пост недели от HENRY MILLS
Это, кажется, будет просто нереально. Он просто молчал, боясь на данный момент, сказать хоть слово. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » фандом » opium den


opium den

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

https://i.imgur.com/trTS13n.png

opium den

Нью-Йорк, 2078

Адаптация к городской жизни - полное дерьмо, особенно не без помощи министра генетики, которая разбирается в этом куда лучше. Так, по крайней мере считает королева Джанкертауна, никоим образом не забывающая о том, что рано или поздно ей надо вернуться в родные края. Но, так или иначе, на одних амбициях далеко не уехать, поэтому она устраивается на, казалось бы, единственно подходящую ей работу - вышибалой в ночной клуб. Работая непыльная, но спустя пару месяцев тишины в городе появляется странная музыкальная группа. Кажется, их музыка в прямом смысле слова может одурманивать, но едва ли кто-то горит желанием проверять это на себе. Ведь так..?

junker queen & moira o'deorain

+1

2

Моросил дождь. Совсем нетипичное для Пустошей явление. Крупные капли прибивали пыль и грязь к земле, даруя короткие мгновения прохлады, но превращая всё вокруг в жидкую грязь. Капли попадали на ржавый металл искорёженных конструкций, и пробивали гнилое железо насквозь с характерным шипением. Люди, которые не успевали спастись от аномального явления, разделяли участь своих же изобретений, которые уже не могли служить как раньше. Опалённой плотью не пахло – в воздухе стоял тяжёлый запах химикатов, которые когда-то смешались в своей удивительной манере, образуя новые и новые соединения. Облака грязно-зелёного цвета сгущались, говоря о том, что это будет долгий и тяжёлый ливень. Из бесформенного и безжизненного месива к ней потянулась костлявая рука, теряющая остатки шипящей плоти.

Одесса вздрогнула. И проснулась.

Едва слышимый шум кондиционера не спасал от ночных кошмаров, но Одесса не считала это плохим сном. Скорее закономерным развитием событий после того момента, как она согласилась оставить свою родину. Её мало что заботило в привычных стенах Джанкертауна, но теперь как будто заботило слишком многое.

Нью-Йорк был абсолютно чужим. И хотя внешне он не отличался от картинок на контрабандных журналах или изображения с помехами в телевизоре, который едва ли мог похвастаться россыпью разнообразных каналов, Оде пыталась приспособиться. И дело было не только в том, что она уже несколько месяцев жила с Мойрой, которая любезно согласилась перебраться куда-то в менее привилегированное место из Оазиса. Названия вообще не были сильной стороной бывшей королевы, но она старалась. И больше всего как будто старалась не потерять привычную спесь, хотя и понимала, что здесь её не знают, не любят, а уважение придётся зарабатывать с нуля. С другой стороны, ей всегда было чем заняться.

Научные работы Мойры она воспринимала как данность, но пока не прониклась ими до конца. Несмотря на то, что они с ирландкой были в довольно странных отношениях, статус которых никто до сих пор не уточнил, Одесса расценивала это как нечто хорошее. Мойра, кажется, была готова держать свой научный эксперимент (она так не говорила, но в её глазах было мало человеческого, когда она изучала результаты образцов ДНК) поближе к себе и сдувать с него пылинки. Одесса лаконично замечала, что всегда готова применить свой топор по назначению, если это превратится в совсем уж безэмоциональные игры в доктора и пациента, но пока... Мойра тоже старалась. Или, во всяком случае, делала вид.

Новости от Стервятников, которые ушли вместе с ней, грели сердце, но её верные люди выходили на связь всё реже – кто-то нашёл семью, кто-то – банду, и в такие моменты Одесса чувствовала себя той, кто не смог пристроить фактически семью. Она понимала, что ей повезло с Мойрой и даже умела быть благодарной, но... ей было не по себе. Вряд ли она бы смогла объяснить это доктору, но та не спорила, не переспрашивала. И в перерывах между выяснениями отношений в постели была готова послушать.

Довольно абстрактно принося информацию из Когтя, Мойра в последнее время выглядела обеспокоенной – в Джанкертауне начались нетипичные волнения, и появилась информация о том, что Пустоши и единственный город могут снова очистить от нежелательных элементов. Радиационный фон был в норме, однако химических загрязнений хватало, поэтому Одесса не понимала, чего мэр хочет добиться, изолировав и уничтожив весь Аутбэк, словно раньше он принял какое-то другое решение. Подобные новости всегда портили ей настроение, но в каких-то вопросах она не спорила с Мойрой, которая лучше знала, каково жить в городе. Ей хватило долгого объяснения о том, что даже Сомбра, их лучший хакер, не смогла найти никакой информации по Одессе Стоун. Но всё-таки посоветовала поменять хотя бы имя. И теперь королева была известна в ближайшем баре как Келли. Работая в группе охраны, она не чувствовала себя уязвлённо – ей полагалось кричать, приказывать, пошло шутить и бить морды – как раз то же самое, за что она любила Джанкертаун. Безусловно, ограничения тоже присутствовали, но каждый раз оставляя дома топор и магнитный браслет, Одесса думала, что это уберегает её противников от многих проблем. Но... делает её более уязвимой, ведь ключи от сокровищницы в Джанкертауне она забрала с собой. И это было единственное место, которое нельзя было просто так взорвать, разрезать или взломать. Что делало королеву уязвимой даже вдали от дома.

На том, чтобы читать некоторые новостные сводки, настояла Мойра. И Одесса пока следовала этому совету, даже учитывая то, что одного заведения среднего уровня даже не в центре города, едва ли что-то касалось. Примерно неделю назад в заголовках стала мелькать одна странная музыкальная группа, "Опиумный притон". Череда странных событий, связанных с ними, вроде ограблений рядом с местом их выступления, побудила королеву обратить на это внимание, потому что в ближайшие дни они планировали выступление как раз на месте её работы.

Она, наконец, поднялась и, шлёпая босыми ногами, отправилась на кухню, чтобы выпить стакан воды. Обычно предпочитая что покрепче, сегодня Одесса чувствовала себя не самым лучшим образом, надеясь, что плохое предчувствие в этот раз закончится простым уколом от Мойры или очередной царапиной на работе.

Лабораторию отделял от кухни ещё один проём с раздвижными дверьми, но Одесса не стала заходить, пока что просто следуя плану на утро и действительно устроившись за столом, предварительно забрав из холодильника прохладную бутыль. У Мойры точно был при себе таймер с сигналом, потому что через четверть часа она, явно занятая какими-то исследованиями, тоже соизволила показаться, как будто на кухне были камеры или датчик движения.

- Доброе утро, - дёрнула плечами Одесса, слишком зацепившаяся за эту мысль и недовольная тем, что акцент внимания генетика смещается в её сторону не так уж часто, как ей бы того хотелось, - Я изучила почти всё, что прислала Сомбра и очень ценю, что она оставляет заметки на полях в виде пояснения к тому или иному сленгу. Но напоминаю лично тебе, принцесса, что сегодня ты хотела понаблюдать за теми музыкантами, которые связаны с ограблениями. Ближайшее выступление, если мы не успеем попасть в "Шок и трепет" сегодня, будут там, где я работаю. Если у них там какое-то наркоманское музло, тебе придётся мне ещё и мозги вправлять. А я бы не хотела вдруг стать послушной и кроткой, если ты с этим переусердствуешь.

Мойра до сих пор вызывала у Одессы донельзя странное влечение. Королева была готова признать то, что была падкой на девок Джанкертауна, но генетик разительно отличалась от них во всём, буквально. И первая их встреча была омрачена даже не духом соперничества – О'Доран повела себя высокомерно и до сих пор наверняка считала, что у неё были хорошие шансы не потерять голову. Одесса периодически посмеивалась над этим, но уже беззлобно – без своей рыжей головы генетик едва ли была бы похожа на себя. Проникнувшись её рассказами, королева позднее смогла воочию наблюдать то, как эта женщина относится к науке, как горит ей и как может быть упряма, когда дело заходит о том, что фактически сформировало её жизнь. Одессе не слишком нравились долгие рассуждения, во всяком случае вслух, но она была готова отметить, что многие её ощущения и волком воющая интуиция постоянно оказываются правыми, чего бы ни касалось дело, когда там фигурировала Мойра.

Королева вдруг метнулась со своего места, легко хватая генетика и утягивая её к себе на колени.

- Я всё ещё помню разговор о платье, и однажды точно тебя в него запихну. Не при походе в типичный бар, но... не знаю, где мы будем смотреться так ещё забавнее. Может, в театре? – глаза Оде смеялись, но она была абсолютно серьёзна. За всё это время она ни разу не показалась наивной, но Мойра как будто ожидала этого больше всего на свете. Жаль, что пока не получалось оформить это в качестве серьёзной просьбы, а не откровенно плохой шутки.

- Так что наденешь? – нетерпеливо поинтересовалась королева, - Пока я не начала сетовать на отсутствие завтрака, ведь кто-то забыл заказать доставку, потому что увлечённо разглядывал мою кровь всю ночь, - она пригладила рыжие волосы генетика, отмечая, что О'Доран всё-таки выглядит уставшей и едва ли захочет составить ей компанию, - Или мне рассчитывать только на помощь Грейси?

+1


Вы здесь » Crossbar » фандом » opium den