклассника, но вряд ли родителя, и полушутя замечает, приложив к его ране лед, что надо бить так, чтобы тебе самому не досталось. Иногда он осуждающе цокает. Иногда – смотрит дольше, чем следует, точно на текучую воду, в чьем движении спрятано что-то незримое, озвучившись в душе Фушигуро слишком тихо, может, в том числе для него самого. Что-то предупреждает его голосом сдержанной ярости. Спокойствием чистой агрессии, что сидит глубоко, как чудовище, уже тогда воздвигнув в сердце Мегуми Теневой Сад Химер.

этот мальчик для него словно проигрыш одновременно с победой.  Он для него лекарство и яд, и незаметно, изгладив до ровности, падает одна, друга, третья и далее грань, ставя их обоих друг к другу все ближе или, может, просто усиливая желание коснуться, согнав оцепенение безмолвной оценки.

[indent] будь эгоистичнее – щелчком пальцем по лбу.
[indent] не жертвуй собой – зажато в сомкнутых губах.

он как вода, будто тень – движение реки в темноте, что убаюкивает как-то неправильно, бархатистым касанием проклятой даже для магов энергии; поглощая, закутывая, разрушая всякую бдительность и даруя пугающе сильный покой для того, кто привык жить алертно.

[indent] наверное, прежде всего, ему нужно было подумать, как научить Мегуми жить без него.
[indent] или научить себя как жить без Мегуми.


персонаж предполагается в пару и мне бы хотелось найти человека, который бы хорошо чувствовал и понимал его, был готов пробовать разные сюжеты и ситуации, канон и отклонение от канона; с которым было бы общение помимо форума, чтобы увлеченно обсуждать общие сюжеты и обмениваться чем-нибудь интересным и вдохновляющим. От игрока прошу грамотности, знания канона хотя бы на уровне аниме, отсутствия жестких сроков на отпись (потому что моя скорость может сильно колебаться), отсутствия других романтических линий для Мегуми, в том числе и в альте с другими игроками, и не пропадать без вести. Взамен могу красиво одеть, накормить хэдканонами и заобщать до полуобморочного состояния. 

пример поста;

и что там - за наготой любимого тела, от которого исходит тепло воспоминаний из детства? Что в его присутствии рядом, когда они даже в молчании стараются приблизиться столько же, сколько и отдалиться, словно случайно соприкасаясь телами, оказавшись в плену разделенной постели, что вдруг начала удручать теснотой? Что в недвижимом любовании Кэйей, простертым за дробной штриховкой ресниц, и что в собственной уязвимой безмолвности, когда мысль заседает натугой в конечностях и хочется вызволить ее через жест, но руки держимы упрямством и страхом?

им только держать простыню. Только сжать одеяло по очерку кромки. И, может, украдкой задеть чужие руки напротив, чтобы свои приспособить в для них невозможный покой.

им ведь хочется трогать, им надо сжимать. Им нужно ощупью изучить мягкость кожи, рассекая плавными изгибами бедер ладонь, что все еще жжется, как может не только лишь пламя, но лед, что обжигающе липнет к подушечкам пальцев...

а он заставляет их просто лежать. Покоиться, не придавая значения тому, что раскинуты они уязвимо, как лавандовы ветви у лица на подушке, с неосознанной, быть может, намеренностью заграждая его от любовника, будто мешая тому обнаружить ранимое чувство во сне. Осколками воспоминаний от юноши, пылью осколков от мальчика - от всех воплощений себя, что в очерствевшем взрослении было скинуто отшелушенной кожей, явив уже грубое, строгое, неприкасаемо черствое, что истощило наивную нежность в угли и, раскрошивши золою, пустило по ветру.

он прежний о близости с Кэйей не мог и помыслить. Тогда невиданной значимостью обладало даже что-то невинное, что мастер Дилюк бы уже не заметил сейчас, но в то время он весь заходился взволнованным трепетом, а пересечение рук, сплетение пальцев - переливались искрами капель в душе, что впервые тогда ощущалась так явно, точно до этого тело было пусто. Дилюк любил его слишком уж долго: от момента, когда признание в чувствах созревало как гроздь и до мгновения, что отравило ягоды горечью, а их послевкусие врезалось в память, разрастаясь корнями из косточки... Слово “люблю” всегда волновало, но нерешительность влюбленного мальчика была не под стать сожалению взрослого, которого успело настигнуть разочарование в любви, что побудило воздвигнуть стены из холодности. Кэйа мог знать, как мог обратиться к воспоминаниям прошлого, где были улыбки и смех, и лежание в траве под лучащимся солнцем, и терпкая сладость на складочках плоти, когда случилось впервые украсть поцелуй. Он мог догадаться, а, значит, однажды сумеет использовать. Дилюк неприязненно верит, что Кэйа лишь развлекается с ним, и оттого его как кошмар гонит из спальни с первым же проблеском, чуть только снаружи спадет темнота, и ясность развеет пленительность грезы.

Кэйа это запах вина, от которого мысли его заплетаются кружевом, отлетая в бессмысленность с первым глотком. С ним все легко - вернее, жизнь становится легче в постели, как если бы ее размягчил алкоголь, и поэтому там с наготой обнажается внутренний пламень, что в дневной неприступности погруженный в лед. иронично, должно быть, его согревает отмеченный крио? В близости с Кэйей он чувствует столько тепла, сколько никак не найти в своем собственном, словно огню в нем самом не хватает сил разгореться, равно как и покинуть пустую разметку костра.

ладони Рагнвидра горячие, но именно прикосновения Кэйи искристы.

его поцелуи со вкусом полуденной смерти напоминают блаженное забытие в выпивке, где - с пригубления до полновесных глотков, - реальный мир, так же с шажочка до широкого шага, меняется местами со сном, удаляясь в размытую даль неосознанности. Все дальше и дальше, пока от них обоих не останется по одной оболочке, пустой, но свободной от призраков прошлого, а, значит, живущей в свободном от диктатуры мыслей теперешнем. Из не подавляемых собой ощущений Дилюк мог бы выстроить даже подобие любви, собрав ее из касаний и взглядов, облекая живое тепло в удобную форму и прощая животные слабости тела...

как будто есть за этим что-то сильнее и глубже, кроме продиктованной неудовлетворенным желанием привычки, что исцелить должна его ядом, как затяжную болезнь, лечение которой ступает по тонкому льду убиения носителя. Прими чуть-чуть больше и ты неизбежно пропал, оказавшись под властью отравы, но  лучше ли дальше ковырять ее пальцами, как заражаться простым нахождением рядом, переживая укол неизменной иглы?

Кэйа встает, одевается - обратная прошлой череда ритуалов, что по-новому расставляет акценты, с чарующей плавностью укрывая сгибы и контуры, пряча россыпь и росчерки бликов, которыми издали свет обозначил объем. Он, должно быть, торопится, но почему-то его облачение кажется мучаще медленным, не соблазняющим, как разоблачение до, а считающим время в песочных крупинках. Позови его, попробуй окликнуть. сделай хоть что-нибудь, чтобы сохранить теплоту смятых простынь, не оставаясь - как днями до этого - в хмуром спокойствии, помещая того за опушку ресниц.
за ними шорохи ткани, за ними - почти незаметная кладка шагов.

искусительна легкость грядущей разлуки, в которой ткутся обычные, но доверительно-близкие жесты, как если бы между ними не было никаких недомолвок, и в нежной влюбленности они не спешили расстаться, а просто каждому полагалось вернуться в рутину привычного дня и сделать это лучше было бесшумно, не нарушая волшебства остывающей ночи. спальня пока что хранит ее пленительный дух, Немного смягченный предрассветной прохладой, и он будто бы даже питает тело сквозь поры, протамливая его в витающих запахах, чтобы в нем задержались воспоминания о сладостном таянье, когда они бесконечно чужими столкнутся в таверне.

ресницы расходятся неохотно, точно и правда со сна, и Дилюк привстает, сбросив огниво волос на плечо, что неравномерно просело и полностью скрылось в взвихрившемся пламени.
- как и ты.

в голосе Рагнвиндра недовольство усталости, такой одинокой и древней, что никак не вмещается в смертную жизнь. Уже к вечеру говорить будет легче, но в свежести ощущений на коже любое слово раскладывается на неуклюжие звуки и как никогда косноязычной становится речь, выдаваясь недоверчиво коротко, не давая за что уцепиться в ответ.

Дилюк краем жмет губы. Все, что он может сказать - очевидно, а в неловкости посткоитальной рассудочности ничего другого не строится, затухая в горле быстрее, чем доберется до связок. Даже взгляд не хочет пересечься со взглядом. ему удобнее на смуглых запястьях, невесомо опавших над клетчатым полем, и в неразличимом просвете меж пальцев, что, потянувшись, коснулись и тут же слетели с тиары фигуры. Чужими. Чужие. Пальцы с руки незнакомца, который, явившись средь ночи, в развеянных чарах обязан исчезнуть к утру.

0

12

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?pid=255228#p255228

pavel chekov
[энсин, навигатор]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/501/731697.png
[anton yelchin]

[indent] » star trek
ж у р н а л  к а п и т а н а

- о. прекрасно! ему семнадцать, - с сарказмом чеканит боунс, а джим смотрит на энсина.
чехов и правда похож на ребенка, оказавшегося в составе экипажа слишком рано. русский гений с акцентом, из-за которого все слова приходится слушать очень внимательно, с трудом сдерживаясь от просьбы повторить.

у паши ясный чистый взгляд, добрая улыбка, на каждый приказ капитана он на мгновение замирает, словно просчитывая вероятность того, насколько он уверен в том, что справится. и, вообще-то, чехов справляется. и в семнадцать, и в восемнадцать, и в девятнадцать. джим видит его то прилипшим к коммандеру споку, чтобы сверить данные телеметрии, то в инженерном отсеке, копающимся вместе со скотти у варп-ядра. то, что паша становится незаменимой частью их команды - очевидно, еще очевиднее, что он для всех как младший брат. когда чехов громко зачитывает свой код авторизации, кирк давит глупое желание растрепать светлые кудрявые волосы мальчишки, потом смотрит как маккой, чуть ли не с отеческой заботой (наверняка ради здоровья пашеньки) крадет его восемнадцатилетний виски.

за несколько лет совместного пребывания в космосе, экипаж перестает быть просто командой. он становится семьей. каждый мирится с дурными чертами друг друга, привыкает к взаимным подколкам и стрессовым ситуациям. джим уверен, что лучшей команды у него быть не могло. и эта команда была бы неполной без чехова.


паша-паша-пашенька, звездочка наша ясная, приходи. тут шикарный каст собирается: пространство для ау, для основы, для всего что пожелаешь. возьмем под крылышко, отнимем водочку, погладим по голове и окружим заботой и любовью. нам (мне особенно) очень нужен наш русский гений, без тебя на энтерпрайзе никак. кароче буду заботиться, растить смену и всё такое. приноси свой пост, погляди наши, забегай в лс, ну ты понял.

пример поста;

как вариант тут

0

13

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?pid=280097#p280097

shadowheart
[клерик Шар с великой миссией™ и кризисом веры]

https://i.imgur.com/8nEMa7p.jpg
[original]

[indent] » baldur's gate
Дитя селунитов, вырванное из веры, обращённое насильно в слуги Шар — нестареющая классика в масштабах Фаэруна и ужасная трагедия в масштабах семьи. Личность Шедоухарт была уничтожена и спроектирована заново Матерью-настоятельницей так, как было угодно Хозяйке Ночи. Пытки, газлайтинг, уничтожение воспоминаний, даже проклятье — лишь малый список того, что ждет Шедоухарт в Доме Печали, куда она попадает в шестнадцать и где проводит долгие годы, обучаясь как идеальное оружие Госпожи.

Для совершенного воплощения чужой воли у девчонки слишком много воли своей.

(Однажды Шеди тайком выбирается побродить по городу и оставляет на стене рисунок, — она не просто боится, она в ужасе, — и ей нужно хоть какое-то подтверждение того, что она вообще существует. Когда Шедоухарт возвращается, её уже ждут. В тот же день её отведут знакомой дорогой, и девочка, рисующая на стене, навеки растворится в Зеркале. Как остались там когда-то Ноктюрн, детские игры и тяга к путешествиям).

Чем больше она отдаст своей богине после, тем больше та затребует. Безусловно, без колебаний и сомнений. В конце не останется ничего, кроме смутных образов, незначительных, но отчего-то крайне важных: стая волков, запах ночных орхидей и страх глубины.

И всё же, она уверена, что идёт на всё добровольно. Что это меньшее, чем она обязана. Столько стараний, лишений, мук лишь с одной целью: доказать, что достойна. Но миссия по захвату артефакта гитьянки проходит совсем не так, как планировалось. С личинкой иллитидов в голове, в окружении других людей и мира — ослепительного, оглушающего, — открываются другие опции, те, о которых прежде запрещала себе думать. Впервые за столько лет Шедоухарт позволяет себе вопросы вновь — и встречает тишину.

В конце концов, чтобы пожертвовать чем-то, нужно понимать, от чего ты отказываешься, верно? В этом смысл жертвы.


Веспер узнает "большой секрет" не сразу и, думаю, это спасает их дружбу на начальном этапе: у неё своя история со жрецами Шар, и в случае с Шедоухарт она рада ошибиться. Я вижу тут много обсуждений вопросов веры и попыток Веспер помочь Шедоухарт вспомнить, (а если не вспомнить, то по крайней мере понять), кто она такая, и действительно ли обряд посвящения в темные юстициары — то, чего хочет сама Шеди. Можно развить эту тему и после концовки.
В плане постов всё просто. Я пишу от 2к символов и больше, не использую птицу-тройку и не могу в лапслок. Способна как выдавать по несколько постов за день, так и выпадать на недели, всё в зависимости от ирл, хотя сейчас в гиперфиксации склонна больше к первому, чем ко второму. Перед анкетой хотелось бы ещё увидеть любой твой пост.
Связь через гостевую, дальше можно в тг/дискорд.

пример поста;

— Найти каких-нибудь несчастных и запытать их до смерти, это же очевидно, — Трилла пожала плечами, сохранив невозмутимый вид, несмотря на подступившее раздражение и желание закатить глаза. — От старых привычек тяжело избавиться.
Ладно, было глупо ожидать, что после всего ей позволят свободно бродить по округе и заниматься чем вздумается. Она сама бы не позволила. Поэтому тяжело вздохнула, сложив руки на груди и подавила уже готовый сорваться с губ упрёк в его адрес — в конце концов, Кэл вытащил её из того ада и, оглядываясь на всю историю их знакомства, право на паранойю имел как никто другой.
Вот так просто, без ядовитых шпилек в адрес лицемерных джедаев — норму по ним она уже выполнила во время прошлых встреч.
— То же, что нужно всем нам? Информация. Мы на незнакомой планете, — сказала Трилла таким тоном, будто наивному юнлингу объясняла, почему даже выключенный световой меч нельзя держать эммитером к себе. К его здравому смыслу она пыталась воззвать вполне искренне: хотелось верить, что при всём сумасбродстве, зачатки такого у Кэла, всё же, были. — Мы ничего не знаем о том, какая здесь обстановка. Даже есть ли здесь Империя. А я неплохо скрываюсь, знаю, как работает имперский розыск и не хочу, чтобы Вейдер за спиной снова оказался сюрпризом.
Упоминание ситха отозвалось в зарубцевавшейся ране эхом боли, но она отмахнулась от неё.
Хвост из джедая-недоучки ей, конечно, энтузиазма не добавлял. Так повелось, что Трилла привыкла работать одна. Она была уверена в своих способностях, не питала иллюзий насчёт собственных слабостей и уже научилась находить между всем этим хрупкий баланс, позволявший выполнять работу быстро и чисто. Кэл оставался неизвестной переменной даже будучи изученным ею вдоль и поперёк по личному делу и во время дуэлей. Куда более эмоциональных, чем ей бы хотелось.
— Ты можешь пойти со мной, если так этого хочешь, — произнесла она наконец, взвесив все «за» и «против» и проигнорировав почти приказной тон, которым пожелание сопровождать её было высказано. — Только не мешайся и делай как я скажу.
Прежде, чем он начнёт спорить, Трилла добавила безапелляционно:
— Это не вопрос доверия ко мне, это вопрос выживания.
Крифф, ей, определённо, стоит сделать что-то со своей социализацией. Угрожать она не думала, но слова прозвучали так, как прозвучали.

0

14

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?pid=286201#p286201

ron weasley
[лучший #2]

https://i.ibb.co/jkXf7G1/ezgif-1-f25061d427-1.gif
[george mackay]

[indent] » j.k.rowling's wizarding world

— Я тебя не понимаю.
— Я не просила меня понимать.
— Блять, я серьезно, Гермиона! Ты реально после всего хочешь оставить всё так?
— Вот именно поэтому, – её воротит, когда Рон сквернословит, – я хочу оставить всё так, как есть.
— А если б я научился отличать вилку для мяса от вилки для рыбы, забыл, что такое bloody hell, ты бы передумала?
— Нет. Это же не набор каких-то компонентов, после ликвидации которых чувства сами собой появляются в колбе, в воздухе или у кого-то в сердце. Что ты несёшь?
Рон хмурится, нервно дергает темный свитер на плече, пытаясь фокусировать своё внимание на том, что она говорит, а не на злости, которая внутри него кипит весь последний год. Они так много спорят, ругаются, постоянно переходят на крик. В прошлый раз Гермиона хлопнула дверью перед его носом, оставив синяк на его покрытом веснушками лбу.
Бред. У неё нет никаких прав делать так – предавать их дружбу. Да дело даже не в каких-то там чувствах. Он выживет без неё. После окончания войны все события воспринимаются как-то иначе. Руки-ноги целы, он сам дышит, видит. Он жив. Всё остальное можно как-то поправить, придумать решение или просто забить хер. Да, вот именно так. Благо, Гермиона ещё не научилась читать его мысли, в которых ему не надо выбирать выражения, чтобы выразить себя. И нет, Рон может спокойно существовать без сквернословия. Он же как-то подрабатывает в магазине Фреда и Джорджа, предлагая неплохой обслуживающий сервис клиентам.
Просто она его выносит. Видит её, и сразу огонь внутри прорывается через все выставленные преграды. Всё вокруг горит. Рука сама тянется к волшебной палочке, что бы.. Что бы что? Конечно, Рон никогда не причинит ей зла. Ему бы понять её. Хотя бы в чем-то.
Её сухое и тихое "не сложилось" ранило покруче расщепления после трансгрессии. Да он бы лучше руку себе отсёк, только бы забыть тот разговор в конце шестого курса, когда Гермиона решила всё рассказать про отношения с Ноттом. Гарри почему-то не злился на неё, а Рон. Ну как она могла? С любым другим, но не этот. Они с первого курса враждовали со Слизерином. Рон до сих пор был уверен в том, что все дети пожирателей смерти несли в себе настоящую угрозу и за ними стоило установить серьезный магический контроль. Он бы сам пошел в этот отдел, чтобы координировать его работу. Только разве можно было следить за ней? Если он всё же решит так сделать, будет ли это считаться, что он выступил против неё?
Где-то там ещё теплилась надежда, что это всё как-то завершится, и они снова будут хотя бы дружить. А пока ему нужно было набраться сил, чтобы её простить.
— Ты хоть сейчас можешь нормально разговаривать, Герм?
— Не поверишь, у меня к тебе тот же вопрос.
— Ты стала такая ядовитая садистка! Это всё он.
— О, да! А в себе ты, конечно, проблем не видишь!
Его голубые глаза могли бы налиться кровью, потемнеть, застыть, да что угодно – но Рон просто их закрыл. Правда, не удержался и впечатал кулак в стену недалеко от головы Гермионы. Она заметно вздрогнула, но не сдвинулась с места.
— По-моему, тебе нужна помощь, Рон.
— По-моему, тебе тоже нужна помощь, Гермиона. В Мунго наверняка могли бы тебе помочь.
— Да пошёл ты! — Она выплевывает ругательство ему в лицо, сильно краснее.
— Какая честь! Сбился со счета, который раз ты меня посылаешь? Давай посчитаем вместе? — Рон в ответ довольно улыбается. Попалась.


Рон для меня – это чистые эмоции. Вот он такой, какой он есть. И сразу скажу, что Рональд – не придурок, только любящий поесть и кинуть пару грязных словечек. Да, пауков он не любит, а что у нас все фанаты паучков? если это не спайдермен, конечно хд Некоторым люди вот не нравятся, но живут же граждане как-то в обществе среди людей. Вот и Рон не скрывает своей неприязни ни к кому, кто заслуживает его неприязнь (ПС, их дети, пауки – хотя, с последними ещё можно как-то подружиться).
Так что у него отлично работают мозги, он смекалист, не всегда умеет держать язык за зубами – вернее, иногда говорит быстрее, чем думает. Но со временем, мне кажется, Ронни научится сдерживать свои волны негодования и станет крайне заметным в магическом обществе (он не тюфяк, зависящий от жены – не, только не в мою смену, гайз!). История с Гермионой мне видится так, что его это не сломает, а, наоборот, подстегнет к чему-то большому, великому (он же хочет быть #1), серьезному. Знаете, как тот самый момент в жизни, после которого нельзя сдаваться и путь только наверх. Вот Рон и достигнет ощутимых высот – это предлагаю обсудить вместе.
От себя – я не очень люблю планировать в стиле "а вот через двадцать лет у них будет так", потому что иногда мы играем что-то и понимаем, что, черт, ничего так, как мы спланировали, не будет. Поэтому предлагаю поиграть разговор после шестого курса или даже уже седьмой курс, когда Рон сбегает (здесь уже его накроет ревность ко всем, включая к Гарри).
Можно продолжить идею из заявки – это уже в школе, лето 98ого, когда весь седьмой курс был оставлен на "летнюю школу", чтобы нормально сдать экзамены и отпраздновать выпускной. Эй, учёба – это важно! Куда глаза закатили??
Пускай это будет Рон местами канонный, местами фанонный, местами с чем-то крепким от вас. Все эти моменты в кино, когда его реплики приписывались Гермионе – отметаем. Наш умный рыжий мальчик у нас как раз умный рыжий мальчик. Мы его любим. Я его люблю. Да и Гермиона его любит – я как раз играла с Тео, что у неё были чувства к Уизли, только этот чемпион тогда увлекся прекрасной Лавандой и своими спортивными успехами. Сам всё и упустил, в общем. Вот и злится. L!
А, и я не собака на сене. Мир Рона не должен крутиться только вокруг Гермионы – просто пока так, а там дальше придумаем (первая любовь – это серьезно, конечно, но жизнь продолжается.. возможно хд А возможно и нет! хд ХОХО).
В общем, я очень жду классного Рона Уизли! Обещаю любить, боготворить и всё такое! ❤
P.S.
Вы на гифке тоже увидели, что он говорит "бляять"? хд
P.S.2
Вот здесь у нас есть наркоманский сюжет (в прямом смысле). Так что если захотите накрутить и это, я вас с радостью поддержу! Будем ссориться ещё больше!

пример поста;

Можжевеловая ветка сильно кололась. Гермиона аккуратно сдирала с неё плотные маленькие листья и складывала их в деревянную чашу с потрескавшимся краем и металлическими ручками по бокам. Вытащив очередную "иголку" из своего указательного пальца, волшебница тихонько прикусила место укола и обернулась на вошедшую слизеринку. Она не слышала шагов, но почувствовала знакомый вкусный винный аромат духов, который пробирался даже через запах жженных еловых веток. Вечерний визит оказался внезапным и заметно удивил гриффиндорку. Обычно в такое время её могли искать только Гарри и Рон. С другой стороны, с чего она взяла, что Пэнси её искала? Действительно.
— Я думала, что ты сегодня, как и все, пораньше ляжешь спать, чтобы завтра с утра отправиться в Хогсмид. — Пропущенное "привет" превращало их общение в более легкое, дружеское – то, чего сейчас ей так хотелось. Её пушистые волосы были убраны наверх в небрежный, хлипко державшийся на карандаше пучок, а рукава школьной рубашки были спешно закатаны до самых локтей. Бордовый галстук висел поверх сложенной на стуле мантии. Гермиона медленно опустила плечи и тихо вздохнула, лаконично завершая образ уставшей отличницы. В лабораторном классе по зельеваренью никого кроме них не было. Грейнджер как всегда училась до последнего допустимого часа, чтобы успеть под всем предметам и обязательно получить высокие баллы на экзаменах. Вот и сегодня она старалась сладить с довольно-таки непростым зельем, которое по инструкции варилось в определенные дни и лунные фазы. И если до пятого курса проблем с подобными задачами у неё особо не возникало, то во второй половине шестого года, кажется, её кто-то проклял или рецепты различных снадобий стали гораздо сложнее и более вымученные. Правда, сегодня с утра, когда её очередной шедевр чуть не взорвался прямо на занятии и профессор Снейп ядовито пошутил на счет её возможной близкой связи с Симусом Финниганом, который славился неприлично высоким умением взрывать всё вокруг, она решила, что необходимо усерднее вкладываться в эту темную, но определенно важную науку. Хотя, наверное, Гермиона просто устала, но признаться себе в этом казалось ей чем-то вроде постыдного проигрыша. Ведь Грейнджер не могла не справиться – это выходило за рамки её маленькой, местами крайне претенциозной в учебном плане Вселенной.
Проследив за взглядом Пэнси на свою разбитую правую коленку – да, на пути в аудиторию Гермиона успела споткнуться и театрально проехаться по каменной лестнице вниз – гриффиндорка покачала головой. – Знаю, ты, наверное, спросишь, почему у меня течет кровь и я ничего с эти не делаю, – снова посмотрев вниз, она усмехнулась, – а нет, уже не течет. Запеклась. – Где-то здесь промелькнула улыбка. – Просто я решила, что оно само пройдет и, видишь, прошло. – В маггловском мире раны не затягивались по мановению волшебной палочки или после использования каких-то магических мазей. Там, откуда она была родом, чаще всего раны и шрамы оставались с их обладателями на долгое время, а иногда навсегда. И вот так, глядя на порез или заживающий синяк, можно было какое-то время не забывать о том, что, к примеру, стоит иногда смотреть под ноги и не спешить, чтобы не свернуть себе шею или не угодить под проходящий мимо поезд. В общем, Гермиона вознамерилась себя проучить, но озвучивать спорный довод как-то не осмелилась. К тому же, ей пока не удалось научиться правильно распозновать взгляд Пэнси. Вообще, все эти дни, что прошли с тех пор, как кровавая лужа собралась и вернулась в тело Паркинсон, Грейнджер ловила себя на мысли, что что-то шло не так. В мире, между ними, между ними в мире. Она настолько уже привыкла опасаться змеиного факультета, что легкие беседы с Пэнс и заинтересованные взгляды от Тео немного пугали её. Конечно, вероятность того, что теперь её лояльность к Слизерину изменится, не обсуждалась – всё-таки, вряд ли они когда-то станут любить её лучшего друга и смогут принять её саму, а она в ответ простит им все их жуткие выпады и сквернословия. Но здесь появлялся иной вопрос: а нужна ли была ей любовь змей? Наверное, сейчас об этом не стоило задумываться. Поэтому Грейнджер весь этот месяц более-менее спокойно ходила в больничное крыло к сокурснице, не разделяя их на касты и факультеты (ведь искренне хотелось помочь). Приносила ей кислые и сладкие конфеты, тыквенный сок и даже пару раз объясняла домашнее задание, когда, к её удивлению, Пэнси задавала вопросы по учебе, а не колола её тонкими замечаниями по поводу Тео или непослушных кудрявых волос. Последнее особенно оказалось неприятным, потому что волосы почти не поддавались простым преображающим заклинаниям, а пользоваться чем-то более сложным не хотелось – она боялась переборщить в лоске и привлечь к себе тонну ненужного внимания.
— Кстати, у меня в сумке – для тебя вишневые леденцы. — В уставших ореховых глазах что-то промелькнуло. Кажется, это был интерес. — Ношу их уже который день, чтобы тебе отдать, но после твоего выздоровления мы как-то.. — Потерялись. Перестали видеться. Толком не разговаривали. Редко сталкивались в коридорах. Забыли дорогу друг к другу. Не совсем, правда, правда. Грейнджер сама сворачивала не в ту сторону, чтобы лишний раз не пересекаться со Слизерином, потому что ей оказалось страшновато вступать с ними в любые неучебные отношения. Да и учебные, честно говоря, давались ей с трудом, потому что каждый змей старался либо воспользоваться случаем и ничего не делать, либо всячески кусал её. Она, конечно, никогда не славилась тонкой душевной организацией, но эти паразиты так профессионально высасывали кровь, что работа с ними выматывала как нескончаемая экзаменационная неделя. Взять хотя бы Эдриана Пьюси – если ещё раз кто-нибудь из преподавателей поставит их в рабочую пару с длительностью в месяц, то Гермиона, скорее всего, впервые воспользуется запретным заклинанием и кого-нибудь убьёт (кого-нибудь с зеленым галстуком).
Грейнджер собиралась сказать что-то ещё, чтобы как-то разбавить повисшую паузу, но гора можжевеловых иголок внезапно воспламенилась, оставив после себя лишь едва заметный пепел. И мысли о паузе, неуместности её замечаний и прочим сгорели вместе с возможностью доделать зелье этим вечером. А, значит, опять придется ждать правильную фазу луны. Твою ж мать!
— ... Кажется, я действительно переобщалась с Симусом. — Они как раз недавно вместе писали эссе по ненавистной астрономии. Может, ей стоило сходить к мадам Помфри и попросить какой-нибудь восстанавливающий силы эликсир? Или хотя бы вина. В больничном крыле наверняка имелось отличное вино.
Гермиона опустила ладонь на холодный каменный стол позади себя и сразу же оперлась на него поясницей. — Как ты? — Вопрос вырвался сам по себе: прямой, понятный и теперь укутанный в стойкий запах сгоревшего можжевельника.

0

15

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?pid=290503#p290503

igor korzukhin
[товарищ]

https://i.ibb.co/3p7g8cX/kadr1-Recovered.png
[daniil vershinin]

[indent] » kitchenblock
[indent] Здравствуй, Игорь. Со мной всё хорошо, если слово "хорошо" вообще может быть применимо ко мне последние три года. Мы не виделись с тех пор, как Глеб стал историей, и я надеюсь, что вы с Вероникой в порядке. Рита со мной. Многое изменилось, думаю, ты понимаешь. В ближайшее время нам не стоит пересекаться, ради вашей же безопасности. Ты и так слишком часто подвергал себя риску, помогая мне, пора прервать череду исходящих от меня проблем. Спасибо тебе за всё. Вряд ли я когда-либо смогу вернуть тебе этот долг. Ты настоящий друг и настоящий товарищ, подобных тебе мало. Надеюсь, когда-нибудь ещё свидимся. Береги себя.
[indent] Валера.


В двух словах - Игорёх, ждём, любим, ценим, и я, и Рита. Приведёшь с собой Веронику, будем только рады. Соигроки мы не особо расторопные, но старательные, канон обсудим, общий сюжет придумаем, лёгкую упоротость и запредельную душевность гарантируем. Будем нести на форуме огонь коммунизма и бесогонить. Ну и угорать по российским фандомам немного, не без этого.

пример поста;

Если бы он сейчас попался копам, это было бы что-то. Здоровенный пак явно не с мукой на заднем сидении, небрежно прикрытый курткой, сулил водителю много всего интересного, начиная от путешествия в ближайшее отделение в приятной компании, заканчивая головомойкой от отца, которую Диего, несомненно устроит сыну, потерявшему всякое подобие осторожности. Он отправил Тьяго в Калифорнию не чтобы тот подставлялся, тем более так тупо, но... Сложно не поддаться соблазну и не воспользоваться преимуществом своего положения. За кило кокаина, чистейшего и абсолютно бесплатного, многие бы удавились, а Тьяго предоставилась возможность урвать в личное пользование такой вот подарочек из новой партии ещё совсем без примесей. По сути, такого количества кокса ему бы и не надо, но идея родилась в голове сама собой, как только Бето заикнулся, что может подогнать из новой партии. Отец Тьяго убил бы. Хано, впрочем, тоже. За то, что учит Джину плохому, но ни того, ни другого здесь нет, а Джина в последнее время держит себя, словно монашка из монастыря, пресекая со стороны Тьяго всё, что хоть немного кажется ей слишком.
Любой другой на месте Сантьяго бы затормозил, одумался и перестал предпринимать попытки пробиться сквозь глухую оборону. Нельзя отрицать, что он сам какое-то время переваривал новость, прокручивал в голове всё, что было между ними, и пытался совместить это с новой правдой. И дело было даже не в этой самой правде, неправильности или раскаянии, скорее наоборот. Тьяго думал о Джине и не встречал в себе никакого сопротивления, чувства вины, желания оставить всё в прошлом. Он думал о Джине и понимал, что ничего не изменилось. Как будто их родство, которое так неожиданно подтвердил отец, совершенно ничего не значило. Впрочем, оно действительно ничего не значит. Всё осталось прежним. Его всё также тянет к ней с такой силой, что этому невозможно сопротивляться, и желания сопротивляться никакого нет, потому что он хочет её также неудержимо, её запах всё также кружит голову, а время рядом с ней будто останавливается, как останавливалось всякий раз, когда Тьяго тайком шесть лет назад ночами пробирался в её спальню.
Свернув на придомовую парковку, Алонсо останавливается на своём обычном месте, выходит из машины и окидывает взглядом здание, тут и там усеянное белёсыми пятнами освещённых в темноте окон. Вообще, у него есть свои апартаменты недалеко отсюда. Просторная квартира с панорамными окнами, откуда по утрам открывается прямо-таки киношный вид на рассвет, но куда чаще Тьяго можно поймать здесь, у Джины. Он проводит у неё свободное время, ночует почти каждую ночь, готовит завтраки им обоим и ведёт себя так, будто живёт здесь. По факту, так и есть, учитывая, что он успел половину своих вещей перетащить в пентхаус Джины. Сестра же его не выгоняет, несмотря на то, что временами он совсем наглеет - пройтись от душа до спальни без одежды и полотенца для него обычное дело, особенно если она наверняка попадётся ему на пути, равно как и не утруждать себя купальными плавками, если ему приспичит полезть в бассейн. Ухмылка сама собой появляется на губах, Тьяго почти заботливо укутывает пакет в куртку, ставит машину на сигнализацию и направляется в сторону входа.
Он знает, что Джина испытывает всё то же самое. Знает наверняка и видит это в каждом её усталом вздохе, когда Сантьяго в очередной раз беззастенчиво запускает руку ей под одежду, обнимая. Она всячески старается показать, что не даст ему зайти за определённые границы, но его не проведёшь. Их поцелуй он помнит слишком чётко, несмотря на то, что они оба были под действием марихуаны. Ощущения настолько яркие, что Тьяго буквально физически ощущает её губы на своих всякий раз, как вспоминает ту ночь, и всё было ровно таким же, каким было и шесть лет назад. Поначалу невинное прикосновение, перерастающее в жадный поцелуй, от которого всё внутри мгновенно вспыхивает, крепкие объятия, руки под одеждой, нетерпеливо скользящие по коже - если бы их не прервал отец, так не вовремя постучавший в дверь, они вряд ли бы остановились. Тьяго всегда знал, что между ними ничего не изменилось, и как бы Джина не хотела сделать всё "правильно", она не может заставить себя испытывать "правильные" чувства. Пока сестра училась в Америке, они могли разговаривать по видеосвязи часами напролёт, а стоило им увидеться в живую, они точно также, как и прежде, не отлипали друг от друга. Притяжение чувствовалось во всём, каждый раз, как они обнимались, валяли дурака, принимаясь щекотать друг друга, сидя на диване, дурачась в бассейне и проводя вместе вечера на террасе, укутавшись вместе в один плед. Она всё ещё была его девочкой и всё ещё знакомо задерживала дыхание, когда Тьяго как бы невзначай клал ладонь ей на ногу. А та ночь в день неудачного похищения... Она была просто лакмусовой бумажкой. Просто стало совсем очевидно, что они пытаются провести сами себя, оставляя друг друга на "правильном" расстоянии. Сейчас ситуация похожая, Джина прячется от него, пусть и не буквально, но не даёт себе свободу. Хорошо, что она не знает правды. Это, наверное, нечестно по отношении к ней, но понятно, что она тогда бы вовсе закрылась. Узнать, что несколько лет кряду ты спала с собственным братом, хах? Они, конечно, только единокровные, и матери у них разные, но Джина прекратила их отношения даже из-за того, что она приёмная, легко предугадать, что было бы, если бы она увидела всё, как есть.
В лифте Тьяго нажимает кнопку последнего этажа, подмигивает своему отражению в зеркале и удобнее перехватывает пакет в руках. Если подумать, он действительно вечно учит сестру плохому. Так уж повелось. Интересно, она вообще когда-нибудь пробовала кокаин? Если нет, опять Тьяго будет первым. Эта мысль заставляет его невольно усмехнуться, и отражение тут же усмехается ему в ответ. Он уже предвкушает её реакцию - заваливается брат к ней в апартаменты со здоровенным пакетом порошка и предлагает устроить пусть и не оргию, но масштабную кокаиновую вечеринку на двоих. Тьяго представляет её лицо, это почему-то его веселит, и он не сдерживает короткий смешок, шагая по просторным комнатам пентхауса, погружённого в полумрак приглушённого света. Воздух здесь свежий благодаря кондиционерам, и Тьяго вдыхает полной грудью с каким-то облегчением - несмотря на позднее время, на улице всё же душно.
Он обнаруживает сестру за ноутбуком, что-то сосредоточенно изучающую на экране, и засматривается на то, как Джина в задумчивости водит по приоткрытым губам ручкой. Вроде бы простой механический жест, но Тьяго на несколько секунд замирает до тех пор, пока девушка не обращает на него внимание и не ловит его взгляд. Слишком откровенный, конечно, но для неё это наверняка даже привычно.
- Всё продолжаешь играть в секретаршу? - ухмыльнувшись, спрашивает Тьяго, бросает укутанный в куртку пакет на диван и медленно подходит ближе. - Что на этот раз, нужно закупить партию ручек?
То, что Джина сейчас помимо основной своей деятельности занимается всякой мелкой ерундой вроде сбора статистики или организационной мелочью для лейбла, Тьяго почему-то тоже веселит. Забавно, как она всякий раз реагирует, стоит ему снова назвать её секретаршей - устало вздыхает и принимается не то оправдываться, не то терпеливо объяснять далёкому от этой части отцовского бизнеса брату, что в её обязанности не входит закуп канцелярии. Тьяго всё это, конечно, прекрасно понимает, но разве это должно ему мешать?
Подойдя к сестре со спины, Тьяго упирается рукой в спинку стула, наклоняется, заглядывая в ноутбук, даже читает пару строк и замечает чей-то открытый канал на ютубе, но мгновенно теряет к ним всякий интерес и как бы невзначай скользит кончиком носа по виску Джины. Вдыхая знакомый, до одури приятный запах, Тьяго невольно прикрывает глаза и замирает, уткнувшись девушке в волосы. Он стоит так какое-то время, наверное, как всегда, неприлично долго и не спешит отстраняться и делает это только когда Джина немного отклоняется в сторону сама. Взгляд, впрочем, сам собой тут же падает на вырез топа, не открывающего ничего чересчур личного, но показывающий достаточно, чтобы можно было зацепиться. Иногда Тьяго кажется, что Джина его подначивает. Может, неосознанно, и он просто видит то, что хочет видеть, просто ему приятно так думать.
Когда Тьяго наконец смотрит ей в глаза, то встречает привычный взгляд и ухмыляется.
- Что? - между тем, совсем невинно спрашивает он и косится на открытый ноутбук. - Сейчас я покажу тебе, как оставлять недоделанные дела на завтра.
Вслед за этим Алонсо тянет руку к компьютеру и опускает экран, отправляя его в спящий режим - нечего работе мешать планам.
- Вот, - лучезарно улыбается Тьяго, словно и вправду сделал что-то полезное и многозначительное. - Не благодари.
Прежде, чем выпрямиться, он слегка кусает Джину за ухо, отходит и довольно тянется, подняв руки над головой. Хорошо, что телохранитель сестры живёт отдельно, иначе пришлось бы придумывать, как его выпроводить, испортил бы ещё весь вечер.
- Я придумал нам занятие на вечер. - Тьяго стаскивает с себя рубашку, оставаясь в одной майке, бросает её на диван, потом поворачивается к сестре и, подмигнув ей, падает туда же, тут же сползая по спинке.
Какое-то время он держит паузу, хитро глядя на Джину, кладёт руку на скрытый курткой пакет и принимается рассеянно хлопать по нему ладонью.
Джине нужно расслабиться. У самого Тьяго в последнее время тоже полно дел, и ему пришлось в какой-то мере побывать в отцовской шкуре, налаживая дела в Калифорнии, а сил на это уходит немало, моральных в том числе, но, что греха таить, цель у сегодняшнего мероприятия совсем не в собственном расслаблении. Ну, может, отчасти.
- Нам понадобится чайная ложка, это самое главное. - Алонсо принимается загибать пальцы по мере того, как называет пункты. - Потом то, что найдём в холодильнике и, может быть, то вино, которое купили на прошлой неделе. Как пойдёшь.
Он небрежно взмахивает рукой, кладёт её на спинку дивана и широко улыбается Джине. В каждом его движении будто чувствуется уверенность во всём, что он делает, и, в общем, так оно и есть. От предвкушения Тьяго немного ёрзает на месте, потом садится ровнее, подаётся вперёд и указывает на девушку пальцем.
- Если угадаешь, что я придумал, то...
Сантьяго морщит нос, затем вытягивает губы трубочкой в задумчивости и снова машет рукой.
- Потом придумаю, как угадаешь. - Он пожимает плечами и, щурясь, смотрит на Джину. - Ты же завтра никуда не собираешься?

0

16

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?pid=291109#p291109

aphrodite
[богиня любви, красоты, жизни, вечной молодости]
https://i.ibb.co/FwthVw5/2349876543.jpg https://i.ibb.co/1q8MTrb/987653456.jpg https://i.ibb.co/PrN8bDw/456789.jpg
[mara lafontan]

[indent] » greek mythology
young and beautiful // my love // where’s my love
«если поймешь, какие у сердца звуки,
сердце начнет звучать в унисон с вселенной»

[indent] ее утонченная фигура стояла напротив небезызвестного полотна сандро боттичелли в галерее уффици, где остальные посетители медленно сновали между залами, полушепотом делясь неизгладимым впечатлением от увиденной редкости, соприкасаясь взглядом с историей. она не пропускала каждый дюйм произведения искусства, стараясь запомнить любой штрих, нанесенный влюбленным в музу рукой мастера, что воспевал союз небесного и земного, единство духовного и материального. образ богини, рожденной из пены в соленых водах у берегов крита, был воплощением совершенства, эталоном женственности, попадая под все устоявшиеся каноны красоты: аккуратные черты гладкой, нежной кожи, безупречный симметричный лик, едва заметная, смущенная улыбка, соблазнительные изгибы тела, покатые плечи, на которые спадают волнистые локоны — казалось, в них запутались лучи самого солнца, отчего и были пшенично-золотистыми. античная мадонна приподнимает одну ногу, чтобы сойти с позолоченной раковины на сушу (стоит в ее центре, словно драгоценная жемчужина), и легкий ветер осыпает ее цветами, что кружатся вокруг и падают к ногам как скромный дар, который она заслужила. обнаженная натура никак не перекликалась с эротичностью и пылким вожделением, а напротив — итальянский живописец хотел привнести целомудрие, чуткость и первые отголоски зарождающейся любви к окружающему миру, к самой жизни с первого вздоха, ровно как и новорожденное дитя, что росло и крепко в утробе заботливой матери, носившая его под самым сердцем.

[indent] дита улыбается грустно, предательски скатившуюся слезу с впалой щеки смахивает, размазывая черную тушь, купленную где-то в путешествии на распродаже (зареклась впредь так больше не делать, на себе любимой экономить не нужно), от разом нахлынувших воспоминаний былых столетий. гонимые обществом за внешность, страдавшие от неразделенных чувств, опечаленные за неимением возможности и средств удачно сосвататься усердно молили в ночи с ее именем на устах, так горько, и так сладко, подносили дары, чтобы точно богиня не обделила их вниманием — и она каждому все дала, что он желал, отрывая часть себя, разделяя на осколки сердце, состоящее из любви, чтобы люди нашли упокоение в том, что они так отчаянно искали, нестерпимо желали. лишь со временем афродита милосская поняла, что безвозмездная доброта на бесчисленные просьбы не окупились в ответ собственным счастьем в любовных делах — ее статус, как принято нынче в прогрессивном обществе и веке технологий, «все сложно», напоминая каждый день, что необязательно зависеть от другого человека, чтобы быть счастливой, не погружаясь и полностью растворяясь в нем; что некрасивых людей не бывает, но есть кривое зеркало, показывающее болезненные шрамы души; что жизнь частно преподносит сюрпризы и не стоит зацикливаться на прошлом, ведь старыми ключами новую дверь не отворотить, и спонтанное знакомство может изменить все. девушка повторяет это как заученный молебен, чтобы данная мысль засела в подкорке, где невозможно ее будет искоренить, как исцеление недуга и принятие, в первую очередь, себя любую, даже внезапно давшую волю гнетущим нутро эмоциям.

[indent] — галантный донельзя, — она охотно принимает платок, что осторожно протянул подошедший едва слышно. она не обернулась, не окинула на него взор, давно зная о присутствии наблюдавшего за ней гостя.

[indent] — не мог не поддержать, пока ты снова сопли пускаешь над этим изображением. ты всегда можешь ее выкупить.

[indent] — и все такой же грубиян! — промокает невесомо лицо, лишь слегка его касаясь, заметая все следы минутной меланхолии, в плечо толкает оппонента, возвращая помятого вида салфетку с темными разводами, как бы говоря «жене привет», — нет, мне нравится, что она достояние общественности и каждый, кто хочет на нее взглянуть, может это сделать. она не может принадлежать кому-то одному, потому что принадлежит всем сразу, как и я сама.


♡ штош, подводя небольшой итог скажу, что все выше изложенное чистой воды зарисовка и лично мое представление о дите, в образе которой заложены утонченные героини старых кинолент, годов так сороковых (как, например, показано тут, здесь и вот там), но ни в коем разе не настаиваю, если вдруг решишь сделать ее другой, кому не скажи, что кто-то по красоте превосходит ее — сразу пусть бегут, чтоб пятки сверкали, иначе схлопотают все по первое число;
♡ хочу затронуть разные временные рамки, включая и современность, поэтому вид деятельности на твое усмотрение. не против банального ночного клуба, где можно скрасить свое одиночество (иф ю ноу ват ай мин), но также она может вполне себе быть основательницей самого крупного брачного агентства, участвовать в организации свадеб или просто устраивать свидания людям, исходя из их анкет, вычисляя этакую совместимость. или вовсе быть известной высокооплачиваемой моделью. в общем, подумать есть над чем, главное желание;
♡ несмотря на разную интерпретацию мифов о ее происхождении (мне нравится мой вариант, ничего не могу с этим поделать), богиня все равно по непонятным причинам была вхожа в пантеон олимпийцев, а значит точки соприкосновения найти можно, за отношения давай подумаем вместе;
♡ внешность мары условная, но открыв ее галерею, сразу понял, что она просто идеально вписывается в атмосферу безупречности и дамы без изъян, поэтому буду настаивать ее оставить (еще рядышком мелькала не менее очаровательная кайя гербер). однако если будут варианты лучше, готов выслушать и может быть поменяю свое мнение;

ну и как бы просто вот, две одинаковые картинки скинул, не извиняйте

♡ оформление, лицо, стиль написания текста не принципиально, я подстроюсь. разве что сам меньше 4-5к не пишу, периодичность абсолютно разная, все зависит от вдохновения и как работа прихлопнет — с одной стороны или сразу с четырех;
♡ просто приходи, красота, и принеси с собой любовь, одари нас ею без остатка https://i.imgur.com/amcQLJV.gif

пример поста;

[indent] Зоркое видение во тьме не обмануть — былое великолепие близлежащих деревень и сел, украшенных богатством пшеничных полей и дивной зеленью леса, в действительности заслонил крупный смог, грациозно оседая за землю седым пепелищем от отчих строений, что беспощадно съедали языки жаркого пламени. В сварочной печи у бани, традиционно принимаемой по морозной стуже, или на заводе производственной котельной, стало не настолько душно находиться, чем на подлете к неприветливой Ос Альте, которая ныне преобразилась до неузнаваемости. Сказочное, живописное убранство и стать, воссозданная достойной династией Ланцовых, сталь и переливами сияющее золото погребены бесконечным эгоизмом Еретика, утопали в смертных муках и лжи, непоколебимо слетающей с его уст в адрес верных подданных и чудом избежавших виселицу, поднимая расписной кубок с вином, парируя, будто все это для благополучия гришей, ради расцвета Равки и сотворению новой жизни. Только Николай сильно обознался, принимая звездную ночью за овеянный тьмою плотный настил, укрывающий собой все на своем пути, проникающий в любую прощелину, помыкая и становясь частью сего предмета, этакое второе Неморе, где главенствует лишь один безумный монстр — Александр Морозов.

[indent] «Что же ты наделал? Что мы все наделали? Этого не должно было произойти». Ощутимый контраст низкой температуры каньона и нестерпимого пекла за пределами неприступного барьера изнуряли: полет значительно замедляется под напором созданной дымки, опаляющей до противного зуда кожу и крылья, едва не теряя равновесие и не сиганув вниз бездыханной тушей, что пришлось весьма на руку оппоненту, которому не пришлось слушать монолог вольной, демонической птицы, ищущей вендетты; дыхание сбивается с нужного ритма — надлежащая военная подготовка, включающая в себя строевой бег и комплексные упражнения на выносливость, искусное умение задерживать дыхание под водой, не пригодились, вмиг обесценились под давлением сомнительного вектора мутации, а к такому в двадцать втором полке Первой армии его точно не готовили. Легкие заполняет гарь, отчего приходится подниматься ввысь за плавно бегущие куда-то облака, искать в них утешение, смягчая и успокаивая пылавшую кожу, покрытую сеткой серых капилляров. Молодой человек на инстинктивном уровне ощущает его присутствие, прекрасно знает, что и Заклинатель теней его чувствует в ответ — посланный сигнал, казалось, растворенный в неотразимом пространстве, все же нашел своего получателя, прочно приковывая себя собственноручно невидимыми нитями, устанавливая нерушимую связь создателя и творения. Отныне он принадлежал ему полноправно.

[indent] — Видимо, это наше общее кредо — выживать, — вместо почестей и надлежащих поклонов, протяжно произносит Николай скрежещущим, могильным голосом. Глядит на него сверху вниз из-за обветшалой кроны дерева, куда грузным коршуном приземлился под укрытие от стражи Дарклинга, терпеливо ожидая, пока тот останется в одиночестве, вольно прогуливаясь на территории своего дворца, еще не до конца приведенного в божеский вид. Грезит о моменте подкрасться ближе, удачно напасть, когда тот не ожидает подвоха и преднамеренного действия, дабы нечем было парировать в ответ и защититься, — Как мне тебя теперь звать-величать? Sasha? Или может быть «moi tsar»?

[indent] Юноша отмечает, что самозванец смутного времени выглядит надломленным и измученным — его кожа казалось еще белее заснеженной Цибеи, где тот когда-то искал величавого оленя для усилителя Старковой; взгляд потерянный, поникший, будто нечто постепенно выкачивает из него жизненную силу (Ланцов не мог утверждать наверняка, но он нутром своим чуял, что с расширением каньона подобное связано, его всюду сопровождающих «друзей», чья сила тоже питалась от древнего мужчины). Даже богато расшитый темный кафтан, едва достающий полами земли, украшенный золотыми нитями полумесяцев, подпоясанный агрегатной пряжкой той же символики, не сильно красил и дополнял образ, делая из него достойного правителя страны, что сам же посмертно и уничтожил. Младший сын Александра III помнит отчетливо каждое венценосное его появление в стенах монаршей усадьбы, где проявлял долю сдержанности, не позволяя себе намека на мимолетную улыбку, почти не обедая за одним столом с членами Второй армии, поскольку выполнял рад поручений на благо государству. Служить бесчисленное количество лет царским особам, вероятнее всего, утомительное занятие, потому и решил «исправить» положение вещей лично, лучше разбираясь между «правильной позицией» и «необходимой жертвой».

[indent] — Еще не поздно остановиться, все вернуть назад. Одумайся и посмотри, какой механизм ты запустил. Тот, кто хотел поднять Равку с колен, получить признание гришей, сейчас топчет ее в грязь и убивает мастеров малой науки.

[indent] Переубеждать Морозова бестолку, особенно когда речи внемлет от Ланцовской породы (будь перед ним он в ином облике, без крыльев и когтей, не такой интересный, оскверненный им мальчик, разговора не состоялось бы вовсе, в полной мере испытав вес знаний и виртуозных проделок в виде разреза). Однако как солдат, перед ним не было бы шансов, имея лишь порох в подпоясанном мешке для кремниевого пистолета, так и в демонической стати, где крепкие удары сильно навредят хозяину. Единственное действенное оружие против шестисотлетнего человека — беседа, за которой крылось прозрачное давление на болевые точки для малого понимания произошедшего, построенный акцент на старые кровоточащие раны, что по сей день не затянулось, норовя иступлено расчесать, делая при том только хуже. Не столь значимая и огромная плата за рать манипуляций и лжи, чтобы опустить нужный рычаг, подвергать за те нитки, как он проворачивал подобное с народом на постоянной основе. «Его монстр во мне. Я и есть такой же монстр».

[indent] — В конечном счете ты останешься совершенно один и не для кого будет править, — не то, чтобы это сильно заботило, благо к тому моменту его надгробие отточат проливные дожди. Юноша опрометчиво спрыгнул с массивной ветки, приземляясь у ног Дарклинга, подобно первобытному созданию, что только учится познавать мир, открывать для себя новое. Медленно приподнимается, разгибая коленные суставы, которые чуть слышно хрустят от неподвижного положения, застывших жилах, равняется с ним, глядит в бездонный холст, где меркнет млечный путь галактики, — Где Алина? — спрашивает с напором, надеясь получить прямой ответ без увиливаний и задержек. Надежда теплилась подобно ее свету, что Заклинатель теней не смеет тронуть ту пальцем без надобности и она по-прежнему нужна в достижении грандиозных планов, сидя где-то в темнице сырой.

[indent] «Святые, просто будь, пожалуйста, жива. Ты еще должна мне свадьбу».

0

17

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?pid=292997#p292997

cain
[разводит пчел; борется со злом в себе]

https://64.media.tumblr.com/8c4e054dc97070bc7d57be79a7cf7ef8/tumblr_o70nczUzt31v3qnl9o1_500.gif
[timothy omundson]

[indent] » supernatural
Да, может быть, Каин - первый убийца. Может быть, он - первый удачный эксперимент Люцифера, вынужденно принявший Метку, убивший собственного брата и сотни, тысячи позже. Каин известен как тот, кто тренировал Рыцарей Ада - могущественную, неотвратимую и жаждущую крови элиту.

Но он также первый, кто пытался сопротивляться злу.

Каин заново познает человечность и откладывает Первый Клинок, отрекаясь от убийств. он отрекается от Ада, вместо того чтобы мстить, когда теряет свою жену. Он отдаляется от людей и демонов, устраивает свою пасеку и живет - зная, что Метка дает ему бессмертие (да и что интересное его ждало бы после смерти?), Каин ухаживает за важнейшими созданиями планеты и постигает искусство спокойствия. Репутация, которая пугает и ангелов, и демонов, вполне способствует этому.

До тех пор, пока не появляется Дин Винчестер. До тех пор, пока на сцене снова не появляется Абаддон. До тех пор, пока, кажется, само сущее не зовет его обратно на сцену.


дополнительно: твое лицо, когда адекватная родительская фигура для тебя это отец убийства  http://i.imgur.com/4Sob4.gif
Один несчастный обладатель Метки у нас есть (то есть я), заявка на Люцифера тоже, нужен основной, все-таки не зря Метка именно именем Каина названа. Мы шуршим в таймлайне Метки/Амары, так что для тебя местечко прямо очень пригрето. А еще Кас просил передать, что мы не понимаем его восхищения пчелами, поэтому он ждет адекватного собеседника.

пример поста;

Нью-Йорк!

Лучший из городов, обитель пороков, куда съезжаются люди со всех уголков мира. Нью-Йорк, полный достопримечательностей и открытий, отсылок на культовые фильмы, где цыпочки в барах совсем другого уровня, да и сами бары, на самом-то деле, совсем, совсем другого уровня. Жизнь на скорости и недосягаемой высоте, совершенно отличающаяся от практически всей остальной страны. Я был счастлив туда попасть.

Ладно, возможно, я слишком восторженный, но для того, кто всю жизнь мотался по маленьким городкам Америки и ночевал в мотелях, перспектива приключений большого города была настолько захватывающей, что буквально жгла горло. Я отдавал себе отчет, что и работать на таких расстояниях и высотах будет куда сложнее, чем при обычных обстоятельствах, но и сами обстоятельства нельзя было назвать стандартными: отец сказал, что на этот раз мы ищем кое-кого, и это означало сразу несколько вещей. Во-первых, это будет не обычная охота за монстром. Во-вторых, возможно отец все же решил раскрыть хотя бы какой-то из своих секретов в бесконечных поисках убийцы мамы. Он никогда ничего не рассказывал, а я, будучи хорошим сыном, не задавал вопросов, и просто ждал момента, когда он сам расскажет нам обо всем. И эти поиски кого-то по имени Джон Ди должны были здорово приблизить нас к окончательной разгадке - отец обмолвился об этом пару раз, чем заставлял меня удерживаться изо всех сил, чтобы не начать скакать как бешеная псина. Стоит ли говорить, сколько еще мыслей за собой цепляла эта единственная? Да их дохренища было.

Не то, чтобы я всерьез задумывался о том, что как только мы найдем этого чувака, вся охота разом закончится - нет, это бред полный. Он - всего лишь зацепки, никак не конечная наша цель. Да и окончание охоты, если честно, по прошествии лет стало звучит как-то бредово, как оксюморон какой-то. Охота не может кончиться. В мире столько тварей, которые убивают других людей, разве этому когда-нибудь будет конец? Да и мы, ни дня не жившие нормально, разве сможем когда-нибудь существовать в плоскости этой самой нормальности, зная, что именно обитает в тенях, готовое затаиться, чтобы схватить очередную жертву?

Неважно, каким будет ответ на этот вопрос, задаваться им нет никакого смысла. По крайней мере, прямо сейчас: мы пока только едем в Нью-Йорк, и у меня от предвкушения аж колени зудят. Сколько всего там нас ждет! Быстро разберемся - и можно будет сплавать к Статуе Свободы, потаскаться на Таймс Сквер, еще что-нибудь найти. У отца хорошее настроение, и мы обсуждаем это до посинения, пока не переходим круг на десятый и не выдыхаемся окончательно, и когда я, окончательно расслабленный, перевожу взгляд на окно, он обращается к Сэмми.

И тут, конечно, ни о каком расслаблении быть не может.

В последние годы они часто цапались - если в детстве мой младший брат был хотя бы немного вменяемым, то чем старше становился, тем сильнее слетал с катушек. Отцу это не нравилось, а я далеко не всегда мог его остановить, упрямый Сэм отказывался слушать даже меня, хотя раньше это всегда срабатывало. Сейчас все крутилось вокруг дурацкого аттестата, который, по моему скромному мнению, вообще нахрен не нужен был. Я бы и про школу сказал, но тогда отец точно расстроится и вломит. Хотя с первым пунктом Сэмми справляется довольно быстро, как будто всю дорогу только и делал что копил в себе злость, чтобы вылить сейчас на отца. Я устало потер лоб, зная, что эта перепалка закончится только когда все ее участники выдохнутся или если у Сэма опять включится эта игнор-система, к помощи которой он в последнее время прибегал все чаще.

Почему все не могло быть как раньше? Почему Сэма внезапно перестало все устраивать? Я знал о его желании поступить в гребаный колледж, и вообще не понимал, зачем ему это сдалось. Отец впрочем тоже. Когда градус их диалога стал выше, а отец заявил, что я тоже остался без выпускного, я всплеснул руками.

- Эй, я получил аттестат! - как я и сказал, совершенно бесполезная бумажка. Валялась где-то в глубине багажника или вообще потерялась кучу миль назад. Кому какое дело?

В итоге, конечно, настроение стараниями Сэма было полностью испорчено, и отец, остановившись у очередной заправки, вышел и хлопнул дверью так, что стекла задребезжали. Я мысленно пожалел бедную Детку и провел пальцами по дверце.

- Ну и начерта было все портить? - спросил я, не оборачиваясь и заранее зная, что это бессмысленно. Мой брат перестал меня слушать уже пару лет как, но я не переставал пытаться - и помирить их, и вообще. - Мы напали на важный след, Сэмми. Ты же знаешь, что нам надо было ехать.

0

18

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?pid=283619#p283619

eula lawrence
[капитан разведывательного отряда рыцарей ордо фавониус]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/1174/310160.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/1174/580354.gif
[game]

[indent] » genshin impact
// танцуй так, словно никто не смотрит;
- расскажи мне, как тебе не легко. твоё происхождение клеймо л о у р е н с;
- расскажи мне, как вырваться из клетки предрассудков;
как стать мятежницей в собственной семье;

// танцевала до рассвета
танцевала на собственных слезах
однажды слёзы превратились в лёд

... ты шла по пути ненависти. всегда. невероятно упрямая, упертая девчонка. ты прошла испытание своего клана на удивление легко, игриво, но никто не подозревает, какой ценой тебе далась такая маска на лице. получила "печать льда" и разорвала с ними всяческие отношения. впрочем, на твоём лице часто красуется равнодушие и высокомерие. твои эмоции трудно прочитать. кто-нибудь сможет растопить этот лёд? давай подкину огонька. я видел тебя пьяной в таверне, а знаешь, ты тоже умеешь быть человеком. в ордо фавониус все любят выпить, не увлекайся. я уважаю желание вырваться из оков собственного клана, такое достойной похвалы, жаль, что ты выбрала организацию, которая однажды разочаровала меня. не уверен, что смогу вновь поверить в рыцарей. может, тебе удастся меня переубедить, что там что-то изменилось? или ты увидишь сама, что у этой организации имеется неприятная сторона. нелегко очиститься от клейма своего преступного клана, но ты упорно пытаешься превозмогая себя, трудясь на благо города.     


дополнительно: в пару.
- хэд: в детстве дилюк подарил свою черепашку эоле;
- хэд: иногда эола сильно напивается в таверне, а полуночный герой доставляет её домой;
- хэд: в списке тех, кому эола собирается отомстить, есть имя - дилюк рагнвиндр.
от тебя требуется: рассмотреть хэды, любить эолу, не бросать. стукнуть в гостевую/лс.
от себя обещаю: не кидать с игрой, любить, давать вкусняшки. писать посты.

пример поста;

Прикрыв плотнее окно, Дилюк обернулся на голос братика. Да, ему не сложно называть мальчика братом прямо с порога, в этом ничего странного нет, как ему казалось. Отец же сказал к нему относиться, как к брату. Комнату выделил, сказал, что и образование будет вместе с Дилюком получать. Выходит они на равных, да? Хотя априори они не могли быть на равных, но разве ребенок будет о таком размышлять? Чуть позже, когда подрастет, он сможет сделать какие-то выводы.

- А? Остаться? С радостью! - мальчика даже не требовалось уговаривать. Он будто только и ждал заманчивого предложения остаться. Так выйдет побольше пообщаться. Кажется, новый жилец поместья Рагнвиндров чувствовал себя чужаком. Может даже его пугала непогода? Девочки как-то рассказывали про жуткие молнии на небе, которые их пугали, а Дилюк говорил, что станет рыцарем и сможет всех защитить. Рыцари ничего не боятся. Безупречные, как сверкающие доспехи, которые они носят.

- Ты боишься грозы? Не переживай. Она скоро пройдет, - он пытается приободрить, присаживается рядом на край кровати, упираясь ладонями в коленки. Дилюк частенько наблюдал за взрослыми, как они справлялись со своими страхами, какими-то придуманными взрослыми проблемами. Отец обычно не показывался на глаза, закрываясь в своём кабинете или уезжал по делам в командировку. Чем он там занимался? Иногда возвращался в весьма приподнятом настроении. Видел, как кто-то решал свои проблемы с помощью алкоголя, живительная вода. Отец всегда говорил: пока люди не научатся решать свои проблемы и радоваться без вина, наш бизнес будет продолжать процветать. Виноградники он свои любил. Дилюку они тоже нравились, особенно, бегать и ловить кристаллический бабочек.

- Хочешь я останусь с тобой на всю ночь, - он не спрашивает, а предлагает. Спать не сильно хотелось и они могли чем-нибудь заняться. Скорее всего служанка заглянет к нему в комнату и обнаружит пустоту, а потом найдет его с Кэйей. Непременно доложит отцу, но это ничего страшного. Наоборот, хороший знак, что мальчики подружились, ведь этого хотел владелец винокурни, когда взял к себе безродного ребенка? Или преследовал какие-то свои взрослые цели. Может он замечал, что его сыну не хватает общения, а обстоятельства так сложились, что подвернулся найденыш. Отец ничего не рассказал откуда Кэйя взялся. Просто привёл в дом. Он казался с самого начала немного напуганным и молчаливым. Не совсем понятно разговаривал, но Дилюк пытался разбирать его слова.

Честно сказать, Дилюк испытывал интерес к ровеснику. Хотелось расспросить откуда он. Где его дом? Отец занимался бизнесом, поэтому частенько бывал в других регионах, больше всего посещая Сумеру и Ли Юэ. Привозил всякие диковинки оттуда. Дилюк любил послушать про других жителей Тейвата. Не так легко было разговорить отца. Он тоже хотел где-нибудь побывать, когда вырастет, но потом вспоминал, что собирался стать рыцарем. Столько всего у него впереди. Мальчишка обожал помечтать.

- А где был твой дом? - он все-таки решился спросить. Не смог удержать своё детское любопытство внутри, но потом, будто опомнился, совсем как взрослый серьезно добавил, - но если не хочешь, можешь не говорить. Это не важно, теперь твой дом здесь.

0

19

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?pid=297779#p297779

lu guang
[партнёр в фотостудии]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/1163/395956.png
[original]

[indent] » shiguang dailiren
я нарушаю твоё личное пространство; я втягиваю тебя в авантюры; ты собираешь меня по кусочкам после каждого моего импульсивного решения. ты всегда знаешь, что делать, ты так терпелив со мной — и порой я думаю, что лучше бы ты злился. может, тогда мне было бы проще справляться с чувством вины за то, что тебе приходится разбираться с последствиями, но ты просто ставишь чайник, и жизнь продолжается.

ты моя опора, мой якорь и моё спокойствие посреди бури — а я, лу гуан? что я для тебя?

мы делим работу, делим одно пространство, делим, кажется, всё на свете. мы понимаем друг друга с полуслова — но не говорим о самом главном.

мы лучшие друзья. как долго ещё мы сможем балансировать на этой грани?


tags: mutual pining, best friends to lovers, unresolved sexual tension, hurt/comfort, soulmates

пишу в среднем 2,5–5к примерно раз в месяц, но могу и чаще, если сильно загорится. обычно с большими буквами, готов попробовать лапслок, с тройкой или без, но скажу нет инверсии, заместительным и играм со шрифтами. также мне важны коннект и возможность пообсуждать всякое и покидаться друг в друга артами/мемами/музыкой/етц, так что если ты хочешь просто периодически обмениваться постами, то тебе, к сожалению, не ко мне. но со мной весело, обещаю

бонус
пример поста;

Белобог гудит теперь совсем по-другому; на его глазах город распускается, открывается, дышит — и осторожно пробует воды свежеобретённой свободы. Экипаж Экспресса вихрем пронёсся по Ярило-6, оставив местных самим разбираться с их внутренними проблемами, и Сампо приветствует изменения и хаос, последовавший за ними, с распростёртыми объятиями.

Не без удовольствия он смотрит, как день за днём всё больше камнеградцев осваиваются на поверхности, а доблестные стражи всё отчётливее понимают, куда именно они попали — и что именно им тут предстоит сделать. И он, разумеется, рад помочь — от чистого сердца, правда — будь то предоставить небольшой путеводитель по интересным местам надмирья или посодействовать налаживанию добрых отношений между стражами и их новыми подопечными, пока что всё ещё основанные на взаимном недоверии, помешанном с неприязнью.

Всё это ему исключительно на руку, и он как никогда старательно жонглирует делами то тут, то там, предвосхищая и создавая новые ниши самостоятельно. Он весь состоит из улыбок и тягучей, неотвратимой доброжелательности — такой, что под иллюзией лёгкости мёртвой хваткой держит тебя за горло.

Сампо Коски, ваш любимый проводник по лучшим местам города. Сампо Коски, ваш покорный слуга и мостик между мирами. Сампо Коски, ваш–

Всё это его исключительно утомляет. Он играет роль самого лучшего мальчика подземья так хорошо и так убедительно, что даже некоторые стражи в нём души не чают, пока он мысленно закатывает глаза, параллельно уверяя их в том, как он просто хочет, чтобы все плодотворно сотрудничали и жили в мире — и как теперь всё непременно будет по-другому.

Он бы сказал, что не знает, почему они так верят ему, но он хороший актёр, а люди упорно хотят быть уверенными в чужой способности встать на путь истинный — и иметь возможность похлопать самих себя по плечу за то, что приложили к этому руку.

Спасибо, что выбрали нас. С нетерпением ждём вас снова.

Как бы он ни убеждал себя, что нужно всего лишь пережить этот переходный период, а дальше всё снова пойдёт по накатанной, ему бесконечно, неизбежно скучно — настолько, что он почти подумывает сделать какую-нибудь глупость, нарваться на неприятности — но не может позволить себе потерять весь этот мучительно достигнутый прогресс. Вместо этого Сампо всё чаще оказывается в закрытых зонах — и реликвии играют в этом уже далеко не первую роль, уступая дурному азарту, с которым он раз за разом шинкует очередное порождение фрагментума.

А потом всё встаёт на свои места.

Он сначала даже не до конца понимает, что перед ним; потрёпанный листок бумаги, немного кривовато приклеенный к стене, громко кричит «Разыскивается», но вместо реалистичной картинки с него смотрит удивительно наивная карикатура — вот только это не чья-то шутка, а официальная бумага стражи. Он застывает на месте, всматриваясь в чудо изобразительного искусства напротив — сходство настолько феноменальное, что Сампо не знает, как и реагировать.

Он не может сдержать смеха; он фотографируется на его фоне для истории, а потом бережно снимает плакат со стены — и делает своей миссией найти ещё. Запоздало он вспоминает, что Келус говорил что-то о них, когда Экспресс ещё был тут, но это первый раз, когда Сампо видит этот шедевр собственными глазами.

Есть только один человек, которому позволено было бы повесить на стены славного Белобога что-то подобное. Тот, кому никто не смеет возразить — а также чуть ли не самый главный поклонник Сампо Коски в городе.

Даже жаль, что они так давно не встречались — воистину, солнце на Ярило не всем светит одинаково, и золотой капитан Белобога будто бы совсем забыл о его существовании, хотя раньше не проходило и недели без его настойчивых попыток познакомиться поближе.

Страшно подумать, но Сампо почти что скучает по очаровательным попыткам его арестовать — и значит, кажется, планировать их новую встречу ему придётся самому.

Чего только не сделаешь, чтобы испытать что-то помимо неизбывной тоски. Даже если ради этого нужно рискнуть арестом на аудиенции у самого Гепарда Ландау.

Сампо ловит его в мимолётный перерыв, терпеливо выждав, пока тот останется один — он же, прямо дело, не монстр, чтобы обсуждать деликатные творческие вопросы при любопытных подчинённых, да и без того он встречается с ними куда чаще, чем хотелось бы. То ли дело Гепард с его вечной серьёзностью и идеально прямой спиной — Сампо хочется забраться ему под кожу, лишь бы посмотреть, есть ли за этими холодными глазами хоть что-то живое.

Кто знает, может, в его руках наконец-то оказался долгожданный ключ.

— Вы совсем позабыли меня, капитан Ландау, — нараспев произносит он с наигранной обидой, крутя в руках свёрнутый в трубочку плакат. Вокруг них ни души, и Сампо намерен использовать каждую секунду этой редкой удачи, готовый скрыться в любой момент — но не раньше, чем проведёт свой маленький эксперимент. — Неужели настолько, что даже мой образ стёрся из вашей памяти? Должен признаться, я оскорблён в лучших чувствах — ведь я был уверен, что наша с вами связь куда крепче этого.

0

20

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?pid=289162#p289162

zhora litejnyj georgij lyubimov
[следователь из убойного отдела]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/7/249469.png
[evgenij ganelin]

[indent] » ubojnaya sila
“У нас его, знаешь, — только между нами, — прозвали Жора Порох. Он хороший мужик, вспыльчивый, но хороший”.

У тебя есть бывшая жена, взрослая дочь-подросток, с которой ты, не по своей воле, не общаешься, комната в коммуналке и коллектив долбоебов уважаемых людей. Мне говорили, что у тебя не очень хорошо с жизненными приоритетами, не то, чтобы я сам хорошо понимал, что это значит, потому что у меня тоже не очень хорошо с жизненными приоритетами, да и нормальные на эту работу не идут. Но вся твоя личная жизнь заканчивается на мандеже Максу в трубку о том, какая дерьмовая погода, о том, что расследование опять зашло в тупик, о том, что воду выключили на месяц, и ты ебал это все.

Не знаю, как тебе с этим, Макс говорит, что у тебя есть “то самое лицо”, которое очень нравится девочкам, пока они не понимают на опыте, что дежурства у тебя круглосуточные, круглонедельные и круглогодичные. Ты кажешься тем самым человеком, который ебал все чужие проблемы, но мы, как твои коллеги, и твои друзья, знаем, насколько это чудовищно далеко от правды.
Не могу сказать, что нам с тобой всегда просто найти общий язык, но мы пытаемся. Иногда за нас пытается Макс, потому что ебал он наши разногласия. В какой-то момент ты зовешь меня выпить пива, надеваешь свои очки и протягиваешь мне мою же ксиву, которую я обронил рядом с трупом. Ты смотришь с таким пониманием, что я наконец-то могу заглянуть дальше твоего невыносимого, неуживчивого характера.



Я узнал, что у меня, есть огромная семья.
Жорик, если ты придешь, во-первых, я охуею, во-вторых, у меня есть много смешных, грустных, мрачных, да хоть со хтонью, сюжетов. Чтобы про дружбу, про убийства, про поиски смыслов жизни за рюмкой васиного самогона в четыре утра (к восьми на работу, кстати).

У нас есть небольшой кроссовер с Контейнером, а конкретно у меня есть куча какой-то сомнительной эстетики (???) девяностых, которая расчехляется по запросу.

пример поста;

видно под ридером

0


Вы здесь » Crossbar » партнерство » как б[ы] кросс