пост недели от Behemoth
Карнавалы в Венеции всегда были превосходны в глазах Бегемота. Он старался их не пропускать, ведь это была особая атмосфера. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » фандом » Твоя весна придет пускай


Твоя весна придет пускай

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

https://i.imgur.com/bVGVnqg.png
И вот твоя душа бросает шпагу вниз
https://i.imgur.com/JgiSH7O.jpg
Обними меня, так ласково и не отпускай
https://i.imgur.com/bVGVnqg.png
Джейме и Серсея // модерн; молодые годы и начало неродственных чувств

+2

2

Благотворительный бал – это так привычно для нашей семьи, и все же, меня раздражает, что всякий раз, когда наши родители принимают решение провести нечто подобное, страдаем мы – их дети. Все эти манеры, напускное величие и превосходство над другими, хочется забыть о них и загнать в дальний угол рассуждений, чтобы побыть немного собой. Без этих многочисленных лиц и явно лишних официантов, на лицах которых можно разглядеть презрение и плохо скрываемую ненависть, если хорошенько и украдкой всмотреться в них, пока они даже не подозревают о наблюдении с твоей стороны. Каждый раз, как очередная пытка, заставляющая считать себя жертвой происшествия. Даже не знаю, что бы я стал делать, не будь со мной рядом любимой сестры. Серсея мой свет в конце туннеля и моя отрада, что тут говорить, без неё весь свет будет полон серых тонов и черных красок.
   Я прохаживался по особняку, размышляя о всех тяготах мира, когда отец увидел меня и строгим тоном наказал вернуться в свою комнату и привести себя в надлежащий вид. Смокинг, и кто бы мог подумать, что даже здесь меня настигнет это исчадие ада? Не бабочка, так как прием не слишком помпезный, а именно галстук является атрибутом сегодняшнего вечера и строгий черный костюм с белой рубашкой. На это я мог бы пошутить, что собираемся как на похороны, но не стал. Лучше не спорить с Тайвином Ланнистером – он не любит ни шуток, ни неповиновения. Не стоит лишний раз вызывать ураган и буйство эмоций со стороны отца, это не закончится хорошо. Знаю не понаслышке. Особенно, не стоит попадаться под его горячую руку, когда он ходит таким угрюмым и нелюдимым.
   Оказавшись в своей комнате, я принял душ и переоделся в черный строгий костюм. Причесался. Единственная проблема, которая у меня возникла – это галстук. Никогда не мог совладать с этим орудием пытки, что вечно ускользало сквозь пальцы и просачивалось вниз, выходя несуразицей на моей шее. Будто завязал петлю и решил удавиться на этой удавке, торчащей из-под полы пиджака. С учетом того, что в этом доме прекрасно с галстуком расправлялись младший брат, отец и сестра, я решил обратиться за помощью к последней. Видеть Серсею всегда приятно, а брат снова будет смеяться, что я такой большой и красивый, а не могу справиться с куском удавки. Отец смерит меня суровым взглядом и отошлет подальше, если повезет. Так зачем же испытывать негативные эмоции, когда можно изначально выбрать верный вариант?
   Для приличия я попытался затянуть на шее галстук и даже несколько раз предпринял попытки завязать красивый правильный узел и вытянуть галстук на верном уровне. Не вышло. Обреченно вздохнув, я отправился к сестре, в комнату которой постучался, ударив несколько раз костяшками пальцев правой руки по двери. Я очень надеялся, что она не пошла вниз раньше времени и мне не придется бегать в «ненадлежащем виде» по всему особняку, рискуя нарваться на Тайвина Ланнистера. Ну и, в тайне для себя, я надеялся, что кавалер Серсеи не объявится, и я смогу сопровождать её весь вечер. Мне не нравилась мысль развлекать дам бальзаковского возраста и юных кокеток, которые едва выходят в свет. Последние еще по - акульи смотрят на меня, пряча хищные улыбки за веером или бокалом шампанского или вина. Аж мурашки по коже. «Бр».
- Серсея, я так рад тебе, - когда за дверью послышались легкие шаги сестры и шуршание юбки платья, я с облегчением выдохнул и с интересом осмотрел молодую девушку перед собой, когда она открыла дверь.
- Боги, как же ты прекрасна, - будто во сне проговорил эти слова и после встряхнул головой, прогоняя наваждение и протягивая галстук, что безвольной змеей висел на моей ладони.
- Можешь помочь? Мне без тебя никак не справится, - в глазах можно прочитать мольбу, - я честно пытался сделать всё сам, но ничего не вышло.
   У Серсеи так, легко, получается, завязывать галстук, что я удивляюсь, где она так ловко научилась этому. Мне не помогли ни видео-уроки, ни книжки, ни наблюдения. Всё оказалось пустым.
- Наверное, надо попросить тебя дать пару уроков, ты же поможешь своему непутевому братцу? – я никогда не мог отказать ни в чем сестре, неужели она сможет поступить так со мной? На всякий случай я ей обворожительно улыбаюсь, встряхнув гривой золотистых волос.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/35/88874.png[/icon][sign]av by Xie Lian[/sign]

Отредактировано Jaime Lannister (2022-07-07 18:56:32)

+2

3

Светская львица не только традициями дома. Серсея любит толпу, пусть и не проявляет искренности к каждому встречному. Любит чувствовать себя королевой обстановки даже в молодом возрасте. Красивая и статная девушка. Прелестная наследница отца. О ней мечтают многие мужчины, но она неуловимой павой мелькает мимо тех и вместо нежностей и прочих типичных черт богемы дарит несостоявшимся ухажерам только равнодушный взгляд глаз. К мисс Ланнистер не подступиться просто так. Она вообще бы предпочла уделить внимание лишь начинающейся карьере педагога и никогда не выходить замуж, но главная цель жизни невольно смешивается с главным нежеланием. Невеста Роберта Баратеона. Совсем не по любви. Только по выгоде и обещанным крупным инвестициям в зарождение будущего учебного заведения под руководством Ланнистеров. Семья сможет справиться и без чужой помощи, но местные львы слишком ценят прибыль. И слишком большая прибыль однажды вдоволь окупится успехом. Пока Серсея будет лишь играть в любящую леди.

Не ненавидит Роберта, но и не питает к нему поведение типичной счастливой невесты. Улыбается и ведет беседы на умные и интересные темы, но внутри даже не колыхает. Это иные девицы распалялись бы и запудривали бизнесмену Баратеону флюидные чары, а Серсее такое слишком безразлично. Ей словно безразлично абсолютно все, кроме нее. И кроме тех частей существования, которые всегда будут составлять важную основу. Благотворительные балы и общение с людьми. Мероприятия и новые знакомства. В связи с грядущим бизнесом можно завести и всякие выгодные сделки, да и поискать полезные кадры. Серсея тщательно готовится к каждому мероприятию. Изучает списки гостей и гуглит сведения о них на просторах интернета. Тщательно готовится в том числе и внешне. Всегда на высоте и всегда обладательница самых привлекательных, пусть и опять же не слишком нежных нарядов. Настоящее сильное звено своей семьи.

Серсея знает, что на новом балу все опять будет как всегда. Опять будет великодушно принимать поздравления о помолвке от важных лиц и попадать под объективы аккредитованных журналистов. Опять будет дарить танец Роберту под те же объективы репортеров. Опять будет приглядываться к Тайвину и улавливать от отца советы переговорить с кем-то. Опять будет и манерно изысканно пить любимое красное вино в компании братьев. Тирион опять наверняка станет травить байки симпатичным девушкам вокруг, а Джейме вежливо заигнорирует не то важных красоток, не то излишне назойливых бабуль. Дети Ланнистеров одна семья, но поведением такие разные. Зато только вместе могут расслабляться в свете софитов и элитного лоска. Только вместе и могут настраиваться на очередной выход в высшее общество.

- Репетируешь на мне комплименты, которые требует проявлять к гостьям папа? - вместо приветствия реагирует она после стука и открытия двери, замечая Джейме. Тоже все по-прежнему. Брат-близнец по-прежнему упражняется в светских речах и манерных изысках. - Ну, и что за жертву он подкидывает тебе сегодня? Странную сестру жены Неда Старка или даму из корпорации "Дорн"? А может быть, тебя ждет сама Оленна Тирелл? - шутит Серсея, но в каждой шутке есть доля и правды. Черт знает, какое знакомство сегодня посоветует старшему сыну Тайвин Ланнистер. - Не удивительно, что не удалось завязать галстук. Самостоятельные старания ради таких женщин обычно бывают бесполезными, милый брат, - улыбается леди, разговаривая слишком безмятежно, в отличие от общения с иными людьми. Слишком легко, и это также навсегда. Именно с Джейме слишком легко не юлить, а быть настоящей.

- И прекрати называть себя непутевым только из-за какого-то украшения, - просит она, принимая из рук галстук и начиная аккуратно завязывать узел. Неторопливо, но не ради растягивания момента, а ради того чтобы брат пригляделся и наконец-то запомнил последовательность действий. - Так, Джейме, почему ты смотришь на меня, а не на технику узлов? Разве я показываю для себя? - немного журит Серсея и делает вид типичной учительницы, однако даже это звучит и выглядит к нему легким и вовсе не наигранным. Со стороны наверняка напоминает милую невесту вовсе не Роберта, а Джейме, но является всего лишь сестрой. И это тоже как вечная истина.

+3

4

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/35/88874.png[/icon][sign]av by Xie Lian[/sign]

   Стоило Серсее сказать про отца и комплименты, и на моем лице появилось страдальческое выражение угнетенного еврея. Мне не нравилось, то, как Тайвин Ланнистер пытался нас преподнести высшему свету. Будто планирует продать в рабство кому-то из присутствующих, кто даст максимально большой ценник. От этого хочется передернуть плечами, и если можно, сбежать, чтобы не поддаваться общей критике и взглядам, направленным вовсе не на глаза.
- Ты же знаешь, что я на дух не переношу все эти званые приемы, - все эти наигранные радостные улыбки, лишенные искренности, потухшие взгляды, полные алчности или жажды чего-то большего, и никакой искренности. Мы львы на этом празднике жизни, и все равно, оставляем после себя выжженные океаны эмоций, стараясь выдержать очередной удар судьбы с отважностью и честью. Высокопарные слова, которые по существу становятся лишь прикрытием, когда мы, выжатые будто лимоны, возвращаемся в свои комнаты, пытаясь пережить окончание этого долгого нудного дня. Возможно, всё было бы многим проще, если бы отец не пытался продать своих детей дороже. Серсею он уже продал и от того, мне становилось не по себе. «Я не хочу отдавать тебя Роберту». Эта мысль ясно прорисовывается в моей голове, и я сам пугаюсь тому, о чем сейчас подумал. В самом деле, не может ведь статься так, что у меня получится отобрать сестру у Баратеона. Мы близнецы, я даже при большом желании не смогу жениться на Серсее, а любая моя попытка возразить будет выглядеть жалкой. Я брат, пускай и родной, не более того. Будь мы кузенами, нам повезло бы больше, но кто станет спрашивать у судьбы разрешение?
   Сестра как всегда, бьет прямо в цель и не промахивается – её догадки оказываются верными до самого конца и мне приходится выразить свои страдания во взгляде. Так сильно я не хочу прекращать действия прекрасной девушки, стоящей напротив меня.
- Сегодня моя миссия развлекать дам из корпорации «Дорн», - выгодные инвестиции, расширение бизнеса и еще невесть чего. Тайвин Ланнистер никогда просто так не дает указаний. Жаждет объять как можно больше семей, завоевать более широкий рынок. Богатств, всегда будет мало, как и долгов. Чем активнее наш отец действует, тем больше проблем у нас – у его детей. Мы живой ресурс, разменная монета и мне остается лишь верить, что длань отца пройдет мимо меня стороной и не станет устраивать мою жизнь. Мне не интересны ни старушки с влиянием, ни дамы бальзаковского возраста со своими дорогими корпорациями, что годятся мне в матери, ни ровесницы, что своим скудным умом вызывают на моем лице скуку. Улыбаться любому проявлению остроумия из любой перечисленной группы, кажется сущим адом, и каждый раз я нахожусь в ожидании, когда всё это благополучно закончится.
    Касаемо стараний, тут я позволяю себе усмехнуться. Воистину, устами этой женщины глаголет истина!
- Если бы криво завязанный галстук считался оберегом от этих дам, я бы с радостью оставил его в ужаснейшем виде и сказал отцу, что это новая мода, - позволяю себе мрачно отшутиться. Я бы сделал всё, лишь бы не изображать из себя пай-мальчика, заинтересованного во всех, кто присутствует в торжественном зале. «Не выходи за него». Эта мысль ошеломляет меня, и я даже сжимаю губы в тонкую линию, продолжая любоваться своей сестрой, чей голос выводит меня из забытья. Вздернув головой, я перевожу взор на тонкие изящные пальцы Серсеи и аккуратно накрываю хрупкие руки своими ладонями. Желаю спасти её от всех тягот жизни.
- Ты счастлива, Серсея? – мы столько лет, были рядом, что одна лишь мысль о замужестве сестры и её отъезде заставляют мое сердце болезненно сжаться. Я делаю шаг вперед, заставляя собеседницу отступить на шаг назад, дабы исчезнуть из поля зрения коридора и не свожу взгляда с прекрасных глаз напротив. Я не вижу счастье на лице девушки, когда она танцует с Робертом, лишь дежурную улыбку и красивую позу высокопоставленной леди. Не вижу настоящую Серсею, что может мягко смеяться над своим братом, как она делала сейчас.
- Я не хочу никому тебя отдавать, - пусть понимает, как хочет. Я отнимаю одну руку от ладони молодой женщины и провожу костяшками пальцев по её нежной щеке. Мы ведь близнецы, разве, мы сможем быть порознь?

+1

5

Их жизнь вечная обреченная элита. Родились в такой семье и не выбирали этого. Многое выбирают за них. Тайвин знает о детях слишком многое и умело пользуется этими знаниями. Знает, что дочь грезит о карьере педагога и управлении учебным заведением. Делает так, чтобы мечта любимицы сбылась, но и добавляет свою выгоду. Живут не в средневековье, но некие традиции все равно слывут будто в те времена. Нужно стать женой ради исполнения мечты и прибавления семейного капитала. Нужно принести пользу семье. Серсея любит семью, какими бы ни были братья и отец. Возможно, сейчас жизнь Ланнистеров складывалась бы иначе, будь жива Джоанна, но и ранняя гибель главной женщины повлияла на ячейку общества. Сплотились еще сильнее. Стали единым целым еще сильнее. Семья как вечная ценность. Вечное и самое главное навсегда вопреки всему и всем.

- Конечно же, я знаю, - улыбается Серсея ужимкам брата. Наследник Ланнистеров в это мгновение выглядит несколько смешно, но в том числе и за такую искренность местная львица ценит близнеца. Именно такое и вызывает в ней ответную искренность. - И ты тоже знаешь, что нам невозможно жить без приемов и встреч. Мы не можем просто так взять и исчезнуть с радаров общества, прессы и прочего. А еще ты знаешь, что на любом приеме где-то рядом есть человек, который может быстро подавить желание уйти домой, - смотрит будто не в глаза, а в душу. Диктует их постоянную. Хочет вселить в Джейме настроение на банкет хотя бы таким способом. Ведь в курсе как она делает существование брата лучше. - И этот человек точно не знойные дамы из "Дорна". Кстати, если хочешь поскорее от них избавиться, можно обойтись и без инноваций стиля. Достаточно поднести им море выпивки на выбор или отказаться пойти погулять на жарком воздухе, - Серсея вовсе не сплетница. Подмечает традиции конкретных знатных лиц наблюдениями и изучением информации. За кучи приемов успела легко узнать и ценности "Дорна", для этого стоило просто присмотреться к темноволосому брату руководителя корпорации и его не то невесте, не то любовнице.

Девушка еще раз аккуратно поправляет галстук Джейме. Пожалуй, именно сейчас она самой полной степенью счастлива. И даже в замужестве Серсея не перестанет любить и ценить семью. Они ее вечность и бесконечность, умноженная на такую же бесконечность. Скоро ее жизнь изменится, но не изменится сама девушка. Да и с Джейме точно не перестанет видеться. Она всегда сможет приехать в родной дом навестить близких, к тому же Тайвин планирует задействовать в будущем управлении школой и старшего сына. Близнецы все равно будут друг у друга на расстоянии или нет. Им расстояние не помеха и не преграда. Слишком накрепко связаны за годы общего взросления. Слишком притерлись друг к другу не только датой рождения, но и душами.

- Да, я счастлива. Какая девушка не будет счастлива от грядущей красивой свадьбы? - кивает она и этим тоже не врет. При чистой выгоде брака будет наслаждаться и шикарной церемонией свадьбы года, потому что это тоже часть элитной жизни. - Но я ведь уезжаю не на другой конец света и не на какой-нибудь северный полюс. И совершенно точно сегодня не наш последний общий прием, да и свадьба тоже не будет последним, - с той же улыбкой успокаивающе добавляет Серсея. На секунды задумывается о том, что вряд ли у них вообще случится что-то последнее. Пожалуй, только смерть разлучит их, а для такого злого рока они еще слишком молоды. Еще вся жизнь впереди без всяких окончательных разлук. Еще будет много общих мгновений. - Джейме, что на тебя нашло? - от неожиданного и какого-то иного его касания Серсея вдруг отстраняется, глядя уже не успокаивающе и улыбчиво, а задумчиво. Не боится, но озадачивается. Вгоняется не в последнюю, но в некую первую загадку родственных душ. Он еще ни разу не касался ее так трепетно. - Ты плохо себя чувствуешь? Слишком волнуешься перед приемом? - предполагает светловолосая леди, отметая любые другие причины. Не чувствует же Джейме подобие нежности, в конце концов. Такое абсолютно невероятно даже для них.

+2

6

Моя нелюбовь к званым вечерам логична и всем известна, разве что, Тайвин Ланнистер усиленно делает вид, будто его сын дурачится и пытается показать себя не в самом лучшем свете. Некоторые могут считать это частью образа, попыткой обаять и завлечь в свои сети состоятельную даму. Многим нравится наивность и показательное недовольство светским раутом, будто в теле взрослого мужчины живет маленький капризный мальчик. Это омерзительно и неприятно, но приходится держать себя в руках, показывая полное безразличие к происходящему. Лучше оно, чем видное всем недовольство. Я не голубой мальчик с золотой ложкой во рту и лишь Серсея видит меня настоящего. Не только из-за нашей связи, просто, потому что она родной человек, которому я могу доверять.
- Ты начинаешь говорить, как отец, - улыбнулся и после устало выдохнул свои слова. Сколько бы мы ни старались выбить свою независимость, всегда будет нечто, мешающее нашему счастью. Семейному, простому, такому уютному и без лишних глаз. Мне всегда казалось, что можно меньше времени тратить на балы и эти приемы, реже встречать опостылевшие лица, если не тратить кручу средств на организацию праздников. Но тут уже на арену событий выступал отец, и любые возвращения летели в урну невысказанных желаний и решений. Мы пешки в руках Главы семейства и вряд ли что-то изменилось бы, будь жива наша мама.
   На слова Серсеи я приподнимаю уголки губ. Она как прекрасная фея, с которой я бы танцевал танец за танцем, если бы не её жених. Знать, что она есть на балу, прекрасно, но еще ужаснее представлять себе её в компании того, кому придется отдать сестру. Внутри разгорается нешуточная ревность, которую я гашу шутками о девах из Дорна.
- Либо споить светских львиц, либо отказаться плавиться под прямыми лучами солнца, - усмехаюсь и отрицательно киваю головой. Всё это странно и выглядит дикостью, я не знаю, что сказать на это в ответ. Можно было бы съехидничать, что вино не жалко, если оно забродило или же, жареные змеи вкуснее всего, но не стал расстраивать девушку, стоящую рядом со мной. Она хочет помочь, нет ничего в этом плохого.
- Спасибо за совет, Серсея, - сестра могла не распространяться о своих наблюдениях, могла промолчать, и никто не стал бы её за это корить. В порядке вещей искать ответы и находить их там, где ожидаешь меньше всего. Я знал, что моя собеседница наблюдательна, но не знал, что настолько осведомлена о наших гостях. «Мне многому стоит у неё поучиться. Серсея, как я буду здесь без тебя?»
   Слова о свадьбе непривычно ранят, хоть и знал о помолвке достаточно давно. Внутренние переживания штормом поднимаются с глубин сознания, я грустно улыбаюсь, желая прижать к себе стройную фигурку сестры.
- Хорошо, если так, - улыбка выглядит наигранной, взгляд грустным и печальным. Будто, и, правда, Серсею заберут на другой край земли, и не дадут общаться с родным братом. Наплевать на остальных, главное, чтобы не забывала обо мне. Может и звучит эгоистично, но мне не хочется отдавать всё самое ценное в своей жизни. Пускай, и ради блага сестры, пускай она и видит положительные стороны этого союза.
    Касание до прекрасного девичьего лица непередаваемо. Ощущаю наслаждение и радость, что позволил себе сделать этот шаг, но дальнейшая реакция Серсеи ставит меня в тупик, и я замолкаю, пытаясь придумать достойное оправдание. «Вот, дурак».
- Ничего, - голос звучит глухо, практически шепотом, я на мгновение закрываю глаза, мысленно отсчитывая до пяти. Помогает успокоить бешенное сердцебиение внутри.
- Всё хорошо, не переживай, милая, - усмехаюсь привычным для неё образом, но всё-таки, отхожу от обычного сценария и крепко обнимаю сестру, расположив ладони на её стройной спине. Эти объятия теплые, такие свои, что и отпускать совершенно не хочется. Отстраняюсь, оставляю поцелуй на лбу девушки и делаю ещё пару шагов назад.
- Спасибо за помощь, Серсея, и помни, ты должна мне танец, - пытаюсь быть беззаботным, улыбаться, выказывать веселье. Этому мы научились давно – вводить в заблуждение людей своей улыбкой. А на душе скребутся кошки. «Если бы она не отстранилась, я бы её поцеловал в губы!» Это осознание бьет по вискам.
   И когда мы видимся в следующий раз в зале, я стыдливо отвожу глаза, будто мог оскорбить Серсею своим поведением ранее.

Отредактировано Jaime Lannister (2022-09-19 23:02:31)

+1

7

Она вовсе не знаток человеческих эмоций, а больше знаток наблюдений, но даже к Джейме подобное является исключением. Анализом всегда пытается считывать эмоции у брата через его жесты, мимику и настроение. И чаще всего отгадывает загадки, однако сегодня будто что-то идет немного не так. Будто что-то желает пошалить над близнецами и подбросить новое в их взаимоотношения. Серсея видит по глазам и движениям, что Джейме нечто терзает. И он отчего-то не выговаривает это даже ей, скрываясь за привычной улыбкой. Может быть, ему слишком грустно? Может быть, брат действительно видит в этом приеме словно последнюю встречу, оттого и коснулся так будто это их последняя беседа? Будто их бесконечность сегодня оборвется разрезанной нитью, забирая девушку из родного дома на веки вечные. Или же вовсе Серсея посмела как-то обидеть. Этого ей хочется меньше всего в ее существовании. Да и если у Джейме вдруг портится настроение, подобная реакция обязательно происходит и с ней. Опять единое целое, и об этом для них вовсе не мелочь, а взаимосвязь.

- Не за что, - кивая и улыбаясь, реагирует она на его благодарность. Готова всегда помочь брату и дать дельный совет, если такое требуется. Будто готова ради него вообще абсолютно на все. Словно он ее самый главный смысл жизни. Впрочем, он и есть один из главных. - И если все хорошо, я хочу видеть твои улыбку и счастливое лицо и в зале, - молвит Серсея, пытаясь опять вдохновить Джейме вопреки всему возможному крутящемуся сейчас в его голове. Девушка не перебивает и не задает лишних вопросов. Не потому что не видит смысла, а потому что не хочет нарубить дров, если вдруг таки чем-либо задела. Не умеет торопиться и особенно не желает поторопиться ныне.

На приеме она опять порхает легкой павой между гостями. Успевает и поддержать светские беседы, и перекинуться парой фраз с отцом, и послушать новые хвастовства Тириона, и в том числе понаблюдать за Джейме. Украдкой всматривается на близнеца даже когда внимает речам Роберта. Не игнорирует жениха, но и не собирается заставлять скучать и грустить родного человека. Особенно если в этом таки вдруг есть ее вина. Серсея на мгновение чувствует себя некой предательницей и оттого желает как можно скорее поймать момент, чтобы дорасставить все точки над буквами, тем более если на сегодняшнем банкете Джейме словно избегает ее. Нет, просто так оставлять это нельзя. Это таки даже надоедает и тяготит будто камнем на душе.

- Я знаю, что обещала тебе танец, - произносит девушка брату как только Роберт отходит на переговоры с другими бизнесменами и для нее появляется возможность поговорить с Джейме. - И ты знаешь, что мы всегда отдаем свои долги. Потому долги немного подождут, - беря близнеца за руку и уводя в коридоры, заявляет Серсея. Не давит, а выражает беспокойство в ответ на его поведение. Уже не может терпеть и оставлять на самотек. Надо докопаться до сути. Надо разобраться с этим не в одиночку и ей, и ему. - Подождут вообще все в этом зале, - не преувеличивая, продолжает она. Да и, если честно, вряд ли их настолько потеряют за время беседы. Не быть же им при гостях абсолютно каждую минуту и секунду банкета. - А я не буду ждать. Джейме, может объяснишь, что все-таки с тобой происходит? Дело во мне? Я обидела тебя или как-то разочаровала? - потоком мыслей из сознания наблюдений вываливает Серсея, но это не допрос. Это тоже беспокойство и переживания. Тоже возможные только при нем. - Я не вернусь обратно в зал и вообще не сдвинусь с места, пока ты не скажешь мне всю правду, - просит без приказов. Вообще не умеет и приказывать ему. Лишь опять сочувствует и заодно демонстрирует желание помочь. И здесь и сейчас для Серсеи нет и не будет ничего важнее этого.

+2

8

Как и всегда, Серсее удается вызвать на моих губах улыбку. По факту играю свою роль, не забывая показывать и обожание сестре, с которой мы всегда делили мир на двоих. Ей ни к чему лишние хлопоты и заботы, особенно, когда прием скоро начнется и самым важным на нем будет помолвленная пара. Будущее семьи, разменянное на счастье сестры. Надеюсь, что ей с Баратеоном будет хорошо, и при всем при этом, ревную, беспощадно терзаюсь сомнениями и постоянно ощущаю внутри пустоту. Будто отобрали сам смысл жизни, вытравили сердце из тесной клетки ребер и растоптали до состояния пыли, чтобы развеять по ветру на утесе над буйным проливом. Несостоявшееся объяснение прикосновениями и поцелуем тревожит разум, корю себя за совершенную попытку и ругаю за то, что не посмел высказать, истинное отношение и желание по отношению к Серсее. Вина гложет, кусает за кромку бегущих поспешно мыслей и выходит наружу в виде опущенных глаз. Сам не свой, не могу всецело отдаться всеобщему веселью. Делаю всё на автомате, совершенно не стараясь выглядеть презентабельно и приглядно, и на мнение хмурого отца наплевать. В конечном итоге, поговорил со всеми, с кем он хотел, пусть забудет обо мне на некоторое время.
- Я знаю, что тебе отведена роль хозяйки на этом вечере, поэтому, не переживай, - улыбаюсь искреннее, не совсем понимая, зачем меня уводят в коридоры нашего обширного дома. Хмурюсь немного, так как это совершенно противоречит принятому нашим отцом плану. Серсея сегодня должна гореть, как Путеводная звезда на небосклоне. Легкая, неземная и такая прекрасная, я в этом спектакле, скорее, туча, способная закрыть её ото всех взглядов мира. Укравший, невесту у её жениха. Такая наглость, что зубы сводит.
   Она заметила. Мы всегда замечали, когда что-то происходило внутри друг у друга. Как будто имели детектор внутренних терзаний и стремились осознать причину. И теперь не становится исключением. От этого не спрятаться и не найти управу. Притворство рано или поздно разоблачается, превращаясь в плачь ночной ковыли, разрывающего барабанные перепонки своим ужасным пением. Не знаешь, куда деться и куда спрятаться, лишь бы не заметили перемен. Нарастает внутри паника, с губ срывается шумный выдох.
- Дело не в тебе, Серсея, - правда, но лишь часть истины, что поглощает сердце и душу. Попытка отпустить потаенные желания, но девушка не дает пути отступить.
   Останавливаюсь, поворачиваюсь корпусом к собеседнице, по воздуху провожу ладонью вокруг её лица, не смея коснуться подушечками пальцев кожи. Запрет, родная сестра, это просто немыслимо.
- Зачем ты всё усложняешь? – риторический вопрос, вбрасываемый в пустоту, подобно фотонам света, что сгорают вспышками в атмосфере, рисуя интересный орнамент в великой материи космоса. Закрыв глаза, пытаюсь собраться с мыслями, но вместо этого опускаю руку, сжатую сильно в кулак. Выдыхаю, чтобы не сорваться излишне на ничего не понимающую сестру. Беру её за хрупкое запястье, осматриваюсь вокруг, чтобы не было свидетелей и утаскиваю её в обширную подсобку, где немного нервно включаю свет. Здесь нам точно никто не помешает.
   Смотрю на Серсею сверху вниз, поджимая губы, размышляя о том, стоит ли ей знает о том, как горит моё сердце при виде неё или же, придумать какую-нибудь глупую фантазию, которую придется, потом претворять в жизнь. В глазах играет, чуть ли не отчаяние, и тут я не могу с собой совладать. Касаюсь подушечками пальцев нежной кожи на щеке сестры, провожу нежно чуть выше к скуле и виску, после ладонь соскальзывает ниже, к шее, убирая робко выбившуюся из прически прядь волос. Серсее идет легкая небрежность в сложном сплетении кос и заколок. И я не могу ничего сделать с этой магией образа и тайны, возникшей между нами. Склоняюсь ещё ниже, и оставляю на губах девушки легкий поцелуй, ощущаю медовый привкус алых лепестков роз, которые хочется раскрыть, дабы вкусить винный аромат ранее выпитого напитка, но останавливаюсь и на этом. Отстраняюсь, тяжело дыша, опускаю взор. Мягко отстраняя руку.
- Я не могу отдать тебя ему, Серсея. Знаю, что это не правильно, но не могу тебя отпустить, - шепотом почти. Мы родные брат и сестра, этого не должно происходить между нами. Но я ничего не могу поделать с собой. Может, начнет ненавидеть? Это было бы лучше всего. Легче.

+1

9

Опять права, пусть и частично. Опять посмела догадаться о терзаниях брата, но ура всем богам, что вина в том оказывается не на ней. Серсея привлекательна и умна. В молодые годы уже выглядит местной звездой, но и на звездах бывают какие-то пятна. Оттого девушка позволила себе усомниться в идеальности. Оттого в ее сердце закралась толика мысли будто могла задеть Джейме морально. Не простила бы себя, если бы оказалась полностью права. Испытала бы подобие собственной моральной смерти. Но нет. Все лучшее продолжается. Она не обидчица самого родного и важного человека. Она все та же его солнечная притягивающая сторона света. Все так же манит лучами искренности и все так же наслаждается его искренностью. Плевать на грядущий отъезд из родной гавани дома. Они будут друг у друга всегда. Свадьба вовсе не помеха для притяжения столь важных друг другу душ. Пришли в этот мир вместе, и оттого будут вместе всегда будто неразлучные привязанные незримыми нитями. Привязанные какой-то судьбой.

Судьба любит их. Подарила им друг друга, рождая с разницей в несколько секунд. Сделала их неразлучными и общей датой праздника, и тем самым притяжением. Однако даже со столь яркими творениями судьба хочет упорно играть. Хочет устроить нечто доселе невообразимое. Серсея от неожиданности не успевает среагировать на касание руки от Джейме, сопровождаемое теперь уже его инициативой скрыться подальше от глаз мероприятия. Слишком подальше. Девушка ожидает перехода в одну из дальних комнат для серьезного разговора, но ей вовсе и не приходит в голову подсобка и другой серьезный разговор. Не приходят в голову и другие серьезные касания. Похожие на те накануне выхода в свет, но еще более настойчивые. Самым настоящим образом наполненные некой далеко не семейной нежностью. Серсея вовсе не какая-нибудь девица из мелодрам или мыльных опер, но изначально внутри у нее стреляет вероятность некого сна. Такое невозможно и совсем невероятно в реальности.

- Что? Хочешь сказать, что ты влюблен в меня, да? – ловя на себе новые касания не только ладонями, но и губами, отрываясь, проговаривает Серсея. Вновь не кричит, хотя любая родственница на ее месте и в ее ситуации наверняка бы резко оттолкнула брата или вовсе бы влепила пощечину. Девушка и не пугается, хотя со стороны поступок Джейме воспринимается непотребным и грешным. Что-то не позволяет ей ругаться на столь внезапное поведение. – Знаешь, наверное, это все оттого, что у тебя никогда не было чувств к кому-либо. Это лишь привязанность, - рассуждает она. Еще не догадывается, что пытается убедить не только брата, но и саму себя. Ведь у нее тоже ни к кому никогда не было никаких чувств. Еще не улавливает в своем сознании и собственную грешность. Ведь упрямая звезда. Бесконечно упрямая, пусть и досягаемая для родной крови.

- Или сейчас я точно не права? – не только мысленно, но и невольно вслух предполагает она. Потому что опять улавливает его настроения наблюдением. Видит, что пусть Джейме опять и витает где-то, в его взгляде вопреки мелькают нежность и наслаждение моментом. Будто свершился конец света, а они последние люди на этой планете. Впрочем, апокалипсис уже настал здесь и сейчас. – Тогда ты хоть понимаешь, насколько это все усложняет? И что будет, если вот об этом кто-то прознает? Ты осознаешь, что сейчас совершил чуть ли не главный грех в нашей великолепной красивой жизни? – опять будто говорит не только с ним, но и даже больше с собой. Присоединяет к признанию брата ее не менее странное поведение. Начинает строить из себя снежную королеву, но опять не испытывает ни капли обиды. И все еще не отталкивает. Все еще находится на слишком близком расстоянии от него. Будто надеется на продолжение свершенной драмы, если ледяной внутренний замок таки падет и разрушится словно незыблемый мост.

+1


Вы здесь » Crossbar » фандом » Твоя весна придет пускай