пост недели от Usagi Tsukino
усаги уже даже как-то свыклась со своей неизменной ролью защитницы всего и всех. она привыкла подставляться под удар, спасать их планету от многочисленных разрушений Читать далее...
С днем рождения, Эни :3
Лови тепло августа!
С днем рождения, Эни :3
Напиши пост сегодня, чтобы получить долг завтра!
С днем рождения, Эни :3

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » Spin spin spin [ouat & doctor who]


Spin spin spin [ouat & doctor who]

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

https://64.media.tumblr.com/tumblr_m15yydGalq1r7nkj8o1_500.gif
                     

Spin spin spin

Зачарованный Лес, сказочное псевдосредневековье

Однажды в Тёмном замке появляется неожиданный гость и хочет неожиданных вещей.

Dhawan!Master & Mr. Gold

+1

2

Новое сообщение от Доктора взбесило его.

«Голубое солнце! Ты бы видел, как это красиво! Мне пора бежать, прости. Та стая птиц..»

— Я ненавижу тебя, — он не ответил на её сообщение. Пусть Доктор думает, что её добрый друг занят работой, и вовсе не расстроен редким бессмысленным письмом. Притворяться человеком просто, но делать равнодушный вид не получается. Мастер бросил в сторону захламленного стола нечитаемый взгляд, туда, где остался телефон с глупым сообщением.
До Доктора никогда не дойдёт мысль о чьих-то чувствах. Она даже предположить не может, что кто-то скучает, кто-то думает о ней.

Вечно бежит и плюёт на всех, в первую очередь на себя.

— Меня не будет некоторое время. Да, это агент О. Мне нужно проверить один объект, подробности предоставлю в отчёте. Нет, сопровождение не требуется, оружие тоже. Хочу успеть уехать до дождя. Спасибо, до связи, — короткий разговор по телефону оставил его удовлетворенным. Агент О поступает так, как положено по протоколу, он следует внутренним правилам и отводит от себя подозрения. Мастер же может делать все что захочет, только создав идеальное прикрытие.
Дом, который служит основным местоположением агента, приходится оставить на месте. Мастер проверяет браслет манипулятора на своём запястье, сверяется с координатами и исчезает в неприятном вихре.

Объект, который заинтересовал его, находится в лесу. Кстати о самом лесе - это нагромождение старых, массивных деревьев. Даже повелителю времени здесь не уютно.
В первую очередь ему не уютно от того, как перемещение с помощью манипулятора швырнуло его в кучу прелых листьев. Мастер, отряхивая светлые брюки и рубашку с коротким рукавом, поднялся на ноги и пошёл по первой попавшейся тропе.
Где-то в этом лесу должна быть естественная возвышенность, даже сейчас дорога идёт в гору.
К неожиданным встречам повелитель времени тоже подготовился, установив фильтр восприятия своей внешности в режиме: ничем не примечательный, не вызывающий подозрения. Остаётся гадать, как бы Мастер выглядел для здешних обитателей. Его это волновало меньше всего. Жалкие люди.

Тропа шла в гору, идти становилось сложнее, но всякий труд вознаграждается достижением поставленной цели. Мастер приложил ко лбу ладонь, осматривая каменное строение. Дом, особняк, замок. Как бы не называлось архитектурное решение, несло оно в себе скорее всего декоративную функцию. Кто станет жить в таком доме?
К слову, повелителя времени занёс сюда интерес. Он кое-что слышал о тайных местах, куда не ступала нога человека. Там хранятся тайны, секреты, которые будут в его руках куда эффективнее, чем в чьих-то ещё.
Возле массивных дверей его никто не встретил. Прекрасно. Шагнув за порог старого дома, Мастер замедлил шаг. Здесь красиво, по-своему уютно, и может быть в огромном здании когда-то кто-то жил. Не важно. Даже если это теперь музей, выглядит дом очень естественно. Паутина в углах настоящая, эхо от осторожных шагов ничем не приглушается. Смешно. Охраняй кто-то дом, предъявил бы незванному гостю десятки требований, первое из которых гласило бы показать путевой лист, надеть бахилы и ничего не трогать руками.
Хуже были бы люди с оружием. Мародеры, охотники за ценностями, которые настолько глупы, что растащат только блестящее, позабыв о по-настоящему важных вещах. Мастер развеселил себя мыслями о людской глупости, пока поднимался по лестнице, а потом насторожился, услышав какой-то звук.
Повторяющийся, тихий, такой ритмичный звук, чем-то неуловимо похожий на.. повелитель времени занёс кулак над потемневшим деревом и ударил несколько раз в косяк.
— Прошу.. прощения. Здесь есть кто-нибудь? — время нацепить растерянную улыбку, вцепиться пальцами в лямку проходной сумки на своём плече и ожидать ответа.

+2

3

В ответ воцарилась тишина, все звуки замерли, и сам воздух, казалось, потяжелел. Любое светлое существо, почуяв аромат увядших фиалок, от которого явственно тянуло тёмной магией, в ужасе кинулось бы прочь. Ещё до того, как в сгустившемся, будто тучи посреди и без того серого неба, воздухе прозвучал высокой трелью голос:
- Разумеется, есть, дружок! Заходи, не стесняйся.
И следом прозвенел по всему замку смех – весёлый и беззаботный, словно у ребёнка, решившего поиграть в замечательную игру. Отзвуки этого смеха ещё не стихли в дальних закоулках и пыльных коридорах Тёмного замка, как ритмичный скрип прялки возобновился вновь.
Она стояла в освещённой лампами зале, в самом углу, и рядом высились корзины с шерстью и соломой. В умелых руках тянулась нить, горящий взор хозяина замка был устремлён на колесо, движения отдавали механистичностью, присущей лишь тому, кто делал всё это тысячи раз. Снова и снова.
Не меняя позы, сидевший на табурете перед прялкой хозяин замка повернул к посетителю своё лицо, полускрытое длинными волнистыми прядями тёмных с проседью волос, в которых запутались золотые искры. Золото было везде – оно чешуйками блестело на грубой, словно крокодилья шкура, коже прядильщика, пряталось между тёмных зубов. На нём был золотой, с высоким воротником жилет из жёсткой ткани. Пряжки туго зашнурованных, высоких сапог, в которые были заправлены узкие кожаные штаны, тоже сверкали золотом. И самое главное – катушка прялки оказалась покрыта блестящими золотыми нитями. А как только катушка сделалась полной, хозяин замка снял её, бросил в ведёрко, полное таких же катушек с золотой нитью, и встал с табурета, двигаясь резко, словно кукла на шарнирах, и в то же время походя на хищника, приближающегося к жертве.
- Ты пришёл, чтобы заключить сделку, не так ли? – пропел он, указывая на незваного гостя; на длинных пальцах тускло блестели чёрные когти. – Ведь к Тёмному не приходят просто так! Или ты – заблудившийся путник? – Словно в задумчивости хозяин замка приложил палец к подбородку, а затем просиял и тряхнул волосами, как человек, нашедший ответ на мучившую его загадку. – О да! Да! Ты заблудился и идёшь помощи, а кто может помочь в таком деле и вывести на нужную дорогу, кроме как… Р-Румпельштильцхен!
И, озвучив вслух своё имя, хозяин замка церемонно поклонился, взмахнув широкими рукавами жёлтой рубашки, будто крыльями. Выпрямляясь, глядя на гостя выпуклыми, похожими на тёмные стёклышки глазами, Румпельштильцхен прибавил с кривой усмешкой:
- Но разумеется, не бесплатно.

[nick] Rumplestiltskin[/nick][icon]http://s8.uploads.ru/t/HiZhx.png[/icon][sign]If I have to choose between everyone else and me, me wins every time.[/sign]

+2

4

Он замер на пороге, застигнутый врасплох таким радушным приветствием. Медленно опустив руку, прислушался к себе - не почудилось ли? Судя по полученной информации в доме никого не должно быть, если только источник.. не надёжный. Мастер прикрыл рот ладонью, подавляя вздох, и прошёл в обитаемое помещение.
— Здравствуйте. Сделка? Нет. Нет, что вы. Я.. — внешность собеседника была более чем выдающейся. Он весь, этот улыбчивый, скукоженный мужчина, будто посыпан золотой пылью. Принадлежит к какому-то племени, исповедующему поклонение золоту, где каждая крупица ценна, ценнее жизни? Повелитель времени попытался припомнить пришельцев, походящих на странного человека со скрипуче мелодичным голосом. Никто не пришёл на ум.
— Что вы делаете? Все эти.. Нитки, да? Вы из них что-то изготавливаете? Нет. Покупать ничего не буду, мне не нужно. Вы.. Постойте. Понял. Вас зовут Румпельштильцхен. Приятно познакомиться, — Мастер подошёл ближе и протянул мужчине за прялкой руку.
Даже если этот странный тип в старинной одежде наматывает на катушку золотую нить, всё происходящее может оказаться всего лишь фокусом.
Сюда наверняка водят экскурсии, а этот Румпельштильцхен.. актёр в гриме. Он строит из себя сумасшедшего со сказочным именем, делает вид, что превращает всё что угодно в золото и творит магию. Всем известно, что магии не существует.
Мастер тем не менее кивает.
— Я не заблудился, уважаемый. Я искал это место и нашёл его. Вас тоже нашёл очень вовремя. Не согласитесь ли провести мне экскурсию? — подойдя достаточно близко, он вынул из волнистых волос собеседника сухой прутик соломы. Покрутив в пальцах, усмехнулся и отбросил прочь.
— Знаете, если вам за это платят, я восхищаюсь вашей работой. Если же вы заняли мрачный угол, примеряя образ средневекового сумасшедшего, тогда я готов снять перед вами шляпу. Была бы она у меня только! Какой талант. Я почти поверил, что передо мной такой.. такой, простите, волшебный человек. Ваша одежда, взгляд. Извините. Может быть здесь снимают кино, а я не вовремя пришёл?

Мастер дотронулся до плеча Румпельштильцхена пальцем, округляя глаза как любопытный ребёнок, или как взрослый, попавший на съёмочную площадку.
— Простите. Я не представился. Моё имя.. — назваться Гарольдом Саксоном будет глупо. Сказать короткое и эффектное "Мастер" тоже. Повелитель времени выцепил из памяти первое попавшееся имя и назвал его. — Винсент.

+1

5

Румпельштильцхен недоуменно вытаращил на незваного гостя свои и без того большие нечеловеческие глаза. Нитки? «Не покупаю»? Нежелание заключать сделку? Во всём этом проскальзывало что-то неправильное. Предложенную руку Тёмный проигнорировал, только посмотрел на неё с ещё большим недоумением. Ему давным-давно никто руки не протягивал – с чудовищами не здороваются, на них замахиваются мечом или пускают в грудь стрелу, чей острый кончик смазан ядом. Услышав об экскурсии, Румпельштильцхен слегка насторожился: от этого слова явственно попахивало миром без магии. Именно там водили экскурсии по музеям и показывали людям экспонаты давно канувшей в прошлое древности. Как интересно.
Сузив глаза и постукивая по полу носком щегольского сапога, Румпельштильцхен дослушал гостя до конца. Что-то в имени царапнуло слух; возможно, с этим именем что-то было не так, или оно не являлось истинным. Сейчас Тёмный этого не знал, но время – и волшебство – покажут.
Стоило Винсенту умолкнуть, как по зале разнёсся смех – тот самый, который он слышал ещё до того, как войти. Румпельштильцхен затряс спутанными кудряшками, откровенно веселясь и чуть ли не прыгая вокруг собеседника:
- Ты думаешь, что это игра? Что я – балаганный шут, кривляющийся за деньги или по зову души? – Он оказался за спиной у Винсента и шепнул ему на ухо:
- Представь себе, дружок, это магия. Самая настоящая магия превращения соломы в золото. А ты? Из какого ты мира? – На миг у Румпельштильцхена пересохло в горле. Что, если таинственный и недоверчивый незнакомец прибыл из того самого мира без магии, и где-нибудь неподалёку открыт портал? Тогда
Однако Румпельштильцхен немедля отмёл эту мысль. Даже если он найдёт такой портал и бросится в него сломя голову, это необязательно приведёт его к сыну. Их разделяет не только пространство, но и время. А значит, Проклятье было и остаётся лучшим средством достижения цели. И плевать, сколько людских судеб порушится в процессе – жалкие смертные людишки Румпельштильцхена мало интересовали.
Отойдя от Винсента, маг живо поинтересовался:
- А что ты скажешь… на это? – В поднятой ладони загорелся ровный, круглый, потрескивающий белыми искрами рыжий огонёк. Непохоже было, чтобы Румпельштильцхен пользовался какими-то подручными средствами для создания огня. Смешно округлив губы, Тёмный дунул на огонёк, тот сорвался с его пальцев и поплыл к гостю.
- Не бойся, - ухмыльнулся Румпельштильцхен, наблюдая за своим творением. – Он не обожжёт, если только я не отдам такого приказа.
Он знал, что в мире без магии – блёклом, лишённом этой невероятной силы, которой был пропитан воздух Зачарованного Леса, - живут абсолютные скептики, способные списать на фокусы даже откровенные чудеса. И там – Румпельштильцхен предвидел – это будет чувствоваться органично. Но здесь, в его владениях, не верить в волшебство? При мысли об этом Румпельштильцхен ощутил себя даже немного оскорблённым.

[nick] Rumplestiltskin[/nick][icon]http://s8.uploads.ru/t/HiZhx.png[/icon][sign]If I have to choose between everyone else and me, me wins every time.[/sign]

+1

6

Мастер пребывал в лёгком замешательстве. Его странный собеседник кривлялся, похоже всё ещё играя свою роль, ну что ж, пусть.
— Магия. Магия делает из соломы золотую нить и.. что вы делаете потом? Шьете одежду? — он опустил руку, делая шаг в сторону. Румпельштильцхен не оценил жест приветствия и повелитель времени не будет настаивать. Пока нет.
Этот странный человек защищает свой чудесный уголок, как бы птица защищала гнездо, Мастер понимает. Его самого бросило бы в злую дрожь, если бы кто-то не верил в существование темпоральной энергии, путешествий во времени и потрясающе быстрой регенерации.
— Огонь? — Мастер инстинктивно отшатнулся. Сейчас он Винсент, некий человек, заблудившийся на месте проведения экскурсии. Его испугало бы пламя, а Мастера - позабавило. Приходится играть роль, чтобы удерживать контроль на пути достижения цели. Конечно в планы повелителя времени не входила встреча с каким-то безумцем, облепившим свое лицо золотистым гримом.
У него и зубы золотые, или просто плохие. Лучше не приглядываться. Во-первых это не прилично, во-вторых.. омерзительно, изучать детали чужой внешности, которые не привлекают внимание в плане симпатии.
— Я бы хотел посмотреть дом. Ваш.. этот замок, если вы не против. Я проделал долгий путь и не хочу уйти ни с чем, — Мастер начинал раздражаться. Ему некогда стоять на одном месте, нужно проверить информацию, взять полезную вещицу, если такая здесь найдётся, и отправляться домой. У незнакомца слишком богатая мимика, это пугает.
Ничего не говоря, повелитель времени поводит плечом, требуя от странного типа убрать наконец огонь. Людям неприятно, когда возле их лица размахивают чем-то опасным, пора прекратить демонстрацию фокусов и заняться делом.
— Вы знаете это место очень хорошо. Вижу по вашим умным глазам. Прошу, сопроводите меня, господин Румпельштильцхен, —. Ну и странное же имя у этого чудака. Повернувшись к золотому человечку спиной, Мастер презрительно хмыкнул в ладонь. Ужимки Румпельштильцхена сводили повелителя времени с ума, эти взмахи руками, движение глаз, губ. Только Мастер может кривляться, нет, он позволяет себе устраивать шоу.

+1

7

- Нет, не шью, - Румпельштильцхен поморщился в ответ на вопрос Винсента или как там себя назвал этот недоверчивый незнакомец. – Зачем мне шить из золота, дружочек? Золотом расплачиваются за всё в этом мире, - провозгласил он, воздевая кверху палец, увенчанный чёрным ногтем, - а я буду шить из него! Смешно, не находишь? – доверительным тоном сообщил он собеседнику, играя жестами с огнём, который так тому не понравился. Похоже, Винсент всё ещё думал, что находится в… в… цирке – Румпельштильцхен щёлкнул пальцами, найдя нужное определение, и, хихикнув, покачивающейся походкой направился к своей прялке. Интерес к Винсенту он ещё не утратил, но не собирался показывать это слишком явно.
- А с другой стороны, ты подал мне любопытную идею! – круто развернувшись на каблуках, жизнерадостно проговорил Тёмный, глядя на гостя поблёскивающими и полными насмешки глазами. – Займусь на досуге шитьём! Тоже недурно, а то ведь можно ткацкий станок наколдовать и соткать полотно! Или даже целый гобелен – все стены украшу, буду жить, как султан благослове-е-енной, - пропел он фальцетом, - Аграбы!
Посмеиваясь, Румпельштильцхен уселся за прялку. Следующая реплика Винсента заставила его обернуться, недоуменно приподняв едва различимые на чешуйчатом лице брови.
- Что? Посмотреть замок? Сопроводить тебя? – Взмахом руки потушив огонь, Румпельштильцхен хмыкнул. – Вот ещё, сам пройдёшься! Я занят. Радуйся, что я не в таком дурном настроении, чтобы превратить тебя в жабу! А у меня в замке интересно, только ходи аккуратнее, в некоторых коридорах стоят магические ловушки, - словоохотливо поделился Тёмный, - там тебя может располовинить, на части порезать, во что-нибудь превратить,  распылить... или просто повиснешь в паутине, как большая недовольная муха! Наверх по винтовой лестнице в башню нельзя, там моя лаборатория с зельями, ещё прольёшь что-нибудь! Внизу подземелья, где я иногда держу пленников. Смотри там в железную деву не залезь случайно!
Посчитав на этом разговор законченным, Румпельштильцхен ухватил пучок соломы, превратил его в шерсть и стал подавать нить прялке, не забывая сучить её в своих умелых, жёстких пальцах. Его внимание целиком перешло на процесс создания золотой нити. Как только одна золотая катушка была полностью готова – обмотана нитью, - Румпельштильцхен снял её и бросил в ведёрко. Затем возобновил работу с новой катушкой. Не глядя, через плечо поинтересовался с ехидцей:
- Что, всё ещё не веришь, что это магия? Что это настоящее золото? Возьми, посмотри. Можешь даже, - Румпельштильцхен заливисто хихикнул, тряхнув волосами, - на зуб попробовать! Кстати, - он поиграл бровями, - про железную деву я пошутил. Предпочитаю магией пытать.

[nick] Rumplestiltskin[/nick][icon]http://s8.uploads.ru/t/HiZhx.png[/icon][sign]If I have to choose between everyone else and me, me wins every time.[/sign]

+1

8

Этот Румпельштильцхен явно издевается над ним сейчас. Говорит про расплату золотыми нитками (неужели местные деньги утратили платежеспособность?), потом и вовсе собирается шить из этих ниток. Мастер начинал терять терпение. Он прибыл сюда, чтобы проверить информацию о местонахождении в этом замке некого полезного устройства, но кроме ряженного сумасшедшего здесь похоже ничего нет.
Осмотреть дом все-таки следует. Повелитель времени не мог просто оставить всё так. Он хмыкнул на слова о султане и хлопнул в ладоши.
- Превратить меня в жабу? Помилуйте. Я итак вежлив с вами, господин Румпельштильцхен. Очень вежлив. Железная дева? Даже не сомневаюсь, в ваших пыльных владениях, - владения он выделил в кавычки, не забыв ехидно показать их в воздухе пальцами. – Найдется и не такое. Магия в книгах и в умах отсталых людей.

Его слова прозвучали жестоко. Мастер не испытывал мук совести. Он смело подошел к поскрипывающей прялке и опустил ладонь на колесо. Придирчиво осмотрел ведерко с золотыми катушками, взял одну, подбросил на руке и положил обратно. Румпельштильцхен верит в то, о чем говорит. Очень уж складно он ворочает языком. Сумасшедший. Мастеру немного жаль его и потому он снисходительно шепчет, небрежно обводя ладонью рабочее место человечка.
- Я хочу научиться делать золотую нитку. Хочу. Сможете научить? Моя семья будет рада увидеть, что я научился чему-то новому в поездке. Ну так что?

Повелитель времени поклонился. Ему по-прежнему все здесь казалось каким-то представлением. Если это проделки Доктора, Мастер заставит ее надеть старинное платье и пойти покупать кофе. Будет весело.
Браслет манипулятора на его запястье под рукавом подал едва слышный сигнал: агенту О пришло сообщение. Вряд ли от Доктора. Доктор слишком занята беготней по планетам, интрижками с коронованными особами и прочим идиотизмом. Мастер издал тяжелый вздох. Его собеседник слишком веселый (или кажется таким). Опасностью от позолоченного карлика не веет. Конечно, в своей новой регенерации Мастер был ростом как Румпельштильцхен, и все равно считал его карликом. Раздутое до размеров вселенной эго повелителя времени обратно не скукожить.

+1

9

Не глядя на дерзкого – если не сказать наглого – гостя, Румпельштильцхен певуче откликнулся:
- Ещё бы ты был невежлив, дорогуша! Уже бы квакал где-нибудь на болоте, а если учесть, - Румпельштильцхен небрежно пожал узкими плечами, разглядывая нить в своей ладони, - что я не вижу рядом с тобой твоей twu wuv, - чтобы произнести это, он вытянул губы в трубочку, - спасать тебя от бедствия поцелуем истинной любви - о да, истинной любви, будет некому! Абсолютно некому! Это печально, не правда ли? float:right
Слова Винсента о магии, явно направленные на то, чтобы уязвить, не достигли своей цели. Румпельштильцхен лишь хихикнул, словно услышал нелепую шутку, над которой всё-таки нельзя не засмеяться, и вновь тронул колесо. Даже несмотря на присутствие незваного гостя, прялка исправно выдавала золотую нить, а ведь Румпельштильцхен не сосредотачивался на процессе так, как положено. Дело в том, что у этой прялки был один замечательнейший секрет, а какой, Румпельштильцхен говорить не собирался – во всяком случае, не так называемому Винсенту.
Тем временем этот господин наконец-то соизволил сказать что-то занимательное. Ну конечно. Всё закончилось банально – просьбой научить делать золото из соломы. Ох уж эти просьбы обнаглевших посетителей, которых в конце концов устаёшь превращать в разных обитателей местной флоры и фауны! Скрип колеса стих, зато скрипнул табурет, когда Румпельштильцхен вместе с ним повернулся к гостю и, издав очередной смешок, со шлепком уронил руки на колени.
- Что я слышу? Ты хочешь творить волшебство? А как же, - наморщив лоб, Тёмный изобразил гримасу притворного удивления и даже головой покачал, - то, что магия для отсталых людей? В чём дело, Винсент, - подчеркнул он имя гостя, - ты больше не хочешь быть, - он вскинул руку и пошевелил пальцами, словно подбирая уместное слово, - прогрессивным?
Не дожидаясь ответа, Румпельштильцхен торжественно провозгласил, подняв и вторую руку:
- Что ж, так тому и быть! Вот только вопрос, - он упёр палец прямо в Винсента, не сводя с него полных ехидного любопытства, блестящих глаз, - что я получу взамен? Каждая магия имеет цену, а в особенности, - понизив голос, он сделался заметно серьёзнее и сразу растерял всю свою кажущуюся фальшивую беззаботность, - магия Тёмного.
Воздух в комнате как будто сгустился и похолодел.

[nick] Rumplestiltskin[/nick][icon]http://s8.uploads.ru/t/HiZhx.png[/icon][sign]If I have to choose between everyone else and me, me wins every time.[/sign]

+1

10

Поцелуй истинной любви? Мастера бросило в дрожь при слове любовь. Его не тронуло превращение в лягушку, какие-то сказки рассказывает человек за прялкой, Мастер был на грани гибели, был бестелесным созданием, и ему не страшна такая суть. Он не умрёт и не исчезнет, пока в сердцах жива жажда жизни, жажда преследования. Разве можно, проделав путь длиной в несколько тысяч лет, вдруг остановиться? Нет. Никогда.
Он, окутанный ненавистью и раздражением к каждому новому слову Румпельштильцхена, отвёл от себя его руку, кивая.
Согласен научиться прясть золотую нить, как бы бредово это не звучало.
Согласен на сделку. Вряд ли разодетый в старинные шмотки безумец по-настоящему владеет магией.
Тёмный? Мастер опустил голову, зажимая ладонью свой рот. Смешок за смешком вырывался из его груди. Надо же было встретить такого чудака! В старом замке наверняка огромная библиотека и этот тип днями напролёт читает книги. Какая его любимая?
Мастер даже не сомневается, что книга сказок. Ни на одной из посещенных планет жители не говорили о магии, не вращали так бешено глазами, не верили в ту чушь, которую произносят. О да, повелитель времени не зря пришёл именно сюда, если не найдёт в доме чего-то ценного, то хоть повеселится в обществе господина Румпельштильцхена. Поцелуй истинной любви.
Только в глупых сказках кто-то целовался с лягушкой. Сказки людей, они для детей, потому что взрослые знают — любви не существует. Есть желание, интерес, кратковременная похоть, одержимость. Этим люди больны, как и он сам иногда.
Любви не существует.

Похолодевший воздух будоражит его, напитывал злобой. Мастер встрепенулся, сбрасывая с себя остатки сомнений, и снова цепляя к лицу наспех слепленную маску. Винсент. Кто такой этот Винсент, что даже ряженый идиот сомневается в нем. Совершенно правильно.
— Что я могу дать вам взамен? Простите, я смеялся не над вами. Это.. Нервное. Работа накладывает свой отпечаток.

Ложь. Мастер всего лишь устал притворяться. Образа агента достаточно для него, а новые лица, сценарии и хлипкий набор качеств — раздражают, бесят, зарождают в сердцах бурю, исход которой будет разрушительным.
На мгновение Мастер теряется. Он смотрит глазами Винсента на позолоченного мужчину, верит наивным сердцем человека в сказочную магию, а сам чувствует в назвавшемся тёмным нечто родственное. Есть в вертлявом Румпельштильцхене то, что есть и в самом Мастере, нужно только присмотреться.

+1

11

Смех так называемого Винсента нисколько не затронул и не оскорбил Румпельштильцхена. Сколько раз он сам, сидя в этом пустом, холодном замке, где порой на верхних этажах свистел ветер, проскальзывая ужом через лопнувшие оконные стёкла, - сколько раз смеялся, будто сумасшедший, за которого его принял не верящий в магию пришелец? Каждому свой повод для смеха. Румпельштильцхен и сам хихикнул, представляя картинку из будущего: Спасительница с её светлыми локонами, дитя истинной любви, будет столь же упрямо отталкивать от себя все свидетельства чудес, которые ей попытаются сунуть под нос в Сторибруке. Какая ирония, что сейчас этот «Винсент», можно сказать, отрепетировал перед Румпельштильцхеном будущее поведение Эммы Свон!
- Значит, сомневаешься, что можешь дать мне что-то взамен? – Всё ещё хихикая, но в отличие от незваного гостя, даже и не думая извиняться за своё веселье, Румпельштильцхен легко вскочил с табурета. Груз двухсот семидесяти лет, прожитых им в Зачарованном Лесу, совсем не чувствовался – благодаря магии энергия так и расходилась от Тёмного во все стороны. Да и воздух как будто полегчал и стал теплее.
- А ты хоть знаешь, что обычно требуется такому существу, как я? В ваших глупых не-волшебных книжках пишут о подобных вещах – или всё только материальное, скучное, то, что можно пощупать руками или увидеть глазами? – Румпельштильцхен выпучил глаза на собеседника и медленно обошёл его кругом. Встал у него за спиной так близко, как, вероятно, к Винсенту стояли разве что любовницы – если таковые у него были, или он вообще не предпочитал мужчин. Тёмный в своей долгой жизни сталкивался со всяким, ничему не удивлялся и мало что осуждал. Кроме разве что родителей, бросивших своих детей.
- Мне, дружочек, обычно требуется что-то… дорогое, - шепнул Румпельштильцхен на ухо Винсенту, отстранился и с шаловливой улыбкой хлопнул в ладоши: - Но не факт, что ты прихватил это «дорогое» с собой! Значит, ты пообещаешь мне… услугу. Смотри, - в его руке прямо из воздуха сам собой соткался контракт – свиток пожелтевшего от времени пергамента, заполненный чёрными буквами, похожими на изогнувшихся в разные стороны, скорчившихся в различных позах червяков. Ухмыляясь и демонстрируя гостю частично чёрные, частично жёлтые от золотой пыльцы зубы, Румпельштильцхен взмахом свободной руки материализовал перо – самое обыкновенное и вопиюще не-волшебное с виду гусиное перо.
- Захочешь подписать контракт – и чернила на кончике тут же появятся, - протягивая договор Винсенту, Румпельштильцхен испустил мяукающий смешок, склонив голову набок. – Ну как, сделка?

[nick] Rumplestiltskin[/nick][icon]http://s8.uploads.ru/t/HiZhx.png[/icon][sign]If I have to choose between everyone else and me, me wins every time.[/sign]

+1

12

— Сомневаюсь, что у меня найдётся что-то ценное для вас, — играть так играть, и пусть игра будет стоить свеч. Винсент, так себя пока решил называть повелитель времени, вытянулся в струну, когда эффектный собеседник вдруг подскочил со своего места.
И оказался слишком близко, прямо за спиной. Дыхание словоохотливого чудака, казалось, просачивалось к коже сквозь одежду слишком.. интимно. Мастер бы расхохотался на это, но Винсент смутился.
От шепота на ухо, мяукающего голоса, он втянул голову в плечи и поднял руки, прижимая их к своей груди в жесте защиты. Нет, опасности он не чувствовал, наоборот, был в какой-то степени очарован позолоченным чудаком. Ну и харизма у человека, напор и страсть. Одержимость своим любимым делом? Может быть.
Повелитель времени позволил своей маске показаться попавшейся в ловушку сладких слов.
— Что-то дорогое. Нет, к сожалению я не любил в детстве сказки, не слушал, не помню, что зловещие волшебники просили взамен на свою услугу. Половину царства и принцессу? — он добродушно и как-то глупо усмехнулся. Да, что-то сказочное все-таки помнит.
Напряжение исчезло из воздуха, стало тепло. Винсент даже пожалел о том, что собеседник отстранился. Рядом с ним было опасно и прекрасно.
Свиток взялся словно из ниоткуда. Развернулся с сухим скрежетом, раскинулся во всю длину. Винсент поправил сумку на своём плече, сбрасывал с себя мимолетное наваждение. Значит сделка. Этот человек в старом костюме "научит" его делать золото из соломы, но начнётся всё после подписания вот такого договора.
— Хорошо, я согласен. Если я прямо сейчас подпишу этот документ.. — Винсент взял перо и договор. Затоптался на месте, отыскивая поверхность, куда можно пристроить бумагу. Стол подойдёт. Стол вообще много для каких вещей подходит.

Мастер забыл о своей первоначальной цели прибытия. Ему стало настолько весело, что он позволил себе увлечься занятным приключение. Почему бы и не поддержать таоантливое представление скучающего в старом замке человека. Мысли Румпельштильцхена повелитель времени не трогал, ни к чему это, когда итак окружающее пространство дрожит и прогибается от его напора. Природный ли это дар, харизма, или, к черту, та самая магия - не важно. Можно отпустить дела и наслаждаться красочным представлением, от которого быстрее бьются сердца.
Азарт берет верх.
Винсент гладит бумагу кончиками пальцев, глядя на смеющегося волшебника. Чернила на кончике пера.

Отредактировано Dhawan!Master (2022-07-27 21:50:19)

+1

13

Румпельштильцхен покачал головой, услышав про полцарства и принцессу; улыбочка, при виде которой те же принцессы испуганно отшатывались, а принцы выхватывали мечи, не сходила с его лица. Винсент уже потихоньку начинал избавляться от своих глупостей и становиться ручным; того и гляди, уверует в магию, а Тёмному, запертому посреди своих сокровищниц с перепутавшимися золотыми нитями, любое развлечение казалось сейчас ценным. На сердце у него на самом деле давно скребли кошки – один из постаментов украшала надбитая фарфоровая чашка, молчаливо свидетельствуя о том, что кто-то пил из неё чай и сделал не просто предметом, а своим талисманом. И коридоры замка всё ещё помнили смех Белль, её проворную метлу, негромкий звук её шагов. Румпельштильцхен старался не помнить – и отвлечься на всё, что угодно. Даже на чужака, с которым собирался заключить контракт, даже толком не зная, кто это такой. Что ж, как только на пергаменте выступят буквы имени, станет ясно, Винсентом зовут нового знакомого или нет; тот вознамерился притворяться, но ведь и маг кое-что для него припас! Пока что Винсент ускользал, несмотря на то, что явно поддался волшебству Румпельштильцхена, а тот вился вокруг него и заглядывал в лицо. Сделка, как обычно, расставит всё по своим местам.
- Да, дружочек, да, можно подписать на столе, - кончик длинного серого языка высунулся между губ, словно дразнясь, и тут же исчез обратно, - если, конечно, очистить его от пыли, забытого сервиза и всякого хлама, а можно… О! Вот так, - Румпельштильцхен резко повернулся на каблуках, подставляя свою узкую спину в золотом жилете и чуть наклоняясь, в то время как свиток с шуршанием простёрся – нет, не до пола, что оказалось бы эффектнее, а до коленок Тёмного. – Ручаюсь, ты ещё не подписывал бумагу у кого-то на спине? – Он чуть тряхнул волосами, испуская уже знакомый Винсенту смешок, походивший на что-то среднее между блеянием козы и кошачьим мяуканьем, и с заразительным весельем прибавил: - Это всё равно что автограф давать! Признаться, как-то раз у меня чуть не потребовали автограф, узнав, кто я такой. Было невероятно смешно, потому что я, разумеется, знаменитость, но не до такой же степени! И эту историю я расскажу позже, - уточнил он, - когда ты подпишешь контракт, дружочек, и сядешь за мою замечательную прялочку!
Румпельштильцхена действительно кое-что веселило, а именно, мысль о том, как Винсент в будущем попытается сесть за какую-нибудь другую прялку и наделать золота из соломы. И разумеется, у него ничего не выйдет, потому что настоящего рецепта «приготовления» золота из соломы он не получит, а та прялка, что стояла сейчас в углу, была волшебной, и на ней что ни делай, в любом случае вышло бы золото.
Очаровательная лазейка в договоре, и ведь ни одна буква нарушена не будет. Всё как любил Тёмный – маленькие хитрости, маленькие тонкости.

[nick] Rumplestiltskin[/nick][icon]http://s8.uploads.ru/t/HiZhx.png[/icon][sign]If I have to choose between everyone else and me, me wins every time.[/sign]

+1

14

Винсент обомлел и повелитель внутри него тоже. Ещё несколько минут назад их беседа с обитателем замка грозила обернуться скандалом (или превращением в лягушку, как предупреждал Румпельштильцхен), сейчас же странный человечек казался очень радушным, даже спину свою предложил вместо поверхности стола.
Он бы ещё встал на колени, умоляя явившегося к нему гостя остаться, потому что в выпученных глазах этого человека плескались знакомые любой живой душе чувства. Тоска, одиночество.. Боль?
— Хорошо. О, ваша спина и правда удобнее стола, — Винсент склонился над пергаментом, отвешивая похвалу прямой спине услужливого человека. Сохранить осанку в современном мире стало сложно: книги, электронные устройства, Винсент во время жизни в городе постоянно видел людей, склонившихся крючком над своими экранами. Точно рабы, и когда-то такая зависимость сыграет с ними злую шутку, о, непременно, у Мастера был план. Губы разъехались в улыбке.
Мысли ушли прочь отсюда, пока рука машинальным жестом оставляла чернильные следы на раскинувшемся пергаменте. Ничего же не случится, если Винсент поставит на бумаге глупую подпись?

Румпельштильцхен все-таки чудак. Он подражает голосам животных, то мяукает, то блеет козой. Винсент лишь вздохнул на это и поднял перо от бумаги, глядя прямо перед собой.
— Всё готово, можете подниматься. Вы устали наверное, — он хотел бы добавить "в вашем возрасте..", но благоразумно удержался. Кое-какие правила вежливости Винсент, как не человек, знал. О, и даже больше! Правила составляли всю его жизнь, от правил хорошего тона, до правил поведения с опасным и несущим выгоду противником. Полезные качества, полезные свойства того, кто хочет всегда побеждать.
Винсент отошёл от подставившего спину человека, осматриваясь. Стены оставались в прежнем положении, с потолка ничего не упало и не грозилось рухнуть на голову незадачливого гостя, и тогда Винсент успокоился. Над словами об автографе он добродушно посмеялся.
— Вы все-таки знаменитость? А ведь отрицали это. Ничего, я понимаю. Когда ты известная личность, внимание поклонников может быть очень раздражающим, — он не ошибся. Позолоченый тип играет свою роль и только что в этом признался. Винсент участник его представления, осталось дождаться, когда стадия подписания длинной бумаги перейдёт в стадию обучения созданию золотой нити.

Галлифрейские имена невероятно длинные и вычурные. Они несут в себе память предков, информацию о знатности хозяина имени, и, как правило, не называются первому встречному.
Имя почти так же интимно, как разговор о регенерации, потому повелители времени намеренно укорачивают свои имена, берут другие, или вовсе предпочитают не представляться.
Имя конкретного повелителя времени, прожившего не одну тысячу лет, состояло из почти трех десятков символов и начиналось на Д, а "Д", согласитесь, совсем не "В". Не Винсент. И не Мастер.

+1

15

Румпельштильцхен был чрезвычайно терпелив, иначе не предложил бы свою спину в качестве стола для чужака. Но как удержаться от такого завлекающего маневра? Тёмный неплохо играл в шахматы – пожалуй, очень даже неплохо, - и знал, что порой нужно применить не просто тактический приём, а оригинальный тактический приём, которого соперник не ждёт. Который непременно застанет его врасплох. То же и в сделках. Есть неуловимый барьер, отделяющий человека от готовности подмахнуть желтоватый пергамент скрипучим пером, и Румпельштильцхен охотно помогал клиенту преодолеть этот барьер. Ну, а потом было уже поздно: шах и мат!
Услышав о предполагаемой усталости, Румпельштильцхен испустил смешок и, выпрямившись, проворно развернулся на каблуках своих высоких сапог к гостю. Насмешливо блестящие глаза, порывистые движения и вся энергия, сочившаяся от невысокой узкоплечей фигуры мага, буквально кричали о том, что ему неведома усталость. Кто ещё смог бы не спать ночами в течение многих десятилетий, как не Тёмный?
- А ну-ка, дай это сюда, - протянув руку, Румпельштильцхен скогтил контракт и жадно пробежал его глазами, спустившись к подчёркнутой строке. После чего весело и звонко рассмеялся, подняв свиток выше, к самому лицу. Вот оно что! Истинное имя! Разумеется, это было не «Винсент»! Разве мог Румпельштильцхен ошибиться?
Самодовольно улыбаясь, он помахал рукой, и зажатый в ней свиток исчез, направляясь в хранилище, где лежали все незавершённые договора. Уничтожал их Румпельштильцхен только после того, как обе стороны выполняли свои обязательства, и пергамент становился бесполезным.
- Так! – вновь повернувшись к гостю, Румпельштильцхен с сухим звуком хлопнул в ладоши и деловито провозгласил: - Теперь очередь за мной! Садись к моей прялке, дружочек, сейчас мы с тобой познаем благородное искусство превращения соломы в злато! Да, вот сюда, на этот табурет; он маловат, конечно, но и ты не слишком большой. Смотри, для твоего удобства я превращу вот эту корзину соломы в шерсть, - по длинным тусклым соломинам немедля побежали синие искры, и началось эффектное превращение, - сначала ты научишься так, а потом попробуешь связывать соломины друг с другом и так подавать прялке! О, не бойся, - Румпельштильцхен сыпал словами, как горошинами, и беспрестанно жестикулировал, оживлённый, говорливый, довольный собой, - магия не позволит всему этому рассыпаться прямо у тебя в руках! Самое главное – это вызвать её, - мгновенно указательный палец правой руки Тёмного взметнулся вверх, и, тряхнув волосами, он ещё более торжественно объявил: - Но как только волшебство заструится из твоих пальцев, всё пойдёт как по маслу!
Завершив эту речь, Румпельштильцхен уронил руки и, чуть наклоняясь к сидевшему на табурете гостю, уставился ему в глаза:
- Ты понял, дружок, я надеюсь? Ах да, - уже непринуждённо произнёс он, выпрямляясь, - как бы мне тебя поудобнее да покороче называть? «Винсент» уже не то, твоё настоящее имя чересчур длинное… А! – Он приложил всё тот же неугомонный палец к губам и весело блеснул глазами. – Может, я буду именовать тебя «Джомолунгма»?

[nick] Rumplestiltskin[/nick][icon]http://s8.uploads.ru/t/HiZhx.png[/icon][sign]If I have to choose between everyone else and me, me wins every time.[/sign]

+2

16

— Верю, верю вам. Усталость не для вас, — Винсент не чувствует себя пристыженным, ему огромных трудов стоит сдерживать себя, чтобы не засмеяться. Человек в старинной одежде готов подпрыгивать, лишь бы обернуть слово "усталость" против собеседника.
— Вы меня убедили. Всё в порядке. Я не скажу вам больше ничего такого, — он шутит, напряжённо наблюдая за когтистой рукой. На бумаге, которую она сцапала, появилось.. быть того не может. Нет. Что за технологии использует ряженый идиот? Мастеру не показалось. На бумаге появилось его имя, то самое имя, которое он не вспоминал уже несколько тысяч лет.
На радостного Румпельштильцхена он бросил ничуть не смущенный взгляд, сохраняя свою маску.
— Прялка. Да. Золотая нитка, — Винсент подошёл к прялке и сел за неё, занимая свои мысли догадками. Его имя знает только Доктор, больше никто. Никого не осталось из свидетелей прощания юного повелителя времени со своим именем. Мастер тогда прошептал имя ветру и оно улетело, на миг зашуршав в серебристой листве деревьев. Длинное, старательно подбираемое кузинами. Они сидели на кухне, пили травяной настой, толкали друг друга локтями и шептались как колдуньи..

— Кыш спать. Мал ещё, по Дому ночью бродить, — одна из старших кузин насмешливо подняла крючковатый палец. Мальчик чуть не расплакался.
— Посмотрите на него. Разревется сейчас, начнёт просить воды. Кто его таким воспитал? — ещё одна кузина, почти такая же по возрасту как первая, сердито смахнула со стола крошки тряпкой. Остальные женщины притихли. Каждой хотелось быть не при делах, ведь воспитывать младших членов Дома — ответственность. Темноволосый мальчишка с хорошим мудрым именем рос слишком прилипчивым.
— Вот как поступим, Джахошапат, — проскрипела первая кузина. Она поднялась из-за стола, сминая свои многочисленные юбки пальцами, и подошла к ребёнку. — Я расскажу тебе про Галлифрей. Одну историю. Ты послушаешь, закроешь глаза и будешь спать. Ещё раз увижу тебя ночью, выставлю за дверь.
Джахошапат надул щеки, а слезы всё равно выбежали из глаз. Ему страшно в своей комнате, там за окном сухое дерево веткой-рукой стучится в окно. Кузины ругаются, зато с ними не страшно.

Мастер вынырнул из раздумий, глядя в выпуклые рыбьи глаза чудака. Тот склонился к самому его лицу и можно почувствовать дыхание.
— Простите. Ваш листок обманывает. Меня зовут Винсент, а то что на бумаге, — он удивлённо и даже возмущённо вскинул брови. — Джомолунгма это гора. Не хочу чтобы вы меня так называли. Я уже назвал вам свое имя.

Стоять на своём в момент, когда всё трещит по швам, Мастер умеет. С пеной у рта он будет мазать кирпич кремом, выдавая его за вкуснейший торт, не обращая внимания на то, как кто-то прямо сейчас ломает о "свежую выпечку" зубы.
Добродушное лицо Винсента исказила гримаса. Он выставил перед собой руку, веля этим жестом собеседнику прекратить называть его как-то иначе, чем Винсент.

— Расскажи ему историю, сестрёнка. Он любит историю, спит потом и пузыри пускает носом, — рассмеялась одна из молодых кузин. — Я бы тоже послушала, если бы не дела.
Она страдальчески вздохнула. Мальчик почувствовал себя лучше. Он услышит историю, ему расскажут, а кузине нет. Она будет топить печку и ничего интересного не услышит.

+1

17

Слыша и буквально ощущая недовольство «Винсента», Румпельштильцхен опустил глаза и сделал вид, что он пристыжён – как же так, взял и раскрыл тайну, которую ему знать не полагалось! Правда, коварная ухмылка на губах совершенно не сочеталась с потупленным взором. Отчего становилось ясно, что Тёмный нисколько не раскаивается – если ему вообще ведомо раскаяние.
- Ну ладно, ладно, - вкрадчиво проговорил Румпельштильцхен, приятельски хлопнув по выставленной вперёд руке, - Винсент так Винсент. Какая разница, как мы будем называть тебя, дружочек, если мы условились никогда не произносить вслух, допустим, даже краткое «Джахошапат», - доверительным тоном продолжал Румпельштильцхен, делая пару шажков назад. И тут же деланно изумился, всплеснул своими небольшими когтистыми руками: - О. Я, кажется, уже это произнёс вслух?
И по всей зале звонкими подпрыгивающими золотыми монетками раскатился его смех. Перестав издевательски веселиться, Румпельштильцхен живо повернулся к собеседнику:
- Прошу прощения, я же обещал научить тебя прясть золото из соломы! Всегда держу своё слово… Винсент, - он подчеркнул это имя и вновь заухмылялся, расхаживая по зале. – Давай, начинай. Попробуй сначала хотя бы с шерстью что-то сотворить. А чтобы вышел результат, - Румпельштильцхен оглянулся и подмигнул собеседнику, - думай, беспрерывно думай о том, что ты делаешь! Ни единой мыслью не сбивайся с процесса! Считай, что это интеллектуальное испытание.
Сам он очутился рядом, хотя всего лишь за миг до этого находился в пяти шагах от «Винсента». В своих передвижениях Тёмный казался текучим, как вода, и неуловимым, словно змея.
- А моё дело – отвлекать тебя, - непринуждённо поведал он, - это тоже часть обучения! Чтобы ты приучился не обращать внимания на, скажем так, - Румпельштильцхен почмокал губами, - привходящие обстоятельства!
Не переставал жестикулировать, посмеиваться и гримасничать ни на минуту, Румпельштильцхен вспомнил кое-что:
- Ах да, я же не рассказал тебе, как я чуть не дал автограф. Презанятное было дельце! Иду я, значит, по своим «ужасным тёмным делам», - пискляво передразнил он кого-то, - и тут мне навстречу девушки. Пять или шесть, одна другой краше! Правда, в какой-то странной одежде, будто из другого мира выпрыгнули. Они что-то там бормотали, но я разобрал только «омномном» и «ящерка», решил, что сумасшедшие, - Румпельштильцхен покачал встрёпанной головой, изображая комичный ужас на лице. – Хотел переместиться от греха подальше, а они возьми да и окружи меня! Не успел я моргнуть, как одна вытащила пергамент, перо, и, задыхаясь от восторга, выпалила: «Автограф! Мне нужен твой автограф, Золотце!» Я понял, что они меня знают, - Румпельштильцхен захихикал, вращая глазами так, что казалось - вот-вот выпадут, - только под каким-то странным прозвищем! Здесь меня знают как Тёмного. Как чудовище. Как Крокодила, в конце концов! Но не Золотце, - Румпельштильцхен замахал широкими рукавами рубашки, как крыльями – казалось, сейчас взлетит. – А ещё одна хотела у меня волосок выдернуть – не иначе, для зелья какого-нибудь! Ну, кто, кто обращается так со злодеем?!

[nick] Rumplestiltskin[/nick][icon]http://s8.uploads.ru/t/HiZhx.png[/icon][sign]If I have to choose between everyone else and me, me wins every time.[/sign]

+1

18

Стоит ли верить чудаковатому обитателю замка, достоин ли он звания "хранитель секретов", или следующему случайному встречному выложит полученную от Винсента информацию?
Ты слишком много знаешь, подумал Мастер. Подумал бесцветно, буднично, никак не выделяя свои мысли. Зачем, если свидетели его тайн (но чаще ошибок) долго не живут.
— Я же просил, — требование в его короткой фразе прозвучало с обидой. Винсент просил называть себя Винсентом. Разве сложно выполнить такое простое условие? Называющийся тёмным тем временем веселится.
Винсент злится, но почему-то решает рассказать о своём прошлом, надеясь не сказать ничего лишнего.
— Не знаю как вы узнали моё.. имя. Я оставил его позади. Не хочу вспоминать. У вас ведь тоже есть такие вещи, о которых не хочется вспоминать. Так давайте не будем, — он только что злился, готов был рубить головы, и успокоился, будто на море наступил внезапный штиль. А Румпельштильцхен охотно перевёл тему с имени на плетение золотой нити.
— Сосредоточиться, говорите? У меня правда из простой шерсти получится нитка? — под болтовню суетливого маленького человечка Винсент взял кончиками пальцев нить. Немного колючая, не гладкая, и если протянуть её между пальцев, в воздух взлетят крошечные пылинки. Прясть, вязать и шить в его семье умели только женщины, Винсент за ними не подглядывал, потому что манипуляции с пряжей были чем-то тайным.
Он и сейчас, просто держал в руках нить, слушая живописные росказни волшебника.
— Омномном? — тут Винсент не выдержал. Выпустил нитку из пальцев, смеясь. — А сфотографироваться те девушки с вами не хотели? Фото на память лучше автографа.

Золотой человек замахал руками, что повергло его гостя в очередной приступ смеха. Винсент стучал по колену рукой и смеялся, забывая о создании золотой нити и вообще о процессе плетения. Что нужно делать с этим большим колесом? Он оперся о него ладонью, смаргивая слезы смеха.
— Вы такой смешной. В следующий раз обязательно сфотографируйтесь со странными людьми. Волосы не давайте, мало ли что. Ребёнка тоже не делайте, даже если очень попросят. Да! Да. Бывает и такое, — Винсент наставительно поднял палец. В уголках его глаз блестели слезы. О, да. Как со злодеями только не обращаются. Пленят на сотни лет, ограничивают силу, пытаются убить. Да этот мир погибнет, не вмешивайся в дела всеми любимого героя амбициозный злодей. Баланс должен быть соблюден и в этом.
— О, простите. Вы насмешили меня. Смогли отвлечь от работы, и я не против. Расскажите что-нибудь ещё.

+1

19

- Сфотографироваться? Думаешь, они прибыли из мира, лишённого магии? – чуть оживился Румпельштильцхен, изобразив затем раздумье. – Но откуда они знали меня? Удивительно! Я не настолько знаменит, чтобы в мире без магии у меня завелись поклонницы! Вполне вероятно, что это был какой-то волшебный мир, - рассуждал он, не забывая сопровождать слова жестами, которые так веселили «Винсента», - где я как-то ненароком запомнился, и… А, не важно!
Едва не подпрыгнув на месте, Румпельштильцхен повернулся на каблуках к своему гостю и заметил кое-что, отчего тонкие серые губы сложились в ядовитую ухмылку.
- Отчего же ты предпочитаешь мои рассказы прялке, к которой так рвался прежде? – Румпельштильцхен сделал шажок, другой, третий; теперь он был гораздо ближе к «Винсенту». – Уж не потому ли, что ты, не приведи высшие силы, не умеешь прясть? Ах, какая незадача, - Румпельштильцхен покачал головой и с сокрушённым видом приложил палец к губам. Закатил выпученные глаза, изображая очередное раздумье.
- Наша сделка заключалась в том, чтобы обучить тебя искусству прясть золото из соломы, но в ней не подразумевалось, - Румпельштильцхен вытряхнул контракт из воздуха заново и потыкал пальцем в мелкий, почти неразборчивый шрифт в самом низу, - что тебя придётся учить прясть с самого начала! Что ты этого не умеешь! А знаааачит, - пропел весёлый хозяин замка, - мы добавим к нашему договору небольшой, совсем малюсенький пунктик!
Он подхватил выпавшее опять же из воздуха перо, что-то начёркал на пергаменте и заставил тот вместе с пером исчезнуть.
- Не волнуйся, дружок, сущая безделица! Ты просто будешь должен мне маленькую услугу сверх договора. Ну, как если бы я налил тебе чашечку своего драгоценного магического чая, отдающего серенькими пяточками младенца мандрагоры, - Румпельштильцхен беззаботно подмигнул гостю и подскочил ближе, настолько близко, что почти нависал над сидящим на табурете «Винсентом».
- А теперь учимся прясть! Здесь нет ровным счётом ничего сложного, уверяю тебя, - Тёмный схватил пушистую горсть кудели, вытянул из неё ловкими пальцами кончик ровницы и пропустил её через отверстие у основания рогульки. – Так, а теперь, дружочек-пирожочек, накидываем ниточку на крючки и привязываем кончик к катушке, чтобы нить не сорвалась! Потом раскручиваем колесо, и прялка начнёт тянуть нитку из твоих рук...
Стоя за спиной у Винсента и чуть пригнувшись, демонстрируя, как оно должно происходить, Румпельштильцхен непринуждённо продолжал объяснять:
- Тебе остаётся только подкручивать нитку, сучить ее пальцами одной руки, следить за толщиной и не забывать о новых кусочках шерсти по окончании старых. Вот, смотри, дело пошло! Только аккуратнее, всё это происходит очень быстро, и пальцы лучше беречь, а то мало ли, - заботе Румпельштильцхена следовало доверять примерно так же, как бережным лапкам жёлтого, в золото паука, пеленающего свою жертву. Наклонившись над Винсентом и чуть ли не прошептав всё это, Румпельштильцхен резко выпрямился и зашагал прочь, к столу. В клубах сиреневого дыма на блестящей деревянной столешнице возник поднос с пузатым фарфоровым чайником, чашками, украшенными синими узорами, и прочими атрибутами хорошего чаепития. Даже блюдо с печеньем Румпельштильцхен не забыл.
- А я тут пока отдохну. Вспомнил о чае – и чая захотелось, ты смотри! Сделаешь первую золотую нить – можешь тоже присаживаться, - обернувшись, блеснул глазами Тёмный. – Так уж и быть, первая чашка бесплатно. Кстати, ребёнка эти девушки от меня не просили. Странно, - на его лицо как будто набежала тень, а затем он просиял:
- Так они не успели! Видел там, в прихожей, огромный букет роз в вазе? Бедняжки даже завизжать не успели, пока я их превращал!
И вновь по зале раскатился-зазвенел его смех.

[nick] Rumplestiltskin[/nick][icon]http://s8.uploads.ru/t/HiZhx.png[/icon][sign]If I have to choose between everyone else and me, me wins every time.[/sign]

+1


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » Spin spin spin [ouat & doctor who]