пост недели от HENRY MILLS
Это, кажется, будет просто нереально. Он просто молчал, боясь на данный момент, сказать хоть слово. Читать далее...
А Карвер голодный холостяк!!!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Когда пишешь заявки, не забывай о ламах!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » фандом » don't pray for me


don't pray for me

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://64.media.tumblr.com/8950eead968f7a1f9c20514b9ddd3376/0da37a883eb54041-e3/s1280x1920/c009db261c962a10da2543e2fac8c4788dcf256c.png

don't pray for me

Равка, дворец, темница

крепкий ли у тебя капкан, король?

Nikolai Lantsov, Alexander Morozov, Zoya Nazyalensky

+2

2

[indent] Морозов сдался.

[indent] Он просто сдался, без объявления войны. Без высказываний каких-то условий. Ему не нужно было ничего, а потому он покорно склонил голову перед королем и объявил о своей капитуляции. Вот так просто - с ничего. И именно в этой простоте Ланцов увидел прямую угрозу как для своего королевства, так и для самого себя. Тень внутри сразу же оживилась, завидев своего создателя. Но, прирученная к воле человека, она была способна только озлобленно завыть где-то внутри и умолять своего носителя дать себе выйти. Дать ей разорвать его тело, так возможность оторвать эту голову, что склонилась в почтительном поклоне. Коля лишь хмурился ей в ответ, пока сам не сказал ни слова. Ни в эту первую встречу, ни весь путь обратно в столицу.

но при этом он не мог думать о нем. о том, что тот снова тенью следует рядом, с каждым своим вдохом выгружая очередной повод для побега. царь помнил их встречу в том темном подвале. помнил ту ярость, что заполняла его каждую секунду в своем заточении. запомнил каждую грань своего сумасшествия, в которую уперся, стоило лишь отдать этому монстру в себе полный контроль над собой. только так он смог победить гриша  — только так он смог дать себе столь желаемое превосходство вкупе со свободой. и если все повториться вновь... на этот раз он позволит себе его убить.

[indent] Он не даст себе повода для такой фатальной ошибки:  — только дай мне повод  — твоя смерть будет самым лучшим событием, — вместо прощания, вместо прощения и каких-либо других фраз. Вместо всего  — Николай отдал себя на растерзание этой голодной ненависти. Но было ли это чувство истинном? То потерялось между страхом и необходимостью  — своего / тени / страны  — и сейчас лис просто следовал первому, что попадалось ему в голову. Разберётся потом, так как сейчас этого зверя нужно посадить на цепь.  Сегодня он будет монстром, которого Морозов так ждал.

[indent] Безвездный был помещен в самую дальнюю темницу, куда не пускали никого, кроме членов триумвирата и самого короля. Камеру день ото дня охраняли солнечные солдаты, которые не спускали глаз с самого объекта. И пусть он был практически без сил, без союзников и на вражеской стороне  — любое промедление могло оказаться каждому приравняться к смерти. Прошло чуть больше двух недель с момента их возвращения, но все это время Николай ни разу не спускался под землю. А хотел ли? Да. И не только он: его вторая часть, которая стала своеобразным подарком от бывшего генерала, вечно скулила. Она без слов умоляла царя наконец-то дать себе волю и навестить пленника, но тот вечно отказывался: с самого первого дня и до финального, когда терпение практически подошло к критической отметки, часа  — Николай отгонял от себя это помутнение. Приказывал самому себе не слушать эти голоса, не поддаваться искушению, не терзать свое же любопытство.

[indent]  и что же? он оказывается тут.

[indent] и что может быть хуже, как не идти в лапы своего же убийцы? теперь уже не понятно, кто из них настоящий пленник.

[indent]  — Оставьте нас,  — приказывает он солдатам, как только оказывается у проржавевшей клетки. Его стан был горделиво вытянут, а руки стянуты крепким замком из пальцев за спиной у поясницы. Ланцов источал из себя море уверенности, но при этом каждый миг какой-то кусочек в нем рассыпался. Ох, как же он хотел  — или не он  — убить Морозова,  — Я позову вас обратно.

[indent] Солдаты покорно слушаются своего главу и ровным шагом уходят. Их топот раздается колоколами по стенам этого подземелья, размазывая собой запах плесени и тихий скрежет проржавевшего железа. И как только все стало смертельно тихим, Николай наконец-то выдыхает. Переводит дыхание, чтобы после хмурым янтарем взглянуть в непроглядную темноту. Там не было видно ничего, но почему-то он знал, что смотрит тому прямо в глаза.

[indent]  — Зачем ты тут?

+1

3

[indent] Морозов сдался.

[indent] Да, так просто, так легко и так непредсказуемо. Сдался, протянув сведенные ладони вперёд, сдался, покорно ожидая своих цепей. Сдался, сдался - об этом говорили все, кто был свидетелем, но не верил никто. Знали будто, что за этим поступком скрывается нечто большее, знали, что он никогда и ничего не делал без причины. Целого вороха причин, ведущих к цели, одна за другой в запутанной тонкой цепочке. На руках звенят кандалы, поют свою издевательскую песнь, будто вторят словам - сдался. А сам он только приподнимает уголки губ в немой усмешке, склоняя голову перед новым королем, покорно принимая его волю. Король хмурится, король молчит, он не понимает, и на эту самую долю секунды побеждённый становится победителем.

[indent] Но он и правда сдался.

[indent] Ты ещё пожалеешь, Николай.

[indent] Всю дорогу до дворца он хранит гордое молчание, лишь изредка косит глаза - сомневается. Каждый такой взгляд Александр ловит со жгучим нетерпением, даже не морщась от боли в груди - силы восстановились не до конца, в том числе и физические. Плевать. Ещё будет время, о, времени впереди действительно много.

[indent] Я нужен тебе, - шептали, хрипели потрескавшиеся губы, самого себя уговаривая, умоляя в собственной правоте.

[indent] Грозит смертью вместо прощания - и только? Неужели и правда думал, что такой пассаж напугает того, кто от смерти умудрился ускользнуть? Королю ещё предстоит разгадать множество загадок и тайн, ну а пока пленника бросают туда, где ему самое место. В темницу, дальнюю камеру, куда ни за что не доберётся ни единый слабый лучик света. Прекрасно.

[indent] Ты нужен.
[indent] Мне.

[indent] И время меняет свой ход. Течёт, изменяется, капает, нет смысла следить за ним. Нет смысла считать минуты или часы, нет смысла знать, сколько прошло дней. Уверен Александр был лишь в одном - рано или поздно он придёт. Любопытство ли, осторожность, долг - но возьмёт верх. Он придёт, он будет здесь, прямо перед ним. Будет спрашивать, захочет узнать правду о своём молчаливом пленнике, что окутал себя лёгкой теневой дымкой - на большее сил пока не хватало. В иные времена он с лёгкостью рассек бы эти проржавевшие прутья разрезом, а вместе с ними и охранявших клетку солдат, но сейчас максимум, что он мог - это оставить глубокую царапину на чужой коже. Маловато, да?

[indent] И все-таки он пришёл. Отозвал солдат, выдохнул и задал, наконец, свой вопрос. Интересно, мой король, как долго вы на это решались? Как сложно было просто спуститься вниз, в этот холодный и тёмный лабиринт? Пересилить себя, взглянуть, наконец, в глаза того, кого столь сильно ненавидел?

[indent] - Мое почтение, ваше величество, - раздавшийся шёпот в темноте ничуть не издевательский, лишь хриплый, более, чем обычно, - счастлив видеть вас в своей скромной обители, - он бы даже и поклонился, но, к сожалению, сей широкий жест не будет оценён по достоинству, ведь вокруг было слишком темно. Держась рукой за холодную каменную стену, он подходит ближе к решетке, ближе, чтобы увидеть эти глаза, этот взгляд. Взгляд, который говорил куда больше, чем простые слова. Появившаяся из темноты бледная ладонь сжимает ржавые прутья, а затем дымка отступает на шаг, чтобы, наконец, был виден и сам Морозов. Лицо его располосовали шрамы, под глазами залегли тени, но ёрническая, хищная усмешка оставалась неизменной.

[indent] - Зачем? - повторяет он, пожав плечами, - я ведь сдался. На милость победителя. Ты ведь знаешь, что я всегда занимаю более выгодную сторону, к чему удивляться? - лбом упирается в прутья, щурясь, не сводя пристального взгляда с Николая, жадно всматриваясь в черты лица, которые он никогда бы не забыл, - хотя, удивительное в этой ситуации все же есть. То, почему я все ещё жив, - и действительно, неужели ему не хотелось, наконец, расправиться со своим врагом раз и навсегда?

[indent] Хотелось, ещё как. Он не мог - и именно это и нужно было услышать Морозову.

+1

4

[indent] Тот материализовался из тени так, словно был гостем в этой темнице. Ни холодные стены, ни даже железные прутья этой двери —  ничего не смущало гриша в данный момент. И такое отношение злило слишком сильно, чтобы оставаться спокойным. Обоюдный гнев с тенью внутри заставило короля сжать челюсть так сильно, что крохотные искры боли пронеслись по его скулам и щелчком где-то отозвались на уровне ушей. Никого ранее он так сильно ненавидел, никого так сильно он не хотел убить. Маниакальное чувство своеобразного превосходство сейчас выплясывало танец в его голове, заставляя лиса подойти ближе. Еще и еще. Пока между ними расстояние не обратилось всего лишь в толщину из эти прутьев.

с чего ты решил что война окончена, мой дорогой предатель.

  [indent] И тут его рука поднимается, искаженная темными полосами тени, и пальцами вгрызается в ворот чужой одежды. Тянет на себя с необузданной свирепостью, заставляя Морозова уже вжиматься лицом в эту изгородь, растягивая шрамы на его коже до уродливого безумия. Тьма рассекла в его взгляд мед, обращая человека в его настоящее исполнение.

[indent]  — ты не поверишь,  — его голос хрипит в унисон с монстром, который голодно щелкает в груди пастью. Сейчас они вновь сошлись на единой волне, столкнулись на направляющей к общей цели,  — мы тоже очень расстроились.

[indent] Но когда он понял, что затягивает эту сцену до неприличного долго, то разжимает когтистую лапу и наконец-то позволяет еретику дышать. Отступает к свету на стенах, где отгоняет это наваждение, что заставляло трястись даже руки. Ланцов с особой неприязнью во взгляде стягивает со своей коже порванную белую перчатку и засовывает ту в карман, чтобы не было никаких доказательств его проступка. Переводит дыхание, а следом продолжает.

[indent]  — Не делай из меня глупца, Морозов,  — его тон все еще срывается в какие-то потрескивания из отголосков отсыпающей тени. В голове все еще трезвонил неутолимый вой этого монстра, но Николай лишь от него отворачивался. Тот помнил собственное обещание, что он дал бывшему генералу: смерть тому  — лишь лучший выход из ситуации, а потому царь просто не позволит ему так просто избавится от всех согрешений,  —  На данный момент я  — твой самый худший выбор, учитывая политическое настроение в стране. Поэтому не смей мне говорить о выигрышной стороне.

[indent] А после он отступает к рядом находящейся скамьи для стражников и усаживается на нее, не желая больше подходить к клетке со зверем ближе. Один раз он уже оступился, а повторно просто не может позволить себе такое. Когда корпус наконец-то приземляется на дерево, лис поднимает взгляд на пленника и уже трезвым взглядом осматривает его с ног до головы: вид его был до ужаса нелепым, до безобразия беспомощным. Даже фон из практически угасающих теней не мог сравниваться с той мощью, коей гриш когда-то обладал. Александр уже не был тем солдатом, которого помнил Коля.

[indent]  — Если ты пришел за этой силой, что так любезно мне подарил  — смею расстроить: если заберешь ее, то убьешь меня,  — он меланхолично пожимает плечами и облокачивается спиной на холодную каменную стену. Ему самому хотелось избавиться от этого проклятья, но его присутствие для него уже вошло в какую-то привычку. Особенно после всего того, что ему удалось пережить,  — Но я почему-то уверен, что тебе далеко нужен не я. А то, что находится в этих стенах.

[indent] Пауза, пока сам царь мысленно гуляет по коридорам своего замка.

[indent]  — Так что тебе нужно от Равки, тварь?

+3

5

[indent] Разрастающееся напряжение, что властвовало, царило в этом помещении, можно было бы аж ножом резать. С маниакальным удовлетворением Александр замечает, как темнеет вдруг чужой взгляд, слышит, как отзывается внутри него тень. Как хищно и голодно щелкает зубами, как хочет разорвать горло – ну давай же, ближе, еще ближе. Король сжимает зубы, наверняка до боли, но вряд ли сравнится она с тем, что кипит, клокочет внутри. Ярость, взлелеянная годами (веками?) поднимается стихийно, безумно, затмевает сознание. И вот наконец делает он первый шаг, а затем еще и еще один. Ладонь рвет на себя ворот, словно петлю на шее затягивает, заставляет задыхаться, заставляет дрожать. Легкие словно кипятком обжигает, но губ генерала касается лишь мимолетная, жестокая улыбка. Наверняка останется след, как печать, как ошейник, ведь он теперь лишь пес цепной.

[indent] Тьма, тонущая в янтаре глаз, так завораживает. Словно та самая ложка дегтя в бочке меда – пятнышко расплывается, рассекает собой теплый некогда (когда же?) взгляд, отравляет и заставляет смотреть. Холодный металл решетки острой ржавчиной касается лица, впивается в кожу, царапает и рвет едва зажившие недавно раны, но бывшему генералу упоительно плевать. Он наслаждается, упивается творением рук своих, чужой отравленной душой. Что же у тебя там внутри, а? Вырываться даже не пытается, не пытается и скинуть с себя его руку, лишь наоборот – касается кончиками пальцев ладони Николая, там, где порвалась перчатка, леденя его кожу.

[indent] Пытка (ли?) длится недолго, и вот Ланцов уже делает пару шагов назад, лицо его перекошено от отвращения. Глупый мальчишка, ты так ничего и не понял.

[indent] С ответом Морозов совершенно никуда не спешит, его тактика столь же сдержана и глубока, как и его взгляд:
[indent]  [indent]  [indent] То в чем можно захлебнутся.
[indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent] То в чем можно заледенеть.
[indent] Медленная тягучая пытка на грани нездорового садистического акта.

[indent] - А я всегда говорил, что из тебя получится отличный король, - хрипло и тихо усмехается тот, кто королей этих на своем веку повидал немало. Равно как и вышеупомянутых политических настроений – просто подергай за нужные ниточки, Николай. Не показывай своих слабостей, не говори никому – но ты ведь умный, и сам все прекрасно знаешь. Как и то, что место генерала всегда будет подле его правителя. Это лишь вопрос времени.

[indent] - От Равки мне нужно, дай-ка подумать, м-м-м, - по губам змеится усмешка, он лбом упирается в прутья, будто желая пройти сквозь них, - ничего. Лишь признание гришей, которые слишком долго скрывались в тени, - но и это лишь вопрос времени. Ланцов спасается в островке отблеска света, который так хочется погасить, но увы, сил на это сейчас не хватит. О, он мог бы забрать то, что принадлежало ему по праву, но королю данный наряд был более к лицу – каждый раз, когда монстр брал верх, Морозов испытывал некий внутренний трепет. Хотелось наблюдать, жадно, пристально. Ждать, что тот наконец вцепится в горло (снова), удовлетворит свои садистские желания поквитаться с ненавистным создателем.

[indent] Ведь лучше испытывать боль, чем совсем ничего.

+2

6

[indent] — Какого черта вы это допустили?! — ее голос раскатом грома проносится по кабинету, а десяток книг неконтролируемо срывается с полок, распадаясь на плохо прошитые желтоватые листы. Гостиная Назяленской редко попадала под категорию аккуратной, разложенные по всем поверхностям карты, свитки, книги - будто в наследство переданные от владельца покоев, то и дело меняли свои места в пылу отчаянных поисков ответов на вопросы. Сейчас к общему песпорядку добавились еще и эти рассыпанные по полу фолианты, их сбором и займутся эти малолетние бездари, которых совершенно точно можно отправлять охранять королевских кур. И ее не может успокоить ни едва различимое в тишине заверение, что король находится под присмотром, что он не один и ему ничего не угрожает - вот только Зоя знала ответ, который ни в домек был этому зеленоглазому юнцу с даром Солнечной Святой. Король в обществе Дарклинга был сам себе угрозой.

[indent] Срывается с места, приказав солдату следовать за собой - уборкой в ее покоях он займется после, уж слишком велико желание помотать по воздуху всех этих гениев, что додумались последовать королевскому приказу и пустить его в темницу одного. о д н о г о Шипит остервенело, сменяя ход на бег и обратно, казалось, что сейчас она бы не отказалась ни от порции юрда-парема, чтобы как можно быстрее сократить разделяющее их расстояние, ни от обращения в любое из животных - да хоть в дракона, где-то внутри довольно защебетал голос Юриса. А она отнекивается от него, отмахивается, как от назойливой мухи - сейчас было не до их сердечных разборок. Сейчас она отчетливо хотела убивать. По всей видимости это желание отчетливо читалось в голубых, налитых серебром глазах - стоило Назяленской появиться в зоне видимости солнечных стражей, в нервном мельтешении стоявших у входа в темницу, как те выстроились по стойке смирно, а уже через мгновение оказались впечатаны бережно, но ощутимо в каменную кладку строения мощным потоком ветра. Не слишком-то по-генеральски - отпечатался где-то в сознании очередной комментарий старого друга, но сейчас ведьме на это было наплевать.

[indent] — Какого черта вы здесь делаете?! — обращается то ли к Николаю на "Вы", то ли к ним обоим, уж слишком ощутимо было общее настроение диалога, происходившего между мужчинами. Морозов оборачивается к ней лениво, неспешно, с искрами неподдельного счастья в глазах, победы - какой-то одной ему только изведанной. И в этот момент ей становилось страшно, она не надеялась, не хотела, не желала видеть это лицо вновь. Это существо, что причинило ей и ее семье столько боли, принесло столько смертей в ее жизнь. Мразь.

[indent] — Отойди от прутьев, — голос стальной, холодный, абсолютно чужой и ей неподвластный. Она могла бы впечатать его, испепелить в солнечных лучах, но предполагала, что самодовольное бахвальство Александра не позволит ей замарать руки. Уж слишком болезненным оружием оставались его сладкие речи, коими он несомненно успел прикормить Николая.

[indent] — Почему ты пошел сюда один? Мы же это обсудили, ты прекрасно знаешь, что ему нельзя доверять. — Ох, какая жалость, что его нельзя было просто прикончить. Быстро и без проблем. Она бы исполнила этот указ с особым наслаждением.

+2

7

[indent] Он ответа пленника бровь нервно дергается в каком-то порыве. Всем было известно то, что при новом царе гришей никто не смел ни обижать, ни уменьшать их значимость после пройденной войны. Николай даровал каждому выбор, возможность повлиять на свою собственную жизнь и самим решить то, как поступит дальше: кто-то скрылся в тени ближайших городов, кто-то растворился в море или лесах, а кто=то остался рядом - возможно, именно из-за этого решения вторая армия потерпела фиаско и практически изничтожилась на глазах, однако, Ланцов никогда не рассматривал отмену своего же решения. Гришы были свободны и важны для Равки, а все остальное - нравы и взгляды жителей - его мало беспокоили. Нельзя переучить стадо выть на луну, если изначально они блеяли в траву.

[indent] Именно об этом он хотел было уже рассказать. Поделиться мыслью, заверить в будущее, которое постепенно уляжется на чужих устах и войдет в привычку. Нужно лишь подождать - как его оборвали. Ох, если бы голосом. Недовольство звучало уже в каждом шаге, что выбивало об камни электричество под своими каблуками. Казалось, что даже сам воздух стал напряжен, нанизанный на десятки невидимых проводников. Его персональный палач уже находился на расстоянии вытянутой руки за стенкой, а когда тот наконец-то оказался рядом - король даже довольно заулыбался, увидев перед собой Назяленскую.

[indent] Как щенков.

[indent] Она разбросала их по углам, вновь поставив между ними должное расстояние. Нужное и безопасное. То самое, что изначально должен был придерживаться лис вместе с его теневым монстром, но они оба нарушили это собственное условие и поддались как гневу, так и своему же любопытству.

[indent] - Все в порядке, - отмахивается он от чужой опеки, но при этом не отводя взгляда от пленника. От чего-то ему не чувствовалось угрозы: Морозов мог навредить как угодно самому королю, но никогда не сделает плохо их стране - именно этот факт так успокаивал юношу, заставляя того просидеть на одном месте чуть дольше, чем ему хотелось изначально. Настоящий правитель всегда в первую очередь думает только о своем королевстве, а потом только обо всем остальном - так твердили ему книжки, что читал юный Ланцов так много лет тому назад. И сейчас, даже если на кон встанет собственная жизнь, хитрый лист поступит точно так же. Тем более, если он умрет, то на престол сразу же появится претенденты - трон никогда не будет долго пустовать.

[indent] - Но я рад, что все мы здесь сегодня собрались, - он сбавляет напряжение между всеми участниками этого ранее не запланированного собрания улыбкой, любезно указывая ладонью в сторону клетки и того, кто за решеткой все это время находился, - Мы как раз перешли к самой интересной теме этого вечера.

[indent] Николай слишком изящно вальсировал между чужой яростью в свою сторону и аккуратно разворачивал ее же со стороны Морозова. Король как никто другой прекрасно понимал положение Зои: ее злобу, недоверие, желание разорвать главную болезнь их страны на десятки кусочков, чтобы после к ней никогда не возвращаться. Они оба могли это сделать прямо сейчас, но на шеях держался слишком крепкий ошейник своего же положения при дворе и потенциальных возможностей после. Когда у них так много врагов и так мало солдатов - каждый гриш являлся ценным подарком. Даже такой, коим был Александр.

[indent] - Мы мило дискутировали о том, почему он решил так любезно составить компанию от песков до темницы, - уже от одного описания его словно разрывало от недовольства и нелепости, - Может тебе, Зоя, удастся помочь ему вспомнить истинную причину?

+2

8

[indent] О-ля-ля, да вы только посмотрите, что за принцесса решила покинуть свою башню и оказаться здесь, в холодном подземелье! О ее приближении свидетельствовал воздух, мигом пропахший – или только кажется – озоном, будто бы после дождя. Хотя, скорее, перед самой настоящей бурей: взгляд Назяленской метал молнии, а стальной голос напоминал раскаты грома. Прекрасная в бушующей внутри стихии – это у нее в крови. Восхищает, завораживает, заставляет смотреть и не позволяет отвести взгляда. Александр всегда считал ее особенной и талантливой, и даже не удивился ни капли, узнав, что именно Зоя заняла его место во главе Второй Армии. Ах, милая Зоя, с удовольствием побеседовал бы с тобой обо всех особенностях этого нелегкого дела, но, пожалуй, как-нибудь потом… с глазу на глаз.

[indent] - Все верно, дорогая, - наилюбезнейше скалится в ответ, однако не сводя ответного, пристального взгляда с короля, - я рассказывал Его Величеству о том, как успел соскучиться по этим стенам за все то время скитаний по округе и охоте за… впрочем, не так уж это и важно, - отмахивается, словно от назойливой мухи. Это все _в прошлом_.

[indent] - А еще о том, как я беспокоюсь о своей Второй Армии, точнее, о тех гришах, кто выжил в этом безумии, - и кому таки хватило ума из этой самой армии дезертировать, лишь только бразды правления передали кому-то другому. Ведь только лишь Морозов знал, что нужно им на самом деле. Только генерала они могли слушаться беспрекословно и следовать за ним хоть в самое далекое адское пекло. Вряд ли Назяленская хоть когда-нибудь удостоится подобной чести, но… сейчас они собрались здесь уж явно не за этим.

[indent] - Мне есть о чем потолковать с каждым из вас, - продолжает Морозов, упираясь лбом в холодные прутья, - как наедине, так и нет. Времени у меня целая вечность в кармане, так что давайте, спрашивайте, о чем вы там хотели знать, - осталось совсем чуть-чуть, совсем капелька до того момента, когда до них, наконец, дойдет.

[indent] Это не Равка нужна Морозову.

[indent] Это Морозов нужен Равке.

[indent] Без него не справиться – ни сейчас, ни потом. Такого гриша, как Александр, нужно иметь козырем в рукаве, а не узником в холодном подвале, но им, разумеется, виднее. Хотя, Зоя, вероятнее, понимает чуточку больше: взгляд, бесцельно прогуливающийся по сырому подвалю, оставляется на Назяленской, прямо на ее глазах. Проникает прямо под кожу, острой иглой, острым осознанием.

[indent] Ты понимаешь, милая. Ты все понимаешь.

[indent] Лениво взгляд путешествует дальше, возвращаясь к Ланцову. Как же он изменился! Больше не тот золотой мальчик, воспоминания о котором генерал похоронил где-то далеко в глубине отсутствующей души. Больше не своенравный царевич, с которым он ходил с походы и за которым наблюдал на балах, прячась в тенях у колонны. Он теперь король. Он теперь диктует свои правила, он теперь тот, от кого зависит судьба этой страны, но… рад ли он этому? Желает ли подобной ответственности, или же душа его все так же принадлежит свободному, своенравному морю да соленому ветру в парусах?

[indent] Да кого ты обманываешь, генерал. Золотой мальчик никуда не делся, все тут же, все тут…

[indent] Предательское сердце кольнуло вдруг на выдохе.

+1


Вы здесь » Crossbar » фандом » don't pray for me