пост недели от Behemoth
Карнавалы в Венеции всегда были превосходны в глазах Бегемота. Он старался их не пропускать, ведь это была особая атмосфера. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » фандом » первый раз


первый раз

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

https://i.pinimg.com/564x/fe/97/51/fe9751d60b52e9fca8fd35567d97a7cd.jpg

первый раз

когда-то; пультогостинная

Любое приключение должно с чего-либо начаться... банально, но даже здесь это правда...

Дэн & Тед

Отредактировано Theodore Lander (2022-06-25 19:56:18)

+1

2

Дэну не нравятся вот эти вот ленивые зависания в межпространстве, когда нечем заняться, не нужно строить новые трассы, а корабль успешно управляется автопилотом. Без работы или хотя бы видимости оной время течет по-особенному медленно и тягомотно. Он, конечно, составляет компанию команде в их хобби – просмотре фильмов и сериалов, обсуждении последних прочитанных книг и межпланетных журналов или поедании всего съестного в холодильнике, но… Это не то. Иногда Дэну кажется, что все вроде бы в порядке, он на своем месте, но временами ощущение дежавю – кто бы вообще мог подумать, что оно существует у киборгов – не дает покоя и выкидывает в какое-то фоновое беспокойство. Дэну чего-то не хватает – своего хобби (даже Ланс успешно нашел его для себя), уединения или, может, наоборот? Вот только как это – наоборот, и для чего, он пока не уяснил. С хобби решить было проще всего, и Дэн на два дня зарылся в последние статьи о достижениях в кибернетике, с уединением дело тоже пошло довольно успешно – в запароленной каюте его никто не трогал целый день, только Поля трижды пыталась докопаться, все ли у него в порядке, хоть и через дверь, да Ланс разок подал запрос для уточнения состояния.

Все было не то и не это.

Поэтому-то и пришлось прибегать к вот тому самому «наоборот», сначала пристально всматриваясь в очередной бестолковый и совершенно нелогичный фильм, который включила Полина с запасенной пачкой бумажных платочков подмышкой, а потом попытавшись проанализировать увиденное. Нет, он и раньше смотрел с ребятами разные штуки, от боевиков до мелодраматических комедий, и если в первом он смыслил хоть что-то и мог полноценно вникнуть, то со вторым дело не пошло ни в один из разов – слишком много эмоций, переживаний и болезненных, судя по Полининой реакции, речей. Дэн хоть и обладал программой имитации личности и развил ее настолько, что временами и сам мог забыть, что он киборг, но многие вещи вроде тех же чувств давались ему с огромным трудом. Их было трудно не только проявлять, но и воспринимать, проанализировать было и вовсе практически нереально – они просто не поддавались никаким логическим объяснениям. И почему-то именно сейчас Дэну показалось, что в жизни ему не хватает как раз вот этого самого недостающего компонента – чувств. Каких-то более глубоких эмоций, не связанных с непосредственными «переживаниями» системы, чего-то более… человеческого.

Неужели так и становятся людьми? Дэн только усмехается таким своим мыслям, обрывая их на корню – человеком ему никогда не стать, но приблизиться максимально к оному варианту почему-то не кажется такой уж плохой идеей. Вот только в его базе нет необходимых знаний, да и баз-то подобных нигде не сыскать – никто не заморачивался с объяснением киборгам таких тонких материй. Что же, черт бы побрал этих сложно устроенных людей, делать?

Когда он падает на диван рядом с буквально впившимся в экран Теодором, тот даже не вздрагивает – настолько уже привык к компании друга, что было бы даже странно реагировать по-другому. Время позднее, все уже разбрелись по каютам, даже Ланс перешел в спящий режим, судя по всему, и Дэн решил, что самое время докопаться по одному важному вопросу к единственному человеку, который его не засмеет за такое. Ну, наверное, не засмеет. Тед остался досматривать фильм, прерванный зевающей Полиной на половине, и, спровадив всех спать, сделал звук потише и прямо на диване подъехал поближе, чтобы лучше было видно.

– Тед, для чего люди целуются?

+2

3

Время дрейфра после прыжка и до гасилки было совершенно общепризнанным самым нудным временем в полете. Тед не знал ни одного человека, которому бы нравилось вот так вот днями, а то и неделями, тупо болтаться, как муха в сиропе, посреди космоса, ожидая, пока сила тяготения и корабельные двигатели, наконец, сделают свое дело и они приблизятся к очередной планете настолько, что уже возможен будет вход в ее атмосферу и тебе потребуется снова садиться в пилотское кресло и делать свою любимую работу. Но это была суровая реальность. Любишь пилотировать - люби и в космосе подрейфовать. Так что приходилось как-то перебиваться то тем, то этим.

Плюс был в том, что, по идее, завтра они смогут причалить. Если ветра не сменяться - то где-то к обеду. Минус, конечно, что разгружаться придется в самую жару, но зато вечер точно будет свободным, вечером никто вылетать не будет. А, значит, можно будет где-нибудь развеяться, сходить куда-то в паб, выпить пива... Тед уже проверил, пиво тут было. Местное, но очень хваленое. Так что попробовать нужно было обязательно. Возможно, мысли о предстоящем бокальчике (двух. трех. десятке) холодного и пенного делали для Теодора этот вечер не настолько уж и томным.

Но уж конечно не эта глупая ерунда, которую включила Полли. Справедливости ради, была ее очередь выбирать фильм, да и они пересмотрели уже все интересненькое, оставалась вот только эта мелодрама про красавчика школьника-кобайкера, который из-за тупости своей и дружков ввязывает в сложности и потом вынужден отрабатывать наказание, участвуя в постановке спектакля, которой занимается самая обычная простушка, в которую ему нельзя влюблять, но он, конечно, не слушается и... А дальше все, почему-то, потеряли интерес. Даже Полинка. предложившая уже выключить и разойтись. Но Тед не любил оставлять фильмы на половине. Не то, чтобы ему было интересно, что там будет дальше, но все равно.

Так что он просто выпроводил всех, включая Полинку, уверив ее, что сейчас просто все выключит и приберется и пойдет спать и сам. Хорошо, что она была сонная и не заметила подвоха в этом "приберется". Как будто Тед когда-то вызывался прибирать вне очереди. Но, как бы там ни было, легкая ложь прошла нормально и Тед, приглушив свет в пультогостинной, растянулся самолично на диване, поставив себе на живот миску с чипсами, снова вернувшись к просмотру.

Правда, наслаждаться одиночеством долго не пришлось - вскоре рядом совершенно беззвучно появился Дэн. Тед, в любой другой раз точно поругавший бы его за подкрадывания, был, честно говоря, так увлечен происходящим, что даже не заметил разницы.

- А? - он, наконец, отвлекся. - В смысле?

Тео нахмурился и перевел взгляд на Дэна.

- Ну чтобы, ну... - он усмехнулся. - Ну ты понимаешь. Ну там... Туда-сюда, то сё.

Но, судя по виду, Дэн не понимал. Теодор на секунду завис, снова переваривая вопрос. Ну, то есть как это - зачем? Ну, потому что. Ну, так надо. Да и вообще.

- Ты серьезно что ли? Вот только не надо, я уверен, ты уже пробивал по базе, откуда дети берутся и всякое вот такое вот.

+2

4

Дэну хочется ляпнуть по-детски глупое «а вот и не пробивал!», но он сдерживается и только непонимающе смотрит на Теда, пытаясь догнать и перегнать вот это вот все «туда-сюда». Медленно поднимает руку, чешет в затылке – приевшийся уже жест, подцепленный то ли на одной из станций, то ли в одном из фильмов, до того человеческий, что уже и не спутаешь – и, честно глядя в глаза, все-таки говорит:

– Вся собранная информация о данном феномене не содержит в себе объяснения связей между детозачатием и поцелуями, – получилось как-то слишком уж официально, но он так и не отучился временами перескакивать на программу, когда в чем-то не удается разобраться вот так сходу. – В смысле, как передача слюны изо рта в рот связана с процессом появления детей? – уже по-человечески объясняет Дэн, сдвигая брови. – И разве в этом не участвуют половые органы? Для чего тогда нужен рот в данной схеме?

Кажется, Теду уже не нравится количество вопросов, которые сыплются из Дэна, но никого другого такого близкого у киборга и в помине нет, а потому Лэндеру все-таки придется выкручиваться самому из довольно неловкой ситуации. То есть Дэн пока неловкой ее вовсе не считает, для него в целом понятие неловкости довольно размыто и почти отсутствует как таковое. В этом смысле они с Лансом недалеко ушли друг от друга – подобные вещи слишком «человеческие» и даже путем наблюдения чрезвычайно трудно засечь эту грань, где что-то становится «чересчур».

– Но я видел, что ты целовался с девчонками раньше, ты же не хотел завести ребенка с каждой из них? – Дэн все еще хмуро смотрит на пилота, пытаясь переварить бесполезно кинутое им объяснение этому процессу. – Или… хотел? – это кажется еще абсурднее, и Дэн сразу откидывает этот вариант как возможный. Тед не такой человек. Тогда это все ничего не объясняет. – И что ты имеешь в виду под «то-сё»? Половой акт? Или какие-то иные взаимодействия между людьми? – Дэну правда интересно и он правда пока не уловил грани неловкости, продолжая напирать количеством и качеством вопросов одновременно.

Возможно, он переборщил, и Тед вообще откажется ему не только отвечать, но и вообще разговаривать о чем-либо в ближайшие пару дней. Но раньше Дэну казалось, что эта тема не вызывает в друге столько… смущения, или как назвать вот это состояние, когда краснеют уши, щеки и немного даже нос? Тогда что же с ней не так теперь? Дэну вопросы кажутся предельно закономерными и довольно логичными, он видит между ними отчетливую связь и не понимает, что сложного – объяснить такой просто для человеческого ума процесс и его причины. Навигатор вообще и в принципе никак не может сложить в голове, по какой причине совмещение чужих губ может так нравиться людям, судя по фильмам и тому же Теду, с успехом таскающему девчонок на корабль через станцию.

– Тед?.. – Дэн щелкает пальцами перед лицом друга, подвисшего на одном из последних вопросов. – Ты это… если не хочешь, можешь не отвечать, я еще покопаюсь в инфранете… – на всякий случай добавляет, надеясь, что пилот еще не совсем поломался в попытке решить это «уравнение».

+1

5

Слишком часто Теодор забывал, что рядом с ними находится, вообще-то, полноценный киборг. Да, очень продвинутый в том, как быть человеком, да, со сломанными связями между процессором и человеческим мозгом, но это все еще был киборг. Очень дотошный киборг. Киборг, который даже без сломанных доступов умудрялся доводить до белого каления своих хозяев. И при этом ему даже не нужно было поднимать тему о том, откуда дети берутся. Иногда осознание этого факта накрывало Теда совершенно внезапно. Вот, прямо как сейчас. Ощущение, как будто тостер начал задавать тебе философские вопросы о смысле жизни, вселенной и всего такого. Только наоборот: когда твой друг, к которому ты совершено привык, начинает вести себя, как тостер. И нет, дело не в поджарке хлеба между ладошками.

Теодор хотел было прервать этот поток странных и не совсем комфортных вопросом, но при упоминании о деторождении (да-да, именно так, противно) Тед скорчился, как будто кто-то ему только дольку лимона без текилы в рот запихал. Захотелось Дэна треснуть. Ну во-первых, чтобы глупости не спрашивал. Во-вторых, потому что вывалил на Теда столько всего, что вообще не понятно было, как на это все отвечать. Но Тед, все-таки, его не треснул. Он был, конечно, далек от всей этой Ликиной лабуды про психологию и всякое такое, но, почему-то, хорошо запомнил, как она рассказывала что-то про защитные реакции и про то, что Дэн за вот этими сухими формулировками обычно просто скрывает то, что его что-то тревожит. В тот раз Тед просто поржал с сестры, сказав, что она надумывает ерунду, потому что Дэн отказался заполнять очередной ее опросник, но, как оказалось, где-то в глубине его мозга информация, все таки, отложилась.

Странно помявшись на одном месте, он отставил банку с пивом и налил себе сока.

- Не надо. В инфранете, в смысле. Найдешь еще что-то ненужное, а тебе, вообще-то, всего то десять с гаком, - ответил он ворчливо, понимая, конечно, что возраст, по отношению к киборгу, концепт довольно спорный. И все равно, объяснить надо было как-то своими словами. В конце концов, он его друг и как тут не помочь, особенно когда вопросы такие щекотливые. Другое дело - как? Тед нахмурился и потер лоб.

- Так. Тааак. Для начала - не называй это "деторождением" или "половым актом", звучишь, как моя учительница по биологии в десятом классе, которая пыталась провести нам уроки полового воспитания. Хотя, теперь-то я ее прекрасно понимаю, объяснять это все чертовски сложно.

Ему вспомнилось, что тогда, на уроках, училка начинала затирать им про пестики-тычинки, про брачные танцы каких-то птичек и что-то подобное. Соблазн скатиться в такие метафоры и правда был велик. Но Тед помнил, как глупо и смешно тогда все выглядело и что лучше бы она не ходила вокруг да около и рассказала все прямо. Потому что вопросы у них же и правда были, только задавать их было стыдно. Тед решительно выпил свой сок и со стуком отставил стакан. Решительно повернулся на диване, прямо уставившись на Дена со смелым видом.

- Давай по порядку, начну с простого. Нет, конечно, от поцелуев дети не рождаются. И нет, я никогда не хотел завести с девчонками детей, даже когда дело заходило дальше поцелуев. Вообще, дети - это сложно. И это тема совершенно другого разговора, но мне хватает мамыных стенаний раз в пару месяцев на тему "когда уже внуки". Дальше. Половой акт. Тьфу ты, какая формулировка мерзкая. Скажем просто - секс, - вроде бы "просто", а вроде и совсем не просто было это говорить. Тед чувствовал, как уши покраснели, хотя вроде бы ничего такого и не произошло. Он же был взрослым мальчиком, правильно? - Нууу, там есть поцелуи. В том числе. Но... ну, ты не всегда целуешься, занимаясь сексом. И не всегда ты занимаешься сексом, даже если вы целуетесь. Это... Короче, это как первый этап. Может быть. А может и не быть, потому что Полинка вон нас тоже целует, но это в щеку и не считается. Хотя, иногда и в губы не считается, - Тед, кажется, наконец-то вошел во вкус. - В плане, есть же просто обычный чмок. Даже если в губы - это совсем по-детски, ну вот так.

Он чмокнул сам себя в тыльную сторону ладони.

- А есть уже "по-взрослому", с языком. Тогда, вроде, больше считается. Но иногда это может быть на спор там, или на зло кому-то, или по пьяни - тогда тоже не совсем считается. Короче, все зависит от кучи факторов. Но... Иногда тебе просто хочется поцеловать другого. Ну вот ты смотришь и у тебя эмоции, ты не думаешь даже, просто хочешь приблизиться и поцеловать. Прямо слышишь биение сердца где-то у себя под горлом и хочется как-то все это разрешить. А иногда ты просто такой, ну поцеловался и все, и ничего не почувствовал. Это... Ну, это надо не процессор твой подключать, а обычный, человеческий мозг, - подняв руку, он постучал указательным пальцем по лбу Дену. - Это в нем находятся эти штуки, которые делают тебе приятно.

Довольный своим рассказом, Тед, наконец, выдохнул и снова взял свое пиво, откинувшись уже на диван. Он был готов снова включить фильм, как внезапно новая мысль резко его отвлекла.

- То есть, получается, ты никогда не целовался? Полинын чмок не в счет.

+1

6

Дэн понял только то, что ничего не понял. Просить объяснить что-то именно Теда было ошибкой, точнее, палкой о двух концах – он, конечно, друг и самый близкий, наверное, сейчас человек, но учитывая количество опыта по данному вопросу – все становилось только сложнее и запутаннее. Лучше б у Станислава Федотыча спросил, может, хоть какой-то внятный ответ бы получил, а не миллион разрозненных фактов, которые даже киборг, тьфу ты, то есть он, Дэн, не может в кучу собрать.

– То есть можно целоваться, а можно не целоваться, когда занимаешься сексом? А от чего это зависит? – Дэн сводит брови на переносице, почти закатывая глаза куда-то за пределы видимости. – И чем отличается Полин чмок от не Полиного чмока? Есть какая-то ощутимая разница? Какие параметры нужно проанализировать, чтобы понять – это серьезно чмок? – Дэн вовсе над Тедом не смеется, как тому может с перепугу показаться. Он честно пытается разобраться в далекой для себя теме и никак не может собрать все эти мелочи воедино, ну, не получается вот. Пока он понял только, что можно вот так, а можно и вот так, но от чего это все зависит – никто не знает. Даже, кажется Тед. Особенно Тед.

– После секса не всегда получаются дети? Почему? – решает «добить» друга контрольным в голову, но Дэну правда ведь интересно. Он действительно давно бы мог все это нагуглить в инфранете, если бы ему вообще это было интересно, но смысл, кажется, вообще не в полученной информации, точнее, не только в ней. Смысл в эмоции, вот в этой вот забавной моське, которую Тед тут же начинает корчить при упоминании слов «секс» и «ребенок» в одном предложении. Смысл в мимике, смысл в легком повышении тембра, когда он пытается отвечать что-то и не краснеть параллельно. Почему-то Дэну это все кажется вдруг таким важным, таким настоящим, тем, что захочется собрать по крупицам и бережно собрать в единую картинку, что он не удерживается от еще одного вопроса. – А тебе нравится целоваться во время секса?

Тед не врет, процентов на восемьдесят пять говорит честно, остальные погрешные пятнадцать приходятся на волнение и смущение вопросами. Да и какой ему, наверное, смысл врать? Это же Дэн, у которого в голове наполовину библиотека информации и наполовину библиотека вопросов, чтобы получить оставшуюся долю информации. Ему ли не знать, как к нему относится друг – когда Дэн уже было списал сам себя после бойни на базе Альянса, Тед один из первых рвался доказать ему, что он чего-то в этой команде стоит. Что он никакой не киборг, тьфу-тьфу-тьфу, а человек самый настоящий, глупый, с идиотскими поступками и излишней верой в свои силы. Дэн ему не верил, конечно, да и Тед очень красиво лукавил – киборг всегда останется киборгом, насколько бы разумным он ни был, но внутри все же что-то отзывалось и в итоге помогло порвать ту самую последнюю ниточку, отвечающую за жалость к самому себе.

– Тед, у меня есть обычный человеческий мозг, – говорит Дэн, – такой же, как у тебя, вообще-то, – теперь уже тыкает указательным пальцем в лоб другу. – Просто он работает по-другому и временами, ну, большей частью, наверное, но все же, взаимодействует с процессором. Но он тут есть – живой и самый настоящий вообще-то! Почему, ты думаешь, ни на одном даже суперкрутом медицинском сканере не удастся обнаружить мои имплантаты и процессор? Потому что они все ловко прячутся за мозгами, – Дэн просто пожимает плечами, как само собой разумеющееся. – Так что могу я почувствовать эти твои… чувства! Наверное… – ему уже не первый и даже не третий год, он изучил людей почти вдоль и поперек, но некоторое все равно остается загадкой, скрытой где-то там за пеленой тумана. Он бы попробовал, но вот эффект на этот раз не сможет рассчитать даже сверхумный процессор.

– Ну… да, наверное, никогда, – тихо говорит Дэн, перенимая эту Тедовскую долю смущения, как будто не целоваться для киборга – это что-то прямо-таки постыдное. – Я вроде как воевал, потом «целовался» с ботинками Казака, а потом… ну, потом ты и так знаешь. До вас никто не считал меня разумным, а целовать DEXа… мало кто решился бы попробовать. Я же не Irien все-таки какой-то, не создан для подобных вещей. А это что, плохо? – на всякий случай уточняет. Черт этого Теда поймешь иногда! Люди…

– А ты… мог бы ну… показать? Как это – целоваться? Я просто, наверное, и попросить-то никого не смогу больше о таком, поймут неправильно, а ты же мой друг, – Дэн давно уже научился хитрожопым подходам к Тедову «сердечку», стоит только надавить на то, что они же друзья и вообще он самый близкий ему человек. После такого он не смеет обычно отказать, но сейчас даже процессор подсказывает вероятность успеха около тридцати процентов.

Если уж даже встроенная в мозги Дэна машина думает, что это провал, то, возможно, так оно и есть. Но попробовать стоило, даже если Тед обидится на такое предложение, надолго его не хватит – через пару дней уже скиснет и сам начнет приставать и уговаривать порезаться в симулятор.

+1

7

Когда занимаешься сексом можно было много делать. Или не делать. Это был весьма креативный, так сказать, процесс. Но именно потому это все было так непросто объяснить сейчас. Тем более Дену. Тед вообще подумал, что никогда ни о ком про секс не говорил. Ну, то есть, а зачем? С девочками нечего говорить, надо просто делать. С пацанами.... Ну, они говорили типа было или прокатили тебя на свиданке. Или там, если было, то как. При этом внимание, конечно, уделялось не столько самому процессу, столько каким-то внешним особенностям, типа, "у нее были прямо вот таааакие", или "она потом как вооооот..." ну и так далее. Все завидовали и восхищались. Но никто не спрашивал у него ни про сам процесс, ни про причины, ни про тонкости. Да и сам Тед никогда не интересовался подобным. Просто, насмотрелся по юности сначала журнальчиков всяких, потом видео. Решил, что этого достаточно, а дальше уже как-то в процессе научиться можно.

Теперь же про все эти деликатные темы приходилось говорить. Ртом. Как взрослый человек. Стараясь не выказать своего максимального при этом смущения. Интересно, может именно поэтому никто с ними никогда особо не говорил о всяком таком? Ни родители, ни в школе. Черт, они, вроде, не в двадцатом веке живут, а подобные темы все еще оставались где-то на задворках образования, под грифом "сами поймут, когда надо будет".

- Так, я забыл уже о чем ты у меня тут спрашивал. Нууу, смотри, на самом деле разница есть. Я тебе точно, про все эти биолого-психологические штучки не расскажу, за первым надо к Вениамину, за вторым к Лике, - в этот момент Тед о чем-то задумался и тут же поспешно добавил: - Хотя нет, к Лике не надо, она еще маленькая.

С другой стороны, где там маленькая? Она уже и школу закончила, и в университете училась. Наверняка, знала уже не меньше самого Теда по этой части. Только вот думать так ему не нравилось. Некоторые вещи, наверно, лучше было, все же, оставлять для себя неизведанными. Потому что иначе как вообще потом жить нормально можно?

- Так вот. Просто есть поцелуи, которые, ну, ничего в тебе не вызывают. Эмоционально там. А есть такие, от которых тебе жарко становится, прямо физически. И в животе чувство такое прикольное, как когда на кобайке разгоняешься и кишки внутри перемешиваются. Вот они - да, крутые. И во время секса крутые, и просто так. Наверно, просто так даже лучше, потому что ничего больше тебя не отвлекает. Но это не то же самое, как когда тебя чмокают. Хотя бы потому что нормальный поцелуй, он более, как это сказать.. Слюнявый, что ли.

Он посмотрел на Дэна с наивным видом, надеясь, что тот поймет таки о чем он тут говорил. Все-таки, как он и сказал, человеческий мозг у него и правда был. и он даже иногда им весьма себе успешно пользовался. Но Теду все равно было сложно понять, что творится внутри его рыжей черепушки. Особенно, когда он начинался задаваться такими вот вопросами, какими он задавался. Но, похоже, мозг его работал явно не настолько хорошо, как хотелось бы. Потому что вместо ответа он просто попросил.. Попросил его.. У Теда...

- Неееет. нет, точно нет, совершенно невозможно. Кто учится так вот целоваться? Нет.

Хорошо, что у Теда были длинные волосы - так было не видно, как уши покраснели. Но глазки забегали из стороны в сторону все равно. Потому что не то, чтобы это совсем уж дико. И не то, чтобы совсем уж в новинку, да, Тео? Кто в лагере учился с другими пацанами целоваться, чтобы перед девчонками в грязь лицом не упасть, а, Теодор? Кто потом так рьяно хранил это все в дальних уголках памяти, стараясь никогда не выпускать на свет?

Тед нервно сглотнул и посмотрел на Дэна. Теда нельзя было никогда назвать слишком умным, но иногда и палка, как говорится, стреляет. хотя сейчас про палки лучше было точно не упоминать. И, все же, даже его мозг подкинул ему логичную мысль: Дэн киборг, все равно ложь распознает. Хоть за шумоподавляющими наушниками уши спрячь - не поможет.

Помявшись еще на месте, не зная, что делать дальше, Тед растеряно посмотрел по сторонам, то ли надеясь, что кто-то внезапно проснется и выйдет из своей каюты, то ли страшно этого боясь.

- Ну... - он протянул, понимая, что, походу, придется таки сдаваться. - Ну, понимаешь, это все равно будет другое, ты не ощутишь того, что надо. Ну, то есть, я могу, чисто как друг, чисто по секрету. Но это не то же самое, понимаешь? Так что может ничего и не произойдет. Понимаешь?

чем дольше он тянул, тем более неловко ему становилось. Наконец, решив, что горькое лекарство всегда лучше пить одним глотком, он, без лишних там прелюдий, просто наклонился ниже и коротко чмокнул Дэна в губы. Это, конечно, нифига не было "настоящим поцелуем", о котором он до этого так долго распинался. Но это все равно заставило его залиться краской, как будто он был невинной отличницей на заднем дворе школы в девятом классе.

- Ну вот видишь, говорю же, что не то, - пробурчал он, думая, что конечно не то, если он все равно ничего как следует не сделал.

+1

8

На самом деле, Дэн не понимает, что значит «более слюнявый». Он вообще и в принципе никак не может взять в толк, зачем кому-то вешать на другого слюни и почему это называется поцелуем. А еще почему это кому-то нравится. Ну, Дэн, конечно, не эксперт по всяким человеческим удовольствиям, мало ли, как развлекается раса – наверняка у каких-нибудь алькуявцев это происходит и того хуже, но ему все же казалось, что к людям и их традициям он все-таки как-то… ближе. Но вот в такие моменты кажется, что проще было бы не только по паспорту, но и по жизни стать полностью доношенным алькуявцем.

Он видел, что Тед врет. И Тед тоже знал, что врет, и что Дэн все понимает. И в целом ситуация была абсурднее уже некуда, но сказанных слов не воротишь, отступать некуда. Дэн мог бы, конечно, пойти на попятную, сказать, что поищет в инфранете, что ничего, он и так справится, не обязательно ж иметь практику для того, чтобы что-то понять. Он мог бы, но не хотел. Только сейчас, искоса глядя на заслонившегося волосами, красного как помидор Теда, Дэн понял, что действительно, на самом деле очень хотел попробовать и ощутить это на себе. Не обработать визуальную информацию, не скачать файл, выдернутый из программы Irien – он хотел понять по-настоящему, как это делают люди. Не Тед ли сам раньше говорил, что уже давно воспринимает Дэна как человека? Так вот пусть и помогает ему им на самом деле стать!

– Я вообще не уверен, что смогу ощутить «то, что надо», даже если меня поцелует… не знаю, наверное, кто-то, кто мне должен очень понравиться, – хмыкает Дэн, старательно обходя углы в упоминании пола этого «того, кто должен понравиться». Тед вроде вот только на девчонок и заглядывается, но мало ли, что у него там в голове, а киборгу ну никак не хочется его обидеть случайно брошенной фразой, тем более сейчас, когда друг, кажется, куда более чувствителен, чем обычно. – Конечно, по секрету, я никому ничего не скажу, – говорит Дэн на всякий случай. Сам он не видит никакой проблемы в том, что если вдруг кто-то случайно узнает – да что в этом такого-то? Но раз Теду это так важно, что он аж раскраснелся весь, Дэн будет молчать.

Поцелуй, если его вообще можно так назвать, выходит сухой и какой-то… формальный. Тед так долго рассказывал в красках, каким он должен быть, что Дэн ощущает некоторое разочарование. Он действительно не почувствовал ничего, наверное, даже Полина целовала его с куда большими эмоциями, чем он получил сейчас. Что-то не вяжется, и Дэн искренне не понимает, что именно. В чем дело? Что так смущает Теда? Это опять что-то из того, чего киборгу никак не понять с его мозгами, даже несмотря на синтез Гибульского? Дэн мог бы спросить, у него, в отличие от друга, не было никаких смущений по этому поводу, но почему-то как будто бы не хотелось знать ответ. Что, если дело именно в нем, в Дэне? Казалось бы, у киборга не может быть в принципе таких чувств как обида, горечь, печаль, но почему-то кажется, что именно это он и почувствует, узнай он правду.

– Может, я могу попробовать сам? – предпринимает еще одну попытку Дэн. Все, лишь бы не приближаться к неприятному вопросу. – Ну, я, конечно, не умею, как надо, но я бы попробовал, а ты подскажешь, если что-то не так… – уверенность в голосе тает с каждым словом, особенно когда глаза Теда наливаются каким-то странным испуганным отчаянием. Он не боится, конечно же, нет, это всего лишь поцелуй, да и Теодор никогда не был из трусливых, это что-то другое, и Дэну никак не удается распознать эту эмоцию. Неприятно.

– Тед, это из-за меня, да? – все-таки решается задать вопрос. – Ты не хочешь целовать именно меня? – он не ищет ответов у него на лице, он и по голосу поймет, если Тед соврет. Сейчас проще смотреть куда-то в стену перед собой, так как будто бы ровнее бьется сердце, хотя оно и не сбивалось с ритма ни на миллисекунду – процессор тут же уловил бы нелогичность. – Если так, то не нужно, – Дэн сдается, выдыхая. Пожалуй, это было ошибкой – он не учел каких-то тонкостей отношений между ним и Тедом и все пошло… вот так. – Не парься, я почитаю в инфранете, – растягивает губы в неестественной улыбке. Все в порядке, ничего не изменилось.

Ничего, кроме…

+1

9

Ну вот и в какой момент все стало так сложно? Тед ненавидел, когда отношения заходили в такое вот болото. Хотя, черт, это и не отношения. Точнее, отношения, но не такие. В плане, Дэн же был не из тех барышень, которые любят посношать мозги на тему "любил бы ты меня, если бы я была червяком?". Дэн вообще не был барышней, начнем с того. Только вот разговор у них получался как раз такой, что заставляли Теда ловить панические флешбеки с каждого такого раза, когда с ним пытались заговаривать про чувства.

Так все, обычно, и рушилось. Было нормально, нормально, а потом тот самый вечный разговор "кто мы друг другу" или там "давай подумаем, куда мы дальше будем двигаться" или "ты меня любишь вообще?". Тед никогда не знал правильного ответа. То есть, он всегда хорошо понимал, что от него хотят услышать - не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понимать, что девушка хочет услышать заготовленные фразы из романтических мелодрам, с клятвами  быть навечно вместе и уверениями в неземной любви. Только вот это было бы ложью. А врать Теду никогда не нравилось.

С другой стороны, он никогда не понимал, зачем им это вообще надо было, вопросы эти задавать. Отношения шли себе и шли. Ни разу у него не было такого, чтобы он подумал, что это что-то правда серьезное. Может, просто они никогда не доходили до этого этапа, а может он просто  не чувствовал ничего такого, что можно было бы назвать "серьезным". Просто хорошо проводил время и его все устраивало.

Но сейчас ситуация явно была совсем не такая. Потому что это был Дэн. И потому что с ним нормально поговорить как раз хотелось. Тед пока все еще не знал, как именно и что значит нормально - но он точно не хотел, чтобы этот вечер потом висел между ними странным многоточием. Нет, он знал, что Дэн, если захочет, буквально может весь этот вечер с памяти стереть и не вспоминать произошедшее никогда. И он тогда тоже не поднимет эту тему больше. Но Теду не хотелось, чтобы Дэн тёр связанные с ним воспоминания. Какие либо, даже самые странные. Так что, хочешь-не хочешь, а хоть на шоаррском придется выражаться, но таки как-то объяснить все нормально.

- Нет, Дэн, стой, - он зачем-то сжимает его предплечье и тянет на себя. Просто выражение лица Дэна ему не нравится.  Оно слишком напоминает Теду те моменты, когда Дэн косит за киборга, когда хочет избежать лишних вопросов. За обычного киборга, в смысле. - Нет, это не потому что это ты. Точнее, как раз поэтому, но не в плохом ключе. Как бы тебе объяснить... Нууу... Ну вот ты видел хоть одного человека, с кем я целовался, и кто все еще находился бы в зоне действия наших радаров? Вот то-то же. Это всегда заканчивается не лучшим образом. И нет, я не говорю что-то там про то, что о-боже-мой, поцелуй-проклятие или типа того. Просто... Просто это странно, короче. И я понимаю, что нельзя ровнять твой вопрос и простое любопытство с моим прошлым опытом, но в голове все равно все мешается. И еще мешается то, что для друзей это странно, тем более для двух парней. Не то, чтобы невозможно, но я никогда не думал, что стану. Просто это... Я могу все сломать.

Чем дальше Тед говорил все это, тем меньше вообще понимал, к чему он в принципе все ведет. Начинал он просто с объяснения, что это не Дэна вина, а его, а закончил какой-то такой странной околесицей, что в пору было просить Дэна залить запись этого разговора на флешку и искать какого-то психолога, чтобы во всем разобраться. Как будто он согласился бы показать это кому-то.

Тед поднял на Дэна опасливый взгляд. Если он не разбирался в ерунде, которую он наговорил, то куда уж там другому что-либо понять. Наверное. Он даже не был уверен, нужно ли понимать весь тот бред, что он наговорил, есть ли в нем хоть какой-либо смысл. И, в то же время, Теду казалось, что он сказал непозволительно много. Зашел куда-то совсем не туда, не в ту степь. И это, почему-то, накрыло его новой волной паники. Тед несколько раз обескураженно моргнул. А потом сделал то, то делал всегда, когда оказывался в опасных ситуациях - ринулся действовать.

На этот раз поцелуй сразу получился самый что ни на есть настоящий. Конечно, Тед и раньше целовался, и каждый раз это все равно по-своему приятно, но тогда он этого ожидал, а сейчас, как будто, сам не понимал, почему ему нравилось. Это чужое тепло на кончике языка сводило живот судорогой. Это обычно называли "бабочками"? Ничего похожего. Больше походило на то, когда кишки переворачиваются во время очередного сумасбродного пике на гоночном катере. Наверное, просто если закрыть глаза, то любой поцелуй будет приятным, да? Только Тед не представлял на месте Дэна никого другого и в этом крылся тот еще подвох. Но его мозги явно не были в состоянии сейчас переваривать всю эту информацию - их слишком крыло от перегрузки новыми ощущениям. Окончательно решив, что он не собирается думать о происходящем сейчас, Тед скользнул своим языком внутрь рта Дэна. Сердце забилось где-то на уровне горла. Громко, сильно, как никогда раньше не билось.

От этой внезапной реакции Теду приходится отстраниться. Спрятать глаза, стараясь не смотреть Дэну в лицо. Потому что это будет слишком странно. Так распереживаться от поцелуя, при чем ничего не значащего, просто поцелуя ради практики - это странно. В конце концов, они же все еще просто друзья. Просто эксперименты. Просто кто, если не он.

- Ну вот,
- потирая смущенно шею выдавливает из себя Тед. - Как-то так обычно и происходит. По настоящему.

+1


Вы здесь » Crossbar » фандом » первый раз