пост недели от Behemoth
Карнавалы в Венеции всегда были превосходны в глазах Бегемота. Он старался их не пропускать, ведь это была особая атмосфера. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » фандом » и что это? Эм... мука и яйца... в волосах. [ouat]


и что это? Эм... мука и яйца... в волосах. [ouat]

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1499/395323.jpg

и что это? Эм... мука и яйца... в волосах.

Сторибрук

Хочешь вернуть дочь - подружись с ее ненаглядным... чертенком. Весело это? Или нет? Узнает лишь время проведенное с ним. И главное без магии.

Кора & Генри Миллс

Отредактировано Henry Mills (2022-07-08 21:03:09)

+2

2

Генри – милый маленький мальчик, чья фантазия способна переворачивать любые преграды и условности. И кто бы мог подумать, что в одном маленьком ребенке будет собрано столько эмоций, харизмы и веры в лучшее? Неугасаемый оптимизм этого создания вызывал во мне множество вопросов, на которые я не бралась искать ответы. В обличие Белль, я всячески старалась подружиться с этим мальчиком и всеми силами поддерживала его во всех начинаниях, иногда, украдкой, спрашивая про Реджину, скучает ли он по ней, хотел бы её вернуть. Я старалась стать для мальчика близким другом, на которого он мог бы рассчитывать в любой ситуации. Столько времени этот ребенок был один, ни одного его ровесника нет в городе, с кем можно было бы поиграть, поделиться своими сомнениями и переживаниями. Будь у меня сердце, оно разрывалось бы от боли лишь при одном взгляде на одинокого ребенка. А пока, пока я старалась разбавить печаль Генри и всячески его отвлекала от гнетущих мыслей.
   После того, как Румпельштильцхен раскрыл меня, стоило поторапливать события, не дожидаясь, когда новость о моем присутствии просочится вовне. Мы договорились с Темным магом, что он не влезает в мои дела, а я даю ему возможность найти своего сына. Достойная сделка, но, всегда остается но, которое не может гарантировать мне успешность кампании. Я принимаю решение наведаться к Генри, дабы ускорить процесс возвращения Реджины. Поговорить с мальчиком не будет сложным. Я нахожу своего маленького друга в гостях «У Бабушки», ведь там подают вкуснейший какао в городе.
- Привет, Генри! – поздоровавшись со всеми присутствующими, я заказываю с собой два стаканчика  с какао и подхожу к столику юноши. Он неизменно сидит со своей книгой сказок, что стала его постоянным спутником. Интересно, наверное, искать героев и читать про них, узнавая о прошлом.
- Позволишь? – спрашиваю разрешения сесть, как это сделала бы Белль. Молоденькая принцесса, которую заботят чувства других. Да и, нагло врываясь в чужую жизнь, вряд ли чего-то сумеешь достичь. Услышав согласие, я сажусь напротив своего юного собеседника и обворожительно улыбаюсь, после таинственно поджимая губы. Как заговорщик, который придумал потрясающий план, предназначенный для очень ограниченного круга лиц.
- Генри. Пойдем, я покажу тебе одно место, ну и, нам нужно поговорить об одном важном деле, - подмигнув мальчику, протягиваю стаканчик с его порцией какао с маленькими земфирками и корицей.
- Что скажешь? – я не собираюсь тащить мальчика куда-либо без его согласия. Если он откажется, мне придется действовать более радикально, и в иных обстоятельствах. Последнее было для меня нежелательно, так как может наоборот, оттолкнуть от меня ребенка, чего я не желала. Я достаточно долго пыталась втереться в доверие Генри, и каждый новый день простоя может лишь усугубить моё положение. Для меня важно сохранить факт неожиданности и наперед просчитать ходы прославленных героев города.
- Пойдем! – поднимаюсь на ноги и снова улыбаюсь, взяв в одну руку свой стакан с какао, а другую протягивая мальчику. Взятка дана, зерно интриги заложено в фундамент любознательности, только в добрый путь. Дождавшись, когда ребенок проглотит наживку, беру его за руку и неспешно направляюсь в сторону берега, на котором есть деревянный замок, и где нам никто точно не помешает. По пути я попиваю какао и говорю обо всем на свете со своим маленьким спутником, радуясь хорошей погоде, как ни в чем, ни бывало, но, стоит нам дойти до пункта назначения и веселость вся испаряется. Допив свой напиток, выбрасываю бумажный стаканчик в урну и усаживаю Генри на лавочку, чтобы после опуститься перед ним на колени. Так удобнее говорить, когда глаза на одном уровне.
- Генри, я хочу вернуть твою маму, но для этого мне понадобится твоя помощь. Ты ведь поможешь мне? – пытаюсь договориться с ребенком, чтобы он добровольно пошел со мной. Ведь, нам придется проводить вместе достаточно много времени.
- Ты можешь доверять мне, мы хотим с тобой одного и того же, - с этими словами я возвращаю себе истинный облик, - не бойся меня. Я не причиню тебе вред, Генри.

[icon]https://i.gifer.com/embedded/download/SMg0.gif[/icon]

+3

3

Очень не просто быть ребенком сразу и спасительницы, и… Генри не мог все-таки произнести то прозвище, которое народ в сказочной стране дали его приемной матери, которая в любви и заботе вырастила его. Еще тяжелее ему стало тогда, когда он лишился ее. Она сдалась без борьбы, как надеялся сам юный Миллс. Он даже не желал менять свою фамилию на фамилию родной матери.
Всегда так, не потеряв что-то, ты даже не можешь представить себе как дорог был этот человек.  А когда Эмма уехала, чтобы помочь мистеру Голду найти сына, то он стал главным в городе, который должен следить за порядком. Один, помогать героям обрести родных и близких. И это слишком большая ответственность и непосильная ноша для маленького одиннадцатилетнего мальчика.
Генри жил с четой Прекрасных, но он предпочитал как можно реже бывать дома, так как понимал, что у них сейчас и так слишком много своих проблем. Свои заботы, свои подвиги. Он чувствовал зачастую себя лишним. Поэтому он часто бродил по старому особняку, что всю жизнь был ему домом. Забрал семейный фотоальбом с Реджиной, который часто пересматривал, вспоминая веселый моменты, проведенные вместе с мамой.
И даже прямо сейчас, истинно верующий мальчуган использовал одну из фотографий матери как закладку в своей заветной книге сказок. Сидел за столиком кафе «У Бабушки» и читал ее. Аппетита особо не было, поэтому он ничего не заказывал, и никто не был против того, что он проводил тут свое время.
Он осторожно поводил рукой по странице книги сказок, в которой описывалась история злой королевы.  За своим занятием Генри не заметил, как к нему подошла Белль. Он ведь даже не услышал ее приветствия, настолько был поглощен своим занятием.
- Здравствуй… Белль. – постарался улыбнуться счастливой улыбкой Миллс, но не смог этого сделать. Улыбка оказалась фальшивой, как он не старался. А на ее вопрос коротко кивнул. – да…
В голосе слышалась грусть. Генри и не собирался скрывать, что скучает по маме, но по какой из них? Хотя книга и так говорит сама за себя и за него самого.
Но слова подруги заинтересовали его. Это что-то действительно могло отвлечь его. Но что именно она хочет ему показать? Какую-то удивительную книгу, что она смогла найти в своей библиотеке? Или что-то еще? Генри прищурил заговорчески глаза и не смог сдержать улыбки. Он был готов на новые приключения!
- И что это за место? И о каком деле мы будем говорить? Новая операция? – и снова он погружался в свою любимую игру шпионов и детективов. Особенно она ему нравилась, когда кто-то предлагал ее ему, а не он кому-то.
Мальчуган мгновенно закрыл свою книгу и очень бережно упаковал ее в рюкзак. Туда же, где был семейный альбом. Он с большим удовольствием подскочил на ноги и забрал свой излюбленный напиток, сделав тут же глоток какао. Ему уже не терпелось узнать, то, что задумала Белль, но, если они играют в шпионов, тут совершенно не подходящее место для разговора. И как же он был счастлив, что они направляются прямиком к деревянному замку, который он так любил, а так же он был его маленьким убежищем.
Он медленно смаковал свой напиток, порой то и дело, взбираясь на небольшие возвышенности и спрыгивая с них, совершенно не думая о том, что тянет постоянно Белль за собой.
- Так что за дело предстоит? – улыбнулся тот, плюхнувшись на скамейку. Очень внимательно смотря в глаза своей подруги в предвкушении.
Но заявление подруги заставило его вздрогнуть. Генри поджал губы. Белль ударила его прямо в маленькое сердечко. Ему было трудно говорить о матери. Ведь он сразу понял, о какой именно матери речь.
Ему было достаточно доли секунды, чтобы вырвать одну руку из руки подруги и сжать лямку рюкзака, словно за спасательный жилет. Он просто не знал, что сказать на все это. Но мама… она сделала свой выбор. И это было обидно. И больно. Он ведь верил в нее. Она могла. Может измениться…
- Она…
Хотел что-то сказать Генри, но мгновенно нахмурился и резко поднялся на ноги, с силой сжав руку Коры, когда та открыла свое истинное лицо.
- Кора… - Прошептал он. Он не мог ей доверять. Но он понимал, что если он не станет с ней сотрудничать, то она просто заберет его и все сделает по-своему. У него просто не будет другого выбора. Но все равно он мог поставить свои условия этой сделки.
- мама не поверит тебе и будет бороться с тобой, когда вернется. Если ты, правда, хочешь ее вернуть, то должна измениться. Ты должна отказаться от магии. – вот какое он поставил условие. Жестоко? Да, немного. Но он был готов поверить, что он справится с этим и у него все получится.

+2

4

Дети любят фантазировать, и, Генри не является исключением. Посему, когда он спрашивает про тайную операцию, я широко улыбаюсь и согласно киваю головой. Я не совсем понимаю, о чем он и все-таки, подхватываю игру, желая быть максимально приближенной к реальности ребенка.
- Да, придумаешь название? – если сын Реджины спрашивает про операцию, то наверняка придумает что-то путное для именования того, что будет происходить после. А там, дальше, я и не думаю долго обманывать внука, в виду того, что мальчик может больше невзлюбить меня, нежели я сообщу всё сразу. Да, и, если смотреть на вещи трезво, мне некогда нянчиться со своим собеседником, пытаясь умаслить его, и подготовить постепенно к той правде, что представляет меня не в самом хорошем ключе. Наше прошлое с Реджиной, имеет свои темные и светлые стороны, и все же, я, как мать, хочу вернуть её назад, чтобы объяснить всё то, что я делала для её блага. Знаю, Реджина вряд ли мне поверит, но я постараюсь доказать ей свою любовь и беспокойство за её счастье. Я хочу быть рядом с дочерью, так же, как Генри и Реджина желают быть друг с другом.
- Она хотела бы вернуться к тебе Генри, и ей нужна наша помощь, - когда мальчик заговорил, я успеваю вставить ещё пару слов, прежде чем изменить свой облик, после чего кратко выдыхаю и сдержанно улыбаюсь, вглядываясь в глаза напротив. Я опасалась, что этот ребенок решит закричать, и все же, он превзошел, все мои ожидания и не стал бежать сломя голову. «Хороший мальчик».
- Я рада познакомиться с тобой, Генри, - говоря это, я имею в виду своё истинное лицо и имя, которое, по всей видимости, было известно сыну Реджины. Я одобрительно кивнула головой и одарила собеседника ещё одной улыбкой, после склоняя голову чуть в бок. Все эти слова о магии, они значили так много, но могли слишком мало, чтобы вернуть мою дочь обратно. Я кратко выдыхаю, позволяя себе провести ладонью по волосам мальчишки. Ласково, нежно даже, будто родная мать гладит родного сына. Вспомнилось, как когда-то очень давно мой отец так проводил по моей голове ладонью, пока не стал пьяницей. О причине этого я так никогда и не узнала.
- Милый, я на это и рассчитываю. Я хочу вернуть свою дочь, твою маму, и моё присутствие будет для неё лишь дополнительным стимулом, - ребенок знает нашу историю, но не понимает, что Реджина не стала бы возвращаться в город лишь потому, что ребенок соскучился по ней, как и никто из Прекрасных не постарался бы даже вернуть Злую Королеву по той причине, что мальчик скучает по матери, вырастившей его и воспитавшей. Замкнутый круг, в котором лишь я могу что-либо изменить. Подтолкнуть к верному решению всех и просто ожидать, когда свершиться самое важное.
- Видишь ли, дорогой, если я не буду использовать магию, я не смогу сделать так, чтобы Принц и Белоснежка, и, твоя вторая мама, вернули Реджину обратно, - я опускаю взор на мгновение, будто задумавшись, и после улыбаюсь, кратко сощурив глаза.
- Мы отправимся сейчас домой, где будем ожидать твою маму и там поговорим, хорошо? – я раскрыла перед Генри свою личность, говорить о том, чтобы вместе пойти в дом Злой Королевы, держась за ручки, и речи быть не может. Мальчик может закричать и просить о помощи, указывая в мою сторону. Шум мне не нужен. Я ещё должна установить кровное заклинание на особняк, чтобы никто не мог попасть и покинуть участок с домом. Только я, либо Реджина, и после ещё отправиться к Прекрасным и выдвинуть свои условия. В любом из случаев, мне потребуется магия – я не могу отказаться от всего, лишь потому, что об этом попросил сын моей дочери. К тому же, приемный.
- Но, я могу готовить тебе какао. Без магии. Сама, - этот простой рецепт я легко воссоздам по памяти, как когда-то давно мне делала моя семья. Только лучше. Здесь, по всей видимости, никто не пребывает на грани бедности. Так что, найти нужные ингредиенты не будет сложным.
- Так ты поможешь мне, Генри? – спрашиваю ещё раз, проницательно смотря ребенку в глаза, взяв его за руки. Несильно, но будто бы поддерживая в любом решении. Либо мы договоримся сейчас, либо никогда.

+2

5

Можно ли доверять Коре? Может ли Генри доверять кому-либо сейчас, когда он совсем один. И не было рядом его обеих матерей, что могли бы его защитить от опасностей. Именно это врем выбрала из своего коварства Кора и Генри это прекрасно понимал, если он откажется помогать ей, то Кора все равно получит того чего она желает больше всего. Пленника, чтобы манипулировать его родней.
Генри на мгновение прикрыл глаза, делая глубокий вдох и выдох, чтобы не показать своего легкого страха. Уже, скорее всего не за себя, а за тех, кем Кора будет манипулировать. Она сделает все, чтобы он не мог уйти, а родные зайти т спасти его. У них у всех просто не будет другого выбора. Он думал над дальнейшими своими словами, так как понимал, что Кора все равно использует магию. Но при нем. Он ей не позволит. Любая магия дает свои последствия. За нее нужно платить. И даже, если хочешь вернуть свою дочь, необходимо чем-то жертвовать.
Генри покачал на мгновение головой, открывая глаза и смотря в лицо Коры с неким вызовом.
- Нет, ты должна полностью измениться. Стать добрее. И мама мне всегда все готовила сама. Своими руками. При мне ты не должна использовать магию. – поставил условия юный Миллс. – Я знаю, что ты сделаешь что-то, чтобы я не смог выйти, а мои родные войти. ЭТО – Генри выделил это самое главное слово. – Будет твоя единственная магия, что ты используешь. – строго произнес мальчуган, говоря сразу, что он не будет ей помогать, если она не сделает так как он просит. Так что, Генри был готов смириться с одним единственным заклинанием, но не более.
- И тогда я помогу тебе стать более терпеливой и доброй, но ты должна сама для себя решить, что ты, правда, этого хочешь.
А ведь он был готов даже поверить в нее, что Кора правда может измениться, но все это будет напрасным, если она сама не захочет этого, даже с поставленными условиями.
Мальчуган сделал новый глубокий вдох и поднялся со скамейки, убирая свои руки из рук своей потенциальной приемной бабушки. Бабушка, а ведь очень сложно произнести это слово по отношению к Коре. Но он был готов попробовать это сделать.
- Мы договорились? – Генри протянул свою руку женщине и сделал довольно-таки долгую паузу и добавил – Бабушка.
Это далось ему с небольшим трудом, но он кое-как справился с этим. Осталось только привыкнуть. Но правда ли его мама хочет вернуться? Да, она будет по нему скучать, но она вернется только лишь потому, что ее сыну будет угрожать опасность. Так что это все не справедливо, но у них обоих нет другого выбора. И прямо сейчас Генри даже почувствовал себя немного Румпельштильцхеном, который заключает сделку.
- Ты уже придумала, что скажешь остальным? Я уверен, что ты начнешь угрожать, но угрозы только разозлят всех. Придется убедить их, что я по своей воле помогаю тебе, хоть ты и не оставила никому другого выбора... Бабушка

+2

6

Глупый маленький мальчишка, думает, что всё так просто в этом мире. Эти Прекрасные со своей деревенской простотой, но неизменным желанием одержать верх над теми, кто воистину умеет править и осознает все прелесть и недостатки власти, что легко преображаются в достоинства и преимущества, если ты правишь умело. Этот простой люд, возомнивший себя силой, перед которой преклоняются все, даже их правители, сотканные из света, опустившие свою дочь в дуб, отправивший её в другой мир. Этот мир. И теперь Генри – выстрадавший какие-то истины из своей книги сказок, насмотревшийся на деяния своей родной матери, по сути, простолюдинки, как и Белоснежка с Дэвидом. Подумать только! Какой каламбур происходит после моего заточения в Стране Чудес! Власть захватили дилетанты, теперь пытающиеся управлять моей жизнью! Ещё чего!
   На моих губах появляется довольная улыбка. Этот ребенок только что сам себе вырыл яму и сам не осознает всю нелепость своего положения. Говорит о доброте и терпении так, будто я обратилась к нему за помощью! Наивный мальчишка. Мне нужна Реджина, и только она, остальное – это сопутствующий ущерб и неприятное недоразумение. Не люби моя дочь этого спиногрыза, использовала бы другие рычаги давления. К счастью, мой путь будет более легким и доступным, благодаря Генри. Он наивное дитя, пытающееся играть во взрослые игры. В своё время, я бы похвалила Реджину за столь яркое упорство, правда, я уверена, она бы выстроила более мудро свою линию поведения. При всей своей доброте, моя дочь была принцессой, королевской крови, мыслей и намерений. Исключая того простоватого конюха.
   Я протягиваю руку в черной кожаной перчатке своему собеседнику и пожимаю кратко маленькую ручку, расплываясь в широкой улыбке человека, который нашел лазейку в темнице, в которую его заточили пожизненно. Сощуриваю глаза и склоняю голову чуть в бок, призывая магию, что мгновенно овевает нас пурпурным дымом, чтобы после переместить нас в особняк Реджины. В нем никого нет, у шерифа другие заботы, там никого.
- Как ты и сказал, я не буду использовать магию. При тебе, - слегка склоняю голову чуть в бок и отпускаю руку мальчика, выпрямляясь в спине. Проговариваю несколько слов, но только губами – слова не срываются с моих губ, после чего материализую нож в руке, делаю надрез на ладони и после прикрываю глаза, позволяя кровной магии окружать дом и участок, прилегающий к нему. Теперь никто не зайдет и не выйдет из-под защиты моего заклятья. Этой привилегией наделены только я и Реджина. Об остальных родственниках мне неизвестно. Закончив, я кратко выдыхаю и провожу здоровой рукой над раненной, заживляя рану, сделанную ради сотворения заклинания.
- Генри, в этом и смысл. Если ты скажешь им подобное, они не станут искать Реджину, и предпочтут разобраться с возникшей проблемой иначе. Или же, решат, что я вырвала твоё сердце и нашептываю тебе, что нужно сказать, - я пожимаю плечами, улыбаясь, приторно сладкой улыбкой и приподнимаю веки, указывая на очевидность факта. Никто из оставшихся жителей в Сторибруке, не сможет проверить, есть сердце у этого ребенка или нет. Белоснежка столько раз видела, как использовали этот трюк [отчего-то я уверена, что такое имеет место быть], что наверняка решит обвинить меня в краже чужого сосредоточения души.
   Любое предложение Генри указывает на несостоятельность и тщетность любых стараний, он не понимает, что грехов у его бабушки с дедушкой много за спиной. Не видит полной картины, и мне почти жаль его – ведь ему суждено быть слабым звеном в стройной и складной цепочке грядущих событий. Но ничего, теперь я буду рядом и поставлю на путь истинный неокрепшее дитя. Пусть наслаждается свободой – её легко потерять, когда не ведаешь, чего творишь.
- А поговорю с ними позже, а теперь, покажи, как здесь всё устроено, - сделка заключена, я собираюсь исполнить условие – не колдовать при ребенке, в остальном же, мои руки развязаны, я довольна. Более того, получение новых навыков позволит полностью свыкнуться с этим миром. До этого мне во многом помогал Румпельштильцхен, теперь хорошо бы и самой включиться в процесс.

+1

7

Генри, кажется за такое короткое время плохо смог продумать весь план своих действий. Кора была права в том, что никто не будет искать его маму. Даже, если он сам заявит, что хочет ее видеть. От таких мыслей ему стало немного не по себе. А хочет ли Реджина его видеть, как он ее? Скучает ли или держит обиду за его собственный выбор о котором Генри жалел? Ведь он надеялся, что она не сдастся и покажет остальным, какая его мама в глубине души?
От одних этих мыслей ему становилось немного не по себе, а так же жутко стыдно. Он верил окружающим, а не собственным чувствам. Он увидел в матери злую королеву, а не женщину, которую старалась себя защитить. От народа, от собственной матери, которая, кажется, думала больше о себе самой, а не настоящем счастье своей дочери.
Почему же все эти мысли приходят именно сейчас, когда хитрого лисенка загнали в ловушку и у него нет больше никакого выбора как самому пятясь идти в глубь этой ловушки, смотря в лицо охотника.
Юному Миллсу ничего не оставалось кроме как осторожно кивнуть, сжав губы в тонкую линию. Как же ему не нравилось, когда у него отнимали свободу. Сейчас он прекрасно понимал чувства своей приемной матери и старался понять, как бы она сама стала защищать себя в этот момент? Но Генри? Он всего лишь маленький мальчик. Он лишь крепче сжал свою заветную книгу сказок в надежде, что она даст подсказку. Вызовет маму в мгновение ока и защитит его.
Но Генри не станет плакать. Постарается этого не делать, хоть очень хочется. Герои не плачут? Но Кора пообещала, что не станет использовать магию при нем, а значит, сам Генри устроит женщине счастливую жизнь! Он не будет отставать от нее ни на шаг. И тогда у нее точно не будет возможности пользоваться магией!
Генри осмелел. Он не покажется своего страха перед этой женщиной. Она не вызывала у него доверия, но все равно выбора нет.
Снова кивок с его стороны и вздрогнул и поежился от ощущения, когда они переместились в пустынный и такой не жилой дом.
- Каков твой план? Что ты собираешься делать? – стараясь особо не смотреть на Кору поинтересовался Генри уже по своей старой привычке желая отправиться в свою комнату и запереться там! Но не позволил себе этого. Вспоминая как мама считала все его игры с книгой выдумкой и не желала, чтобы он раскрыл все ее секреты. Она старалась себя защитить. Может быть, она боялась, что ее будут называть злой королевой? Так и случилось. Но все равно Генри был в то время против нее. И теперь хотелось поговорить с мамой. Посмотреть в ее глаза и спросить: «почему?»
Генри провел кулачком по своей щеке, стирая предательскую слезу не желая, чтобы Кора видела его слезы.
Он будет сильным как его приемная мама! Поэтому развернувшись лицом к Коре Генри произнес на полном серьезе.
- Я голоден. Я хочу картофельную запеканку, которую мама мне делала сама. Или можем заказать пиццу! Но пирог я не буду... если только банановый пай...

Отредактировано Henry Mills (2022-08-03 18:51:13)

+2

8

Когда кровное заклятье было наложено, мне стало многим спокойнее. Теперь, когда никто кроме меня и Реджины не мог зайти и выйти за пределы участка, на котором стоял дом мэра, я могла спокойно заниматься делами в доме и за границами моего заклинания. Как оторваться от хвоста в виде маленького Генри, я уже придумала, но докладывать об этом не собиралась, да и, будет ещё время, уместное для визита к Прекрасным. Выдохнув, я перевела взгляд на своего юного спутника и улыбнулась, как обычно матери улыбаются своим детям. С пониманием, и при этом, с легким снисхождением, которое обязывает взрослого человека показать ребенку весь мир.
- Покажи мне, как здесь всё устроено, Генри. Я хочу заняться тем, что освоюсь в этом доме, - говорю вкрадчивым спокойным тоном, присаживаясь на корточки рядом с мальчиком. Стараюсь не придавать значения его слезам, делаю вид, что не видела их вовсе. Касаюсь мягко плеча мальчика и учтиво улыбаюсь. Я уже попросила один раз, теперь прошу снова, а там дальше, если Генри не захочет мне помочь, ему придется быть голодным.
- Генри, я не смогу тебе ничего приготовить, если ты мне не расскажешь, как в этом мире готовят еду и что для этого используют, - в третий раз обличаю свою просьбу в слова и делаю пометку себе на дальнейшее, что если мой собеседник не пожелает сотрудничать, ему придется довольствоваться едой, сотворенной магией, или же, не есть вовсе. Тут уже как посмотреть на ситуацию, и позволит ли юный Миллс сотворить мне заклинание. Бегать от него по дому, желая скрыться и приготовить для него же еду, было бы странным и неуместным для меня – Королевы Червей.
   Выдохнув, я прикрываю глаза, желая себе терпения, которое начинает постепенно истлевать. С дочерью мне было многим спокойнее и проще – она не пыталась манипулировать мной, как этот маленький пройдоха. От опрометчивых и глупых действий останавливало одно  - Генри является ключом к возвращению Реджины и нашему дальнейшему воссоединению. Если я наврежу ему, то пострадаю и я. Логика простая и вполне доходчивая.
- У твоей мамы есть книга рецептов? – если дочь готовила сама какую-то особую запеканку, то наверняка использовала рецепт, записанный в книжку. Любимые блюда всегда люди стараются фиксировать на бумаге, чтобы было куда подглядеть, если что-то забыл за давностью времени. Не думаю, что Реджина на постоянной основе использовала магию. Точно не тогда, когда рядом был сын. Никакая мать не станет подвергать своего ребенка напрасным трудностям и испытаниям. Такова суть любых матерей, даже тех, кто лишен сердца. Исключением в последнем является необходимая мера. Всё, что я делала – это во благо будущей Королевы, не более того. И что теперь? Я пытаюсь договориться с ребенком. Смешно. В любое другое время я бы назвала человека безумцем, скажи он мне, что я буду вести себя подобным образом. А тут посмотрите, приходится идти на компромисс, не смотря на то, что в моих силах решить всё при помощи магии не спрашивая ничего у мальчишки. Ирония, да и только. Даже интересно, сколько продлится этот период нашей совместной жизни. Насколько быстро Прекрасные вернут мою дочь назад.
- Итак, Генри, что ты решил?

+1

9

И почему, как бы не старался сейчас Генри, у него совершенно ничего не получается? Хотел быть сильным как и его мама – Реджина, то все идет наперекосяк. Словно он сам стал частью всей этой сказки, а не просто ее читателем и героем, что спасает сказочных персонажей. Чего он точно совершенно не понимал, так это того, как Кора может быть такой. Слово бабушка снова застряло в его горле, а язык не поворачивался назвать ее таковой. Только по имени. Она откровенно его пугала и намного сильнее чем сам мистер Голд, которого видел практически каждый день своей жизни, так как городок маленький и тут каждый знает друг друга.
От слов женщины мальчуган только сильнее стискивал свою книгу, что побелели костяшки пальцев и пальчики начинали неметь. Нет. Он просто не может вот так просто сдаться. Нужно обязательно бороться и мама спасет его.
Хорошо, он готов помочь Коре освоиться на кухне, но мысленно уже пожалел о том, что заказал довольно сложные по его мнению блюда. Но и голодным оставаться совершенно не хотел.
Сделав глубокий вдох и стараясь не расплакаться и показаться гораздо сильнее чем кажется, юный Миллс легко кивнул женщине в ответ. В этот же самый момент этот дом стал для него чужим.
Положив книгу на тумбочку Генри снял с себя рюкзак и курточку, просто устало бросив их здесь же. Не потрудившись повесить.
- Кухня находится – там – указал он в нужную сторону рукой и направился туда.
- И… я думал, что дочь мельника умеет готовить. Особенно пироги. – опустил голову на бок мальчуган и как хороший мальчик подошел к раковине. – я не думаю, что технология изменилась. Только вместо печи, есть плита.
Открыв кран, Генри показал Коре как тут добывается вода, только объяснять он стал своеобразно.
- Колодец у нас здесь, а еще в ванной. Повернешь так и потечет холодная вода. Повернешь в другую сторону, будет горячая. Смешаешь их и будет теплая и можно мыться и мыть посуду. Баня, это та же ванная. Потом покажу.
С этими словами Генри намыл руки с мылом и вытер руки о полотенце и наглым образом закрутил воду и протянул Коре полотенце, чтобы та сама теперь пробовала. Все-таки он не знал, как долго она здесь, поэтому решил инструктировать ее по полной программе, словно совсем маленького ребенка.
Но при этом следить за ее достижениями не торопился, подойдя к холодильнику и открыв дверь и… почувствовал, что некоторые продукты испортились, от чего зажал нос двумя пальцами:
- Ой… фуууу
Тут он повернул голову в сторону Коры и отошел в сторону. Кажется, что ему придется смириться с еще одной маленькой магией.
- Ладно… еще одна магия. Нам нужны свежие продукты. – прокомментировал тот. – это холодильник. Его у вас нет, но тут продукты можно хранить очень долго.

+2

10

Этот ребёнок был другим. Не таким, как дети в его возрасте, и от Реджины в нём было настолько мало, что я с трудом могла бы угадать в нем её сына. Генри верил в то, во что хотел верить, но это не давало ему права указывать взрослым людям, как стоит поступать в том или ином случае. И я готова была мириться с его выходками, пока они не переходили все мыслимые и не мыслимые границы. Для многих вещей, происходящих в жизни, есть мотивы и причины, нельзя взять и отмахнуться от них легким мановением руки. Так не бывает – герои не кристально чистые души, а злодеи не лишены зачатков человечности, пускай, они и могут быть добровольно лишены сердца. Я улыбаюсь своему маленькому собеседнику, как улыбалась бы родной дочери, будь у меня сердце. Я помню эту улыбку, как я смотрела на Зелену, когда она появилась у меня. Ту улыбку я дарила от самого сердца, чтобы затем впасть в грусть и печаль от принимаемого решения. Благо, отсутствие важного органа в груди решает проблему болезненных воспоминаний, и я не перестаю улыбаться мальчику, пока он не заговаривает со мной.
   В другое время, я бы сказала Генри поднять свою одежду и повесить на вешалку, стающую в углу, но не стала, пошла за ним следом, мимолетно призвав магию, которая навела порядок в коридоре. В Зачарованном Лесу у меня было много слуг, которые убрали бы беспорядок, в Сторибруке этого ничего не было, так что, придется немного хитрить. А  Генри, он даже не поймет, что произошло и почему, дети в его возрасте редко когда-то придают значение деталям.
- Откуда ты знаешь, что я была дочерью мельника? – следую за мальчиком, с интересом осматривая помещение. Оно было другим, не как в доме у Румпельштильцхена, и обстановка казалась какой-то чужой. Я даже порадовалась, что меня не поставили готовить в виде Белль. Я это дело не любила, по крайней мере, когда меня вынуждали что-то делать.
- Я умею готовить, но делала это я в печи, и с того времени прошло очень много времени, - Проклятье, Страна Чудес и многое другое, сильно меня изменило. Время тянулось, будто жидкая застывающая карамель. И за этими событиями мало что оставалось от прошлой жизни. Готовить, убираться, приводить себя в порядок – для этого всегда были обученные люди и магия. Не удивительно, что многое из жизни мельниковой дочери я забыла. Но, отчего-то, я знала, что забытые навыки легко вспомнятся, когда придет время и если появится необходимость в этом.
   На инструкцию по поводу крана я реагирую спокойно, откладывая полотенце на место. Мои руки в черных кожаных перчатках, которые я не собираюсь снимать, пока не начну готовить. Ладони чистые, и не запятнаны грязью. Касаться чего-то обнаженной кожей я не планировала. Это опасно тем, что на предметы могут быть нанесены яды и тогда отравление будет неминуемо. Так же, касание без защиты оболочки кажется мне слишком интимным и чем-то личным, чтобы допускать что-то подобное, пускай, и в присутствии маленького мальчика. От старых привычек сложно избавиться, особенно, когда они несли за собой скрытый смысл. Это всё равно, что поцеловать человека в губы, вкладывая в этот жест все свои чувства или ласково проводить оголенными кончиками пальцев по его губам.
   Реакция юного проказника на холодильник вызывает на моих губах, окрашенных в карминовый цвет, улыбку. Всего небольшая проблема, а магия вновь требуется, чтобы избавиться от неприятности. Кратко усмехнувшись, я взмахнула рукой и в лиловом тумане исчезли плохие продукты, еще один взмах рукой и появились новые, свежие, приятно окутывающие нас ароматом зелени и новизны.
- Что ж, раз с продуктами и водой мы определились, покажешь, как пользоваться плитой? – чуть ли не основное действие, с учетом того, что я планирую готовить сама, не используя магию. Да и, какой прок заказывать блюда, если человек не может их приготовить?
   Намеренно не ставлю в укор Генри, что он запретил мне использовать магию и затем сразу же попросил волшебством исправить досадное недоразумение. Всему своё время, для всего есть свои причины и следствия, а благоприятного момента я всегда могу и подождать.

+2

11

Генри, выдохнул с облегчением, когда испорченные продукты исчезли благодаря магии. Нет, привыкать к ней он не хотел категорически. Он считал, что она может принести много бед. Но и принести свои последствия в его жизнь. Но признать честно, в этом есть свои плюсы. Не нужно выносить мусор! И идти в магазин, но…
- Где ты взяла все эти продукты? Перенесла из магазина? Спросил мальчуган с прищуром, так как считал, что нельзя вот так просто взять и создать что-то  из ничего! Просто невозможно.
- Стоит оставить деньги там, где ты это взяла. – сделал свой вердикт Генри и достал из холодильника охлажденный фарш из свинины и говядины пополам и картошку. Это он точно хорошо знал, что необходимо. А еще луковицу. Нет уж! Готовить они с бабушкой будут как все нормальные люди. Без магии. Как бы это не было соблазнительно, но это был мир в котором нет магии.
Положив продукты на стол юный Миллс направился в сторону плиты.
- Тут тоже почти магия! – приободрил он Кору и повернул выключатель и нажал на кнопочку рядом и таким образом на одной из комфорок зажегся огонь.
- Чтобы включить духовку поворачиваешь вот этот… - комментировал мальчуган. Все-таки мама очень хорошо заботилась о нем. И если Генри хотел что-то подогреть или приготовить, то он мог не пользоваться спичками.
Разогреть готовую еду можно в микроволновке!
– мальчуган не забыл все выключить и подбежал к новой технике и открыл дверцу микроволновки. – сюда кладешь тарелку. Главное без золотых полосок, а то она сгорит. Никогда не клади ложки и вилки. Она взорвется. А еще не вари там яйца. – прямо-таки сейчас он почувствовал себя Реджиной, которая наставляла его насчет всех этих приборов-техники.
Он сильно увлекся своими уроками по управлению кухонными приборами, что попросту пропустил вопрос Коры о том, где он узнал о том, что она дочь мельника.
- Вот здесь у мамы пара кулинарных книг! – продолжал говорить Генри и достал несколько книг и положил перед Корой. После уже побежал к блендеру.
- А вот блендер. По вашему мясорубка и взбиватель. На ней можно быстро измельчать продукты.
И снова перебрался к следующему агрегату.
- А вот кофеварка. Сюда наливаешь воды, а сюда сыплешь молотый кофе и нажимаешь кнопку.

+2

12

Ребёнок, совершенно не понимающий мир магии, хуже человека, не верящего в чудеса – сколько ни говори о правде мира, постоянно будет говорить глупости и делать вид, что он знает многим лучше всё, о чем ни скажи. Я гордо поднимаю голову, расправляя плечи, и смотрю на мальчишку сверху вниз, как и должно Королеве. Он не больше, чем не разумное дитя, которое едва научилось ходить и разговаривать. Он низшее существо в цепи происходящих событий, он меньшее, что вообще стоит моего внимания.
- Я Королева, а не воровка, юноша, следи за своими словами, - мой голос строг, в моем взоре мелькают опасные искры, со мной не стоит спорить, как и пытаться уличить в воровстве. Магия – это не просто перенос материй, магия может не только разрушать, но и созидать. И мне говорят о краже! Как низко, как глупо, как унизительно предполагать, что я стала бы заниматься столь вопиющими принижающими меня деяниями! Проще преобразовать и обновить структуру испорченных продуктов, нежели извлекать вещи из другой плоскости существующего бытия. Так бы поступил лишь тот, кто ничего более не может. И с чего бы мне заниматься такими глупостями? Вздор.
   Выдохнув, я переключилась на другие насущные вопросы, а именно тот, что мальчишка пропустил.
- Ты так и не ответил, Генри, откуда тебе известно, что я дочь мельника? – когда приемный сын Реджины договорил, я вновь подняла волнующий меня вопрос. Мне не нравилось, когда меня игнорировали и пытались уйти от ответа. Я не собиралась вредить своему временному пленнику, как не вредила и Белль, что была скорее спрятана, а не заключена в уютном домике лесника. Всё дело в людях, которые были мне когда-то дороги и важны. И если бы не этот фактор, не сносить никому головы. Я не привыкла нянчиться с не благодарными субъектами. И если они не понимают своей удачи, что ж, это их проблема и ничья больше. Мне плевать. Стоит им лишний раз оступиться и мое терпение тут же закончится. Генри стоит быть осторожным. Белль, по крайней мере, хватило мудрости и чувства самосохранения не идти мне наперекор, пытаться показать характер. Девушка была вполне себе мила, добра и наивна, чтобы не допускать со своей стороны непростительных вещей. А вот в мальчишке я сильно сомневалась, он будто бы нарывался на проблемы своим поведением, и кто знает, чем всё это может закончиться? Ему не стоит забывать своё место во всем происходящем. Если я согласилась не пользоваться магией в его присутствии, это не значит, что я буду терпеть все его выходки. Мы здесь не для того, чтобы играть в глупые игры.
   Пока Генри отвлекся, я при помощи магии нашла рецепт запеканки, которую хотел поесть мальчик. Кратко выдохнув, я пробежалась глазами по книге, пройдясь кончиками пальцев по тексту, с некой радостью узнавая почерк дочери. Скорее, запоздавший факт, который в памяти отложился, нежели искренняя радость за Реджину. Иногда, вещи остаются всего лишь, вещами, а порой, приносят воспоминания, забытые в веренице дней. Так или иначе, возникают иллюзии счастья, которого нет, но и этого мне достаточно.
- Спасибо, Генри, - я не пропустила ничего из того, что мне рассказывал мальчик, любая информация всегда остается информацией, и никогда не знаешь, когда она тебе может пригодиться. Я предпочитаю не упускать из виду то, что может принести пользу в потенциальном будущем. Этот мир переменчив, часто приходится адаптироваться на ходу.
- Если хочешь, можешь пойти отдохнуть, остальное я сделаю всё сама. Ну и, если вдруг тебе не хочется быть одному, можешь посидеть здесь с книгой, пока я буду готовить, - пожимаю плечами, улыбаюсь, после чего разворачиваюсь спиной к Генри, чтобы открыть ящики в поисках ножей и других инструментов. Мы договорились не использовать магию, поэтому без вспомогательных средств не обойтись. Я помню, как чистить картошку и готовить мясо, более того, в книге рецептов сказано много, чего мне будет достаточно, чтобы приготовить картофельную запеканку. Стащив с рук перчатки, я сложила картошку в раковину, взяла нож, и смыв грязь с кожуры, принялась чистить картофель. Ниже моего положения в обществе, но вынужденная мера, что не так уж и плохо, если Генри не станет делать глупостей. Мне не хотелось бы разбираться ещё и с ним.

+2

13

Генри вздрогнул, когда услышал выговор со стороны Коры. Она разговаривала уж точно не так как обычно мама это делала. Здесь чувствовался лед. Генри осторожно прощупывал почву. И понимал, с каждой минутой, которое он проводил вместе с той женщиной, которую и бабушкой сложно назвать, что она очень опасна. От голоса почему-то мурашки пробегали по спине, но стоит быть смелым и не показывать своего страха.
- Я не знал, что магия так действует. – вместо извинений произнес мальчуган, так как прекрасно помнил слова Румпельштильцхена в своей книжке: «За магию нужно платить».
Быть рядом было так же не по себе, но и выпускать из вида эту женщину не хотелось. Генри хотел знать все, что она задумала и что собирается делать с ним и его семьей. К тому же, ему не хотелось есть еду, приготовленную с помощью магии и дочери мельника может понадобиться его помощь со всем этим оборудованием, если все-таки она будет действовать без помощи магии.
Но и приготовить, что-то самостоятельно хотелось, где точно не будет никакой магии или зелий. Этого он тоже опасался. Поэтому он решил делать это по памяти. Достал миску из тумбочки. Достал четыре яйца и молоко, которые поставил на стол. Он встал перед ним так, чтобы видеть Кору. И тут снова холодок пробежался по спине. Почему-то с НЕЙ о книге сказок совершенно не хотелось разговаривать. Было как-то не по себе.
- Мама рассказала. – соврал он, совершенно спокойно и не колеблясь. Ведь это очень даже похоже на правду, но с другой стороны, Кора и сама могла бы догадаться про его любимую книгу.
А после задумался, что мама еще клала в свой пирог? Но тут же вспомнил, что молоко было в блинчиках и убрал его, но зато забрал сахар, поставив его на стол. Еще немного подумав, пододвинул стул к высоким тумбам. Просить помощи ему как-то не особо хотелось, поэтому за мукой и медом полез самостоятельно.
- Неа, я не пойду никуда. А вдруг тебе нужна будет помощь с техникой. Иногда мы с мамой готовили ВМЕСТЕ. – юный Миллс даже подчеркнул это слово вместе. Это теперь его новая стратегия. Говорить больше о маме и как они проводили обычно время вместе. Вдруг это немного ему поможет. И самой Коре, в чем мальчик сомневался.
Спрыгнув со стула, мальчуган мог рассыпать муку, но блага та была плотно закрыта, и она никуда не разлетелась. Следующим, что он взял в руки было излюбленное лакомство – корица, что стояла недалеко от плиты, так как Генри часто ею пользовался. Он мог бы взять еще яблоки, но в последнее время он их старался избегать.

+2

14

В моем взоре появилось некое снисхождение. Как ни посмотри, это ребенок, пускай, ещё очень маленький, чтобы всецело осознавать все возможности и правила магии. Я слегка опускаю подбородок, тем самым показывая, что не стану более придерживаться метода кнута, конечно же, если мальчик не соизволит вновь перейти всяческие границы. А там, можно заняться и готовкой. Однако же, ответ Генри на мой вопрос о моём прошлом, заставил меня остановиться в чистке картошки. Я повернула голову в сторону юноши и кратко выдохнула. Постаралась взять себя в руки – откровенную ложь я не любила и терпеть не могла, когда меня принимали за какую-то дурочку – простолюдинку.
- Я не люблю, когда мне лгут, Генри, - говорю в немного угрожающем тоне, вновь принимаясь за своё занятие. Я никогда в жизни не рассказывала Реджине о своём прошлом. Могла упомянуть, как мне было тяжело и что я делаю всё возможное, чтобы дать ей лучшее будущее, но никогда не говорила о своем отце, который был мельником и ненавидел меня после смерти матери, принимая меня, скорее за ломовую лошадь, нежели за дочь и человека, достойного лучшей жизни.
   Касаемо книги, которую постоянно читал мальчишка, я не вдавалась в подробности, не желая быть подозрительной и при этом ущемлять права ребенка на собственные тайны. Там были сказки, я это понимала, но о ком именно, не думала даже. Это казалось самим собой разумеющимся – дитя имеет свои увлечения и упивается ими, будто водой в жаркий знойный день.
- А теперь, скажи мне правду, откуда ты узнал, что я дочь мельника. Предупреждаю сразу – я легко разоблачу ложь, - у меня хорошая память и я превосходно помню, что никому не говорила о своем прошлом, даже самым доверенным людям. Исключением был Румпельштильцхен, но он, ни за что не стал бы разбалтывать кому-либо информацию обо мне. Как о Королеве Сердец или матери Реджины, да, но не больше. Это для него табу – разводить сплетни. У него другой подход к делу и святость сделки входит в их число. Он никогда не раскрывал правды о своих клиентах, если так можно выразиться. А это означает, что Генри ни от кого не мог узнать, кем я была раньше. Придется ему сказать мне правду, если не желает заполучить печальные последствия.
- Как хочешь, - пожимаю плечами, дочищая картофель. Шкурки выбрасываю в мусорное ведро, которое нахожу под мойкой и смотрю в книгу, дабы понять, что необходимо делать дальше.
- Я не собираюсь следить за тобой сутки напролет, - не младенец, может найти себе самостоятельно занятие и там уже развлечь свою скучающую натуру.
- Твои сказки, о чем они? Или о ком? – вдруг становится интересно. Раз юный Миллс не решился удалиться, хотя бы, узнаю о нем чуть больше.

+2

15

Номер не прошел. Как же он не мог понять сразу, что гордая королева Кора будет скрывать о своем прошлом. Даже фараоны в Древнем Египте убивали всех родственников своих будущих жен, так как у него не может быть родственников среди простого люда. А если кто-то узнает,  что Кора на самом деле простая крестьянка, то ее право на престол будет оспорено. Так подумал Генри и опустил голову, смотря прямиком в миску в которой собирался готовить пирог.
Придется быть еще более осторожным с Корой и держаться от нее подальше, так как неизвестно на какой срок его заперли в этом доме. Юный Миллс думал о том, как же ему теперь быть? Полюбить эту жестокую женщину? Это, кажется, будет просто нереально. Он просто молчал, боясь на данный момент, сказать хоть слово. Она его пугала. Но стоит время от времени напоминать ей, что если она ему хоть что-то сделает, то мама ее никогда не полюбит и не простит.
- А как полюбить человека, если он будет скрывать все о себе? Как довериться человеку, если он сам не будет доверять кому-то? Даже близким и родным? – ответил Генри вопросом на вопрос в надежде, что он сможет хоть как-то уйти от ответа Коре. Хотя бы на небольшое количество времени. Сейчас, он словно вел войну со своей бабушкой.
Разбив яйца в миску, Генри достал чайную ложку и принялся вынимать скорлупки, которые попали туда. Все же у мамы разбивать яйца получалось намного лучше и положил ложку на стол рядом как и скорлупу от яиц при этом немного испачкав его белком.
Достав мерный стаканчик принялся насыпать туда сахар и пересыпать к яйцам.
- Мои сказки разные. И их там очень много. А что? Хотите почитать про Золушку или Белоснежку? – поинтересовался Генри и немного удивился тому, что Кора похоже не сильно была раньше заинтересована в его книге сказок, так как во время их встречи книга была открыта на странице с картинкой про Злую Королеву.
Но пока еще не очень поздно мальчуган подбежал к устройству для взбивания и сунул в нее миску с яйцами и сахаром и включил ее, что шум техники наполнил кухню.

+1


Вы здесь » Crossbar » фандом » и что это? Эм... мука и яйца... в волосах. [ouat]