пост недели от HENRY MILLS
Это, кажется, будет просто нереально. Он просто молчал, боясь на данный момент, сказать хоть слово. Читать далее...
А Карвер голодный холостяк!!!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Когда пишешь заявки, не забывай о ламах!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » фандом » ночные этюды


ночные этюды

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/400/142930.jpg

1.5; гостиница Ваншу

приятные разговоры за вечерним чаем могут перерасти и в желание расписать кожу подобно холсту, но для этого краски не обязательны.

Zhongli & Al Haitham ����

Отредактировано Zhongli (2022-09-05 20:51:48)

+3

2

Постоялый двор «Ваншу». Давненько Аль Хайтам не выбирался в подобного рода место. Занимая высокое положение при малом властителе Кусанали, мужчина практически не покидал Сумеру без особой весомой причины. Слухи дошли, что Моракс вознесся и явно грядут перемены, но в этих слухах стоило убедиться самолично. Листва шуршала, трава шептала о жизни и не скорбила о смерти. Словно ничего не произошло. Странно. Самый древний из архонтов будто не покидал Тейват, но говорят, в Ли Юэ по всем традициям его проводили. Организация Цисин теперь у руля.

Принеси мне добрые вести.

Он отправился без сопровождения в одиночестве. Учёный в состоянии самого себя защитить в пути. Ему не нужна помощь, помощь лишь станет обузой. Он пообещал своему архонту рассказать самые достоверные сведения и обговорить сотрудничество с Цисин. Заглянуть в местный книжный магазин. Являясь посланником из Сумеру, гостем с чужой земли, Аль Хайтам захватил подарки для Нин Гуан. Гостинцы состояли из шкатулка с пятью драгоценными изумрудами Нагадус и роскошными украшениями. До Ли Юэ осталось несколько часов пути, но уже темнело. Стоило заявиться в город по утру. Утро вечера мудренее. Ваншу идеальное пристанище для ночлега. Точка бескрайнего взора.

- Мне комнату на ночь, голубцы с грибами, свиной суп с бамбуком и рисовое вино, - сделав заказ и взяв ключи от комнаты, учёный пообещал, что спустится вниз, желая покушать внизу на свежем воздухе. С дороги он проголодался и не жалел моры на хорошую еду, кажется, на этом постоялом дворе всегда превосходно кормили. Он уже как-то посещал данное место и остался довольным, поэтому не сомневался в своём выборе.

Оставив походную сумку в комнате, Хайтам захватил с собой книгу. Он подумал, что после еды немного почитает перед сном на свежем воздухе. Очень полезно. Ему нравились живописные места и близь с природой. Много постороннего шума вечно отвлекало, поэтому он предпочитал уединения в одиночестве. Хайтам с полной ответственностью относился к своей миссии, поэтому не желал преждевременно концентрировать своё внимание на чем-то или ком-то не относящемся к делу. Сначала он завершит все вопросы с Цисин, а затем удовлетворит личные интересы. Посетит тот самый книжный магазин, погуляет по гавани. Завтрашний день практически распланирован, поэтому мужчина не собирался попадать в какие-либо внезапные приключения и не избрал ночного пути. Мало ли какие неприятности могут произойти. Поблизости руины, где обитает много похитителей сокровищ. Да, учёный вполне мог расправиться с ними, но это омрачит его путешествие. Лучше хорошо выспаться перед важной встречей.

Спустившись вниз, Хайтам не успел удобно разместиться на стуле, как тут же были доставлены блюда. Поблагодарив за своевременность и отложив книгу на край, он принялся трапезничать. Одежда выдавала в нём жителя чужой страны, поэтому не сложно было догадаться, что он не из Ли Юэ. На странствующего торговца тоже не сильно похож, да и тогда бы он скорее всего крутился возле палатки со своими товарами. Обычно на постоялом дворе разрешали торговать внизу, тем самым делая заведение более популярным и посещаемым. Книга учёного выглядела богато в переплете, имитированном под вьющееся растение, которое на обложке у центра соединялось с зеленым камнем. В камне светилось золотистое древо. Толстый том об артериях земли, который недавно попал в Академию для студентов в трех экземплярах. Хайтам изучал материал, ему не нравилось, что автор отступает от истинной цели и уходит со своими рассуждениями в легенды. Слишком много своего мнения. В Академии должна быть научная литература, а не книжки для детей со сказками древних цивилизаций.

+2

3

Постоялый двор Ваншу располагается на очень выгодном месте: на подступах к гавани Ли Юэ, куда сходится много дорог, и путники если не остаются на ночь, то опустошают свои кошельки, оставляя звонкую мору в карманах владельцев, на прекрасно приготовленную еду или же достойный алкоголь. Вино, что подается в гостинице, может делиться на два вида: обычное столовое рисовое, которое обычно пьют за ужином, и дорогое выдержанное для тех, кто готов потратить больше, но насладиться изысканным вкусом, например, напитка выдержанного на цветках османтуса. К числу последних относит себя и самый обычный приглашенный консультант похоронного бюро по имени Чжун Ли, чей путь сегодня лежал через это прекрасное заведение, поэтому было бы неразумно не остановиться, чтобы вновь насладиться вкусом своего любимого вина.
С тех пор, как забота о регионе официально была снята с его плеч, Чжун Ли всё больше времени тратил на отдых. Ему нравилось прогуливаться по Ли Юэ, слушать разговоры других людей, пробовать разные вещи, фокусироваться на своих собственных ощущениях, отличных от постоянного контроля над всем и всеми. Вот только оказалось, что даже добровольно отказавшись от своих полномочий, бывший гео-архонт и один из Семерых так и не смог унять той самой горячки боя, в которой жил и до Войны Архонтов, и во время неё. Да и после, пока дела региона не пошли в гору, пока земли не стали спокойнее настолько, что сил адептов было достаточно для поддержания порядка. Вот только Мораксу было скучно, и делал он всё это отчасти в память о Гуй Чжун. Может быть, всё дело в том, что с богиней Пыли не было заключено никого соглашения или контракта, и это заставляло держать обещание, данное сердцем, а не в качестве равноценного обмена.

Но тягу к путешествиям Моракс почувствовал довольно давно, как и пробовал себя в приобретении облика обычных смертных. И после катаклизма пятьсот лет назад всё больше стал внимания уделять границам. Как с Сумеру, так и с Монштадтом. И если Барбатос, хоть и был порой беззаботным ветряным элементалем, был знаком ему ещё с времени Войны Архонтов, то новый дендро-архонт всё же вызывала желание проверить, так ли хорошо идут дела под её началом. Что привело к неожиданным последствиям, когда проверка границ вдруг закончилась визитом в огромную библиотеку, где Моракс в образе юного ученика встретился с различными учеными людьми.

Как давно это было? Детали визита в Сумеру легко поднимались из глубин памяти, кроме количества лет, когда это произошло. Поэтому, увидев вдруг среди одного из гостей Ваншу знакомое ему лицо, Чжун Ли не сразу решает подойти и обозначить своё присутствие. Но выглядит его старый знакомый так же, как и в день их встречи, поэтому удивить его своим чуть повзрослевшим обликом не получится. Моракс позволяет себе такую вольность, как замереть поотдаль и изучить взглядом и легкие светлые пряди волос, и изящный предмет на ухе мужчины, который имеет незримую связь с дендро-архонтом, и умиротворенное выражение лица, с которым тот пробовал различные блюда на вкус. Лежащая на краю стола книга же становится поводом подойти ближе, остановиться рядом, всем видом показывая, как жаль прерывать трапезу ради такого прозаичного вопроса.
- Прошу прощения… Господин Аль-Хайтам? – Чжун Ли бросает взгляд на книгу, а потом вновь смотрит на сидящего за столом мужчину. – Не думал увидеть вас на землях Ли Юэ, но очень рад встрече. Эта книга напомнила мне о той библиотеке в Сумеру, где мы познакомились. Если, конечно, вы помните этого скромного адепта.

Чжун Ли намеренно говорит о себе в третьем лице, чтобы напомнить о том статусе, который он подобрал себе во время того визита подобно маске, скрывающей его настоящее лицо.
- Если вы не против, я бы хотел составить вам компанию за ужином. Если, конечно, вы не ожидаете кого-то ещё или предпочитаете ужинать в одиночестве?

+2

4

Горячие блюда, потрясающий аромат волновали вкусовые рецепторы. Ученый собирается отведать еды, начиная с жидкого, но его отвлекают [прерывают непростительно внезапно]. В удивлении, мужчина поднимает взгляд, неторопливо, могло показаться - лениво. Снизу вверх, изучая ткань одежды пришедшего, решившего присоединиться к Аль Хайтаму. Наконец, зеленые глаза ученого упираются в лицо незнакомца, припоминая черты. Они уже встречались в Академии, давно, чтобы успеть измениться. 

- Господин Чжун Ли, если память не подводит меня, - отзывается ученый, кивнув на собственное имя. Занятная встреча на самом деле. Кажется, этот человек представлялся, как Чжун Ли адептом из Ли Юэ и что-то рассказывал про бюро ритуальных услуг. Выглядел слегка моложе или не сильно изменился? Ничего удивительного, адепты не изменялись тысячелетиями. Аль Хайтам не подмечает никаких странностей для себя, скорее наоборот, ему даже приятно увидеть знакомое лицо. Если изначально он был настроен скептически, когда его пытались отвлечь от чарующей еды постоялого двора, то завидев Чжун Ли он смягчился. В прошлый раз не удалось долго побеседовать, дела отрывали дела. Одно лишь ученый для себя подметил, что перед ним интеллигентный и образованный человек, разбирающийся во многих вещах. Они даже поддерживали недолго переписку, но это лишь листы бумаги с чернилами, а не личные встречи. Времени много прошло.

- Прошу присаживайтесь. Мне будет неудобно одному принимать пищу, поэтому хочу вас угостить, не отказывайтесь - он словно намеренно не расслышал, что мужчина сам предлагал присоединиться к его компании и скорее всего предполагал оплату, но раз ученый гость на этой земле, почему бы ему не угость старого знакомого? Он всегда был щедрым, мудрость в доброте. Подозвал помощника повара, - принеси всё, что пожелает мой друг.

Как только с едой разобрались и они остались за столом вдвоём, Хайтам решил подождать и не торопиться ужинать, пока не подадут блюда Чжун Ли. Вряд ли это займёт много времени, а остывшая еда не обжигает. Всё в порядке. Сложив пальцы рук в замок на столе, учёный смотрел в лицо старого знакомого. Он не любил отводить взгляд при разговорах.

- Вам нравится постоялый двор Ваншу? У него весьма любопытная история. Вы не единственный адепт, который здесь часто бывает, - он наслышан про истории гостиницы и местных слухах. Признаться, ему нравились места, которые хранят в себе секреты и память прошлых лет. Поговаривали, что и призраки тут водятся. Столько всякого загадочного и привлекательного для мимо проезжающих людей. Любопытно Чжун Ли тут надолго прописался или тоже куда-то путь держал? Видимо, он любил странствовать, если посещал Академию. Плюс он упоминал, что бывал в разных местах. Ученому интересно было знать больше про своего собеседника. А вот и блюда себя долго ждать не заставили, теперь они спокойно могут ужинать вместе. Лично повар доставил, кажется, он тоже был рад видеть Чжун Ли.

+2

5

Чжун Ли мягко улыбается, когда слышит своё выдуманное смертное имя из уст давнего знакомого. Удивительно, но тот запомнил не только, как выглядел адепт из библиотеки, но и не забыл, как он представлялся. Поразительная память, или всё же удалось тогда заинтересовать Аль-Хайтама чем-то из своих рассказов или рассуждений о древних рунах?

С того времени много воды утекло, и своё умение изображать человека Моракс отточил. Так он считал, разумеется, со стороны виднее. А в Сумеру первое время просто находился под видом адепта, хоть и рассуждал о работе в похоронном бюро, удобряя почву для своего отступления с роли архонта. Теперь же будет очень любопытно пообщаться с тем, кто знал его раньше. Может быть, получится расспросить, насколько Чжун Ли изменился?
– Да, всё верно. Ваша память не подвела. - Мужчина присаживается за стол напротив Аль-Хайтама, коротко кивая в знак благодарности: - Это очень любезно с вашей стороны угостить меня. Я с удовольствием приму ваше приглашение.

У Моракса не так много было любимых блюд, тем более, что людям порой не хватало терпения на то, чтобы готовить так медленно и вдумчиво, как он того бы желал. Поэтому он выбрал себе лёгкий салат и жареную свинину. Отказался от предложения попробовать новое блюдо с креветками, и приготовился ждать.
Но лучше всего ожидание скрашивают разговоры, а по вопросам Аль-Хайтама было понятно, что тот тоже хотел бы поговорить о разных вещах.

– Я часто бываю здесь, всё верно. - Моракс покачивает головой и ловит на себе внимательный взгляд собеседника, а потом чуть подаётся вперёд, понижая голос: - Прошу только не распространяться о моей природе здесь. Для всего Ли Юэ только один адепт любит жить в постоялом дворе Ваншу.

На мгновение в его глазах зрачок чуть меняет форму, но когда Чжун Ли отстраняется, становится неясно, показалось это или произошло на самом деле.
– Его имя Сяо, и он последний из Великих Якша, что сражались со скверной во имя Моракса. Или, как больше привыкли называть его за пределам Ли Юэ, Рекс Лаписа. К сожалению, окрестности постоялого двора до сих пор хранят в себе сгустки этой энергии, поэтому Сяо всегда готов прийти на помощь местным жителям. Правда, не берёт за это никакую плату, лишь порой принимает в качестве угощения миндальный тофу от местного повара. Любопытно, что гео-архонт погиб, а его верный адепт до сих пор выполняет его контракт, да?

Чжун Ли подпирает тыльной стороной ладони подбородок и смотрит на Аль-Хайтама с любопытством. Что из его слов покажутся наполненными двойным дном? Заметит ли что-то его собеседник? Порой, увлеченный разговорами, Моракс рассказывает о событиях давних времён так, будто был [а он действительно был] их свидетелем.

– Ещё говорят, что Ваншу - идеальное место для свиданий под светом Луны. И Сяо сам любит смотреть на неё с верхушки постоялого двора. А ещё - что это место было построено для него по приказу Цисин. Но кто же теперь расскажет, да? - Чжун Ли проводит пальцами по обложке книги на столе, и осторожно поворачивает её к себе: - А вы здесь по делам академического толка или просто туристический визит? Или… по личным делам? Неужели у вас запланировано свидание под Луной в Ваншу?

На этом неловком вопросе приносят еду, и Моракс прячет усмешку, делая вид, что очень занят своим аппетитным блюдом, а вовсе не рассматривает своего собеседника.
– Или же вас интересует смерть гео-архонта? Я помню, что вы говорили о своей приближенности к новому дендро-архонту.

Для Моракса она родилась совсем недавно, но для других дендро-архонт следила за регионом очень долгое время.

+2

6

Ох, какого вы обо мнения, оказывается. Любопытно.

Истории про Сяо многогранны. Про адепта из пяти знает почти каждый, кто гостит на постоялом дворе «Ваншу», местная легенда. Удивительно, что легенда обрастает новыми рассказами, люди любят сочинять. Они приписывают небывалые заслуги тому, кого могли даже не встречать, но в какую-то секунду на миг им показалось, что они якобы что-то видели. Человеческий разум таит в себе множество фантазий, в Академии изучают воображение и некоторые мудрецы уверены, что оно мешает просветленному уму. Чем больше фантазий у человека, тем дальше он от науки.

- Вы скромник, раз скрываете свою сущность, но хорошо, убедили - Хайтам загадочно улыбается, подражая своему собеседнику понижает голос, облокотившись на стол и тоже подавшись чуть вперед, словно они замышляют какое-то сомнительное дельце, - я не кому не скажу, кем вы являетесь. Пусть вся слава этого двора достается Сяо, ведь он заслужил. Дайте-ка подумать, а какова была его первоначальная цель?  Вы так красиво говорите, сражения со скверной. Сказки для людей. М-мм, я бы назвал его уборщиком. После Войны Архонтов осталось много злых духов, порожденных из убитых архонтов на войне. Они доставляли неприятности. Странная вещь. Люди под словом "война" представляют кровожадные бои, но для архонтов это была всего лишь игра за семь престолов. Всего лишь развлечение, а после этого развлечения осталась грязь, как обычно случается после всех вечеринок.

Хайтам хмыкнул и опрокинул в рот еду, кажется, он совсем забыл, что необходимо есть, заговорившись. Он относился к архонтам, как к людям. За некоторыми вовсе надо приглядывать. Они одинаковы. Просто кто-то сильнее, а кто-то слабее. Зависит от способностей и навыков. Любил порассуждать и поговорить с умными людьми. Предположение, что у него здесь свидание немного удивило. Неужели он похож на романтичного человека, что грезет посидеть под луной на крыше гостиницы? Таким его видит адепт? Или же у него у самого здесь проходят свидания? Правда, не успел Хайтам про это подумать, как в него прилетел очередной вопрос, более четкий, относящийся к делу.

- К сожалению, я не романтик по натуре, - вранье, Хайтам не желал этого признавать, но не романтичные люди так не разбираются хорошо в звездах, как он. По звездам можно предсказать, а ещё смотреть на них приятно, такие далекие и одновременно светят только для тебя, - смерть гео-архонта, тут вы в точку. Без сомнений это событие трагичное, но знаете, что любопытно? Не ощущается утрата. Артерии земли безмолвны, нет в их памяти смерти гео-архонта. Странно, да?

Ему стало интересно, а что думает по поводу смерти архонта его собеседник.

- Может по этой причине контракт всё ещё в силе и Сяо его исполняет. Вот вы. Почему исполняете контракт? - исследователь Академии доел тарелку супа, позволяя своему собеседнику подумать и сформировать мысли. Правда, пока он увлеченно ел, ему пришла в голову очередная идея, - хм, знаете, в моей комнате есть любопытные вещи. Хочу вам показать и спросить совета.

Звучало, как приглашение продолжить общение в комнате. Оставалось дождаться реакции. Этот адепт всё-таки больше знаком с традициями Ли Юэ, нежели странник из Сумеру. Его мнение весомо.

+2

7

Скромник? Если бы Моракс позволял себе проявлять больше эмоций на публику, он усмехнулся бы в ответ на это своё описание. Если адепт, скрывающий своё величие, скромник в глазах Аль-Хайтама, что же говорить о божестве, которое бродит среди смертных, не желая, чтобы его узнали. Интересно, что бы сказал мужчина из далёкого Сумеру, если бы узнал, кто на самом деле сидит за его столом? На мгновение даже стало любопытно рассказать ему правду, посмотреть на реакцию, а потом сказать, что это всё шутка. Тем более, что его знакомый решил спросить, почему же "адепт" продолжает выполнять свой контракт. И даже догадался, что Сяо исполняет свои обязанности не просто так… какой наблюдательный и любопытный молодой человек. Его знание сути артерий земли также вызывает интерес у Чжун Ли, так что он прячет его за тем, что отправляет в рот те или иные кусочки, ловко управляясь с палочками для еды.

– Сяо на самом деле заслужил хорошее отношение и ту славу, что о нём ходит. Если бы только он намеренно не избегал чужого общества, боясь отравить жизни тех, кто окажется рядом… к сожалению, это плата за то, что он является, как вы это назвали? Уборщиком после войны архонтов. - Чжун Ли наклоняет голову набок и всматривается в лицо собеседника, а потом прикрывает глаза, чтобы спрятать золотистый блеск в зрачках. - Развлечение для архонтов… вы считаете, что боги развлекались на войне? Что играючи расставались с жизнями? Не относились серьезно к этому? Может быть… для тех, кто не присутствовал лично в те времена, легенды о тех событиях и кажутся сказками для людей, легендами о сражениях, которые можно было бы заменить мирными переговорами?

Моракс складывает пальцы в замок и подпирает ими подбородок, всё же поднимая взгляд на Аль-Хайтама, а его спокойный до того голос вдруг приобретает глубокие нотки.
– Вы хоть раз сходились в поединке хотя бы с адептом? Ах да… вы же мирный исследователь из Академии, точно. - Мужчина поднимается из-за стола, как будто перетекает из одного положения в другое, плавно и уверенно, но в следующих его словах вновь только вежливое дружелюбие.
– Конечно, я с удовольствием проследую с вами в комнату. Возможно, я смогу дать вам несколько советов по поводу тех вещей, что вы хотите мне показать. Всё же… я старше, чем кажусь на первый взгляд.

Всю дорогу до комнаты, где остановился Аль-Хайтам, Чжун Ли рассуждает об отстраненных вещах, рассказывает и об окружающих их достопримечательностях, и о картинах в коридоре, и о том, из какого сорта дерева сделана межкомнатная дверь. Но стоит только этой самой двери захлопнуться за ними, с тихим вздохом мужчина бросает взгляд на пейзаж через окно комнаты, и позволяет усмешке скользнуть по губам.
– Вы и сам не тот, кем хотите показаться. Исследуете древние языки и руны, а по вашему телосложению видно, что вы искусный воин. Если бы я не хотел уйти от сражений, я бы предложил вам небольшой спарринг, тренировку способностей и проверку сил… но мы пришли сюда не за этим, верно? Что же вы хотели показать мне, Аль-Хайтам? - Моракс переводит взгляд на него, и раз уж они наедине, не маскирует вертикальный зрачок в своих глазах. Ведь явно совет требуется от "адепта".

+2

8

Бог - всего лишь слово. Кто-то возомнил, что он выше кого-то и решил себя так назвать, а по сути, просто наделен другим комплектом способностей. Известно, что человек обладающий глазом бога и проявивший себя ярко за свою жизнь, способен вознестись в Селестию и занять своё место среди божеств. Каждый может стать богом, обладая не заурядными талантами. Хайтам не считал богов чем-то особенным, они тоже подвластны времени, рождаются и умирают. Они не появляются из ничего, на их появление есть причина. Как и люди, они учатся жить, растут духовно. Их внешний вид способен отличаться от людей, но зачастую любят принимать человеческую форму, может потому, что находят себя близкими к такой форме жизни? Они ведь боги и не обязаны маскироваться, но что-то заставляет их это делать. Абсолютно на всё есть свои причины.

- Вы много подробностей знаете о Сяо, - подмечает исследователь, а на его лице отражается задумчивость, словно он анализирует и сопоставляет какие-то факты. Его собеседник адепт, какой именно? Адептов в Ли Юэ много, куда не пойди, случайно наткнешься, правда, чаще они предпочитают уединения в горах. Не сказать, что ученый сильно изучал природу гавани, но кое-какие моменты в его памяти отложились. О войне архонтов рассказывает так, словно присутствовал лично. Сигналы того, что адепт перед исследователем достаточно древний, как сам Властилин Камня, - играючи расставались с жизнями более слабых. Дети любят играть в безобидные игры, а взрослым тоже хочется развлекаться и они выбирают войны. В каждой игре есть победитель и проигравший. В войне аналогично. Победитель напишет историю, уточню, не совсем он, а свидетели. Легенды и сказки, люди сами для себя придумают под впечатлением от произошедших событий. Насколько всё достоверно? Неизвестно. Одну и ту же ситуацию, каждый человек по-своему воспринимает. Одну и ту же историю можно рассказывать по-разному.

Исследователь не собирался менять свою точку зрения. Упрям. Ему нравилось говорить о людях, истории и чаще разговор скатывался в философию. Правда, не с каждым на подобную тематику пообщаешься. Кто-то вовсе не восприимчив к таким разговорам и предпочитает что-то более поверхностное, не оставляющее след в памяти и не заставляющее мозг вскипать от размышлений. Зачем себя утомлять думами, когда проще выпить и лечь спать? Хайтам тоже собирался после еды провалиться в сон, но ему попался прекрасный собеседник. Даже сейчас они смотрели по-разному на ситуацию. Каждый в этом общении преследовал свои цели и на что-то рассчитывал. Они не могли думать одинаково, ведь разные. Чжун Ли согласился отправиться за ученым в его комнату. Чудно, Хайтам уже достаточно сыт.

По дороге адепт делился своими знаниями о достопримечательностях окружающих их, рассказывал про картины, которые они мимо проходили, когда поднимались наверх и даже про дверь рассказал из какого материала сделала. Хайтам слушал и не имел привычки перебивать, ему казалось это интересным. Оказавшись в комнате, которую мужчина из Сумеру снял, разговор сменил своё русло. Неожиданный поворот, неужели Хайтама уличили в чём-то? Он и впрямь не плохо сложен для обычного исследователя. Но зачем признаваться во всех своих грехах? От него этого не требуют.

- С удовольствием принял бы вызов на спарринг, но эта небольшая комнате явно для такого не предназначена. Боюсь, мы тут всё разнесем и владельцам не понравится, - хмыкнул исследователь и проследовал к шкатулке, которую нёс в гавань, предположительно для Нин Гуан, но ведь всё может измениться в один миг, - взгляните на это. Как думаете такие подарки достойны архонта? 

Почему он не сказал Воле Небес? Возможно, ему снова интересна реакция своего собеседника. Он ведь считал, что боги и люди одинаковые, то что должно нравится архонту, понравится и человеку, которого сравнят с богом. Разве не божественного величия желала Нин Гуан?

+2

9

Важно не то, что сказано вслух, а те слова, что не говорятся вовсе. Как и сейчас, Чжун Ли говорит о том, что Аль-Хайтам не похож на простого исследователя, но мужчина отвечает ему лишь на предложение о спарринге. Действительно, какая сила скрывается в его давнем знакомом, консультант похоронного бюро не знает, поэтому настаивать не будет, но любопытство всё же появляется в его мыслях. Особенно, когда озвучивается причина того, зачем они и поднялись в эту комнату: шкатулка с подарками.

Чжун Ли проходит вглубь комнаты, наклоняет голову над шкатулкой и пристально изучает её содержимое. Драгоценные камни, золотые украшения, один древний артефакт времён войны архонтов, хранивший память о песчаных бурях и проливающейся крови. О чёрных псах и об огромных металлических страхаж Каэнри'ах.

– Вот эта вещица была бы любопытна Воле Небес, - Чжун Ли накрывает ладонью россыпь камней, прикрыв при этом глаза, и позволив энергии потечь в его руки, – это руда осколков звёзд. С её помощью можно восстановить разрушенный во время недавнего нападения на Ли Юэ Нефритовый Дворец, поэтому Нин Гуан будет довольна получить его в дар. Руду осколков звёзд часто путают с кор ляписом, но есть один способ проверить её истинную природу.

Мужчина открывает глаза и скользит взглядом по фигуре Аль-Хайтама, пока не натыкается на его глаз Бога. Когтистая рука Чжун Ли потирает подбородок, его тело по привычке приняло получеловеческий облик, как только он принялся изучать родные ему по стихии камни, поэтому сейчас голову верховного адепта венчают золочёные ветвистые рога, а где-то за спиной на грани видимости изгибается хвост с длинным мехом на кончике.

– Прошу вас, посмотрите сами, - Чжун Ли забирает жёлтый камень с бархатной подушки шкатулки, подносит его к глазу Бога Аль-Хайтама и кивает, привлекая внимание к постоянному свечению, - лишь настоящий глаз Бога резонирует с этой рудой. Поэтому такой подарок по стоимости превосходит почти всё, что осталось в шкатулке.

Чжун Ли отворачивается от собеседника, откладывает руду осколков звёзд чуть в сторону, вновь наклоняется над шкатулкой и подцепляет когтями осторожно заинтересовавший его предмет. Хоть руда осколков звёзд и лежит на столе совсем рядом с прикрепленным на пояснице глазом Бога самого Моракса, но тот не резонирует и не светится, поскольку является ничем иным, как фальшивкой для отвода глаз людей. Но заметить это и сделать выводы Аль-Хайтам может самостоятельно, бросать правду в лицо было бы не так интересно.

– Это обломок каменного копья времён войны архонтов. Каменного копья Моракса. Каким образом оно оказалось в Сумеру? Может быть, торговец привёз, может быть искатель приключений, может быть, нашли рядом с границами. Этот артефакт хранит в себе память войны, пролившуюся кровь и разрываемую им плоть, но лишь Властелин Камня мог бы считать информацию, поэтому для любого другого эта вещь будет бесполезной.

Чжун Ли раскрывает ладонь и позволяет обломку копья воспарить над ней, задумчиво рассматривает царапины и трещины на когда-то крепком камне. Эрозия. Любой камень ей подвержен, всё в этом мире увядает, ничего не может существовать вечно.

– Это копьё побывало в битве с гончими Разлома, как любопытно. В его памяти я нашел следы коррозии, какую распространяют эти псы Бездны. Получается, кто-то взял обломок и сделал из него оружие уже для человеческих рук. И сражался в пустыне Сумеру во время Катаклизма…

Задумавшись, Чжун Ли как обычно начинает говорить о вещах, которые не должен был бы знать, видеть, считывать. Но лучше сейчас было не пытаться оправдаться, а сделать вид, что так нужно.

– Этот артефакт был бы достоин одного конкретного архонта, которому он принадлежал. - Моракс поворачивается полубоком и наклоняет рогатую голову набок, пока пытается найти в глазах Аль-Хайтама намек на осознание или… неведение. – Я занимаюсь проведением церемоний вознесения адептов, и участвовал в подготовке таковой для Властелина Камня. Поэтому знаю, что ему бы понравился такой подарок. А вот для Воли Небес это не больше чем покрытый эрозией мертвый кусок камня.

Кончик хвоста вопросительно изгибается за спиной Чжун Ли, когда тот продолжает, практически не пряча усмешку в своем тоне: - Для Моракса эта вещь дороже всех драгоценных камней, что остались в шкатулке. Он бы хотел получить ее в дар.

+2

10

Адепт изучает содержимое внушительной шкатулки. Руда осколков звезд чередовалась с изумрудными камнями в один размер исполненная, словно продуманный ансамбль драгоценностей на мягкой красной подушке. Богато выполненные украшения окружали наконечник копья, который принадлежит земле Ли Юэ и является артефактом древним. В Сумеру посчитали, что должны такую вещь вернуть в родной край, а Нин Гуан на данный момент заправляет гаванью и для кого-то быть может даже стала повелительницей. Артефакт наследие лиюэвцев, руны об этом свидетельствовали, хоть и успело побывать в других регионах. Пусть хранится на своём законном месте. Разумеется, будь гео-архонт жив, попробовали бы принести в дар ему этот наконечник.

- Вот, значит как... - Хайтам не удивляется тому, что руда засверкала резонируя с глазом бога, а оценивает облик своего собеседника, который видоизменился. Он ученый и знает такую деталь, но насколько часто адепты Ли Юэ ходят с фальшивым глазом бога? Он либо еть у них, либо они не нуждаются в подобном. Не очень часто они любят маскироваться под людей, а выбирают уединенный образ жизни, хотя разумеется, каждый со своими предпочтениями. В библиотеке Академии собрано множество книг про адептов и большинство авторов заверяет, что встречи с ними лучше искать в горах. Да и как много адептов с золотыми рогами, драконьими хвостами? По всем описаниям личность, что сейчас находилась рядом с Хайтамом напоминала божество. Того самого Властелина Камня, которого успешно похоронили и провели церемонию вознесения. Великолепно рассказывает про себя от третьего лица. Исследователь сделал весьма скоропостижные выводы, но быть может в яблочко, кто знает? Сложив руки на груди, продолжил внимательно слушать Чжун Ли.

Внезапно собеседник заявляет, что лишь Моракс способен считывать информацию с части копья, того самого артефакта, что ученый доставил в Ли Юэ и  собственно демонстрирует свои способности. Отсталый уже поймет кто перед ним, поэтому сомнения в смерти Властелина Камня развеялись. Жив, но почему-то хочет, чтобы думали обратное. Любопытная история выходит. На этом моменте можно развернуться в обратный путь и донести до малой властительницы Кусанали приятную новость, но внутренний инстинкт подсказывал, что она уже в курсе. Не обязательно так сильно торопиться. Что мешает ему дойти до Нин Гуан и отдать руду? Погулять по городу, да заглянуть в местные рестораны? Изучить книжный. Продолжить общение в Мораксом. Хайтам не испытывал сомнений, что у них взаимный интерес друг к другу. Если бы такого не было, они бы определенно сейчас не находились вместе в одной комнате.

Проводит церемонии, значит. Понравилось хоронить себя? На что это похоже?

На самом деле для ученых похоронить себя и свои труды сравнимо с катастрофой. Некоторые слабые духом разочаровываются на начальном этапе, оставляют попытки прославиться и открыть что-то новое, хоронят себя заживо и свои таланты, но это совсем другая история. Имитировать собственную смерть тоже предпринимали попытки, чтобы продолжить заниматься запрещенными исследованиями. А зачем потребовалось архонту разыгрывать такой спектакль? Публика собралась огромная. Жители Сумеру до сих пор скорбят по Великому властителю Руккхадевата, а прошло пятьсот лет и людское поколение сменилось не один раз.   

- Говорите, что дороже всех драгоценных камней? Тогда хочу преподнести этот подарок от лица Сумеру Властелину Камня, прошу - он указал на артефакт рукой, предлагая драконоподобному архонту забрать понравившуюся вещь, - оставьте себе на память о былом.

Архонты порой такие дети, когда желают заполучить свои игрушки. Хайтам многое учел по глазам, по движениям, по манере говорить, он внимателен к мелочам, когда ему интересно.

+1


Вы здесь » Crossbar » фандом » ночные этюды