пост недели от HENRY MILLS
Это, кажется, будет просто нереально. Он просто молчал, боясь на данный момент, сказать хоть слово. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » фандом » help me figure out [stranger things]


help me figure out [stranger things]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

HELP ME FIGURE OUT

I hold my breath subconsciously
I hope this bed won't swallow me
I tell myself it gets better but
Looking around, I wonder, oh ©

Ashe - Figured Out

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/728/746839.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/728/244050.gif
https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/728/669037.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/728/892535.jpg https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/728/42167.gif
https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/728/979344.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/728/250551.gif

'84; Хокинс, штат Индиана

Steve Harrington, Jonathan Byers

Порой кажется, что наступил конец света.
Не буквально, конечно же. Но сразу же за успешным спасением человечества от вселенского зла в духе супергеройских комиксов, можно с легкостью обнаружить, что уберечь самого себя от внутренней катастрофы не удалось. Почувствовать как что-то ломается внутри со звонким треском битого стекла; как перемалываются собственные внутренности когда загнанное сердце в очередной раз делает безуспешную попытку высвободиться из плена грудной клетки; ощутить с какой болью и усилием дается каждый вздох, лишая возможности понять ноет ли это покрытая россыпью синяков кожа или изнывающая от собственного бессилия душа.
И осознать, что единственным, кто способен протянуть руку помощи — это тот, кто совершенно для этой роли не годится. Кто знает, может именно он сможет не только поддержать, подобрав нужные слова, но и разобраться в себе и собственных чувствах.

+3

2

Пустота.
Пустота заполняла изнутри, заливая каждую клеточку тела черной, вязкой жижей. Она, словно бетон, сантиметр за сантиметром поглощала за собой все живое, буквально вытравливая и уничтожая все на своем пути. Холодная и сырая, и одновременно такая сухая, пустая и безжизненная. Каким с каждым днем все больше становился и Стив. Лежа на кровати в собственной комнате в огромном, но как обычно пустом доме, он сверлил бесцветным взглядом потолок. Сегодня, вчера, позавчера... кажется, расписание его действий не менялось уже несколько недель. И с каждым днем становилось только хуже.
Поначалу, когда адреналин от соприкосновения с чем-то страшным бил по мозгу набатом, едва позволяя среагировать на происходящее, он как-то держался. Искренне радовался вместе со всеми, обадривающе тряс за плечо выздоровевшего Уилла, бравировал синяками перед Дастином и с молчаливой улыбкой кивал Хопперу, мол, мы справились, шериф. Но со временем все начало постепенно успокаиваться и приходить в норму, оставив Харрингтона наедине со своим собственным выжженным кратером внутри.
Наедине.
Стив прекрасно понимал, что это была та проблема, с которой не придешь к родителям и не поделишься с друзьями. Да и было бы с кем? Отец после выхода из больницы вернулся к своему привычному образу жизни и они с матерью снова стали пропадать в постоянных разъездах и командировках; ирония в том, что они до сих пор не знали, что вполне могли лишиться сына если бы обезумевшая стая диких демопсов среагировала бы чуточку иначе. Он не стал им рассказывать.. возможно потому что не хотел, чтобы они сочли его за сумасшедшего, а может просто боялся увидеть холодное безразличие даже на это. Так или иначе, но и с настоящими друзьями Харрингтону тоже не слишком повезло. Даже если бы Томми продолжил виться рядом, а не переметнулся бы к Билли, он вряд ли бы смог узнать его мнение или получить ценный совет. А дыра тем временем становилась все глубже.
Сославшись на восстановление после драки, которая фиолетово-алыми пятнами пульсировала по коже, Харрингтон взял отгул от школы. По правде говоря болело уже не сильно, да и по каким-то неведомым причинам пострадало только лицо, и по всему телу едва можно было насчитать несколько царапин да счесанные костяшки пальцев. Внутри болело гораздо сильнее.
Стив не привык разбираться в себе и в оттенках переполнявших его эмоций, но если бы хоть кому-то было до него дело и он бы попытался поинтересоваться у Харрингтона на что была похожа эта боль, он бы не раздумывая ответил, что как-то так ощущается то самое разбитое сердце, о котором сложено так много песен, снято фильмов и разрушено судеб. Но осознание этого пришло не сразу.
Сначала казалось, что это не так страшно. Подумаешь, что такого произошло? Между ними с Харгроувом был всего лишь один поцелуй, ну ладно — два. А он уже успел надумать себе чего-то невероятного и фантастического, с полным спектром разбега от коротящей искры между ними до пресловутых мечтах о грядущем свидании после бара, которое казалось таким реальным после совместной битвы против демопсов плечом к плечу, перевязывании ран и чертового пирога, будь он неладен. Но свидания не было, как и не было больше ничего. Стив так и не узнал какого это: съездить с Билли на ночной показ кино под открытым небом, который проводили каждую неделю на выезде из Хокинса; не показал ему где продают самое вкусное мороженное, ведь он наверняка после своей Калифорнии не ел ничего толкового и определенно давился тем, что было в торговых центрах; не поцеловался с ним так же несдержанно как тогда в машине, только уже среди груды криво стоящих швабр в подсобке, улыбаясь в губы и боясь быть обнаруженным в школе. И главное, так и не узнал как это — самому поцеловать другого парня: не зажмурившись, боясь получить по лицу на мокрой траве стадиона, не испуганно вжимаясь в пассажирское кресло, а самому и по настоящему, поняв что можно испытать когда сам, по собственному желанию целуешь не мягкие девичьи губы, а чувствуешь запах терпкого одеколона, жесткую щетину и чужую, сухую и потрескавшуюся кожу на своих собственных губах.
Ничего же ведь не случилось.
Именно. Ничего.
Осознание того, что эта история закончилась, так и не успев начаться ударило сильнее той самой тарелки, которую Харгроув разбил о его голову. Понимание, что он может чувствовать что-то новое, непонятное и от этого невероятно сводившее с ума своей недосягаемостью. И четкое уяснение, что вероятнее всего он больше не допустит повторения чего-то подобного, а эта страница его жизни так и останется неизученной даже для себя самого. Все это буквально убивало изнутри, раз за разом заставляя чаще оставаться дома и бессмысленно пялиться в потолок, задрав голову и распластавшись на кровати, словно так можно было найти ответы на все вопросы. Но ответов не было. Как и желания привычно улыбаться, по-дурацки шутить и делать вид, что ничего не произошло. На это просто физически не было сил. Из него словно вынули какой-то большой кусок, встряхнули, а вставить обратно забыли, и к абсолютному непониманию как жить со всем этим дальше прибавилась там самая всепоглощающая пустота.
- Никого нет дома, - крикнул Харрингтон куда-то в глухой полумрак собственной комнаты. Неизвестно сколько прошло времени с тех пор, как он провалился в кровать, но за окном уже успело стемнеть, и лишь одинокий ночник, не выключенный еще кажется со вчера тускло освещал комнату с другого конца коридора. Вряд ли конечно его услышали, и переливы дверного звонка повторились, теперь уже настойчиво. Забавно, но Стиву могло показаться, что звонящему словно было неловко: он вроде продолжал раз за разом нажимать эту чертову кнопку, но обрывал ее, не додержав до конца, будто бы извиняясь.
Кажется, я схожу с ума. Как можно чувствовать интонацию, с которой человек звонит в дверь.. наверняка это девчонки-скауты, продающие свое печенье, которым можно с легкостью убить человека. Черт, она же не уйдет, пока я дверь не открою, - тяжело вздохнув от понимания того, что придется спускаться на первый этаж и отправлять юных бизнесменов по-дальше, Харрингтон слез с кровати и на ходу поправив смятые пижамные штаны и домашнюю толстовку с капюшоном, дернул на себя входную дверь:
- Я же сказал, что дома нико... Джонатан? Что ты здесь делаешь?

Отредактировано Steve Harrington (2022-07-19 01:08:04)

+2

3

Джонатан сделал пробный кадр, глянул на экран. Еще чуть-чуть. Сделал пару шагов налево, поменял угол падения света. Вот теперь то, что надо.  Еще полчаса и он закончит. Ему нужно было сделать несколько фото из жизни города и его окрестностей, чтобы отправить в местную газету. Может ему повезет и редактор заметит его работы. Он хотел хоть как-то заработать. И для этого пробовал разные ракурсы, находил самые красивые места в Хоукинсе, пытался поймать самый лучший кадр. Что-то получалось, что-то не очень. Но он не сдавался.
Рутина кого-то могла утомить, но только не Байерса. Он монотонно мог повторять одни и те же действия. Шаг за шагом. И это не напрягало. Наоборот он так расслаблялся. Отдыхал. Думал.
Сегодня он думал о школе, вернее о том, что скоро выпускные экзамены. Скоро надо определяться с профессией, вернее с колледжем. Куда поступать. И когда. Как быть с мамой и Уиллом. Оставить их не вариант. Особенно после того, что пережил Уилл. Да и маму не хочется оставлять одну. Она до сих пор еще переживала смерть Боба. Он слышал, как она плачет по ночам. И несколько раз порывался войти в ее комнату и успокоить, но останавливал себя. Ей нужно было оплакивать Боба в одиночестве. Он это понимал. Старался помогать ей. Быть дома чаще. По-прежнему готовил завтраки на всю семью. Общался с братом, советовал новые классные группы. Вобщем, вел себя как взрослый мужчина. А это утомляло.
Камера была отдушиной. Когда он брал ее в руки, он преображался. И мир сам вокруг него становился другим.
Байерс сел в машину, положил камеру на соседнее сидение. Бросил взгляд на школьную стоянку и снова не увидел машину Харрингтона. Что происходит? Почему его снова нет? Уже прошел месяц с того дня. Может он забрал документы из школы? Но зачем? Почему? Да, у каждого, кто оказался в той заварухе, были причины не посещать занятия. Но все уже давно вышли и вели вполне себе нормальную школьную жизнь. Так, Харрингтон, держись. Не дай боже тебя не будет дома. Завел машину и направился прямо к дому Харрингтонов.
Отношение к Стиву было неоднозначным. Когда он впервые увидел Стива Харрингтона, то первой мыслью было «забавный тип», а потом «вот это Козел». И это мнение не менялось до конца прошлого года. Пока он не увидел, как Стив, наравне с ними борется с демогоргоном. С одной битой в руках. А позже оберегал пацанов от той же твари.
Байерс не определился еще сам, хотел бы он с ним близко общаться, не говоря уже о дружбе и не понимал, какого черта он сейчас едет к нему. Тогда, года два назад, он старался держаться от него подальше. Не попадаться у того на пути. Потому что, этот придурок постоянно цеплял его, норовил за счет него поднять самооценку. Пришлось вломить. Правда и сам потом челюсть вправлял, но и Харрингтон получил своих люлей. Сейчас же, хотел он того или нет, но понимал, что волнуется. Не стряслось ли чего с ним? Не может же он забить на учебу в конце выпускного класса?  Или может? Черт бы побрал тебя, Харрингтон.
Открыточная живописность той части Хоукинса, где располагался дом Стива, лишь подчеркивала разность в материальном положении. Байерсу пришлось проехать мимо несколько огромных, но при этом далеко не безвкусных домов. Те немногие местные обитатели, которых он заметил на улице, были одеты в шмотки, стоящие кучу денег. Его старенький и истрепанный Форд смотрелся довольно подозрительно на фоне новеньких Мерседесов, БМВ и Кадиллаков.
Байерс свернул направо и оказался у самых ворот особняка Харрингтонов. Выключил зажигание и решительно открыв дверь, вышел. Поднялся по ступенькам и замер. Сомнения снова появились в голове. И он сделал шаг назад. Зачем вообще приперся сюда? Байерс, тебе мало проблем? Ведь вы же даже не общаетесь. Тебе зачем это надо? По улице прошла парочка девушек, с интересом наблюдающая за парнем, который мялся и не мог решиться на что-то. Лишь их смех, заставил Джонатана нажать на звонок. И жать его долго, с небольшими перерывами. И когда Байерс уже с облегчением подумал, что Харрингтона нет дома, дверь открыли.
На пороге стоял Стив: у него был взъерошенный вид, помятое лицо, волосы торчали острыми колючками в разные стороны. Но в пижамных штанах и в домашней толстовке с капюшоном. Все на своих местах. Нигде не торчит. Конечно, а вдруг очередная королева  красоты школы Хоукинса заглянет в гости, а он не при параде…
— Я же сказал, что дома нико... Джонатан? Что ты здесь делаешь?
- Я бы тоже хотел это знать. – буркнул себе под нос Джонатан, повысив голос сказал, - Привет. Можно войти?
И не дожидаясь одобрения, вошел в дом. Байерс и сам не понимал, откуда взялась эта смелость. Что-то внутри него разрасталось и приводило к тому, что вел он себя не обычно. Может даже нагло.
- Одевайся. Я подожду. – увидев непонимание на лице парня, быстро продолжил - Хотел позвать тебя в одно место. Мне нужно поймать.. – он сделал паузу. – нужно сделать одно фото. И ты мне в этом поможешь… - запал у Байерса начал пропадать и он словно сдуваясь как воздушный шарик, на одном дыхании закончил – Ты конечно можешь отказаться, и скорее всего так и сделаешь. Но я бы на твоем месте согласился. Так ты едешь?

Отредактировано Jonathan Byers (2022-08-12 13:03:15)

+2

4

Старший Байерс на пороге его дома смотрелся так неправильно, искусственно и отторгающе, что это отчуждение с легкостью пробралось сквозь толщу густых и плотных эмоций собственного безразличия. Все происходящее казалось таким неправильным и непроизвольно создавало ощущение нереальности. Обычно сдержанный и закрытый Джонатан решительно расхаживал по холлу, активно жестикулировал и что-то увлеченно рассказывал, явно пытаясь убедить, пока он сам стоял неподалеку, ссутулившись и подперев дверной косяк спиной, в привычной защитной манере сложив руки на груди. По правде говоря, хотелось подойти поближе и потрогать его, чтобы убедиться в том, что все это не его собственная больная фантазия, которая за несколько недель затворничества приобрела катастрофические масштабы и начала материализовываться в какие-то странные формы. Сегодня Байерс, а завтра что? Поедем на рандеву с демогоргоном или устроим экскурсию по изнаночному Хокинсу? Или еще хуже, вернемся в среднюю школу с прилипалой Тэмми Томпсон, которая буквально заглядывала в рот, ловила каждое его слово и воодушевленно поддакивала на все, что бы он не сказал.
Бррр, омерзительно.
Кажется, нужно было последовать совету воображаемого Джонатана и сходить проветриться.
- Позвать в одно место? Я не поеду с тобой на свидание, Байерс, - Харрингтон скептично фыркнул, крепче обнимая себя за локти и буквально закусывая за язык, чтобы не добавить что-нибудь про Нэнси. По правде говоря, Джонатан был вообще не лучшим вариантом напарника для прогулок. Он раздражал одним только своим присутствием и выглядел как немой укор собственной бесполезности. Весь такой правильный и хороший, буквально благородный принц, который все делает как надо и все у него получается. И даже сейчас, из всех его знакомых именно он примчался его спасать. Надо будет в окно глянуть, может вместо его ржавого корыта у крыльца стоит припаркованный белый конь. Чертов рыцарь. Гори в аду, Байерс - вместе со своей Нэнси, Билли и всеми остальными, такими же беспринципными лицемерами, которые так хотят казаться правильными и честными, что готовы из кожи вон вылезти.
Харрингтон замолчал. Немногочисленные безэмоциональные слова закончились также внезапно, как и начались. Он вдруг почувствовал, как постепенно и почти незаметно на смену тусклой серости по венам начинает пульсировать злость. Ненавязчиво, аккуратными и деликатными толчками подгоняя кровь чуть быстрее и заставляя сердце биться чаще. Где-то далеко, на задворках сознания Стив понимал, что это был определенно хороший знак и плохие эмоции это в любом случае лучше, чем отсутствие их как таковых, но увидеть в этом чего-то положительного не мог.
Он злился. В первую очередь на себя самого. Какой же ты кретин, Харрингтон. Раз за разом наступать на одни и те же грабли. Он влюбился в Нэнси в свое время потому, что она была не такая как все - она была совершенно не похожа на тех девчонок, с которыми он привык общаться. Она не вешалась ему на шею, а горделиво задирала голову, скептично морщив кончик носа каждый раз, когда проходила мимо Стива и его компании, одаривающих ее громким гоготом и улюлюканием. Он все придумал сам. И ее уникальность, и свои чувства, и их красивую историю любви, которая несомненно должна была закончиться семьей и домиком с аккуратной лужайкой, где растянувшись на шезлонге уже повзрослевший Стив будет потягивать не пиво, а какой-нибудь свежевыжатый сок или смузи.
И абсолютно точно также он придумал все с Хагроувом, который по шкале "не такой как все" улетал куда-то в стратосферу. Возможно это была попытка заместить подлое предательство от Уилер или может ему действительно нравились парни, но Стив вновь попадался в капкан собственных мыслей, планов и мечтаний, которые, как оказалось, не имели ничего общего с действительностью. Их не хотела Нэнси, о них не мечтал Билли. Это все было лишь плодом его собственного воображения. Это были лишь его собственные желания. И злиться тут нужно было только на себя.
И уж точно не срываться на Джонатане, который, кажется, сам того не зная и почти ничего не говоря, невольно подтолкнул его к выходу из беспробудно затяжной пустой темноты, вдохнув хоть какие-то эмоции и ощущения. Что он там говорил? Фотосъемка? Как скажешь, мистер Идеал.
На самом деле, Стив благополучно пропустил мимо ушей добрую половину его эффектной речи, периодически проваливаясь в собственные мысли словно в болото, но судя по интонации, тот явно ждал от него какого-то ответа. Несложно было предположить, что он определенно куда-то звал. И разозлившийся Харрингтон сейчас был готов поехать с ним хоть на луну.
- Только если планируешь вывезти меня в лес и расфасовать по пакетам, будь добр сделай это быстро и безболезненно, - по правде говоря, шутки про то, что нелюдимый Байерс со своей камерой в руках походил на маньяка уже давно были неактуальны, но Харрингтон просто не мог отказать себе в удовольствии отпустить очередной подкол. Это словно вселяло в него ощущение, что все было как раньше, когда его мир был прост и до безобразия банален: в нем не было страшных потусторонних чудовищ, не нужно было держать в руках биту, усыпанную гвоздями и уж тем более не было всяких любовных неудач.
Стив не стал удручать себя переодеваниями и подбором подходящего по цвету и поводу свитера - на это у него по-прежнему не было ни сил, ни желания. Да и в мягких домашних штанах с уютной теплой толстовкой быть капризной букой хотелось меньше.
- Ты так и будешь на меня смотреть? Может мы уже поедем куда-нибудь, - сидя на неудобном скрипучем пассажирском сидении потрепанного песочного Форда Галакси, Харрингтон пощелкал пальцами у лица Джонатана. - Серьезно, Байерс, если мы сейчас не поедем, я сам тебя в лесу закопаю.

Отредактировано Steve Harrington (2022-07-26 23:23:10)

+2

5

За каких-то несколько минут ожидания ответа на предложение прокатиться, Джонатан уже сто раз пожалел, что приехал сюда, что предложил этому придурку проветриться, что вообще с ним заговорил. Харрингтон снова стал издеваться, в свойственной ему манере. Черт, Байерс и не думал, что это его предложение может выглядеть как приглашение на свидание. От такого предположения Джонатан опешил, не зная, как реагировать, то ли смеяться, то ли снова припечатать тому в морду. Хорош бы он был, приехал, завалился к нему, да еще и личико этого красавчика попортил.
Нет, ну а чего он ожидал? Как тот сразу запрыгнет в его ржавую тарантайку и скажет: Вези куда хочешь, мой герой? Я весь твой навек. От такой мысли Джонатан подавился смехом от нереалистичности и комичности ситуации. Вот же придет такое в голову! И его попустило. Он перестал зацикливаться и вся нервозность куда-то делась. 
Харрингтон продолжал издеваться, говорил что-то про сексуального маньяка или просто маньяка, Байерс не слушал. Просто смотрел и только сейчас начинал понимать этого парня. Было что-то в шутках Стива болезненное. Что-то, от чего становилось не по себе.
Джонатан умел видеть. А как иначе стать хорошим фотографом? Конечно до хорошего фотографа ему как до луны, но он учился и старался подмечать малейшие нюансы и не важно, что это было, эмоция на лице человека, какой-то жест, поза или какое-то изменение в окружающей среде, маленький непримечательный цветочек, или красивый ландшафт. Ничто не уходило из поля зрения Байерса. Вот и сейчас он подметил что-то в словах, шутках и подъебах Харрингтона ранимое. Вроде бы колючки пускает, а на деле защищается. Но Байерс то, что ему сделал? 
- Ты так и будешь на меня смотреть? Может мы уже поедем куда-нибудь, - окликнул его Харрингтон, - Серьезно, Байерс, если мы сейчас не поедем, я сам тебя в лесу закопаю.
Он еще и капризный. Но это уже его не отталкивало, а наоборот придавала Харрингтону какой-то особый шарм. Джонатан снова подавил улыбку, молча уселся за руль и уже через  пару минут они выезжали на шоссе. Ехали не долго, но молча. Харрингтон смотрел в одну точку, а Байерс не мешал, просто вез их на место. И это молчание не напрягало.  Хорошее было молчание.  Нужное.
Вечерело, и становилось прохладно. Остановились на поле у фермы Нельсона. Через минут сорок будет заходить солнце и тогда здесь будет нереальная красота. А какие снимки тут получатся! Он только недавно открыл для себя это место, здесь он еще не снимал. Но Байерс уже предвкушал этот процесс. Его пальцы постукивали в нетерпении по рулю, в глазах разгорелся огонь. Парень на глазах преобразился. Поменялась осанка,  разворот плеч, действия стали уверенными, без лишних движений.
- Приехали. – Байерс вышел из машины, с наслаждением вдохнул прохладный воздух и достал сигарету. Бездумно уставился на красивый горизонт. Заметил движение. Взгляд привычно сфокусировался на приближающемся… объекте. И словно обухом по голове. На сколько Харрингтон фактурный. Высокий рост, широкие плечи, узкий таз. И как хорошо он бы смотрелся на фоне заката. А что если? Нет, он не согласится. Зачем бы он стал?
Джонатан открыл багажник и вытащил 2 банки пива. Им надо скоротать еще полчасика, а потом за дело.
- Стив? – протягивает одну банку, дождался хоть какой-то реакции, добавил, – Правда или действие?
Это был пробный шаг. Пойдет он на встречу Байерса или пошлет с его этим предложением куда подальше. С чего он вообще решил лезть к нему в душу? С какого черта он решил, что в праве это делать? Ну не появляется этот тип в школе. Что с того? Да мало ли кто не посещает ее. Не ходит же он ко всем прогульщикам домой и не вывозит их на природу. Но теперь Байерсу очень хотелось понять Харрингтона, почему-то это казалось важным. Необходимым. Джонатан ждал. И от этого зависело дальнейшее их общение.
- Действие.
Байерс облегченно вздохнул и кивнул.
- Побудь фотомоделью на пару часиков. Ничего не надо делать, просто стой там, где я тебя поставлю и все.
Байерс уже видел это фото в голове. И сейчас он все готов был отдать за этот снимок. Хотя бы за один.

Отредактировано Jonathan Byers (2022-07-27 15:16:10)

+1


Вы здесь » Crossbar » фандом » help me figure out [stranger things]