пост недели от HENRY MILLS
Это, кажется, будет просто нереально. Он просто молчал, боясь на данный момент, сказать хоть слово. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » фандом » ну, и зачем тебе солнце в Монако?


ну, и зачем тебе солнце в Монако?

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

[html]<style>#ship0 {display:flex; margin: 10px auto 10px 2em; max-width: 600px; overflow:hidden; box-sizing:border-box; background:#fff;}
.apict {background: no-repeat 50% 50%; background-size:cover; width: 200px; height: 350px; box-sizing:border-box; overflow:hidden;}
.apict::after {content:""; display:block; box-sizing:border-box; width:0px; height:0px; position: absolute; margin-top: 195px; border-color: transparent transparent #fff transparent; border-style: solid; border-width: 0px 0px 155px 200px;}
.atext {background-color:#fff; width:400px; box-sizing:border-box; padding: 24px 24px 0 24px;}
.atext > em {display:block; padding: 6px 0; line-height:100%; text-align:center; font-style:normal !important; margin-bottom:26px; font-size: 10px; color: #555; border-bottom: 1px solid #e6e6e6; border-top: 1px solid #e6e6e6;}

/* ТЕКСТОВЫЙ БЛОК */
.atext > p {
  padding: 0 5px 0 0 !important;
  box-sizing: border-box;
  overflow: auto;
  line-height: 130% !important;
  height: 180px; /* высота блока с текстом, можно уменьшить */
  font-style: italic; /* можно удалить строку */
  font-size: 11px;
  text-align: right;  /* заменить на justify или center */
}

.atext p::-webkit-scrollbar {width: 5px; height:5px; background-color: rgba(255, 255, 255,1);}
.atext p::-webkit-scrollbar-thumb {background:#bdbdbd; box-shadow:inset 0 0 0 2px #fff;}

.atext > section {
  display:block;
  position:absolute;
  box-sizing:border-box;
  width:378px;
  text-align: center;
  padding: 0px 6px;
  margin: 46px auto auto -120px; /* отступ всего блока с текстом и полосой */
}

.atext > section > span {display:block; padding:0 !important; width:100%; height:0px; background:transparent; border-bottom: 6px solid #e6e6e6;}

/* НАЗВАНИЕ ЭПИЗОДА */
.atext > section > h6 {
  color: #000;
  text-shadow: 1px 1px 3px #d4d4d4;
  font-family: Lighthaus; /* семейство шрифта, можно вписать экзотику */
  font-weight: 400; /* толщина шрифта */
  font-style: italic; /* наклонность шрифта */
  font-size: 32px; /* размер шрифта */
  margin-top: -24px; /* опустить или поднять серую линию */
}
</style>

        <div id="ship0">
        <div class="apict" style="background-image:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/ … 586248.jpg);"></div>
        <div class="atext"><em>

Ричард_Дик_Гейсон // Миднайтер_Штормватчерович

        </em>
        <p>

Иногда расследования Дика приводят его в такую огромную задницу, что многим даже и не снилось. Впрочем, для Миднайтера такая задница - естественная среда обитания.

        </p><section><span></span>

<h6> ну, и зачем тебе солнце в Монако? </h6>

        </section></div></div>
[/html]

[nick]Midnighter[/nick][status]bang bang you're dead[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/156/943298.jpg[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Миднайтер</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>dc</fan> твое мнение учтено</div>[/lz]

Отредактировано Steven Rogers (2022-07-20 20:10:02)

+4

2

[indent] Быть в костюме Найтвинга вновь было не слишком привычно до сих пор, несмотря на то что времена агентства в «Спирали» остались позади достаточно давно. Синяя птица на груди, уходящая тонкими полосами к пальцам, напоминала о чём-то до безумия родном, заставив сердце пропустить удар. Ричард Грейсон действительно скучал по этому костюму, вылазкам в качестве Найтвинга. Агент 37 — переходный этап его жизни. Ложь, лицемерие и притворство никогда не были сильными сторонами Грейсона. Он чувствовал себя свободным лишь в костюме Найтвинга.
[indent] Предаваться ностальгии, к сожалению, не было времени. Дик неровно выдохнул. Сегодняшняя цель — секретная правительственная база у подножия индийской горы Нанда-Деви. Оставалось лишь догадываться, каким образом американское правительство разместило здесь базу. Разве что им помогло сотрудничество с правительством Индии… Времени на подобные размышления тоже не было. У Найтвинга был план; он, к слову, был прост как швейцарские часы: взломать камеры, проникнуть в здание и узнать, какого рода эксперименты и над кем ставило американское правительство.
[indent] Камеры пали первыми в нелёгкой борьбе с навыками Найтвинга по взлому и технологиями Бэтмена. Они моргнули красными диодами почти угрожающе, прежде чем Дик, ухмыльнувшись, включил запись недельной давности. Смена охранников не менялась годами — эта задача Грейсона была одной из самых несложных. У управляющего практически нет шанса заметить подвох. Взломать камеры. Галочка.
[indent] Теперь, когда первая часть плана была выполнена, Найтвинг принялся изучать перемещение вооружённых охранников, чтобы прокрасться к бункеру и остаться незамеченным. Ричарду не слишком хотелось получить несколько пуль и раскрыть себя на первой же миссии. Всё же от некоторого пребывания в амплуа агента 37 были свои плюсы: в качестве Найтвинга можно было вернуться вполне эффектно. Жизнь — это карнавал, и Дик не мог упустить возможности стать участником.
[indent] Перемещение охранников, однако, было примитивным; Грейсону удалось найти брешь, которая играла ему на руку. То, что всё шло по плану, одновременно нравилось и не нравилось Дику. Если всё шло по плану, значит случится что-то, что заставит импровизировать в попытках спастись или хотя бы не разрушить. Найтвинг, выбравшийся из своего укрытия, принялся лавировать между небольшими каменистыми скалами и охранниками.
[indent] — Ладно. Погнали, — пробормотал себе под нос. Чёрт. Дик действительно скучал по всему этому. Сердце иногда сбивалось в ритме. Это было слишком родным. Это было почти личным. Найтвинг обожал это.
[indent] Путь лежал через серверную. Найтвинг пробрался в здание по старинке, через вентиляцию. Дик бесшумно спустился вниз, во всех акробатских традициях, приземлился в супергеройской позе. Быстро осмотрелся. Здесь никого не было, кроме моргающих разноцветными диодами системных блоков. Извлёк из отсека у костяшек миниатюрный жёсткий диск. Планировка этого здания не будет лишней. Найтвинг фыркнул, улыбнувшись. Естественно: даже найти это место было достаточно сложно, не говоря уже о том, чтобы найти планировку. Ему приходилось действовать быстро. Пробраться в одно из самых охраняемых зданий? Пф, легко. Галочка.
[indent] Когда всё необходимое было загружено, Найтвинг был готов идти дальше, если бы не странный хруст откуда-то снизу. Дик мог лишь догадываться о случившемся. Стены экспериментальных лабораторий наверняка были достаточно толстыми, с шумоизоляцией, чтобы не привлекать внимания персонала, не допущенного к проведению экспериментов. Догадывались ли охранники, каких потенциально опасных для всего населения Земли существ на самом деле они охраняли?
[indent] На удивление, охранников в здании практически не было. Найтвинг позволил себе мысленно назвать их болванами. Он пробирался до нижних этажей со странной уверенностью, что суждено случиться чему-то вовсе не хорошему. Грейсон почувствовал это с момента, когда лифт остановился на самом нижнем этаже, а два молодых на вид исследователя перебрасывались мнениями по поводу своих экспериментов. Найтвингу пришлось выждать какое-то время, прежде чем начать преследовать двух молодых людей в белых халатах.
[indent] Он был почти готов пробраться через очередную вооружённую охрану, стоящую у металлической двери, если бы с другой стороны не послышалось утробное рычание. Ричард вздрогнул от этого звука всего на секунду. Кажется, всё пошло не так с того момента, как через металлическую дверь пробралось нечто. Найтвинг не мог назвать существо как-то иначе. Эксперименты над инопланетянами — определённо плохая идея. Галочка.
[indent] Инопланетянин двигался хаотично, отбрасывая охранников, попусту использующих боевые патроны, в мгновенно разрушающееся бетонные стены.
[indent] — Дело плохо, — лаконично изрёк Дик, в очередной раз себе под нос. И как же ему не повезло оказаться замеченным этим озлобленным существом. Оно, казалось, двигалось быстрее, чем Грейсон мог заметить это.
[indent] — Эм, привет. Ты не мог бы меня… Немного отпустить? — с лёгкой улыбкой протянул Найтвинг, чувствуя, как воздух стремительно покидал лёгкие. Ещё секунда, и его шея хрустнет. Дело — дерьмо из дерьма.
[indent] Инопланетянин взмыл ввысь вместе с Найтвингом, проломав своим массивным телом бетон. На солнце он, казалось, чувствовал себя гораздо лучше и сильнее. Дик активировал свой костюм, ударив существо мощным разрядом тока. Это дало ему возможность спланировать на землю. Ричард не рассчитывал на помощь, потому что… Не от кого? Он занял типичную боевую позицию, достав жезлы эскрима. Было бы неплохо спасти охранников.

+3

3

- Дверь, - Миднайтер шагнул в портал и перескочил три уровня вниз, поняв, что его помощь требуется здесь... относительно.
- У тебя гости, - раздался голос Хоуксмура в динамике, и услышанные слова сами собой вызвали сердитый рык.
- Кто еще?! - у него в общем-то был хороший план: подождать, пока эти твари всех перебьют, следить, чтоб они не вырвались наружу, а потом все здесь просто взорвать. Это не космическая станция из "Чужого", где он бы вообще не поленился оставить все, как есть, это горы и сраная Индия. Только вот база, само собой, здесь стояла совсем не индийская, а вполне узнаваемая, наверное, исключительно во имя демократии они прививали правильные принципы полу-разумным существам с другой, крайне далекой планеты, которые такой ход к их политическим взглядам не оценили. Длилось это все уже больше года, но не оценили они только сейчас, потому Штормовой Дозор не реагировал ранее. Если уж на то пошло, то Миднайтеру было банально любопытно, что там будет дальше.
- Это Найтвинг, - в этот момент Миднайтер не был уверен, что тихий смешок ему не показался. Их отношения с Джеком были специфическими, но если свести вместе их своеобразные понятия о дружбе, то это было что-то вроде того.
В последнее время миссии команды были не такими масштабными, чтоб заниматься ими полным составом, как, например, сейчас. Миднайтеру предложили занять место лидера, разумеется, временно, пока Джинни "искала себя". Не стоило ей мешать в таком возрасте чуть-чуть за двадцать, особенно, если вспомнить, как ее предшественница в прошлом столетии вдохновила одного австрийского художника заняться политикой, и это привело к мировой войне.
- Хм… - это многое меняло, даже злость на потенциально непрошенного гостя сошла на нет, - где он?
Зачем тот сюда влез, было очевидно: в своих детективных поисках он тоже докопался до неправомерных событиях на американской базе в Индии и явился нанести порядок и добро. Проблема заключалась в том, что Ричард был реально добрым.
Когда-то М думал так про Аполлона. Тот казался ему не только образцом мужественности и красоты, но и сосредоточением света и всего лучшего, что может быть в человеке. Хотя Миднайтер видел и знал, как тот расправился с теми педофилами, которых выслеживал, знал, что он может кого-то покалечить, возможно, даже убить. Но у него самого были смещенные жизненные ориентиры и странные представления о мире. Отсутствие воспоминаний о том, кто он такой, о своем прошлом, жизнь на улице и постоянное контактирование с социально безответственными слоями общества сделали свое дело. Многое из этого осталось до сих пор.
После расставания с Аполлоном, он взял отпуск от команды. Разумеется, временный, и, конечно, он тогда не прекратил свою деятельность в качестве народного мстителя. Но у него была цель - достать информацию о своем прошлом, а заодно как-то влиться в социум, построить личную жизнь. Но там он здорово просчитался, был обманут дважды и сильно зол. Информация о нем была уничтожена окончательно, хотя М хотел ее знать. Даже если он сирота или сын маргиналов-алкоголиков, это бы не травмировало его, во всяком случае не больше, чем отсутствие памяти.
Где-то там он понял, что попытка стать нормальным не принесла успеха и сильно его расслабила. Но кое-что все же изменилось. Общение с обычными людьми, не с сверхсильными существами, инопланетянами и супергероями, принесло свои плоды. Во всяком случае, он понял, что принцип "я такой, как есть, бери или уходи" никогда не принесет ему счастья. Оказалось, что для счастья, точнее, для банальных отношений нужно уметь меняться и искать компромиссы, не пытаясь банально поменять всех под себя.
- Два этажа вниз, восточное крыло, - М закатил глаза: как будто сейчас он так хорошо ориентировался по сторонам света, даже не зная, в каком крыле находится сам, - судя по происходящему, ты можешь поиграть в рыцаря-спасителя.
Да, тот смешок ему вовсе не показался.
- Открой мне дверь к нему, - попросил Миднайтер и отключил динамик. Ричард был из того типа мужчин, которые ему очень нравились, но себя он считал для них… неподходящим. Конечно, они не успели познакомиться достаточно близко, хотя они могли бы стать кем-то вроде друзей, если бы не посвящали слишком много времени другим делам. Мид разбирался с не самыми лучшими представителями человечества и не только своими методами, Ричард помогал другим и, порой, для этого тоже разбирался с кем-то подобным. Общий интерес на лицо, но все же не зря в какой-то момент М сказал ему, что шпионская деятельность не для него.
Стоило поблагодарить Джека, потому что дверь открылась ровно за спиной Найтвинга. Взгляд скользнул с шеи к лопаткам, талии, а затем еще ниже, но М напомнил себе собираться, потому что буквально в паре метров стояла одна из тварей, что здесь разводили.
- Салютик! - буркнул Миднайтер и ухватил Дика за плечи, утягивая за собой в портал обратно на то место, откуда он только что явился. В этой части было тихо, сумеречно, но пока что спокойно. - Надо же, какая встреча. Если честно, не ожидал тебя здесь увидеть.
М ухмыльнулся и оглядел своего приятеля, потому что в этом костюме он видел его впервые.
- Прикольная маска. Но… без нее получше. Как тебя сюда занесло? Это далековато от Готэме.

+3

4

[indent] «Святое дерьмо, — подумалось Найтвингу, — это Миднайтер». Прежде чем оказаться похищенным с поля боя, Найтвинг распоряжался временем на размышления. Несколько жалких и слишком коротких секунд, чтобы понять: если инопланетянина не заточить в криогенной камере (не факт, всего лишь догадка), он уничтожит всё и всех, кому сегодняшним утром не улыбнётся Фортуна. Солнечный свет подпитывал его и давал возможность раскрыть весь спектр имеющихся способностей; он видел, с каким вожделением существо тянулось к свету, заряжаясь им, как обычный человек на пляже в сотнях километрах отсюда наслаждался солнечным тёплым утром. Ричарду, скрестившему пальцы, оставалось надеяться лишь на то, что: а) он ел достаточно давно, и его не вырвет от крайне увлекательного путешествия через чудо-дверь; b) за время его отсутствия инопланетное существо, разъярённое выстрелами и людской жестокостью, не убьёт толпу охранников.
[indent] — Я уже рассказывал, как сильно ненавижу твой ТАРДИС, Мид? — избавившись от рвотного позыва, возмутился Грейсон. Тем не менее, он позволил себе улыбку, бросив взгляд на Миднайтера, отсалютовал двумя пальцами от виска в качестве приветствия и хлопнул того по плечу. Возможно, он был немного не тем, чьей помощи подсознательно ожидал Найтвинг, но на войне все средства хороши. Он не мог вспомнить, когда видел Мида в последний раз, но был искренне рад столкнуться с ним сейчас. Странное чувство ностальгии поселилось чуть ниже солнечного сплетения, но Грейсон с завидным упрямством игнорировал разливающуюся теплоту. Не время. Не место. Не для него?..
[indent] На лице Дика расцвела лёгкая, почти осторожная усмешка. Сестрёнка по оружию вернулась, значит. Это имело смысл, а сейчас — ещё и востребованность. В одиночку пришлось бы расспрашивать охранников о наличии неразрушенных криогенных камер, защищать их и не позволить существу стереть эту базу с лица Земли в одно и то же время. Задача нетривиальная, но он справлялся со всяким дерьмом. Даже мог бы назвать себя своего рода амбидекстром. В любом случае Найтвинг не чурался помощи от тех, кого мог назвать другом, даже если с натяжкой. Миднайтер не убивал, работая с Диком, и это вселяло некоторое чувство надежды и уверенность в том, что его моральные принципы уважаемы напарником. Сейчас он чувствовал, что мог довериться Миднайтеру.
[indent] — Лучше быть с лихо закрученным в леденец лицом? А, я понял: ты скучаешь по агенту 37. Униформа «Спирали» выглядит лучше костюма Найтвинга? — усмешка не покидала лица Грейсона, и он с некоторой придирчивостью, не заметной через линзы маски, осмотрел себя и костюм. Своё лицо под гипнотическим имплантом «Спирали» он воспринимал не иначе как тот самый закрученный леденец. А маска была ближе и роднее. В ней было что-то уютное. Что-то, что возвращало его домой, к истокам. — Я рад тебя видеть, честно, и поболтал бы с тобой, сестрёнка, если бы какой-то неудачный эксперимент чокнутых американских докторов не пытался прямо сейчас убить людей и разрушить свою тюрьму. Ну, ты понимаешь, неотложные супергеройские дела и всё такое.
[indent] Они, кажется, вновь очутились внутри базы, в неразрушенной части здания, но уже трещащей по швам и угрожающей слетающими пластами цементной штукатурки. Найтвинг вернул жезлы эскрима за спину — на данный момент в них не было необходимости — и сложил руки на груди. Он оглядел Миднайтера с ног до головы. Внешне ничего не выдавало изменений. Дик не знал, радоваться ли по этому поводу или грустить, потому что порой перемены к лучшему. К счастью или к сожалению, потолок осветился красным фонарём тревоги, вновь отвлекая от назойливых, как мухи, мыслей.
[indent] За спиной Дика что-то захлопнулось, и он пересёк расстояние до двери за два сальто назад. Естественно, будто красуясь перед Миднайтером. Дик называл это стилем. Он вновь надеялся, что это какая-нибудь супердверь, которая не позволит остальным инопланетянам выбраться наружу. Небольшой диод тоже мелькал непривлекательным красным цветом, а на экране под ним высветился текст: «Двери заблокированы. Доступ запрещён всему персоналу». Найтвинг удовлетворённо выдохнул, несмотря на то что не являлся персоналом от слова совсем. Вся его миссия сейчас держалась лишь на надежде; от этого становилось одновременно печально и забавно. Ситуация — сюр.
[indent] — Если у тебя есть идеи по поводу того, как остановить это нечто, не убить его и не дать убить остальных, то я буду очень благодарен за помощь, М, — улыбнулся Ричард, поправив растрепавшуюся копну волос. — И, знаешь, мне бы наверх. Или нам. Мы же сестрёнки по оружию, да?
[indent] Грейсону казалось, что он никогда не будет в состоянии отплатить Миднайтеру за его помощь. Если бы не он и технологии Сада, голова Дэмиана могла бы взорваться в любой удобный для Суда Сов момент. Убедившись, что существо за дверью если не мирно сопит, то хотя бы не проламывает металлический пласт, Ричард вернулся к Миднайтеру.
[indent] — Да, да, знаю, снова буду в долгу перед тобой, — Найтвинг развёл руками почти комично, будто являлся библейским мучеником, а затем протянул ему руку, — но от помощи не откажусь. Совсем не откажусь. Напарники?

Отредактировано Richard Grayson (2022-07-27 16:34:29)

+3

5

[indent] Ничто не заставляло закатывать глаза с той же интенсивностью, что и комментарии Дика про его Дверь. Старая песня. Нет, Миднайтер был в курсе, что первые перемещения по ней обычно вызывают дискомфорт и тошноту, нужно привыкнуть, с ним, вроде как, тоже самое было в самом начале. Или не было? Даже если и да, он очень грубо заставлял себя терпеть некоторые вещи, особенно те, с которыми ничего не мог поделать, но должен был примириться.  К тому же Дверь была удобной.
[indent] - Это высокотехнологичный телепорт, запускаемый сложным механизмом, а не вымышленная будка из сериала! - гордо объявил он и хмыкнул, - к тому же она явно лучше, чем две половинки тебя после укуса той детки, от которой я тебя забрал. Тебе идет быть целым, поверь.
[indent] Миднайтер шутливо толкнул его локтем и ухмыльнулся еще раз, отвечая на такую же почти улыбку от Дика. Они, возможно, думали об одном или совершенно о разном, хотя скорее все же второй вариант, потому что М подумал невзначай, что у парня довольно полные и хорошо очерченные губы. Но это было нормально, потому что он успел прочитать некоторые умные книги, в которых говорилось, что оценка других на привлекательность происходит сама собой, только вот человек не животное и может легко контролировать результаты это оценки. Или не так легко, но во всяком случае должен. Что же, он находил Дика привлекательным. Окей, он находил его красивым, хорошо сложенным, крепким, добрым и солнечным. Иными словами, можно было бы не вешать Найтвингу на задницу табличку с надписью "лучшая", а повесить на спину "ты крепко влип".
[indent] - Лучше быть где-нибудь на море вообще без костюма и попивать сок, - парировал М, - я еще не решил, ну-ка, повернись ко мне спиной, и я скажу, какой костюм лучше, - он поиграл бровями, но понял, что из-за собственной маскировки этого было не заметно, - вообще, это штука на твоих глазах... ты в курсе, что для современных нейросетей она не помеха? Но зато ты похож на Зорро. Только без шляпки.
Нет, он не считал себя классным стендапером с шутками уровня бог, он точно знал, что если кто-то смеется над его каламбурами, то либо Мид ему действительно понравился, либо он просто такой же отбитый. Круто было бы встретить два в одном.
[indent] - Эй, подожди, придержи коней. Тут ведь все не так однозначно, как ты это озвучил, - Миднайтер наклонил голову к плечу и хотел поймать его за запястье, но Найтинг не собирался сидеть на месте. Кто-то в детстве сказал ему, что движение это жизни, а потом уронил в чан с Рэд Буллом, и вот он результат. Хотя он продемонстрировал кое-что из навыков своей акробатики и предоставил таки возможность полюбоваться на себя с тыла уже более осмысленно и осознанно. М сложил руки на груди, деловито оглядел и остался удовлетворенным. Это у него половину мышцы составлял карбон, а другая половина всегда поддерживалась в тонусе из-за него и тонких расчётов какого-то гения биоинженерии и физиологии, а вот Дику приходилось прилагать усилия, чтоб держать себя в форме. И он прекрасно справлялся.
[indent] - Да, сестренки по оружию, - согласился М, хотя внутри он бы предпочел встречу немного в другой обстановке. У него ведь был четкий план о том, как он просто все минирует и взрывает к чертям, и больше никто не страдает подобной ерундой, но Дик бы никогда не принял подобное развитие событий. То есть следовало бы просто прийти вчера, и проблема была решена. Да, может, было не особо гуманно по отношению к охране и сотрудникам, и да, их следовало бы эвакуировать, но те, кто занимались разработкой... - у меня была идея, она тебе не понравится, правда, я знаю. Окей, есть еще варианты. И что, ты даже не против воспользоваться моим ТАРДИС?
[indent] М, как приличный и воспитанный, ответил на рукопожатие, и когда Ричард уже собирался было убрать ладонь, сжал ее крепче и несильно потянул на себя, заодно подаваясь вперед.
[indent] - Я тут подумал, - расстояние между ними существенно сократилось, и М понизил голос, - раз уж ты сам заговорил про долг, то... с тебя ужин. Да. Пожалуй. Дверь.
[indent] Правда, вопреки просьбе, он переместил их не наверх, а, наоборот, вниз к генератору.
[indent] - Для начала проясним кое-что: это у вас в Готэме есть богатые сумасшедшие гении, которые что-то изобретают ради своих сумасшедших немотивированных амбиций. Эта база - государственный проект. Секретный, о нем в курсе кто-то из правительства, парочка высших военных чинов, директора ЦРУ И АНБ, и то только потому, что база стоит на территории другой страны. Есть еще знающие, но у них зачастую недостаточно подробностей. Кстати, если захочешь поработать на ЦРУ И АНБ, скажи, у меня есть связи, - Мид хмыкнул, и это была скорее шутка и намек, чем реальное предложение, потому что зачем Дику становиться шпионом и заниматься тем, что претит его принципам, - кое-кому в руки попали жизненные формы с другой планеты, и они решили, что неплохо бы их развить. Чтоб, когда США в очередной раз найдет свою нефть под какой-то арабской страной и решит срочно насадить там демократию, у них была кнопка "выпускайте Кракена", и те милые тваринки шли на врага в куфиях. То есть миссия не в том, чтоб их усмирить и спасти охрану, а в том, чтоб прикрыть эту богадельню. Я знаю, как остановить плод марсиан и генной инженерии: низкие температуры вызывают у них анабиоз, потому база так хорошо отапливается. Это не было помехой: в арабских странах жарко, и ученые как раз работали над тем, чтоб снизить чувствительность. Мы остановим генератор и включим кондиционеры через командный центр. После того, как они все буду остановлены и уснуть, персонал займется ими, и следующей их целью станут нежданные гости, то есть мы с тобой. У тебя есть вариант, что делать с этим, не причиняя никому особого вреда, а, дорогой? - М подмигнул его, когда они достигли генератора, и он встал перед выбором, просто остановить или остановить и сломать. Выбор пал на второй вариант, так нет шансов, что базу быстро запустят вновь. - Не спрашивай, откуда я все это знаю.

Отредактировано Midnighter (2022-07-29 02:53:19)

+2

6

[indent] В действительности путешествия с телепортом не приносили Грейсону столько дискомфорта, как это было в старые добрые времена приключений Миднайтера и агента 37, но упустить возможность побурчать об этом — непозволительная роскошь. Этой мысли он улыбнулся, переступив в дверь. Оставались лишь лёгкое головокружение и пульсирующая боль, собравшаяся у черепа в кольцо, но Ричард был уверен, что оно сохранилось из-за того, что инопланетное существо с чувством и силой приложило его затылком к стене. Иначе… Ему же не могло послышаться про ужин, верно?
[indent] —  Я, конечно, люблю быть в центре внимания, но на камеры не попадаюсь. Брось, Мид, это же фишка Зорро — быть невидимым. И моя тоже, получается, — со смешком протянул Грейсон, шутливо прикрыл ладонью глаза, а затем инстинктивно прикоснулся к маске. Мид был прав, но он, знающий расположение камер слежения аж в двух городах, практически никогда не попадался. А преступники наверняка забывали моменты, в которые видели лица в масках, перед ликом Бэтмена, удерживающего за ногу на краю крыши и угрожающего сбросить. Во всяком случае, он утешался именно этой мыслью.
[indent] Найтвинг пропустил Миднайтера чуть вперёд, взглянул на свод его лопаток, потупив взгляд. Отчего-то его голос теперь был слышен как сквозь толщу воды. Наверное, потому что Грейсон с удивительным отчаянием отматывал воспоминания, как старую плёнку с фотокадрами, возвращаясь к моменту с ужином. Не то что бы Дик сомневался в изобретательности Мида, когда разговор подходил к возврату долгов, но ужин — это то, что ввело в ступор. Обыкновенно все свидания Дика Грейсона заканчивались либо до их непосредственного начала, когда в готэмских облаках виднелся бэт-сигнал, либо через десять минут после вместе со звонком от кого-то из защитников Готэма. И… стоп. Он только что назвал этот ужин в своей голове свиданием? Найтвинг неровно выдохнул, пообещавший себе обдумать этот момент несколько позже.
[indent] — Удивительно большой поток информации от тебя, Мид. Много болтать — моя тема, — оторвавшись от пристального разглядывания спины и широких плеч напарника, произнёс Дик с оттенком лёгкой улыбки. Он вскинул одну бровь, раздумывая над словами Миднайтера. Значит, догадка про снижение температуры была верной! Лицо Грейсона на миг осветилось мимолётной радостью. Только решение Мида об уничтожении базы заставило его привычно нахмуриться. Это определённо имело смысл, а у Дика — коллизия. Уничтожение влекло за собой не только подрыв здания, но и убийство всех причастных. С одной стороны, привлечь к какой бы то ни было ответственности тех, кто был послан сюда правительством, не представлялось возможным. С другой стороны, он никогда не поощрял такие методы и никогда не будет.
[indent] — За то время, пока персонал будет разбираться с масштабными разрушениями, всегда можно смыться под солнце в Монако, дорогой, — намеренно сделавший на последнем слове акцент Ричард улыбнулся, сравнявшись с Мидом. — Единственная проблема: если их оставить, они ничего не прекратят. К моему превеликому сожалению. Ты же не предлагаешь убить их всех?
[indent] Дик знал, что рано или поздно настанет час, когда вовсе не Миднайтеру придётся отказываться от своих принципов, стиснув зубы. Он качнул головой, чинно сложил руки на груди и сделал глубокий размеренный вдох. Был уверен, что мозги и прочие внутренности большей части охранников уже украшали собой рыхлый песок, что только заставило его понурить голову. Найтвинг ценил каждую жизнь, в том числе инопланетную. В конце концов, все хотели просто жить.
[indent] — Генератор на мне или на тебе? — Грейсон чуть задрал голову, чтобы взглянуть в линзы, скрывающие глаза Миднайтера. От долгого разглядывания его лица отвлёк странный шорох откуда-то сзади. Дик бы был рад посмотреть на него подольше, чтобы что-то внутри не скребло, обзывая предателем идеалов Бэтмена.
[indent] Признаться, Грейсон часто думал о том, что судьба каким-то чёртом свела его с Мидом в один из тяжелейших периодов его жизни, и порой он чувствовал себя лучше, находясь рядом с Миднайтером. Даже в том кафе в чёртовой Москве, когда он совершенно не хотел пить кофе в пять утра, а тешился мыслью о сне. Многие вещи в жизни Ричарда были абсолютно необъяснимыми фактами; таковым пока что являлся и Миднайтер, но Дик, решительно закинувший эти размышления в дальний ящик, оглянулся.
[indent] Источником шума стал заблудший — или нет — охранник. То, что он успел услышать их голоса — факт неоспоримый. Щелчок снятого с предохранителя автомата заставил Грейсона в считанные секунды достать один из жезлов из-за спины. Красный сигнал тревоги не добрался до этого этажа, что было вполне логичным, но охранник каким-то образом пришёл именно сюда.
[indent] —  Прости, дорогой, генератор всё-таки на тебе, — прошептал Найтвинг, коснувшись плеча Миднайтера пальцами в почти умилительном жесте, прежде чем метнуть эскрима так, чтобы тот затем попал в автомат. Охранник, заметивший это движение, тут же вскинул оружие в их сторону.
[indent] — Вы, двое, отойдите оттуда и поднимите руки вверх. Немедленно! — судя по голосу, охранник оказался молодым пареньком лет двадцати трёх. Дик готов был поспорить, что его руки чуть потрясывались от тяжести автомата. Он говорил на ломаном английском своим тонким голосом, и в акценте красиво прослеживался хинди.
[indent] — Хочешь дружеский совет? Лучше не делай ошибок сейчас, парень, — жезл эскрима как раз вовремя попал по автомату, выбив его из рук парнишки. Найтвинг оказался около него в мгновение ока, ударил под коленной чашечкой, заломал за спину руку. Охранник позволил себе осторожный вскрик, отразившийся эхом от стен. — Или сейчас ты рассказываешь, что у вас, чёрт возьми, здесь происходит и как это остановить, или я оставлю тебя ему. Я добрый, а он — не очень. Поверь мне, ты не хочешь второго варианта.
[indent] Охранник испуганно кивнул, но всё сказанное им в конечном итоге было пересказом слов Миднайтера. Найтвинг несдержанно чертыхнулся себе под нос, решив отпустить ещё зелёного бойца. Тот даже вцепился в его руку, умоляя спасти его напарника, который остался наверху. Дик стиснул зубы вновь. Он боялся спрашивать о количестве погибших, не говоря уже об учёных, которым тоже нужно было где-то прятаться. Чёрт.
[indent] — Видишь, — обратившись к Миднайтеру, — моя миссия изначально была другой, — Дик даже вздохнул, уже ощутив на себе тяжесть лицезреть мёртвые тела или то, что от них оставило существо.
[indent] Идея заманить существо в здание казалась невыполнимой задачей, но только так можно было обезвредить его. Найтвинг почесал подбородок, взглянул на испуганного парня, затем в спину Миднайтера. Что же, кому-то нужно было стать приманкой.
[indent] — Если скажешь, куда лучше всего заманить этого… Как ты там сказал? Марсианина? Не важно. В общем, если скажешь, на каком из этажей есть кондиционер, я заманю этого кровожадного гомункула туда. Не вижу других вариантов. И, может, две половинки меня всё-таки будут выглядеть лучше, чем я целый.

+2

7

В разговорах и сотрудничестве с Грейсоном всегда был ценен и важен момент комфорта. М не мог сказать, что они постоянно пребывали на одной волне, потому что внутри зачастую ощущал себя слишком мрачно и отстраненно от мира. У них были словесные перепалки, они даже дрались по началу, хотя Миднайтер никогда не ставил целью действительно покалечить его, даже когда они были по разные стороны. Он бы сделал это, если бы вопрос стоял в личном выживании, но нет, им обоим повезло. Теперь, когда они немного сблизились, узнали друг о друге кое-что, их болтовня звучала непринужденно и легко. Никакого подбора слов, никаких попыток выглядеть неестественно лучше, чем ты есть.
- Болтай сколько угодно, только не начинай заигрывать с нашими врагами. Серьезно, я не переживу, если ты скажешь той тварюшке, что у нее красивые зубки, - М хмыкнул, представляя себе эту ситуацию, - Монако? Тебе нравится в Монако? - он ведь предложил ему ужин. Было ли это намеком? - Конечно, я не предлагаю тебе убить их всех. Конечно, придется усмирить эту зубатку. У вас же там так принято, ну, в твоем любимом городе? Ловить какого-то мудака, потом отправлять его в цугундер, ждать, пока он свалит, опять его ловить. И все это по кругу. Ладно, займемся генератором.
Миднайтер еше хотел бы заняться решением несложной задачки о причинах того, почему он отменяет свои принципы и стиль работы в пользу принципов Грейсона. Потому что у него лицо красивое и задница бы победила на конкурсе "ass-world"? Да не, он никогда не растекался лужей перед кем-то только потому, что природа наделила его выдающимися данными. В конце концов, он знал, что сам весьма хорош.
Шум он услышал чуть раньше, чем Дик. И еще раньше прокрутил в голове фразу, которую тот должен был сказать, и сразу занялся генератором. Ломать не строить, но можно было обернуться назад и посмотреть, как этот ловкач демонстрирует свои навыки и себя самого, причем, как будто специально для М. Понятно, что вряд ли.
- Я не спрашивал тебя, что мне делать, - ответил М на требование поднять руки и отойти. К тому же немедленно. Он знал, что военный, что охранял этот объект, через секунду лишится своего оружия. В общем-то, так и случилось, и Грейсон был просто воплощением доброты. И решил поболтать, пока Миднайте не просто влез в генератор, но и повредил его части вместе с компьютером, чтоб сюда просто не успели в ближайшее время доставить запчасти с китайского алика.
- А мне ты не верил?.. - пробормотал М, который совсем недавно восполнял информационный дефицит в голове Грейсона. Вот только тому не хватало просто знать о том, что и для чего здесь происходило, он был хорошим парнем. Все, как М любит. Ему нужно было знать про людей и тех, кого нужно спасти. Был ли он прав? Стоило ли их спасать? Как часто ему приходилось принимать решение о том, кто достоин спасения, а кому можно сломать руку или нос? Как часто М приходилось это делать, и сколько раз он ошибся? Был слишком злой или, наоборот, милосердный к тем, к кому бы не стоило?
Эти вопросы не были приоритетными. Дик уже торопился принимать какие-то решения, и стоило сначала разобраться с тем, с чем они не закончили.
- Ну, постой, я так полагаю... - Миднайтер навис над Грейсоном. Нет, Дик не был каким-то там низким мальчишкой, в нем было сантиметров сто восемьдесят или даже больше, хотя он слегка проигрывал Бэтмену, стоя с ним рядом. Вполне возможно, что из-за костюма. Но когда в тебе два метра, то можно себе позволить. М вытянул руку и уперся ей в стену, ухмыляясь, - про ужин возражений нет, да? - вообще-то, он ожидал, что Дик посмеется. Потом отшутится. Потом скажет, что обязательно когда-нибудь потом. Но он ничего не сказал, а ведь он был из тех парней, что любили поболтать, и если  осталось хоть что-то не озвученное, значит, оно было еще не до конца обдуманное и настолько серьезное, что даже не подлежало обдумыванию вслух. А в жизни Дика, казалось, вслух можно было обдумать вообще все. - Тогда французская кухня, окей? Можно не во Франции. Ты в курсе, что десять лучших ресторанов Великобритании готовят французскую кухню? Ты вообще ешь что-то кроме пиццы? - М совсем незаметно придвинулся еще на пару сантиметров ближе, - я недавно слушал подкаст о здоровом пита...
- Эээ... - послышалось вежливо-нетерпеливо-смущенное справа, - так вы спасете моего друга?
- О! - М закатил глаза, кажется, даже из-под маски было видно, и испытал острое желание немотивированного насилия. Это было дурным знаком, потому что он старался бороться с некоторыми приступами агрессии и любовью к насилию, пытаясь измениться в сторону чуть лучшую, чем та незамысловатая развалюха, чем он когда-то был внутри. Но тут же пришло спокойствие, потому что вообще-то все было логично и мотивированно. Этот черт в форме мешал ему обговаривать детали свидания с парнем, который в понимании М никогда бы на это самое свидание не согласился.
- От кого его надо спасти? От той милой зверушки, что здесь выращивали? Да это же обычный безмозглый хищник, ага, а ты типа на работе! Что, я не прав? Я ненавижу ублюдков, я бы хотел, чтоб в мире не осталось ни одного ублюдка, и тогда бы я смог спокойно сделать себе харакири, но по ходу я буду жить вечно. Что? - он посмотрел на Дика, хмурясь и пожимая плечами, - нытиков я тоже не люблю, - он недвусмысленно махнул рукой в сторону военного, которого Грейсон недавно обезоружил и допросил. Действительно просто допросил, а не, например, пытал или еще что-то в этом духе. М же считал, что, раз тот подписал контракт на очень круглую сумму, зная, что едет не кукурузу охранять и видя все пункты про секретность и неразглашение, то должен был быть готов. - Ты когда-нибудь читал про Первую Мировую? Про флот и их сражения? Ну, знаешь, что-то вроде - на сороковой минуте боя линкор получил двадцать попаданий и затонул с поднятым флагом, то есть экипаж не сдался. Все триста офицеров и матросов погибли, никто не спасся. Ну... триста порядочных мужчин, не ублюдков, не подонков и не трусов. А это? - в его голосе слышался вопрос, но риторический, правда, М не требовал ответов, он скорее изливал в воздух свою досаду. Он ведь когда-то жил на улице и в трущобах и был убежден, что если выбраться оттуда, если искоренить там всех преступников, то за пределами такого убогого места точно будут хорошие и порядочные люди. Такие, как, например, Аполлон. И будет много славных и достойных мужчин. Таких, как, например, Дик. Что он получил по итогу, познакомившись с другими слоями населения? Балалайку и еще больше мудаков.
- Ладно, давай спасать этого убогого и его дружка, - по крайней мере, Грейсон-то сразу предупредил, что он добрый, а вот М не очень, - но ты больше никогда не будешь делать вид, что можешь кого-то охранять, и начнешь мирную жизнь садовника или продавца специй. Я найду тебя и проверю, - он коснулся динамика, включая его, - Хоуксмур? - молчание несколько секунд, - Джек?.. Джек, ублюдок, отзовись!
- О, Миднайтер! - послышалось в наушнике, - я думал, что ты умер.
- Еще нет, но спасибо за беспокойство. Мы можем принять в гости одно саблезубое животное из реквизитов фильма ужасов?
- Ты же собирался их просто убить, - кажется, Джек уже давно занялся своими делами из-за долгого отключения эфира.
- Собирался, - Мид коротко стрельнул глазами в сторону Дика, которому не сказал, что работает не один.
- О, передумал, вау! Приведешь этого парня к нам знакомиться? - Хоуксмур неприлично заржал, потому что ему показалось это смешным, но М очень недвусмысленно на него нарычал, и в этом было обещание несладкого будущего, - ладно-ладно... закидывай на Транспортер зверушку. Я встречу.
М снова отключил динамик, не желая, чтоб их разговоры слушали.
- В общем, сначала обезвредим дитя любви пришельца и науки, я знаю, где холоднее всего: в лабораториях должны быть низкие температуры из-за анализаторов. Нужно заманить его туда, я отрою дверь и перенесу в место, откуда его вернут на историческую родину. Потом зачистим здесь все по возможности и скинем данные ФСБ, МИ-6 и МОССАД, пусть прибудут одновременно и решат вопрос в своих подпольях. Идет? Готов к моему ТАРДИСУ?

+1

8

[indent] — Я думаю, ты не переживёшь, если я буду заигрывать не с тобой, — ехидно ухмыльнулся Грейсон и чуть вскинул бровь, впрочем, не вложив в эту шутку ни капли серьёзности. Его юмор зачастую граничил с легкомысленным флиртом, и он прожил достаточно долго, чтобы свыкнуться с этим и принять. Дик мог разрядить им обстановку, когда ощущал непомерную тяжесть любой из миссий и нуждался в некоторой лёгкости. Слова Миднайтера как раз оказались той самой тяжестью, которую Найтвинг ощутил на своих плечах, вовсе не заостривший внимание на словах о его симпатии к Монако.

[indent] Ричард знал, что их, его и Бэтмена, борьба с преступностью — колесо Сансары, которое никто из костюмированных героев с моральным кодексом не мог разорвать. Они всегда бегали по кругу, словно заведённые маленькие составы поездов на детской железной дороге, но всегда ловили за хвост лишь самих себя. Убийство злодеев для Найтвинга, однако, не означало конец преступности. Убийство — начало конца. И Грейсон стиснул зубы, не заимевший желания рассказывать, почему всегда ходил по кругу в своей собственной борьбе. Это отличало его от М, или М от него — не суть. Дик слишком ценил жизнь как таковую. А смерть стоила того, чтобы жить.

[indent] Он приподнял голову, оказавшись под словесным и физическим натиском нависшего Мида, даже вжался лопатками в стену от неожиданного напора; мыслительный процесс отвлёк его от приближения Миднайтера. Если бы тот видел, как Дик хлопал глазами от изумления, наверняка рассмеялся бы. Сейчас он выглядел слишком наивным и смущённым для двадцатисемилетнего мужчины с прекрасным послужным списком по количеству отношений и интрижек, но маска в виде усмешки и приятель в лице полумрака скрывали чуть покрасневшие щёки.

[indent] — Я всегда плачу по счетам, М, — убавивший градус внутреннего напряжения и отчего-то трепета Ричард сумел ответить с лёгкой усмешкой, — поэтому возражений нет, — он не относился к этому ужину как к свиданию, несмотря на странный шёпот внутреннего голоса. За услугу всегда нужно было платить. Это условие старо как мир, и Дику было чем отплатить. Неопределённо качнув головой, взглянул в сторону встрявшего охранника. С одной стороны, Найтвинг был благодарен за то, что больше ему не приходилось чувствовать странное и неуместное смущение; с другой, эмоциональный всплеск Миднайтера принёс иное странное чувство.

[indent] — Каждый имеет право на проявление эмоций, — голос Грейсона вмиг приобрёл твёрдость и уверенность, даже поучительный элемент. Его брови сдвинулись к переносице, выразив некоторое недовольство. Сложив руки на груди, он продолжил: — И это не значит, что он нытик или ублюдок. Страх перед смертью свойствен каждому человеку. Не стоит бросаться словами.

[indent] Ричард посмотрел на охранника жалостливым взглядом. Он понимал его страх, чувствовал кожей, будто тот просочился сквозь ткань костюма и окутал собой. С таким же страхом он существовал после гибели Джейсона, исчезновения Брюса, гибели Дэмиана, исчезновения Тимоти. Смерть дышала в затылок ежесекундно, но время научило контролировать страх и нести его в преступные массы. У этого парня наверняка не было времени, чтобы обучиться искусству подчинения страха. Дик понимал это. А ещё понимал, что М слишком требователен к людям и пессимистично настроен по отношению к себе. Это открытие отозвалось уколом в области сердца. Он так чертовски не любил, когда с людьми происходило что-то, что заставляло в открытую говорить о готовности совершить самоубийство. Это заставляло осознавать, насколько силён мир в своём стремлении сломать каждого. Дик тоже был в какой-то степени сломанным, бракованным, но едва ли кто-то догадывался о пустоте в душе того, кто без конца улыбался и помогал всем, кому мог; к тому же, Дик — прирождённый боец, главный противник судьбы, без устали сражавшийся за место под солнцем.

[indent] Пока Мид переговаривался с кем-то, Грейсон взглянул на него с вновь вскинутой бровью, мол, ты ещё и не один. Он выкатил нижнюю губу, чтобы выказать наигранное недовольство, якобы вспыхнувшее от сокрытия данного факта. Ричард был здесь один, даже не проверявший, выходил ли кто-то из бэтсемьи на связь, но вместе с появлением Миднайтера более не нуждался в чьей-либо помощи.

[indent] — А я думал, что мы доверяем друг другу и можем работать вдвоём, М, — театрально приложил руку к груди, будто в самом деле был разочарован и обижен наличием у Мида информатора. Его небольшая постановка была прервана тем же охранником, и Дик обратился к нему, чтобы узнать, как же выглядит тот, кто нуждался в спасении. Параллельно он слушал план, любезно предоставленный Миднайтером, согласно кивал, но больше был занят беспокойством охранника, которое в значительной степени передалось ему; эмпатия имела как плюсы, так и минусы, но ему отрадно было наблюдать, как молодой человек медленно успокаивался от осторожного прикосновения к плечу и заинтересованности в спасении его боевого товарища. Парнишке Ричард предложил остаться здесь: место выглядело тихим и безопасным, скрывающим от ужасов поверхности неокрепшую психику.

[indent] — Сначала спасём другого парня или хотя бы прикроем его, а затем разберёмся с несчастным инопланетянином. А про МИ-6 и всех этих ребят рано думать, М, не находишь? Остановимся на инопланетянине. Не слишком-то тривиальная задача. Хорошо, хорошо, я могу прикрыть того парня и постараться заманить существо в ловушку. Или ты можешь переместить выживших сюда. У меня масса вариантов по спасению, выбирай любой, — Грейсон звучал уверенным, хотя внутреннее волнение отражалось в чуть подрагивающих пальцах. Меньше всего ему хотелось видеть трупы невинных людей и беснующееся существо, такое же невинное и использованное людьми в корыстных целях. — А к ТАРДИСУ всегда готов, капитан. Обещаю не ныть. Ты же не любишь нытиков.

[indent] Транспортер, как оказалось, уже не оказывал на Найтвинга никакого влияния. Зато влияние оказывало кровавое месиво из мёртвых тел и размазанные по туловищу существа человеческие внутренности. Лицо Дика скривилось, и он почувствовал запах смерти, удушливый и въедливый, до жути тошнотворный. Он нервно сглотнул подкативший к горлу ком, прежде чем поспешить к единственному выжившему военному. Он подходил под описание парнишки, однако оказался вовсе не таким дружелюбным. Выглядел гораздо старше и своего напарника, и Дика. В его глазах не читалось ничего, кроме усталости с вкраплениями желания остаться в живых.

[indent] Военный покосился на Найтвинга с подозрением, сжал автомат крепче и угрожающе сверкнул оскалом. Грейсон, капитулируя, поднял руки вверх. Ему было жизненно необходимо дать знать, что он не противник, но союзник или хотя бы спаситель. Инопланетянин, находившийся за спиной Грейсона, с угрозой издал нечленораздельный звук, напоминающий утробное рычание хищника. Времени на размышления практически не оставалось, потому Дик действовал быстро: схватил военного, достал из отсека на поясе пистолет с крюком-кошкой и выстрелил в сторону ближайшего выступа, попутно выискивая взглядом Миднайтера.

[indent] Инопланетянин выглядел порядком измотанным, будто убийства охранников утомили его, но всё ещё был озлобленным. Его глаза, налитые кровью и чистейшим гневом, осматривали окружающую обстановку. Выжженное индийским солнцем поле, разбросанные конечности и лужи крови — естественная среда обитания инопланетянина. Однако Ричард, наблюдавший за ним во время полёта с военным, прижатым к его боку, вдруг понял: существо в замешательстве. Оно будто не видело других целей, несмотря на присутствие Миднайтера и Найтвинга. Оставив военного на небольшом скалистом выступе, Дик вернулся к М.

[indent] — Я хочу попробовать кое-что. Если всё пойдёт по плану, транспортируешь его отсюда, хорошо?

[indent] Впрочем, Найтвинг не собирался услышать ответ. Он неумолимо приближался к марсианину, который гипнотизировал его взглядом. Крайне легкомысленный поступок мог стоить ему жизни, но Дик улыбался, глядя смерти в лицо, каждую чёртову ночь, надевая этот костюм. Дик улыбался, глядя смерти в лицо, каждый чёртов день, надевая полицейскую форму. Подсознательно Дик был готов ко всему.

[indent] — Эй, приятель, я не хочу тебя обидеть, — Грейсон заговорил на тамаранском. Редко используемый язык пришельцев с планеты Тамаран всё же пригодился. Он не был уверен, что план сработает, но надежда теплилась в его душе сменившимся взглядом существа. Оно склонило голову, будто услышало нечто до боли знакомое. Если марсиане знали тамаранский, то для Дика это определённо открытие. Инопланетянин покосился на Найтвинга, но продолжил слушать и не двигаться. — Неудачно познакомились, да?

[indent] Ричард всегда знал, что каждое живое существо нуждалось, нуждается и будет нуждаться в вежливости, доброте, любезности. Сделав несколько небольших шагов, остановился, вскинув руки вверх. Показывая, что не был вооружён автоматами, что не собирался стрелять или как-либо ранить. Его тело напряглось, как туго натянутая гитарная струна. Грейсон в любой момент был готов привести в исполнение план Мида, но отчаянно медлил. Напряжение оказалось почти осязаемым, и воздух вдруг стал вязким, но он упрямо продолжал разговаривать. В любом случае ему казалось, что убежать он всегда успеет.

[indent] — Слушай, эти ребята… Они не знали, что с тобой делать. Поверь мне: никто не хотел тебя ранить, — существо плохо воспринимало тамаранский язык, но то ли чувствовало доброжелательность со стороны Ричарда, то ли пыталось понять, откуда человеку знаком этот язык, потому замерло, недоверчиво покосившись. — Знаешь, мы можем вернуть тебя домой. Там, где ты родился и жил. Только давай обойдёмся без моей крови, ладно? Всё будет хорошо. Я обещаю тебе. Поверь мне, прошу. Он тебе тоже не враг, — он знал, что существо прекрасно видело М, и поспешил заверить, что тот не причинит ему вреда. Дик крайне верил в это, примерно как маленькие дети верят в Санту Клауса. Существо чуть озлобилось, громко фыркнуло в ответ на слова Найтвинга, но осторожно двинулось вперёд, пока что не показывая никакого желания нападать. Оно заинтересовалось.

+1

9

Что ему оставалось делать в такой ситуации? Правильно! Тяжело вздохнуть и сказать что-то вроде "да, дорогая". Разумеется, он читал модные книжки, инструкции и интернет, чтоб быть в курсе, как нынче порицается отрицание каких-то эмоций. Дик Грейсон по-любому был из тех ребят, которые строго берегли чужие права, хотя в этом тоже оставалась некоторая двусмысленность: преступник вроде как имел право на честный суд, а не получить по почкам от парней в черных костюмах, но лично у Миднайтера с этим проблем не было. Он-то знал, что всякое действие рождало противодействие, и его даже смущали некоторые люди, которые постоянно что-то говорили про ответочки, про мгновенную карму, про "Иисус все видит", страшный суд и прочие прелести возмездия, а потом кричали, что убийство убийцы как-то слишком жестоко. Возможно. Наверное, это было даже нецивилизованно. Но о какой цивилизации речь, когда все кругом настолько лицемерно?
Дик точно не должен был принадлежать к той культуре, которая видела ущемление прав других везде и во всем. Ну, у него явно на это времени бы не хватило. Но он был хорошим парнем и гуманистом, ценил возможность решить все словами, а не кулаками, но и грязную работу на других не перекладывал. Он был честен, не делал того, что ему претило, но и не требовал других этого делать. Хотя так же честно оповещал других, что его напарник не обременен такой вот высокой моралью. Что хотел сказать ему М? Ну, что если ты берешь за какие-то вещи деньги, то эмоции не должны выходить на первый план. Что хирург не должен бояться, пересаживая кому-то сердце. Что у военного на сверхсекретном объекте не должны трястись коленки, иначе зачем он, нахрен, в армию пошел? Мог бы открыть пиццерию, в ней безопасно, тепло и сытно. Речь ведь шла не о том, что на него напали откуда-то с неба, и он теперь пафосно защищал свою страну как в тех фильмах, нет, он ставил свою подпись и тратил свои бабки. А если бы не ныл, то мог бы сам чуточку потрудиться, чтоб спасти своего напарника. А не мешать другим.
Но М промолчал. У них тут не сеанс навязывания своего мнения. Он мог бы закинуть Дика в портал и высадить где-то в Метрополисе, когда тот добровольно шагнул с ним. Да, минус доверие и ужин, но Грейсон не девчонка, чтоб потом долго обижаться, они бы как-то уладили свои вопросы. Но он изначально решил, что хочет нравиться этому парню чуть больше, чем нечастые случайные столкновения и обращения по делу, когда совсем припрет.
Так что он связался с Хоуксмуром, и взгляд Дика его даже позабавил.
- Что? - Мида даже позабавило это притворное возмущение, но он знал, что люди странные и удивительные создания, и за актерской игрой или шутками может крыться что-то вполне реальное, - для меня это все вот тут вот как встреча жабы с гадюкой. Одни придурки решили заняться чем-то, противоречащим принципам гуманности для получения чего-то вроде живого биологического оружия, оно вышло из-под контроля и решило всех пережрать. Для меня звучит как счастливый конец и торжество справедливости. Я сюда явился только для того, чтоб этот хищник не вырвался наружу и не покусал мирных жителей. Это в основном то, чем занимаются люди, с кем я работаю. Очень давно работаю. Лет восемь, - учитывая, что он в принципе помнил только последние лет одиннадцать или двенадцать своей жизни, это был огромный срок лично для него. И М не должен был распространяться про Штормовой Дозор, никто из них не должен был, но он мог сказать что-то без подробностей. Он ведь пользовался Дверью. И, надо признать, Миднайтер был благодарен своей команде, потому что очень многому научился, будучи с ними, и речь шла даже не о совершенствовании своих навыков. - Не переживай, я отключал динамик до этого.
Зачем он объяснял мотивацию? Тут все было предельно просто. Не то чтоб Аполло был наивным и чего-то недопонимал. Не то чтоб он рассчитывал исправить такого подонка, как М, отогреть его сердце, изменить мировоззрение и прожить счастливую жизнь с тремя детишками. Нет. Они вообще-то оба понятия не имели, с какой стороны к тем самым детишкам подходить, как их брать, пеленать, купать и чем кормить, хотя Миднайтер не отрицал отцовства, как факт. Если бы у него был ребенок, он бы научился. Конечно, запланированный, а не при текущих обстоятельствах. Но он почему-то был уверен более, что стреляет холостыми после всего того, что сделали с его телом и организмом. К тому же... для создания детей требовалась женщина, это только Лекс Лютор мог начать проект ребенка двух отцов, который потом выкрал Кадмус и даже закончил его. М и женщины ограничивались взаимоуважением, восхищением, симпатиями и привязанностями, но все исключительно в платоническом смысле. А насчет суррогатной матери для супергероев и антигероев он ничего не слышал. В общем, дети в данном случае тоже были второстепенной идеей. Смысл имело то, что Миднайтер недостаточно старался.
Эндрю был хорошим парнем для него. Заботился, был внимательным, уделял ему время и силы, поддерживал в меру своих возможностей. Но М тогда не менялся так быстро, как стоило бы. Он ценил его... недостаточно. Он не был героем, которого Аполло хотел видеть рядом с собой, он был черной бездной, вытягивающей свет.
Прошло уже достаточно времени, чтоб М сумел привести свой разум в покой и порядок, разобраться со всем мусором, что творился в чертогах его богатого внутреннего мира - богатого кровью и насилием - но он все еще был далек от идеала. И вряд ли он сможет начать смотреть на мир иначе, он же не ребенок. Поэтому ему просто хотелось обозначить чуть больше о себе. Не то чтоб он мог возлагать какие-то особые надежды на предстоящий ужин, который они еще не обсудили, к тому же с человеком, который обозначил это как плату по счетам. Но все же.
- Ох, погоди! - М замер, прижимая ладонь к груди, - ты просто меня в самое сердце ранишь своими словами, детка, даже аритмия началась. Так неприятно, когда одно стучит быстрее другого, - он покачал головой, и в общем-то последняя фраза была правдой. Для комфорта они могли биться в разном порядке или одновременно, но с одинаковой скоростью. Зато он никогда не знал о таком явлении, как отдышка. - Ты же понимаешь, что если мы просто уберем инопланетянина, то и спасать уже никого ни от кого не придется. Идем, герой, разберемся с этим. Я хочу кассуле и круассан с кофе.

Они переместились туда, где были явные следы бойни, несколько растерзанных тел и стойкий запах крови. В общем-то, среда обитания для Миднайтера максимально привычная. Для Дика - тоже. Только его это не воодушевляло и точно не оставляло равнодушным. Того второго военного, дружка первого нытика, которого про себя М продолжал звать так же, и он вообще не выглядел, как невинный молодой парень, не знавший, что делает. М сощурился, потому что его вера в людей не была хоть сколько-то глубокой. Скажем так, она была плоской, как гладь озера в штиль.
В общем-то, тварь их тоже нашла быстро, и дальше М надеялся, что им не придется менять изначальный план, но... Он был осведомлен еще раньше, чем Дик произнес это вслух.
- Знаю я, что ты хочешь попробовать, - проворчал он, находя среди тел убитых пистолет, - может, не надо? Это неприятно кончится.
Если бы здесь был ШтормВатч, они бы, как минимум, притормозили. Как максимум, отказались бы от плана, потому что если М говорил, что кончится что-то так себе, то он не врал. А его понимание "так себе" и "неприятно" было за гранью этого же у других людей, всегда была вероятность, что для них это будет полный треш.
Но нет, Дик не так часто попадал с ним в подобные ситуации, чтоб привыкнуть к чему-то такого. Зато он легко болтал на неземном языке, и М поставил себе галочку узнать, где он его выучил. Это было даже соблазнительно. "Думай о другом, мерзкий извращенец", - напомнил он себе и проверил количество патронов.
Где-то в тот момент, где Дик обещал инопланетянину, что все будет хорошо, сзади послышался топот ног и крики, кто-то даже выстрелил.
- Оно здесь! Быстрее!
Тварь тоже не осталась на месте и рванула вперед, но Мид уже знал, в какую сторону.
- Дверь! - рыбка занырнула в портал быстрее, чем успела опомниться, но это был удачный способ заманить его. На несколько секунд все замолкло, М посмотрел на Дика, покрепче сжал пистолет и еле заметно кивнул головой в сторону того военного-напарника, которого Грейсон недавно спас от огромных зубов.
- Задержите их! Они проникли на территорию и похитили объект! - крикнул он подоспевшей подмоге, а М коротким и метким движением выстрелил в него, прицелившись где-то в район колена. Он ухватил Дика за предплечье и утянул за собой в боковую дверь, крепко запирая ее. Это даст им от силы минуту или полторы.
- Так и... Правда хочешь всех их тут "спасти", - он изобразил кавычки в воздухе пальцами, - или все же МИ-6 с ФСБ и Моссадом?

+2

10

[indent] — Хотел, — машинально поправил его Найтвинг, — хотел спасти, Мид.
[indent] Голова Грейсона опустилась вниз с усталостью, сорвался короткий неудовлетворённый вздох. Его вера в людей была непоколебима вне зависимости от обстоятельств. Знал: работа солдата как раз заключалась в охране объекта от вторжений, равно как его работа в качестве детектива полиции Бладхэйвена заключалась в расследовании, поимке преступника и подготовке материалов для передачи в руки окружного прокурора. Ричард знал, но никогда не желал подобного исхода. Выстрелы звенели в его ушах, как порой в Бладхэйвене раскатывался глухой гром. Необходимость оружия он также осознавал, но чертовски его не любил, несмотря на то что по форме пистолет в набедренной кобуре — привычное дело. Порой он клал его под подушку перед скудными часами сна, будто в самом деле был готов нажать на спусковой крючок, обнаружив вторженца.
[indent] Найтвинг нуждался в нескольких драгоценных секундах, дабы прийти в себя. Казалось, ещё недавно он ощущал под ногами песок, лёгкое дуновение ветра и металлический запах крови, а сейчас ютился в небольшом помещении с Миднайтером, едва не вжавшийся в его бок своим. Его пальцы самостоятельно обратились к переносному компьютеру, встроенному в костюм близ запястья, но Ричард не мог осознать этого в полной мере. Однако он осознал, что улыбнулся, когда перед глазами осветился контур планировки здания. Все тягостные размышления были оставлены на момент, в котором Дик окажется на вежливо одолженном бэткрыле с включённым автоматическим пилотированием, проваливаясь в полудрёму в кресле пилота.
[indent] — Если пройдём туда, окажемся в серверной, — отозвался Дик, и его лицо смягчилось, более не скованное гримасой растерянности и непонимания. Кивнувший на дверь напротив, он словно оживился. — До лабораторий достаточно далеко, но теперь я хочу спасти пришельцев больше, чем военных. Сдержишься, чтобы не прострелить колени остальным?
[indent] И Грейсон не привирал: он видел в глазах, до боли умных и понимающих, марсианина фейерверк чувств. Существо, пытаемое лучшими учёными Америки, отчаянно хотело свободы, вернуться домой. Он знал это чувство, с которым каждый раз отправлялся на миссию в другие штаты или на территории других государств. Ричарда всегда тянуло в место, которое он звал своим домом, хоть Бладхэйвен в большей степени напоминал помойку, около которой ошивался всякий сброд. Правда заключалась в том, что он видел свет даже в самой кромешной тьме. Каждого можно было спасти.
[indent] Толкнув дверь, Дик столкнулся с её сопротивлением. Детективный режим, заботливо и так вовремя активировавшийся в маске, подсказал, что дверь всё же не заперта. Как оказалось, этим чёрным ходом персонал пользовался крайне редко и дверь наверняка приржавела. Это не было проблемой для человека, который в экстремальной ситуации держал на весу железобетонный обломок весом под пол тонны. Потому Дик отошёл к запертой двери, уже чувствуя кожей, что военные пытались отпереть, разогнался, насколько представлялось возможным, чтобы ударить двумя ногами в другую. Шумно? Нет, увольте, он всё ещё называл это эффектностью.
[indent] — Прошу заметить, мы не убегаем. Это тактическое отступление. Шумновато, но что делать? — позволив себе усмешку, сказал Найтвинг. — Если кондиционеры к этому времени успели охладить камеры до нужной температуры, наша задача ещё более простая, чем я думал. Если только военные не доберутся туда раньше нас и не устроят вооружённую засаду.
[indent] Грейсон двигался быстро. Прежде всего это было необходимо, чтобы избежать ненужного столкновения с охраной. Он оглядывался, выискивал Мида в полутьме взглядом и значительно успокаивался, ощущая его присутствие. Его не страшил пистолет, который Миднайтер оставил при себе, но неприятное и липкое чувство вместе с характерным звуком выстрела почему-то доминировали над осознанием, что его уберегли от ранений и гибели два раза за слишком короткий промежуток времени.
[indent] — Ты, кстати, всё больше похож на моего телохранителя: спас меня два раза за одну миссию. Спасибо тебе, — констатация фактов приводила разум Найтвинга в относительный порядок, позволяла сосредоточиться на более насущных вещах, а не на мыслях о том, что Мид не спасал никого просто так. У Дика были предположения, и они выглядели достаточно логичными, но если позволить мозгу переключиться, он не будет в состоянии думать о чём-то ещё.
[indent] Не отклоняясь от маршрута, Ричард в скором времени оказался там, откуда и начались его проблемы. Он допускал, что эта вылазка будет отличаться от битв с Блокбастером и уличными бандитами, но беспечность в размышлениях оказалась намного больше. Единственное, что заставило Найтвинга обрести надежду вновь, — до этого этажа охрана не успела добраться. Пока что.
[indent] Холод пробежал по коже внезапной дрожью, что определённо играло на руку: кондиционеры работали в полную мощность, помогая внезаконникам в костюмах промышлять на засекреченном государственном объекте в своих интересах. Плечи Дика едва уловимо дёрнулись от холода, но тройной слой кевлара не позволял ощутить эту практически морозную свежесть в полной мере. Он невольно усмехнулся. Самые настоящие погодные волшебники, испортившие такой тёплый сезон промозглым холодом.
[indent] — Что-то мне подсказывает, что эти ребята сюда доберутся. Если успеем переместить всех нуждающихся через твою дверцу, хотя я видел такую дверь только одну, будет очень здорово, — остановившийся около бронированной двери, за которой скрывалось существо, Дик присел на корточки, чтобы взломать защитную панель. С его познаниями и мини компьютером задача оказалась одной из самых лёгких, но Дик подходил ко взломам с осторожностью, потому несколько замедлился, вглядевшись в изображение, транслируемое компьютером. — Должен же я хоть что-то сделать за сегодня. А про сообщения всяким более крутым ребятам из спецструктур... Сейчас самое время рассказать им, что здесь творится. Зачистить помещение будет не слишком сложно: подкрепление небольшое, а пространство слишком большое для того, чтобы нас обнаружили. Может, покажу тебе пару приёмов Бэтмена, и на этот раз нас никто не заметит. Что скажешь, напарник?
[indent] В слово «напарник» Грейсон вложил чуть больше нежных чувств, чем хотел изначально, но ни о чём не жалел: ни об осторожном взгляде, бессовестно украденным маской, ни о мягком голосе, ни о полуразвёрнутом корпусе. Разве что порой косился на пистолет, поджав губы.

Отредактировано Richard Grayson (2022-08-12 01:53:40)

+2

11

С одной стороны Миднайтер испытывал это глубокое, всем знакомое удовлетворение, которое можно было описать тремя простыми словами: "Я же говорил!" Он эту фразу старался никогда не произносить, хоть и на языке вертелась, потому что это бы выглядело как попытка доказать окружающим, что он крут и все знал наперед. А этого М не любил доказывать, потому что по факту имел способности, которые позволяли ему таким быть, и это не требовало каких-то особых обозначений и подтверждений. Он не был командным игроком, но несколько лет в Штормовом Дозоре существенно изменили его привычки и приучили работать с другими, только даже там он предпочитал озвучивать то, что знает, а уж слушать это или нет, было на совести других. Это было здраво, как ему казалось. Супермен, к примеру, не будет скромничать и ждать в сторонке, пока на него обратят внимание, он прямо скажет, что может разобраться с летящими метеоритами, потому что его сила позволяет. Ну, так думал Мид о нем, исходя из того, что знал. Они не были знакомы лично, но кое-какая информация о его делах у команды имелась.
С другой стороны ему все же не хотелось, чтоб Дик разочаровывался. К счастью, тот не был каким-то сопливым мальчишкой, высокие идеалы которого можно было разрушить, напротив, он был настолько стоек и упорен в своих принципах, что такие ситуации его, скорее всего, расстраивали, но не могли разочаровать до глубины души и депрессии. В это была его суть, ведь он помогал людям не ради денег, не ради славы, даже не из чувства долга, а просто потому что мог. Потому что он был из той породы действительно хороших людей, ради которых сам Миднайтер был готов здорово постараться.
Еще он был отличным напарником, который неплохо умел менять планы на ходу и следовать новым установкам. И М был уверен, что если бы он сказал, что план дерьмо, то Дик бы в своей жизнерадостной манере заверил, что есть еще хуже. Так что они следовали тому, что у них было.
- Я обожаю стрелять по мелким мишеням, - Мид широко улыбнулся, но потом вздохнул, - слушай. Это была необходимость, он тоже был неплохо вооружен. Кстати, у него есть респиратор на случай слезоточивой шашки, а твоего я что-то не вижу. Что? Это был один из вариантов развития событий.
Что же, раз их цель изменилась на гринписовское спасение живности, Миднайтер не сопротивлялся.
- Недавно, - между тем рассказывал он, - мне пришлось расследовать дело о систематической пропаже животных из приюта. Как выяснилось, их похищали для испытания химического оружия на живых существах. Больше не похищают, кстати, - М широко, зубасто улыбнулся, - и не испытывают. И оружия никого нет. И испытателей... Кхм. Мой приятель, Джек, подсунул мне это дело. Ненавижу его. С котиками и басями все хорошо, некоторых удалось вовремя спасти, если интересно.
У Дика были специфические представления о перемещениях. Мид успел уже попрыгать по уровням лаборатории, но раз этот парень хотел вскрывать двери, замки и ползать в довольно специфических местах, то он мог позволить себе притормозить и немного полюбоваться.
- А до этого у нас были не перестрелки, а агрессивные переговоры, я верно понимаю? - М нырнул в темноту, загасив всю возможную подсветку костюма. Миссия его начинала выматывать. Не физически, тут он не знал проблем, скорее, морально, что, впрочем, тоже было редкостью. Но все было однообразно и понятно, и опыты, и инопланетяне, и военные. Только Дик был интересной, захватывающей и увлекательной частью, но М не относил его к части миссии. Он думал, что они могли бы с ним непременно неплохо отдохнуть. Например, побыстрее разобраться с происходящем, спасти тварь, а потом отправиться на шашлыки в Монако. Или в Россию. Смотря, какой уровень экстрима и острых ощущений им подошел бы под настроение. Но пока что ему пообещали только ужин, но еще неизвестно, когда.
- А разве, - он облокотился плечом о стену слева от Дика, - за это мне не полагается чего-то? Ну, знаешь, я читал сказки про принцесс, которых спасали принцы. Не слышал о таких? Белоснежка, эээ... Какие-то еще там были, длинноволосая эта. Черт. А спала долго тоже Белоснежка, да? Короче, Белоснежка. А у Мулан был большой и длинный меч.
Он нырнул за Диком в проход, не говоря пошлостей о наличие у себя тоже кое-какого меча, или что Дик может звать его Мулан. Вообще-то, восточная воительница действительно его впечатлила больше дрыхнущей девчонки, которая даже не могла не делать то, что для нее небезопасно, зная об этом. Потому никакого двойного смысла в его фразе действительно не было. И он даже сам не заметил, как двусмысленно это прозвучало, пусть и начал с намеков на поцелуй, но быстрая логическая оценка не дала подобрать ему подходящую под ситуацию героиню.
- Джек меня убьет. Попытается. Но уверен, он будет рад компании, - Джек был богом городов, а Транспортер являлся неким городом. Это значило, что Хоуксмур имел там абсолютную власть, и даже стайка агрессивных инопланетных тварей не была бы для него хоть сколько-то сложной или опасной задачей, - скажу, что... я, конечно, не Бэтмен, но в темноте вижу своими глазами, - в голосе была слышна ухмылка, - спецслужбы беру на себя. Если честно, они не явятся сюда по щелчку пальцев, потребуется время, и нас уже не будет. Но эту базу после такого слива законсервируют и опыты прекратят. Так что закидываем зверушек в дверь, а потом уходим сами. Идет, sestrichka?
Голос Дика влиял на Миднайтера очень благотворно: хотелось послушать еще несколько планов, даже самых безумных и сумасшедших, но лишь бы он продолжал и тянул это милое "напарник". М чувствовал себя одним из тех довольных котов, что он гладил в том приюте: они были довольно пушистыми и отъетыми, вальяжными, неторопливыми, а еще очень громко мурчали.
- Дик... а чисто гипотетически, - недолго звучало его внутренне мурчание, потому что холод сгущался, и впереди послышались голоса, - если нам все таки помешают... я могу расстрелять колени?
Им пришлось быть осторожнее, чем они планировали, когда добрались до нужной точки. Вокруг было холодно ровно настолько, чтоб инопланетяне не представляли угрозы. Как раз для того, чтоб спокойно погрузить их в клетки и вывеси обратно.
- Ты ведь хочешь их спасти?
То, что Миднайтер замечал из года в год на подобных объектах: их сотрудники могли биться в истерике от страха в одно мгновение, но уже через пять минут, когда ситуация снова входила в нужную колею, они быстро приходили в себя, раздавали указания и продолжали эффективно действовать в рамках своей работы.

+1

12

[indent] Взломы не были увлечением Найтвинга от слова совсем. С этим куда лучше и быстрее справлялся Красный Робин, оплот бэтсемьи в сфере научно-технических разработок и хитроумных планов по проникновению в самые охраняемые здания мира, или Бэтгёрл, взламывающая Пентагон в качестве разминки. Ричарду было куда проще вынести несколько дверей, или вежливо одолжить у какого-нибудь негодяя ключи, или пробраться через вентиляционную шахту. Тем не менее, когда ситуация требовала более изысканного подхода, совсем как сейчас, Дик невольно завораживался сложностью структур охранных систем. Американское правительство отнюдь не состояло из идиотов, потому количество узлов, которое нужно было взломать, чтобы открыть массивную дверь, скрывающую инопланетянина от мира всего, поражало. Невольно высунув кончик языка, Грейсон вполуха слушал рассказы Миднайтера про принцесс Диснея, но не смог сдержать своей усмешки и отвлёкся на несколько секунд, поглядев на напарника снизу вверх.
[indent] — Если я правильно понял, ты только что сравнил меня с принцессой, Миднайтер? — линзы маски скрывали пытливый взгляд Ричарда. Его лицо вмиг стало серьёзным, голос опустился на тон, и он спрашивал с такой серьёзностью, с которой спрашивал злодеев о местонахождении детонатора. Умение выглядеть и звучать серьёзно передалось ему от Бэтмена практически по наследству, но часто он использовал это не в целях устрашения, а забавы ради. Спустя несколько секунд несерьёзность его вопроса выдали вскинутая бровь изогнувшиеся в усмешке губы, а затем — короткий смешок. — Видел бы ты своё лицо. Прости, дорогой, но я не целую малознакомых мужчин. Попробуй выбрать какой-нибудь другой вариант для выражения моей благодарности тебе, герой.
[indent] Грейсон, тактично умолчавший о том, что не целовал мужчин в принципе, продолжил сражение с кодами. Он только позволил себе странную улыбку. В плане взаимных подшучиваний с Миднайтером всегда было проще, чем с кем-либо. Бэтмен никогда не ценил болтовни на миссиях, агенты «Спирали» относились к юмору аналогичным образом, Бэтгёрл, Робин и команда Красных общались изредка, так что Мид занимал первое место в списке людей, с которым можно было болтать и выбивать кому-то зубы одновременно. В какой-то степени это тоже было забавным: при первой встрече они неплохо дрались, потом ещё несколько раз, но никто из них не дрался молча. Это отзывалось каким-то приятным, тёплым и очень хрупким чувством. Дик не мог вспомнить, как именно оно называется, но оно однозначно было синонимом к симпатии.
[indent] Тем временем военные исследовали здание на предмет двух нарушителей порядка и ужасных экспериментов. Солдаты начали с верхних этажей. Им было известно, где прятались учёные, — было принято решение об их экстренной эвакуации из импровизированного убежища, являющего собой такой же бункер, в которых держали взаперти марсиан. Для эвакуации хватило двоих, остальные же направились куда ниже, чтобы задержать — ещё лучше было бы устранить и сорвать маски — вторгшихся похитителей.
[indent] Признаться, Ричард колебался: в качестве помощи прибыло семь или десять солдат? Он мог предположить, что не все отправятся в одно и то же место. Куда логичнее разбиться на две или три мобильные группы и отправиться на поиски по этажам, если бы не тот факт, что им уже были известны цели: инопланетяне. Вероятность разбиения на небольшие группы отпала сама собой, и Найтвингу это не нравилось. Предложение Мида спасти инопланетянина и смотаться куда подальше нравилось ему куда больше.
[indent] — Недавно я спас щенка от сумасшедших подростков, — начал Ричард, как послышался писк наконец разблокированной двери, — они хотели загнать её в угол и, вероятно, забить камнями и палками ради забавы. Если она была из семьи одного из тех парней, то из-за него она лишилась лапки. Теперь её зовут Хейли, и она абсолютно точно в безопасности. Правда, обошлось без испытаний химического оружия и убийств, — тема животных всегда была близка Грейсону, а подкармливание бездомных собак и котов стало его недавно приобретённым хобби. Коты чаще всего благодарили его высокомерным взмахом хвоста и царапинами на пальцах, а собаки обязательно утыкались в его запястье влажными носами или исследовали его щёки шершавыми языками, прежде чем лениво побрести в сторону облюбованного места невдалеке от мусорной свалки Бладхэйвена.
[indent] Недовольное приглушённое ругательство сорвалось непроизвольно, словно так Найтвинг реагировал на любую неурядицу. Фактически, так и было, но чаще всего эти слова не произносились вслух. Дверь бункера с натужным скрипом раздвинулась на несколько сантиметров, а затем прекратила всякое движение. Дик цокнул языком, опёрся на одну из частей двери ладонью, как будто пытался раздвинуть.
[indent] — Да ладно тебе, дорогая. Давай, помоги нам справиться со всем этим дерьмом побыстрее. В такую тёплую летнюю пору отдыхать бы, а не тебя взламывать, — щебетал Грейсон, будто два куска металла являли собой живое существо. Не зря же люди порой разговаривали со своими автомобилями… Металл вновь скрипнул, позволив двум частям продолжить своё движение. Металлические пласты двигались лениво, будто не хотели выдавать своего пленника.
[indent] «Злодей» в лице марсианина был почти выведен из строя, но всё ещё рычал и грозился отгрызть чью-нибудь голову. Его собственная голова едва шевелилась, а о движении конечностей не могло быть и речи: холод удивительно быстро действовал на физиологию существа.
[indent] — Самое время для твоей супер двери, Мид, — Ричард обернулся в сторону Миднайтера. Он бы мог шутливо подмигнуть ему, если бы на нём не было маски. Откуда-то сверху послышались тяжёлые шаги. Плечи Дика напряглись за мгновение. Он бы готов к зачистке помещения, но сейчас отчаянно хотелось избежать этого. — Всё по твоему плану: спасаем его, не расстреливаем ничьи колени и просто сматываемся. Второй пункт — моё предложение. Мы же ещё не отказались от этого плана, верно? Можем успеть.

+2

13

[indent] Чем больше он общался с Ричардом, тем больше вопросиков у него появлялось. Нет, вообще-то, это ему нравилось. Он по крайней мере понял, что поговорить с парнем можно было за работой без всяких замечаний вроде "сконцентрируйся", "не отвлекайся" или "не мешай". Они и так оба были сконцентрированными, знали, когда и как именно не мешать и не отвлекаться. Серьезно! Как болтовня может отвлечь? Тогда любой противник бы разобрался с этой задачей на раз-два! Миднайтер мог сказать, чтоб его не отвлекали, если говорящий его... раздражал. Да, такая вот банальность на пути к тактичности, ему ведь так же говорили, что он слишком прямолинейный в некоторые моменты, и это не самый большой плюс к социализации.
В какой-то момент, правда, ему всерьез пришлось задуматься, что не так со словами про принцессу. Он кое-что успел понять про Дика и просто не верил, что тот может обидеться на такое сравнение. Он, кажется, вообще был не обидчивым. Если бы его поймали в заложники какие-то враги и пытались оскорбить, унижая словами и какими-нибудь особыми оборотами, то он бы скорее посмеялся вместе с ними или рассказал, из какого стэндапа эта шутка. Или накидал бы им еще фразочек на будущее, чем ввел бы в морально-юмористический кризис. Так что пришлось закатывать глаза, что, само собой, под его современным и оснащенным всеми улучшениями шлеме было не видно.
[indent] - Ты в курсе, что я... иногда что-то типа Ванги? Нормальное у меня лицо, я просто всерьез задумался о том, что кого-то может задеть сравнение с принцессой. Типа, камон, ты видел меч Мулан? И как она дерется? - Мид слегка согнул одну ногу в колене, а вторую вытянул в боевой стойке, поднял над головой свой телескопический шест и поймал взглядом между средним и указательным пальцами второй руки Дика, как будто мишень, - она спасла свою страну и лихо поимела окружающих, не распаляясь на мелочи и словесные перебранки... Погоди.
Он выпрямился, сощурился и подался вперед.
[indent] - Что значит, не целуешь малознакомых мужчин? Я тебе о себе все рассказал. И, получается, что знакомых ты целуешь? Список! Дик, мне нужен полный список. И без этих детских братских поцелуев в щечку, я говорю о серьезных взрослых мужских засосах, - может, он зря считал этого парня таким натуралом? Ну, то есть в нем определенно прослеживалось гомосексуальное поведение, он легко шутил на эти темы, заигрывал, даже флиртовал, может, и не осознанно, но это не означало, конечно, что он всерьез рассматривал какого-либо мужчину как объект страсти. Впрочем, это так же не означало, что этого не могло случиться. Так что М в этот момент посмотрел на своего напарника другими глазами и напомнил себе, что от ужина вдвоем тот все таки не отказался.
[indent] Так-то он уже понял, что его изначальный план пошел по известному всем маршруту в страну не бреющихся кактусов и вечного заката, или, как говорили на Аляске, в жопу к негру, но все складывалось даже неплохо. Если они сейчас перекинут оставшегося инопланетянина на Транспортер, то его миссия как члена Штормового Дозора тут завершится. Потом он, конечно, влезет сюда уже один, без Ричарда, чтоб изъять разработки и образцы, но вот лезть в разборки между разведывательными ведомствами разных стран он не хотел ни капли. Так уж получилось, что государства не жили в мире и не планировали, и на всем этом делали деньги власть имущие, но в парламентах не заседающие. Иными словами, это все это будет происходить и дальше, как бы ни хотелось остановить. Но это была еще одна глобальная проблема Земли как планеты - отсутствие централизованного правительства. Если сейчас к ним бы прибыли инопланетяне, но не в таком формате, как одиночный залет Супермена, то с кем бы они вели переговоры? Уже явно бы не с Гватемалой, не так ли?
[indent] - Получается, это теперь твоя собака? Что? Ко мне чуть целый приют не переехал... кстати, там ставят отличные протезы животным. Ну, если теперь это твоя собака, то ты мог бы, - губы Миднайтера растянулись в широкую улыбку, - вот мы рассказали друг другу о животных и стали не такими малознакомыми. А еще мы могли бы познакомить друг друга со своими питомцами. Ты бы меня с Хейли, а я бы тебя... ну, с Джеком например?
Да, ладно, бог городов так себе подходил под определение питомца, но динамик был отключен, к тому же они часто отвешивали в адрес друг друга сомнительные комплименты и шуточки. Не последний день, когда Хоуксмуру достается сравнение с животными. Особенно, после этой самой миссии в приюте.
[indent] Ему нравилось, как Грейсон тихо ругался или комментировал свои действия. Он был одним из тех немногих героев, кто жил достаточно ярко, чтоб не погрязнуть во всем дерьме. Они так часто сталкивались с грязью, а уж в Готэме для этого и вовсе не приходилось прилагать ни малейших усилий, что только такой светлый и бодрый взгляд, внутренняя стойкость и уверенность могли удержать на плаву, а не потопить до дня депрессии. Дик ведь не был каким-то неунывающим дурачком, как мог показаться со стороны. Нет, он мог повторить раз десять, что они малознакомые мужчины, но М уже понял, что этот парень чертовски сильный не только телом, но и внутри.
[indent] - Детка, я ни на что не намекаю, ты, может, конечно, и не заметил, но вокруг нас ебовейшая зубодробильная зима, а не охренительная летняя пора. Мы еще не в Монако.
[indent] Они, наконец, были в нужном месте, но уже оба были в курсе, что скоро их ждет повышенное внимание со стороны действительно малознакомых и крайне неприятных людей.
[indent] - Окей, сейчас я открою портал, и надо впихнуть туда эту тушу, - Миднайтер открыл дверь прямо перед мордой инопланетянина и пристроился с хвоста, оценивая положение, а потом оглядел Дика задумчивым взглядом, что означало родившуюся гениальную идею в голове. Еще более гениальную, чем какой-нибудь худший план Ричарда, включающий в себя непомерный гуманизм. - Может ты его своей электрошоковой палкой в зад простимулируешь, чтоб он сам вошел? - кажется, в этот раз у них получилась почти битва взглядами, как будто они были телепатами и мозги обменяться мыслями на расстоянии, настолько все было понятно, - да ладно, лучше палка в жопу, чем опять на опыты, а потом смерть. Ну, хорошо, хорошо, я подтолкну.
[indent] Если до этого Дик демонстрировал чудеса акробатики, то теперь пришла очередь М демонстрировать свою силу. В общем-то, он и раньше намекал, что она у него побольше, чем у простого человека, но не показывал насколько. Сзади послышались не просто шаги, а топот нескольких пар бегущих ножек, М сузил глаза, подхватил инопланетянина под хвост и буквально впихнул его в портал. У него была приблизительно доля секунды, чтоб выбрать из всех вариантов дальнейшего развития событий подходящий, и самые обычные и вероятные не включали в себя его повреждения, но во всех была автоматная очередь. И Дик.
[indent] - За ним, - звуки быстрых беспорядочных выстрелов заполнили собой пространство. М ненавидел стрельбу и сам стрелял редко, потому что такие звуки для усиленного слуха были... раздражающими. - Ау! - пуля вошла куда-то под лопатку и вышла между ребер, но в единственном числе. Они же буквально как ласточки залетели в портал, и дверь закрылась, причем не волей Миднайтера.
[indent] - О, Джек, - он едва не споткнулся об инопланетянина, который через несколько минут должен был достаточно нагреться, - ладно, просто заткнись, окей? Познакомься. Это Найтвинг. Найтвинг, это Джек Хоуксмур.
[indent] - Привет, Ричард. Не говори, что всерьез хочешь усыновить эту прелесть, лучше просто промолчи, - он протянул руку для пожатия, и М понадеялся, что Дика не удивит босоногий мужчина в классическом костюме с красными глазами, который к тому же знает его имя. Они были на Транспортера Штормового Дозора, и это место было еще страннее, чем Готэм.
[indent] - Да ты просто... просто положи их пока куда-нибудь, окей? - вообще, М рассчитывал, что Джек действительно сам решит, что делать с этими подарочками, и не то чтоб здесь была тема для обсуждения, гостей на их базе они обсудят потом, и это явно будет трудный разговор, - что насчет кофе, Р?

+1

14

[indent] — Я не сказал, что меня задело сравнение с принцессой, Мид. Я всего лишь пошутил об этом. Мулан прекрасна. Ты знал, что какой-то автор переписал конец её истории? Там она вернулась с войны и обнаружила, что её отец умер, а ей предначертано стать наложницей. Потом она наложила на себя руки, кстати, чтобы ею не стать, — чуть улыбнулся Грейсон, краем глаза взглянув на напарника. Обыкновенно именно ему приходилось быть принцем, спасающим принцесс, как Барбара, например, или Стеф, или Кэсси. Со временем эти принцессы научились защищать себя лучше какого-либо принца не только в лице Ричарда Грейсона. Но роль принца канонично отходила ему, стоило любой миссии коснуться работе в команде. Порой к принцу добавлялся «прекрасный», стоило любой миссии коснуться шпионажа по гражданке.
[indent] В действительности сравнение с принцессой его позабавило, но, в общем-то, сегодня в конкретный момент он являлся той самой, которую обязательно нужно было спасти. Несколько раз за полчаса. От инопланетянина, пуль... Это уже детали, на которые Ричард пока что упрямо закрывал глаза. Пока что.
[indent] В ответ на запрос списка мужчин, которых он (не)целовал, Дик крайне кинематографично выгнул бровь, сохранив почти угрюмое, но всё же неловкое молчание. Порой шутки заходили достаточно далеко, чтобы задуматься о них всерьёз. Как там? В каждой шутке есть доля шутки? Он улыбнулся краем губ, хмыкнул самому себе и мысленно поставил вопросик напротив этой странной для него фразы. За шутками определённо крылось что-то, что самостоятельно не осознавалось и не обдумывалось, а Ричард — человек сначала говорящий, а потом думающий в большинстве случаев, не требующих повышенной концентрации серьёзности и злобы. Но этот случай, не подходящий ни под один шаблон, ещё долго будет мучить его сознание, и без того уставшее от вереницы отношений и бессмысленного флирта. Почему Грейсону казалось, что в ситуации с Мидом эти шутки — нечто большее?
[indent] — Почему ты называешь своего напарника питомцем? — со смешком фыркнул Найтвинг, поправив маску скорее от обнажившейся острыми пиками нервозности, нежели чем по необходимости. — Если заглянешь в Блад, я с радостью познакомлю тебя с Хейли. Она ещё маленькая, так что путешествие к чёрту на куличики ей точно не понравится. Ладно, я куплю тебе билет до Блада, если хочешь.
[indent] Грейсон не был уверен в том, что говорил, но продолжал болтать. В конце концов визит Миднайтера в его скромную обитель, скорее похожую на олицетворение всех смертных грехов, не привёл бы к концу света или чему-то в этом роде. Подумаешь, с недавних пор Ричард Грейсон стал богатейшим человеком в Бладхэйвене после унаследования активов Альфреда Пенниуорта. Подумаешь, разгуливал с мишенью на спине после выставленной за его голову награды в преступных кругах. Это всё не было чем-то важным, пока он оставался тем, кем родился. Разве что билборд в центре города с его изображением до сих пор заставлял смущаться и отнекиваться, мол, не делал ничего такого, мол, каждый с таким количеством денег сделал бы то же самое.
[indent] Битва взглядов и каламбуров продолжалась, и на моменте с электрошоковой палкой лицо Найтвинга приняло самое серьёзное выражение, на которое только было способно, а-ля что ты, блять, только что предложил сделать? И его лицо наверняка стало тем, что заставило Миднайтера заткнуться и… Что? Что он только что сделал? Найтвинг ни на секунду не сомневался в физических способностях мета-людей, но этот инопланетянин наверняка весил если не как планета, то хотя бы как астероид по скромному предположению Найтвинга.
[indent] И о силе Мида ему подумалось в неожиданном ключе, так что Дик мотнул головой, зажмурив глаза. Не. Об. Этом. Но оно лезло в голову с такой настойчивостью, что никакое сопротивление не могло помочь. Дику подумалось только о том, что он и Мид — две стороны одной блестящей монеты, почти как у Двуликого. Решка — ловкость, скорость и акробатика, лёгкость в каждом движении, которым можно вывернуть руку или сломать бедренную кость. Орёл — упор на физиологию, крепость мышц и костей, быстро выводящие из строя чёткие удары.
[indent] — Не говори мне, что в тебя только что выстрелили и попали, — Грейсон выглядел действительно обеспокоенным тем фактом, что чуть ниже солнечного сплетения на чужом костюме — стремительно проявляющееся пятно крови. Он нырнул под руку Миднайтера — благо, что относительно небольшая разница в росте позволяла — и обхватил ладонью в районе талии, крепко прижав к своему боку, на автомате, словно обязан был сделать именно так и никак иначе. Сердце в груди затрепыхалось птицей, напоровшейся на терновый куст.
[indent] Обычные люди, не знающие полицейского или супергеройского быта, назвали бы это чувство волнением и страхом потери. Для Грейсона — потребность в оказании помощи, прикрытии спины, проявление готовности схватить что-то большее, чем одна пуля, в обмен на знание, что напарник не пострадал. Это всегда значило больше боязни просто потерять. Касательно Мида — гораздо больше, чем боязнь просто потерять.
[indent] Дик огляделся, прежде чем прислушаться к разговору того, кто наверняка был Джеком, и Миднайтера. Он продолжал держать Мида около себя, будто тот мог упасть мешком от одной пули. Порой Найтвинг забывал, что не все вокруг него — люди с обыкновенной физиологией и абсолютной неустойчивостью к поражению огнестрельным оружием. Отпрянувший от Мида как-то неловко, протянул руку в ответ, пожав.
[indent] — Приятно познакомиться, Джек, — чуть нахмурившись от того, что его настоящее имя прозвучало, ответил Грейсон. — Ты имеешь в виду эту прелесть, — несильно толкнул оказавшегося под ногами марсианина, — или эту? — указал в сторону Миднайтера слегка задранным подбородком.
[indent] Задержавшись взглядом на Хоуксмуре, будто рассчитывая, мог ли доверять ему, прикоснулся к своей маске, чтобы в одно мгновение снять. В голове будто переключился тумблер: когда маски сняты, их обладатели становятся чуточку другими.
[indent] — Что? — пожал плечами, взглянув на Мида. — Раз твой приятель знает, кто я, в маске нет смысла. И если кофе поможет твоему телу залечить сквозное ранение, я согласен.
[indent] Теперь уже Ричард, а не Найтвинг, осматривал то место, в котором они оказались. Оно казалось ему каким-то чужим, практически неправильным, словно он застрял между двумя мирами, как по христианским мифам душа застревает между Адом и Раем. Но ему определённо нравилось быть на перепутье.

Отредактировано Richard Grayson (2022-08-31 13:32:39)

+2

15

[indent] Если судить со стороны, то можно было сказать, что Миднайтер очень даже послушный парень, который делал так, как его просили. Вот, например, Дик попросил не говорить, что в него стреляли и попали, и он не сказал. Просто промолчал, потому что ответ в общем-то был совершенно очевиден. К счастью какая-то пуля была вовсе не тем, что его могло остановить. А если бы он и вовсе собирался на свидание с самым красивым парнем Готэме - который сейчас поддерживал его за плечо, прижимая к себе рукой - то его бы и автоматная очередь не остановила, и взрыв гранаты. Он был очень адаптирующимся и живучим. Тем более Дик ему вроде как обещал.
[indent]Они явились на транспортер к Джеку, который на первый взгляд напоминал обычного мужчину в черном костюме, коих и в Готэме, и в других местах достаточно, но это всегда было некоторой иллюзией, если дело касалось Штормового Дозора. Вот, например, босые ноги Хоуксмура были не просто так босыми, его ступни покрывало неизвестно - для Миднайтера, который и не претендовал на венец творения и высочайший интеллект - что, а он объяснял это какой-то сенсорной чувствительностью, благодаря которой работали его способности. М не знал, что это могли быть за такие высокотехнологичные сенсоры, чтоб вдруг начать видеть духи городов, общаться с ними, трахаться с ними - о, та история про Парижм, хорошо, что не про Готэм, а то вышло бы неловко! - общаться с ними, менять их. Да, использовать Эйфелеву башню, а потом спокойно поставить ее на место без единой царапины, просто гениальное решение. Если бы Мид носил шляпу, то непременно бы снял ее. Про красные глаза и общие манеры и вовсе говорить не стоило.
[indent]Джек был очень хорошо воспитан, потому никогда бы в жизни не набросился на напарника с криками о договоренностях и правилах. Возможно, дело было еще и в том, что он первый из них, кто всегда был готов положить огромный болт на условности, потому его особо не волновало, что на Транспортере чужак. В конце концов, едва ли простой и до безумия хороший, честный парень из Готэма мог бы здесь что-то сотворить, что повлекло бы за собой фатальные последствия.
[indent]А если уж на то пошло, то, возможно, никто бы и не был против этих последствий, потому что душа давно требовала перемен. Но об этом они вслух не говорили. С одной стороны, все казалось уже понятным, и если дикий космос подкидывал сюрпризы, то они были сложными, неожиданными, но в своей сложности и неожиданности тянули на однообразие.
[indent]Еще Джек был довольно властным парнем, но из-за хорошего воспитания и тактичности не выставлял этого на показ, все было аккуратно и тонко. Например, в его обращении к Дику по имени он обозначил все - и себя, и свою позицию, и все возможные божественные намеки, о которых ни М, ни Ричард даже предположить не могли. В сущности, не так уж и важно.
[indent]- Эй! - возвышенные мысли были очень быстро сбиты банальной реальностью, - ты что, сравнил меня с этой зубаткой? Кстати, насчет зубов. Боже, я недавно такой фильм посмотрел.
[indent]- О, Мид, если ты опять собираешься пересказывать ту сцену с зубастой вагиной, то я вас оставлю. Приятно было познакомиться, Ричард, - Джек махнул рукой и присел на корточки рядом с марсианином, но задержал на Ричарде задумчивый взгляд, когда тот решил снять маску. Да, публичность Дика сейчас была решена, и что-то можно было стереть из реальности, но нельзя было удалить с Транспортера. Это место хранило в себе все. Но по крайней мере, личность Бэтмена они не знали, хотя М понял от Ричарда, что тот вроде как знал его приемчики и фишки, то есть мог надеть этот костюм. Откровенно говоря, им действительно по большему счету было все равно, по какими именами в реальной жизни Бэтмен и Супермен ходили на работу, пили кофе и голосовали на выборах президента США.
[indent]- М... - Мид сначала удивился такому жесту, но вообще-то... вообще-то Ричард хоть и готов был безрассудно прыгать в самое пекло, он порой был настолько логичным и простым, даже поражал собой. Готэм, его большая летучая мышь и все происходящее там отдавали оттенком паранойи и тайных заговоров, как в этом всем умудрялся жить такой искренний, твердый и разумный парень, Миднайтер не знал.
[indent]- Без нее мне больше нравится, - М буквально слышал, как за спиной дышит Джек и закатывает глаза: он всегда так делал, когда становился свидетелем заигрываний напарника с парнями или мужчина, или когда он просто говорил о своих симпатиях и предпочтениях, но они уже твердо шли на пути к кофе, - я говорил тебе, что у тебя глаза красивые? По крайней мере я так вижу, когда ты их закатываешь в возмущении. Не парься насчет сквозного ранения: я даже не чувствую. Иногда бывает проще подставиться, чем что-то предпринимать, ну а дырки в коже это решаемый вопрос.
То место, где они были, напоминало больше какое-то недостроенное урбанистическое помещение с металлическими конструкциями, панелями и полумраком, что даже было трудно определить высоту потолка и дальность стен. Можно было подумать, что М там ориентировался и знал, куда идти, но это было вовсе не так, он просто двигался, пока они не оказались в коридоре, освещенном и обычном, довольно привычном для космических станций коридоре.
[indent]Джек, будучи богом городов, мог перестраивать это место по своей воле, для всех остальных оно само подстраивалось. Если хотело. К счастью, М повезло, и его Транспортер любил по каким-то причинам и не заставлял упрашивать сделать ему нормальную комнату.
[indent]- Отсюда открывается моя классная дверь. И тут я иногда живу, если интровертная тоска накатывает, ну, может, бывало у тебя такое? Ты вообще часто рефлексируешь или грустишь там?
[indent]Вход в жилое помещение тоже появился довольно скоро, и это выглядело так естественно, как будто и должно быть, но его точно здесь не было и не должно было быть, и когда они выйдут, то окажутся в более привычном для "планировки" Транспортера  месте. Более привычном для его постоянных обитателей. Все нормально и непринужденно. Если не присматриваться.
А комнаты Миднайтера и вовсе напоминали обычную небольшую квартиру с гостинной и кухней. Раньше была еще спальня, но после того, как они перестали делить комнаты с Эндрю, М обнаружил, что занимает собой куда меньше места, а кровать ему и вовсе не нужна.
[indent]- С молочком? Сахаром? Да? - он кивнул на диван, предлагая присесть, а сам подошел к кофемашине, - если ты устал, тут можно отдохнуть. Там душ, чистые полотенца, халаты, все, что нужно. А если ты хорошенько захочешь и подумаешь, то даже появится нужная одежда. Ну... это не комната желаний, просто это живое место. Если ты захочешь миллион баксов в кейсе, то ничего не получишь, потому что это не обосновано. А одежда вполне ясна. Ну, так ведь?
[indent]Он искренне надеялся, что все это не было отталкивающим. Впрочем, Найтвинг - напарник Бэтмена. Есть в мире хоть что-то, к чему бы он не был готов?

+2

16

[indent] Найтвинг неосознанно закатил глаза в ответ на слова Миднайтера, и его губы сами собой изогнулись в более юмористическом подобии улыбки. Сложивший руки на груди, метнул быстрый взгляд в сторону Хоуксмура. Его реакции давали пищу для размышления тому, кто в совершенстве считывал людей, будто те являлись картами памяти для смартфона. Тем не менее всё лежащее на доступной поверхности оказывалось в мёртвой зоне поля зрения Ричарда, потому он чуть склонил голову и прищурил глаза. Через несколько секунд поймал себя на мысли, что смотрел куда-то сквозь склонившийся над инопланетянином силуэт, в переплетение стальных труб и тонких ветвей проводов. Транспортер всё больше напоминал ему не до конца доделанную по графике компьютерную игру с провисающими текстурами. Он привлекал его куда больше, чем фыркнувший Хоуксмур.
[indent] Грейсон напоминал себе маленького ребёнка, с интересом разглядывающего бэтпещеру чуть меньше двадцати лет назад. Тогда же, как и сейчас, он рассматривал геометрически точные своды стен и потолка, отблески тусклого металла, запрокинувший голову вверх. Устройство Транспортера с технической точки зрения не вызывало особенного интереса, но интерьер неожиданно притягивал взгляд. Переливы чёрного и белого одним из элегантнейших способов смешивались в тускловато-серый, складывались в тени и полублики на силуэте Мида, который Ричард время от времени обводил взглядом. Транспортер с каждой секундой ощущал отсутствие времени и пространства в этом месте, будто они в самом деле застряли где-то между, в месте, где не существовало каких-либо границ.
[indent] — А? — запоздало переспросил Дик. Вопрос, отдающий эхом ещё несколько секунд, прошёл по касательной. Он тряхнул головой. Какофония звуков всё же сложилась в цельное вопросительное предложение, и Найтвинг, задумавшись, всё же нашёлся с лаконичным ответом: — Бывает иногда. Это естественно для человека.
[indent] Для Дика грусть — нависающая дамокловым мечом опасность. Он редко позволял ей обвить себя костлявыми руками; грусть же, перебиваемая чьим-то присутствием, звонким смехом и перманентной работой любого характера, будь то расследование в полицейском участке, отработка публичного выступления или боевой танец на скользких крышах Бладхэйвена, всегда знала, в какой именно момент ударить, чтобы сбить с неподдающегося напускную улыбку. Ведь боль и грусть всегда хотели, чтобы их чувствовали.
[indent] Замерший где-то чуть дальше прохода, он осматривал помещение с чуть прищуренными от яркого света глазами. Транспортер — удивительная со стороны технологий штука, но Грейсон был достаточно далёк от законов физики, кроме тех, что могли бы подсобить в бою, так что решительно отмёл идею задумываться об этом. Прошёлся неспеша по небольшой гостиной, опёрся ладонью о спинку дивана, бегло выглянул в окно. Это место напоминало обыкновенный многоэтажный дом с шумными соседями и гулом автомобилей с улицы, если бы не одно «но».
[indent] — Без сахара, чуть-чуть молока, пожалуйста, — с благодарностью улыбнулся Ричард. Он позволил себе задержаться взглядом на своде лопаток Миднайтера, будто завороженный, на широких плечах, плотно обтянутых жёсткой тканью костюма. Воспоминания о приключениях в России вспыли сами собой, и Найтвингу не представлялось возможным оказать им сопротивление. Глядя на облачённого в костюм Миднайтера, Дик думал о том, что ускоренная регенерация делала человеческую плоть более совершенной: на ней не оставалось зачастую уродливых белых рубцов и плохо затянувшихся шрамов, как у Мида, а тело Грейсона ими было испещрено так же, как уголки глаз — мелкими морщинками от частых широких улыбок. Он не помнил, чтобы замечал на теле Мида что-то, что подошло бы под определение шрама. А шрамы Найтвинга в свете солнца отливали бы золотом, будто над ними работал мастер кинцуги.
[indent] — Получается, ты живёшь везде и одновременно нигде? — выдал свою догадку, смахнув со лба несколько упавших прядей. До того, как произнести это, Ричард задумчиво смотрел в подобие окна, уловив в отражении расцветающие букетом ирисов тёмно-фиолетовые гематомы на шее. Всё же у марсианина были крепкая хватка и стойкое желание сбежать. Он вздохнул, с трудом оторвав взгляд от Миднайтера, посчитав его слишком назойливым. — Если я правильно понял, Транспортер — это всегда что-то между, да?
[indent] Ричард всё же сел на диван, хоть и не чувствовал особой усталости. Усталость обязательно навалится на него позже, когда разум почувствует себя комфортно в узкой кабине пилота бэткрыла. Как бы он ни доверял Миднайтеру, инстинкт самосохранения давал о себе знать. Это незыблемо; то, от чего человек никогда не избавится. Но Дик в итоге занял достаточно удобную для себя позу, закинув ноги на подлокотник и улёгшись спиной. Он недолго сверлил взглядом потолок, поддался вороху разношёрстных мыслей. Всё же Грейсон скучал по Миду. Осознание внезапно ударило его в висок. Миднайтер был одним из немногих, с кем Найтвингу было действительно комфортно сотрудничать, находиться рядом с ним и даже пить кофе в пять утра, подскочив с кровати полчаса назад.
[indent] — Душ только после кофе, — скорее самому себе, чем Миду или ещё кому-либо, кто мог бы находиться в этой комнате. — Кофе мне хочется чуть больше.
[indent] Приподнявшись с дивана, Грейсон опёрся руками о спинку и упёрся подбородком в уложенные друг на друга ладони. Она рассматривал окружающую остановку неспешно, поймав себя на мысли, что место казалось ему уютным и схожим с общим интерьером его собственной квартиры. Не хватало разве что только снующей повсюду Хейли, так и норовящей игриво схватить за штанину. Вскоре Дик подобрался взглядом к Миду, непривычно нахмурился, но затем нацепил на лицо привычное выражение.
[indent] — Вопросов про всё это, — лениво указал подбородком в воздух, — у меня всё больше и больше. Вот, скажем, живёшь ты везде и одновременно нигде… А где оно, это везде и нигде? Типа в космосе или что? Я не особо технарь. И я так и не понял, как мы сюда дошли. И как это место может быть живым, если это место? То, что Джек здесь главный, я сообразил. Он очень уж похож.

+1


Вы здесь » Crossbar » фандом » ну, и зачем тебе солнце в Монако?