пост недели от Behemoth
Карнавалы в Венеции всегда были превосходны в глазах Бегемота. Он старался их не пропускать, ведь это была особая атмосфера. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » rendez-vous de la nuit rouge


rendez-vous de la nuit rouge

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

RENDEZ-VOUS DE LA NUIT ROUGE

твой гнев - густое тёрпкое вино

и я осушу этот бокал целиком

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/404/296607.jpg

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/404/836765.jpg

снежная // лагерь фатуи

il dottore x diluc ragnvindr

багрово-красным следом тянуются шаги по тропе мести
крадутся, алой тенью подбираясь к жгучему душу возмездию
пока кровавое пламя тлеет... в холодных объятьях кошмара

Отредактировано Il Dottore (2022-07-20 00:35:49)

+5

2

Eternal Rest

Закатное солнце лизнуло в предсмертной ласке наполовину пустой бокал вина, и осело за далёким склоном, утопая в завитках виноградной лозы.
Дело отца живёт и будет жить годы спустя - какой бы сильной ни была зависть и подлые попытки конкурентов вывести из строя отлаженную систему производства лучшего вина в Тейвате. Дилюк лично готов был решать любые проблемы, своей рукой вышибать дух из прокравшихся на плантацию воров и прочих нежелательных элементов. Прознав о воинственной натуре хозяина винокурни, местные сочинили легенду о том, что якобы в вино добавлена кровь этих недоброжелателей, что и делает его таким особенным.

Кровь...
Взяв со стола бокал, он чуть всколыхнул багровую жидкость, прохладно наблюдая как оседают мелкие кристаллы винного камня на дне.
Скорее уж горечь потери.

Горечь не гаснущая со временем, не уходящая, а возвращающаяся каждый раз, как Дилюк оставался один на один с собой в вычищенном кабинете, пропахшим лакированным дубом и берёзой. Он всегда стремился найти себе тысячу дел, лишь бы только не падать снова в мутный омут прошлых событий, тренировался с тяжёлым оружием до приятной боли в мышцах, стирая пальцы до крови, только бы быть подальше мыслями.
Но в данный момент, когда перед глазами мелькали строки краткого послания, дальше быть было уже невозможно. Будто скрипнули старые ржавые шестерни, снова запуская потерянное ощущение - жечь и разить мечом всё, что похоже на Фатуи.
Однако если раньше Дилюк возлагал ответственность на всех их разом, то теперь сузил круг до всего лишь одного лица. Он не мог так просто оставить дело о смерти Крепуса, даже после своего карательного похода против Фатуи. Долгое время занял поиск необходимой информации, для которого пришлось подключить все свои связи даже такому влиятельному лицу как хозяин винокурни "Рассвет".
И вот алые зрачки сосредоточенно гуляют по строчкам, а внутри растёт удушающее чувство гнева - всё больше, раскидистой грозовой тучей над полем разрастается.

Теперь обрывочная мозаика сложилась в единый узор, ему известно всё необходимое и даже больше - местонахождение, конкретные подразделения Фатуи, связанные с... И даже имя.
Дилюк вытащил из самых потаённых тёмных углов своего шкафа заросшую пылью и паутиной шкатулку. С каменным равнодушием бросает на стол предмет, таившийся в ней, - выведенный из строя глаз порчи. Красную, цвета зрелой рябины, ровную поверхность кристалла рассекала глубокая трещина. От этой вещи веяло тленом и тьмой почти материальной. А ещё воспоминанием, прожигающим насквозь нестерпимой злобой к людям в масках, в особенности к одному из них.
Ведь именно из его рук Крепус получил этот проклятый "дар".
Воображение живо нарисовало болезненную сцену - вот Крепус с благодарностью берёт шкатулку, улыбается в лицо Фатуи, даже не представляя, что принимает из их рук смерть.

С шорохом сжимается ладонь, и Дилюк больше не в силах держаться - вспыхивает будто горсть пороха, руку беззащитную заносит над проклятым камнем и бьёт, что есть сил, со всей накопившейся многолетней яростью, что комком тугим сплеталась в груди.
- УНИЧТОЖУ! - с губ прикушенных срывается, опадая хрипло.
Задыхается, взглядом горящих глаз ведёт по ребру собственной ладони - рассечённой, казалось надвое.
А тусклый проклятый камень смотрит в ответ, с издёвкой купаясь в его крови, расчерчиваясь трещиной, будто оскалом медленным.
Дилюк не останавливается - вновь и вновь наносит удары, будто всё зло в его мире было заключено сейчас в одной-единственной точке.
От столь неслыханного самозабвенного упорства камень неминуемо крошиться начинает, распадаясь на криволинейные части.
Дилюк со вздохом руку израненную отводит, искоса глядя на близстоящий бокал вина - вина за прозрачными стенками теперь словно стало больше, а точнее, крови, багровым пятном оседающим на дне...
Он потерял над собой контроль впервые за много лет полнейшей аскетичной сдержанности.
Как?..
Осколок ложится на ладонь, и Дилюк вдруг ощущает непреодолимое желание вонзить его в череп того злого гения, что сотворил это.
...
Мысль не покидала хозяина винокурни на протяжении многих дней, зудела на подкорке и покоя не давала, каждый вечер он упрямо возвращался взглядом к осколку на столе.
Вновь и вновь глаза гуляли по строкам донесений и отчётов, выцепляя всю возможную информацию о Фатуи, словно незаметно для себя, концентрируясь на одном лишь этом слове.
...
Дилюк носит осколок в кармане, апатично наблюдая за работой горничных.
За безмятежно пьющими в таверне мондштадтцами.
Весёлое праздное разноголосье доносилось будто сквозь плотную пелену.

Что я здесь делаю? Зачем я здесь....когда он дышит?

Дилюк отрешённо смотрит на иссечённую ладонь. Раны не спешат затягиваться, хоть и прошла не одна уже неделя. Будто не прошло и секунды с того, момента как брызнула кровь. Будто все дни затянуло в бесконечную петлю под однотонным солнцем.

Хватит...

Окровавленный бинт с руки Рагнавиндра срывается с трескучим надрывом, ошмётками облетает. Он ведёт ладонью по встрёпанным волосам, не задумываясь, распускает их - зрелище настолько необычное, настолько, что не видел просто никто. Словно увидеть свободный алый шёлк на спине равносильно было смертному приговору.

Следом летит и его повседневное чёрное пальто, и белый жилет с тёмной рубашкой.
Рассматривает в отражении себя и будто не узнаёт, рассеянно скользя взглядом по старым шрамам и пятнам затянувшихся ожогов.

"этот твой огонь...какой же ты у меня травмоопасный" , - усталый голос отца ломает внутреннюю тишину, как хрупкую стену из стекла.

Травмоопасный...а быть может, сам ступающий по ножам?
Дилюку иногда казалось, что он был для этого рождён - абсолютно неуловимый для праздности и блаженного безделия.
В его руках всё горит. Во всех смыслах.
И вот теперь снова загорелась месть, и не выбросить никак из головы, не выжечь ничем - только действием, не временем, не ожиданием.
Дилюк никогда не рубит с плеча, не делает спонтанно, предпочитая выверять свои шаги, он медленно идёт к своей цели, но всё же он идёт.

Время пришло...

Холодная ткань костюма прилегает к телу так, словно и не прошло много времени с тех пор, как он им пользовался. Дилюк в зеркало глядит, и видит кровь и пламя, ярко-алое. Цвет вызывающий, но в то же время говорящий прямо: "не лезь - убьёт".
Медленно заводит руки за затылок, собирая волосы в высокий хвост. Почему-то так он для самого себя выглядел агрессивнее.

Красный, много красного, прямо как отблески красного перед глазами в тот день, когда...

Взгляд невольно сползает вниз, рассматривая брошенную одежду, быстро замечая знакомый красный отблеск. Дилюк вновь подбирает осколок, разглядывая задумчиво. Раны на руке ноют тоскливым унисоном.
Его голову посещает странная мысль.
Он хотел быть узнаваемым для своего врага, а значит...почему бы и нет?

Дилюк обращается к ювелирному мастеру с очень странной просьбой - сделать из осколка своеобразный кулон.

И как последний штрих, водружает на свою шею получившееся украшение.
Возможно, он излишне гнался за эстетизмом, внешностью и символизмом, однако должен же проявляться так или иначе аристократизм в его крови?
Но сама идея мести была невозможна без полного узнавания со стороны его цели.

Следующий рассвет винокурня встречает уже без своего хозяина - предупредив лишь ближайшее окружение о временном отсутствии, Рагнвиндр исчезает, растворяется стремительной точкой на горизонте. В конце концов бывший капитан кавалерии всегда имел в своём распоряжении быстрого скакуна, с которым умел управляться. Он издавна оттачивал и все свои боевые навыки, был всегда в готовности обнажить оружие, применить силу, если понадобится - Рагнвиндры ведь неотёсанные и грубые, ведь руки их в мозолях плебейских. Агрессивные и далёкие от понятий утончённости.
Рагнвиндры ведь занимаются делом, а не величаво протирают атласные сидения.

goth

Но, господин Дилюк...если наши данные точны, он номер два.
Номер два, господин...

Слова разведчика беспорядочным роем кружат в голове, пока под копытам проносится земля. Свежая зелень редела, постепенно выцветая в золотисто-жёлтый спектр. Когда солнце начало клониться к горизонту, по траве поползи первые блестящие нити узорчатого инея.
Я на верном пути, - думал Дилюк, даже не касаясь прикреплённой к седлу карты.
Он поднял взгляд, наблюдая за тенью своего верного сокола - единственного попутчика.
Однако путь их был не близок и извилист. Вот уже и солнце упало за горизонт, разбиваясь в кровавый закат и отливая рубином на взмыленном угольно-чёрном крупе коня. Дыхание животного становилось всё тяжелее, и Дилюк постепенно сбавлял ход, переходя с резвого галопа на более щадящую рысцу.
Под копытам заскрипел снег, а холодный воздух настойчиво пробирался под одежду.
Густой лес сплошным частоколом обступил, покрыв всё своим мраком. Дилюк останавливается.
Впервые он озадаченно потянулся к карте - верен ли маршрут, или всё же сбился? На пальцах заискрился тонкий огонёк, давая достаточно света усталым глазам. Что-то ворча себе под нос, Рагнвиндр пытается примерно определить своё местоположение, карта была достаточно детальной для этого и для верности дополненной заметками его разведчиков. Однако его прерывает угрожающий шум из ближайшего бурелома.
Дилюк молниеносно весь подбирается, оружие поднимает, сжимая рукоять покрепче.
Кто же это? Убийцы из Фатуи? Так быстро?

Однако его параноидальные ожидания не сбылись - переламывая толстые ветви как хрупкие соломинки, прямо перед ним объявилась широкая косматая тень явно животного происхождения. Конь испуганно заржал и взвился на дыбы, едва не падая.
Дилюк кидает на землю тяжёлый меч и спрыгивает следом, ловко перекатываясь. Снова находит в пожухлой траве рукоять и резко клеймор поднимает, рассекая воздух по широкой дуге. Тень отшатывается, уходя от опасного удара, но надвигается снова. Рагнвиндр видит, как раскрывается широкая пасть, усыпанная острыми клыками, - таких размеров, что легко способна была вместить его голову, или даже пару таких голов.
Рёв дикий, низкий, сотрясающий барабанные перепонки как грохот обрушенных гор, волной ударяется в лицо.
Дилюк глядит расширенными глазами перед собой. Вспоминает вдруг давние рассказы охотников о суровой и опасной фауне Снежной.
Медведь...это медведь!
Ужасающая сила, способная переломать хребет, как всё те же сухие ветви...
Лихорадочно перебирает в памяти известные факты и вспоминает. С торжествующим выражением скользит взглядом к глазу бога на поясе, тут же откликающимся тёплым оранжево-багровым отсветом.
Ещё чего...Я теперь не так прост, как тогда.
По лезвию клеймора призванное пламя расползается, освещая небольшую лесную поляну.
Медведь снова взревел, но уже испуганно, отшатываясь от огня.
Звери всегда сторонились огня, ведь он опасный, колючий и обжигающий - примерно такой же, как и его носитель.
Пара горящих свистящих взмахов, и вот зверь бежит в панике, скрываясь в кустах. Дилюк со вздохом убирает оружие, озираясь по сторонам. Ему так и не удалось понять, где он находится, кроме того, помимо медведя сбежал и его транспорт... Вот так сгинуть в лесах было бы донельзя глупой кончиной.
Однако впереди, меж древесных стволов вдруг забрезжили неясные огни. Выбора не было, поэтому Дилюк настороженно двинулся в их сторону.
Глазам его предстала причудливая длинная колесница для дальних странствий - то есть дилижанс. Не успел Дилюк даже построить предположение по поводу того, почему дилижанс остановился, как был замечен.

- А, вот вы где! Мы заметили пробегавшую по тракту лошадь и решили сделать остановку на случай, если рядом был заблудший путник... Здешние места опасны, сэр. А по вам заметно, что вы не местный.
Одетый в крепкий полушубок возничий чуть щурит взгляд немного покрасневших от усталости глаз.
- У нас есть место, можете присоединиться... Не бросать же вас здесь на морозе.
- Я....весьма благодарен.
Дилюк спешно вытаскивает мешок моры из кармана, без лишних предисловий вручая возничему. Всякая помощь должна быть оценена по достоинству.
Стены кабины дилижанса казались тонкими, однако внутри было тепло и комфортно. Дилюк занял место рядом с девушкой, задумчиво смотревшей в окно. Длинные волнистые светлые волосы почти полностью скрывали её лицо, однако, словно почувствовав взгляд, незнакомка тут же повернулась, улыбаясь дружелюбно.
- Я могу здесь..?
- Конечно, можете. Мне как раз было скучновато, а путь не близкий. Как ваше имя?
Дилюк почти расстроенно выдохнул. Разговоры и праздные беседы он не жаловал, но здесь выбора особого не было. Снова.
- Дилюк.
- Ммм...Интересно...а меня зовут Магдалена.
- Очень приятно...
- Если длинновато, то можно просто Магда. Или Лена, как удобнее. Хорошее же имя правда? Удобное.
- Да...удобное как...это тёплое сиденье. Прошу прощения, замёрз с дороги, и мало о чём могу думать, кхм.
Магда рассмеялась весело и, по мнению Дилюка, слишком уж громко.
- Ничего....по-моему, ты довольно мил.
- Э...я так не думаю. Да и общение с прекрасным полом - не моя сильная сторона...
- Вот как...Тогда какая же твоя сильная сторона? - Магда кокетливо подмигнула, но тут же осеклась, - Ладно, не буду смущать...ты кажется, сказал, что замёрз с дороги...а куда держал свой путь?

И тут Дилюк вспомнил - он ведь совершенно потерялся. И не было никаких причин врать Магде, если он намеревался отыскать хотя бы примерную дорогу.
- К Кривому Утёсу... может, знаешь такой?

Голубые глаза Магды заинтригованно расширились, словно это название тотчас сказало ей об очень многом.
- Да, знаю...именно туда направляюсь и я, хм. Какое чудесное совпадение. Теперь мы с тобой попутчики!

Совпадение ли... - напряжённо думал Дилюк, но сделал вид непринуждённый. В конце концов, раз Магда знает дорогу, то ему больше не о чем переживать.
И в конце концов, это место не являлось секретным для тех, кто хотел бы стать подчинённым Второго предвестника.
Но всё это означало, что его попутчица отнюдь не так проста - как и он сам.

- Кажется, прибыли.... Эй, возничий!

Морозный воздух снова коснулся бледных щёк, стоило только покинуть дилижанс, следом за светлой шевелюрой Магдалены, что как маяк теперь вела его вперёд.
Дилюк и сам не мог объяснить, почему он так легко согласился ей верить.
Почему сама фигура её излучала такую уверенность.
Фигура потенциального врага...но сейчас - союзника.

Магдалена остановилась в месте, казалось бы, мало похожим на лагерь или что-либо жилое. Но присмотревшись, Дилюк увидел заиндевевшие знамёна со знакомым символом.
Фатуи. Они были прямо здесь, здесь раскрывали свои объятия для наивных ротозеев, ищущих лёгких путей к богатству и славе. А значит, его цель была близка, как никогда, и весь этот путь был не зря проделан.
Снег слишком громко скрипел под подошвам, Дилюк постарался замереть, весь обратившись в слух. Он едва дышал, изредка выпуская прозрачные облачка пара.
Ну, и как же это происходит? Как мне стать одним из вас? Стать тем, кого уничтожить хочу.
Алые зрачки настороженно впивались в копну развевающихся светлых волос.

[nick]Diluc Ragnvindr[/nick]
[lz]<div class="lz"><fan>genshin impact</fan>I hear you say my name
And I barely hear the cries
Bitch I got some cake to eat
And I know you wanna try me</div>[/lz][nm]Diluc Ragnvindr[/nm][status]dysphoria[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/420/36538.jpg[/icon]

Отредактировано Kamisato Ayato (2022-09-10 10:12:32)

+4

3

as the fiend falls, a faint hope blossoms

Снег кружился по ветру словно в вальсе, мягко опадая на остроконечные шпили черного замка. Кривой Утёс – место проклятых и обездоленных. Молодых и старых, нищих и богатых, отважных и трусливых.  Здесь, в далекой глуши мёртвого леса, располагалось давно покинутое графство. Земля которого издавна считалась проклятой и испорченной, ибо была непригодна для возделывания. Всякий раз отважные крестьяне, что решались засеять и собрать урожай, погибали в невообразимых муках, стоило им вкусить выращенный плод. Местные слагали легенды о том, что почва Кривого Утёса проклята, загрязнена порчей злого павшего бога, на чьих останках граф возвёл свой мрачный замок. Да и сам он был тем ещё еретиком и тираном, что смел поклоняться другому архонту, не смотря на бесспорное правление Её Величества Царицы над землями Снежной. И если бы только отступничество являлось единственным пороком этого богохульника, но нет, его жестокость воистину впечатляла даже самых отъявленных храбрецов. Будь ты прославленный искатель приключений или трёхметровый увалень Фатуи, одинаково словишь пробежавший мороз по спине, когда трактирщик в очередной раз упомянет сию легенду на радость праздной публике. Как последователь злого бога, граф преподносил архонту тёмные дары – налитые кровью овощи и фрукты, не имеющие иного цвета помимо багрового. Сады те, даже при свете бела дня, застилала кроваво-алая дымка. Любознательные искатели приключений, что отважились посетить места те гиблые, если и не пропадали бесследно, то возвращались назад с сединой в волосах. Безумцы, они неразборчиво бормотали о чудищах гротескных, демонических «садовниках», что человеческой плотью и кровью удобряли свой урожай. Нарядившись в маски безразличия, местное управление смотрело сквозь пальцы на происходящий кошмар. На самом деле, они прекрасно знали или догадывались, чем промышляет граф, но, всё равно, продолжали запирать несчастных в лечебницах для душевнобольных. Ведь стоило человеку однажды побывать в окрестностях замка, как он больше не мог мыслить здраво от пережитого ужаса. Слух о проклятом графстве быстро пролетел по соседним регионам. Ведь когда болеет земля, болеют и люди, населяющие её. Те, которым хватило сил и смелости покинуть собственный дом, редко доживали до следующего дня. В кошмарной агонии они умирали, покрываясь монстрообразными наростами, как у гигантских насекомых. Изменённые до неузнаваемости, они часто впадали в безумие и нападали на других людей, заражая их неведомой болезнью. Ту заразу прозвали «алой хворью» и сейчас о ней мало кто вспомнит помимо академиков, историков и ученых. Ибо когда хворь начала расползаться за пределы проклятого графства, сама Царица решила вмешаться, раз и навсегда положив конец эпидемии. Гнев архонта обрушился на графа и его земли шквальной вьюгой, оставив после себя лишь руины, погребённые во льдах.

С тех мрачных дней прошло немало десятилетий. Постепенно лёд вокруг графства таял, а в Кривой Утёс начинали возвращаться люди. Зачем и почему, казалось бы, им было это нужно: вновь подвергать себя опасности, описанной в легендах? Ответ был довольно прост – времена менялись, а с ним и страх древнего, необъяснимого заменялся уже не привычным первозданным ужасом, а вполне себе дерзким и новаторским любопытством. Около семи лет назад один из Предвестников Фатуи заинтересовался бедственным регионом. Будучи человеком науки, он не верил в сказки и народные верования. Даже боги в его понимании представляли собой вполне пригодных к изучению существ. Пускай, иных и более могущественных, многократно превосходящих физиологию среднестатистического человека, но, всё ещё, входящих в пищевую цепочку мироздания. Иль Дотторе видел в так «званном» проклятии вызов и научный интерес. И из всех Предвестников он был единственным, кто хотел ввязываться в столь гиблое предприятие. Ведь, для остальных регион выглядел убыточным, провальным и бесперспективным, дабы вкладывать в него свои средства и силы. Царица же прекрасно отдавала себе отчет в том, что она лишь заморозила опухоль Кривого Утёса, но так и не уничтожила её корни. Не всё в этом мире решалось лишь грубой силой. Архонт была достаточно мудра, дабы собрать вокруг себя могущественную свиту – Предвестники сплошь состояли из амбициозных лидеров-экспертов в своих областях, будь то военное дело, экономика или наука. Именно эти смертные и их тонкое кропотливое руководство делали Снежную самым прогрессивно развитым государством в Тэйвате, а Фатуи – сильнейшей военной организацией. Даруя регион под власть Дотторе, Царица не сомневалась в том, что её Предвестник рано или поздно найдёт решение. Возможно, не сразу. Возможно, не самым гуманным способом, ведь он всегда придерживался позиции, где цель оправдывала средства. Неважно. В конечном итоге, доктор добьётся своего, как добивался всегда. А если нет, она всегда сможет похоронить эту чуму вновь, под незыблемым слоем льда, как уже однажды похоронила в ней графа и его владения…

***

Кривой Утёс был одним из многочисленных и увлекательных проектов Дотторе, т.к. тесно переплетался с его самым любимым детищем - «улучшенным человеком». Тем самым громким проектом, что снабжал армию Фатуи элитными бойцами, которые могли потягаться даже с выдающимися офицерами других королевств. Каждый солдат Фатуи умел обращаться с силой элементов, и для этого им не нужна была так званая «милость» и «признание» богов. Достаточно было лишь милости самого доктора – провести операцию над человеком, а после научить других ученых повторять свою гениальную практику. Вуаля, и биологическая машина войны под названием «Застрельщики Фатуи» была готова к массовому производству. Ещё одна веская причина, почему столь бедственный регион, не смотря на дурные слухи, всё ещё притягивал к себе людей сословия разнообразного: от жадных до наживы головорезов и наёмников-оппортунистов до отчаянных хиляков и амбициозных ученых. Каждый по своей причине искал своё место под солнцем – под белым вороньим крылом Предвестника. Слухи гласили о том, Иль Дотторе способен был даже захудалого юнца превратить в крепкого и могущественного молотобойца. А, значит, у каждого желающего был шанс построить успешную карьеру в армии, тем самым, обеспечив себя морой и славой. Быть солдатом Фатуи в Снежной, значит, иметь высокое жалованье, широкий выбор вооружения и вкусный паёк. Соблазнительная перспектива для многих, особенно, для тех, кому и так терять нечего. Пускай, операцию переживают далеко немногие: часто случается так, что добровольцы уже не возвращаются назад. Стоит однажды переступить порог лаборатории Предвестника, и контракт на продажу собственной души уже невозможно расторгнуть. Риск не вернуться обратно велик, но с ним велика и награда. Ведь, в случае успеха, ты сможешь изменить жестокую судьбу, предписанную богами – пойти путём «избранных», изначально не состоя в их числе.

***

— Запись №13. Отчёт о вскрытии. Биологический образец: Александр Даллисов. Мужчина, 45 лет. Род деятельности – наёмник. Дней заражения: 14. Причина смерти: термические ожоги IV степени. Местами на теле наблюдается полное или частичное разрушение кожи, мышц и сухожилий. В подвздошной области ярко выражен плотный струп темно-коричневого цвета и участки обугливания. Все мутированные конечности обрублены по касательной. Предположительно удар был нанесен холодным оружием, возможно, горящим или раскалённым. Иммунный коэффициент устойчивости к «Vermicilus Insectum» – 35%, ниже среднего. Положительных мутаций не выявлено. Поиск более устойчивых образцов продолжается. Конец записи, - Дотторе убирает в сторону диктофон и разочарованно вздыхает, падая в объятья ближайшего кресла. — Это тринадцатый образец, сожженный заживо. Ты знаешь, кто этот охотник, Вилберт?

Безликий ассистент в маске отрывается от интенсивного пошкрябывания ручкой в своём блокноте, а после выдаёт всю известную ему информацию:

— Кажется, местные зовут его Алой Тенью. Он единолично взялся за все заказы на устранение мутировавших образцов, даже те, которые находились в областях с повышенным уровнем заражения. И он снова отказался взять вознаграждение – просто притащил труп коронеру, как вы и наказывали. 

Дотторе слегка удивленно вскидывает бровь, и заинтересованно молвит, лениво почесывая подбородок костяшкой указательного пальца:

— Хм? Отказался от денег? Вопиющая аномалия для деятельности наёмника. Какие же цели он тогда преследует? Только не говори, что благородные, я не в настроении, чтобы слушать басни.

Ассистент отрицательно качает головой из стороны в сторону, принимаясь обматывать обугленные останки в плотную ткань:

— На самом деле, он продолжает настаивать на аудиенции с вами, доктор. Полагаю, ищет вашего расположения, дабы попасть на операцию.

В ответ Дотторе презрительно хмыкает, словно, разочаровавшись от того, ему таки не выдали какую-то бредово-героическую басню.

— Значит, очередной оппортунист. Скучный и рациональный исход. Мне вполне подходит. Приведи его. Пора вознаградить бравого героя по заслугам, - Предвестник недобро улыбается, предвкушая появление нового образца для исследований. Вполне вероятно, более качественного, раз он не успел превратиться в то, за чем неустанно охотился последний месяц.

***

Блеклые лучи солнца едва прорезаются сквозь огромные окна замка, словно, стекло поглощает в себя большую часть света. Процедурная комната выглядит слишком просторной, дабы служить для подобных целей. Остатки роскошной фурнитуры в виде фигурных столов и пышных диванов, намекают на то, что здесь когда-то было жилое помещение: небольшой зал для гостей, в который не так давно притащили безвкусное металлическое оборудование, словно, нарочно задев все чувства прекрасного и аристократичного.

— Я привёл его, доктор, - отчитывается негромко ассистент, открывая дверь и запуская молодого наёмника внутрь.

Дотторе сидит за своим столом совсем безучастный, погруженный в записи, он коротко отвечает:

— Проходите.

Ассистент приглашающе указывает рукой на серо-белую кушетку за занавеской, что дерзко разрушает багрового-золотистую гамму остатков помпезного интерьера своим присутствием.

— Доктор хочет осмотреть вас на пригодность к проведению операции. Будьте любезны снять верхнюю одежду и раздеться до торса. Не нервничайте и строго соблюдайте все указания. И, возможно, вам повезёт. Удачи, - в пол шепота озвучив инструктаж, ассистент учтиво кивает наёмнику и тут же спешно покидает помещение.

Спустя несколько минут ожидания, интенсивные росчерки пера об бумагу сменяются размеренным стуком обуви об деревянный паркет. Предвестник подходит к кушетке и резко отдёргивает штору в сторону, изучающе смерив своего нового пациента взглядом.

— Значит, это та самая Алая Тень, что так рьяно жаждет моего внимания, - за остроконечной маской Дотторе не видно глаз, но его пытливый взор ощущается даже сквозь неё. – Глаз Бога… как интересно.

— Имя, возраст, сфера деятельности? Имеются ли жалобы на самочувствие за последний месяц? – задумчивость Предвестника быстро сменяется заурядным врачебным тоном. Тетрадь в руках переворачивается на новый лист, и Дотторе делает новую запись, словно, потеряв всякий интерес к причинам пребывания необычного наёмника в своём кабинете.

Отредактировано Il Dottore (2022-09-10 12:27:05)

+4

4

Chosen Pessimist

Лезвие продавливает подгнившую древесину, оставляя на изъеденном временем срубе светлый "шрам" пореза. Дилюк холодно осматривает край дверного проёма, иссечённый одинаковыми отметинами, - некоторые уже снова темнели от времени. Времени, проведённом здесь, в этой богом забытой деревушке на краю холодного мира Снежной.
Нет, Дилюк вовсе не считал дни таким образом... Он всего лишь считал трупы отродий, павших от его рук, относительно спокойно, будто просто пересчитывал бутылки к новой партии вина на продажу. Но всё же, выслеживание этих отродий занимало определённое время, а из-за постоянного мороза вокруг, даже Рагнвиндру было тяжело держать подобные детали в памяти. Из-за чего он и решил отмечать где-то свой прогресс столь незатейливым образом.

Двенадцать...
Смотрит на свежую отметину хмуро, представляя, как за ней скрывалась чья-то жизнь, бесповоротно изувеченная руками злого гения.
Найти бы их, да сделать так, чтобы зла больше не сотворяли. Даже если для этого придётся каждый сустав вывернуть до хруста.

Всё это казалось так заслуженно, так внутри сидело и выедало зудящие пустоты червём.
Рагнвиндру уже казалось, что и в груди свищет ветер, случайно принесённый с собой из Мондштадта.
Но это лишь тень сквозняка боязливо пробиралась в покосившуюся избу, продувая насквозь мертвенным дыханием вьюги. Дилюку было плевать на уют - свежий воздух он любил больше, и всегда ведь мог согреться пиро энергией глаза бога (в этот раз он взял его с собой), наблюдая как с губ мерно струится белёсый пар.
Не было нужды оставаться здесь дольше положенного, в этой безрадостной глуши, куда слетаются глупцы, ищущие лёгкой славы словно пустоголовые мотыльки, презревшие жизнь.
По факту, конечно, Рагнвиндр делил сейчас с ними одну ступень, однако с его стороны всё представало в ином свете, куда более личном и устремлённом.
И в его руках было сосредоточено куда больше силы, пусть и тлевшей в ладони крошечным угольком с бездонного селестианского неба.
Для врагов, путь его переступивших, это несёт лишь смерть в алых отблесках голодного огня.
По крайней мере здесь Дилюк ещё не встретил достойных - никто даже не смог приблизиться к нему ближе расстояния широкого клинка.
Как и всегда, впрочем. 
Всё, что видели эти полосы на дверном косяке, прежде, чем ими стать, - лишь алая тень.
Настигает бесшумным коршуном, быстрым стальным всполохом врезается в сетчатку, как ослепительное закатное пламя, дарит вечный покой, закутывает в чёрный саван из жжёных трав.

Дилюк привык быть невидимым среди вечной серой дымки, привык струящимся дымом дышать что воздухом.
Враг же - не привык, враг его в пекло свергается, где не видно ни зги, кроме алых отблесков и встретить среди них два маленьких красных - означает в лицо охотнику заглянуть в последний раз. Перед последним свистящим замахом массивного клеймора.

Ещё сутки проползают длинными лесными тенями над избой - Рагнвиндр снова пропадает за порог на несколько долгих часов.
Ещё одно тело опадает изрубленной обугленной массой среди объятий огненных крыльев.
Дилюк апатично заводит клеймор за спину, брезгливо вытирая остриё о снег. Подходит, пинком переворачивая тело и склоняется над ним, бегло осматривая. Зачем? - вопрос стукнул в висках и прокатился внутри порцией льда.
Это ведь уже не человек. Существо безликое.
И всё же он будто под кратким гипнозом искал взглядом длинные светлые волосы, надеясь их никогда не найти.

И зачем только она где-то здесь, где-то среди них? Зачем ей это?
С Магдаленой больше не доводилось встречаться, ведь в какой-то момент Дилюк просто ушёл.
Ушёл, когда понял, что их пути не совпадают, да и не должны. Он не хотел быть фатуи, он хотел бить.

Вынырнув из забытья, срывает с остатков одежды оплавленный шеврон рядового.
Интересно, на её одеждах красуется такой же?.. Как же всё это пусто, жестоко и бессмысленно - фатуи желают видеть мёртвыми свои же неудачные эксперименты. А бывают ли у них удачные..?
Но для Дилюка это - единственный шанс подобраться, хотя бы увидеть своего настоящего врага. Оставаясь с рядовым мясом, едва бы он такой шанс получил, куда лучше и практичнее - убивать их, и без того обречённых заранее своими же собственными желаниями.

"Прости, Магда, нам и правда не по пути было... Ты, наверное, так и не поняла. Не попутчики мы с тобой."

Он глядит в застывшее бледным полотном лицо. Конечно, это не она, всего лишь некий мужчина... Пока не она.
Вздох бессмысленного облегчения срывается с губ и зависает в воздухе белым облачком. Дилюк взваливает труп на плечо - в тринадцатый уже раз.
Плетётся в сторону лагеря фатуи по протоптанным и изученным уже тропам.
Часовые уже не останавливают примелькавшуюся фигуру в красном, и Дилюк свободно вваливается в дверь местного морга, небрежно бросая тело на ближайший стол. Мирно попивший чай коронер вздрагивает, чуть ли не роняя чашку из своих крючковатых пальцев, и негромко чертыхается под нос.

- А, это снова ты...Да, можешь оставить там.
В коридоре зазвучали торопливые грузные шаги, через мгновение являя взору их обладателя, - пожилого мужчину с одутловатым лицом. Пухлые щёки раздувались так, словно он пробежал немалое расстояние, а не прошёл всего лишь по коридору чуть быстрее обычного.
- Тут вот...вся сумма. Мне распорядились вручить исполнителю.
- Я же сказал, я не возьму этих денег, - в очередной раз отрезает Дилюк и резко разворачивается в сторону выхода.
- Ну как же это...экий чудак объявился, - коронер фыркает и убирает звонкий мешочек обратно в карман, - прославиться что ли хочешь, парень? Оставь ты это дело...а то будешь лежать рядом с этими.

Дилюк хмуро обернулся, застывая в проёме, и толстяк мгновенно понимает - его непрошеные советы здесь излишни. Через секундную заминку дверь размашисто хлопнула, скрывая алую спину.
Ещё один заказ позади, но почему-то ощущение пустоты лишь разрасталось. Всё слишком затягивалось.
Затягивалось петлёй вокруг горла, Дилюк начинал сомневаться, что его действия возымеют какой-то эффект, но в то же время не мог же он повернуть назад, когда уже столько сделано? Столь бездарно потратить время... Нет, доктор должен был заметить что-то необычное.
Должно же произойти что-то необычное.
Хоть что-то.
Пусть этот коронер наконец потеряет терпение и вызовет уже местных стражей порядка. Пусть кто-то нападёт, как тогда, в прошлом. Дилюк этого ждёт, открыто, почти жадно, просыпаясь от любого шороха в мёрзлой избе.
Пусть что-то случится. Не может ведь не случиться?

А имею ли я право на подобный оптимизм...

Дилюк смотрит на знакомые засечки - вчера он совсем забыл нанести ещё одну... Или это было уже не вчера? Тянется рукой к рукояти клеймора, но по пути словно передумывает, поднимая выше.
Бледные пальцы впиваются в чуть растрёпанные красные пряди, словно выдрать их хотят.

Почему всё так сложно, почему он просто не явит себя? Как же мой отец так легко сумел найти его...

А вокруг - ни души, лишь деревьев заунывный скорбный скрип. С одной стороны столь желанно это отсутствие шума и муравьиной суеты вокруг, с другой...непривычно. Но был и неоспоримый плюс: больше не нужно сдерживаться.
И Дилюк не сдерживается, зверем глухо рычит, бьёт мечом о дерево, озлобленно, с излишней силой, отчего разлетаются в стороны тонкие щепы, утопая в снегу. Тринадцатая отметка получилась не такой как остальные, уродливой зазубриной залегая на древесине. В груди слабо теплилась надежда, что она будет последней, иначе в следующий раз Дилюк просто вышибет дверь.

Привычным движением вонзает меч в сугроб, опираясь на рукоять и понуро склоняя голову словно согбенный старец.
Не сделал ничего особенного, но казалось так...
Устал.

- Я не помешал?

Дилюк от неожиданности выпрямляется резко, и его высокий рыжий хвост всколыхнулся тревожно, оседая на плечах.
Как же так, он был совершенно уверен, что был с собой наедине. Возможно, от постоянного изматывающего ожидания чувства уже настолько притупились, и он не заметил этот неприметный тёмный силуэт?
Определённо, прийти сюда случайно было невозможно. Рагнвиндр чуть напрягся, гуляя по рукояти оружия пальцами в тугих тёмных перчатках.
- Кхе-кхе, полагаю, вы ждёте кого-то, - осторожно прочистив горло, начинает незнакомец. Голос его едва различим, приглушённый закрытой маской весьма причудливого вида - в форме вороньей головы.
Дилюк вспоминает: такая маска предоставляет носителю защиту от страшной инфекции в поражённых ею городах, о которых ему на досуге читать доводилось. Его самого оберегал глаз бога, выжигая из тела местную заразу, ощущаясь лишь лёгким теплом внутри. Судя по всему, этот человек несомненно имеет отношение к его цели.
- Может быть, и жду, - роняет коротко, слушая скрипучие шаги на снегу.
- В таком случае не будем терять времени. Составлением заказов, которые ты исполнил, занимался я. Ты выполнил их все... мой господин заинтересован. Если желаешь его видеть, просто следуй за мной.
Дилюк лишь смотрит широкими глазами, почти по-птичьи удивляется.
Неужели...сработало?

Теперь наоборот казалось слишком просто, подозрительно легко, будто кто-то тайком подслушал его мысли и пошёл навстречу.
Светясь недобрым подозрением, Рагнвиндр ступает следом. С одной стороны, всё выглядело вполне логичным - он делал всё, чтобы привлечь внимание Предвестника наиболее быстрым путём. Но отчего-то всё равно не верилось, и кошки на душе скребли с неясным дурным предчувствием.

"Он ведь узнает... Просто не может не. Я должен быть готов к тому, что он захочет убить меня, как только увидит. Но мне не стоит слишком выдавать себя."

Однако все мысли на мгновение сбились, стоило переступить роскошный порог просторного зала, всё ещё следуя за спиной безликого слуги.
Слишком просторного и слишком дышащего эстетическим духом старой аристократии... безвозвратно испорченного нелепым вкраплением каких-то совершенно безвкусных предметов лабораторной мебели. Дилюк фыркает. Впрочем, что ещё ожидать от этого человека?
Он останавливается со всё ещё написанным на лице лёгким недовольством. Всё ещё недостаточно близко - отсюда видно лишь фигуру за столом, склонившуюся над записями.
Дотторе, видимо, слишком ими увлечён, дабы обратить внимание на вновь пришедшего, - в целом ничего необычного.
Но Дилюк уже весь как пружина скручен, напряжён, ожидая закономерного выпада.

Указания ассистента будто этим выпадом становятся, ударив холодом куда-то под ребро. Снять часть одежды... то есть, по сути открыться... Но пока что он решил играть по правилам, пусть и неохотно, но оставляя свои алые одежды поодаль, как и массивный меч, конечно же. Однако глаз бога был при нём, а это уже достаточно много. Дилюк вспоминает и о своём ноже, что притаился за голенищем сапога. Ему есть, чем ударить, он защищён...А вот ожидает ли Фатуи того?

"Посмотрим..."

Кушетка кажется холодной как руки мертвеца. Дилюк вновь морщится, но ждёт терпеливо, ударами сердца отмеряя долгие секунды.
И время, казалось, застыло вместе с шорохом отодвигаемой шторы.
Дилюк прищур враждебный кидает, подбирается весь, готовый ко всему...
Кроме того, что дальше происходит.

Н и ч е г о.

Интонация обычная. Наполовину скрытое лицо, лишённое эмоций.
Дилюк теряется, словно опора под ногами куда-то выскользнула. Он будто попал в странное зазеркалье, где никогда не существовал, но сам всё помнил. Его совершенно не узнавали. Как?..

Невозможно. Абсолютно. Совершенно. Невозможно.

Дилюк рассматривает Предвестника внимательнее, видит какие-то различия во внешности, но совсем не большие. Он был совершенно уверен, что это тот же самый человек. Задерживает взгляд на мелькнувших острых зубах - ведь точно такие же. По крайней мере, он ни у кого ещё таких не видел.
Может, Дотторе просто играет с ним, прикидываясь? Но это было бы слишком хорошей игрой, даже для него... Не может быть, чтоб вот так, ни единый мускул не дрогнул - как аристократ Рагнвиндр хорошо умел читать лица, пусть даже и скрытые частично.
Дилюк хмурится. Понимает, что прослушал часть адресованных ему вопросов. Он был совершенно обескуражен и лихорадочно искал ответы на роившиеся в голове вопросы.

- Я... Дилюк. Не слышали ещё такого имени?

Смотрит слишком пытливо - ловит себя на этой мысли и тут же отворачивает взгляд.

- Простите, немного волнуюсь. Я торговец, двадцать два года. А какое это имеет значение?

И тут вдруг его озаряет новая мысль. Что если это вовсе не Дотторе? Ведь Предвестник, если подумать, важное лицо, которому не помешает некая замена на случай опасности... Возможно, это просто очередной ассистент, притворяющийся им?

- Если честно...я о вас многое слышал. Представлял чуть иначе, - начинает издалека.
Если подумать, то его положение пока ещё не проигрышное, какую-то информацию наверняка можно выведать. Можно же?..
Дилюк вздыхает, в очередной раз ощущая, как всё словно осыпается в его руках. Он совершенно запутался, и ощущение это было не из приятных.
Но возможно, что доктор хоть где-то да ошибётся... Например, сам вложит в его руки силу, дабы уничтожить себя - Дилюк был не против подобного, как и всегда уверенный в собственных возможностях.

- И есть ли необходимость в этом осмотре? Я абсолютно здоров.
Он чуть двинулся, акцентируя внимание на качнувшемся глазе бога, налитым ровным тёплым светом.

[nick]Diluc Ragnvindr[/nick]
[lz]<div class="lz"><fan>genshin impact</fan>I hear you say my name
And I barely hear the cries
Bitch I got some cake to eat
And I know you wanna try me</div>[/lz][nm]Diluc Ragnvindr[/nm][status]dysphoria[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/420/36538.jpg[/icon]

+3


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » rendez-vous de la nuit rouge