пост недели от Behemoth
Карнавалы в Венеции всегда были превосходны в глазах Бегемота. Он старался их не пропускать, ведь это была особая атмосфера. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » фандом » family feud [Dragon Age]


family feud [Dragon Age]

Сообщений 1 страница 30 из 34

1

2

Алларос разрывался на две части. Большая его часть пыталась каким-то образом убедить его, что всё хорошо. Что никаких больше разговоров не нужно было и что всё идет своим чередом. Но небольшая его часть, но самая громкая и вредная, говорила что все ужасно и Маханона нужно отчитать. Как минимум.

В любом случае, что делать со своим бедовым и теперь не сложившимся косвенным братом Лавеллан решил когда его встретит. До этого надо было его найти. Допросив разведчика на входе в основной замок, Инквизитор узнал, что, как порядочный агент, Маханон отправился на обучение новый разведчиков еще четыре дня назад. Как удобно. Как будто знал, что скоро будет буря и решил от неё спрятаться.

- Сообщите, сразу как он... - дежурным тоном начал Алларос, уже разворачиваясь от разведчика. Фразу закончить ему так и не удалось, потому что стоило ему только осмотреть внутренний двор, как глаза сами зацепились за высокую фигуру долийца. Наверное, чутье какое-то. Или просто натренированный взгляд лучника-охотника ещё не потерял сноровку.

- Знаете что, не важно, - улыбнулся Алларос, оставляя разведчика в покое. А сам поспешил спуститься вниз, во внутренний двор, боясь, что Маханон растворится в прочей суете Скайхолда.

Чем ближе он оказывался рядом с детстким соперником, тем сильнее вылезали его шипы, росло недовольство и портилось настроение.

- Посмотрите на него. Едва узнаю, - обратил на себя внимание Алларос, подходя со спины. Высказывания умнее он не нашел, хотя оно очевидно было ложным, потому что Инквизитор узнал Маханона издалека и почти сразу же. Но Лавеллан все равно встал в позу.

+2

3

Маханон, услышав сзади голос, даже не дрогнул и не отвлёкся, вытягивая за верёвку ведро воды из колодца во дворе рядом с конюшней, куда буквально только-только увели чистить и поить его ездового оленя. Мохнатая, даром что пролинявшая по весне к наступающему лету зверюга с опасными ветвями каменно-крепких рогов, вдобавок ко всему ещё и остро подпиленных, доставляла немало проблем — которые Лавеллан хоть и мог решить сам, но совершенно не отказывался переложить на чужие плечи, коль уж те были подставлены. Всё равно у людей, отобранных мастером Деннетом, руки были годные, сноровистые, и олень при всей своей породистой лесной норовистости — Маханон даже представить себе не мог прежде, что таких где-то специально разводят, пока оленя не прислали в подарок Инквизиции, — слушался их и не закатывал таких сцен, как иногда бывало, если Лавеллан указывал кому-то в походе позаботиться о лошадях и его ездовом...

Не дрогнуть Маханон-то не дрогнул, а вот в голове его пронесся целый олений табун мыслей и осознаний. Во-первых — что Алларос наконец вернулся из своего завоевательного похода... или что он там делал? не важно; во-вторых — что Жозефина, судя по всему, таки успела поговорить с ним первой. Или Эллана. Нет, вряд ли Эллана. Иначе с чего такой тон? Она бы сумела и успокоить.

Наверное. Не то чтобы это имело какое-то значение.

Поставив ведро на край колодца, Маханон наконец обернулся и смерил встопорщенного на него воробьём и грозно подбоченившегося Инквизитора раздражённо-усталым взглядом. Четыре дня в лесах и горах вокруг Скайхолда были бы для него плёвым делом, если бы не пришлось таскать с собой пятерых будущих разведчиков Инквизиции. Но тем приходилось вдвойне нелегче — от того, что раздражённый будто самим их существованием долиец безжалостно на них срывался, отчитывая и понукая. Впрочем, не забывал он и отмечать успехи — всё же некоторые уроки общения и тактики лидерства . обсуждённые с Жозефиной, он усвоил.

Иней, лежащий в тени колодца, заинтересованно поднял голову.

— Кто бы сомневался. Ты скоро как мать родная выглядит забудешь, — фыркнул охотник, возвращая попытку поязвить, ибо нехрен было с неё начинать. — Уже всё знаешь, полагаю?.. — с непробиваемым лицом поинтересовался Лавеллан, одной рукой вальяжно опираясь на край ведра. Рубашки на нём уже не было, но волосы всё ещё оставались в длинной потрёпанной косе, разве что к макушке уже подколоты не были.

+2

4

5

— Не прибедняйся, твоей ли голове вёдер бояться, — фыркнул Маханон. — Я бы за ведро опасался больше, — долиец слегка нахмурился, гадая, как прошёл их с Жозефиной разговор и что леди-послу довелось от Инквизитора услышать по такому сомнительному и противоречивому поводу. Она, конечно, закалённая орлейским двором и изумительными нравами иной шемской аристократии, но Алларос... Алларос есть Алларос. Наверняка стоял там с идиотским выражением лица и пытался сообразить, что это такое ему говорят. А злиться пришёл сюда. Ну, то есть как... Очень пытаться злиться. С не очень высокой эффективностью, если судить по виду осуждаемого им охотника.

— Тебе не скажу, — Маханон дёрнул уголком рта в ухмылке, но снова посерьёзнел. — Ей я уже всё сказал. Мы договорились и поняли друг друга.

+2

6

- Она мне тоже самое сказала, - Лавеллан не смоневался в словах сестры, как и в словах Маханона. По крайней мере, по поводу того, что разговор состоялся. А вот в том, что оба по этому поводу чувствовали сильно сомневался. - Только звучало не очень убедительно.

Распутав руки, Алларос подошел на пару шагов. Когда-то давно хмурость на его лица приравнивалась только к глупости. Может быть, Маханон именно так его сейчас и увидит. Но после парочки пережитых взрывов, десятка сложных решений, такая хмурость была только признаком абсолютной серьезности.

- Если ты через месяц опять передумаешь и обидишь так ещё и Жоззи, я тебя найду и побрею налысо, - по скривленным губам Аллароса можно было догадаться, что он собирался сказать угрозу посерьезнее. Но все-таки не смог, против своего соклановца.

+2

7

— Тебе сначала придётся меня найти, — негромко заметил Маханон, хищно осклабившись в ответ всему из себя серьёзному и злому Алларосу с явным вызовом к его способностям. О, несомненно, это выражение на лице самого героя-Инквизитора могло на львиную долю Скайхолда нагнать жути,  икоты и всяких других слабохарактерных бед от переизбытка впечатлений, но Маханон слишком долго знал Аллароса другим, чтобы его нынешний статус имел на него хоть какое-то усиляющее действие. Тем не менее, превращать разговор в шпыняние Инквизитора на публике — даром что возле конюшни среди её специфических запахов народу было не то чтобы много, — Маханон не стал, и встал перед соклановцем, уперев одну руку в бедро.

— Я не стану обижать Жозефину, — всё так же негромко и серьёзно сказал он, сверля Аллароса холодным голубым взглядом. — Я люблю её. И это было так ещё с первой нашей встречи. — Немного приукрашивание, наверное; первый взгляд его явно не отметил в ней ничего кроме того, что она знатная и наверняка сложная в общении женщина... как, впрочем, и взгляд второй, и несколько последующих. Но такое обобщение звучало лучше и всё-таки точнее, чем объяснять все перипетии зажегшихся в нём чувств к леди Монтилье. — Что я собираюсь сделать, так это вступить с ней в Узы и остаться рядом, потому что она нужна мне, а я — ей, — отчеканил долиец и следом поморщился, добавляя. — И не называй её Жоззи. Как муха над ухом звенит, честно.

+2

8

9

На эти слова Аллароса глаза Маханона опасно прищурились, блеснув сталью:

— Благодари Творцов, что задали тебе ума на сегодня не говорить со мной наедине, — плавно и с очень нехорошими интонациями проговорил эльф, чуть поводя головой из стороны в сторону не то в укоризне, не то примеряясь к броску. — Иначе ты бы болтался сейчас за шкирку где-нибудь на дереве. И уверяю тебя, если ты ещё раз назовёшь её шемкой, именно так и случится. Сколько бы зрителей вокруг не собралось, милорд Инквизитор, — последнее Маханон, нависающий над Алларосом несмотря на не самую заметную разницу в росте и тот факт, что рыжий долиец заметно прибавил в крепости плеч с тех пор, как стал переучиваться на меч, процедил сквозь зубы чуть ли не плевком с явной издёвкой.

+2

10

Сказать, что реакция Маханона Аллароса порадовала - ничего не сказать. Хоть он и не особо ценил угрозы, они не были чем-то новым. А вот позиция по поводу шемов - была новее некуда. Алларос прекрасно понимал, как Монтилье его отчитывала. И прекрасно зная Маханона, того Маханона, который жил с ним в Виммарских горах в клане, знал, какая может быть проблема.

Просто улыбнуться и отступить, Алларос, конечно, не мог. Давно прошли времена, когда молодой эльф боялся своего старшего сверстника. И не напомнить об этом Алларос не мог.

- Рискни, - спокойным тоном и с не мигающим взглядом ответил Алларос. - Ты не ответил, - сразу напомнил он, показывая, что не собирался отступать.

+2

11

На внешнюю непоколебимость Аллароса Маханон только хмыкнул, надменно вздёрнув подбородок — но вид у него при этом изменился на какой-то странно-довольный, даже усмешка наметилась в уголках изогнувшихся губ. Больше года в боях и испытаниях очевидным образом добавили рыжему Лавеллану характера, который он едва ли демонстрировал в клане — потому что тогда Алларос навряд ли осмелился бы вот так быковать и с небрежной флегматичностью упираться, даже зная, что обстоятельства целиком и полностью на его стороне. Как сейчас он бросал вызов, когда Маханон только что озвучил ему свои границы уважения. Это был, может, не самый большой шаг вперёд, но в случае Аллароса и более чем придирчивых к нему глаз Маханона — достаточно заметный.

— А твоя способность делать выводы какая-то секретная, что ли, раз ты её мне демонстрировать не спешишь? — охотник, держащий уши прижатыми к голове — не так высоко и плоско, как делают городские эльфы, и не так низко, как делают эльфы, когда им совестно или стыдно, но ровно так, как они складываются козырьком у раздражённых животных. — Тогда специально для тебя. Нет, меня это не смущает, — с вкрадчивым самодовольством пояснил Маханон.

+2

12

13

— Ты так говоришь, будто думаешь, что я не в курсе, — вслед исчерпавшему свои возможности для давления Алларосу проворчал Маханон, тоже отворачиваясь вполоборота к колодцу. Впрочем, в упрёк рыжему он это отступление не посчитал — потому что да, тема была серьёзная, и её бы обсудить спокойно, а не переплёвываясь. Но Алларос сам напрашивался. Хотя не то чтобы Маханон пощадил бы его, если бы он этого не делал.

— Я прекрасно понимаю, во что ввязался и на что мне предстоит пойти. И пойду. Жозефина видит в этом решении только хорошее и рада тому, что я буду с ней. Рада новым возможностям для Инквизиции в том числе. И если ты предчувствуешь в этом какую-то ошибку, будь так добр, поделись соображениями. Как знать, может тогда мы её и не допустим, — уперев обе ладони в бока, Маханон склонил голову набок, чуть дёрнув подбородком в сторону Аллароса, мол, я тебя слушаю, вещай.

+2

14

15

Ох, ну вот. Подобрались и к той теме, от которой Маханона ерошило больше всего. Долиец закатил глаза так, что было удивительно, что в черепе ничего не хрустнуло. Да-да, конечно, уж кому как не Алларосу порадоваться тому, что его заклятый врадруг потерял всякую опору в отношении того неприятия, которое раньше высказывал в адрес его — крайне сомнительного! — выбора. Надо ли уточнять, что Маханона это понимание вообще не радовало с самой завязки всей этой ситуации? То есть, конечно, с того момента этой ситуации, когда он начал в ней ясно соображать и осмыслять произошедшее, что случилось не сразу... Было, конечно, в этом взъерошивании и нежелании уступать что-то сугубо детское, слепо-принципиальное, но поделать со своими мигом встопорщившимися и забаламутившими ощущениями Лавеллан ничего не мог. Или не хотел. Внутри себя он, несмотря на все объяснения Жозефины насчёт любви и силы чувств, продолжал цепляться за то, что Алларос вообще-то завёл отношения с мужчиной, но... он пообещал на словах этого не касаться. В первую очередь самому себе. Как бы не хотелось продолжать трепать Аллароса как щенка за шкирку, желание чего неизменно тлело в подвздошье.

Но... ему правда пора было научиться вести себя иначе. Именно так, как Алларос сейчас сказал: по-другому. Иначе какие у него шансы вписаться в общество, где надо просчитывать каждый свой шаг, каждый жест или слово? И нельзя поддаваться импульсам. Маханон умел сдерживаться, когда хотел этого. Другое дело, что Алларосу от этого его желания мало что доставалось — с ним охотник не видел причины ставить себе рамки. Они же выросли вместе. Их отношения вряд ли когда-нибудь охладеют до нейтрального взрослого тона. Во всяком случае, Маханону этого не хотелось бы.

Но одно было совершенно точно — в том мире, куда Лавеллан вступал сейчас, Алларос жил уже давно. И только он будет по-настоящему на той же стороне и в тех же условиях. И что бы там ни было между ними все эти годы... это странным образом обнадёживало. Он не был такой один. Хотя и один бы справился.

"Я тоже не думал так, Алларос. Я тоже не думал."

— Ну добро пожаловать в мир удивительных открытий, — проворчал Маханон, разворачиваясь к ведру, чтобы зачерпнуть горстями холодной воды и наконец хотя бы умыться, обтереть шею. Погода на улице стояла не самая летняя — несмотря на солнце последних дней облачника, воздух мало кому показался бы достаточно тёплым, чтобы вот так стоять без рубашки, да ещё и купаться в ледяной колодезной воде. Но Маханон и не такие трюки проворачивал, когда надолго уходил охотиться на крупную дичь, а не просто собирать зайцев по силкам. Дело привычки, на самом деле. Ему бодрящий и скручивающий мышцы в теле холод даже нравился.

Замедлившимся от каких-то мыслей жестом стянув с шеи ладонь, пока капельки воды бежали по груди и спине, Маханон обернулся на Аллароса. И всё равно ещё несколько ударов сердца хмуро молчал, хотя явно собирался задать какой-то вопрос.

— Как... это получилось для тебя? Когда ты... Считаешь, это не было ошибкой? Или тебе всё равно? — преодолевая какое-то внутреннее сопротивление, поинтересовался долиец, с цепкой и мрачноватой остротой глядя в глаза Аллароса.

+2

16

Алларос постарался особо удивлённо на Маханона не смотреть. Наверное, надо было просто смириться с этим и видеть его другим, но это было сложно. Неожиданность сменялась другой неожиданностью. С такими поворотами, гляди, и начнется кружится голова.

Говорить про свое отношения к Дориану Алларос ещё толком не научился. Особенно с теми, кто, как он считал, видел в этом что-то плохое. Но... Таких разговоров ещё будет сотни и тысячи, а начинать надо было где-то. Начинать с новым и улучшенным Маханоном казалось отличным шансом.

Помолчав немного, Лавеллан всё-таки попробовал найти сравнение.

- Помнишь, в детстве мама заставляла нас жевать корень рипейника, когда мы врали? - Алларос машинально чуть усмехнулся, вспоминая суровые воспитательные методы его матери. Он чуть качнул головой. - Каждый раз, когда я говорил себе, что он мне не нравится, что меня к нему не тянет, что это не правильно, что это мерзко... Я чувствовал этот вкус во рту. До сих пор умом я понимаю, что не может быть ничего хуже - мужчина. Шем. Из Тевинтера. Будущий магистр. Я знаю все плохое, что могут сказать и подумать за такое обо мне и о нас, я все это подумал тысячу раз. Но стоит хотя бы на мгновение подумать о том, что мне надо от него отказаться... - Алларос положил руку на грудь так, словно ему стало физически больно, словно кто-то ударил его ножом в сердце и болезненно прокрутил.

- ... И я сразу понимаю, что это не было ошибкой.

+2

17

Маханон слушал его молча, постепенно заканчивая расплетать косу, высвобожденные из которой волосы успели слегка завиться.
Да. Как ни крути и не отпирайся, а действительно — похоже.

Сейчас, после отгоревших первых моментов возмущения, он уже почти не злился на это. Во всяком случае, в бардаке чувств на душе гневливая злость на сравнение с Алларосом, в которое судьба буквально тыкала его, словно сама Митал решила проучить своевольного охотника, занимала уже далеко не главное место.

Как и тогда, осознавая свои чувства к Жозефине и неспособность, — нежелание! — им противиться, Маханон ясно понимал только одно: с этим надо как-то жить. С тем фактом, что они оба вот так одинаково сошли с предначертанного при рождении пути. Ну, Алларос, может, не настолько. Он всё же сын городского эльфа. Как будто это делало его более приспособленным к жизни с людьми.

А еще неизменным оставался факт — даже далеко от клана, они оба этого клана часть. Здесь они — клан друг другу, не важно, насколько неловкий и искажённо встроенный в обстоятельства.

— Я тоже, — только и отозвался Маханон, поворачиваясь к ведру и одним движением выворачивая его себе на голову и встряхиваясь с шумным фырком. Иней, в которого полетели брызги, раздражённо чихнул, словно в подражание своему эльфу взмотнув головой. Отжав волосы и быстро растёршись старой рубахой, Лавеллан закинул ту на плечо. — Пойдём. Поговорим где-нибудь, где есть еда. Обещаю на дверные косяки тебя не вешать, — сухо усмехнулся он, упирая в бок другую руку.

+2

18

Последняя ремарка Маханона заставила Аллароса закатить глаза и тяжело вздохнуть. Казалось, они только начали приходить к какому-то пониманию и в мгновения все вернулось на круги своя.

- Вот теперь я тебя узнаю, - Алларос скривил нос, собираясь в очередной раз напомнить, что теперь просто так не дастся, теперь он может и будет давать отпор. Часы тренировок и ещё большие часы сражений его сильно закалили. Не говоря уже о том, что, повидав мир, Алларос перестал чувствовать себя таким маленьким, всего лишь из-за того, что Маханон был немного выше и немного шире в плечах.
Лавеллан развернулся, явно собираясь вести, но остановился. Волна грусти его накатила. Осознание, что секунду назад Маханон нравился ему куда больше, а потом они оба упали в привычное противостояние. Уши опустились и Алларос косо посмотрел на своего соклановца, озвучивая вопрос, который давно его терзал.

- Когда мы стали такими? В смысле, когда начали ссорится и так себя себя вести? Я... Я пытаюсь вспомнить, но, кажется, так было всегда...

+2

19

— Да ладно тебе таким серьёзным быть, — осклабился Маханон, поравнявшись и хлопнув Аллароса открытой ладонью меж лопаток. Но вроде бы не настолько сильно приложил же, чтобы рыжий как-то разом поник, опуская уши? Охотник посмотрел на него вопросительно — и, услышав вопрос, опустил взгляд себе под ноги, тоже, судя по сведённым бровям, пытаясь вспомнить.

Отчего Алларос стал раздражать его так, что аж всем?..

Сынок беглеца-отщепенца, из попытки отыскать, догнать которого не вернулся его отец. Благородное одолжение Хранительницы, обратившееся для их семьи трагедией, от которой мать никогда до конца и не отправилась. Маханону часто было за неё стыдно потом. Особенно когда во время праздников она умоляла тех, кто приглядывал за бочками с сидром, пустить её внутрь. Или пыталась пробраться и была поймана. И вместо того, чтобы веселиться со всеми, он сидел в шатре вместе с ней и держал её за руку. Ещё волнуясь. Ещё желая чем-то помочь. Но в двенадцать он ничего не мог. А когда стал старше — перестал и хотеть. Даже если и оставался из принципа заботливым сыном, сочувствие из этой заботы ушло. Осталась только усталость.

Последний раз они виделись, когда Ита помогала Хранительнице заботиться о раненых, смиренно слушаясь любого указания. Ещё больше похудевшая и побледневшая с той череды страшных ночей.

Она была одной из немногих причин не оборачиваться, покидая клан, чтобы присоединиться к Инквизиции. И одной из немногих, чьё мнение о совершенном им выборе его совершенно не интересовало. В какую бы истерику она не впала, услышав о том, что сын спутался с шемской женщиной и больше не вернётся.

— Я тоже особо не помню, — хмуро скривил губы Маханон. Не особо-то ему хотелось копаться в этой теме. Ну что он ему скажет? Во всём виноват его отец? Так Алларос тоже балбес бестолковый, каких поискать... — Просто ты... — охотник вздохнул. — Так или иначе, мы теперь не в клане. Какая разница, сколько от тебя толку в нём. С твоими нынешними возможностями уж всяко побольше, чем от меня, — усмехнулся Маханон, мотнув головой на стены замка.

+2

20

- Ага... мы теперь в чем-то больше, чем клан, - на Аллароса в очередной раз накатывала волна благоговейного ужаса. Паники, перемешанной с восхищением.

Он - глава Инквизиции.
Инквизитор Алларос Лавеллан.   

И вся Инквизиция была сложным механизмом. Живым организмом, настолько запутанным, что у его эльфйиских мозгов не хватало мощностей, чтобы в полной мере понять. И к этому всему добавлять ещё и внешние проблемы казалось если не предательством, то не нужным усложнением.

- Надо что-то менять. Это ни чем хорошим не закончится, - мотнул головой Алларос и коротко посмотрел на Маханона, проверяя, что тот понимал, о чем говорил Инквизитор.

+2

21

Маханон сделал ещё два шага и остановился, глядя на Аллароса. Иней, небрежно трусивший за ним, тоже остановился, шерстя белым боком бедро своего эльфа — и долиец рассеяно погладил волка по ткнувшей под руку лобастой голове, начинавшейся со щекотливо мокрого носа. Весенний ветерок сквозил по мокрой коже, особенно ощущаясь на бёдрах, к которым липла промокшая ткань штанов, но никаких мурашек на Маханоне заметно не было. Не для таких мелочей он приучался терпеть холод месяцами в долгие зимы Виммарских гор.

— Ничем хорошим? — Лавеллан поднял бровь. — Тебе столько проблем доставляют мои подначки? Они всё ещё до тебя добираются? — он не то чтобы именно насмехался, но нотка веселья в этом любопытстве была. Тем не менее, на Аллароса он смотрел прямо, без попыток высокомерно пыщиться дикобразьими иглами. Менять...

Проблема, которая душила его подростковой ненавистью и юношеской саркастичной издёвкой, и правда сейчас не имела значения. Перед ним стоял знакомый, но, по сути, другой уже эльф. Другой Алларос, изменившийся, окрепший, научившийся кусаться в ответ. Не этим ли он оправдывал свои постоянные подколки и придирки? Что желает ему только добра и учит сопротивляться неприятностям окружающего мира...

+2

22

- Конечно, добираются, - Алларос тоже остановился и повернулся, глядя на Маханона как на дурака. Вопрос ему казался настолько очевидным, казалось, как будто они обсудили его десяток лет назад. Хотя, на самом деле, никогда толком про это не говорили. Они соревновались, ссорились, снова соревновались, а потом жевали корень рипейника.  - Всегда добирались.

Добавил Лавеллан и пошел дальше, ожидая, что Маханон пойдет за ним следом, а потому спокойно продолжил говорить.

- Но теперь, если мы с тобой подеремся... - Алларос качнул головой, явно считая, что с таким настроением это будет не "если", а "когда". Ему уже хотелось напомнить Маханону, что он больше не слабый и больной маленький эльф и доказать это самым примитивным путем. А это было не правильно. - В общем, как минимум я хочу, чтобы у нас у обоих были уши на месте на твоей свадьбе. И чтобы Жозефина не смотрела на нас осуждающе.

+2

23

За плечом Аллароса, где шёл Маханон, не спеша равняться и сокращать разделявший его и Инквизитора шаг дистанции — и пользующийся этим, чтобы повнимательнее изучить... заново изучить соклановца — Инквизитора, главу организации, к которой Маханон вполне официально присоединился, — раздался громкий раскованный хохот.

— А, так вот чего ты теперь боишься! Её осуждающих взглядов? О, не спорю, не спорю, они очень остры, — долиец ухмылялся во весь рот. — И не бойся, не подерёмся. Или ты правда думал, что я по старой памяти начну тебя мутузить? Да ладно тебе, нам же не по двенадцать, — вот теперь он сократил расстояние и снова хлопнул Аллароса по плечу.

По правде сказать, дрались они и потом, и в четырнадцать, и в шестнадцать даже... Но уже заметно, заметно меньше, перейдя в основном на словесное шипение и зубоскальство. Переходить к рукоприкладству, когда вы оба уже почти взрослые и скоро будете всем доказывать, что готовы носить валласлин — так себе идея для самопрезентации.

+2

24

- А ты так уверен, что я не начну мутузить тебя, что готов рискнуть? - заломив брови, посмотрел на него Алларос. Такие глупые, противные детсткие чувства вызывал в молодом эльфе только Маханон. Всё их воспитание, всё их детство привело к такому. Противостояние, которое Алларос так и не смог выиграть. А теперь мог выиграть, готов был попытаться выиграть, но умом понимал, что это так тупо. Неимоверно тупо.

Влюбиться в тевинтерского магистра тоже тупо, но это его не остановило.

- Половина разведчиков считает нас братьями. И я... я даже особо их не поправлял, считая, что так и будет, когда ты с Элланой. А теперь... а теперь я даже не понимаю, как всё поменялось.

+2

25

Маханон не прекращал ухмыляться, скаля зубы:

— Рискни, — явно пародируя предыдущий "выпад" Аллароса, проговорил он, слегка наклоняясь в сторону соклановца, будто и правда подставляясь под удар. Зная, что всё равно его не получит. Или получит, и... тогда это станет ещё забавнее. Он же вооружён! Мокрой рубашкой через плечо. Страшная хрень, если знать, как правильно применять. Анара как-то гонялась за ними с мокрой тряпкой, и эту погоню Маханон запомнил навсегда. И учёл опыт.

Но переводить беседу в детскую потасовку Алларос и правда не стал, и Маханон вздохнул, пряча свою распираемую нахальством ухмылку куда-то вглубь себя.

— Может, не так уж всё и поменялось, — не сразу, но заговорил он. — Мы всё равно... оба Лавеллан. Одной крови, — вздохнул охотник, признавая это. Глупо было цепляться за то, кем был отец Аллароса. Особенно теперь, когда Алларос обрёл себе место в жизни всем на зависть — раскрывая своё предназначение. — Знаешь, мы с Жозефиной шутили... Она хочет взять двойную фамилию — потом, когда всё устаканится и можно будет заняться документами... какой-то такой человеческий обычай, чтобы почтить оба рода. Так вот, мы шутили, что люди будут путать, за кого же она вышла замуж, за тебя или за меня, — усмехнулся Маханон и вдруг, пойманный мыслью, очень озадаченно поинтересовался у Аллароса.

— А вы с Дорианом не собираетесь... ну... — с намёком и опять без конкретики сказанного вслух слова проговорил Маханон, поясняя свои мысли бровями.

+1

26

- Ох... - Алларос уверен был, что для кого-то это была шутка. Может быть он и сам бы посмеялся, не представь он в красках, какие слухи поползут. Про них с Дорианом слухов было столько.... и один красочнее другого. Про их сложные и драматичные отношения пошли такие красочные рассказы, задолго до того, как у Аллароса появилась возможность даже первый раз Павуса поцеловать. А после этого.

- Это так запутает сплетников... Небось, в следующий раз, когда я окажусь в Вал Руайо, меня будут считать многоженцем и... еще каким-то монстром, -  Алларос даже представить не мог, о чем только нафантазируют сплетники и как исказится история спустя столько лиг.

За своими волнениями он даже не понял, о чем его спрашивал Маханон. Но даже без волнений, он скорее всего не понял бы. Потому что таких мыслей в голове эльфа не было.

- Мы с Дорианом что?

+2

27

— Тебе ли привыкать монстром считаться, — с интонацией "в каждой шутке только доля шутки" улыбнулся Маханон, покосившись на как будто слегка растерявшегося Инквизитора. Он и в первый-то свой поход до Убежища наслушался о великом Вестнике Андрасте всякого изумительного — а уж насколько помножились и преумножились людские кривотолки с тех пор... И что с того? Может, Жозефина была не так уж не права, считая, что слишком заострять на этом внимания не надо — кому потребуется, она объяснит, а кто будет путать — тех мнением можно пренебречь.

А вот перед вторым ответом ему пришлось вдохнуть поглубже, чтобы заставить себя сказать вслух эти слова. Про двух мужчин, которые вроде как любят... друг друга. И... наверное, это серьёзно? Если всё так, как ты описал, Алларос; если всё так, что я не просто так узнал в твоих словах себя...

— Пожениться, — наконец отрубил Лавеллан со вздохом. — Вы собираетесь пожениться? Или... в Узы вступить. Не знаю, как вы между собой такое делить будете. Он ведь... тоже не из простых людей, да?..

Магистры-маги ведь правят в Тевинтере. И это место в обществе уж вряд ли ниже того, какое занимала семья Монтилье с дочерью-послом от целой страны.
И это совпадение, пожалуй, тоже можно счесть исключительно забавным.

Отредактировано Mahanon Lavellan (2022-06-26 23:56:04)

+2

28

29

Маханон, с весёлым изумлением выгнув брови, смотрел на смутившегося и замявшегося Аллароса, совершенно растерявшего всю свою Инквизиторскую закалку перед лицом собственных отношений. Что не так? Или в любовных отношениях с мужчиной быть нормально, а с Узами это он уже по шемским традициям загнул?..

— Ну как зачем? — развёл охотник руками. — Если вы серьёзно, то почему не принести клятвы? Не скрепить союз? Он-то когда-нибудь будет, а ты уже Инквизитор, — Маханон указал большим пальцем куда-то за своё плечо. — У тебя вон там целая армия в долине собирается. А вон там, — тычок указательным в сторону ворот в главный зал крепости, возвышавшийся над лестничными пролётами впереди, — куча всякой знати разного калибра, которая без конца приезжает с подарками и взносами "установить отношения", — с некоторой издёвочкой произнес он. — Как по мне, позиция посильнее многих. Разве что только... — Маханон помрачнел. — ... его семья будет против того, что ты эльф?.. — поинтересовался он хмуро, уперев руку в бок. Всё же магистры Тевинтера и их традиции брать рабов... Дориан, конечно же, другой — все уверяют, и Жозефина добавляет, что само его присутствие здесь — манифест о том, что не весь Тевинтер — это злобные культисты-венатори. Но Узы ведь дело не только двоих...

+2

30

- Против того, что я эльф... - согласно кивнул Алларос. По описаниям Дориана молодой эльф все равно не мог в полной мере представить, насколько это проблема, не только с семьёй, но и вообще со всем Тевинтером. Он просто знал как факт, что это проблема. Они все в долийских кланах знали и некоторые чувствовали на своей шкуре, насколько это проблема, а уж в самом сердце империи.

- И того, что я не женщина... 

По старым детским оскорблениям в исполнении Маханона, Алларос дрался как девчонка. Что было оскорблением, причем скорее всего оскорблением Элланы. На тот момент маленькая девочка была сильнее, чем маленький и больной Алларос. Вряд ли это кого-то успокоит, как аргумент - почему Дориан должен выйти за Аллароса замуж.

- В сравнении с его семьёй, мама отреагировала очень спокойно. И у них был десяток лет, чтобы принять это... Так что... Все сложно, - Алларос пожал плечами. То, что Маханон поднял эту тему, помогло только вспомнить, сколько проблем сопутствовало их союзу. И они все объясняли, почему эта мысль ни разу не пересекала ум молодого Инквизитора.

- Да и любые клятвы потом будут ему только мешать. Я не хочу, чтобы он превратился в одинокого вдовца, на котором сам Инквизитор завязал все возможные узлы.

+2


Вы здесь » Crossbar » фандом » family feud [Dragon Age]