пост недели от HENRY MILLS
Это, кажется, будет просто нереально. Он просто молчал, боясь на данный момент, сказать хоть слово. Читать далее...
А Карвер голодный холостяк!!!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Когда пишешь заявки, не забывай о ламах!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » фандом » Four Five Seconds


Four Five Seconds

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

[html]<style>#ship0 {display:flex; margin: 10px auto 10px 2em; max-width: 600px; overflow:hidden; box-sizing:border-box; background:#fff;}
.apict {background: no-repeat 50% 50%; background-size:cover; width: 200px; height: 350px; box-sizing:border-box; overflow:hidden;}
.apict::after {content:""; display:block; box-sizing:border-box; width:0px; height:0px; position: absolute; margin-top: 195px; border-color: transparent transparent #fff transparent; border-style: solid; border-width: 0px 0px 155px 200px;}
.atext {background-color:#fff; width:400px; box-sizing:border-box; padding: 24px 24px 0 24px;}
.atext > em {display:block; padding: 6px 0; line-height:100%; text-align:center; font-style:normal !important; margin-bottom:26px; font-size: 10px; color: #555; border-bottom: 1px solid #e6e6e6; border-top: 1px solid #e6e6e6;}

/* ТЕКСТОВЫЙ БЛОК */
.atext > p {
  padding: 0 5px 0 0 !important;
  box-sizing: border-box;
  overflow: auto;
  line-height: 130% !important;
  height: 180px; /* высота блока с текстом, можно уменьшить */
  font-style: italic; /* можно удалить строку */
  font-size: 11px;
  text-align: right;  /* заменить на justify или center */
}

.atext p::-webkit-scrollbar {width: 5px; height:5px; background-color: rgba(255, 255, 255,1);}
.atext p::-webkit-scrollbar-thumb {background:#bdbdbd; box-shadow:inset 0 0 0 2px #fff;}

.atext > section {
  display:block;
  position:absolute;
  box-sizing:border-box;
  width:378px;
  text-align: center;
  padding: 0px 6px;
  margin: 46px auto auto -120px; /* отступ всего блока с текстом и полосой */
}

.atext > section > span {display:block; padding:0 !important; width:100%; height:0px; background:transparent; border-bottom: 6px solid #e6e6e6;}

/* НАЗВАНИЕ ЭПИЗОДА */
.atext > section > h6 {
  color: #000;
  text-shadow: 1px 1px 3px #d4d4d4;
  font-family: Lighthaus; /* семейство шрифта, можно вписать экзотику */
  font-weight: 400; /* толщина шрифта */
  font-style: italic; /* наклонность шрифта */
  font-size: 32px; /* размер шрифта */
  margin-top: -24px; /* опустить или поднять серую линию */
}
</style>

        <div id="ship0">
        <div class="apict" style="background-image:url(https://i.pinimg.com/originals/1b/bc/2f … 68027c.jpg);"></div>
        <div class="atext"><em>

Энакин // Оби-Ван

        </em>
        <p>

Энакину  все еще 14. У них с учителем небольшой разлад с тех пор, как Оби-Ван обнаружил, что отпускать мальчика к влиятельному политику крайне неправильно. Йода отсылает их на разные миссии, чтоб дать им время, но мало что идет по плану в отношении этих двоих.

        </p><section><span></span>

<h6> Four Five Seconds </h6>

        </section></div></div>
[/html]

Отредактировано Obi-Wan Kenobi (2022-07-01 22:27:38)

+3

2

Это случилось впервые. Впервые Оби-Ван отпустил Энакина на миссию без него. Формально, его мнения никто и не спрашивал, он просто навестил Йоду, чтоб сообщить, что поездка на Татуин откладывается из-за личных взглядов его ученика на этот вопрос, вдаваться в которые он и не собирался. Грандмагистр был умным и мудрым, ему и не нужны были лишние слова, к тому же он всегда знал, когда не стоит спрашивать. Наверняка, чувствовал смятение Кеноби, но тот не просил совета и не обсуждал свои дела как учителя с кем-либо. Это было между ними и не касалось кого-то другого.
Но Йоде и не нужны были разговоры, он просто согласился с полученной информацией и объявил, что в таком случае он летит на миссию, и вылет совсем скоро. В общем-то, оно было и к лучшему: дать время Энакину побыть одному, успокоиться, отдохнуть, привести мысли в порядок. Возможно, соскучиться по своему мастеру. Но Йода сказал, что он тоже летит, просто чуть позже и с другим джедаем. Стоит ли говорить, что Кеноби в тот же момент испытал резкое желание поспорить и тут же воплотил его в жизнь? Он, конечно, стремился к образцовому поведению джедая и мастера, но вопросы, что касались Скайуокера, могли выбить его из равновесия и спокойствия. И дело было не в ученике, а в нем самом и его отношении.
Разумеется, Йода только ткнул его этой своей палкой и заявил, что решение принято и оспариваться не будет. Вероятно, они решили послать его на миссию еще в тот момент, когда Кеноби собрался улететь на Татуин, чтоб мальчик не изводил себя мыслями о происходящем там. В этом было некоторое зерно, но ведь теперь Оби-Ван никто не летел и мог отправиться сам со своим падаваном. Только решение принято. Откуда ему было знать, что старый грандмагистр просто прекрасно чувствовал разлад в их паре и таким образом хотел дать им время и возможность подумать?
А ведь было о чем. Например, чем было продиктовано его нежелание отпускать Энакина с кем-то другим? Сомнение в его навыках? Для своего возраста и даже для падаванов старше он был умел, демонстрировал невероятный потенциал в Силе и отлично владел мечом. Тем не менее, этого было недостаточно, чтоб не переживать. Или дело было в том, что он не знал того джедая, с которым полетит его ученик? Что он может быть груб и невежлив, что может быть пренебрежительным или слишком строгим, что может обидеть ранимого и вечно сомневающегося в себе Энакина. Стоило ли поговорить с ним перед отлетом? Очень хотелось, но в то же время могло бы выставить его падавана несамостоятельным, а это было не так. Да, он заботился о нем, но не потому что считал, будто тот не может сам. А потому что мог и хотел. А вдруг этот джедай недостаточно хорош, чтоб защитить другого в случае чего? Ведь Кеноби даже не рассказали подробности об этой миссии.
Очевидно, его желание знать демонстрировало нежелательную привязанность, но... себе-то он в ней признался давно, а грандмагистру вежливо поклонился. Никто бы не смог его упрекнуть, как учитель, он должен был беречь своего ученика, тут с ним бы согласился абсолютно любой мастер, даже магистр Винду, воспитавший Депу как родную дочь. И разве не скорбел сам Йода, когда от руки ситха пал его грандпадаван Квай-Гон? Когда после этого орден покинул его падаван Дуку? Такая привязанность была, просто каждый должен был уметь ее отпустить в нужный момент, но у них с Энакином еще впереди годы.
В конечном итоге Оби-Ван вернулся к себе, собрал вещи для себя и падавана. Тот отсыпался после тех безобразных бессонных двух суток, и джедай намеренно не продолжил с ним разговор, хотя хотел, очень хотел сказать, что тот его никогда не подводил. Он бы хотел сказать ему, что любит его и гордится, что это никак не зависит от его участия в гонках, от успехов во владении мечом, от слов окружающих, что Кеноби действительно принимает его таким, какой он есть, что бы он там себе ни думал, что это привилегия лишь одного канцлера. Но он боялся отправить этот беспокойный ум на еще один круг пытливых размышлений, потому что одной Силе известно, к чему тот мог прийти в своих логических цепочках в конечном итоге.
У Энакина начался переходный возраст, и это было ясно. Он бунтовал, сам не зная, для чего, хотел свободы, но вряд ли при том хотел терять заботу и еще не понимал, что между этими вещами нужно искать компромисс. Что он не может быть полностью независимым, гулять сам по себе в любое время, никогда не предупреждать и не отчитываться, но при том получать тепло, уют и комфорт в необходимых количествах. Кеноби его не винил: в таком возрасте он и сам не понимал этих вещей, им просто нужно было это как-то пережить. Возможно, Энакин поймет это чуть раньше, или же ему удастся это объяснить. Или же вдруг окажется так, что гармония с мастером - а Оби-Ван смеял надеяться, что стал для него близким человеком за эти годы - окажется приоритетнее, чем гонки на нижних уровнях. Но если же все выйдет иначе, то что же... Кеноби сможет быть просто хорошим мастером, чтоб научить его пути джедая. Хотя ему все пять лет казалось, что это возможно, только поддерживая его морально и вовлекаясь во все его душевные переживания, иначе он начинал путаться и съедать себя.
В любом случае, для падавана между ними было что-то разлада, Оби-Ван тоже где-то печалился, где-то сердился, где-то злился на самого себя, что недостаточно умен, чтоб решить эту ситуацию, что ему здорово бы не помешала сейчас мудрость Квай-Гона. Но стоило узнать, что Энакин куда-то отправится без него, беспокойство и тоска смыли все это разом, и показалось, будто он уже скучает по своему ученику. У того играли гормоны, он хотел свободы, но это все не было поводом позаботиться перед ним перед отлетом. Или, например, не соблюдать традиции. Потому к его собранным вещам со всем необходимым - тем, что обычно в их паре возил на поясе он сам, например, пузырек с бактой - он добавил коробочку с любимым печеньем, но обошелся без лишних записок. Если он разбудит его сейчас, то он может и не отдохнуть достаточно, хватит, что он и так его уже разбудил, чтоб поговорить о его маме и вновь расстроил.

Свою миссию в конечном итоге он завершил буквально за несколько дней даже раньше, чем рассчитывал. За это время он долго думал, прежде чем не выдержал и послал сообщение Энакину, где спрашивал, как у него дела, и когда он вернется на Корусант. Сообщение было коротким, но полным беспокойства, потому что внутри Оби-Вана родилось то самое нехорошее предчувствие. Он не был Йодой, чтоб четко смотреть в будущее, но Сила его не обманывала. Так было тогда, перед вторжением на Набу. Или перед смертью Квай-Гона. Так что он очень торопился.
-...мы получили сообщение от твоего ученика, - в конце концов, неохотно ответил Мейс, - он продолжает свою миссию, но джедай, с которым он был, пал.
- Я лечу немедленно, - слова вырвались раньше, чем он успел дослушать и переварить, потому что подсознание уже это сделало, а ноги уже разворачивались, чтоб нести его в ангар.
- Оби-Ван, э...
- Это мой падаван! И ему четырнадцать!
Кеноби развернулся спиной, даже не пытаясь выглядеть спокойным и рассудительным. Энакин нуждался в нем где-то там, совсем один и в опасности, и он просто летал и занимался полной ерундой. Никакой Совет не мог остановить его сейчас.

+3

3

Жизнь циклична и за каждым закатом непременно последует рассвет. За каждой ссорой должно идти примирение. Но только не в этот раз. Энакин проснулся неожиданно, садясь в постели и накрывая глаза руками. Одна ночь не смогла снять груз нескольких трудных, эмоционально и физически, дней, поэтому он ощущал себя измождённым, руки и ноги тяжёлыми, но тяжелее всего ощущалось сердце. Оно словно камень тянуло вниз грузом сказанного накануне. Вряд ли простыми извинениями что-то исправить, как на это надеялся Скайуокер, иногда они ранят намного больнее. А он столько всего наговорил...
Оби-Вана в апартаментах не было, а вот приготовленная им одежда была, даже в ссоре мастер проявлял заботу и от этого в груди всё болезненно сжималось. Хотелось разыскать мастера, как-то объясниться, исправить то, что разрушил своими же руками, однако вместо этого Скайуокер был вызван в зал Совета. Не то, чтобы это было неожиданностью, его и раньше вызывали для отчётов, но сегодня сообщили о новой миссии в компании другого джедая. И в этом также не находилось странностей, однако Энакин не мог просто взять и улететь даже не увидевшись с Оби-Ваном. Ощущение незаконченности разговора постепенно возрастало и всё сильнее беспокоило, но отказаться юноша не посмел, поэтому лишь смиренно склонился в почтении магистрам и вышел. Теперь то всё вставало на свои места, скорее всего мастер тоже получил направление и перед уходом приготовил тунику ученику. Без него в апартаментах было совсем одиноко, поэтому, не став затягивать, Скайуокер переоделся, наспех бросив свою одежду в комнату, проводя рукой по поясу, прежде чем прикрепить к нему меч. В том, что на нем висела небольшая склянка с бактой чувствовалась рука мастера, только он заботился о своём падаване не смотря ни на что. А вот небольшая коробочка с печеньем растрогала юношу до глубины души и вновь заставила задуматься о собственном поведении. Энакину захотелось увидеть своего мастера, обнять его крепко и больше не поступать так глупо, как поступал он. Как жаль, что нельзя менять судьбы по щелчку пальцев. Юноше оставалось лишь добраться до ангара, познакомиться с новым мастером, с которым предстояло куда-то лететь и выполнять поручение Совета, но мыслями думать об Оби-Ване. И скучать. Не смотря ни на какие ссоры этого не изменить. Мастер Калар встретил Скайуокера у трапа корабля и вкратце провёл брифинг. Собственно, не было ничего неожиданного в том, что новая миссия это ничто иное как участие в переговорах на Дресселе. Однако, деседеллианцы достаточно интеллигентная и разумная раса, не склонная к приступам агрессии, и, казалось, урегулировать конфликт будет не трудно, ведь вряд ли он уйдет дальше дебатов. Это будет очередным уроком терпения и дипломатии. Снова скучные совещания, политика, со своими подковёрными играми. Перелёт прошёл достаточно тихо и непринуждённо, общение с мастером Каларом не заходил дальше положенного и всё свободное время Скайуокер просидел в каюте, вертя в руках маленькую коробочку с печеньем. Он правда скучал, хоть сейчас они с мастером временно не могли найти общий язык. Юношу задевало отношение Оби-Вана как к маленькому, несмышлёному мальчику, который не в состоянии о себе позаботиться. Казалась странным его реакция на встречи с Палпатином, хотя лично сам Энакин воспринимал их с точки зрения опыта и мудрости, а не чего-то там плохого и вместе с тем, даже не смотря на все сказанные в запале слова мастер заботился о своём падаване.

Ввсё проходило в штатном режиме, но мир меняется в одну секунду, и взрыв в здании Правительства внезапно обратил порядок в панику, а Энакин, чудом сумевший не угодить под обломки с тяжело раненным мастером, едва успел отправить короткое сообщение прежде, чем ретранслятор в комнате охраны перестал работать... Последующие несколько дней джедаи скрывались от патрулей пытались найти выход из сложившейся ситуации. От полученных ран мастер Оррелл Калар скончался, ему не помог даже пузырёк с бактой, заботливо прикрепленный к поясу Оби-Ваном. Взрыв в здании Правительства вызвал цепную реакцию, ускорившую процедуру государственного переворота, теперь Скайуокер, Калар и маленький Авирус - сын довольно влиятельного премьер министра, были объявлены мишенями для всех желающих разжиться деньгами. Пятилетнего мальчика планировалось использовать в качестве рычага давления на его отца, однако для начала его нужно было попробовать отбить у Скайуокера. Напуганный и маленький, он постоянно цеплялся за мантию Энакина, ища в его лице поддержки и безопасности, хотя ему и самому всего четырнадцать. Комлинк вышел из строя почти сразу, благо удалось добраться до ретранслятора в собственном корабле, однако, при попытке покинуть Дрессель сработали планетарные системы, подбив джедайский корабль. Энакину лишь чудом удлось его посадить, совершив грубую посадку на равнине неподалёку от столицы. На их поиски сразу бросили все силы, но поймать не сумели. Воздушное пространство планеты перекрыли, а сигналы глушились, так что теперь Энакину нужно было найти способ связаться с Советом джедаев как-то иначе и запросить помощи. Отчаянные времена требуют отчаянных решений, проблема только в мальчике. Он не должен был видеть смертей, хватит уже и того, что во всём этом ему пришлось поучаствовать. Военные патрули прочёсывали каждую улочку, заглядывали в каждый дом, угрожая жестоко наказать тех, кто будет пособничать джедаям. Если бы они знали кого ищут, наверняка не стали бы так усердствовать, ну подумаешь падаван джедай. Это всего навсего четырнадцатилетний мальчишка, оставшийся без помощи и защиты своего мастера. Дрессель был погружён в смуту и если на окраинах жители не слишком горели желанием во всё ввязываться, то столица напоминала кишащий улей. Энакин пробивался к окраинам, дабы укрыться где-нибудь, где тише. Несколько раз приходилось ввязываться в столкновения с патрулями, но использовать меч по назначению было нельзя, поэтому джедай отбивал бластерные выстрелы, не особенно целясь в стреляющих, заслоняя собой мальчика. Их теснили и преследовали, к тому же очередной день был на исходе и стоило позаботиться об укрытии. Обратиться к Силе и связи с учителем не было ни сил ни времени, хотя Энакин и пытался, однако Оби-Ван, вероятно, был слишком далеко, поэтому надеяться можно только на самого себя.
Уже в сумерках юноша и мальчик набрели на чью-то ферму. Авирус очень устал и начинал хныкать, поэтому пришлось вскрыть старый деревянный сарай и спрятаться в стогах сена на втором ярусе.
- По крайней мере тут тепло, - он улыбнулся и быстро осмотрел доступную для взора площадь в щель между досками. Тихо, - ты голоден? - не дожидаясь ответа Скайуокер снял с пояса коробочку с печеньем и поделился с малышом, решив, что было бы очень не плохо раздобыть воды, чтобы попить и промыть ссадины на коленях Авируса и собственные, полученные при взрыве и столкновениях с военными патрулями. - Побудь тут, ладно? Я быстро, ты же не будешь бояться, да? - Мальчик нехотя кивнул. Он устал, голоден и немного ранен, похоже единственное, что он мог это отключиться прямо здесь и сейчас. Энакин же быстро спустился и выскользнул из сарая, намереваясь проверить ближайший колодец, на ходу мысленно обращаясь к учителю. В подбитом корабле ему оставлена подсказка куда двигаться дальше. В центральном космопорте должны быть записи крушения джедайского из корабля, а в нём самом есть голо-диск с записью всех событий, произошедших в здании Правительства до и после взрыва и если его не нашли, то возможно у Оби-Вана будет реальный шанс предотвратить гражданскую войну. Почему-то Скайуокер не сомневался в том, что помощь придёт именно от мастера, потому что и сам рванул бы на другой конец галактики рад него. А пока он только пытался выжить и найти корабль или средство связи. Ах, ну да и достать немного воды. Когда юноша вернулся Авирус уже спал, хотя сам себе такого позволить не мог и пытка усталостью продолжалась.

+2

4

Никогда больше в жизни Оби-Ван никуда больше не отпустит ученика одного. Он клялся себе в этом, когда заводил двигатели корабля и параллельно скидывал отчет о собственной миссии Совету, потому что лично отчитываться он не собирался - некогда. В конце концов, у него все прошло так гладко, ровно и скучно, что можно было бы туда отправить Энакина с тем джедаем, а его, Кеноби, на ту планету, где все, очевидно, пошло не по плану. Само собой, сейчас он был преисполнен решимости, и когда его падаван станет как минимум совершеннолетним, его снова могут отправить с кем-то еще куда-то еще, а пока что он ничего не хотел об этом знать или слышать. И это не было ограничением свободы, о которой ему говорил ученик, потому что он оставался его мастером, нес полную ответственность за его здоровье и жизнь, помимо полученных знаний. Да, это он клялся, что будет защищать Республику и учителя, но потому что только вступал в Орден. А вот обязанности мастера были известны каждому, кто там уже состоял.
В конце концов, ему всего-то четырнадцать. Кеноби точно должен был встретиться с тем джедаем, с которым он уехал. Вдруг тот только вчера отрезал косичку? Нехорошо было ставить под сомнение другого, тем более павшего, рыцаря, с учетом того, что сам Оби-Ван получил ученика чуть ли не раньше, чем с той самой косичкой расстался, но глупо было отрицать, что среди всех них кто-то имел более высокий уровень и навыки, а кто-то низкий. К тому же Кеноби не сомневался, что ответственность за ребенка делала его еще куда более умелее, изобретательнее и устойчивей. Будь он параноиком и не понимал, что это полный абсурд, то подумал, что здесь выполняется хитрый план по устранению Скайуокера, но что бы тот ни натворил, магистры бы никогда так не поступили.
Оби-Ван тряхнул головой, отгоняя от себя этот бред и восстанавливая дыхание. Он хорошо знал, чей именно манящий шепот в его голове зарождал такие мысли и звал с собой, обещал силу, мощь, обещал помочь разобраться. Дело было вовсе не в том, что Кеноби убил Мола, гневаясь и жаждя мести, чувствуя холодное дыхание темной стороны, просто она звала каждого из них. Он говорил с Бент, говорил с Сири и Восом, и он обязательно поговорит со свои учеником, как только ее спасет. Сам. Без этой сомнительной помощи, в которой можно было потерять себя и свои идеалы.

На пути к Дресселю Оби-Ван ознакомился с изначальным брифингом и понял, что со стороны это звучало еще скучнее и нелепее чем то, что поручили ему. Потому и не было ничего удивительного в том, что юного падавана спокойно отпустили туда с незнакомым джедаем. Вообще-то, такая практика в Ордене существовала, когда мастера вдруг осознавали, что подросткам нужно учиться лучше выстраивать социальные контакты и работать в команде, а не только с учителем, к стилю которого они полностью привыкли, как и привыкли его слушаться. Ну... последнее плюс-минус, судя по поведению Энакина, впрочем, но вряд ли он был тут первым бунтующим юношей с переходным возрастом и бушующими гормонами. Это могло быть проблемой, но не тем, за что на падавана можно было возложить ответственность. Часто такие перелеты с другими были продиктованы какими-то серьезными травмами или невозможностью по другим причинам летать со своим учителем. Или когда у Совета были вопросы, и им нужен был беспристрастный взгляд со стороны. Все это в любом случае не относилось к Скайуокеру. Их просто зачем-то разделили. Только вот у него все прошло гладко, а вот его Энакину неплохо досталось.
При подлете и вхождении в атмосферу его конечной точки, Оби-Вану удалось отследить маячок с корабля, на котором джедаи прилетели сюда. Он понятия не имел, что там творится, и хотел попробовать начать поиски оттуда, потому что искать мальчика на целой планете было еще круче, чем с иголкой и стогом сена. Только вот разрешение на взлет ему не давали. Это была планета Среднего Кольца, входящая в Республику, и на ней действовали все установленные законы, и ни один из них не должен был запрещать влет джедаю с дипломатической миссией.
- Если вы не разрешите мне посадку, - в конце концов не выдержал Оби-Ван, который уже больше получаса ждал нужного ответа, чувствуя, как теряет драгоценное время, - то мне придется улететь обратно и доложить Сенату о прямом нарушении Пакта о вторичных дипломатических визитах в рамках джедайской миссии.
Он сказал это твердо и немного скорбно, как будто это должно было звучать как "я не хотел бы подвергать вас этому, но уду вынужден, пожалуйста, не вынуждайте меня". Но это сработало, что было довольно удивительно, потому что в мире не существовало никакого такого Пакта о вторичных дипломатических визитах, на который Кеноби так уверенно ссылался. Просто по каким-то причинам правительство осознало, что это привлечет лишнее внимание со стороны Республиканских Сил, а это было лишним для них. И самым простором для джедая.
Оби-Ван все понял, когда приблизился к столице, недалеко от которой и работал сигнал маячка, потому что его банально пытались сбить три корабля. Их класс был явно ниже, чем в арсенале Ордена, и это давало отличный шанс. К тому же мастерство Кеноби, который был учителем самого лихого пилота галактики, не раз выручало его в таких ситуациях. Он теперь понимал, что на планете могло случиться. Революция или тихий переворот, возможно, с вмешательство интервенционных сил. С учетом того, что это случилось совсем недавно, им не нужны были здесь наблюдатели, и они планировали просто убить всех джедаев, и им пришлось пустить сюда Оби-Вана, чтоб банально убить, потому что он пообещал сообщить Сенату. Через несколько дней они бы, скорее всего, сумели навести порядок и замести следы, а потом бы заявили что знать не знают никаких мастеров с падаванами, что к ним летели на переговоры. И, наверняка, Энакин был одной из причин, потому что остался живой. Джедай чувствовал это.
Один из кораблей он сбил сам, во второго заставил попасть боеголовкой с системой самонаведения, в последний момент уйдя от лобового столкновения, а третьему обеспечил встречу со зданием, хотя это было очень рискованного, но маневренность его корабля и рефлексы выиграли. Сила помогла.
Но сел он все равно за городом в лесу, включая защиту корабля, которая бы блокировала поисковые системы. Он передал сообщение Совету о том, с чем столкнулся, и запросил подмогу в лице Республиканских Сил, пообещав собрать доказательства, после чего отправился на свои поиски. Да, теперь связь ожила куда сильнее, чем в разлуке, и Кеноби задержался, погружаясь в медитацию, чтоб прислушаться к Силе.
Она укажет путь.

Он двигался с самого рассвета, когда время уже перевалило за обеденное, сожалея, что у него нет с собой спидера. Несколько раз ему попадались патрули, но они его не трогали, потому что он умело сливался с местными жителями, притворяясь просто непримечательным бедняком. Энакин уже должен был знать, что он находится на планете, и Оби-Ван настоятельно посылал ему в разум одну и ту же мысль, прося никуда не уходить. Ведь он двигался, полагаясь только на их Связь. Зато теперь он точно знал, что происходящее тут никак не вписывалось в рамки нормы. Он найдет ученика и докажет, что захват власти был незаконным. Потому что не должны во главе планеты вставать те, кто готов ради личных целей убивать четырнадцатилетних детей. Эта мысль сердила особенно сильно.
Кеноби достиг древни, когда понимал, что почти пришел к цели, но последнюю часть пути ему пришлось проделать бегом, когда он понял, что чувствует волнение в Силе и слышит бластерные выстрелы вместе со звуками борьбы.
- Энакин! - он буквально ворвался в сражение, зажигая меч и сбивая с ног сразу двоих полицейских. Его движения были такими выверенными, отточенными и четкими, что даже бы Цин Драллинг сейчас бы восхитился его умению и мастерству. И было было вовсе не в том, что он к тридцати годам достиг уровня Винду или Йоду, нет. Просто у него была очень достойная мотивация.
Последних двух оставшихся нападающих он не постеснялся впечатать силовым толчком прямо в стену, вкладывая в это дополнительные усилия, чтоб удар вышел мощнее.
- Энакин! - он обернулся за спину, где был его падаван, с которым они встретились во время боя, ухватил того за плечо и потянул на себя, пока тот не уткнулся лицом ему в грудь. Оби-Ван прижал его к себе рукой, которой только что тянул, и оглянулся по сторонам. Его сердце бешено колотилось, наверняка, было слышно, но с души упал огромный камень. Его ученик был жив, и сейчас он прощупывал того Силой, чтоб понять его состояние, но критичных ран не наблюдалось. Хотелось поговорить с ним, но не прямо сейчас, - пойдем, нужно найти укрытие.
Он, правда, не торопился его отпускать, как будто только таким образом мог обеспечить защиту. И какими же глупыми ему сейчас казались переживания тех дней, гонки и ссоры! Это уже было незначительным. Хотя с канцлером, конечно, придется прекратить встречи.

+2

5

Нужно было двигаться дальше, но Энакин так устал, что просто не мог заставить себя сдвинуться с места, что уж говорить за мальчика. Последние несколько дней они провели в пути и постоянном напряжении, облавы участились и прятаться становилось всё труднее, а ведь помимо этого им нужно было питаться, а у Энакина не было с собой ни одного кредита. Только коробочка с печеньем, заботливо прикрепленная к поясу мастером. Выживание на Дресселе как-то не входило в планы юного джедая, оставалось лишь надеяться на то, что его сообщение, записанное для Совета джедаев на Корусанте всё же достигло адресата, а не растворилось под куполом планетарного глушителя и скоро прибудет республиканская армия в качестве подмоги. и даже после этого, терять концентрацию нельзя. Никогда не знаешь, сколько потребуется времени, дабы собрать совет и получить одобрение Сената. Иногда бюрократия не позволяла действовать быстро, затягивая принятие решения на долгие недели. Именно поэтому Скайуокер планировал раздобыть себе корабль и прорваться через заградительный огонь залпового огня пушек. Риск, конечно, но это лучше, чем вообще ничего не делать, просто сидеть и ждать, когда однажды ткнут дулом бластера в спину. Но состояние Скайуокера, пи всём его желании, оставалось не важным. Несколько практически бессонных суток вымотали юношу, недостаток питания ещё больше ослаблял, но он не собирался сдаваться. Каждый вечер под покровом сумерек джедай выбирался из сарая в поисках пропитания, разведывал обстановку и намечал дальнейшие шаги, обещая себе, что ещё немного и они с Авирусом обязательно выберутся. А пока приходилось довольствоваться кое-какими корнеплодами и ягодами, которые удавалось собирать. Воду пили из колодца, а печенье использовали как неприкосновенный запас, на чёрный день. Его было не много, ведь мастер не предполагал в какую заварушку опадёт его падван, а всего лишь проявил жест внимания и заботы. Их связь мастера и падавана настолько истончилась, что временами, Энакин начинал сомневаться в её наличии. Медитация не помогала, хотя юноша и старался, установить связь с Оби-Ваном по-прежнему не удавалось. Он уже позабыл о разногласиях и произошедшей ссоре, понимая всю ничтожность этого выяснения отношений. Ну почему только в сложные и опасные моменты, стоя перед лицом реальной угрозы приходит понимание сути вещей? Все эти претензии и взаимные обвинения просто не стоят затраченного времени и нервных клеток, а обиды...проявление собственного эгоизма и никак иначе. И если смерть настигнет его здесь, на Дресселе, ничто не будет более важным и значимым как мысли о маме и мастере. Только они имели значение, всё остальное несущественно.
У Энакина было достаточно времени длинными ночами, чтобы всё обдумать, меньше всего юноше хотелось не оправдать надежд и ещё сильнее подвести мастера. Он поглаживал коробку с печеньем представляя, как её до этого держал Оби-Ван. О чём он думал при этом, что чувствовал. Не хотелось терять надежду снова его увидеть, да и, откровенно говоря, джедай даже не думал о чём-то плохом, хотя оно само накатывало время от времени. Гнев, бессилие, усталость, тёмная сторона всегда была рядом, уговаривая воспользоваться невиданной мощью, чтобы раз и навсегда поставить на место зарвавшихся местных, а за одно доказать совету и Оби-Вану, что он не маленький мальчик. Заставить их считаться с его мнением, но Скайуокер всякий раз отгонял от себя эти мысли, обращаясь к Силе. Стараясь черпать оттуда необходимую поддержку и энергию для продолжения сопротивления. И всё же даже она не могла избавить парня от физических потребностей, сколько ни пытайся. Энакин жутко хотел спать, в глаза словно песка засыпали и они закрывались сами собой. Иногда сознание всё же отключалось, но на непродолжительные периоды и в какой-то момент юноша едва не пустил ситуацию на самотёк, решая поспать. Именно в этот момент вдруг ощутил совсем тонкие нити Силы, той самой, что всегда существовала между ним и мастером. Она шептала оставаться на месте и никуда не уходить и Энакин чувствовал это, как чувствовал и исходившее тепло. Словно бы мастер был рядом.. Это придало сил. Скайуокер решил, что во что бы то ни стало должен понять источник этой Силы. Он не считал, что находиться на одном месте безопасно, но в данном случае у них с Авирусом просто не было иного выхода, поэтому, перед тем как покинуть сарай джедай осмотрел прилежащую к сараю округу через щель на втором этаже. Отрицательный результат, как говорят, тоже результат, однако сильно полагаться на него не стоит.
- Побудь тут, хорошо? - Он взглянул на мальчика, произнося каждое слово как можно спокойнее и увереннее, чтобы тот не волновался. - Я только схожу за водой и вернусь. Сиди тихо. - Даже сумел устало улыбнуться, прежде чем спрыгнуть с площадки и подобраться к ставням. Вроде бы ничто не предвещало беды, снаружи тоже тихо и никого. Джедай мелкими перебежками добрался до колодца и набрал воды в старенькое ведро, когда заметил тёмные тени с юго-запада, приближавшиеся к сараю. Оценив все расстояния Скайуокер пришёл к выводу, что физически не успевает опередить незнакомцев. Их было пятеро и при приближении удалось рассмотреть наличие бластерных винтовок у четырех, а значит пятый никто иной как владелец сарая и если они войдут внутрь, то обнаружат мальчика. Обычный рейд может обернуться кое-кому удачей. Расчёт Скайуокера оказался прост, приблизиться незаметно и не дать войти, а значит вступить в бой. Не то, чтобы юноша сомневался в собственных силах джедая, вовсе нет, он просто реально оценивал ситуацию. И тем не менее не отступил, на ходу снимая с пояса меч, намеренно обнаруживая себя, выпустив клинок. Убивать не хотелось, но если вынудят, то играть в жертвенность он не станет, потому что главное это жизнь мальчика. Он не должен был видеть трупы людей, дабы сохранить собственную психику в порядке, но бой штука стихийная, никогда не знаешь, как получится дальше. Завязалась схватка, но Энакин явно уступал, переходя в глухую оборону. Ощущение присутствия знакомой Силы сбивало с толку, потому что мастер на своей миссии и быть на Дресселе ему никак не получится, придётся справляться самому, а намёки Силы списать на усталость и изможденность. И да, в какой-то момент Энакин позволил себе разозлиться на противников, подписываясь от этого, с трудом переводя защиту в атаку и даже не сразу откликаясь на собственное имя, произнесённое встревоженным, но до ужаса знакомым голосом. Это был Оби-Ван и Энакин был рад его видеть. Вдвоём управиться с полицейскими удалось куда быстрее, хотя стоило признать, что всю работу сделал мастер, раскидав неприятеля словно лоскуты ткани и только тогда наступила тишина. Юноша деактивировал меч и повесил его обратно на пояс, глядя на Оби-Вана. "Вы всё таки пришли, мастер!", - в это верилось с огромным трудом, но мужчина явно не мираж или не галлюцинация перетруженного мозга. Он реальный. И не было сил даже улыбаться, поэтому Энакин делал это в душе, ловя отголоски недавней ссоры, которая вновь вставала между ними, но Оби-Ван вовремя и, как обычно, мудро поступил, обняв. Это было чертовски вовремя. Наверное Скайуокеру нужен был этот момент, в котором столько родной нежности и теплоты. Знакомый аромат парфюма, крепкие объятия, на которые хочется ответить взаимностью. Юноша ничего не сказал, но прислонился, нет, прижался к груди мастера облегченно выдыхая и в этом не было облегчения за помощь нет, скорее дело в другом. И пусть окончательной точки в разговоре о свободах ещё не поставлено, достаточно уже и намеченного курса на сближение. Поэтому Энакин сцепил руки на поясе мастера, прикрывая на мгновение глаза, позволяя самому себе расслабиться. Всего лишь маленькая передышка в череде сложностей и огорчений и на душе определённо стало легче.
- Я так рад видеть вас, - значит ему не мерещилось от переутомления, - но как вы здесь оказались? Ни один сигнал не проходит! Я отправил один Совету, но не знаю, получилось ли, - немного отстранившись проговорил Скайуокер, - мастер Калар погиб, когда наш корабль подбили. Мне едва удалось посадить его, - впрочем не удивительно. Бывали времена, когда абсолютно целый корабль вдруг превращался в груду бесполезного хлама путём стараний Скайуокера.
- Ах да, позвольте представить вам сына премьера, - он указал на второй этаж сарая, откуда любопытно посматривал маленький мальчик, - это Авирус. Авирус, это, - указал на Оби-Вана, - самый лучший мастер джедай, Оби-Ван Кеноби. Он мой учитель.
- Он спасёт моего папу? - Юноша поджал губы, ощутив укол совсем детской обиды, ведь приложил столько усилий для спасения самого малыша, а явился Оби-Ван и собственные старания уже никого не интересовали, ведь взрослый мастер внушает намного больше уверенности и надежды, чем мальчишка с падванской косичкой. И всё же Энакин взял себя в руки кивнув.
- Да, он спасёт твоего папу, - кивнул, слабо улыбнувшись и оборачиваясь уже к Оби-Вану, - в здании Правительства произошёл взрыв и военный переворот с захватом власти. Мальчика ищут, дабы через него надавить на отца и заставить его подписать какие-то важные бумаги. Улицы наводнили конвои и патрули, так что нам пришлось скрываться тут последние несколько дней, - Энакин непроизвольно накрыл рукой коробочку с печеньем, - оно здорово нас выручило. Спасибо, мастер и простите мне мои слова. Я произнёс их не подумав. - Юноша покусывал нижнюю губу, по-прежнему стоя довольно близко от Оби-Вана.

+1

6

Революции были нормальным явлением. Порой свергали правителей-тиранов и авторитарный режим, порой это была просто война за власть. Галактическая Республика была огромной, но в основном гарантировала мир, покой и соблюдение законов, только ей не всегда это удавалось. Порой информация и вовсе ускользала от ее внимания, потому что никто не прилетал с регулярной проверкой во все уголки, чтоб узнать, как там обстоят дела, а если переворот был быстрым и тихим, то это оставалось незамеченным. Да и иногда требовалось доказать, что произошедшее было нарушением, а не нормальным ходом истории: в этом и заключалась очень тонкая грань.
Не раз Кеноби сталкивался в информации и сводках, а порой и лично с вооруженными конфликтами, начатыми и проспонсированными с других планет. Причиной того была добыча каких-то ресурсов. Порой в дело вступала третья сторона: по республиканским законам, разрабатывать чужие ресурсы, взятые в аренду, на чужих планетах запрещалась, если на их территориях шел военный конфликт. И их специально развязывали, чтоб остановить добычу конкурентов. Жаль, что такие вещи обычно были недоказуемы, и даже джедаям не всегда это удавалось, все делалось через третьих лиц, ведь в случае выявления виновных, кара будет по всей строгости закона. Но и от нее можно было откупить, затянуть процесс, найти третьих лиц, дать много кредитов судье. Это неимоверно печалило Кеноби, ведь когда-то он был юношей с горящими глазами и полыхающим сердцем, который так стремился спасти всех и навести порядок, но реальная жизнь, год на Мандалоре, первые политические переговоры здорово его осадили и поставили на место. Хорошо, что его психика была достаточно устойчивой и пластичной, чтоб не разочароваться, не пасть, не уйти, сломленным грузом всеобщей неправильности.
Теперь же место такого вот юноши занимал Энакин, и он задавал совершенно правильные вопросы о Республике, ее устройстве и законах. К сожалению, Кеноби просто не мог ответить ему так, как он хотел бы услышать. Бывший раб с детства видел много того, что и взрослого бы человека ввергло в пучину депрессии и непреходящего мрака, но мальчик не озлобился, не стал диким и неуправляемым, не нес насилие в сердце и за собой, как раз напротив. Он хотел изменить мир к лучшему, помочь всем, особенно слабым и угнетенным, и его обостренное чувство справедливости все время толкало его двигаться. Помогать другим - путь джедая, потому Оби-Ван мог только радоваться за него, поддерживать и направлять, только вот у них не всегда были силы и возможности. Тут, на это планете все началось критически плохо и закончиться могло еще хуже, уже были павшие и замученные, невинные жертвы, люди уже страдали, и не было шанса вернуть тех, кто погиб. Но можно было не дать погибнуть другим. Оби-Ван полагал, что убитого во время взрыва джедая будет уже достаточно, чтоб привлечь Республику, потому что Совет это точно не оставит просто так. Не оставит же?
И каким облегчением было, что Энакин жив.
- А я-то как рад, - джедай покачал головой, внимательно осматривая ученика и отмечая синяки под глазами, осунувшийся внешний вид и общую бледность. Внутри заботливое сердце болезненно сжалось, ведь когда-то Кеноби целенаправленно прилагал усилия, чтоб его падаван ел достаточно, досыта, чтоб у него всегда были фрукты и овощи, которые он или носил ему из Сада, или с Корусанта, если казалось, что в Храмовых столовых этого недостаточно. Когда ребра Энакина перестали выделяться, а на щеках появилась здоровая округлость, характерная его возрасту, Оби-Ван несколько успокоился. Это было то, на что он обращал свое внимание помимо их уроков.
И вот сейчас Скайуокер стоял перед ним, все еще ниже ростом, все еще с этой округлостью и гладкими, не тронутыми щетиной щеками, смотрел огромными голубыми глазами, излучая в силу облегчение и усталость, и Оби-Ван испытывал странные чувства внутри себя.
- Разве я мог не прийти? - растерянно спросил он, понимая, что, если бы Совет по какой-то причине решил оставить его на Корусанте, а сюда послать кого-то другого для спасения, то он бы не остался. Все равно полетел, а уж потом разбирался с последствиями. Ведь это не могло случиться во второй раз. В его груди все еще тлела та черная дыра, оставшаяся от связи с Квай-Гоном, она уменьшалась с годами и по мере того, как расширял их Связь Энакин, но было известно, что они никогда не исчезнет, так и оставшись с ним всю жизнь как напоминание о его огромном провале. О том, как он не спас своего Мастера. И уж ученика он был обязан сберечь. Для Квай-Гона, для самого Эни и для себя.
А еще для этого мира, которому несказанно повезло, что в нем росли такие люди, как Скайуокер.
- Мне очень жаль, что тебе пришлось пережить смерть мастера Калара. Он был достойным джедаем, нашим братом и сражался за Республику, мы похороним его по нашим обычаям, - Энакин казался равнодушным, когда говорил о чьей-то смерти, к тому же он уже достаточно раз видел ее, сам отнимал жизнь, пусть и вынужденно, но все же Оби-Ван знал, какой это стресс, какая огромная ноша, знал своего падавана, который, наверняка, будет думать потом вечерами о том, мог ли он его спасти. Следовало уберечь его от этого. Но все после, когда они смогут вздохнуть спокойно.
- Ты забрал с собой сына премьер-министра? - джедай вскинул бровь и посмотрел на юное личико ребенка, которому было едва больше чем Энакину, когда они впервые встретились на Татуине. - Эни, - он почувствовал какую-то обиду по связи, но вместо нее послал волну поддержки и спокойствия. Стоило потом поговорить с падаваном и объяснить, что нет смысла вообще обижаться на маленьких детей в патовых ситуациях. Реакции взрослых предугадывались с трудом, а уж таких юных мальчиков, как этот...
- Энакин... - он посмотрел на него и ласково положил ладонь на плечо, - и ты меня прости, - Кеноби толком не знал, за что именно извиняется из того, что между ними было, но чувствовал, что необходимо, что могло быть нечто, сильно задевшее его падавана, в чем он был неправ. Но это все ушло на второй план и стало несущественным, потому что сейчас происходили абсолютно удивительные вещи. Энакин ведь мог ему и не так сказать. Он мог сказать, что он голоден, устал, замерз, и ему страшно, и никто бы не осудил младшего падавана за это. Даже если бы он просто спрятался и ждал подмогу, это было бы нормально, рассудительно и ожидаемо. И он точно мог не продолжать миссию.
Но он сделал то, что сделал. И сказал то, что сказал. Он просто сообщил Оби-Вану текущее положение дел и пояснил, что с ними происходило. Кеноби почувствовал, как его глаза защипало, и несколько раз быстро сморгнул, продолжая смотреть на ученика. Не то чтоб он никогда не плакал, но, во-первых, не при Энакине, чтоб тот не потерял надежду и уверенность в нем, во-вторых, не в данных обстоятельствах. Не стоило надолго задерживаться здесь, особенно, после стычки.
- Я так горжусь тобой, - возможно, прозвучало это слишком лаконично, но зато по Связи, которую Оби-Ван намеренно не закрывал, Энакин точно мог прочувствовать всю ту бурю эмоций от своего учителя. Стершийся от радости встречи страх опоздать, настоящая гордость падаваном, восхищение его доблестью и мужеством, удовольствие от возможности именно ему быть рядом и направлять такого человека как Эни, отдаленная злость на тех, кто попытался напасть на него, простая привычная для них нежность и тепло. Оби-Ван еще раз крепко прижал к себе ученика, прежде чем отпустить и двинуться дальше.

Они забрали мальчика, и джедай уловил этот тихий вопрос ребенка:
- Это твой папа? - и хотя Энакин представлял его как учителя и мастера-джедая, назвав самым лучшим, что было довольно лестно, но, возможно, просто служило для успокоения, для ребенка эти понятия могли быть недоступны. Он просто не знал такой формы отношений. Сердце больно кольнуло, и Кеноби в очередной раз подумал, что Скайуокеру нужен был отец, и что будь Квай-Гон жив, то он бы справился с этой ролью. Джедаи иногда растили падаванов как своих детей, это была не редкость. Даже Мейс Винду растил Депу так. И тогда на Татуине такая мысль вызывала ревность и отторжение, Оби-Ван думал о себе, своем обучении и отношениях с мастером, теперь же он готов был пожертвовать всем ради этого мальчика.
Они перебрались из одного укромного места в другое, и джедай принес им еды - к счастью, как выглядел прибывший на планету джедай, никто еще не знал, и он платил республиканскими кредитами, что были тут в ходу. Первым порывом после было желание просто забрать падавана и ребенка и попытаться улететь с этой планеты, предоставив возможность остальным разбираться с происходящим. Но раз уж Энакин продолжал миссию тут, то и он не должен был ее бросать, как бы ему ни хотелось при этом обезопасить своего ученика.
Они двигались обратно к столице, решив пробраться на корабль Энакина, чтоб забрать с него записи. Его либо еще не обнаружили, либо охраняют и ждут возвращения, чтоб поймать, но Кеноби устраивало оба варианта. Он справятся. И после этого можно будет вернуться к кораблю Оби-Вана, чтоб передать точную информацию, которой уже будет достаточно для вмешательства республиканских сил. К ночи они продвинулись довольно далеко и снова нашли сеновал, где уставший, но сытый Авирус практически сразу уснул, а вот джедай никак не торопился.
- Тебе лучше отдохнуть, Энакин. Я посторожу.

+3

7

Он не умел быть в ссоре. Не хотел быть в ссоре и поэтому старался прикладывать максимум усилий для решения сложности и возвращения в прежний стиль общения и жизни. Ради этого Скайуокер был готов миллион раз просить извинения за собственные слова, произнесённые в запале и готов был стать тем падаваном, которым бы учитель гордился. Не хватался за волосы, не закатывал бы глаза, потому что ученик вновь что-то натворил, а гордился и был уверен в нём. За предшествующие миссии сутки произошло слишком много всего, чтобы Энакин светился радостью и беззаботным счастьем, как бывало раньше в присутствии мастера. Он понимал, что не вписывается в рамки кодекса и вряд ли когда-нибудь сможет это сделать, но именно в его силах максимально к ним приблизиться. Естественно для этого не достаточно одного лишь желания и юноше придётся изрядно потрудиться, дабы обуздать собственный характер, но это того стоит. И начать планировал как раз с этой миссии, а когда всё пошло наперекосяк, то постарался максимально собраться, чтобы сделать всё, что в силах и не ради успешного завершения миссии, а ради мальчика. Да, его охватило чувство обиды и непризнания собственных заслуг, но оно прошло также быстро, потому что был солидарен с Авирусом. Оби-Ван был рядом, а это значит, что они обязательно справятся. В нём чувствовалась уверенность и спокойствие, временами казалось, будто мастер знает пути выхода из любой ситуации. И почему-то, он нисколько не сомневался в том, что он прилетит. Это сложно объяснить с помощью слов, просто...Энакин сделал бы тоже самое и не важно, насколько сильно они поссорились. Ради мастера Скайуокер готов был пересечь всю галактику, расправиться с любым противником и эта уверенность была всегда. С самого раннего детства, когда он только попал в храм на Корусанте. И это у них обоюдное, грело сердце юноше. Эта связь с мастером намного крепче, чем у кого-либо, ей было подвластно всё, конечно он не мог не прилететь. Энакин лишь кивнул в ответ, ощущая как с плеч только что упал груз ответственности за мальчика. Теперь они всё смогут и всех одолеют точно. Вот только когда Оби-Ван заговорил о мастере Каларе, парень лишь отстранённо кивнул. Терять кого-либо всегда грустно, больно, тяжело, однако не настолько, чтобы горевать. С мастером Каларом они познакомились уже на борту корабля и провели недостаточно долго вместе, чтобы "переживать" его смерть. Они все джедаи, служат миру и клялись защищать Республику, однако это не значило межличностных столь же крепких отношений, тем более лично Энакин его не знал. И поэтому смерть джедая юноша будет чтить по обычаям и законам кодекса, не более того. Возможно это не правильно, вот только изображать глубокую скорбь на лице и кидаться мстить Скайуокер не станет. Единственный, после мамы, человек, за которого он уничтожит любого - Оби-Ван.
- Да, мастер, - юнош кивает и опускает взгляд, - но боюсь, что сделать этого мы не сможем, - Авирус тихо сидел на сене, наблюдая за взрослыми, - дело в том, что мастер Калар погиб когда пытался сбить торпеду, летящую в наш корабль при попытке покинуть Дрессель. Ему это не удалось и левую станцию, где он сидел сильно покорёжило и когда мы совершили жёсткую посадку..., - если Энакин говорил о жёсткой посадке, значит от корабля в принципе не много осталось, - мне пришлось придать его тело земле. - Юноша взглянул на своего учителя как бы имея ввиду, что не станут же они выкапывать мертвеца, чтобы отвезти на Корусант и похоронить традиционным для джедаев способом. Вообще, муссировать данную тему не слишком хотелось, гораздо важнее ближайшее будущее и кучка патрульных, валяющихся вокруг. К тому же мальчик хотел к своему папе и Энакин не намерен был откладывать исполнение маленькой детской мечты в долгий ящик. Защита ребёнка это конечно хорошо, однако она связывает руки, заставляя прежде всего беспокоиться о нём, а не о миссии. Волна обиды и какой-то совершенно глупой ревности схлынула и дышать стало значительно легче, а когда мастер сказал, что гордится, Скайуокер даже не поверил вначале. Как можно гордиться тем, кто вынужден всего лишь выживать, а не решать проблему, к тому же это произошло так неожиданно, что он растерялся, утопая в эмоциях мастера. Тут в пору возгордиться, но Энакин так устал, что не был способен даже высказаться в своём стиле, плюс к этому наладившиеся отношения с Оби-Ваном ещё несли отпечаток прежних эмоций. Бледная, но зато искренняя улыбка отпечаталась на полноватых губах. Захотелось снова прислониться к груди учителя и просто некоторое время постоять так замерев. Послушать как в его груди бьётся сердце, как равномерно он дышит и успокоиться самому. Захотелось домой, а не вот это вот всё, однако Скайуокер миссии не бросает и детей в беде тоже.
Обсудив дальнейший план действий, джедаи решил продвигаться обратно к кораблю, дабы забрать важные записи. Республике необходимо знать, что происходит на Дресселе, военный переворот должен быть пресечён, а для Сената как обычно понадобятся доказательства. Им даже в такой экстренной ситуации понадобится собрание и переговоры, бюрократы. Иногда Энакин сомневался, ходят ли сенаторы в уборную без голосований и биллей. Но как бы там ни было, доказательства нужны, к тому же погиб мастер джедай, охота открыта на Скайуокера, а это тревожный звонок для всех. Возможно даже повод ввести армию, хотя бы временно. Поэтому-то Оби-Ван, Энакин и маленький Авирус осторожно, но быстро, по возможности, продвигались к кораблю. На очередном привале мастер где-то раздобыл еды и воды, но важнее всего можно отдохнуть. Совсем немного, но это лучше, чем совсем ничего, а после вновь возобновили движение. Разговаривать было некогда, да и не нужно, джедаи могли обмениваться информацией и энергией о своей связи, что дополнительно экономило силы, чтобы остановиться лишь под вечер на каком-то сеновале. Похоже фермерство и сельское хозяйство на Дресселе являлось приоритетным и выгодным занятием, что в общем-то не исключало наличия регулярной армии, хотя Энакину казалось, что за взрывом стояли совсем другие люди, всегда есть кто-то не согласный с действующей системой власти. Всегда есть недовольные и желающие всё изменить и если на официальном уровне решить проблему не получается, тогда в ход идёт любой способ, даже если при этом пострадают невинные люди. Откровенно говоря, это подло, взять хотя бы мастера Калара, он просто прилетел сюда ради переговоров как и Энакин. Не участвовал в политических интригах и не вершил власть над дресселианцами, тогда ради чего он умер? Ради маленького Авируса? Да, отчасти. Энакина не устраивала фраза "возможные потери", поэтому он намерен был сделать всё, дабы восстановить справедливость.
- Я только немного полежу и буду готов, - Авирус уже безмятежно спал, а Энакин ещё сражался. Наверное это просто привычка храбриться, привычка работать на износ, не жалея себя. Всем известно такое состояние, когда буквально теряешь сознание от усталости, но стоит немного перетерпеть и вновь откуда-то появляется энергия, словно вскрывается потаённые запасы, но стоит лечь и тело мгновенно отключается. То же произошло и с джедаем. Он даже сам не понял как уснул, подложив руку под голову, не видя снов, словно и не существуя вовсе.
Не известно, сколько прошло времени и, что конкретно происходило во время сна, и уж конечно не шел разговор за "выспаться", Энакин просто открыл глаза.
- Долго я спал? - Прикрыв рот рукой, зевнул, всё ещё нежась на сене и не желая подниматься. - Всё в порядке, мастер? Мы можем продолжать двигаться дальше, - за Авируса он как-то не подумал, ведь малыш совсем выбился из сил и мало отдохнул, не хватало только капризов. - Если вы не устали, конечно. Мой корабль должен быть уже близко. За чертой города начинается лес, думаю, что найти обломки по широкому аварийному пути будет не трудно. Не знаю, охраняют его или нет. Я схожу сам, уж если там меня будут ждать, то вы останетесь с Авирусом.

+2

8

Революции вершатся народом, и трудно обойтись без крови, когда борешься за лучший мир. Часто лучший мир наступает, когда борцы складывают свои головы, приведя народ к победе. Но те, кто пытаются достичь успеха, угрожая жизням детей, едва ли мог похвастаться благородными мотивами и борьбой за права. Даже если последнее было и так, то нельзя было получить свое, отобрав у других. Нельзя было взять свободу для своих детей, лишив ее чужих, как они хотели поступить с Авирусом. И уж точно нельзя была пытаться убить ребенка за попытку кого-то спасти. Что бы там Энакин ни говорил о том, что он уже взрослый, фактически таковым он не являлся, хоть и действительно заслуживал и уважения, и гордости за себя у своего учителя. Для любого, кто посмотрел бы на парня четырнадцати лет, стало бы очевидно, что это подросток, и Оби-Ван был согласен с тем, что как минимум на него было бы неправильно скидывать подобное бремя таких миссий. К счастью, он теперь был рядом и сам бы умер скорее, чем дал бы кому-то причинить вред своему падавану. Он бы закрыл его своим телом, но уберег, и не потому, что он был его учителем, клялся мастеру, клялся перед Советом и Орденом... потому что путь джедая не был настолько важным в его жизни, как этот юноша. А путь джедая был всем, что Оби-Ван в принципе знал.
От того ему было больнее слышать то, что говорил Энакин. На его лице отразилось что-то вроде шока, но он заставил себя сдержаться в эмоциях, чтоб они не отражались по связи. Его падаван был явно вымотан, его нервная система была на взводе, и некоторые окружающие реалии сейчас воспринимались куда проще, чем в другой момент. Или же просто отодвигались мозгом, чтоб не сильно анализировать и губить себя. Не было гарантий, что он вернется домой на Корусант, и это не начнет его преследовать так же, как другие кошмарные сны. Да, это было частью жизни джедая - сталкиваться с такими вещами, но Оби-Ван хотел как можно дольше огородить ученика от подобного. И ему было больно от того, что ему пришлось закапывать в землю труп человека, который должен был находиться рядом для защиты и наставления.
Да, недавно они поссорились из-за того, что Энакин считал себя уже довольно взрослым. И сейчас он всячески демонстрировал, что готов к взрослому поведению и поступкам, к принятию решений и следованию им. Но суть лежала куда глубже. На самом деле, проблема была не в возрасте, Оби-Ван это понимал сейчас, оказавшись в мятежном мире, раздираемом огнями революции. Он ведь давно доверял ученику то, что вроде как и не должен был, например, пилотирование или помощь с другими детьми на миссиях. Вопрос был в эмоциональной составляющей. Они добрались до той точки, где юному Скайуокеру недостаточно было просто того, что можно обнять мастера и узнать у него, что ты молодец. Ему нужна была куда более глубокая связь, а не то, что легко выстраивается с ребенком. Ведь когда это маленький мальчик, привыкший к любви своей матери, довольно легко сказать, что ты нарушаешь Кодекс джедаев потому, что было бы жестоко поместить его в холодный эмоциональный вакуум. А теперь Энакин избавился от детских потребностей, ему больше не нужны были простые поцелуи в макушку и ночные объятия из-за кошмаров, он хотел другую форму, другое отношение, а Оби-Ван пытался вернуться в рамки. Если бы он пытался больше его понять, быть более открытым уже по-взрослому, то все могло быть иначе. Например, он бы не искал этого в кабинете у старого подлого мужчины, который бы не мог ему дурить мозги. И сейчас, когда угроза потерять и лишиться навсегда была куда более реальна, чем никогда раньше, Оби-Ван начал понимать. Нечестно было говорить падавану, что тот имел право вопросить себе другого мастера, потому что ему не нужен был другой мастер. Ему нужно было, чтоб имеющийся слушал его внимательнее.

Джедайские одежды всегда являли собой образец скромности и целомудрия, пожалуй, только за исключением пояса, что легко прятался под мантией, и сапог, всегда качественно и добротно сшитых, но сейчас и они были заляпаны грязью, так что едва ли это было заметно с первого или даже второго взгляда. На Дресселе процветало фермерство, чем в основном занималась подавляющая часть населения из-за обилия богатой почвы и хорошего климата, поэтому с их внешним видом они отлично мимикрировали под отца и его двоих детей, благо, что Кеноби отрастил не так давно бороду и теперь выглядел чуть старше своих лет, если не присматриваться. К счастью, эта планета принадлежала Среднему Кольцу, а с собой у Оби-Вана были кредиты, и он мог вполне купить для них всех еды.
Еще он знал, что на Дресселе добывали редкий металл, который встречался далеко не на всех планетах в достаточном количестве. В последнее время его стали использовать в чипах для дроидов нового поколения, но те планеты, что имели хорошее вооружение и армию диктовали свои цены сами, и выглядели они заоблачно. Оби-Ван не мог утверждать, но в его душе были некоторые подозрения на этот счет. Например о том, что кому-то очень понадобилось получить ресурсы, но законное правительство не захотело отдавать их за бесценок, и кто-то решил заменить правительство, а не условия сделки.
Маленький Авирус излучал подавленность и безразличие, и джедаю было очень жаль мальчика. Но все, что он мог для него сделать, это попытаться спасти его отца и эту планету. Да, ребенку потом потребуется терапия и лечение, но это все можно будет вылечить и исправить, потому что это куда лучше, чем просто умереть. Энакин же, напротив, излучал решительность. Его мантию они отдали ребенку, а сам Оби-Ван накрыл падавана собственной. Он не устал, потому потратил время на медитацию, пока не почувствовал, как его ученик снова вынырнул из мира сна.
- Энакин? - джедай развернулся и нахмурил брови, глядя на сонного ученика и удивленно слушая его план, который, разумеется, не вызвал никакого восторга, - нам абсолютно нет смысла разделяться. Если на меня с Авирусом нападут, то мне потребуется твоя помощь. Если нападут на тебя, то в одиночку ты тоже не сможешь справиться со всеми, и такая разведка потеряет смысл. У нас нет ни одной причины для того, чтоб разделяться. К тому же ты спал всего пару часов, нес смысла выдвигаться, пока ты не восстановишь силы. И мальчик тоже очень устал, потому отдыхай дальше. Скоро вечер, после полуночи мы и пойдем. В темноте будет проще остаться намеченными.
Джедай был готов пожертвовать собой ради жизней других в любой момент своей жизни. Что же, Оби-Вану следовало потратить время на то, чтоб объяснить Энакину, когда его жертва была необходима, а когда - бессмысленна. Если бы он отдал свою жизнь сейчас, пытаясь пробраться к обломкам ради доказательства виновности в нападении на джедаев и кровавом перевороте, это было бы очень несправедливо. Кеноби деловито устроился на сене, как раз между Авирусом и Энакином, чтоб ученик мог прижаться к нему, если замерзнет и захочет тепла. Он отправил по связи волну спокойствия и нежности, желая убаюкать ученика, и решил подать хороший пример собственным сном.

Как выяснилось, утомленный переживаниями, Оби-Ван тоже уснул почти сразу и проснулся действительно ближе к полуночи от того, что Энакин на его плече пошевелился. В итоге глаза они открыли почти одновременно, и теперь усталость отошла на второй план. Джедай прощупал падавана по связи, и сейчас он казался куда бодрее, чем до этого. Они разбудили Авируса и съели ту еду, что купили еще днем, и Оби-Вану стало невыносимо тоскливо от того, что ребенку и подростку пришлось мучаться от голода. Он, конечно, не мог не вспомнить о рабском детстве Скайуокера и не погрустить еще об этом: как бы он на самом деле хотел стереть все плохое, что было в его жизни.
Оби-Ван бы очень хотел спрятать мальчика здесь и вернуться за ним позже, но предчувствие подсказало, что это плохая идея, потому они двигались в темноте втроем молча и аккуратно, благо, джедаи могли использовать свою связь, чтоб посылать сигналы. Они так же использовали Силу, чтоб найти остатки корабля, и те действительно оказались всего в нескольких километрах от места, где они спали. Без охраны, но Кеноби не торопился называть это удачей. Он сумел подключить свой комлинк к остаткам электроники, чтоб переписать память, и с этим было почти покончено, когда он ощутил укол Силы и предупреждение. Они с Энакином одновременно посмотрели друг на друга, а затем на Авируса.
- Будь тут и веди себя тихо, - шепотом велел Оби-Ван, потому что куда безопаснее было оставить ребенка под защитой обломков, чем выводить на открытое пространство. - Энакин. Если нам придется драться, то положись на Силу. Она направит тебя.

+2

9

Юноша очень сомневался в том, что учителю потребуется его помощь, если что-то случится. Если только Авирус будет мешать во время боя и сковывать его действия, в остальном же сомнений никаких не было, Оби-Ван силён, к тому же прекрасный стратег, да и дипломатические навыки со счетов списывать нельзя. Иногда их совместные миссии грозили обернуться катастрофой и только благодаря ему заключались выгодные контракты и подписывались мирные билли. Так что в необходимости поддержки как джедая Энакин очень сомневался, но промолчал, борясь со страстным желанием полежать ещё немного. С тех самых пор, как случился взрыв и военный переворот в здании Правительства, ему не удавалось отдохнуть. Забота о мальчике и необходимость постоянно предпринимать все возможные усилия, дабы выжить и при этом не вступить в схватку с солдатами, отнимали огромное количество сил. Куда легче провести несколько боёв, чем это. Скайуокер потирал глаза, попутно вслушиваясь в спокойную речь мастера, чувствуя себя на порядок спокойнее. И всё же в его словах было зерно истины. Не стоило торопиться, особенно если есть возможность набраться сил. Даже если корабль охраняют, а доказательства давно изъяты, будет очень трудно скрыть следы происходящего на планете, к тому же погибший джедай это куда серьёзнее, чем внутренние интрижки. Сенат будет крайне недоволен происходящим на Дресселе, ведь это один из основных поставщиков зерна и животноводческой продукции не только Корусанту. В общем и целом, если некие личности хотели свергнуть правительство, то они ошиблись в расчётах, раздувая конфликт намного сильнее, чем следовало, поэтому Энакин, немного поразмыслив, пришёл к выводу, что мастер прав.
- Хорошо, - он кивнул, подкладывая под голову руку, через несколько минут проваливаясь обратно в сон, словно вообще просыпался исключительно для того, чтобы получить одобрение на дальнейший сон. Нет, Скайуокер вполне был готов осуществить собственный план, заставить себя пришлось бы разве что только проснуться, а там уже пойдёт легче, но усталость и ломоту в мышцах от перенапряжения не скроешь от самого себя, потому и не стал заставлять мастера себя уговаривать. Он действительно был уже взрослым джедаем, прекрасно осознающим собственные силы, просто есть такое слово "надо". Иногда просто приходится следовать необходимости, а не собственным желаниям, особенно если от этого зависит чужая жизнь, а то и не одна. И кстати Оби-Ван вскоре тоже лёг отдохнуть, посылая перед сном спокойствие и нежность, вызывая на губах Скайуокера едва заметную улыбку. И всё таки он счастлив, что мастер прилетел, по-другому и быть не могло. Даже сон стал, казалось бы, более глубоким и спокойным, юношу не терзали образы и кошмары. Вероятно этому причина была ещё и в усталости, слишком много её накопилось с момента последнего полноценного сна и слишком много событий, предшествующих миссии. Так что да, Энакину действительно требовался многочасовой отдых, который они не могли себе позволить ввиду скрытности и миссии. Он даже не заметил, как устроил голову на плече мастера, ощущая его тепло так близко, неосознанно располагая на его груди ещё и ладонь. Это более чем красочно свидетельствовало о том, что сколько бы они с мастером ни вели дебатов относительно степеней взросления, как бы сильно он не ошибался и как бы глубоко не вляпывался в очередные истории, их ничто не могло разлучить. Никакая обида не способна заставить юношу отказаться от человека рядом, а жизнь потом обязательно расставит всё по своим местам, если он засыпает и просыпается вместе с мастером, словно чувствует его, а мастер Энакина. И нужно сказать, что первые несколько минут джедай не слишком понимал, что именно произошло, лишь только потом немного отстранился, потирая глаза руками, желая избавиться поскорее от сонливости и не зевать так явно. За те несколько часов, что удалось поспать Энакин действительно чувствовал себя куда лучше, хотя мышцы всё равно ещё болели и даже скрипели, так ему казалось. Пришлось даже подняться на ноги и немного размяться, чтобы войти в прежнюю колею и настроиться на важный поход до разбитого корабля, пока просыпался Авирус. Мальчику тоже было трудно. Измотанный и явно голодный, он немного капризничал, как делают все дети, но тем не менее старался проснуться как можно быстрее, потому что очень хотел спасти своего папу. Небольшой перекус, по-другому его не назвать, они закончили довольно быстро. Привыкшие к различным экстремальным событиям джедаи уже собирали вещи, в то время как мальчик явно всё ещё был голоден и хмур. Ну ещё бы, ведь всего несколько дней назад он мог совершенно спокойно спать до самого утра и выбирать из предложенного, что съесть на завтрак и количество порции явно было куда больше предложенного сейчас, однако выбирать не приходилось, поэтому вскоре он присоединился к подготовке к походу, помогая сворачивать вещи и прибирать за сбой разный мелкий мусор. А потом все трое нырнули в ночную прохладу и если у кого-то до этого момента ещё оставалось желание вздремнуть, то вскоре оно исчезло под натиском свежего воздуха. Энакин замыкал их маленькую процессию, пропуская вперёд мастера и Авируса. Будет куда лучше защищать мальчика, чем потом искать его по всей планете, если что-то случится. Все соблюдали тишину, напряжённо вслушиваясь в посторонние звуки, доносившиеся с порывами ветра, а джедаи полагались ещё и на Силу, чьё состояние пока определилось спокойствием, словно водная гладь и тем не менее снижать готовность отразить любую атаку и внимание никто не собирался. И чем ближе они подбирались к кораблю, тем сконцентрированнее становились. Он оказался без охраны, очевидно солдаты уже обыскали его и выпотрошили, как это обычно бывало. Не хватало только джав, которые могли разобрать целый корабль до скелета на составные части. Хитрые, изворотливые существа. Энакин предпочитал с ними не связываться, насколько это получалось, но не раз слышал о различных случаях с ними. Однако после солдат тут тоже мало, что осталось пригодным. Стало очевидно, что они тоже проводили обыск, но то ли не обладали необходимой подготовкой и знаниями, то ли первостепенной задачей стояла поимка беглецов, выживших при падении корабля, данные бортового компьютера и прочие возможные хранилища данных остались не тронутыми. Оби-Ван перенастроил комлинк на загрузку информации, в то время как Скайуокер с мальчиком вглядывались в темноту ночи. Вернее вглядывался только Авирус, Энакину для этого достаточно было закрыть глаза и сосредоточиться, прочувствовать нити Силы, связывающие всё вокруг между собой и когда мастер предупредил о подступающей опасности юноша уже был к ней готов. Ему зачастую было сложно избавить разум от наплыва мыслей, чувств, желаний, концентрируя внимание лишь на спокойствии и умиротворении, отчасти поэтому медитация была самым не любимым процессом в обучении. Однако именно сейчас юный джедай полагался только на Силу. Находясь в заведомо неудобной позиции у корабля, их группа была как на ладони для желающих напасть из укрытий,  поэтому так важно предупредить любую опасность. Скайуокер не заметил, как закрыв глаза, просто стоял некоторое время в полной неподвижности, не прохаживался нервно, не патрулировал территорию, готовый в любой момент применить меч, нет. Он стоял совершенно неподвижно, слушая ветер, впитывая в себя мельчайшие детали окружения, сумев отличать хруст веток под лапами диких животных, шелест крыльев от шелеста листвы в кронах деревьев. Тянулся Силой в пустоту, совершенно едва различимо, замечая любое движение. Спокойствие и безмятежность, царившая до сего момента начала меняться. Тихо и практически незаметно, отражаясь мелкой рябью в паутине Силы, опасность подкрадывалась с тыла. И если те, с кем они с мастером встретятся в скором времени старались двигаться бесшумно, то в потоках Силы это было подобно резонансу, натягивая материю до предела. Вместе с этим пришёл страх, хотя, только спустя несколько мгновений Энакин понимает, что он не его, а мальчика. Юноша открыл глаза и посмотрел на мастера, встречаясь с ним взглядом, было видно, что тот тоже чувствовал приближение опасности, поэтому и велел мальчику укрыться в недрах развалившегося при столкновении с поверхностью планеты корабля. Его страх лишь усилился, однако Авирус мужественно кивнул и спрятался. И хотя данное укрытие не могло считаться полностью безопасным, по крайней мере оно позволит хотя бы на время скрыть его от посторонних глаз.
- Хорошо, мастер, - Энакин кивнул, хотя ему не нужны были эти наставления. Оби-Ван прекрасный наставник, чтобы беззаботно забыть понимать и доверять Силе, позволить ей разлиться по венам щитом, наполняя мускулы силой в критических ситуациях, когда столкновения не избежать. В любой другой ситуации юноша обязательно сказал бы что-нибудь ироничное, напоминая ему, в очередной раз о том, что уже давно вырос и не нуждается в очевидных советах, но не в тех, где на кону стоят собственные жизни и жизнь маленького невинного мальчика, - когда вы так говорите, это значит, что мы точно будем драться! - В голосе Скайуокера отчётливо слышны нотки возбуждения от предстоявшей драки, он пока ещё не снимал с пояса меч, однако занял наиболее удачную позицию для этого, разворачивая корпус наполовину спиной к мастеру. Это привычная тактика двух джедаев, стоять спина к спине, прикрывая друг друга.
- Как думаете, это стечение обстоятельств или нас выследили? Если второе, то почему не напали пока мы спали? - Ожидание самое томительное, оно натягивает нервы до предела и тут либо выдержишь, либо сломаешься и наделаешь кучу ошибок. Пока же у группы было пусть и не слишком большое, но всё же преимущество. Противник не заставил себя ждать. Это было отделение гвардейцев, шедших, очевидно, по их следам. Теперь уже совершенно определённо разрешить всё миром не получится. Энакин снял с пояса меч, но не спешил активировать его.
- Думаю, что у нас будут агрессивные переговоры. Всё как я люблю, - он усмехнулся, оглядывая неприятеля.

+1

10

- Знаешь, - джедай задумчиво потер бороду, - я бы предпочел ошибаться.
Не то чтоб ему нужна была чувствительность к Силе, чтоб знать, что им скорее всего придется драться. Они находились в обломках корабля мальчика-джедая с ребенком одного из нынешних глав, и это было неплохим препятствием для того, чтоб объявить революцию легитимной и честной, для того, чтоб обвинить старую власть в убийстве джедая-посланника Республики и спрятать все свои военные преступления. Было ожидаемо, что за этим местом следят, потому что они, вероятно, видели Энакина и полагали, что такой юный подросток попытается туда вернуться за неимением других вариантов. Очевидно, их жутко раздражало, что где-то есть малец, который может стать угрозой, и который к тому же защищаешь еще одного мальца, ставшего бы отличной разменной монетой в переговорах с окопавшимся официальным правительством.
Они не учли только одного - сила джедаев была в единстве, и никто никогда бы не бросил Энакина одного наедине с этими проблемами. Особенно, Оби-Ван, ведь хоть и была традициями именно падаванам клясться защищать Республику и своего мастера, это мастера в первую очередь были ответственные за учеников. Просто для этого клятв уже было не нужно, ведь ученик только ступал на путь джедая, а рыцарю уже было очевидно, что к чему.
О том, что нужно слушать Силу, а не нестись, сломя голову, он напоминал каждый раз и собирался это делать приблизительно до того момента, как Энакин не перестанет быть падаваном. А еще лучше до того, как он не обзаведется своим собственным, ведь так было бы вернее и надежнее. Вообще, у него даже был план как-нибудь упросить Совет отправить их на миссию с Восом. Да, это было бы тяжело и крайне опасно, зато на чужом примере можно было бы отлично показать, что происходит, если игнорировать план и здравый смысл. На сегодняшний момент Квинлан считался самым безрассудным и отчаянным джедаем в Орене, но Оби-Ван чувствовал, что Энакин имел все шансы побить его рекорд. Он помнил своего друга в детстве, когда они оба были учениками, и видел своего падавана сейчас, ему было что сравнивать и отслеживать.
- Думаю, нас выследили, но след привел к нам только сейчас. Или все же обломки корабля каким-то образом патрулируются, и мы этого не заметили.
Скайуокер по началу был пусть активным, но просто веселым мальчиком, который узнал о великой Силе в себе и учился ей пользоваться и первые успехи, которые пришли к тому же довольно быстро к столь талантливому ребенку, сбивали его с толку и создавали иллюзию могущества, но у Оби-Вана хватало слов, терпения и примеров, чтоб объяснить, как плоха самоуверенность. Сейчас же у него начался подростковый бунт, гормоны, перепады настроения, а он и раньше-то не отличался ровным эмоциональным фоном. Но никто не говорил, что с этим делать и как быть, все только советовали набраться терпения и продолжать быть все тем же учителем, но джедай же видел, что это не то, что нужно его мальчику. Он стал старше и считал, что теперь-то уж точно самостоятельный и умелый. Что скрывать, он действительно отлично обучился и демонстрировал высокий интеллект, он был смел и тверд, предан делу, и Кеноби просто не мог не гордиться им. Он уже предчувствовал, как будет сиять всякий раз, когда предстоит рассказывать о том, что сделал Энакин, как он в свои годы продолжил выполнять миссию, не побоялся, защищал ребенка и пренебрег всеми лишениями, что выпали на его пути. Он был примером для многих взрослых людей, он действительно заслуживал признания его таланта. Но оставался важный нюанс - ему все еще было четырнадцать. Его мать бы гордилась им, но, наверняка, она бы хотела, чтоб он просто рос сытым и свободным ребенком, был счастлив и радовался каждому дню. Этого же хотел и Оби-Ван. Чтоб его падаван был счастливым то отведенное ему время ученичества, чтоб у него было поменьше забот и травмирующих событий, чтоб он был просто здоров и в будущем вспоминал это время как теплое и сытое, чтоб оно придавало ему после сил двигаться дальше. Но порой ему начинало казаться, что сколько бы усилий он ни прилагал, ему не получится осчастливить мальчишку, что он успокаивался только на время, а потом все шло по новой, а теперь вот хрупкий мир между ними и вовсе могли вернуть только чужая смерть и революция.
- Энакин, - Оби-Ван достал меч и сжал его в руке, готовый к появлению противника. У него была пара минут для того, чтоб сказать несколько слов, прежде чем все начнется. Он как всегда выбрал самое подходящее время и место для этого, можно было даже сказать, что у него некоторый талант так себя вести? Нет, Кеноби не собирался оставлять своего ученика одного, он собирался сделать все, чтоб оставаться живым и завершить его обучение, исполнить долг перед Квай-Гоном, исполнить обещание перед самим Энакином, в конце концов выполнить собственное желание, потому что этот мальчишка был для него крайне важен и порой имел куда больше смысла, чем все, что его окружало. Ну, кроме Силы. Сила первостепенна.
И тем не менее, путь джедая мог оборваться в любую минуту, потому что они сами добровольно были согласны подвергать себя опасности.
Гвардейцы появились в поле зрения, и падаван тоже взял меч, морально подбадривая словами и себя, и учителя.
- Я хотел сказать тебе на случай, если что-то пойдет не так, - и нет, он не имел ввиду, что сам Энакин что-то сделает не так, вовсе нет, - все, что я делал последние пять лет, с того момента, как ты стал моим учеником, было направленно только на твое благополучие. Вся моя миссия джедая и человека свелась в первую очередь к этому.
Он не был Квай-Гоном, чтоб мальчик становился счастливым только от одного его вида. Но он мог попытаться.
- Я никогда не желал для тебя чего-то плохого, только лучшего. Даже если тебе казалось, что я делаю это не так, как должен, то я бы просто хотел, чтоб ты дал мне шанс и доверился снова. И, Энакин... Да пребудет с тобой Сила, - первый бластерный выстрел он лихо отразил мечом, активировав его в мгновение и принимая свою стойку. Им явно не удастся ограничиться простой защитой, но шанс был неплохой, как показалось Оби-Вану сначала.
Они привыкли драться спина к спине, хоть Энакин все еще был даже не старшим падаваном, хотя плотно подошел к этому статусу. Но все же его мастерство превосходило других учеников, иначе бы первые дни здесь он не справился. Но Кеноби воспринимал его как надежного партнера, одновременно и полагаясь на него, и стремясь прикрыть.
Пехотинцев было совсем немного, и это даже показалось подозрительным, потому, как только они с ними справились, Оби-Ван поспешил в сторону корабля, чтоб забрать ребенка и скорее уходить, но не успел он и пары шагов сделать, как понял, что это было только начало, и подоспели другие, окружая их. Бой завертелся с новой силой, и в какой-то момент Оби-Ван осознал: они не справятся.
- Энакин! Беги, забери мальчика и беги к моему кораблю, ты знаешь его метку. Я задержу их. Давай, Энакин, быстрее!
Не хотелось думать, что он повторит путь Квай-Гона, он собирался справиться, он очень этого хотел, но был не очень уверен. Возможно, он сможет держать бой достаточно долго, чтоб падаван ушел, а потом сдастся в плен, и это будет приемлемым вариантом.
- Энакин! Это не обсуждается! - он знал, что ученик его не бросит, и придется быть жестким. Он набрал воздуха в грудь, чтоб сказать не самые приятные вещи, чтоб напомнить, что он мастер, и падаван обязан его слушать во всем, когда из-за деревьев показался республиканский корабль. Огонь с воздуха покрыл поляну, старательно обходя тех, кто держал в руках световые мечи, и буквально за минуту противник был рассеян, а неожиданный союзник сел на поляне рядом с обломками.
- Ты в порядке? - спросил он Энакина, мысленно поблагодарив Силу за то, что им не пришлось разделиться, что ученику не пришлось снова убегать одному. - Кажется, это корабль Пло Куна. Идем, заберем Авируса.

Отредактировано Obi-Wan Kenobi (2022-09-09 17:13:48)

+1

11

Их было не много и даже удивительно, как такая горстка пехотинцев сможет одолеть джедая, пусть и падавана. И это не говоря уже за двух. Энакин чувствовал прилив сил и энергии, получая не мало по связи ученика и мастера от Оби-Вана. Ему казалось, что ничего не стоит мир перевернуть, не то, что победить столь малочисленного неприятеля. Теперь, когда мастер совсем рядом, стоит плечом к плечу стало не важно, что было раньше, потому что на поле боя любая ссора становится незначительной. Конечно, сложный разговор накануне миссии нельзя считать закрытым, слишком многое задето за живое и будет казаться несправедливым, оставшимся без понимания и доверия со стороны учителя. Однако это не станет причиной провала миссии, тем более потерь. Эмоциональная составляющая Скайуокера будоражила кровь, заставляя в нетерпении постоянно перехватывать рукоять меча. Ему всегда нравились активные действия, когда есть чёткое понимание того, что поставлено на карту. В переговорах же всё куда туманнее и непонятнее даже не смотря на то, что иной раз словом ранить куда проще, чем мечом. И всё же, не сотря на существенное оживление, юноша не хотел убийств. Понимал, что этого не избежать и правильно воспринимал неприятеля, но вместе с тем, отнимать чужую жизнь в столь юном возрасте не так просто. Азарт борьбы пронизывал насквозь, туманил разум, временами просто не позволяя отчётливо видеть полную картину, но в этом и состоит злая ирония судьбы. Ведь каждая смерть это груз ответственности, который ложится на плечи джедая, ведь они хранители мира, а не непобедимые убийцы на службе Сената и Республики. А Энакин, он хоть и старался жить по кодексу и обычаям джедаев, но далеко не всегда стремился, успев пожить обычной жизнью мальчика, пусть и невольника. Детство с мамой сформировало свой взгляд на жизнь и ценности, перешагнуть через которые не получалось. Мальчик просто чувствовал "как надо" и "как правильно", а учение джедаев лишь помогало этого достигнуть. Он никогда не отказывался от своего прошлого, с открытым сердцем принимал будущее и пытался сочетать в себе всё это в настоящем, а с возрастом лишь находил более лёгкие пути. В этом было его упрямство. Иногда приходилось туго, став старше эмоциональный диапазон расширился, прибавились бушующие гормоны и юношеский максимализм, даже удивительно, как Оби-Ван до сих пор справлялся и контролировал это в Скайуокере, когда юноша сомневался в своих силах. Вот и сейчас, все мысли ни о джедайстве, а о предстоявшем бое и возможности поразмахивать мечом, словно противники не люди, а бездушные дроиды, которых потом он починит в свободное время от учёбы и миссий.
Оби-Ван как всегда был сдержан и рассудителен, хотя Энакин его сейчас слушал, но не слышал. Его переполняли чувства предстоявшего сражения и не было уже не до таких мелочей как философия.
- О чём вы, мастер? - Скайуокер стоял рядом, быстро взглянув на мастера. Обычно, такое начало не сулило ничего простого и лёгкого, поэтому ему они не нравились, но тем не менее юноша предпочитал не перечить и не перебивать Оби-Вана, как знать, что будет дальше. И, собственно, предчувствие не подвело. На языке вертелась глупая шутка. От серьёзности положения хотелось отмахнуться, снизить градус напряжения, чтобы не задумываться об этих словах, звучавших больше как прощание, нежели мотивационная речь перед боем. Энакин нахмурил брови, оборачиваясь к мастеру. Если ещё несколько минут назад ему казались разногласия с мастером улаженными, то теперь тревога вновь вспыхнула из тлеющего уголька в огонёк. Он никогда не переставал верить в учителя и учителю. Даже находясь у Верховного Канцлера в гостях осмеливался высказывать собственное несогласие с его словами в адрес Оби-Вана и всего Ордена в целом. Да, многое не получалось, во многом Энакин сомневался, к многим испытывал осторожность на грани недоверия, но только не к своему мастеру. Даже если ощущал некое зерно логики в словах Канцлера, подтверждавших собственные сомнения, принимать их за чистую монету Скайуокер не собирался. И поэтому, просьба мастера казалась ещё более тревожной и непонятной. Юноша не знал, как ответить, его запал на сражение заметно поугас, а враг не станет ждать пока всё нормализуется, времени на разговор просто не осталось. - И с вами. - Коротко возвращает пожелание, пропуская первый выстрел. Стоило отложить мысли и тревоги на время, очистить разум, позволив себе сконцентрироваться на моменте, но сделать это сложнее, чем кажется. Скайуокер ждал начала боя с нетерпением, а теперь не мог собраться, отражая несколько бластерных выстрелов в разные стороны, вместо того, чтобы в солдат. Они с Оби-Ваном как и раньше стояли спина к спине, плечом к плечу, вот только сказанные слова, словно прощание, не позволяли стать крепкой защитой учителю. Сейчас не помешала бы медитация ли просто разговор, чтобы успокоится, перестать зацикливаться на последней фразе, вот только времени нет на это, да и плотность огня и кучность выстрелов постепенно переключили всё внимание на себя, не хотелось ждать, когда солдаты успеют пристреляться и создадут серьёзные проблемы. Их небольшое отделение уже изрядно поредело, а джедаи даже с места не сходили, развязка близилась и это приносило некоторое облегчение. Если бы не появление на Дресселе Оби-Вана, Скайуокер никогда бы не пошёл на открытое столкновение даже понимая, что постоянно прятаться совсем не вариант, его присутствие внушало уверенность в собственных силах. Ощущалась невероятно мощная поддержка, чего нет ни с одним другим мастером, с которыми сводил случай. Частично это стало ещё одной причиной тревоги после разговора. Конечно, в бою может произойти что угодно, они пусть и джедаи, но тем не менее из плоти и крови. Поддаться тревоге намного проще, чем кажется, особенно если речь идёт о Скайуокере, поэтому выдавшаяся передышка в столкновении позволила выдохнуть. Главное, что информация уже на коммуникаторе Оби-Вана и маленький мальчик жив, можно уходить. Вот только подоспевшее подкрепление перечеркнуло зарождавшиеся планы. Энакин рванулся в направлении учителя, отражая бластерные выстрелы, чтобы его прикрыть и никак не ожидал услышать в ответ приказ уходить. Где-то внутри молниеносно рождается протест.
- Но...! - Это вообще хоть кому-то кажется удивительным, что мастер читает своего ученика словно раскрытую книгу, прерывая на корню резонное возмущение? Слова Оби-Вана обретают чудовищный подтекст прощания, Скайуокер не торопится выполнять его приказ, продолжая энергично защищаться. Он знал, что спасти мальчика важно, решение учителя правильное с любой точки зрения, к тому же лично для него это прямое поручение, не выполнив которое, юноша рискует поставить под удар не только себя, миссию, но и маленького мальчика. С другой стороны, оставлять мастера на прикрытие Энакин не хотел. Солдат намного больше, а значит риск погибнуть у Оби-Вана подскакивал так же сильно как и желание юноши наплевать на всё и остаться рядом. Здравый смысл шептал подчиниться, чувства и собственные выводы вынуждали остаться. Глупо гибнуть из-за своего упрямства, вот только парень не готов был потерять мастера, поэтому Скайуокер сдвинул брови, отрицательно качнув головой. - И позволить вам перебить их всех в одиночку? Ну уж нет! - Напряжённо усмехнулся, стараясь придать своему голосу лёгкости и не выдать обеспокоенности ситуацией. Думал ли он, что может погибнуть? Нет, некогда просто. К тому же, как потом возвращаться в храм, что говорить, если Оби-Ван погибнет. Только он всегда верил в успех падавана, заботился о нём, помогал и не только советом. Без Оби-Вана Энакин останется один на один с огромной галактикой. Пусть в этом желании защитить мастера юноша старался руководствоваться здравым смыслом, где-то внутри он, как и любой подросток, боялся потерять единственного дорогого человека. - Можете потом лишить меня походов к Дексу или уморить медитацией о прилёту домой, но я вас не оставлю! - Уже более уверенно продолжил, энергичнее фехтуя, стараясь не пропускать выстрелов. Как долго придётся здесь стоять и сдерживать силы противника он не знал и старался не думать, вероятно, до конца, пока силы не иссякнут и пусть Оби-Ван сколько хочет ругает и прогоняет, Скайуокер не сдвинется с места, потому что поклялся защищать мастера. Вся концентрация была направлена только на это, поэтому отражать выстрелы продолжил даже после огневой поддержки республиканских кораблей. Противник быстро оказался подавлен и джедаи смогли облегчённо выдохнуть. - В порядке. А вы? - Кивнул в ответ, только сейчас замечая как сильно бьётся сердце, почти заглушая остальные звуки. А после, они вместе забрали мальчика. Силы подкрепления, прибывшие вместе с магистром Пло Куном, позволили Энакину закончить миссию и вернуться на Корусант. Теперь военный переворот на Дресселе захлебнётся и на планете вновь воцарится мир и спокойствие. Однако этим уже заниматься не юноше точно. Передав Авируса магистру Пло Куну и обстоятельно рассказав о ситуации, они с мастером могли вернуться в храм.
Корабль Оби-Вана оказался в целости и сохранности, прогреть двигатель и можно взлетать. Юноша уселся в кресло второго пилота, не претендуя на главное, подготавливая системы к взлёту, проверяя датчики и уровень жидкостей и запас топлива. Ощущение усталости навалилось с удвоенной силой так, что не хотелось даже двигаться и разговаривать.
- Я не брошу вас, мастер, никогда, - он нарушил молчание, посмотрев на Оби-Вана только в самом конце, - не потому, что поклялся вас защищать, просто  мы - команда, я прикрою вас, а вы меня. Вместе разберёмся с неприятностями, а не по одиночке, - устало улыбнулся, всё ещё лениво прокручивая в голове слова мастера.

0


Вы здесь » Crossbar » фандом » Four Five Seconds