пост недели от HENRY MILLS
Это, кажется, будет просто нереально. Он просто молчал, боясь на данный момент, сказать хоть слово. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » фандом » task failed successfully [Dragon Age]


task failed successfully [Dragon Age]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

2

Пир во время чумы – наверное, это самое точное определение. Саботаж со стороны подопечных Бриалы, попытки надавить на совет от Гаспара – Селина старается держать лицо, но тот факт, что исход сегодняшнего совета повлияет на судьбу сильнейшей из империй и, как следствие, на весь мир, очевиден даже тем, кто от политики далек. Морриган же нехотя погружалась в придворные интриги – ей нужна безопасность ее покровительницы, ведь место возле трона слишком вкусный приз, особенно когда от этого зависит не только твоя жизнь, но и жизнь сына.

Ведьма остается незаметной тенью подле Селины – глазами из-за портьеры и позволяет себе отлучаться ненадолго лишь когда императрица говорит очередную речь или приветствует новых гостей. Каждый шаг должен быть выверен, опоздание на минуту грозит неминуемым ударом оппонента, а в Игре еще предстоит понять, кто твой противник. Морриган не понимает, пока что. Даже когда обнаруживает во внутренних коридорах тевинтерского мага, даже когда сквозь булькающие хрипы пытается выхватить клочки информации. А непонимание раздражает, заставляет педантично стирать кровь с найденного на теле ключа, натирая его едва ли не до блеска.

Колокол неминуемо оповещает о необходимости гостей вернуться в бальную залу, ведь вот-вот начнутся танцы. Ей тоже следует поторопиться – пока не запачкала кровью темно-бордовое платье с черными бархатными вставками из тяжелой ткани, совсем не в пример пышным юбкам, что в моде в этом сезоне и легким струящимся шелкам. И пока никто не понял, что в обществе Императрицы больше не чувствует внимательный взгляд желтоватых глаз.

Другим открытием, прямо перед вторым звонком оказывается незваный гость в ее лаборатории, как они с Селиной называют скрытую в полу небольшую каморку, куда ведьма исправно тащит все найденные магические артефакты. Сегодня, и впрямь, очень занятая ночь. Но освобождать пленника времени попросту нет, а значит, кому-то могут поставить шах в Игре из-за одного неосторожного хода пешки. Она даже догадывается кому.

Магесса позволяет себе потратить драгоценные секунды, сделать глубокий вдох и обратиться в чутье. Нет, не родня и даже не близкие подруги Императрицы. Кто бы еще отважился на столь дерзкий шаг? В янтарных глазах появляется хищный блеск. Не так уж много крупных игроков сегодня в зале собралось.

- Надо же, сей бал собрал столь много диковин Тедаса. – Посмеивается ведьма, выловив в толпе нужную фигуру. – Глава Инквизиции, Вестник Веры, собственной персоной, вырванный из Тени дланью самой Андрасте.

Морриган возникает будто бы из неоткуда, словно все это время пряталась за углом, ожидая подходящего шанса, на деле же она ждала своего часа, ждала, когда Инквизитор закончит общаться со своими спутниками и пока до него дойдет информация, что один из них пропал. Ждала и наблюдала.

- И что же привело вас, Инквизитор, в сердце Орлея? – Она практически мурчит, медленно сокращая расстояние между ней и эльфом, подходит гораздо ближе, чем позволяет этикет, но здесь и сейчас ей наплевать. Как наплевать и необходимость скрыть лицо за маской – ей нравится шепот, который появляется каждый раз, стоит ей явиться на официальный прием, нравится, что ее наряды всегда столь вызывающи, что орлесианская знать спешит удалиться, чтобы вдоволь перемолоть ей кости за спиной. До тех пор, пока они обсуждают ее платье – все в порядке. Пауза, усмешка. Ведьма обожает недоумение в чужих глазах. – Мое имя Морриган. Некоторые меня зовут советником Императрицы Селины в делах магии. А вы с соратниками чрезвычайно заняты, обшаривая во дворце каждый уголок, я права?

+2

3

Что-то идёт не так.

Ещё в Ставке, с самого начала, как стало понятно, что их вмешательство на этом балу необходимо, они знали, что придется импровизировать. Рассчитать все идеально, учитывая сколько людей будет на этом мероприятия и то, что, Инквизиция, по сути, действовала в слепую. У них, конечно, было достаточно шпионов и союзников, но в сравнении со страной, которая известная своими шпионами - значения это не играло. Но есть огромная разница между тем, что все идёт с элементами импровизации и кардинально не так. И сейчас у Алларос острове чувство второго варианта.

Но что он может сделать? На этом балу ему досталась почетная роль быть главным отвлекающим маневром. С самого начала вечера, как огромная и яркая делегация Инквизиции, к молодому эльфу были прикованы все глаза. Признаться, Алларос и сам от себя взгляд едва мог оторвать, когда увидел наряд, который подготовили для него мастера Скайхолда.

Дорогой зелёный мундир, расшитый золотой нитью включал в себя церковные элементы и долийские узоры. Тонкая, почти не заметная маска крепилась на строгий но аккуратный венец, а для ушей ему дали множество серёжек и цепочек, от которых моментально заболели уши, но Лавеллан все равно посчитал, что они необходимы. Обратная ситуация случилось с сапогами - молодой эльф уже успел проникнуться шемской обувью, но сделанные для него новые сапоги даже мерить отказывать из-за того, какими они выглядели сложными. Но потом оказалось, что не смотря на всю свою вычурность и небольшой каблук, ощущались они как вторая кожа.

Конечно же, весь костюм был обильно украшен символами Инквизиции. Алларос грешно думал, что ему хочется украсть небольшие запонки и заколки для воротника в виде горящего глаза, но потом с облегчением вспоминал, что они уже его. Похожие знаки отличия носят сейчас многие, пришедшие с Инквизитором или выказывающие ему свою поддержку. Именно этот знак молодой Лавеллан теребит, привлекая к себе внимание кого-то из своих компаньонов, чтобы они ловко и политично спасли его из круга общения, в котором эльф застрял.

Как Алларосу и казалось, что-то не идёт не так. Что делать с этим пока не понятно, но у эльфа даже не успевают опустить уши или дернуться хмуро брови, до того, как к нему вновь подходят.

- Прошу, не так громко. Не хочу, чтобы все сразу узнали, - тихо смеется Алларос давно заготовленной фразой. Учитывая, что весь его наряд приравнивался к большому плакату с надписью "Инквизитор", ни у кого не оставалось сомнений, что привлечь он к себе хотел внимание и еще какое.

Вежливая улыбка снова оказывается на его лице, так, как его учили. Много месяцев дикого эльфа готовили к тому, чтобы он мастерски сегодня играл. Что, пока у него по большей части получалось. Он готов был шутить по поводу своего титула, обсуждать последние слухи и развеивать некоторые мифы, которые были Инквизиции совсем не на руку.

Алларос даже почти был готов к тому, кем окажется подошедшая к нему женщина. Выглядела она впечатляюще, мягко говоря. Но не внешность её поразила больше всего, а имя и титул. Имя это Алларос слышал в ассоциации с Героем Ферелдена - Табрис сейчас где-то выполняет почти такую же функцию, как и Икнвизитор - собирает вокруг себя толпу. И чародейка-советница Селины - женщина, о которой предупреждала Лелиана накануне. Два эти образа разом сталкиваются в уме у молодого эльфа, пока он изучающим взглядом снова проходится по чародейке. На мгновения, Лавеллан превращает играть и вместо этого превращается вновь в большеглазого и любопытного мальчишку, который хочет сунуть нос во все проблемы и всё понять.

За эти мгновения многое успевает произойти. Например, чародейка добавляет завуалированные обвинения, которые дублируют новости, которые только что ему передал Каллен. Улыбка заметно дергается вниз, а Алларос пристально смотрит в глаза женщине. Он молчит, дольше, чем того следовало бы в ситуации, когда всё под контролем, но не так долго, чтобы сделать тишину неловкой или даже неприличной. Молодой эльф вновь пытается улыбнуться, но получается кривова-то. В этот момент Лавеллан жалеет, что маска его не закрывает всё лицо, как это у многих местных.

- Не понимаю, о чем вы, - ответ, который ему сказали говорить всегда, когда он абсолютно точно знает, о чем речь, но не должен говорить этого вслух. - Я был тут весь вечер, - Алларос описывает руками залу, в которой они находятся, но, конечно, имеет ввиду открытую часть мероприятия. Среди толпы. Среди людей. Среди друзей и врагов.

- Даже не успел толком осмотреть дворец... рекомендуете? - Алларос пытается говорить непринужденно, но не отводит пристальный взгляд от чародейки.

+2

4

Очевидно, что к балу Инквизиция готовилась долго, начиная от тех, кто будет представлен Императрице в качестве спутников Инквизитора и заканчивая теми, кто остается за кулисами Большой Игры. А последних, она уверена, достаточно. Невольно ловит себя на мысли, что сама не позволила бы так изгаляться над собой ради шанса произвести впечатление на сильных мира сего. Впрочем, она и не рвется быть во главе какой-либо организации именно по этой причине – власть накладывает обязательства, которые ей не нужны. Ей нужна свобода, для нее и ее сына.

Морриган позволяет себе рассмеяться: заливается заразным смехом, который так не характерен для закулисных разговоров, ведь ей совсем нет причин скрываться. Она здесь не боится никого и ничего. Однако, ей кажется очень милым, как Инквизитор пытается поддержать Игру. Правильное решение при дворе Орлея, если тебе не нужен скандал. Ведьма же одним своим присутствием вызывает массу возмущения в первую очередь потому, что открыто насмехается над местными порядками.

- Очаровательно! Очевидно, советники ваши времени зря не теряли. – Не сдерживает комплимента. Взгляд скользит по ближайшим к ним слугам и гостям, ловит очередного неумеху за попыткой приблизиться к говорящим и награждает того испепеляющим взглядом – готова поклясться, что румянец будет видно сквозь маску. Им, пожалуй, обоим не место при дворе, ведьма из диких земель Коркари и долиец, но раз уж они здесь... – Полагаю, мы преследуем одну добычу. – Понизив голос добавляет она и склоняет голову. Совсем ни к чему, чтобы кто-то слышал, о чем именно они ведут разговор. Кроме того, время и впрямь поджимает, а у неё должна быть ещё как минимум одна встреча.

И поддерживать Игру времени тоже нет, ведь сейчас счёт идёт на минуты. Вот-вот императрица закончит приветственную речь и удалится на балкон – там положено быть и ей, пока убийца не предпринял попытку закончить бал в самый разгар торжества, ещё до начала переговоров. А потому обмениваться любезностями возможности нет, сколь не казалась бы эта перспектива забавной.

Она непременно найдет время пообщаться с Инквизитором позже, когда угроза будет нейтрализована. Возможно даже попросит Стража представить их, как подобает, в более неформальной обстановке. В конце концов...глупо отрицать, что сила закрывать разрывы завораживает и ведьме хотелось бы изучить ее.

- Селину сегодня убить попытаются, но вы в курсе, полагаю. Не ведомо мне кто или когда, а потому мои ресурсы ограничены. – Она ловит взгляд чужих глаз сквозь прорези в маске и невольно усмехается снова: как это мило, что Инквизитор решил поучаствовать в Игре на чужих правилах. – Я не могу покидать ее надолго, а после начала переговоров времени у убийцы будет ничтожно мало. Боюсь, на этом полезная информация, которой я владею исчерпана.

Морриган веден плечом, усмешка так и не исчезает с лица полностью – она наслаждается чужим замешательством и вниманием, которое привлекает их диалог. Кажется, практически слышит шепот – какие же дела могут быть у Инквизитор и Ведьмы? На них обоих при дворе смотрят, как на экзотических зверьков. Только как минимум один из них кусается и весьма больно. Рука скрывается в складках тяжелой ткани, и ведьма извлекает из небольшого кармана ключ и клочок пергамента, и тут же вручает его эльфу, словно невзначай махнув рукой в сторону одной из скамеек.

- На меня было совершено нападение сегодня. Это я обнаружила на теле убийцы – не знаю, что за ключ, и от какой двери, но вы, уверена, применение найдете. Как я сказала, я не могу покинуть свой пост подле императрицы надолго, и ресурсов для расследований у меня, увы, немного. Здесь мне придется положиться на ваши способности и надеяться на успех вашего предприятия. – Она посмеивается, понимая, что вряд ли столь открытый и дерзкий ход будет расценен правильно, на деле же никакого двойного дна нет, никаких секретов, ей и правда нужна только безопасность Селины. -  Ах да, один из ваших атташе неосторожен был ужасно и нынче заперт. Ключ к его свободе на пергаменте, но освобождать его придется вашим спутникам.

+1

5

Как во время жары и засухи в пустыне, организм перестраивается и начинает функционировать на абсолютном минимум воды, так во время орлейской Великой Игры мысли Инквизитора начали понимать только полунамеки. Все боялись, что у него не получится, что дикий, молодой и не так давно совсем не образованный мальчишка провалится по всем фронтам, но получилось наоборот. Алларос быстро учится. Так же быстро ему приходится учится заново говорить нормально. Или говорить почти нормально.

Прямые слова чародейки не просто служат подобно глотку воды, они сродни падению в бушующий океан. Бушующий, потому что дело касается убийств, заговоров и дворцовых интриг. Алларос смотрит на ключ и полученный пергамент и пытается не захлебнуться. Его первый инстинкт - всё внимательно изучить, посмотреть на свету и может ещё прочитать записку вслух. По слогам, как он это делал, когда ещё его основной титул был Вестник Андрасте, а не Инквизитор. Но он берет себя в руки, пряча обе предмета у себя в руке. Изучить их нужно в каком-то укромном месте и, лучше, кому-то другому. Всяко не посередине разговора с чародейкой, который и так уже собирает на себе все возможные косые взгляды.

- Спасибо, - считает себя обязанным сказать Лавеллан, даже ещё толком не представляя, насколько полезными окажутся эти ключи. Он косо осматривается, подмечая, что пока никто не стремится вторгнуться в этот разговор, а до момента, как ему стоит оказаться в бальной зале есть ещё десяток минут. Алларос пользуется моментом, стараясь сделать то, что Инквизитор должен делать лучше всего - задать вопросы.

- Когда было нападение? Уже на балу? У убийцы были хоть какие-то опознавательные символы? - Алларос снова пристально смотрит на Морриган. Насколько ему было известно, в Инквизиции ходят только догадки о том, кто нанесет удар. Только знают, что будет это не из-за дворцовых игрищ и не из-за гражданской войны, а во имя Старшего. Что, Инквизиция, попытается остановить любой ценой.

Алларос снова осматривается, а потом протягивает руку, подставляя даме локоть и предлагаешь ей пройтись. Им обоим уже пора выдвигаться, хоть и не спешным шагом, а на ходу меньше шансов, что их будут откровенно подслушивать. Лавеллан найдет кому передать вещи ближе к залу, а по дороге за одно придумает что именно сказать.

- Каждая деталь сейчас важна. Мы тоже не до конца... - Инквизитор всё-таки боится говорить прямо и чуть запинается, выбирая слова не такие выразительные. - В курсе ситуации.

+1

6

Морриган слушает очень внимательно, словно не она делится информацией вовсе. Цепкий взгляд следит за каждым движением, жестом, она оценивает собеседника, решая, стоят ли того её усилия, готов ли Лавеллан поверить. Она прекрасно понимает, что её репутация ей веры не добавляет, но… в конце концов, её задача – убедиться, что информация получена. Закулисные расследования, сплетни – на это попросту нет времени, если работаешь один.

- Как трогательно! – Забавляется ведьма, поведение эльфа умиляет ее настолько, насколько вообще может умиляться кто-то вроде нее. Инквизитор так старается держать маску, но все-таки иногда выдает себя. И она может позволить себе повеселиться. Впрочем, окажись на ее месте кто-нибудь другой, ошибкой почти наверняка бы воспользовались. Чём-то этот отчасти по-детски наивный взгляд напоминает ей Стража в первые дни их совместного путешествия.

На губах снова расплывается, усмешка – её чрезвычайно забавляет происходящее, как если бы будущее не стояло на кону. Но ведь в этом весь смысл Игры, разве нет? Заставить всех вокруг поверить, что твои потери, в случае неудачи будут ничтожны. Ей же предстоит побег от сил куда более могущественных (и скорее всего живых, вопреки стараниям Героя Ферелдена).

Пожалуй, на нее при дворе смотрят также, как она сейчас на Инквизитора, с долей умиления и интереса, с одним лишь исключением – Морриган совершенно спокойно может что-нибудь откусить тому, кто косо посмотрит, и сделает это даже не будучи в своей паучьей форме. Она сощуривается, склоняя голову набок. Кивает в ответ на предложение пройтись, но под руку эльфа не берет – еще один скандальный вызов правилам.

- Боюсь, информацией я не владею, неведомо мне кто и зачем. Знаю лишь, что наемник тот не местный, моя догадка – кто-то с севера. – Она позволяет нотам сожаления просочиться в мелодичный тон, ей и вправду жаль, что помочь поискам Инквизиции практически не может. Впрочем, её задача сегодня защищать императрицу, даже если она только что открестилась от этой обязанности вслух – на телохранителя она действительно не похожа. Пожалуй, это скорее плюс, чем минус. – Меньше четверти часа назад, обнаружила его я в своей комнате. На диалог, как вы понимаете, он настроен не был.

Вот опять в голосе сквозит неприкрытое сожаление. Будь у неё возможность – она бы допросила убийцу, вытрясла из него всё, что он знает и поделилась бы знаниями, или убрала заказчика сама, окажись он сегодня тут. К сожалению, инстинкты сработали быстрее.

- Вы, тем не менее, владеете большей информацией, судя по количеству ваших спутников, которых вы прихватили с собой, Инквизитор. Хотела бы я помочь вам, но увы, далека от скандальных подробностей. Мой совет: будьте бдительны. У каждого здесь есть резон повлиять на исход сегодняшней беседы, и каждый играет грязно. Не попадитесь, иначе, сколь бы разумны не были ваши доводы, вам засчитают поражение и на паркет польётся кровь. Играйте своим стилем, Инквизитор, тогда никто не сможет вас переиграть. – Морриган отнюдь не желает увидеть Лавеллан в числе павших сегодня, особенно учитывая, сколь нагло ведут себя оппоненты. Потому и советует от чистого, насколько оно может быть чистым у ведьмы, сердца. Прислушиваться же к её совету или нет – решение Инквизитора. И за последствия отвечать тоже ему. – Не забудьте спутника. Я могу быть не столь сговорчива, коль будет нанесён ущерб моей коллекции.

+1

7

Мгновения молодой эльф чувствовал себя неловко. Плыть между наряженных людей в компании дамы и при этом идти так, как будто идет один - казалось не правильным. Алларос предложил бы руку своей сестре и матери, коли тем пришлось бы оказаться в такой ситуации. Но ответы на его вопросы быстро его отвлекли его от собственной неловкости. Хмурость его можно было заметить даже под маской.

Без условно, полученные ключ и новости про одного из агентов - полезны. Как и предупреждения об угрозе жизни Императрицы, хоть про них Инквизиции было известно достаточно давно. Но круг подозреваемых безымянный убийца без чистосердечных признаний не сужал.

- Если так, то стоит послать кого-то высвободить нашего агента до того, как случились какие-то казусы, - Алларос улыбнулся. Он считал, что люди, которых они привели на этот бал был достаточно умны, чтобы не ломать никаких артефактов или дорогих вещей. Или вообще хоть что-то. Хотя, мгновения назад он считал, что они достаточно умны, чтобы не попадаться в ловушки, но... эльф быстро списал это на сложную магию и решил про это не волноваться пока.

- Мы сделаем всё, что в наших силах. Но вы тоже пока не расслабляйтесь, - проговаривать это вслух, скорее всего, нужды не было. Но Инквизитор никогда не отказывался от лишней пары глаз, которая могла быть в помощь. А уж тем более пары глаз спутницы героя Ферелдена и личной советницы Императрицы.

- Прошу меня извинить, - прощание и поклон ровно такой, какому его учили. Даже не смотря на то, что ведьма, очевидно, не играла, как все остальные, Алларос всё равно считал это нужным. То ли чтобы целиком не выходить из этого мира, то ли как знак уважения. Чародейку он ещё раз осмотрел из-под маски, после чего скользнул к своим советникам, крепко сжимая в кулаке записку и ключ.

***

После захвата крепости Адамант, Алларос устал куда меньше. У молодого эльфа было уверенное чувство, что он не сделал ничего, но при этом он был выжат как лимон. Самое время было праздновать победу, ведь Императрица была спасена, а будущее Орлея казалось спокойнее, чем сейчас. Но Лавеллану хотелось запереться в тихой комнате и смотреть в стену.

Балкон выглядел крайне привлекательным. Инквизитор сделал пару шагов в его сторону, думая спрятаться там от толпы на какое-то время. Но краем глаза он зацепился за темное запоминающееся платье. Пару вдохов Алларос сомневался, стоило ли ему подходить, но потом решил, что раз он стоял ещё не ногах - какие-то силы у него ещё были. Легким жестом поправив маску, которая его уже прилично раздражала, Лавеллан проскользнул к чародейке.

- Мой мастер над шпионами сказал вам не доверять, - с заметно уставшей улыбкой усмехнулся Алларос. - Я рад, что я её не послушался.

+1

8

Ведьма посмеивается, прощаясь. Пожалуй, наблюдать за столь хорошо натасканным долийцем при дворе Императрицы ей почти так же весело, как вызывать неоднозначную реакцию, каждый раз тщательно продумывая в каком виде предстать перед представителями знати. Может, даже чуточку забавнее.

Советники хорошо постарались, обучая Инквизитора не только местным манерам, но и правилам Игры. Морриган наблюдает за ним – краем глаза, даже когда оказывается молчаливой тенью подле Селины, отмечает, как меняется настроение – незримо, или, скорее, обманчиво незримо. Прожженные игроки сразу поняли, в какой момент началась кульминация вечера.

Но чего, пожалуй, не ожидал никто из присутствовавших, так это того, что Инквизитор, долиец, дикарь, каким его упрямо видели все присутствующие, смог обыграть Графиню в ее Игре, и сделать это столь виртуозно, что под впечатлением осталась даже Императрица.

Ведьма посмеивается, сжимая в руках бокал с пуншем – всего лишь чтобы выглядеть обманчиво расслаблено, ждет приказа. Она и так догадывается, каким будет решение, в конце концов, она сама намекнула подруге, что ее скромный вклад может помочь переломить ситуацию с вторжением тевинтерских магов. А что, как не спокойствие в Орлее может интересовать Селину больше?

Она терпеливо ждет переговоров, в этот раз, с участием Лавеллан, выдерживает несколько минут, когда лидер инквизиции выходит на балкон, позволяя тому вздохнуть спокойно. Все же, ей позволено самой объявить эту новость.

- Знать орлесианская в вашу честь бокалы поднимает, а вас и след простыл. – Произносит она своим обманчиво-игривым тоном. Ей по-настоящему весело. Прием удался, Императрица спасена, а ей ненадолго позволено покинуть это укрытие и заняться новым исследованием. Разве это плохо? - Столь быстро утомили поздравления?

Где-то на границе сознания неприятно скребется мысль – вернуться сюда она уже не сможет, лимит доверия Орлесианского двора исчерпан, а Селина не сможет более заставлять их молчать. Особенно сейчас, когда между претендентами на власть установилось шаткое равновесие в тщетной попытке сплотиться перед общим врагом.

- Ах, Лелиана, - имя старой знакомой звучит одновременно странно-знакомо и совсем по-новому. Ведьма не сделила, чем занимались ее прежние соратники – те, с кем когда-то они положили конец Мору. Разве что кроме Стража, но она предпочитала не навязываться и ему, в конце концов, таково было их соглашение. Губ касается хищная усмешка, когда память услужливо подкидывает обмен колкостями с рыжеволосым бардом. Может, и стоило нанести ей визит, ради старых-добрых времен. – Не верю, что из моих уст это прозвучит, но она умна. И вам не поверит, узнав, что это я произнесла.

Морриган смеется, склоняя голову набок и делая шаг к перилам, наконец, выдавая свое присутствие для тех, кто наблюдает за ними из зала.

Все же, она не спешит поздравлять эльфа с победой, прекрасно понимая, что гнездо змей, коим является императорский дворец – меньшее из имеющихся проблем.

- Селина желает поддержать вас любыми доступными способами. Включая меня. – Сощуривается, желтые глаза, кажется, хищно блеснули в сумраке. – Императорским приказом меня назначили, - «послом» - ей ужасно не нравится слово, слишком много политики. – Доверенным лицом Императрицы в рядах Инквизиции.

+1

9

- Так сложилось, что я теперь не большой фанат праздновать победу, - Алларос чуть улыбается. Он говорит спокойно, говорит то, что у него на уме. Или почти то, что у него не уме. Возможно, от разговоров полу-намеками и четверть-намеками ему придется долго отвыкать. Слишком долго его натаскивали для того, чтобы он сделал то, что сделал. 

Молодой эльф поворачивается, пытаясь заглянуть назад и одним взглядом окинуть всю толпу людей и не только, пребывавших в залах. Музыка ещё играет, те же люди, та же картинка, но настроение какое-то другой. Наверное, и правда стоит отпраздновать. Но... прошлый раз, когда он отдался празднованиям - было уничтожено Убежище. А тогда у него был титул поменьше и угроза казалась не столь грандиозной. Теперь же он всегда должен быть на дежурстве.

- Ох, - снова возвращает к чародейке взгляд Алларос и улыбается. Такой улыбкой он приветствует почти всех новых спутников, агентов, советников и помощников, о присоединении которых он узнает напрямую. И улыбка эта идет от сердца - Алларос понимает прекрасно масштаб угрозы, постоянно на своей руке он чувствует силы, который задействованы в том, что уже вершится и в том, что еще грядет, а потому безмерно рад всем помощникам. Даже тем, кто может помочь только морально. Хотя у спутницы Героя Ферелдена и советницы Императрицы Орлея должны быть приемы в рукаве, которые точно помогут Инквизиции.

- Это отличный новости, - спокойным, но уверенным голосом говорит Алларос и чуть кивает, словно одобряет такое решение. Хотя это не его позиция такое одобрять или запрещать. - У моих людей, да и у меня уже есть вопросы, в которых пригодилась бы ваша экспертиза.

Например, застрявший в магической ловушек разведчик очень хотел узнать, что это было, что он сделал не так и на что обращать внимание. Алларос не сомневается, что у него тоже появится десяток вопросов, когда он немного отдохнет. Один он всё-таки решает задать сейчас - между комментариями Лелианы и реакцией Морриган, молодой эльф уловил что-то... видимо, слишком хорошо его натренировали для Игры.

- У меня сразу есть вопрос: придется ли мне держать вас с Лелианой в разных корпусах Скайхолда? И на разных частях процессии? - он чуть смеется, потому что не считает, что это будет серьезной проблемой. Все-таки, они обе уже взрослые женщины и должны быть спокойнее. Но улыбка его становится немного кривой, когда он вспоминает, как мастер над шпионами остро реагирует на определенные вопросы. Может, он и не шутит...

- мы с спутниками собирались закончить некоторые дела тут завтра, а потом отправится в Скайхолд. Вы к нам присоединитесь?

+1


Вы здесь » Crossbar » фандом » task failed successfully [Dragon Age]