пост недели от HENRY MILLS
Это, кажется, будет просто нереально. Он просто молчал, боясь на данный момент, сказать хоть слово. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » Наши сны - это другие жизни [ouat]


Наши сны - это другие жизни [ouat]

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Наши сны - это другие жизни

Heart beats fast,
Colors and promises,
How to be brave?
How can I love when I'm afraid to fall?

A Thousand Years - christina perri

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/958/115419.gif

Зачарованный Лес

Румпельштильцхен & Кора

Что было бы, если? Вечный вопрос, который мы задаем себе, думая о прошлом. Но, где-то в другой Вселенной, другие мы, сделали это "если" и вот он итог.

Отредактировано Cora Mills (2022-06-27 21:11:26)

+1

2

Сумерки сгущались, откуда-то наползал безрадостный голубоватый туман, и стало заметно холодать, но Румпельштильцхен не обращал на это внимания. Всё, что занимало его в эти мгновения – Кора. Её обман. Её… сердце в этой проклятой шкатулке. Обучая накануне любимую вырывать сердца, со смехом показывая ей, как легко это можно проделать, на примере сердца какого-то случайного разбойника, Румпельштильцхен и подумать не мог, что ученица обратит свои знания против учителя.
И захочет разбить его собственное сердце.
- Ты никогда меня не любила! Никогда! – голос его взвился до высоких, отчаянных ноток, и с языка уже готово было сорваться: “Я заберу твоего ребёнка, твоего первенца”, но, опомнившись, Румпельштильцхен до боли прикусил свой серый змеиный язык. Идиот, он же изменил контракт! Он поверил, что Кора готова броситься ради его любви в тьму и одиночество, что ей будет достаточно его, что она поняла, сколько всего придётся натворить ради королевского трона, и… float:right
Мысль с хрустальным звоном оборвалась, когда Румпельштильцхен взглянул в глаза Коре и увидел в них слёзы. Он никогда, никогда раньше не видел её слёз. Он вообще был уверен, что Кора не из тех женщин, которые плачут, но вот она, готовая разрыдаться, стояла перед ним со шкатулкой в руках.
Шкатулка. Кора могла спрятать своё сердце, но не сделала этого, а принесла ему. Зачем? Чтобы он в гневе и ярости раздавил его, разрушив все свои планы? Нет, конечно, нет! Тогда зачем же…
- Никогда не любила, - сдавленно прошептал Румпельштильцхен и дрожащей рукой коснулся волос Коры, чувствуя такую знакомую шелковистость их под пальцами. – А может быть
А может быть, потому и вырвала сердце, что всё-таки любила. Разве его самого не посещала такая мысль? Разве, думая о потерянном сыне, Румпельштильцхен не ощущал такую боль, что лучше бы его почерневшего сердца и вовсе не было в груди?
Но нет. Вместе с сердцем он лишился бы самого себя. Именно это хотела сделать сейчас Кора. О, разумеется, Тёмный не станет облегчать ей задачу!
Один миг – и шкатулка распахнулась, другой – и сердце оказалось в его руке, освещая тьму и бросая кровавые блики на лицо Коры. Румпельштильцхен глубоко вздохнул и погрузил руку в её грудь, возвращая сердце.
- А теперь, - потребовал он, впиваясь прищуренными глазами в лицо Коры, - скажи, повтори всё то, что говорила раньше. Если ты с сердцем в груди откажешься уйти со мной, я поверю тебе… только тогда поверю!

[nick]Rumplestiltskin[/nick][icon]https://i.gifer.com/DTCn.gif[/icon][sign]That's why I love you.[/sign]

+1

3

[icon]http://pa1.narvii.com/7229/d1eb2b5fae19c8dc2ad1b89ac01551505f23492br1-160-170_00.gif[/icon][sign]https://i.gifer.com/BYx7.gif[/sign]

Солнце село за горизонт, время идти на встречу, что определит моё будущее, кто же знал, что всё закончится иначе? Что всё произойдет не так, как предполагала я? Со слезами в уголке глаз, с тяжестью в сердце. И что потом?
   Любовь – это величайшее зло и величайшее благо, которое освещает этот мир ярким заревом эмоций и надежды на великое становление, великое счастье и великое будущее. Выбрать между властью и любовью крайне тяжело. Поставленная цель притягивает к себе, но не настолько, чтобы стать во главе краеугольного камня. Такая простая и такая сильная переменная, что заставляет болью обливаться сердце, разбивает его на мелкие осколки, превращает его в темный остаток пыли, что готов рассыпаться в прах, стоит его достать из груди. Передо мной поставили очень тяжелый выбор, причиняющий неимоверную боль. Наверное, будь на то воля духов, я бы отрезала себе руку или ногу, чтобы избавиться от уз, что крепко – накрепко, связывали меня с любимым человеком, которого я принимала всецело, со всеми изъянами и преимуществами. Когда я смотрела на Румпельштильцхена, я видела именно его и никого более. Он заставлял мое сердце трепетать неистово внутри, и я готова была отдать всё ради него. Даже собственное сердце, которое собственноручно вырвала из груди, чтобы придти к этому проклятому дереву и отказаться от слов, данных всерьез накануне в замке.
   Слезы, что стояли в моих глазах – это  слезы боли, любви, сожаления, которые до сих пор лились не прекращаемым потоком из глаз. «Что я делаю?» Один лишь вопрос, что играет перед глазами, заставляя оборачиваться назад, вспоминая всё то, что сопровождало процедуру вырывания сердца из собственной груди. Я бы никогда не подумала, что это так больно – лишать саму себя сердца, всего того, что делало меня мной и грело вечерами, когда Румпельштильцхена не было рядом. Я не могла поверить, что смогла заставить себя сделать это. Руки предательски дрожали, но я старалась говорить ровно и уверенно, пускай, и сама не знала, верно ли поступаю, кладя свою любовь и свое сердце на жертвенный алтарь будущего, в котором не будет, ни счастья, ни Темного, ничего. Ничего, кроме власти, власти и еще раз власти, и уважения, сопровождаемого страхом передо мной. Стоят ли мои амбиции и желания, счастья, которое я испытывала рядом с мужчиной, стоящим напротив меня? Я не знаю ответ на этот вопрос. Уже не знаю, когда смотрю в глаза любимого человека. Уже не знаю. В замке, после разговора с королем, было проще принять решение. Теперь же. «Только бы продержаться и переждать».
   Я вырвала сердце из груди, но эмоции лишь постепенно затухали, лишая меня возможности чувствовать новое, но оставляя послевкусие пережитых горячих поцелуев и объятий, боли, испытанной недавно, горящей ярко в груди сейчас. Мне хочется верить, что я поступаю верно. Хочется верить, что Тёмный поверит мне, разозлится и уйдет. Мне хочется этого, чтобы мой выбор подтвердили действиями. Я этого хочу. Прямо здесь и сейчас, смотря в глаза Румпельштильцхена, в ожидании вердикта и принятия печальной истины. С сердцем в руках, которое я готова отдать самому дорогому человеку на свете. Тому, кто сбережет его, кому я доверяю больше самой себя. И что же он делает? После всего того, что я ему наговорила и услышала в ответ, он не отступает. Я успеваю лишь испугаться, прежде чем маг возвращает мне сердце, что сжигает всё внутри болью. Пытаюсь смотреть Румпельштильцхену прямо в глаза, но меня хватает ровно на, те секунды, когда он требует повторить ранее сказанное. Рука ложится на грудь, где бьется сердце, я опускаю взор, сжимая крепко от боли глаза, тяжело выдыхая. Сердце жжется, истошно бьется в груди, я хватаю ртом воздух, ощущение, что не хватает кислорода. Я как выброшенная на берег рыбешка, жаждущая, вернуться домой. И эти проклятые слезы.
- Я не могу, - закрываю глаза на мгновение и распрямляю плечи, гордо поднимая подбородок. Совладала с болью, поджала губы, всё ещё не могу остановить слезы, но теперь в глазах эмоции, что набатом бьют по вискам.
- Не могу сказать это снова, Румпельштильцхен, - в этот момент я ненавижу себя за то, что сделала, что хотела сделать, я не смогу повторить сказанное, не смогу вновь вырвать сама себе сердце. Когда эмоции вернулись, боль стала только сильнее, я едва ли сдерживаюсь, чтобы не заплакать навзрыд. Я не могу лгать любимому человеку, это вызывает неимоверные страдания, играющие на дне глаз.

Отредактировано Cora Mills (2022-07-07 20:13:05)

+1

4

Вот оно. Момент истины. Сейчас, когда все маски сброшены, Румпельштильцхен видел боль на лице Коры, в её глазах, и эта боль так перекликалась с его собственной, что он и сам не сдержал слёз. Всё-таки она его любила. Удивительный миг, когда могущественный и коварный Тёмный маг превратился в человека с блестящими влагой глазами, дрожью протянутых навстречу любимой рук и взглядом хромого пса. Жёсткие черты его смягчились, слабая растроганная улыбка раздвинула губы.
Он ведь не был уверен, что Кора не повторит своих слов. Румпельштильцхен потерял всех, кого любил – мать, которой не знал; отца, ненавидевшего сына непонятно за  что; Милу, желавшую его смерти в бою, а не жалкой участи жены труса; и, наконец, Бэя – по собственной вине, которая до сих пор жгла Румпельштильцхена изнутри калёным железом.
Он так отчаянно не хотел потерять ещё и Кору, но так слабо верил в то, что его чувства на самом деле взаимны. И чуть было не оступился. Чуть не позволил ей – и себе – совершить роковую ошибку.
Нет уж, теперь всё будет иначе. Румпельштильцхен кое-чему научился, став Тёмным – быть может, единственным Тёмным, сумевшим не только прожить дольше остальных, извлечь из магии не один вред, но и пользу, и сохранить в своём сердце любовь.
- Тогда мы уходим, как планировали, - он взял Кору за руки, ища в её глазах подтверждения своему решению. Забирать её насильно Румпельштильцхен не желал – любовь не живёт в клетках, она там умирает. – Я не могу обещать, что ты не пожалеешь о своём решении. Я не могу предложить тебе ничего иного, кроме тьмы, одиночества… и любви. Я, но мы… мы вместе, возможно, что-то сумеем изменить.
Забытая шкатулка валялась у их ног, однако Румпельштильцхен не обращал на неё внимания. Вряд ли Кора захочет вернуться за сердцем короля – всё в ней говорило, по крайней мере, внешне, что ей совсем не до этого. Плевать на прошлое, перед Тёмным и его ученицей расстилалось будущее, полное ещё робких, как нераскрывшиеся бутоны чёрно-фиолетовых орхидей, надежд, но уже близкое.
Румпельштильцхен шевельнул пальцами, и сиреневый дым скрыл обоих от чужого глаза, перенося в Тёмный замок, прямо на середину большой залы. Отпустив руки Коры, Румпельштильцхен немного смущённо хихикнул.
- У меня тут не прибрано, и шторы гвоздями приколочены, чтобы солнечный свет не мешал, но я думаю, мы с этим справимся!
В углу, как обычно, стояла прялка - очень знакомый Коре предмет, - а рядом с ней грудились корзины с соломой и шерстью. Румпельштильцхен мог создавать золото из того и из другого.

[nick]Rumplestiltskin[/nick][icon]https://i.gifer.com/DTCn.gif[/icon][sign]That's why I love you.[/sign]

Отредактировано Mr. Gold (2022-07-08 13:13:12)

+1

5

Как я могла? Вопрос, который возникает в моей голове, как гром среди ясного неба. Грубо, безапелляционно, внезапно. Я едва не сломала саму себя, решив сделать неверный выбор и вот, теперь его последствия раздирают душу на мелкие куски, рисуя в сознании страшные картины. Я не могу сказать и слова, протягиваю руки в ответном жесте, цепляюсь за ладони мужчины, как за спасительную соломинку. Кончики пальцев дрожат из-за переизбытка эмоций, но мне становится многим лучше, когда я чувствую тепло чужих рук и имею возможность ощутить прикосновение к Румпельштильцхену. Пускай, и через ткань перчаток, но такое родное любимое тепло, что навсегда сохранится в моем сердце. Я никогда не хотела покидать этого мужчину, ни за что на свете, так как верила – он моя судьба. Его я была готова принимать в любом обличие, в любом виде, с любыми недостатками и преимуществами. Он мой свет в конце туннеля, и я очень рада, что Темный маг не дал мне совершить роковую ошибку, что он остановил меня. К черту Королевство, к черту всё.
   На слова своего собеседника, я согласно киваю головой, что готова идти дальше, не оглядываясь назад. Не смотря ни на что, идти только вперед, без сожалений и сомнений. Я выбираю этого человека, отныне и всегда, как он выбирает меня. Иначе, сложно назвать то, что происходит между нами. Мы как две реки, что встретились на равнине, и слились в единое целое, чтобы влиться в огромное бескрайнее глубокое море. Будут и шторма, и штиль, и ясные теплые деньки, будет всё, но мы со всем справимся. Главное, больше не расставаться.
- Мы справимся, вместе, - говорю каждое слово шепотом, едва заставляя себя проговорить что-нибудь вслух. Эмоции всё еще переполняют меня, больно саднит горло, слезы подкатывают к глазам, но я рядом. Просто, мне нужно немного времени, чтобы отойти от пережитых волнений. Сердце, пускай и не долго, было вдали от своего законного места, протестующее саднит, будто бы мстя за мой опрометчивый поступок. Его не разбили, но изрядно измотали, обратив чувства во зло, которое могло бы разрушить всё то, что было построено. Но, как, ни странно, я чувствовала, что теперь всё правильно, как и должно. Что теперь я не совершаю самую страшную ошибку в своей жизни.
   Когда мы оказываемся в замке, я стягиваю белоснежные перчатки со своих рук и осматриваюсь вокруг. Улыбаюсь на фразу о шторах, согласно киваю головой, чтобы после подойти к прялке. Провела ладонью по колесу, не двигая механизм с места, и после смотрю на Румпельштильцхена. Я впервые нахожусь в жилище Темного Мага, и это наводит на мысли, что я первая девушка, которая оказалась в этом замке. Не убрано и шторы прибиты гвоздями к гардинам – этого вполне достаточно, чтобы всё понять. От этого осознания становится лучше внутри, и я подхожу к мужчине ближе. Хочу прикоснуться к нему не через ткань перчатки, а кожей. Для меня этот человек всегда будет самым прекрасным на свете.
- Румпельштильцхен, я люблю тебя, - знаю, я никогда до этого не говорила ему подобных вещей, но это абсолютно искренне. В моих словах нет и капли лжи. И мне хотелось бы, чтобы Темный Маг верил мне. Нежные кончики пальцев скользят по мужской щеке, а сама я подаюсь вперед, чтобы поцеловать. Трепетно, вкладывая в этот поцелуй всю нежностью и любовь, которые, я только испытываю к своему возлюбленному. Целую так, как никогда до этого не целовала, потому, что не осознавала, не принимала весь спектр эмоций, бушующих внутри. Сомневалась, насколько правдиво всё это, и правда ли я не сплю. Но этот вечер, эта ночь, она расставила всё по своим местам, и теперь не осталось места сомнениям. Я знаю – это всё правда и мне не кажется. Нет смысла отрицать истину, зародившуюся внутри сразу, как только я увидела Румпельштильцхена. Он сразу же завоевал моё сердце, пускай, ни я, ни он, об этом не догадывались. Всё шло по своему уникальному пути, ведя нас к этому самому моменту. Разве, это не прекрасно? Любовь – это не слабость, это великое благо, что согреет в самую страшную вьюгу и дарует надежду даже в самые темные времена. Это любовь и здесь любые слова излишни.

[icon]http://pa1.narvii.com/7229/d1eb2b5fae19c8dc2ad1b89ac01551505f23492br1-160-170_00.gif[/icon][sign]https://i.gifer.com/BYx7.gif[/sign]

+1

6

If you need me
You know I'll come running
Right to you
Just give me a sign
I won't leave you
We'll make it together
And take it to the end of time
© Scorpions, “Love Will Keep Us Alive”

Румпельштильцхен давно отвык любить и быть любимым. Когда Мила становилась его женой, он был уверен, что их ждёт прекрасная и безоблачная жизнь, потому что они испытывали друг к другу безграничную нежность. Его чувств к Миле не изменило бы ничто; её чувства изменила война. Когда он пришёл домой, хромая – измученный болью в ноге, презрением товарищей, у которых тоже были семьи, но никто не ударил себя по ноге молотом, как он, - надежда на понимание и любовь Милы ещё грела изнутри. Но быстро схлынула, когда Румпельштильцхен встретился взглядом с голубыми глазами Милы и увидел в них горечь и презрение. Такое же, как у всех остальных. Позже он понял её, или убедил себя, что понял – женщины не любят трусов, а Мила выходила замуж за весёлого доброго Румпельштильцхена, полного сил и энергии, а не того сломленного, выглядевшего старше своих лет хромого калеку, которым он вернулся с фронта.
И всё же Румпельштильцхен помнил вкус её мягких губ, когда она прижималась к нему и обнимала обеими руками, помнил, что она хотела его, и жаждал повторить всё это, но по-другому, с другой женщиной, и тогда уж всё сложится иначе.
Кора совершенно затмила собой Милу. Рядом с её страстью, красотой и удивительной внутренней силой воспоминания о Миле блёкли, стирались из памяти, и, охотно перевернув эту страницу, Румпельштильцхен понадеялся, что теперь у него всё получится. Больше никакой тоски и глухого отчаянья, сжимающего сердце. Будущее можно изменить, и раз уж его смогли полюбить чудовищем, крокодилом, таким, какой он есть, значит, границы раздвигаются всё сильнее, и могущества станет ещё больше, и Бэй вернётся, чтобы узнать… чтобы узнать, что у него есть сестра.
Румпельштильцхен смотрел на Кору, слышал о любви и понимал яснее ясного – отпусти он её, поступи так малодушно, как чуть не поступил, Кора была бы потеряна для него навсегда. И эта рана в его сердце не зажила бы, время только сделало бы её края ещё более кровоточащими и болезненными.
- И я люблю тебя, - он привлёк Кору к себе, и, отвечая на её поцелуй, чувствуя, как сильно желание сделать её своей, раз и навсегда, прикрыл глаза и ощутил, как магия отхлынула. Всего на несколько мгновений сердце Румпельштильцхена перестало биться, а затем волшебство вновь побежало по его жилам, но теперь чувствовалось как-то иначе. Словно магия любви перемешалась с ним, и тьма, переплетённая искрами нежности и страсти – это уже не совсем тьма. Не заглядывая в своё сердце, Румпельштильцхен знал – чувствовал – что чернота отступила, оставив гораздо больше красных искр, чем было до этого.
- Мы заключим сделку, - прошептал он, сбрасывая голубую накидку с плеч Коры, чтобы не мешала, - я буду учить тебя – каждый день по одному магическому рецепту, и много любви; каждое высохшее чёрное дерево в моём саду оживёт, и всякое волшебство будет иметь цену, но мы разделим её на двоих, - он взялся за кончики её белых перчаток и потянул с рук, - и каждый месяц наше дитя будет становиться сильнее, пока не родится самой могущественной волшебницей в мире, ведь любовь – это свет, и вместе с тьмой они сольются в союзе, которого не видывал никто.
Перчатки упали на пол, и, держа Кору за руки, чувствуя тепло её пальцев и глядя в её тёплые карие глаза – никакого холодного голубого блеска, никакой ледяной уничтожающей праведности, - Румпельштильцхен шептал ей в губы:
- В каждый миг могущества нам будут покоряться новые земли, и мы поставим на колени всех королей мира. И наша сила станет так велика… что мы сумеем пересечь время и пространство. И тогда, - его руки скользнули по гладким, круглым белым плечам Коры, спустились ниже – расстегнуть пуговки платья, - мы сможем открывать порталы в неизведанное. Путешествовать по другим мирам. Исполнять все свои мечты, - сиреневый вихрь магии закружил обоих, перенося в спальню – о, как же сильно я хочу тебя, как хочу. – Всё, чего мы захотим, будет в наших руках. Кора, когда мы встретились, - он сбросил с плеч кожаный сюртук, расстегнул жилет, а затем рубашку, - я сказал, что твоё имя звучит так, как будто что-то сломалось. Но это не совсем так, - выпуклые с нечеловеческими зрачками глаза смотрели очень по-человечески нежно, - наоборот: ты склеила во мне то, что было сломано. Давай же теперь окончательно закрепим сделку.

[nick]Rumplestiltskin[/nick][icon]https://i.gifer.com/DTCn.gif[/icon][sign]That's why I love you.[/sign]

Отредактировано Mr. Gold (2022-07-18 23:28:38)

+1

7

[icon]http://pa1.narvii.com/7229/d1eb2b5fae19c8dc2ad1b89ac01551505f23492br1-160-170_00.gif[/icon][sign]https://i.gifer.com/BYx7.gif[/sign]

   Как и магия, любые ошибки и решения имеют последствия, стоит лишь раз задуматься о них и по телу бегут мурашки. Появляются в мыслях настырные: «а что, если бы», не позволяющие взглянуть на ситуацию трезво. Прошлое нещадно давит на разум, подкидывая безрадостные картинки, разрушающие душу, и волна сожаления захлестывает головой. Если бы не Румпельштильцхен, я никогда не узнала о тяжести своей ошибки, способной лишить меня счастья с любимым человеком. Сейчас во мне всё трепетало, а такое властное и нежное прикосновение к талии, когда мужчина привлек меня к себе для поцелуя, оно лишило последних грустных мыслей и открыло путь к чему-то новому и совершенному. Внутри появилось ликование, что лучилось в глазах, смотрящих на Темного мага с любовью и обожанием. Кончики пальцев подрагивали от волнения, а не от страха или сомнений. А слова любви, они настолько ярко отозвались в сердце, что голова закружилась, и я крепче обняла любимого человека. «Вот как выглядит счастье?»
   Я улыбаюсь, каждый раз, когда пальца мужчины прикасаются ко мне, по телу бегут мурашки, я как завороженная, смотрю на своего собеседника, согласно киваю головой и тянусь за ним, как корни деревьев тянутся за водой. Каждое его слово – оно яркими красками взрывается в голове, рассказывая будущую нашу историю. Без изъяна, без каких-либо опрометчивых и жестоких решений.
- Я разделю с тобой и радости и горе, успех и падение, я разделю с тобой каждое мгновение. И в саду посажу алые розы, которые своим ароматом и прохладой будут укутывать нашу дочь, - потому что, любовь, как цветок, разрастается красиво и обильно, если его не срезать раньше времени. Мы будем счастливы в этом месте, вдвоем, втроем, когда настанет время. Всё это лишь маленький шаг, но он уже начат и это самое главное.  Делаю ещё один шаг вперед, чтобы положить ладони на грудь мужчины, когда перчатки падают на пол. Тонкими изящными пальцами начинаю расстегивать кожаный жилет Румпельштильцхена, выгибаясь в спине, чтобы ему удобнее было справиться с пуговицами на моем платье. Когда мы оказываемся в спальне, я на мгновение отстраняюсь, чтобы легким жестом рук избавиться от ненужной сейчас одежды и прильнуть к обнажившемуся мужчине. Такому теплому и притягательному, что не остается сомнений – он сумеет меня согреть даже в самую холодную пору.
- Когда я впервые тебя увидела, я поняла, что ты именно тот человек, с кем я буду чувствовать себя нужной, целой, важной, сильной. Я не верила в любовь, пока мы не начали проводить с тобой время. Спасибо, что не отпустил меня, - ладони скользят по груди мужчины, по плечам, тонкие пальцы зарываются в кудрявые его волосы, а я дарю поцелуй, полный любви и страсти, вместо ответа и любых других слов. Это всё правда, до единого слова и каждого удара сердца, что заходится в груди безумной спешкой и самозабвенной чувственностью. Хочется рассыпаться на тысячи осколков, что останутся блестящей росой на зеленной коже, обнимая любимого человека, целую вечность, сливаясь с ним в единое целое.
   Когда я пыталась выбраться из клетки своей жизни простолюдинки, я потеряла веру в любовь, во что-то чистое и прекрасное, будучи обманутой и брошенной на произвол судьбы. И лишь Румпельштильцхен вернул меня с той стороны света, где чувства казались пустой блажью. Его присутствие наполнило мою жизнь не только магией и силой, но и смыслом, обретающим новые неизведанные грани теперь и всегда. Я улыбаюсь между поцелуями, помогаю избавиться от лишних оставшихся частей одежды, чтобы каждой клеточкой ощущать горячие прикосновения, внимать единству душ и страсти, огнем опаляющих всё естество. Сделка или нет – это всё не имеет значение, потому что любовь нашла нас двоих, объединив наши судьбы, и теперь я никогда не откажусь ни от своих чувств, ни от своих слов.
- Я твоя, Румпельштильцхен, а ты мой, - целую мужчину самозабвенно, после утопая в ласке любимых рук, в ткани простыни и тонком пространстве бытия, насыщенного любовью. Разделив вместе ложе, мы заключаем величайшую сделку, длиною в целую жизнь и после бесконечность, следующей за ней.

+1

8

5 месяцев спустя

- В прошлый раз я только прогнал такую же, как вы, орду завоевателей, и остановил войну, - недобро оскалившись, Румпельштильцхен шагнул навстречу огромному войску огров. Он помнил, как это было, и помнил, что карающую длань задержал Белфайр, опасаясь превращения отца в полное чудовище, но…
– Похоже, этого было недостаточно, и сегодня я вырву вам глотки и намотаю ваши кишки на руку!
Голос Тёмного, усиленный магией, разносился по всему полю, заставляя дрожать от страха даже тех, кого он сегодня избавил от погибели – немногочисленное войско короля Мориса. Только сегодня утром тот в панике призвал Румпельштильцхена и посулил «всё, что угодно» в обмен на спасение маленького королевства от нашествия огров. Решив испытать короля, Румпельштильцхен указал когтистым пальцем на мирно спавшую в своей колыбельке новорожденную принцессу Белль, и когда Морис закричал: «Уходи! Убирайся, чудовище!», одобрительно кивнул. И успокаивающе поднял руку:
- Это была шутка. Я помогу вам. Всего лишь за информацию об одной… фее, - и, выплюнув это слово, Румпельштильцхен сморщил нос и помахал перед собой ладонью, будто отгоняя приторный запах фейской магии.
На такую цену Морис был согласен, и вот сегодня, сейчас Румпельштильцхен стоял посреди поля боя; в него полетели стрелы и копья, заставляя гудеть и сверкать магический барьер, воздвигнутый вокруг, но поколебать его не смогло бы ничто на свете. Огры бросались на Тёмного – и падали мёртвыми, словно в один миг задушенными магией. Огры пытались убежать – магия обвивала их ноги, опутывала крепкими лианами, заставляя падать. Земля разверзалась под их ногами, и в трещинах её пропадали яростно и испуганно кричащие враги. Солнце слепило тех, кто держал в руках лук, а огромные тяжёлые мечи ломались в тонких и с виду слабых руках Тёмного, будто веточки. Невидимые кинжалы вспарывали огровские глотки и животы, и прямо в сердце им вонзались свои же копья.
Наконец, в живых остался только один предводитель огров. Румпельштильцхен шагнул к нему, тот угрожающе поднял оружие… и меч звякнул о землю. Рядом осталась лежать поистине огромная алая роза, свежая и источающая невероятный аромат. Ухмыльнувшись, Тёмный склонился над ней и аккуратно поднял за стебель, а затем, развернувшись на каблуках к стоявшим в отдалении солдатам Мориса, звонко провозгласил:
- Поздравляю с победой в вашей маленькой войнушке!
А затем только клубы сиреневого дыма – и Румпельштильцхен пропал, как не было его. Только палящее солнце безмолвно освещало поле боя – а вернее, бойни.
***
Румпельштильцхен распахнул двери Тёмного замка и вошёл внутрь, улыбаясь своим мыслям. Не только каждая сделка оборачивалась удачей, но и каждый миг казался особенным – упустишь его, и как будто становится тяжелее дышать. Даже самый запах его магии изменился – вместо увядших фиалок он источал аромат только что расцветших, потому что тьма, переплетённая любовью и нежностью – уже не совсем тьма.
- Кора, моя дорогая, - позвал Тёмный, держа правую руку за спиной и пытаясь спрятать поистине огромную розу, - я узнал, где находится палочка Чёрной феи!
Это было невиданной удачей; палочка Чёрной феи, как и она сама, считались необычайно могущественными. И чтобы преуспеть в магическом ритуале, который сделает Тёмного и его супругу ещё сильнее, а может, и раздвинет перед ними границы миров, Румпельштильцхен нуждался именно в этой палочке. Его беспокоило только одно – стоит ли приступать к делу, когда Кора беременна, и не повредит ли это будущему ребёнку?
- Это тебе, - Румпельштильцхен жестом фокусника вынул из-за спины цветок и протянул его Коре, шагнув поближе и готовясь заключить её в объятия – осторожные и сейчас больше исполненные нежности, чем страсти, потому что любимая женщина носила в себе его ребёнка. Ту самую девочку, которой не грозит никакое зло и разбитое сердце, потому что она дочь Румпельштильцхена. А он обещал, что не только найдёт Бэя, но и других своих детей убережёт.

[nick]Rumplestiltskin[/nick][icon]https://i.gifer.com/DTCn.gif[/icon][sign]That's why I love you.[/sign]

+1

9

[icon]http://pa1.narvii.com/7229/d1eb2b5fae19c8dc2ad1b89ac01551505f23492br1-160-170_00.gif[/icon][sign]https://i.gifer.com/BYx7.gif[/sign]

   Счастье материнства, связанное с любимым человеком, делает жизнь намного прекраснее и ярче. Узнав, что стану матерью, я ощутила непередаваемый восторг и радость, которой тут же поделилась с Румпельштильцхеном. Я ни разу не пожалела, что всё сложилось так, как получилось – каждый шаг был наполнен любовью и взаимопониманием, и я ни в чем не нуждалась, как и обещал Темный маг. Он всегда выполнял данное слово, и я охотно размышляла о совместном будущем, ожидающем нас впереди. Я отпускала мужчину, в ожидании, что он скоро вернется, и встречала так, будто не видела слишком давно. Каждый его уход сопровождался знанием – он вернётся, от того моя улыбка и становилась всегда лучезарной.
    Как я и говорила, я разбила розовый сад в оранжерее замка и с особым трепетом ухаживала за своим цветником, чтобы в удобный момент встретиться с возлюбленным, который возвратился после своего недолгого странствия. Я вышла к нему из-за стола, на котором устроила вазу с цветами, чтобы были обрезаны под углом. Руки непроизвольно легли на ставший выпуклым животик, и улыбнулась особой своей улыбкой Румпельштильцхену.
- Любовь меня, - радостно воскликнула я, приближаясь к своему собеседнику, желая заключить его в крепкие надежные любящие объятия. Услышав весть, я вся засияла подобно путеводной звезде и с облегчением выдохнула.
- Это чудесная новость! - один шаг навстречу исполнению мечты и желания любимого мужчины и несколько до наших общих чаяний – разве, это не прекрасно? Я от всей души желала, чтобы у нас получилось всё, без дополнительных переменных и условностей. А подарок Тёмного мага, он и вовсе лишил меня дара речи.
- Румпельштильцхен, он прекрасен! – принимая из рук собеседника огромный бесподобный цветок, делаю глубокий вдох, наслаждаясь его ароматом, после чего совершаю шаг вперед и заключаю возлюбленного в теплые объятия. Аккуратно и трепетно, заботясь о ребенке, но выражая всю свою любовь и счастье, которые испытываю к своему мужчине и не рожденной дочери.
- Мы скучали по тебе, - отклонившись назад, я оставляю на губах Темного мага нежный поцелуй, мои глаза лучатся счастьем, на губах мелькает легкая улыбка. Ладонью касаюсь любимого лица, склоняю голову в бок.
- Пойдем, я напою тебя чаем, и расскажешь мне, чем мы займемся дальше, - мы вместе, мы единое целое и преодолеем все трудности вместе. Я не собираюсь сидеть в стороне, когда исполнение задуманного так близко. Мы будем осторожны и бдительны, и тогда никто не сможет захватить нас врасплох. А касаемо чая… можно было магией наколдовать целый стол, но зачем, когда мне приятно позаботиться о любимой человеке?
- Я испекла для тебя пирожные с заварным кремом, - заботы о саде, легкие хлопоты на кухне и я могу порадовать Румпельштильцхена блюдами, приготовленными лично. В памяти были ещё вкусные незамысловатые рецепты, которые превращались в незабываемые изыски при наличии свежих вкусных ингредиентов.
- Если хочешь, могу приготовить горячий шоколад, - одно из моих любимых блюд, которые изредка получалось попробовать. Мельник не столь богат, мог радовать свою дочь лишь крохами, пока не стало матери девочки. А теперь, вот она я – могу сама обрадовать, кого пожелаю.

+1

10

Если бы год тому назад кто-то сказал Румпельштильцхену, что мельникова дочь, которую он собирался использовать в своих целях, займёт такое огромное место в его сердце, он бы не поверил. Даже когда у тебя есть дар предвидения, будущее – это не череда непрерывных, следующих друг за другом событий, а отдельные разрозненные картинки, и соединить между собой эти кусочки паззла – та ещё сложность. Держа в ладонях холодные, словно у мертвеца, руки Провидицы, Румпельштильцхен был уверен, что всё самое трудное позади. Как бы не так! Мало того, что будущее представало в виде мозаики, так оно ещё и заканчивалось развилкой. Всегда. В каждом из случаев. И здесь вышло то же самое: Румпельштильцхен знал, что там, у дерева, он мог не возвращать сердце Коре, ответить ударом на удар; мог в порыве ярости убить её, и это был худший вариант. Проклятье пришлось бы накладывать некоей ведьме с зелёным лицом и рыжими волосами, и дальше всё смазывалось, но отчего-то у Румпельштильцхена от этого варианта будущего остались самые жуткие ощущения. Словно там его ждали настоящие мучения и бесконечный кошмар вместо исполнения мечты.
Но всё это осталось позади. Румпельштильцхен выбрал третий вариант – и сейчас провёл ладонью по животу Коры, проверяя, толкается ли девочка, или сегодня ей хочется полежать спокойно.
- Да, пожалуй, чаю я выпью, - охотно согласился он, приобняв Кору за плечи и вместе с ней направляясь к столу, - а заодно поговорим о кое-чём важном.
Помимо варки зелий, Кора открыла в себе ещё и кулинарные таланты, не говоря уж о цветах, откровенно радовавших взор. Румпельштильцхен любил её именно такой – способной на созидание не меньше, чем на разрушение, если б вдруг им или будущей девочке что-то угрожало; они могли бы обмениваться шутками или на двоих совершать сделку, и нигде гармония не была бы нарушена так сильно, чтобы по безупречному зеркалу их отношений побежала трещина.
Однако сейчас, садясь в кресло и материализовав для розы красивую вазочку посреди стола, Румпельштильцхен чуть нахмурился. В его душе происходила небольшая, но весьма ощутимая борьба; начинать ритуал, предупредив Кору, взвалив тяжесть принимаемого решения и на её плечи, или решить всё самому и отречься от ритуала на, допустим, хотя бы год? А если они безнадёжно опоздают? Нет, он не имел права ничего утаивать от Коры. Ведь она – его превосходная ученица, которая где-то даже и сравнялась с наставником, а где-то имела шансы его превзойти. Кора – не изнеженное слабое создание, она хотела вершить судьбу своими руками точно так же, как хотел он сам. И если Румпельштильцхен тогда и принял решение за них двоих там, у дерева, то ещё и потому, что прочитал это решение в глазах возлюбленной.
- Спасибо, дорогая, - он чуть рассеянно улыбнулся Коре, перемещая к себе чайник, - но я могу выпить чаю. Незачем тебе утруждаться лишний раз.
От пирожных Румпельштильцхен отказываться не стал; он любил всё, что готовила его птичка, и знал, что его удовольствие приятно ей. Прежде чем начать разговор, он разломил пирожное на две части, и, рассматривая его так, словно это была сложная магическая формула, которую необходимо решить, кусок за куском отправлял в рот. А затем, сделав глоток чая из совершенно целой, сиявшей белизной фарфоровой чашки, решился:
- Дорогая, как мы поступим с ритуалом? Палочка у меня, пыльцу фей и алмазы гномов я собрал, нужное зелье мы приготовили и как ингредиент добавим по капле своей крови. Чтобы чересчур не “затемнить” наши сердца, используем магию любви как светлый предохранитель. Но вот как быть с временем? Может, нам стоит подождать, пока наш ребёнок не появится на свет – вдруг волшебство каким-то образом отразится на ней, и она тоже заплатит цену?
Румпельштильцхен помолчал и напряжённо произнёс, глядя куда-то перед собой:
- Однажды Белфайр уже заплатил цену за мою магию, и я бы не хотел, чтобы то же повторилось с Реджиной.

[nick]Rumplestiltskin[/nick][icon]https://i.gifer.com/DTCn.gif[/icon][sign]That's why I love you.[/sign]

+1

11

[icon]http://pa1.narvii.com/7229/d1eb2b5fae19c8dc2ad1b89ac01551505f23492br1-160-170_00.gif[/icon][sign]https://i.gifer.com/BYx7.gif[/sign]

   На губах появляется улыбка, полная нежности и умиления. Когда Румпельштильцхен гладит мой, ставший большим, живот, Реджина почти всегда толкается в ответ.  Однако сегодня, она спит спокойно, будто присутствие отца умиротворяет её и дарует возможность подольше пребывать в мире своих грёз. Такое иногда случается, видимо, наша дочка знает, когда стоит показать свой нрав, а когда лучше поспать спокойно. Вся в своих родителей и лишнего слова не вставишь.
- Хорошо, - если что-то важное означало претворение наших планов в жизнь, значит, стоило готовиться заранее, а это требовало тщательной подготовки и продумывания деталей. Благо, мой любимый Темный маг не упускал важных деталей, а если такое и могло случиться, то тут уже я могла подхватить то, чего не мог сделать он. Мы вместе, а это означает, как минимум два мнения, что могут создать нечто совершенное и идеальное.
   Наблюдая за тем, как Румпельштильцхен рассеяно улыбается, я понимаю, что его тяготят тяжелые мысли, а может, и неопределенность выбора, мешающая всецело увидеть картину и принять верное решение. Взмахом руки я перенесла с кухни пирожные и перед мужчиной показалась ваза с прекрасным нежнейшим десертом. Он просто обязан поднять настроение Тёмного мага. Сейчас, когда мужчина был дома, мне больше всего хотелось, чтобы на его губах играла неизменная улыбка. Видя, что мой спутник задумался, я присела рядом, разлив в свою чашку чай. Не мешала чужим размышлениям, не задавала лишних вопросов, просто ждала, и это окупилось. Вскоре мой любимый человек заговорил, и я его слушала внимательно, отставив чашку в сторону, после того, как сделала из неё небольшой глоток.
   Слова Тёмного мага имели место быть и сказать против его опасений я ничего не могла. Он был прав, с Реджиной стоит быть осторожнее, чтобы она не взяла на себя слишком многое от нашего ритуала. И, если говорить о цене, то её должны разделить только мы вдвоем, и никак не наша дочь. Если не подумать заранее об этом, может статься так, что малышка возьмет слишком много тьмы или света и всё может пойти крахом.
- Ты прав, - твёрдо говорю я, слегка подаваясь вперёд, чтобы коснуться руки любимого. Слегка пожимаю её и кратко улыбаюсь, во взгляде сквозит печаль и беспокойство.
- И всё же, ты так долго искал сына, мне не хотелось бы, чтобы мы упустили возможность найти его теперь. Это будет несправедливо, - я бы никогда не стала просить Румпельштильцхена чем-то жертвовать ради того, чтобы угодить мне. И всё же, ради Реджины мы должны были сделать всё, чтобы никто больше не страдал из-за цены, которую требует магия.
- Мы можем защитить Реджину, - я на мгновение задумалась, касаясь кончиками пальцев своих алых губ. Мысль мимолетно стала проноситься в моей голове, после чего я улыбнулась своей особой улыбкой, что означало некую идею, которая может всё перевернуть. Хитрая, даже немного лукавая улыбка, показывающая темную часть моей души. Я не была неоперившимся птенцом, и могла показать свои острые коготки.
- У нас есть всё необходимое для проведения Темного ритуала. В нём будет использоваться палочка Чёрной феи, - составляющие грядущего испытания дают подсказку на верный ответ.
- Мы можем взять палочку Голубой Феи. Можно на время. При помощи светлой магии наложим заклятье на Реджину, чтобы любые магические воздействия обходили её стороной. Она будет в коконе света и тогда, наш ритуал никак не затронет нашу дочь, - даже, если мы будем на грани дефолта, Реджина будет в безопасности. Цена, которую мы должны будем заплатить за заклятье, нам предстоит разделить между собой с Румпельштильцхеном. Как и задумано. И таким образом, наш план не перетерпит изменений.
- Что скажешь, дорогой? – мне кажется, это вполне может стать хорошим вариантом для всех нас. Не придется ждать, тратить время. И Тёмный маг, наконец-то найдет своего сына. Мы будем полноценной семьей.

+1

12

Лицо Румпельштильцхена осветилось улыбкой, заметно смягчившей его черты; никто, ни одна живая душа во всём мире не поверила бы, что Тёмный маг способен испытывать такую нежность, такие истинно человеческие чувства. А между тем, слыша о том, как хочет Кора, чтобы он нашёл Бэя, глядя на неё, зная, что она и чудесное дитя в её животе принадлежат ему и только ему, Румпельштильцхен чувствовал, как его сердце полно любви до краёв, и сила этой любви всё увереннее пронизывает тьму золотыми искрами. Опасения и сомнения – всё начало отступать, когда Кора заговорила, излагая свои собственные соображения, и Румпельштильцхен заинтригованно сдвинул брови. Палочка Голубой феи! Вот оно что. Кокон света, которым можно было бы окружить нерождённое дитя…
- Это прекрасная идея, любимая! – Не удержавшись, Румпельштильцхен вскочил с места и закружил по зале. Мысли метались в его голове со скоростью света, и ещё до того, как каждая из них обретала завершённость, в мозгу выстраивалась картинка. Голубая фея в последнее время относилась к Тёмному ещё более настороженно, чем обычно. Нетрудно догадаться, что это было связано не только с присутствием в его жизни Коры, но и с её растущими магическими возможностями. Кроме того, Румпельштильцхена не оставляло смутное беспокойство, связанное с будущим ребёнком и светлыми силами. Словно где-то внутри засела крохотная заноза и не давала ему расслабиться до конца. Кто знает – Рул Горм, с её предубеждением по отношению к Румпельштильцхену, могла считать, что он использует Кору и будущего ребёнка в каких-то особо тёмных целях, или же постарается вырастить из Реджины монстра, какого не видали волшебные миры. Откровенно говоря, Румпельштильцхен не мог знать обо всех воспалённых фантазиях Голубой феи, но кое о чём догадывался. И неплохо бы как-то обезопаситься от неё.
- Знаешь, что я придумал? – Перестав ходить туда и сюда по зале, оживлённо жестикулируя, маг повернулся к своей возлюбленной. – Просто так Голубая нам палочку не отдаст. А тем более, если узнает о готовящемся ритуале. Лучше будет сделать так – подстроить ей маленькую ловушку, - Румпельштильцхен стал прикидывать, каким образом это возможно, - например, кто-то, с кем я договорился о сделке, решит убежать от ответственности и позовёт Голубую на помощь. Тут я её палочку и заберу. А верну, когда мы уже всё сделаем, - Румпельштильцхен подошёл у Коре и, наклонившись, приобнял её за плечи, - а уж после ритуала Рул Горм ничего не сумеет поделать.
Он поцеловал Кору, отводя от её лица тёмный локон, и выпрямился. Держать в объятиях ту, которая разделит с ним вечность, прикасаться к ней, всякий раз спрашивая себя, неужели он заслужил счастье, было до сих пор для Румпельштильцхена как в первый раз. Как если бы он пил из чистого серебристого ручья и никак не мог напиться. Слишком велика стала его жажда за эти два с лишним столетия.
- Сделку, кстати, можно и подстроить, - весело прибавил Румпельштильцхен, возвращаясь за стол, и с новым аппетитом вернулся к десерту. – Я сделаю вид, что хочу отобрать у человека что-то очень, очень ему, или ей, дорогое. Но на самом деле это будет лишь приманкой для Голубой. Есть ещё один интересный ход, но он рискованный, - Румпельштильцхен прервался и на пару мгновений посерьёзнел, - чернила неверлендского кальмара. Подбросить их Рул Горм, чтобы она и её подданные собрались с духом и попытались меня поймать… С другой стороны, если они попытаются, я всерьёз начну размышлять над тем, стоит или нет возвращать Рул Горм её драгоценную палочку! Или, - с усмешкой прибавил он, взглянув на Кору, - пусть сначала хорошенько поторгуется за неё.

[nick]Rumplestiltskin[/nick][icon]https://i.gifer.com/DTCn.gif[/icon][sign]That's why I love you.[/sign]

+2

13

[icon]http://pa1.narvii.com/7229/d1eb2b5fae19c8dc2ad1b89ac01551505f23492br1-160-170_00.gif[/icon][sign]https://i.gifer.com/BYx7.gif[/sign]

   Когда на плечи опускается осознание, что ты будешь матерью, все инстинкты и желания обостряются до самого предела. Ты желаешь только одного – защитить своё, не рожденное дитя, сохранить его жизнь и вырастить в достойного человека. В этом мире много зла и в наших сердцах его достаточно, чтобы найти причину для осуждения. И все же, маленькая жизнь внутри матери, она не виновата ни в чем и не должна нести ответственность за грехи своих родителей. Я желала, чтобы Реджина была прекрасной молодой девушкой, которая сама изберет свой путь, коли и я пошла дорогой, что была желаннее всего моему сердцу. Приоритеты поменялись, и вместе с тем, изменились мои представления по поводу судьбы нашего общего с Румпельштильцхеном ребенка. Всё ещё будет. Для всего мы проложим верный путь и дорогу.
   На моих губах появляется улыбка, когда мужчина, услышав мои мысли, радостно вскакивает и кружит по залу. Видеть счастье на его лице – это величайшее благо и я радуюсь вместе с ним, пускай, и, оставаясь сидеть в удобном кресле. Девочке не нужно, чтобы я совершала активные движения, ей будет спокойнее в нынешнем положении. Хватит и того, что Темному Магу нравится моя идея, значит, ничто не потеряно и это хорошо.
   Подавшись назад, желая оказаться в крепких мужских объятиях, слегка поворачиваюсь вполуоборот, чтобы окинуть любимого мага понимающей хитрой улыбкой и взглядом, полным не всегда светлых планов. Отнять палочку у Голубой Феи – и это было хорошей идеей, только загвоздка в мнимой сделке, о которой говорил мой супруг.
- Можно исключить из уравнения постороннего человека, дорогой, - не думаю, что мое появление в жизни Темного мага осталось незамеченным. Вполне вероятно, меня могли принять за одну из жертв этого опасного человека, который мог с легкостью управлять чужими судьбами, будто какими-то марионетками на тонких прозрачных нитях. Задумавшись, я улыбаюсь, представляя выражение Рул Горм, когда она поймет, как сильно ошибалась в своих суждениях.
- Я могу призвать её. Буду плакать и говорить, что боюсь за Реджину и хочу, чтобы она уберегла мою дочь от зла. Если у Голубой феи есть мысли на мой счет, то она не сможет остаться в стороне, и тогда ты отберешь у неё волшебную палочку, - не будет риска для Румпельштильцхена, так как феи могут быть коварны и весьма расчетливы.
- Не будет человека, который может рассказать Голубой Фее правду или же, она почувствует ложь и не придет на зов. Наверняка, Рул Горм с подозрением отнесется к вопросу, связанному с тобой. А я на виду и точно не предам твоего доверия. И я на твоей стороне, дорогой, - я могу подстраховать в случае необходимости и не допущу того, что фея сможет злоупотребить своими полномочиями и возможностями. Мы рискуем, я знаю, но, если рисковать, то вместе, не позволяя чему-либо и кому-либо разлучать нас. Ритуал близиться и с каждым новым днем становится всё неотвратимее. Не стоит тратить это время на поиски мнимой жертвы, что может сыграть не так, как подобает потерпевшему страшные лишения и обман. Ставки слишком высоки. На этот раз не стоит давать на откуп судьбы даже такие незначительные детали, как добыча палочки Голубой Феи. Жизнь не стоит на месте, грядущее нагнетает воздух, накаляет все чувства до предела и оказаться в стороне, когда я могу помочь, я не желаю. Румпельштильцхен не один, мы вместе, и мы сила.
   Если бы я не была уверена в роли, которую я могу великолепно и грамотно сыграть, будь процент успеха слишком низким, я не сказала бы и слова на предложение моего любимого мужчины. Его идеи тоже хороши и имеют право на жизнь, но они отнимают время, которое крайне важно для нас теперь, когда мы столь близки к исполнению желаемого.
- Ты будешь рядом, дорогой, Голубая Фея ничего не сможет сделать, - я улыбаюсь, поднимаю голову, лишь одним взглядом прося поцелуя. Мой муж вернулся недавно, вернулся домой, и я соскучилась по нему, как цветы скучают по живительной влаге.
- Обещай, что подумаешь об этом, хорошо? – не давлю, Румпельштильцхену нужно обдумать мои слова – я понимаю. Он беспокоится о нас, заботится о нашей безопасности. И я доверюсь любому его решению.

+1

14

Румпельштильцхен слегка нахмурился, услышав, что предлагает ему Кора. Выставить её приманкой для Голубой феи! Поначалу всё существо мага восстало против этого плана; только небольшой островок тьмы всколыхнулся воодушевлением, но тревоги было несравненно больше. Что, если Рул Горм окажется ещё коварнее, чем он полагал, и найдёт способ похитить беременную Кору, «очистить» её от воспоминаний о Румпельштильцхене и любви к нему, а затем – не приведи высшие силы! – маленькую Реджину воспитают без отца и, что ещё хуже, возможно, в ненависти к нему?
Усилием воли Румпельштильцхен заставил себя отринуть мрачные видения – это не будущее, это просто его страхи! И дослушал любимую супругу до конца. Она могла бы не говорить о доверии - Румпельштильцхен и так был в ней уверен. Зная о его кинжале, зная всё о нём, любимая женщина ни разу не попыталась воспользоваться этим знанием.
Да, разумеется, с её хладнокровием, умением держать лицо Кора сумеет сыграть роль, но как не беспокоиться за неё и ребёнка, когда им будет угрожать неволя у Голубой феи? И стирание личности Коры – лишь бы всё оказалось чисто, праведно, без единого тёмного пятнышка, как любили эти крылатые ханжи!..
- Я понимаю, дорогая, и я бы сам подумал об этом плане, но, - Румпельштильцхен запнулся, сглотнул подкативший к горлу комок, беспокойно барабаня пальцами по подлокотнику кресла. – Я не хотел бы рисковать тобой… и нашей дочерью. Ты знаешь, как я люблю вас, и в этом мире нет никого, кто был бы мне дороже.
А в другом мире его до сих пор ждал – и наверняка любил – Белфайр. Брошенный, одинокий, несчастный, затаивший горькую обиду на отца, нарушившего слово. И сердце Румпельштильцхена тянулось к сыну, разрываясь между горячим желанием поскорее свершить ритуал, получить побольше могущества для себя и Коры и вместе открыть портал, и опасениями за неё и девочку. Не может ли статься, что Тёмный опять не сумеет удержать всё вместе? И могущество, и кого-то из тех, кто был ему дорог?
Слабостей в его жизни стало гораздо больше, но расставаться хоть с одной из них Румпельштильцхен не желал. Он твёрдо вознамерился переломить судьбу об колено, и Кора хотела помочь ему в этом, потому что была такой же – и он полюбил её как родственную душу, ведь красивых женщин на свете полно, а истинная любовь – одна.
И всё же, как быть со страхами и сомнениями, которые обуревали его? Румпельштильцхен допил чай, вытер руки о салфетку и, подойдя к Коре, обнял и поцеловал её сначала в губы, а затем в лоб и щёки, и, опустившись на колени рядом с креслом, бережно приложил ладони к её животу. На этот раз малышка слабо, но брыкнулась, вызывая на лице Румпельштильцхена улыбку, чуть окрашенную печалью – после всех его напряжённых раздумий.
- Мне нужно уединиться, напрясть с десяток ведёрок золота, как минимум, - подняв глаза на Кору, Румпельштильцхен постарался говорить бодрее, чтобы не растревожить и её. – Под скрип колеса мысли лучше укладываются в моей голове. И да, конечно, обещаю, что подумаю над твоим предложением, - с этими словами он легко поднялся на ноги, снова нежно поцеловал Кору и поднялся в башню.
Как он не хотел делать выбор! Как он ненавидел саму мысль об этом!

[nick]Rumplestiltskin[/nick][icon]https://i.gifer.com/DTCn.gif[/icon][sign]That's why I love you.[/sign]

+2

15

[icon]http://pa1.narvii.com/7229/d1eb2b5fae19c8dc2ad1b89ac01551505f23492br1-160-170_00.gif[/icon][sign]https://i.gifer.com/BYx7.gif[/sign]

Все мы думаем о любимых людях. Это наша вторая сущность, которая всегда будет защищать тех, кто нам дорог. И, чтобы ни придумала Рул Горм, я была уверена – наша истинная любовь перетерпит все невзгоды и преодолеет все проблемы. Я никогда не забуду Румпельштильцхена, как и он не забудет меня – мы связаны накрепко и наши судьбы уже не развязать. Так бывает, когда любишь настолько самозабвенно, что жизнь не оставляет выбора – либо ты перебарываешь свои страхи и идешь вперед, либо остаешься на месте и до потери пульса защищаешь то, что должен. Тут без вариантов. Но, мы вместе с любимым мужчиной и мы ждем дочь, а это значит, что мы должны держаться друг друга и принимать решения сообща. Именно по этой причине я говорю о возможном плане и по той же причине даю возможность Тёмному магу решить, как будет лучше всего.
- Я знаю любимый, и именно поэтому говорю с тобой, - на губах появляется ободряющая улыбка, я смотрю прямо в глаза мужчины и после слегка склоняю голову, жестом указывая на согласие с любым его решением. Да, у меня есть амбиции, у меня есть сила и впечатляющие навыки, и все же, супруг всегда будет стоять во главе стола. Мы единое целое и я не сомневаюсь в своем мужчине – мне остается лишь покориться его опыту и мнению, когда он примет решение.
   Когда я смотрела на мага, я всегда испытывала лишь любовь и спокойствие, которые дарят лишь любимые люди, просто, находясь рядом. Каждый мой жест наполнен нежностью и лаской, а взгляд излучает желание быть всегда рядом с этим человеком. Дочка жаждет появиться на свет, пинается в животе, а я улыбаюсь, с радостью целуя в ответ любимого человека. Он уходит, а я с пониманием согласно киваю головой, отпуская Румпельштильцхена в объятия раздумий. Я не буду ему мешать, дам время, чтобы он напрял свои десять ведер соломы, и только потом составлю ему компанию.
   Иногда, мысли путаются в голове, после того, как были озвучены. Продумываешь варианты решения проблемы, возникают многочисленные «если бы», отменяющие сам план и его успех, но не в этот раз. Как ни странно за время моего ожидания я не увидела и намека на провал в своей идее. Это могло и настораживать и успокаивать одновременно и посему, не стоило лишний раз себя накручивать. Я уже прибралась в обеденном зале и решила, что правильнее всего будет навестить своего супруга. Времени прошло более чем достаточно, чтобы спрясть десять ведер соломы, да и, честно признаться, у меня всегда остается вариант уйти, если момент для принятия решения ещё не настал. Нам спешить было некуда, мы сами строим свою судьбу и делаем то, что считаем нужным.
   Приготовив любимый чай Темного мага, и организовав ему сладости, тоже любимые, я взяла поднос в свои руки и направилась в башню, где происходило создание золотых нитей. Мои шаги были неспешными и спокойными, юбки платья тихо шуршали по каменным ступеням. Я не собиралась задавать лишних вопросов, решила просто навестить мужчину и оставить ему угощений, а там, как пойдет.
- Дорогой, я принесла тебе чай и печенье, - аккуратно поставив поднос на небольшой столик рядом с собеседником, я разлила напиток в чашку и после подошла к нему из-за спины. Мягко помассировала его плечи, кратко выдохнув, наклонилась, поцеловала в щеку.
- Я подумала, что тебе стоит немного перекусить, - мягко прошептала на ухо Румпельштильцхену, улыбнулась, оставила еще один поцелуй на его виске и нежные ладони соскользнули вниз по плечам мужчины.
- Теперь, когда ты сможешь передохнуть немного, я пойду, - истинная женщина не станет травить своего мужчину вопросами, особенно, когда он знает, как сильно она жаждет услышать ответы. Всему свое время – Тёмный маг желал подумать и я не стану ему в этом мешать. Просто, потому, что это правильно.

+1

16

Пока Румпельштильцхен прял, сидя в своей башне посреди шкафов с зельями и подставок с разными магическими артефактами, время начало близиться к закату, и через окна просачивались косые тёплые красновато-оранжевые лучи. Волнение и страхи улеглись, и Румпельштильцхен подумал о чернилах кальмара, которые упоминал раньше в беседе с Корой. Знал он одного моряка, который за звонкую монету на любое дело способен; звали его Чёрная Борода, а вернее, то было пиратское прозвище. Когда-то Чёрная Борода побывал в Неверленде и при мимолётной встрече с Тёмным упоминал о том, где можно достать маленькую бутылочку чернил. Оторвавшись от прялки, маг оглядел девять полных ведёрок и одно, наполовину законченное. Оттуда торчал край обмотанной золотой нитью катушки. Пожалуй, Чёрной Бороде хватит одного ведёрка – за чернила и за молчание. И с таким бесценным сюрпризом за пазухой всё дело станет гораздо легче.
К тому времени, как Румпельштильцхен отодвинул от себя ногой пятнадцатое ведёрко, послышались лёгкие шаги, и в башню вошла Кора. Она явно беспокоилась о его решении, и заставлять её ждать его до утра будет жестоко. Тем более что вечером Румпельштильцхен собирался опять исчезнуть – сделку с Чёрной Бородой откладывать не следовало, а где его найти, было известно.
- Кора, - Румпельштильцхен поймал её руку, поворачиваясь к любимой, - помнишь, я говорил о чернилах кальмара, которыми Рул Горм могла бы попытаться поймать меня в ловушку? – Он поцеловал её ладонь, бережно держа в своих руках – покрытых чешуйками, тёмных, с когтистыми пальцами – настоящих руках чудовища. И всё же красавица не боялась его, а выбрала вместо власти и рукоплесканий толпы.
- Так вот, почему бы это мне, - Румпельштильцхен хитро прищурился, глядя снизу вверх на Кору, - не использовать чернила, чтобы обездвижить фею наверняка, лишить магии? Тогда она не успеет причинить нам вреда. Не успеет позвать своих товарок с помощью фейского волшебства. И мы сможем провести в жизнь наш план, - Румпельштильцхен завладел второй рукой Коры, целуя и её.
- Я знаю, где заполучить чернила, да так, чтобы не получить самому брызгами в лицо, - Тёмный хмыкнул. Казалось, уверенности в нём становится всё больше. – Через какое-то время я отлучусь, дорогая, но ты не беспокойся, я постараюсь вернуться, как только всё будет улажено.
Он выпустил руки Коры и потянулся к чашке. С тех пор, как Тёмный познакомился с неким эксцентричным обладателем шляпы-портала, он пристрастился к чаепитиям, хоть и не всегда безумным, а вполне обычным.
«На этот раз я смогу удержать всё, - подумал Румпельштильцхен, и особенно его в этой мысли ободряла поддержка Коры. – И власть, и любовь, и семью. Зосо ошибался, и все Тёмные ошибались. Судьбу можно перехитрить!»
Возбуждённый и взволнованный всеми этими мыслями, он сделал глоток чая и нашёл его, как всегда, превосходным.

[nick]Rumplestiltskin[/nick][icon]https://i.gifer.com/DTCn.gif[/icon][sign]That's why I love you.[/sign]

+1

17

[icon]https://i.gifer.com/JFk8.gif[/icon][sign]https://i.gifer.com/BYx7.gif[/sign]

Я не спешила убегать, чтобы не заставлять любимого человека бегать за собой, будто цепную собаку, которая сорвалась с привязи. И мои стремления окупились, когда я ощутила нежное прикосновение к своей руке. Обернулась и кротко улыбнулась, опуская взгляд на Румпельштильцхена. После чего, слегка сощурив глаза, согласно киваю головой.
- Да, дорогой, - у меня хорошая память, тем более, мы совсем недавно разговаривали о возможном использовании чернил особого кальмара, которые могли бы остановить самого Тёмного мага. Мне это не нравилось, и все же, я внимательно слушала своего возлюбленного, что наверняка придумал что-то интересное. Нечто, способное повлиять на наши планы в позитивном ключе.
    Обратившись в слух, я сделала полушаг вперед и наклонилась чуть ниже, чтобы смотреть прямо в глаза мужчины, что вновь обрел более живой и радостный вид. Мне всегда нравилось видеть в глазах этого человека озорные огоньки, когда он придумывал очередную аферу, не имеющую изъянов. Всегда интересно наблюдать со стороны, как простое с виду творение приобретает более значимые важные черты.
- Ох, это превосходная идея! – улыбнувшись, я нахожу идею использования чернил против Рул Горм очень уместной. Это тайное средство сможет остановить любое коварство, если знать, как верно его применить на деле. Обманем саму фею и на ней же испробуем её запасной план, чем не вариант.
- Хорошо, дорогой, я буду ждать тебя, - слегка пожимая мужские руки в ответ, выпрямляюсь и после вновь обхожу своего собеседника со спины, чтобы в этот раз наклониться и поцеловать его в губы. Немного приостановила чаепитие, просто, не смогла удержаться.
- Будь осторожнее, - не тороплю, не ограничиваю сроки, прекрасно понимая, что всегда могут быть риски. Не стоит накручивать человека, который пытается добыть одно из самых опасных оружий, способных его остановить на пути к высоким целям и планам.
- Ты всегда можешь позвать меня, если я буду нужна тебе, - как поддержка, как помощь, как компаньон. Да, я беременна, но это не значит, что я брошу любимого мужчину на произвол судьбы в случае опасности. Я всегда буду беспокоиться за него, не смотря на его могущество и силу.
- Я пойду, отдохну, - малышка, хоть еще и не увидела свет, тоже нуждается в отдыхе. Что толку, если я не буду спать и стану терзать себя? Ребенку это не пойдет на пользу. А я, в первую очередь, должна думать о Реджине, если хочу, чтобы она родилась здоровой и сильной девочкой. Любая мать желает самого лучшего своему малышу и я не исключение.
    Еще раз наклонившись, чтобы обнять Румпельштильцхена, оставляю на его щеке еще один поцелуй.
- Я люблю тебя, дорогой. И очень жду, - всегда буду ждать, независимо от происходящего. И, чтобы не вызывать больше сомнений у своего спутника, улыбаюсь и все-таки, направляюсь к выходу. Не стоит задерживаться в столь поздний час. Я узнала то, что хотела, в дальнейшем мне стоит всецело довериться любимому человеку. И в этом я не вижу ничего плохого. Время идет и требует решительных действий.
- Спокойной ночи и до встречи, любимый, - до очень скорой встречи, я надеюсь. А теперь, мне пора спать.

+1

18

- Спокойной ночи, - Румпельштильцхен с улыбкой проводил глазами Кору, всё ещё во власти своего нетерпения и возбуждения. – И я люблю тебя, моя единственная.
Румпельштильцхен позволил себе задержаться в башне, съесть все сладости и выпить весь чай, потому что иначе от напряжения у него непременно заболела бы голова. Он заново перебирал в памяти детали предстоящего ритуала, прикидывая, не упустил ли чего, чтобы потом не выяснилось, что не всё готово, а он уже рискует любимой супругой и нерождённой дочерью. И неважно, что по большей части этот риск существует в его собственной голове. Румпельштильцхен думал, не подбросить ли Голубой фальшивых доказательств того, что он намерен что-то сотворить с Корой, побуждая фею с энтузиазмом полететь на помощь той, но по здравом размышлении отверг эту мысль. Не стоит нагромождать лишнего. И без этого никто знать не знал, что творилось в Тёмном замке, а  Рул Горм всегда подозревала Румпельштильцхена в злых и коварных деяниях, ей не нужны были доказательства, достаточно слов Коры, её волнения и прочей убедительной игры. Решено, подвёл про себя черту Румпельштильцхен, испаряясь в облаке пурпурного дыма.
Чёрная Борода обнаружился в некоей придорожной таверне и при виде Тёмного встрепенулся. С пирата слетел весь хмель, а сидевшие за соседними столиками бродяги поспешили ретироваться. Румпельштильцхен проводил их взглядом, полагая, что они-то уж точно не побежали звать фей и докладывать им о встрече двух злодеев – одного могущественного, а другого намного попроще.
Домой Румпельштильцхен вернулся лишь под утро, когда бледное небо окрашивалось в акварельные тона розового, и долго с волнением смотрел на бутылочку с чернилами, прежде чем спрятать её в тайнике.
***
- Всё готово, дорогая, - утром Румпельштильцхен подошёл к Коре, чтобы, по своему обыкновению, обнять её и страстно поцеловать в губы. Сейчас, чем ближе было рождение дочери, тем больше к этой страсти прибавлялось нежности. Вместе с тем Румпельштильцхен не сразу и весьма нерешительно открыл Коре более чувствительную сторону своей личности. Она казалась – и была – сильной, решительной натурой; не станет ли она когда-нибудь презирать его, как Мила? За то, что он мог быть чересчур нежен, чересчур ласков, подобно… женщине? В мире, где охотник привилегированнее, чем жертва, такое презрение было Румпельштильцхену понятно. И, став Тёмным, он наконец-то обрадовался, что стал охотником.
И всё же глубоко запрятанное в нём порой выходило наружу. Его истинная натура, которую не могла целиком замаскировать тьма.
- Тебе осталось только решить, в какое время лучше позвать Рул Горм, - Румпельштильцхен втайне хотел бы покончить со всем этим побыстрее и не волноваться за Кору, не мучиться опасением, что опять вмешается кто-то или что-то, желая похитить у него горячо любимую женщину. Но не торопить же её, верно?
- Я сделаю вид, что отправился куда-то по сделке. На самом деле окажусь рядом с чернилами, и как только Голубая повернётся ко мне спиной, обездвижу её, - Румпельштильцхен развёл руками, на сей раз ухмыляясь от души, ибо представил себе добродетельное негодование крылатой моли. – Слушать её нотаций мы, понятное дело, не станем, а сразу палочку заберём. Ты позовёшь её, наверное, где-то поблизости от нашего замка? Ведь подразумевается, - Тёмный сделал постный вид, с которым мало вязались блестящие насмешливые глаза, и провозгласил, - что я держу тебя здесь силой, не позволяя своей птичке вырваться на свободу из золотой клетки!

[nick]Rumplestiltskin[/nick][icon]https://i.gifer.com/DTCn.gif[/icon][sign]That's why I love you.[/sign]

0


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » Наши сны - это другие жизни [ouat]