пост недели от Behemoth
Карнавалы в Венеции всегда были превосходны в глазах Бегемота. Он старался их не пропускать, ведь это была особая атмосфера. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » hunter dream


hunter dream

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

[nick]Hunter Nick[/nick][status]погребенный, но живой[/status][lz]<div class="lz"><fan>bloodborne</fan>choose your path, and there's your truth, follow
carve an inch, and here comes the sorrow</div>[/lz][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Николас</a>[/nm][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1541/14095.png[/icon][sign]-[/sign]

https://i.imgur.com/1DICEid.gif
https://i.imgur.com/RdInSM4.gif
https://i.imgur.com/lUkF2JH.gif
https://i.imgur.com/kWZak6r.gif

hunter dream

Город Ярнам, ночь.

Пришло время отчистить город, взять в руки оружие и пойти в бой на чудовищ, захвативших его. Так было, есть и будет всегда и кажется уже чем-то само собой разумеющимся. Но что... что если именно сегодня на твоем пути встанет такой же, как и ты?
Охотник.

+2

2

[nick]Hunter Elsa[/nick][status]Кровь - это жизнь[/status][icon]https://i.exophase.com/steam/avatars/l/131bgg.png[/icon][sign]_[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Эльза</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>bloodborne</fan>я охотник, и я должна заставить уйти красную луну.</div>[/lz]

перенос
   Все когда-нибудь умирают...
Наступает мгновение последней искры жизни, что улетает высоко в небо, рисуя в воздухе витиеватые узоры, кричащие нагло о никчемной прожитой жизни, когда цель существования скрывалась за толщей судьбоносных неурядиц. Так глупо, так нелепо умирать на операционном столе от страшной болезни, что сжирает изнутри и не испытывает ничего. Для нее нет ни угрызений совести, ни страха, ни сомнений. Абсолютная пустота, что вбирает в себя всё. И единственное, что действительно, ты можешь – это умереть с улыбкой на губах.
   Я знала, на что иду, и для чего. Когда я прибыла в Ярнам – я искала способ излечиться от страшной болезни, что превратила меня в альбиноса. Мои темные, как смоль волосы, превратились в покрытые инеем пряди, беснующиеся при свете огня и ярости ночи. Глаза голубые – будто выкованы изо льда. Внутри постоянно ощущалась боль, истязающая круглосуточно и бессвязно, будто бы издевающаяся надо мной – своей жертвой, и предрекающая скорый конец. Все лекари, кто бы на меня ни взглянул, говорили о бессмысленности моего существования и предлагали колоть морфий, от которого я бежала до победного конца. Морок сознания, помутившийся рассудок, у меня не было сил бороться дальше, но я не сдавалась, продолжая идти только вперед.
   Мой конец был близок, и он был неминуем. Что изменится, если я попытаюсь в последний раз? Всего лишь последний глоток надежды, что подарит мне новую жизнь или заберет её остатки. Так. Новый виток истории и очередная кривая улыбка на губах, когда последний вздох сорвался в холодное пространство операционной. Переливание крови закончилось неудачно – такая усмешка звучала в моей голове, пока взгляд ускользал в темноту, скрываясь за поворотом серого унылого здания.
    Потом был Сон Охотника. Крайне странное место. По сути, кладбище в тумане, безжизненная кукла, так внешне похожая на меня, лежащая у тропинки на пожухлой бледно-зеленой траве, дикий плющ и здание. Мастерская старика в инвалидной коляске, что кричал о предназначении и чем-то еще. Его я смерила холодным взглядом, не упуская из внимания детали, что могли потом способствовать моей новой жизни. Как оказалось, я не умерла. Но Ярнаму и Ордену Крови пришел конец. Они не справились с задачей, проклятая кровь теперь течет и по моим венам. Хочу жить? Должна избавить город от чудовищ и заставить Красную Луну исчезнуть. Отныне я Охотник и осколки крови источник моей долгой и счастливой, возможно, жизни.
   На рассказ немощного владельца мастерской я ухмыляюсь. Пройдя ад при жизни, я не особо удивлялась, что после смерти мне не сулит ничего простого и радужного. Придется адаптироваться и идти к цели, которая смутно, но может подарить избавление от тягот пребывания в рассаднике страшных тварей. Болезнь внутри я больше не ощущала, а это значит, что у меня всё еще впереди, и теперь есть силы бороться. И этого должно быть достаточно, чтобы использовать второй шанс по — максимуму.
   Старик выдал мне нормальную одежду и оружие, чтобы хватило на первое время и меня не убили при первом пробуждении. По его словам никому нельзя верить и любой, встреченный на моем пути человек, может оказаться монстром, что с радостью полакомиться моей плотью. Можно было бы поставить под сомнения его слова, но испытывать правдивость информации не хотелось.
    После шаг в пустоту, который заканчивается неопределенностью в пространстве и горьковатым привкусом на губах, что металлом отдает на кончике языке, отрезвляя сознание. Приподнявшись на локтях, я понимаю, что нахожусь в той самой операционной комнате, где мне переливали кровь. Только вот, вокруг ни одной души, везде следы запекшейся крови, жуткий беспорядок, грязь и следы борьбы. Будто в спешке кто-то собирался, и на него напали, раздирая по пути мебель, книги и плоть человека. От этой картины в голове становится дурно, но я справляюсь с подступающей тошнотой и сажусь на столе.
   Так странно просыпаться в одежде, что дали где-то во сне. Шляпа – треуголка, черный костюм и тяжелый плащ из кожи. Руки облачены в длинные перчатки из того же материала и на поясе прицеплен длинный меч, чем-то напоминающий шпагу, и пистолет, заряженный порохом и мелкой картечью. Внутри, даже странно как-то, чувствую спокойствие и уверенность в следующих действиях. Нужно осмотреться и найти укрытие, где можно будет передохнуть от Дикой Охоты. Может, есть выжившие, которые расскажут, что здесь произошло в действительности, и возможно, кто-то из них сможет мне помочь.
    Выдохнув кратко, спрыгиваю на пол. Вытаскиваю меч из ножен и иду к выходу, прислушиваясь к посторонним звукам. Помимо крови, в здании пахнет тленом и затхлостью, что навевает мысль о том, что здесь давно никто не был, что я здесь оказалась странным и даже таинственным образом, из-за чего здешний воздух даже не всколыхнулся. Вот он, первый в шаг в неизвестность, что эхом отдавал в ушах, пока перед глазами не объявилась первая тварь, на которой и пришлось приобретать навыки ведения боя, и выживать.
    И так, день ото дня, совершенствуясь в качестве Охотника, залечивая страшные раны и пытаясь идти к цели. Прекрасно осознавая, что на пути могут появиться и другие Охотники, что так же, как и я, пришел в этот мир через старую заброшенную операционную.
Тебе жизнь не мила? – я узнаю форму Охотника везде. Для убедительности взвела курок, что с тихим хрустом прозвучал в воздухе, и уткнулась дулом в затылок незнакомца. Другой Охотник на моей территории? Больше похоже на заказ или помутнение рассудка Охотника, что скоро станет чудовищем.
- Или присматриваешь новое логово?

Отредактировано Annie Leonhart (2022-07-27 22:24:40)

+1

3

[nick]Hunter Nick[/nick][status]погребенный, но живой[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1541/14095.png[/icon][sign]-[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Николас</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>bloodborne</fan>choose your path, and there's your truth, follow
carve an inch, and here comes the sorrow</div>[/lz]

перенесенный пост
Грязь, грязь, грязь. Она повсюду: на руках, забивая ногти едва ли не под корень и превращая их в черное месиво, на лице, отчего очертания форм пропадают, словно наложенная маска без эмоций. Грязь была перемешана с кровью. Чужой, но родной. Моя маленькая сестра была заражена эпидемией, которая развивалась слишком быстро. Местные лекари не могли ничем помочь, а порой даже отмахивались от безнадежной больной. Она умирала на моих руках, когда я оголтело отправился в паломничество в Ярнам, где существовал маленький шанс на спасение. А мне больше ничего и не нужно было, кроме спасение жизни сестры. Аделаида — все, что осталось у меня, я поклялся беречь и защищать ее от всех невзгод перед могилой отца и матери, пусть и не имел в руках оружия и каких-то навыков в этом темном и мрачном мире. Не было ничего и против этой болезни, а собственные слова и клятвы теперь звучат в голове, как наказание, ад на земле, сжирающий все изнутри. Когда она умирала, следом за ней душой погибал я, проклятый навечно на одиночное скитание, в котором не было никакого смысла. Сжимая ее хрупкое тело в своих руках, истощенных от голода, уже едва ли не ползу по земле, в которой не было ничего, кроме могильного холода. Она... умерла еще несколько часов назад, а я заметил это только сейчас, уложив ее тело на землю, и, стоя на коленях, закрыл рот руками, чтобы сдержать истерический крик, наполненный болью. Слезы сами стекали по лицу, размазывая черную грязь, и пытались снять ту безмолвную маску, что наложилась на нее. Больно, как же больно! Все это было так бессмысленно сейчас, настолько бесполезно, отчего руки бесконтрольно сжимали ткань тех тряпок, что были одеждой на мне, в желании разорвать их на части. Но даже на это сил не было, черт возьми! Ада, сестра моя, я не смог уберечь тебя в этом мире, не увидел, как ты вырастешь, обзаведешься семьей и родишь славных племянников... ты была сильной девочкой, почему же оставила меня, когда спасение было так близко?! Ада, прошу, ответь мне!!!
— Прошу.., — только одно слово, выдавленное через силу, разрезало воздух хриплым отчаянием. Она молчала: сон навсегда поглотил тело, рядом со мной был лишь физический факт ее присутствия. Недвижимый, замученный, несчастный. Смерть в таких муках, когда она истошно кричала на моих руках, теперь врезался в голову и застыл клеймом внутри.
Мне незачем было жить, а когда я обнаружил, что сам заражен, не предпринимал каких-то попыток спастись. Нашел богом забытую нетронутую полянку, вырыл две могилы, в одну из которых аккуратно положил сестру. Мягко поцеловал ее в лоб на прощанье, пообещал встретиться с ней на небесах, когда болезнь уничтожит и меня. Для самоубийства, я был слишком труслив, поэтому такой расклад более чем устраивал. Терпел все то, что чувствовала Аделаида, понимал ее мучения и проклинал себя, что не смог никак помочь, а наше семейное древо теперь канет в небытие. Возможно, это глупо и моя семья просто сказала бы о том, что я должен был жить, должен остаться. Но ради чего? Ради старого родительского дома, ради чахлого скота? Ради одиночества? Жить с таким грузом на сердце не позволит снова взглянуть вокруг и почувствовать прилив жизни, не даст беззаботно удариться в быт, подумать о том, чтобы завести семью. Это и раньше выходило плохо, когда смерть родителей заставила взять опеку над сестрой, попытаться ее вырастить, дать достойные перспективы. Я жил ради этого.
Только лечь рядом с Адой мне было не дано. Болезнь, что охватила ее, была не просто смертельной — она обращала. Чувствуя невыносимую боль, а в глазах все очертания предметов постепенно расплывались, только на слух пронзительный, нечеловеческий крик определил самые страшные опасения. Открыв в себе незнамо какое по счету дыхание, ноги сами понесли меня прочь от этой поляны. Зрение подводило, но мне удалось сбежать и снова вернуться в Ярнам. Там, ориентируясь практически на один лишь слух, смог добраться до места, до которого не смогла добраться сестра. Там, где был шанс на исцеление. Я не мог позволить, чтобы тело Аделаиды существовало в таком обличии и не могла обрести покой. Это был единственный мотиватор спасти себя, пусть шанс был небольшой.
Лекари подсовывали какие-то бумаги, которые без разбору подписывал, хотя ничего и не видел. Лишь бы скорее, пока болезнь окончательно не уничтожила меня, а боль... становилась такой невыносимой, что, будь силы, я бы кричал. Переливание крови? Делайте что хотите! Только бы помогло.
За всей этой пеленой бесчисленных мучений, наступает пустота. Все ощущения внезапно пропали, не было ни боли, ни чувств. Ничего. Чистый, незамыленный взгляд пробудился в месте, которого я ранее не видел. Операционная должна была выглядеть иначе, нежели то, что я оказался на земле, точнее на траве, вокруг ни души. Точнее, один человек был здесь, но он сидел в инвалидной коляске прямо перед своим, как оказалось, домом. Он и познакомил меня с местом, в котором я оказался — Сном Охотника. Выдал нахрапом информацию, поделился одеждой и оружием, ввел в курс дела. Пришлось быстро все запоминать, покуда это касалось моей личной цели, без завязки на что-то глобальное. Скажете эгоистично? Не ошибетесь, ведь я уже мертв с того самого момента, как Аделаида испустила свой последний вздох. Терять уже нечего, а если смогу сделать задуманное, то в глазах сестры смогу заслужить толику благодарности. А больше ничего и не нужно. Охотник, которому плевать на охоту, да?
Впрочем, полностью сосредоточиться на своей цели, мне было не дано. В моих руках ранее самым опасным оружием были вилы, а теперь — меч, что настолько идеально лежал в ладони, будто всю свою жизнь только и занимался убийствами. Вернувшись в реальный мир, смог уже более детально осмотреть место, в котором находился, когда как ранее в стеклянных серых глазах, что сейчас напоминали густой туман, были лишь пятна. Кушетки, кровь, следы насилия — сейчас здесь не было никого живого. Начинаю постепенно привыкать к интересным метаморфозам с перемещением, не испытывая любопытства от, своего рода, "изнанки" этого мира. Это было удобно, практично, позволяло забирать с собой необходимые вещи, а потом... учиться. Учиться быть охотником и убивать монстров, попутно искал сестру среди них, но не мог найти ее очертаний. Возможно, она была убита другим охотником? Тогда где тело? Все эти вопросы раз за разом крутились в голове, а удары становились все более отточенными, не без травм, конечно. Однако, привычка нахождения в практически полном одиночестве, не учитывала один простой факт: тут могли быть еще Охотники, что убивали чудовищ и несли очищение в этот мир. Полностью ушедший в себя, я забыл даже, когда последний раз разговаривал. Что уж говорить о том, что забыл о существовании других разумных людях, что могли легко застать меня в расплох. Умирать вот так? Нет, я еще не закончил свою работу.
— Возможно, и не мила, — поднимаю руки, выражая тем самым, что нападать не собираюсь. Сейчас меньше всего мне нужна драка с человеком, как и исход в виде чьей-то смерти, — но умирать сейчас пока не могу.
Пытаюсь взглянуть на Охотника... нет, Охотницу. Голубые глаза, белые, как снег, волосы, бледная кожа. Красивая, определенно она хорошо бы смотрелась где-то в высших кругах общества, а не среди чудовищ и монстров. Что уж говорить обо мне: черные короткие волосы, состриженные в полевых условиях рвано и несуразно, размытый взгляд серых глаз, вечно обращенный в пустоту, стоит мне только взглянуть в какую-нибудь грязную лужу; шрамы на лице, портящие вид и говорящие о том, что я здесь уже довольно давно. Сколько — уже не сосчитаю. Для меня время остановилось в этой вечной ночи, а благоговейная цель, что еще заставляет стоять на ногах, еще не была исполнена.
— Я не враг тебе, меня интересуют лишь монстры, что заполонили это место.
Поверит ли? Я не знаю, что творится в голове у других Охотников, за кого она меня считает, когда идет борьба на одной и той же стороне баррикад. Но лучшим будет мирно решить вопрос, а если нет — думать по ситуации. Дуло пистолета на затылке пока лишь холодный металл и запах пороха, что ощущается при близком контакте.
— Может, обсудим все на менее напряженной ноте?

+1

4

[nick]Hunter Elsa[/nick][status]Кровь - это жизнь[/status][icon]https://i.exophase.com/steam/avatars/l/131bgg.png[/icon][sign]_[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Эльза</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>bloodborne</fan>я охотник, и я должна заставить уйти красную луну.</div>[/lz]

перенос

«Никому нельзя верить» — это самые первые слова, которые говорит старик во Сне Охотника. Маразматик, что под конец съехал с катушек, находясь в вакууме маленького мирка, способный, разве что, вводить в курс дела наивных глупцов, решивших отыскать смутное спасение в больницах Ярнама. И что в итоге? Крошечное королевство тут же выпирает тебя за дверь, предоставляя шанс сполна отработать вторую жизнь, и заодно научиться выживанию в условиях, несовместимых с этой самой жизнью. Я оценила шутку судьбы, определенно, и совершенно не держала зла на человека в инвалидной коляске. Даже, если не вглядываться в происходящее изнутри, можно придти к выводу, что помощь обитателя Сна Охотника существо облегчает дальнейшую жизнь в проклятом Ярнаме, кишащем монстрами, бывшими когда-то простыми людьми. А может, всё куда сложнее и опаснее, чем казалось на самом деле. Я только начала находить ниточки, ведущие к разгадке Красной Луны и прочей нечисти, желающей испробовать моей плоти и крови. Всё зацепки и найденные источники информации вели в Старый Город, куда я еще не смела, заходить, желая подготовиться получше. Кто знает, может, путь назад будет отрезан, и приюта, где можно будет переждать и починить оружие также не предвидится. Спать на улице, без возможности защищаться? Нет, я, пожалуй, обойдусь без этого. Насмотрелась кошмаров, хватит на свою жизнь, если она продлится долго. В этом, Богом забытом, месте, ни в чем и никогда, не можешь быть уверен наверняка. Рано или поздно настанет час расплаты и тогда всё встанет на свои места, но не сейчас. Развязка будет задолго после, и возможно, даже не со мной.
   Тут об оптимизме говорить не приходится. Только жестокая, правда, напоминающая местных бесформенных кошмаров, чьи языки тянутся в разные стороны, норовя захватить в свою власть и сожрать безвозвратно. Сегодня ты жив – завтра нет. Я часто наблюдала других Охотников, что сражались по другую сторону стены и пытались достичь смутной цели. Им я не могла ничем помочь – перебраться через преграду не представлялось возможным. Пускай, Старый город и находится чуть ниже Нового Ярнама, его стены достаточно высоки, чтобы не предпринимать попыток безрассудно прыгать вниз. Полет будет стремительным, смерть будет быстрой, но болезненной. Испытывать на себе все спектры боли мне не хотелось, особенно, после пережитой болезни, променянной на нынешнее существование. И кто бы мог подумать, что обыденность последних дней обратится столь вопиющим наглым вмешательством другого Охотника?
    Незнакомый мне Охотник оказывается мужчиной, примерно моего возраста или чуть старше. Волосы темные, глаза серые, как небо этого проклятого города. И жить не желает, и не собирается умирать. Не сказала бы, что ответ незнакомца меня устраивает. Когда он пытается посмотреть на меня, дуло пистолета более ощутимо упирается ему в затылок.
- Дернешься в мою сторону – получишь пулю в затылок, — в голосе проскальзывают властные нотки, пронизанные холодом северных ветров. Моя рука не дрогнула, как и голос. Я уверенна в своих действиях и не собираюсь доверять первому встречному, у которого смутные мотивы и неясные цели. Откуда мне знать, что он не на грани, когда Охотник превращается в Чудовище? Может он в отчаянии или сошел с ума. Нормальный человек хочет умереть человеком, а не монстром. Что же у этого мужчины происходит в голове и откуда он тут взялся? Все пришли из Сна Охотника, бесспорно, но что он забыл именно в этой части города?
- Никому нельзя верить – разве, старик не сказал тебе этого? – позволяю себе усмехнуться и продолжить мысль, что возникает в моей голове сама по себе.
Если бы тебя интересовали, лишь монстры, ты бы, не забрался так далеко. Я больше склонна верить в личную вендетту, в которой неизвестно, что является твоей настоящей целью, — мало ли, этот конкретный Охотник промышляет убийством других Охотников, считая их пробуждающимися монстрами? Доказать обратное невозможно, тем не менее, я делаю шаг назад, не убирая пистолет обратно на пояс, и попутно сжимаю эфес меча, чтобы, в случае атаки, успеть выхватить оружие из ножен и отбить удар.
   Предлагает обсудить всё в менее напряженной обстановке. Звучит адекватно для прошлой жизни, в нынешних реалиях больше похоже на ловушку, в которую пытаются загнать испуганную лису, не знающую местности и правил. Своим кратким отступлением я позволяю незнакомцу обернуться и взглянуть мне в глаза. Взгляд я выдерживаю спокойно без какой-либо заинтересованности в убийстве, но и без радушия, которое встречается в глазах тех, кто давно не разговаривал с обычными людьми. Меня тишина и безмолвие более чем устраивает, привыкла как-то обходиться без собеседников.
Хорошо, идем, — кивнув головой в сторону небольшого проулка, настоятельно рекомендую собеседнику идти туда, многозначительно подтверждая желание дулом пистолета, что указало повторно в сторону улицы. Недалеко от места нашей встречи есть церковь, где можно поговорить спокойно, и куда точно не сунутся чудовища. Но, с прицела мужчину я не сниму, пока не удостоверюсь в его лояльности и человечности, в которой приходится сомневаться каждый раз, когда видишь кого-то живого.
- Расскажешь, что ты желаешь обсудить, — интересно, что может предложить Охотник, заявивший о нейтралитете по отношению ко мне.

Отредактировано Annie Leonhart (2022-07-27 22:28:40)

+1

5

[nick]Hunter Nick[/nick][status]погребенный, но живой[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1541/14095.png[/icon][sign]-[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Николас</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>bloodborne</fan>choose your path, and there's your truth, follow
carve an inch, and here comes the sorrow</div>[/lz]

перенесенный пост
Все это долгое время, для меня вокруг были лишь монстры. Чудовища... безликие, хах, безмозглые. Они просто видели объект и неслись, как оголтелые, а причины, как таковой, у них не было. Со стороны можно было сказать, что ее нет и у меня. Но образ сестры, что корчилась в муках на моих руках, оставался каждый день четким и заполонял большую часть моей памяти. Со временем, какие-то бытовые вещи из собственной жизни, стали тускнеть, растворяться в голове. Они казались теперь ненужными. Бесполезными. Как я уже говорил, моя душа умерла вместе с Аделаидой, как и вся та жизнь. Новая жизнь в лице охотника? Кто-то бы сказал, что это — достаточно неплохо. Живой, способный дать отпор и привнести в мир покой. Особенный, избранный. Что только бы не говорили люди, я не разделял их мнения. Эта вся житейская мишура совершенно не подходила мне, а, учитывая свое положение и состояние, абсолютно не был уверен в том, что что-то в голове явственно щелкнет и скажет "у тебя есть право жить дальше". Нет, его нет. И не будет. Я жив, пока не исполнено мое предназначение, а дальше... дальше посмотрим, будет ли теперь дрожать пистолет, направленный к собственному виску.
Женщина явно со стальными нервами и холодной головой, раз не дает дополнительных шансов перенять управление ситуацией на себя. Перестаю смотреть в ее сторону, не нагнетаю атмосферу. Хотя, находиться в таком положении было не очень удобно. Руки деревенели, появилась легкая испарина от напряжения. Почему она решила, что я ей враг? Если все дело в безумных Охотниках, то давно бы уже совершила выстрел, а так стояла и что-то церемонилась. Так что тогда?
— Говоришь о вере, но при этом почему-то считаешь, что перед тобой Человек, а не Чудовище.
Когда холодный ствол пистолета отнимается от головы, наконец-то позволяю себе повернуться. Смотрю в безразличный и равнодушный взгляд к своей личности и отвечаю на это... ничем. Даже как таковой мысли не было в голове, чтобы придать выражению лица большее значение, чем оно было ранее. Смысл? В конце концов, она, скорее всего, последуют дальше во имя великой цели. Да, определенно. Иначе почему охотница повторяет слова того старика в инвалидной коляске?
— Впрочем, до слов того Охотника мне нет никакого дела. Вендетта? Нет. Я бы назвал это искуплением.
Как-то продолжать мысль не стал. Не думаю, что незнакомке будет интересно слушать плаксивую историю, которых в Ярнаме сотни, а то и несколько тысяч. Все с какими-то пороками, грехами, печальными судьбами. Кажется, весь мир был окружен огромной дырой, сотканной из убитых горем жизней без счастливого финала. Мало здесь тех, кто действительно нашел свое счастье, имел достаток, мог радоваться каким-то очень трогательным вещам. Да, меня окружали судьбы, ничем не лучше собственной. Возможно, только с одним большим "но": те уже отмучались свое, а мое время еще не настало. И, надеюсь, не настанет, пока не отыщу покой для сердца своей сестры. А потом и для своего.
Медленно разворачиваюсь и иду в сторону проулка, на который указала девушка. Сам попутно прислушиваюсь к происходящему, на автомате напрягаюсь, если чутье подсказывает поблизости опасность. И все же, улица действительно оказалась безопасной, впереди виднелась церковь и туда показывало дуло пистолета в женских руках. Шел молча, подбирал фразы. По-хорошему, неплохо объясниться, удостовериться, что отпустят живым и уйти. Но что-то мне подсказывало, что все не так просто. И что появление незнакомки еще сильнее оттягивает мой славный конец.
— В данном случае, я хочу лишь показать, что твоим целям не собираюсь хоть как-то мешать.
Мы стояли у места переговоров. Оглянувшись по сторонам, медленно открываю тяжелые двери и прохожу внутрь первым.
— Моя цель преследует личный мотив в поиске одного из монстров, которых тут бесчисленное множество, — рукой провожу по пыльной скамье, а после растираю между пальцев, задумчиво подбирая фразы. Они очень плохо шли, ведь сам я давно ни с кем не разговаривал. Даже старика того бессовестно проигнорировал. — И лучшим вариантом будет тот, где мы идем по разным дорогам к своим целям, более не пересекаясь друг с другом.
И все же, в голове мелькнула дурацкая благородная мысль. Меня ведь еще несколько минут назад могли убить — имели на то полное право, а я мог лишь корить себя за неосторожность в вопросе собственной безопасности. Забыл о присутствии других разумных людей, столь глубоко погрузившись в то, что поддерживало хоть какой-то смысл жизни. Глупо говорить о справедливости в столь тяжелое время. Тем не менее...
— Однако, раз ты меня еще не застрелила, хотя имеешь полное на то право и возможность во имя безопасности, могу предложить скромную помощь. Как плата. Возможно, в этих темных улицах, заполненных монстрами, каждый из нас найдет то, что ищет.
Теперь оставалось лишь ждать решения, я свою позицию озвучил, менять не собирался. Я не стану гадать, что ответит собеседница. Суть лишь в банальном нежелании это делать, углубляться в чьи-то думы. Как есть, так и есть, без лишних приукрашиваний.
— Ах да, меня зовут Ник.

+1

6

[nick]Hunter Elsa[/nick][status]Кровь - это жизнь[/status][icon]https://i.exophase.com/steam/avatars/l/131bgg.png[/icon][sign]_[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Эльза</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>bloodborne</fan>я охотник, и я должна заставить уйти красную луну.</div>[/lz]

перенос

Вера, доверие, надежда – все эти слова кажутся пустым звуком в мире, где на каждом шагу встречаются монстры, и те не многие, что выжили, благодаря тому, что заперлись в своих домах, якобы защищающих от распространяющейся заразы. Иной раз мне кажется, что эти люди просто заперли себя добровольно в ловушку и ожидают конца, что наступит не скоро, постепенно разлагая их тела и души. Многие дома заперты, из них иногда раздаются глухие стоны, душераздирающие хрипы и крики, остужающие кровь скрипы. Бывшие жители Ярнама меняют форму, как и Охотники, жаждущие победить Кровавую Луну. Разница между теми и другими лишь в том, что последние более активно контактируют с зараженными и рискуют обратиться раньше времени. И всё благодаря, полученным ранам, ну и, после обращения они опаснее и неистовее. Будто их знания и навыки усиливают волю, порождая феноменальную жажду крови и тягу к плоти новых Охотников. Опасные создания, не знающие отдыха, жалости и человечности.
Все люди, оказавшиеся в Ярнаме, Чудовища, и лишь вопрос времени, когда раскроется их истинная суть, — если не остановить Кровавую Луну, если не закончить Охоту, не останется никого, кто сумел бы спасти этот проклятый город, кто смог бы выбраться обратно из этого вечного кошмара. Я стану Чудовищем, этот мужчина превратится в Монстра, каждый житель Ярнама станет кровожадной Тварью рано или поздно. С периодичностью в несколько дней, если прислушиваться к звукам на улице, можно осознать прописную истину: никто не умирает здесь, только меняют форму, чтобы, в конце концов, больше сожрать людей или пасть от руки Охотника.
   Я не исключала возможности, что этот конкретный Охотник может обратиться, в будущем. Убить его сейчас было бы милосердием по сравнению с тем, что его ожидает, когда Кровь позовет и потребует уплатить дань. То же самое можно сказать и обо мне, благо, у меня хватает здравомыслия, чтобы сопоставить факты и придти к определенным выводам. Время – это единственная единица измерения, которая имеет вес в мире Кошмаров, и упускать лишние минуты на пустые разговоры глупо. Как и убивать человека, вполне способного оказаться полезным. Старый Ярнам не является местом, где в одиночку просто выжить, что не скажешь и о Новом городе.
- Не слишком ли поздно ты пришел сюда за искуплением? – в голосе звучит горькая усмешка, у кого не спроси – все ищут искупления во имя благих целей. Уже приелась эта трактовка, и хотелось бы услышать что-то новое, помимо поиска отпущения грехов. Для этого здесь есть церковь, пускай, к святому отцу, и хотелось лучше присмотреться – слишком подозрительным он мне казался. Но, как и всегда, я упускала эту деталь из виду, желая разобраться с происходящим в городе, а не в тылах, где можно было передохнуть и усовершенствовать оружие.
   Местные говорили, что здесь спокойно и не чувствуется опасность, жаждали оказаться под сенью церкви и подышать ладаном возле распятия Святого. В их стремлении приобщиться к Всевышним, я не видела ничего хорошего, но и плохого тоже. Каждый выбирает сам, во что ему верить и как. Но, если посмотреть на происходящее, разве не логичным будет считать этот город проклятым и оставленным добрыми силами? Глупый вопрос, который станет восприниматься ересью и богохульством, поэтому, я предпочту держаться особняком, нежели заговорю со священником о религии. Прихожане и святой отец сидят в четырех стенах храма и верят в искупление, а я там – за стеной, убиваю монстров и пытаюсь избавить город от Кровавой Луны. Кто есть провидение, и кто есть спасение? Смешно даже, верно. Разговор, лишенный смысла.
- Ты не знаешь мои цели, чтобы иметь право так утверждать, — ожидая, когда незнакомец откроет двери, озираюсь по сторонам поспешно, пытаясь понять, нет ли монстров возле храма, и только потом захожу внутрь, ожидая, когда двери вновь закроют на засов. Пистолет убираю на пояс, поставив на предохранитель, и остаюсь чуть поодаль, всё еще не веря внезапно встреченному незнакомцу. Внимательно вглядываюсь в его глаза и кратко выдыхаю, вскидывая подбородок. Оцениваю его слова на чаше весов, понимая, насколько абсурдным и нелепым выглядит наше знакомство на улицах города. Не желающий жить мужчина, что ищет определенную цель, дабы умереть и женщина, которая не верит особо в спасение, но желает выбраться из Кошмара и попытаться жить нормальной жизнью, что звучит утопично. Возможно, ли жить после этого кошмара? И есть ли вообще выход из этого мира? Я желаю узнать ответ, чувствую, что на верном пути.
   Некоторое время с моих губ не срывается ни слова. На лице проскальзывает тень размышлений, правая бровь приподнимается чуть вверх. Немного удивляет готовность незнакомца оказать помощь, которая, если честно себе признаться, будет как раз кстати. Более того, учитывая, что он ищет конкретное Чудовище, можно придти к выводу о нецелесообразности его нападения на меня. И, это, если он говорит правду.
    Сложив руки на груди, в задумчивости стучу кончиками пальцев по предплечью и после кратко усмехаюсь, опуская взор. Возможно, я об этом еще пожалею, и не раз, но, кроме жизни, есть ли мне что-то еще терять?
Если ты говоришь правду, то, я смогу предложить тебе нечто, способное заинтересовать, — жестом приглашая присоединиться, направляюсь в сторону комнаты, обустроенной для Охотников. Подпускаю мужчину к себе чуть ближе, чтобы было удобно беседовать. Кричать в храме не лучший знак – сильная акустика.
- Эльза, — называю свое имя чуть позже, после представления Ника. Ответная любезность, не более того.
   Когда мы оказываемся возле верстака, я достаю из заплечного мешка тубус и оттуда извлекаю пожелтевшую от времени карту. Она оказывается на горизонтальной поверхности стола, и не сворачивается, будучи придавленной частями для ремонта огнестрельного оружия. Указав на область Старого Города, в том числе на замок Кейнхерст, задаю свой следующий вопрос.
- Ты знаешь, что там? Это Старый Ярнам и там может быть то, что ты так страстно ищешь, — взгляд голубых глаз обращается к Нику. В Старый Город редко когда кто-то добирался, это весьма рискованное мероприятие, но так же, я понимаю, что там можно найти ответы на многие вопросы.

+1

7

[nick]Hunter Nick[/nick][status]погребенный, но живой[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1541/14095.png[/icon][sign]-[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Николас</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>bloodborne</fan>choose your path, and there's your truth, follow
carve an inch, and here comes the sorrow</div>[/lz]

перенесенный пост
Время расставит все по своим местам. Хотелось бы искренне верить, что преследуемая мной цель будет рано или поздно исполнена. То, ради чего еще дышу, чувствую, держу в руках клинок в очередном замахе на чудовище, которое... совершенно не то. Не моя сестра, которая все еще где-то бродит, совершенно не осознавая себя как личность. С желанием убивать все, что находится на пути. Мысли? А какие они могут быть? Вирус или что это вообще такое, убивает всякую разумность. Возможно, придет и мое время, покуда сам, до обращения в охотника, был заражен. Сколько, разве что, времени мне дано? Не знаю.
Слова девушки только подтверждают мысли. Да, люди здесь рано или поздно станут одними из тех, за которыми придут такие же охотники и безжалостно убьют их. Разница лишь в том, что обращенный боец куда более опаснее, чем простой человек, волей неволей подцепивший заразу. Мне не доводилось видеть обращенного охотника, но почему-то мне кажется, что подобное событие в моей жизни совершенно не исключено.
— Да, вопрос времени. И оно придет.
Нет каких-то скрытых иллюзий, вроде тех, что каким-то чудом меня убережет дань платы за такую жизнь. Возможно, интересуясь я тем, чтобы остановить происходящее в масштабах мира, то задумался над тем, чтобы не дать себе, окружающим, окончательно обратиться, что даже не останется никого, кто бы смог прекратить цепочку последовательных действий. Мне не нужен мир, не нужно спокойствие в нем и какое-то будущее. Для меня его нет, так зачем рвать на себе камзол и пытаться? Благородство — далекое от понятие для меня, мне все равно на людей. Эгоистично? А разве есть те, кто столь альтруистичен, чтобы думать и заботиться о мире во всем мире? Даже эта девушка — она, в первую очередь, подумает о себе и будет что-то делать лишь потому, что от этого зависит ее жизнь. Во всяком случае, я не верю в то, что Эльза так прям рвется помогать нуждающимся, не подумав о себе.
— Это не совсем то, что ты думаешь, — возможно, собеседница подумала, что я до становления охотником много дел натворил и так пытаюсь искупить свою вину? Кто знает, но я бы в первую очередь подумал об этом. — Время тут исключительно ограничено... моей способностью ясно мыслить.
Несколько разговор прерывается, позволяя осмотреться. В храмах я никогда не был и едва ли когда-то вообще интересовался религией. Мы, простые фермеры, занимались тем, чтобы прокормить себя. Засеянные поля из года в год истощали почву, пока та и вовсе не выработалась, а урожай становился хуже. Я помню то время, когда очень сильно голодали, когда отдавал последний кусок хлеба своей сестре, покуда ей нужны были силы. Возможно, такое стечение обстоятельств и навело на то, что она заболела, как бы я не пытался огородить ее от всех невзгод. Искал работу за гроши, лишь бы потом принести домой вкусного горячего хлеба, но и тот постепенно пропадал из лавок. Инфекция нарушила и общественную жизнь, лавки постепенно пустели, а мой работодатель — пропал. Эти обрывки воспоминаний сейчас кажутся не моими: в шкуре охотника, я потерял свое прошлое, оставив лишь цель, на которой так зациклен. Даже по моему виду не скажешь, что буквально некоторое время назад я был худощавым бедняком — безликим для местной знати. Сейчас, пробираясь все глубже в эпицентр чудовищ, я становился сильнее. Брошенная в пустых домах еда и постоянная тренировка на живых целях сделала меня другим человеком. Но далеко не таким счастливым, каким был раньше.
И все же, я помнил, как сестра начала ходить в церковь и молиться за наше благополучие. Вот так, как это обычно бывает, сидела на коленях возле икон, ставила свечку и долго молилась. Казалось, она действительно была близка к Богу, как никто другой. И тогда, в момент ее смерти, деревянный, но красиво вырезанный, крестик на груди был при ней. Только... Всевышний не помог ей. И от этого, ненависть к религии зародилась в моем сердце.
Задумчивость прерывается, снова смотрю на девушку, которая посчитала мои слова... оскорблением? Не знаю, ее голос был трудно было считать в этот момент, да и я не спец в анализе.
— Действительно, не знаю твоих целей, — отвечаю спустя время, а после подхожу ближе, чтобы посмотреть, что девушка может мне предложить. Задумчиво разглядываю карту, а после место, которое она показывает. Да, мне немного доводилось слышать о замке Кейнхерст. В основном из записей, что попадались в руки, но как-то не углублялся.
— Слышал мало. Место, где знать упивалась кровью и обратилось в монстров или вроде того, — взгляд падает на Старый Ярнам. — Туда мало кто добирался. Чудовищ там намного больше, но... да, возможно, там есть то, что я ищу, — поднимаю голову, чтобы посмотреть на Эльзу и киваю. — Чтобы пройти к замку, придется перебить существ намного больше, чем здесь. Ты там что-то ищешь? — вопрос, на который не факт, что получу ответ. Охотница была не из болтливых, чтобы раскрывать свои планы, да и я сам был не лучше. И все же, я предложил помощь, стало быть обязан воплотить свои слова в жизнь. Терять мне особо нечего, зато есть вероятность найти сестру. Вдвоем есть шансы в старом городе, нежели в одиночку. Я и сам думал отправиться туда, но не чувствовал готовность сунуться в кишащее монстрами место. В компании это будет проще.
— В любом случае, можем попробовать.
Заключение как данность. Снимаю с пояса пистолет, проверяя его работу, наличие полного барабана патронов, снимаю с предохранителя и возвращаю обратно. Смотрю по сторонам в поисках того, что могло бы понадобиться в пути, но ничего особенного не нахожу. Для себя. Возможно, перед отправлением стоило передохнуть, но сам я был готов отправляться хоть сейчас.

+1

8

[nick]Hunter Elsa[/nick][status]Кровь - это жизнь[/status][icon]https://i.exophase.com/steam/avatars/l/131bgg.png[/icon][sign]_[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Эльза</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>bloodborne</fan>я охотник, и я должна заставить уйти красную луну.</div>[/lz]

перенос

   Время – это непозволительная роскошь, которая исчезает с первыми лучами солнца, что никогда не выглядывают из-под серых туч, нависших над Ярнамом. Иногда мне кажется, что в городе вечный сумрак, но никак не ночь. И, тем не менее, в разное время суток, предполагающих изменение освещения, происходит смена оттенков серого уныния и безысходности. Внутри всё, то же ощущение холода и предвзятости к происходящему. Каждый первый встреченный мною человек под подозрением, под проницательным взглядом скользит тенью вдоль угрюмых стен. Никому нельзя верить – этот лозунг превратился в паранойю, о чем я не жалею никоим образом. Быть параноиком полезно – не всадит в спину нож тот, кого ты недооценил. Таковых и нет. Все на расстоянии вытянутой руки, не более того.
   На слова Ника я уже ничего не говорю. Констатация факта во всей своей красоте предстала передо мной, обличенная в простые слова. Мусолить одну, и ту же тему я не видела смысла. Всё приходит, и уходит, так чего жалеть? Остовы былых воспоминаний? Бессмысленно и глупо. Разум должен быть чист, мысли должны быть заняты будущими шагами, но никак не минувшими событиями, на которые уже никто и никак не повлияет.
   Мужчина опять допускает одну и ту же ошибку – считает, что знает мои мысли и мотивы, которые никоим образом не были озвучены вслух. Предположения я оставляю при себе – никто не любит чрезмерно болтливых и доходчивых. В этом мире вообще не принято громко говорить на серьезные темы и озвучивать дальнейшие планы. Разве что, компания беснующихся женщин, вечно смеющихся и играющих в бридж. Сколько бы раз и когда, ты не подходил к их дому, всегда одно и то же – смех, низкосортные шуточки, возмущения по поводу очередной карточной партии. В других домах аналогично, безумные монологи, стенания, жалобы на жизнь и не менее жалкие попытки выжить в текущих условиях. Все немного безумны, и каждый справляется с тяготами жизни по-своему. И говорить о моих мыслях – это не самая лучшая идея. Я не изнеженная особа, запертая в четырех стенах, которая смерится с чужой волей. И не безмолвная овечка, что пойдет, стоит её приманить куском хлеба.
Надо же… и о чем я думаю? – правая бровь немного приподнимается, показывая мое скептичное настроение, в голосе проскальзывает холод. Мне не нравится, когда за меня решают, и хочу услышать версию этого мужчины, по поводу моих размышлений. Мы только встретились, а он уже читает мои мысли. Занятно.
   Я никогда не причисляла себя к женщинам, способным кричать и возмущаться по любому вопросу. Для меня было более привычным подойти к делу со спокойствием и рассудительностью. Задать вопрос прямо, чтобы услышать прямой ответ. Впрочем, и ответ не так уж и важен, в текущей ситуации. Больше всего мне хотелось бы быть услышанной. Неприятно, когда твоим собеседником руководят домыслы на твой счет. Как не посмотреть, жизнь Ника волнует меня мало, как и то, ради чего он оказался в этом проклятом городе.
   Цели у нас разные, определенно. Но, вот путь… Он может привести к тому, что каждый из нас желает, а может и нет. Тут как повезет. Старый Ярнам куда опаснее, чем может показаться на первый взгляд. Его улицы еще неизведанны, нами, и неизвестно еще, есть ли там безопасные места, где можно переждать некоторое время, восстанавливая силы. Да и вопрос оружия становится на ребро серебряной монеты. Будет ли оно там или придется выкручиваться из проблем с тем, что попадется в руки на тот момент? Слишком много вопросов и слишком мало ответов. С другой стороны, если там я видела других охотников, будучи на возвышенности в Новом Ярнаме, значит, где-то в старых домах есть снаряжение и припасы. А это, в свою очередь, означает жизнь. Нужно только найти, и вдвоем это будет куда проще.
   С некоторое время я проницательно смотрю на своего собеседника, взвешивая все за и против. С одной стороны я не привыкла перекидываться откровениями с первым встречным, с другой стороны, он предложил помощь и доверяется мне, в некоторой степени, соглашаясь в паре начать штурмовать старый город. При мысли об этом на моих губах появляется легкая усмешка. Дожила – согласна разделить свою дорогу с каким-то незнакомцем. Жизнь преподносит сюрпризы с каждым разом всё интереснее и интереснее.
Я хочу найти ответы на свои вопросы. Хочу понять, что на самом деле произошло в Ярнаме и как отсюда выбраться, - Ник заслужил информацию, которая никак не повлияет на ход нашего путешествия. Я по-прежнему буду исследовать город, пытаясь узнать правду. И не важно, умру я при этом или нет. Иметь хоть какую-то цель лучше, чем не иметь её вовсе, прозябая в каком-нибудь здании, безумно смеясь и морально разлагаясь.
Туда не так сложно добраться, как кажется. Не так просто выжить, — говорю это на выдохе, всматриваясь в пожелтевшую от времени карту. Кварталы Старого Ярнама строились хаотично, и придется пройти, действительно, долгий путь, чтобы добраться до замка Кейнхерст. Из одного района в другой, пока хватит сил и возможностей, а там и до цели недолго, если выживем.
В Старом Ярнаме много Охотников, которые стали Чудовищами. Я видела, несколько раз, как они перестали быть собой. Не стоит строить иллюзий – как только мы окажемся там, обратного пути назад не будет, - это последний шанс отказаться. Новый Ярнам лепет маленького ребенка по сравнению с тем, что нас будет ожидать за высокой стеной.
   Взглянув на Ника, не нахожу в нем каких-либо признаков сомнения или страха, на что согласно киваю, скорее сама себе, чем кому-то. В этот раз спокойно отворачиваюсь от него, чтобы собраться в дорогу. Запасные патроны, порох, немного еды и воды, холодное оружие, и можно идти. Без тяжелых сумок, что замедлили бы движение и сделали из нас легкую мишень. Мы должны быть быстры, бесшумны и неуловимы.
— Что ж, тогда в путь, — обратно на улицы с промозглым северным ветром и чудовищами, что желают вкусить нашу плоть и кровь. Не хочется их разочаровывать, но не сегодня.
    Маршрут мне хорошо известен, я веду нас тайными тропами, узкими проулками, где массивные уродливые создания не смогут пролезть в виду своих размеров. До того момента, как мы ступим на неизведанные территории, не хотелось растрачивать силы впустую. Они нам еще понадобятся, когда встретим настоящую опасность.

+1

9

[nick]Hunter Nick[/nick][status]погребенный, но живой[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1541/14095.png[/icon][sign]-[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Николас</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>bloodborne</fan>choose your path, and there's your truth, follow
carve an inch, and here comes the sorrow</div>[/lz]

перенесенный пост
iamx — animal impulses
Наверное, это и есть то, что можно сказать о ситуации. Война, разруха, полное отчаяние и безнадега. Они уничтожают все то людское, что в нас было, отчего даже простой разговор происходит на максимально напряженной ноте, где я теряюсь, как подросток. С другой стороны, в обычное время мы бы едва ли встретились вот так даже для такого разговора. Разница классов — она чувствуется даже несмотря на то, что сейчас мы носим схожую одежду, сражаемся с одними существами. Сейчас есть разница лишь в навыках, кто в конце концов сложит руки на груди и кого понесут вперед ногами. Если, конечно, понесут. Тут скорее стоит рассчитывать на то, что после смерти ты восстанешь в очередного монстра. Только более умелого и злого, нежели продукт перевоплощения обычных людей. Ведь память тела остается, навыки тоже. Мне не приходилось видеть перерожденного охотника, но, надо отметить, не очень хочу встретиться.
Так вот, о классах. Я чувствую, какая есть пропасть в том, откуда родом я, откуда родом она. Может, еще дело в характере, ведь сложно так сразу сказать, кто твой собеседник при первом же знакомстве, которое началось с приставленного к затылку пистолету. Хах, забавно. Может, я отвратительный джентельмен, который уже не вспомнит, когда общался с представительницами прекрасного пола. Кроме сестры и стареньких бабушек, что жили с нами неподалеку. Надо ли говорить, что не имел успеха с женщинами? И дело не во внешности, а в том, что я могу дать. А уж вспоминая предысторию, ответ на этот вопрос уже известен. Да и сестра... в минуты столь трудные, я сделал ее своим смыслом жизни. Это и привело меня сюда.
— Ох, — ее холодные слова резали не хуже лезвия ножа, заставляя вздрогнуть на ровном месте. Я пытаюсь не показывать свою растерянность, но получалось это просто ужасно, — это, скорее, оборот речи. Я не знаю, о чем ты думаешь, — руки чешутся потрепать собственный затылок и отвести стыдливо взгляд, но не делаю этого, пытаясь перебороть внутреннее смятение, — скорее, имел ввиду, что под словами об искуплении, можно представить нагрешившего человека до того, как пошел исповедоваться.
Отозвавшись максимально честно — да и чего греха таить, врун из меня ужасный — позволяю себе тихо вздохнуть. Напряжение немного спало с моих плеч, отчего невольно их опускаю, до этого держась прямой осанки. Прикусываю нижнюю губу, тревожа ссадины на ней, едва успевшие покрыться зудящей засохшей сукровицей, несколько задумался, пока в нашем общении встала некоторая пауза. Даже не сразу заметил взгляд Эльзы, пока смотрел в ее сторону, а на деле — сквозь нее, куда-то в пустоту. Осмысленность взгляда на какой-то момент пропала, а действия приобрели характер машинальных. Вроде того, аккурат языком облизнул выступающую с ран кровь, поправил головной убор, почесал щетину. Не очень люблю стоять без дела, иначе начинаю вот так пропадать из реального мира, вороша прошлое и купаясь в нем, как в горящей смоле, постепенно затягивая свое сознание в болезненных муках. И думая об этом, начинаю хмуриться, благо девушка все же отзывается, прерывая тишину и, как по щелчку пальцев, в моих глазах появляется тусклый блеск. Значит слушаю.
— Надеюсь, ты преуспеешь в этом, — а что еще сказать? Если она этого хочет, то, наверное, стоит поддержать начинания, хотя вряд ли девушка в них нуждается. Уж тем более от незнакомца. Но я ничего не знаю, поэтому говорю лишь то, что думаю.
— Я слышал об Охотниках, которых постигла подобная судьба. И что их стоит опасаться куда больше, чем тех чудовищ, которые обитают здесь. Мне не доводилось их видеть, но кое-какие заметки находил об этом во время своего путешествия.
Пугает ли меня это? Нисколько. Когда ты готов к смерти, то страх такой участи исчезает. Рано или поздно, все умирают, и это данность, с которой надо смириться. И куда легче это принимается, когда тебе либо нечего терять, либо сделал все, что хотел. У меня же одно перетекает в другой. Найти покой своей сестре — все, что я хочу. Но и выполнение первого пунка без второго тоже вероятен и принимается сознанием. Рефлексия — слово то какое, я только недавно о нем узнал — мое постоянное состояние. Обмусоливал свою смерть при различных сценариях, отвечал на собственные вопросы. А что еще делать в перерывах между сражениями?
— Да, идем.
Эльза знала какие-то тайные тропы, по которым, собственно, и шли. Небольшие, довольно удобные, чтобы избежать множества боев, но, кажется, если кто-то особо компактный и хитрый забежит в такие места — самим нам будет сложно маневрировать. Палка в двух концах, поэтому на всякий случай снимаю клинок-косу с застежки — классическое, как я понял, оружие охотника — придаю складному оружию форму клинка для контактного боя и вслушиваюсь в каждый звук, снова, в какой-то степени, мысленно отключаясь. Только теперь в голове было пусто и лишь звуки, окружающая обстановка, могли попасть туда. Ноги сами вели тихой поступью за девушкой, а взгляд метался из стороны в сторону. Словам здесь нет места, цель известна, а лишний шум им был не нужен. Стенания монстров, их крики — они постепенно становились одним единым шумом, где требовалась сосредоточенность, чтобы выцепить нужный звук, который может быть нацелен на нас, охотников.
И чем дальше мы шли, пока не испытывая трудности в пути, тем обстановка, кажется, накалялась. Я честно не знал, чего нам ждать в Старом Ярнаме и когда придет время снова окунуться в бой. Впрочем, думать особо не пришлось.
Когда мы ступили на более обширную территорию, выстрел, едва не стоивший мне ноги, благо инстинктивно отскочил в сторону, дал прозрачный намек...
...здесь нам не будет отдыха.

+1

10

[nick]Hunter Elsa[/nick][status]Кровь - это жизнь[/status][icon]https://i.exophase.com/steam/avatars/l/131bgg.png[/icon][sign]_[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Эльза</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>bloodborne</fan>я охотник, и я должна заставить уйти красную луну.</div>[/lz]

перенос

Я усмехаюсь. С юмором и поиском тайного смысла у меня точно плохо, и я даже не скрываю того факта, что мои мысли идут немного в ином направлении. Загадки загадками, но вот мысли я читать не умею, как и мыслить однобоко. Верь, я, в Бога, возможно, и приняла бы на веру столь простые мысли об искуплении. Но, вот загвоздка – верить в Бога или Богов я перестала, и довольно-таки давно, так как, будь высшие создания на самом деле, они бы вмешались в текущий ход вещей и вырвали людей из западни Красной Луны. Тем самым, вера подрывается и превращается в нечто более ужасное, и страшное – отчаяние, запустение, мрак безвременья, и более ничего. Я не верю и смею полагать, что мое неверие и спасает от жалкого существования прочих, брошенных на произвол судьбы в этом самом храме. И, если кто-то подумает меня переубедить – получит пулю в лоб. Пороха у меня достаточно, чтобы утихомирить буйных людишек, чьи дни сочтены, если я не остановлю Красную Луну. Так ради чего я стремлюсь к этому? Что мне даст это бессмысленное столпотворение мыслей, если оно столкнется с твердолобостью скудного количества верующих? Что они изменят в этом мире и своей жизни, если не способны ни на что, кроме как стенать, ныть и падать ниц перед святым отцом? Тут расклад ясен – я не трогаю святош и помогаю между делом, а они не трогают меня и дают возможность восстановить силы в стенах Святой церкви. В стенах, что не отличаются ничем от стен, окружающих город, опору дает только камень, но никак не вера. Будь Бог в этих краях, он бы спас все мятежные души, даровал бы надежду и спасение от превращения тем, кто находится здесь. Но, его нет. Его просто нет. И не будет. Этим миром правят демоны, что жаждут крови охотников. Вот она — правда.
Как банально, — закатив глаза, обличаю свою мысль в слова и отрицательно киваю головой. Еще не хватало верить в то, что никогда и никак не поможет нам разобраться с происходящим.
Да, именно так, их стоит опасаться, — в одиночку против чудовища, бывшего когда-то охотником, очень тяжело выстоять. Отчего-то, я уверена, что, возникнут моменты, в которые избежать боя с таким созданием будет нереально, и тогда мы должны быть сплочены и доверять друг другу. Ошибка других Охотников, встретивших бывших своих предшественников на своем пути в том, что они были одни и не просили ни у кого помощи. Я планировала стать сильнее и потом выбраться в Центральный Ярнам, но Ник… Если он не придаст, он дал возможность пойти дальше раньше срока. Учитывая опыт прошлых Охотников, и то, как они были снаряжены, я могу с точностью сказать, что немного сильнее их. А это значит, что у нас есть все шансы достигнуть цели и при этом не помереть.
   Всю дорогу я молчала, изредка посматривая на своего спутника и всё чаще осматриваясь по сторонам. Цеплялась взором за каждый шорох и подозрительный шум, за которым могла затаиться опасность. Как ни странно, до ворот мы дошли без приключений. Открыв старый замок, я пропустила вперед Ника и потом стала закрывать проход с обратной стороны, чтобы ничто не проникло в Центральный Ярнам и не выбралось оттуда сюда. Сделав мысленную пометку на предмет выхода обратно, повернулась в сторону дальнейшего пути и кратко выдохнула. Этот город, Старый Ярнам, тесно граничащий с Соборным Округом, был мне мало, известен – только по пожелтевшим картам и видом издалека.
- Куда ты?! – громко прошептала я, наблюдая, как Ник ступил в арку прохода, что смутно напоминала вход в парк или на кладбище, коих было великое множество на территории старого города. Тут рядом соборы. Я бы не удивилась, что здесь хоронили умерших, спускаться к которым у меня не было никакого желания, абсолютно. Подумать только! А вдруг трупы восстанут, или того хуже, чудовища пробудятся ото сна, обернувшись из мертвых людей в различных созданий тьмы? Что мы будем делать с целым восставшим кладбищем? Откуда возьмем патроны и другое оружие? Мы что, святые, с одного жеста которых не упокоенные уходят в свет?
   Моему вопросу вторит пуля в брусчатку и прыжок мужчины, по воздуху проносится звук выстрела, что эхом уходит дальше. Мне не остается ничего, кроме как ринуться к своему спутнику и схватить его за плечо в прыжке, увлекая за собой, под защиту не высокого каменного забора. При этом шляпа спадает с головы, локоть больно встречается с каменным полом, пряди волосы спадают с лица, образуя каскад.
Черт, — отчего-то, есть ощущение, что, еще чуть-чуть, и от моего нового знакомого остался бы остывающий труп, о чем я стараюсь не распространяться. Благо, одна рука не пострадала, так как наполовину, я упала на мужчину.
- Чувствую, проход через кладбище нам заказан. Открытая местность – хорошо простреливается. Плюс к тому же, у меня нет никакого желания идти между рядами надгробий и склепов, где могут затаиться твари, — перед тем, как уронить нас на землю, я успела мельком просмотреть мрачный пейзаж, и он не удовлетворил мои ожидания. Помирать здесь, на этом отрезке пути, я не собиралась и посему подняла голову, чтобы осмотреться. Впереди, в одном из проулков, я увидела тень, что очень сильно напоминала ворону. То был или мужчина, или женщина, у которой плащ сделан из перьев, а маска сильно напоминает клюв вороны. Фигура поманила к себе, якобы намекая путь спасения. Нет, я, конечно, не доверяла первому встречному, но это лучше, чем упасть замертво с пулей во лбу.
— Ползем туда, — жестом указав в переулок, где исчез неизвестный, хватаю шляпу с пола и водружаю её назад на свою голову.
— Потом проведем отвлекающий маневр, чтобы нас не сняли во время бега, — сначала один побежит, другой отвлечет на себя внимание, потом наоборот.
- Возле той статуи поднимаешься на ноги и бежишь, я прикрою, — всего несколько метров разброс между ликом каменного ангела и темным проулком. Я пока приготовлюсь и заряжу ружье, чтобы попытаться снять стрелка с его постамента. Краткая перестрелка выиграет Нику время, мне же остается ждать, что он поймет меня и план выгорит.
   Стоило мужчине подняться на ноги, как я начала стрелять по самой высокой башне, откуда и был лучший обзор по местности. Было логично, что стрелок находится там. Всё началось с одного выстрела. Потом два шага в сторону и очередной выстрел, с разбивкой в пару секунд. И вот, я тоже у статуи и смотрю в сторону своего спутника, успел ли он скрыться в проулке.

0

11

[nick]Hunter Nick[/nick][status]погребенный, но живой[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1541/14095.png[/icon][sign]-[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Николас</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>bloodborne</fan>choose your path, and there's your truth, follow
carve an inch, and here comes the sorrow</div>[/lz]

перенесенный пост
Надо быть полнейшим идиотом, чтобы считать, что Старый Ярнам окажется увлекательным местом для прогулок, где опасность не кроется за каждым углом, а свободное перемещение возможно при любых обстоятельствах.
Таким идиотом оказался я сам, когда не просчитал возможность спрятаться за обломками руин и не подумал о том, что за вратами начинается все то веселье, о котором распространялись в качестве слухов. Нет, я был готов к сражению с монстрами, даже если те были бы сильнее, чем ранее встреченные мной. Но стрелок?! Обращенный Охотник как на заказ оказывается в числе наших противников, сражаться с которым была затея, равнозначная смерти. Когда первая пуля прошла мимо меня, пытался взглядом определить, откуда целились. Успел только понять, что расстояние было просто огромным, пока не прозвучал второй выстрел, который бы отправил меня на тот свет (отправил ли?), но Эльза вовремя среагировала и увела в прыжке в сторону ограждения. Затуманенный мыслями и гулко ударяясь о пол, далеко не сразу понял, что произошло. Даже на возмущение спутницы посмотрел достаточно отрешенно, но затем тряхнул головой и коротко кивнул, чуть поднимаясь, но не открывая себя для обстрела. Особо мыслей, как двигаться дальше, не появлялось в голове: местность была слишком открыта, чтобы использоваться возможные препятствия, как щит, дать бой Охотнику тоже не получится за имением у того преимущества по расстоянию и неоднозначному положению, которое мы могли лишь предполагать.
— Что же тогда.., — договорить не успеваю, замечая в глазах девушки, как та наблюдает за чем-то или кем-то. Когда поворачиваюсь сам, чтобы посмотреть — никого не вижу, но замечаю этот темный проулок, который может стать нашим спасением и возможностью двигаться дальше. Хороший вопрос, как поступить с нашим противником, но лишние разговоры только сильнее поднимали сумятицу в голове. Потираю переносицу, сильно хмурясь, отчего неприятно кольнуло в висок. Или же это было следствием падения, тут уже разбираться не было времени.
— Так понимаю, выбор у нас невелик, — это было равнозначно согласию плану, идей лучше все равно не появлялось. Заранее готовлю оружие и снимаю то с предохранителя, чтобы в процессе сразу переключиться с бегущего на отвлекающего. Терять время было опасно, если Охотник поймет, что его обманули, то не станет вестись на этот прием и начнет пальбу по тому, кто будет открыт, а не в сторону стрелка. С этими мыслями подползаю к статуи, делаю несколько монотонных вдохов и выдохов. Сразу вспомнилось время, когда был еще совсем сопляком и убегал от хозяина одной из ферм, где росли просто великолепные яблоки. До сих пор помню этот запах, а также то, как быстро убегал, преодолевая препятствия. Пока не пошатнулось здоровье, бегал просто великолепно, что ни один из сверстников не мог угнаться за мной. Хорошее воспоминание, приятное. Но времени ностальгировать нет.
После этого сразу вскочил и побежал, отбросив все размышления в сторону. За спиной прозвучал один, затем второй выстрел, но я не обращал на них внимания. Как и то, что в ответ на стрельбу спутницы послышался свист пуль и от врага, одна из которых задела статую, обломив часть лица, и мой плащ. Последние шаги я компенсировал в прыжке и уже в темном переулке затормозил падение перекатом и тут же развернулся. Дыра в одежде чуть дымилась во мраке, но не обращал на это внимание, достал ружье, кивнул Эльзе, давая тем самым знак, после чего открыл огонь. Первый выстрел был из укрытия, тут же прячась в нем, когда в ответ открылась пальба, но все то было мимо. Хорошо, что расстояние было довольно небольшим, иначе этот ход ни к чему хорошему не привел. Но тут же заряжаю патрон и делаю еще один выстрел, с разницей между первым в несколько секунд. Этого должно было хватить, чтобы добежать, но не исключал форс мажоры. Тем не менее, затея была успешной, мы выжили, но пока не победили.
— Если дальше снова будет открытая местность, Охотник уже не будет к нам так благосклонен.
Перезаряжаю ружье, но не убираю его.
— Черт, — отвожу взгляд в сторону, когда мысли, пришедшие ко мне, оказались далеки от оптимистичных, — пока мы его не убьем, так и будем прятаться за тем, что есть. Нужно продумать какой-то план, как до него добраться. Хотя перевес явно не в нашу пользу.
Я не стал задаваться вопросом, почему Эльза выбрала этот проулок, почему решила направиться туда. Но просто идти дальше было опасно, пока противник знает о нашем существовании. И о том, что мы живы. Каждая тварь, что нападала на меня, не отступала ни на миг, чтобы дать возможность сбежать. А уж обращенный Охотник тем более не предоставит этой возможности — в этом я был уверен. Что уж говорить о возможных "спутниках" нашего общего врага, вой которых прозвучал прямо точно в момент моих размышлений об этом, заставил едва заметно дернуться. Их было много, достаточно, чтобы разрядить наши ружья и вытянуть все соки, а то и больше. Противоречивость мыслей заставляла метаться, но желание убить врага оставалось. Как-то боковым зрением в момент бега заметил постамент, на котором теоретически находился Охотник. Если бы можно было как-то добраться — план обязательно бы обрел свою силу. А пока лишь шли все дальше вглубь проулка, сам я пока не до конца понимая, куда именно.

+1

12

[nick]Hunter Elsa[/nick][status]Кровь - это жизнь[/status][icon]https://i.exophase.com/steam/avatars/l/131bgg.png[/icon][sign]_[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Эльза</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>bloodborne</fan>я охотник, и я должна заставить уйти красную луну.</div>[/lz]

перенос

Старый Ярнам и не думал отпускать нас. Он протянул свои тонкие корявые пальцы в нашу сторону и вцепился в души мертвой хваткой, заставляя бежать промозглую стужу по позвонкам. Обманчивая тишина сменилась грохотом точных выстрелов, что рисковали выбить из нас всю жизнь, и после этого рассчитывать на одиночное приключение по городу не стоило. С завидной частотой объявлялись очередные переменные, спирало дыхание от новых лиц, колотилось сердце в бешеном ритме, набатом отбивая темп в висках. Выбора и не было вовсе. Он пропал сразу, стоило Нику выступить в арку, и тем самым подтолкнуть врага к действиям.
   Корить или принижать своего спутника я не собиралась, как и после читать ему долгую и нудную тираду. Зачем? Мы не настолько хорошо знакомы, да и от лишних слов не будет никакого толку. В этом мире каждый звук может привлечь очередную тварь или же, оказаться последним в жизни. Каждый из нас мог совершить ошибку, и, как это ни странно, наш вынужденный тандем приносит свои плоды.
   План претворяется в реальность без лишних переменных, что не сказано радует. Секунды пролетают в единое мгновение, стремительный бег завершается удачно, в конце приходится совершить резкий перекат, дабы сместить тело ниже, и тем самым уйти от предполагаемого выстрела. Отследить мою траекторию движения было не сложно, любой хороший снайпер предположил бы выстрел в голову в конечной точке пути, и именно поэтому, я решила резко пригнуться и уйти в кувырок. Благополучно. Позади, послышался выстрел в кладку кирпича и звук осыпающейся крошки. В этот раз шляпа удержалась на моей голове. Встав на ноги, я отряхнулась от грязи, придирчиво осматривая себя в полный рост. Быть не опрятной я не любила. Чистота, как залог успешности миссии и сохранения личности, что может в любой момент начать меняться в сторону чудовища. Кажется, если не допустить малейшую частичку земли на манжете, и всё останется как прежде. Когда же, станет плевать на всё, не зачем будет цепляться за свою прошлую жизнь, где можно было не бороться за выживание.
   Мужчина что-то говорит по поводу стрелка, а я вглядываюсь в темный проулок и тихо выдыхаю, высматривая свежие следы на каменистой брусчатке. В какой-то момент, и вовсе, начинаю идти дальше, в тень, пока не вспоминаю о том, что не одна попала в Старый Ярнам.
Мы не будем вступать в бой с тем стрелком, есть другой путь, - спокойно резюмирую я, уверенно показывая на темный проход, зияющий между домами. Туда ушел неизвестный Охотник, и я планирую найти его. Если он спас нас от снайпера, значит, ему наша смерть не выгодна, и возможно, он даже заинтересован в том, чтобы нам помочь. Ник его не видел, не заметил того жеста, зовущего за собой, не почувствовал того, что ощутила я, когда фигура исчезла во тьме. Интуиция вторила моим мыслям, ноги несли вперед.  Неизвестный, кто бы то ни был, союзник нам, но никак не враг. Даже, если я ошибаюсь, мы справимся с ним, определенно.
— Здесь проходил человек. Если он нашел, как обойти стрелка, значит, и мы сможем, — ни слова о надежде или предполагаемом сотрудничестве с тем, кого мы не знаем. Мои личные соображения останутся при мне. Догадки не имеют веса, пока остаются таковыми. Стоит рассказать о них раньше времени, и тут же превратишься в пустое место, не имеющее право на голос. Подобной судьбы я для себя не желаю, от того решение и появляется само по себе, без предисловий и ощутимых выводов.
   А цепочка следов, тем временем, уходит вправо, вдоль заброшенного дома, не открывающего нас более обзору стрелка. Я ступаю тихо, осторожно, иногда пригибаясь к земле, чтобы узреть очередной отчетливый след. Путник явно не думал скрываться и не спешил в каждом шаге, шел медленно и не спеша, будто вышел на легкую прогулку по округу города. С каждым новым шагом становилось понятно, что город скрывает в себе многим больше тайн, чем казалось вначале.
   След выводит нас за закрытую дверь дома. Та с легким скрипом подается на слабый толчок, открывая взору след от ботинок. Грязь, приставшая к обуви человека, еще не высохла – здесь проходили недавно. Бросив на Ника внимательный взгляд, я уверенно иду дальше, огибаясь бочки, ящики и предметы мебели. Тут был какой-то склад, явно. Еще и пол, в следующем ангаре, обрывается. На нашем уровне идет ряд балок и узких коридоров. Если посмотреть вниз, там еще несколько этажей, они заканчиваются темной кладкой кирпичей, грязной водой и ароматом зловоний.
- Канализация, - тихо замечаю я, всматриваясь в площадку, что расположена ярусом ниже. Затаив дыхание, выглядываю чуть в бок и замечаю знакомую фигуру в перьях.
Смотри. Это тот человек, который помог нам. Мы должны с ним поговорить, — незнакомец в маске вороны стоит на небольшой площадке. У него в руках нет оружия. Он поднимает голову и смотрит прямо на нас, жестом приглашает спуститься. Я вновь смотрю на Ника и после начинаю спускаться по лестнице, которая оказывается совсем рядом. У меня нет сомнений, что перед нами союзник – не враг.
Кто ты? – мой вопрос нарушает тишину, перебивает тихий звон капель воды в канализации. И женский голос вторит моему вопросу.
- Меня зовут Эйлин, — и нам еще предстоит узнать, кто она.

+1

13

[nick]Hunter Nick[/nick][status]погребенный, но живой[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1541/14095.png[/icon][sign]-[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Николас</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>bloodborne</fan>choose your path, and there's your truth, follow
carve an inch, and here comes the sorrow</div>[/lz]

перенесенный пост
Спокойная речь вводит в состояние недоумения. Все мои ровно построенные мысли — коими казались в этот самый момент — разрушились об каменную кладку холодных слов, исходящих от напарницы. Чем больше времени проводил в ее компании, тем сильнее удивлялся тем или иным действиям с ее стороны. Моя растерянность хорошо проскальзывала на лице, да и сам чувствовал изменяющуюся мимику — было немного неуютно.
И казалось, почему именно так? Такой серьезный враг не должен оставаться без какого-либо участия. Уничтожить его — значит освободить себе дорогу в нужное направление. Да, немного напористо прямо получается, зато надежно. Бегать по тоннелями черт знает за каким призраком сих мест выглядит еще более странно. И все же... вглядываюсь в темноту, какое-то время просто молча складываю пазл. Более сложный, чем предложенный мной, продолжая слушать о некотором человеке — если был, конечно, таковым — который помог обойти обратившегося в чудовище врага. Слишком сомнительно получается, но спорить не стану. Эльза все-таки неоднократно успела выручить меня, поэтому просто постараюсь довериться ее интуиции. И держать ухо востро, если что-то пойдет не так.
— Давай попробуем, — вполне очевидная мысль пришла после собственных слов, что вернуться и попробовать убить стрелка мы еще неоднократно успеем. Конечно, сказанное было не так уверенно, но это было не так важно сейчас. Будем действовать уже по ситуации.
Пока шли все дальше и дальше от ворот, от которых начали этот путь, пытаясь быть как можно более тише в этих местах, в голове закралась запоздалая фраза и чувство. Смерть особенно близко шла по пятам рядом, кажется, ее запах еще более остро перебивал даже самый мерзкий смрад от залежавшихся недвижимых тел. Видимо, порубленных в схватке друг с другом, едва ли здесь сезон для выгула охотников в нынешнее время. Если уж и в более "спокойном" месте таковых встретить — шанс один на миллион, то тут и подавно. Заострять на этом внимание было бы опрометчиво, поэтому продолжаю идти рядом и вслушиваться в каждый подозрительный звук, готовясь атаковать или защищаться. То, что нам за это время не встретился даже самый маленький и зачуханный монстр, было какой-то поразительной удачей.
Дом. Все это время след вел именно сюда, будто намеренно вел нас, сопровождая, а грязь на обуви была частью плана. Эльза уверенно заходит внутрь, я же еще какое-то время оглядываюсь по сторонам и, не замечая чьих-либо наблюдательных глаз или присутствия, направляюсь следом. Внутри помещение, казалось, немного сковывало и, будь здесь бой, непременно не оставил без жертв. Ничего не могу ответить на брошенный в мою сторону взгляд, лишь сомнительно хмыкнул от весьма нерадужных перспектив, которые могли бы открыться, будь это ловушкой. Мне вроде бы и нечего терять и погибнуть в череде обстоятельств не будет как-то обидно. Однако, некоторое любопытство заставляло все же держаться за свою, не имеющей цены, жизнь, словно с упоением желая узнать всю историю небольшого спектакля. Правда, я на таких не был — сие все же привилегия более зажиточных дворян — и сложно представить, как оно все устроено.
Наконец, я смог увидеть того, за кем мы шли. Силуэт в обличии ворона стоял на платформе и будто бы ждал, когда придем за ним. Сложно было различить, кто под маской, покуда одежда полностью скрывала фигуру и возможное оружие, которое можно было спрятать. У меня появилось стойкое желание остановить напарницу, когда она решила спуститься вниз, но чуть вытянутая рука так и не коснулась чужого плеча. Возможно, Эльза даже не заметила этого порыва и была больше поглощена незнакомцем. Оставалось только резко мотнуть головой, выгоняя сомнения, и тоже спуститься вниз, ведь уперто оставаясь на месте едва ли можно было как-то помочь.
— Все это так странно, — тихо говорю себе под нос, пока неспешно двигался вниз по лестнице. Та не была особо прочной и требовалась осторожность: сырость и влага здесь коснулась деревяшек в конструкции и в любой момент могла обвалиться по тяжестью тел в полном обмундировании. Впрочем, лишь под конец послышался неприятный хруст, но я оказался на твердой поверхности раньше, чем произошло бы нечто неприятное.
Женский голос оказался неожиданным для меня, когда "ворон" заговорил. Я не подал виду, но внутри изрядно удивился присутствию девушки в столь недружелюбном месте. Нет, конечно, наш мир даже из хрупкой девицы сделает матерого воина — да и в спутниках со мной человек куда более опытный в делах убийств — и все же сложно с подобным свыкнуться. Как и доверия это не прибавляло, но предпочел пока находиться в тени и не высказывать свои размышления, коих было много и... довольно безосновательных. Лучше, если те уйдут сами, когда станет чуть более понятно, почему они здесь и как человек может им помочь. Если вообще поможет.
Но представиться тоже стоило.
— Меня зовут Ник. Ты здесь живешь?
Глупый вопрос, но его сложно было удержать в голове.

+1

14

[nick]Hunter Elsa[/nick][status]Кровь - это жизнь[/status][icon]https://i.exophase.com/steam/avatars/l/131bgg.png[/icon][sign]_[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Эльза</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>bloodborne</fan>я охотник, и я должна заставить уйти красную луну.</div>[/lz]

перенос

  Не стоит лишний раз тратить силы на то, что никоим образом не позволит продвинуться дальше, и не поможет миссии, возложенной собственноручно на обманчиво хрупкие плечи. Этот мир давно существует сам по себе и если уделять внимание каждой детали, пытаться зачистить каждый уголок этой грешной земли, в конечном итоге, превратишься сам в часть ужасающих декораций, в которых царит полный хаос и леденящий душу ужас. Святым в этом месте быть не суждено, это будет похожим на фарс и попытку сгладить собственные грехи, которыми впору кровавыми разводами окрашивать здания. И то, кровь будет грязной, черного цвета с примесью гниющего мяса, отпадающего кусками с мерзких существ. Истинно верующие, павшие жертвами Святой Церкви, жаждущей стать ближе к Божествам, а по факту, переступившие порог сознательного и дозволенного. И смысл сейчас ратовать за какого-то там стрелка на башне, если и его постигнет страшная кара, когда придет время? Времени и без того настолько мало у самих, что лучше даже не оглядываться назад, когда слышишь подозрительный шорох. Если смерть близка и пришла за тобой – тебя уже ничто не спасет, равно как и проклятие крови.
   В Ярнаме не стоит лишний раз обманываться на свой счет, равно как и возлагать огромные надежды на кого-либо, тем не менее, если тебя желают убить, то сделают это куда более, избирательно, если не изощренно, и уж точно не станут спасать, дабы затем завести в ловушку и там расквитаться. Ценят время, ресурсы и оружие, которые легко потерять и крайне сложно восстановить и вернуть. Минута промедления может стоить и жизни, если не окажешься достаточно быстрым и расторопным. Так что, по поводу западни можно было не волноваться. Был бы вопрос нашей смерти настолько критичен – нас оставили умирать на открытой местности. Рано или поздно, кто-нибудь из нас допустил ошибку, и стрелок не помянул бы этим воспользоваться. Острота его зрения не вызывала вопросов, равно как и дальность стрельбы. Именно по этой причине я спокойно шла по следам, оставленным неизвестным и не искала подвоха в каждой тени и потенциальном укрытии.
   Дальнейшее не вызывает во мне никаких противоречивых чувств и эмоций. Встретить кого-то, не желающего тебя убить или обокрасть равносильно солнечному свету, коего не бывает никогда в Ярнаме, и от того на душе не происходит абсолютно ничего. Выбивающиеся из привычного вещи встречаются с завидным хладнокровием и спокойствием, так как в любой момент может вылезти подвох или очередная загадка. И здесь я не ошибаюсь, в очередной раз. Особа напротив подает голос, представляясь своим именем, на что я реагирую молчанием. Бросив на Ника взгляд, полный холода и безразличия, возвращаю внимание к таинственной помощнице и кратко выдыхаю. Вопрос мужчины был нелеп и несуразен, о чем я предпочитаю не говорить вслух и даже не думать. В городе ты не живешь, существуешь, одновременно везде и нигде при этом. И Эйлин здесь явно не из праздного любопытства и не ради безвозмездной помощи двум неизвестным Охотникам.
   Я молчу, не вдаваясь в череду вопросов, девушка изучает нас. Явно думает о том, стоит ли обращаться к нам, или же, исчезнуть столь же внезапно, как и появилась. Через минуту она вновь заговаривает и всё тут же встает на свои места.
- Я укажу вам путь к Запретному Лесу, если вы убьете Хенрика в Гробнице Идона, — просьба, достойная внимания, если учитывать карты и то, как сложно прорваться к нужной локации без потерь и дополнительных рисков. Если Ворона Эйлин не лжет, мы сэкономим много времени и сил, и сумеем сократить путь вдвое, если не втрое. Оказавшись в местности, куда вряд ли сунется кто-то разумный, мы с легкостью доберемся до замка, если, конечно же, нам на пути не попадутся излишне настырные твари.
— Хорошо. Мы согласны, — уверенно отвечаю я, и в моем голосе сквози металл, отвергающий любые сомнения, которые могут возникнуть у моего спутника и женщины напротив. Взамен мы получаем согласный кивок головы от Вороны и жест её руки, указывающий на один из тоннелей, простилающегося внизу.
   Кратко выдохнув, в полном молчании, я разворачиваюсь и иду к лестнице, что позволяет оказаться внизу. Под ботинками неприятно хлюпает вода из канализации, зловония сбивают нюх, и я крепче сжимаю губы, попутно зажигая факел. Темно, сыро, мерзко.
— Чем быстрее мы расправимся с Хенриком, тем лучше, — обращаюсь к Нику, чтобы он понимал всю важность данного мероприятия. Раз Эйлин поставила нам эти условия, значит, всё будет не так просто, как нам хотелось бы. Если один Охотник желает убить другого Охотника, то, либо предмет нашего диалога безумен и крайне опасен, либо, идет борьба за необычайно важный артефакт. И тут не знаешь даже, что лучше и вернее, не стоит задумываться об этом слишком часто.
Максимально близко подкрадываемся к противнику и атакуем, — уже на выходе из тоннеля, я обращаюсь вновь к своему напарнику, не повышая голос. Раньше обращаться к Нику не позволяли тоннели, которые разносят любой звук на многие километры по городу, теперь же стоило быть осторожными из-за грядущего боя. Нам повезло не встретить никого из кровожадных монстров, а что будет дальше – это уже неизвестно. Знаю одно, бой не будет легким.
— Идем.

+1

15

[nick]Hunter Nick[/nick][status]погребенный, но живой[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1541/14095.png[/icon][sign]-[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Николас</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>bloodborne</fan>choose your path, and there's your truth, follow
carve an inch, and here comes the sorrow</div>[/lz]

перенесенный пост
— Как тебя зовут? Хотя, нет, не стоит...
Скрип коляски, медленно движущейся по неровной земле, становился все более слышным. Сил хватило только на то, чтобы поднять голову и взглянуть на темный расплывчатый силуэт и белесую улыбку, четко прослеживающуюся в этой скверне.
— Ни-ко-лас. Правильно?
Упоминание полного имени дрожью отражается в теле. Последний раз, когда я слышал его, было слишком давно, и воспоминания об этом — не то, что хотелось сейчас, в моменты собственной... гибели? Да, определенно, мое тело умерло тогда, в операционной, в попытке спасти его от быстро распространяющейся болезни. Что это значит? Ад?
— Ник. Пожалуйста, не упоминайте мое... полное имя. Это будет оскорблением... его памяти.
Всю жизнь прожил недостойно, чтобы называть себя так. Не смог даже сохранить жизнь самого близкого для себя человека. Самого светлого и прекрасного в этом ужасном мире. Не смог... просто оказался беспомощен, когда нужно было быть смелым и решительным. А что сейчас? Сейчас уже поздно, я мертв и сожалеть нет никакого смысла. Только надеяться, что смогу увидеться с Адой где-то здесь, но если это ад, то судьба не уготовит такого подарка. Не достоин за все свои грехи.
— Что ж, как пожелаешь. Меня зовут Герман, и ты попал в сон охотника. Добро пожаловать.
Ироничный хохот и снова скрип коляски, постепенно удаляющейся и призывающей следовать за ним. Значит, еще жив?

По всей видимости, Эльзе не было дела до того, чтобы представляться перед потенциальным союзником и решительно перешла к делу. От своего вопроса почувствовал какую-то неловкость, рука сама потянулась почесать щетину и отвести взгляд от холода в глазах девушки. В разговоре буду точно лишним, поэтому все это время молчу и только внимательно слушаю завязавшуюся беседу, которая не была насыщенна на подробности. Дали задачу, решение которой позволит двигаться дальше. Судя по тому, что у цели было имя — это охотник, подобный тому, что мы встретили, посетив Старый Ярнам. И в опасности не стоило сомневаться, покуда Эйлин не выглядела той, что легко сдается. Пытаюсь уложить в голове все составляющие и не стать в очередной раз помехой на пути. Напарнице уже пришлось один раз вытащить из передряги, оказаться в такой ситуации снова может стать фатальной и для меня, и для остальных. И если до себя мне нет особо дела, то позаботиться об остальных было задачей первостепенной. В каком-то смысле, я неосознанно начал цепляться за смысл продолжения своей охоты, покуда поиск обратившейся сестры не увенчался успехом и... не знаю, смогу ли отыскать ее. Может, смогу стать более полезным в жизни другого человека, но уж точно не обузой.
Запоздало киваю на согласие помочь и хвостом иду следом за спутницами, все также молча, а головной убор поправляю, скрывая взгляд. Пускай сейчас все внимание было сосредоточенно дойти до гробницы и исполнить задуманное, в таком положении почувствовал себя достаточно комфортно, возможно даже самим собой. Канализация хоть и была мерзким местом, но мне, как в прошлом нищему, не привыкать к неприятным запахам, различного рода живности под ногами и всему тому, что у обычного человека может вызвать неприязнь и отвращение. Не сбивает с толку, значит больше внимания на цели. На слова девушки только крепче сжимаю рукоять оружия и снова киваю, а уже когда речь зашла о плане — поднял шляпу и коротко, слегка иронично и едва слышно, хмыкнул:
— Понял, — сомнения оставлены где-то там, на поверхности или даже до ворот к Старому Ярнаму. Именно сейчас я оставил их там, понимая всю сложность ситуации. Мне, возможно, повезло оказаться после становления охотником не одному. Пусть спутница и холодна, как лед, имела желание оставить в моей голове хорошо проглядывающуюся дырку, но она меня без всяких сомнений выручила. Почему же я тогда должен стоять на перепутье?
Монстров и правда не было, поэтому, постепенно оказавшись рядом с гробницей, внимательно ищу взглядом того, кого нужно было убить. Понять, что это был Хенрик, не составило труда — больше никого в округе не было более похожего на того, кому можно было дать это имя. Замечаю, что охотник бесцельно передвигается по залу, что позволяет зацепиться за момент, когда он будет спиной ко входу, после чего проникаю внутрь, скрываясь за надгробными плитами, которыми утыкана местность. Выставляю ладонь вперед и тем показываю, чтобы Эльза и Эйлин пока не шли за мной, а сам продолжаю постепенно подкрадываться к врагу. Только переместившись ближе, показываю, что можно идти по этой же тропе, пока противник нас не замечает и повернут спиной. Хенрик в какой-то момент остановился и, видимо, настороженно стал присматриваться, судя по тому, как он изменил шаг. Это было знаком, что нельзя тянуть, думаю, в случае чего Эльза подстрахует издалека с пистолетом, пока беру на себя ближний бой и возможность открывать противника для убийства. С этими мыслями осторожно обнажаю клинок и, когда цель оказалась достаточно близко, с положения сидя вскакиваю вверх, вместе с оружием, нанося рубящий удар с максимально возможной силой в своих руках. Оппонент отпрянул и успел частично избежать удара, но не даю сориентироваться, сразу иду в наступление. Завязывается бой, в котором понимаю, что противник прекрасно соображает и осознанно дает отпор, пытаясь перенять инициативу в нападении. В какой-то момент, действительно не поспеваю и едва не оказываюсь сбитым с ног подсечкой пилы после парирования, но вовремя отскакиваю и не получаю лезвием по лицу, слыша лишь рассеченный воздух. Сильный, очень сильный охотник, его удары могу запросто похоронить, отчего, стиснув зубы, продолжаю отбиваться, потеряв инициативу в бою.
Ударная волна от нанесенного удара, отталкивает меня, из-за чего не замечаю камня под ногами и, спотыкаясь об него, падаю на землю. Реакции хватило выставить клинок перед собой, закрывая тело от удара, однако Хенрик продолжает надавливать оружием и прижимать меня к земле. Черт! Я был заперт в этом состоянии, зато враг был открыт для ударов извне, спутанными мыслями надеялся, что для остальных станет понятно, что необходимо было делать. В противном случае его сила, нечеловеческая сила, может просто уничтожить меня здесь.

0

16

[nick]Hunter Elsa[/nick][status]Кровь - это жизнь[/status][icon]https://i.exophase.com/steam/avatars/l/131bgg.png[/icon][sign]_[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Эльза</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>bloodborne</fan>я охотник, и я должна заставить уйти красную луну.</div>[/lz]

перенос

В этом мире каждое мгновение на счету. Смысл тратить драгоценные минуты на пустые разговоры, когда тема беседы не приведет к нужному итогу, событиям, информации? Мое имя – это не вершина айсберга, договоренность – это лишь направление нашего дальнейшего пути, очередная зацепка для получения желаемого выхода в районы города, куда сейчас, без помощи Эйлин, нам добираться если не месяцы, то недели и многочисленные дни, с вероятностью умереть, так и не достигнув Замка. Приходится просчитывать, выбирать, принимать решения, с риском быть втянутым в многочисленные события. Но оно того стоит – время самое ценное, за что стоит хвататься в Ярнаме, когда ты можешь стать чудовищем в любой момент.
   Вороне Эйлин вряд ли интересно знать, как нас зовут, посмотрим трезво на этот факт. Зачем ей забивать голову именами, что могут кануть в лету и сменить собой череду чудовищ, чтобы стать во главе апофеоза и превратиться в тварь более противную и бессмертную? Она не ведет дневник с именами погибших, она не строит для них мемориал, так как любой Охотник может не вернуться, сливаясь с вереницей серых холодных улиц. Так обычно и происходит, наверняка. Никто не возвращался живым назад, заведомо зная, как именно проклятая кровь поступает со своими носителями. Нет никаких Богов, нет никаких провидцев, что могли бы обезопасить нас от такой судьбы. Ну и пусть. Мы все здесь прокляты, каждый живет своими моментами, а кто-то предпочитает не помнить ничего. Цепляться за прошлое себе дороже. Не живешь, живешь, существуешь и путаешь порой реальности – этого я не хочу. Отрезала от себя нить воспоминаний и воспринимаю теперь всё трезво. Так случилось давно и мне очень жаль, если кто-то до этого не додумался. Окунаться в то, что миновало – нужно быть или глупцом, или мудрецом, или безумцем.
   Вариантов полно, свидетельств тоже. Мы не вечные фигуры этого мира, мы лишь остатки былого величия, что стремятся к заветной цели. Каждый к своей, как показывает опыт, тем не менее, пока есть смысл держаться вместе, не стоит этим пренебрегать. Чистый расчет на успех, доля которого увеличивается при чужой поддержке. Без элементов наивности или добрых намерений, просто, потому, что так удобно и выгодно. О большем даже заговаривать не стоит – вы в Ярнаме, здесь добра не существует.
   Гробница Идона встречает гостей, в преддверии смерти, рядами резных одинаковых гробов из металла. Какие-то из них закрыты, какие-то зовут в свои объятия. Призывно поблекшим алым бархатом сверкая. Пахнет тленом, пахнет безысходностью, пахнет железом, что окисляется и въедается в затхлый воздух, который не трогает ветер. Ни одного гроба, обмотанного цепями, сюда смерть если и приходила, то много столетий назад и еще до проклятой крови, когда людей было время хоронить и по-человечески, не рискуя ожидать их в телах чудовищ. А может, гробы были сделаны, когда в Новом Ярнаме начинались проблемы, но к тому моменту, когда они были нужны здесь, в Старом городе, уже было некого хоронить. Вся эта история наполнена неясностями, что хранятся в моей голове. Да и сейчас лучше о другом не думать, кроме цели.
   Достаточно было увидеть арку, ведущую в гробницу Идона, как все слова исчезли из головы. Эйлин показывает ладонь – не пойдет за нами следом. Она просит помочь, желает проконтролировать исполнение данной задачи, но никак не влезать в разборки с Хенриком. Теперь это наша забота, и ничья более. Честно говоря, я даже и не думала рассчитывать на помощь Вороны. Хватит и того, что она уже обещала и огневой поддержки, возможно. Было бы странным смотреть и стоять, не принимая участия в происходящем.
   Гробница – это, то же кладбище, с увядшими деревьями, что были когда-то подземным садом, вероятно. Ярнам умеет удивлять, в том числе однотипными надгробиями, идущими полукругом. Надписи, вырезанные на камнях, неизменно смотрят в центр, где огромный дуб с раскидистыми ветвями, навевает мысли о жертвенном одре и божествах, обитающих где-то за пределами этого мира. Ник уходит вперед, отвлекает на себя бывшего Охотника. У меня не остается сомнений, что Хенрик успел двинуться умом – его движения наполнены невиданной грацией и скоростью, в глазах замерло выражение неистовой ярости и ненависти ко всему живому миру, плюс к тому же сила. Он излишне рьяно и уверенно проминал под собой оппонента, заставляя того, чуть ли, не пасть к земле. Скрежетало оружие, смерть подбиралась к напарнику, ставшему сегодня отвлекающим маневром. Он сделал всё, что бы можно было нанести решающий удар. Меня просить дважды не приходится.
   Миновав череду надгробий, некоторые из которых я перепрыгивала, максимально близко оказываюсь к Нику и Хенрику, чтобы последнему отрубить голову, прямо в прыжке. Для этого пришлось постараться – оттолкнуться от упавшего камня и замахнуться в полете, дабы затем оптимально пройтись по шее бывшего Охотника. Голова полетела в сторону, кровь хлестала, тело осунулось и рухнуло прямо на моего внезапного спутника. Упершись сапогом о мертвое тело, толкаю его в сторону, дабы освободить мужчину, после убираю меч в ножны и протягиваю руку, чтобы помочь встать отважному воину.
Живой? – вопрос, направленный к Нику, в этот раз он был полезен и кстати, — ты хорошо справился.
   Более никакого одобрения и доброго слова, и этого достаточно, на мой скромный взгляд. Теперь остается вернуться к Эйлин и получить свою награду за помощь в убийстве обезумевшего Хенрика.

+1

17

[nick]Hunter Nick[/nick][status]погребенный, но живой[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1541/14095.png[/icon][sign]-[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Николас</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>bloodborne</fan>choose your path, and there's your truth, follow
carve an inch, and here comes the sorrow</div>[/lz]

перенесенный пост
Когда смерть оказывалась вновь так близко — вспышки воспоминаний перенесли сознание к самым важным моментам из жизни. Тем, что были мне так дороги. В эти моменты, лик сестры словно пробуждал ото сна, ее рука была так близко, что хотелось протянуть в ответ и пойти следом. Это было забвение, продлившееся буквально секунды, но снова яркими всполохами освежило голову, позволило напомнить важную задачу в реальном времени, отказаться от судьбы быть погребенным у безымянных могил под тяжестью клинка обезумевшего охотника. Тело обрело второе дыхание, оказывало сопротивление превосходящему противнику. Нужно было выждать всего лишь доли мгновений, и вот, меч со свистом оказывается у головы Хенрика, точным движением отсекая ее от владельца. Давление иссякло, лишь оставшаяся, мертвым грузом, туша свалилась на меня, все-таки придавив к земле и выбив из легких весь воздух. Спасибо Эльзе, что тут же убрала труп с меня и помогла встать, уверенно протягивая ей свою руку. Достаточно было откашляться, чтобы окончательно прийти в норму, уже более прозревшим взглядом осмотрел поле боя, после чего перевел взгляд на напарницу. Коротко кивнул, услышав одобрительные слова, и не удержался от слабой, но беззлобной усмешки, выражая этим иронию к самому себе:
— Понадобится приманка — обращайся.
Показываю большой палец, не особо думая о том, как девушка отреагирует на такую попытку разрядить обстановку. Что тут сказать, я и общаться с женщинами, да и вообще с кем-либо — не та сфера, в которой силен, как и во многих других, надо полагать. Убираю оружие, предварительно стряхнув с него куски грязи, отряхиваюсь и иду следом к Эйлин, которая уже ждала нас у входа в гробницу. Только сейчас понимаю, что ворона не участвовала в сражении, видимо посчитав нужным проверить нас на прочность или что-то вроде того. Те, кто единицами живут в Старом Ярнаме и не потеряли рассудок, определенно жили по какому-то своему кодексу, хотя делать вывод всего лишь по одному человеку немного не благоразумно. Да и в здравом ли они уме? Впрочем, осуждать или восхвалять было не к месту, у нас были свои задачи и цели. Наверняка это первая и последняя встреча с этим... охотником?
— Вы справились с задачей, — голос был все также холоден, без эмоций, как и при первом знакомстве. — Однако, старайтесь в будущем не запятнать свои руки. Ваша задача — убивать чудовищ, охотников впредь оставьте мне.
После чего разворачивается и немым жестом призывала идти за ней. Что ж, чашки чая вряд ли уже дождусь, поэтому, взглянув на Эльзу, следую этому зову, попутно осматриваясь. Нас вели по каким-то то ли катакомбам, то ли канализации, похожими на те, что были на пути к гробнице. В последнее верилось больше всего, покуда запах стоял соответствующий. Привычный для моего обоняния, но это не значило, что был каким-то приятным. В мыслях крутилось только то, как мы будем дальше проходить этот путь. Может, напарница знала более моего — сам я окунался, буквально, в неизвестность. Пугала ли она? Не знаю, от размышлений отвлекало лишь хлюпанье обуви, которое стало заметно чаще. Видимо, местность дальше становилась все более... дикой? Луж, во всяком случае, было довольно много. О содержании этой жидкости предпочитал не думать, вперившись взглядом в спину Эйлин. Все это время мы никак не общались, да и ни к чему было. Кто знает, насколько безопасная была эта тропа, ведущая к Запретному лесу, нет ли поблизости очередных монстров. Наверное, мой задумчиво-напряженный вид был осязаем в этот момент, а ладонь невольно сжимала клинок, когда что-то нарушало привычный ритм шагов и отзывалось эхом в канализации.
Впрочем, через некоторое время подземелья закончились, запах постепенно улетучивался, уступая место прохладному ветру — непривычному после плутаний по подземелью. Запретный лес оправдывал свое название своей кажущейся нетронутостью, отчего сделать шаг вперед не решился. Осматривал, оглядывался, помня о своей промашке еще в самом начале пути, да вот не сразу заметил, как Эйлин уже скрылась. Ни то вернулась обратно, ни то ушла в лес — я, оборачиваясь вокруг своей оси, понять так и не мог. Прощания и приветствия тут явно не в почете, надо бы, наверное, относиться к этому проще, но был для этого слишком простодушным, что сильно бросалось в глаза. Та же Эльза куда более органично вписывалась в атмосферу этих мест.
— Куда теперь? — тихо интересуюсь. Понятно, что к замку, но карта была у девушки, она лучше меня знала, куда идти через этот темный и далеко недружелюбный лес. А потом черт дернул озвучить мысль, которая была не особо к месту. — Складывается ощущение, что нам поразительно везет. Кажется, что вот-вот, и что-то произойдет.
Сражение с Хенриком, обезумевший охотник — казалось, что это такие мелочи, учитывая вознаграждение. Ведь это не место для развлечений, здесь еще в начале пути можно было попрощаться с жизнью, неважно, какой у тебя опыт боев. А мы уже так далеко прошли. Оставалось уповать на то, что цель, к которой шли, достойна того, чтобы проделать весь этот путь.
А везение или... неважно что, сопровождало как можно дольше. Уж оно как никогда кстати придется во враждебном мире, которое из каждого темного угла грозит оторвать от тебя лакомый кусочек.

+1

18

[nick]Hunter Elsa[/nick][status]Кровь - это жизнь[/status][icon]https://i.exophase.com/steam/avatars/l/131bgg.png[/icon][sign]_[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Эльза</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>bloodborne</fan>я охотник, и я должна заставить уйти красную луну.</div>[/lz]

перенос

   В мире вечной Луны не до шуток. Подобное проявление эмоций кажется совершенно чуждым и неоправданным актом неуместности,  на это я не реагирую никак. Будем считать наградой за старания, что могли обернуться фатальным образом для мужчины. Возможно, смерть была бы избавлением от страданий, а может, привнесла бы в реальность лишь еще больше металлического запаха крови, оседающего на губах. Оставаться безучастным – это единственное верное решение, способствующее исполнению поставленной цели. Стоит забыться и почувствовать что-то иное, и всё, ты идеальная мишень, которую с радостью причислят к местной достопримечательности в виде трупов. И хорошо, если останки будут смиренно валяться на брусчатке, медленно истлевая и превращаясь в обглоданный скелет,  может статься и так, что станешь ходячим мертвецом или же противной тварью, охочей до плоти и свежей горячей крови, которой в достатке в телах местных жителей и Охотников. Не о такой судьбе мечтаю. Справились с заданием Эйлин, нас провели по подземным ходам, пролегающим под лесом, и спасибо ей на этом.
   Есть у меня стойкое ощущение, что в лесу многим опаснее может быть. Сплошные деревья, ни одного строения, мерзкий смрад и застоявшийся воздух. Обманчивое чувство пустоты опускается молочным маревом на плечи. Один шаг, другой, и слышно шелест пожухлой листвы, что предательски скрепит под подошвой сапога. Здесь, наверху, пахнет землей, гнилыми растениями и холодом утреннего тумана. Многим лучше, чем в катакомбах, где разносится на многие мили запах нечистот, разложения, влаги и еще не весть, чего. Ориентироваться в таком пространстве сложно и практически не реально, куда бы ни пошел, везде раздается эхо шагов. Будто кто-то идет за спиной или впереди, постоянно меняя свое место дислокации. Нервы сдадут, дрогнет рука, или же наоборот, поспешные выводы сыграют злую шутку. Стоит обдумать дальнейший план и двинуться дальше. На ночь лучше не оставаться на улице, значит, надо найти убежище и там переждать. Немного. Если верно сыграть на обстоятельствах.
   Ник задает нужные вопросы, и я обдаю его взором ледяных глаз. Молчу около минуты, бросаю взгляд на шпили величественных строений, что торчат из-за кромки деревьев, и после обращаюсь к своему спутнику. Мы идем вместе, он должен знать.
- Под Старым Ярнамом пролегает сеть тоннелей. Городская канализация. Можем пройти там и сократить путь. После нужно отыскать убежище, - отдых необходим. Перевести дух, осмотреться, пополнить припасы. До банального просто, главное отыскать заветную квартиру или дом, где будет безопасно. Временный штаб, что даст возможность спокойно изучить район, найти лазейки, навести справки и отыскать информацию. Впервые в этой части города, опрометчивым быть не стоит.
   Согласно кивнув своим утверждениям, молча, устремляюсь к границе леса и города. Пространство голое, безжизненное, можно не бояться засады, и удобно рассмотреть мост и массив соборов. Выдохнув, вглядываюсь вдаль, вижу множество существ и кровожадных тварей. При нынешнем составе можем и не выбраться живыми. Значит…
- Пойдем по канализации, выхода нет, - нам нужен отдых, передышка, немного времени для раздумий. Невозможно постоянно побеждать, и при этом не оставлять времени для восстановления. Кровь не вариант, приближать собственное превращение в чудовище нет никакого желания.
   Жестом зову Ника следовать за мной. Ухватилась взглядом за лестницу, что ведет вниз, под мост. Там зияет черная дыра тоннеля, который, в свою очередь, когда-то впадал в полноводную реку. Теперь же, это тонкий ручеек, в который вливается зловонный поток не самых больших размеров. Затаив дыхание, ступаю в царство тьмы, смрада и неизвестности, пытаясь ориентироваться на звук, память, любое дуновение ветра. Зажигать факел неудобно, рискованно и не очень мудро. Можно навлечь на себя беду. Хватит и того, что иногда свет попадает через люки вниз и дает ориентир на дальнейшее движение. Ничего не говорю, только идут вперед, иногда останавливаясь, чтобы прислушаться. Потеряться здесь, в этом мире зловонной темноты, мне не хотелось бы. Поэтому, и не устремляюсь вперед, дожидаюсь, Ника и только тогда продолжаю свой путь.
   В один из моментов, возникает смутное подозрение, что в тоннеле есть кто-то ещё, помимо нас. Очередная остановка. Тишина. Где-то капает вода, эхом пробегается по округе. Ни одного лишнего звука. Стараясь не ступать на поток хлюпающей жижи, и не касаться стен, покрытых слизью, делаю еще несколько шагов вперед. Внезапно обдает ветром, с ароматом гнилой плоти и нечистот, после чего тоннели эхом разносят чавкающие звуки, и топот огромной туши. Понять, откуда несется это нечто, невозможно. Сзади, спереди, справа или слева… мы на перекрестке дорог. Свернешь не туда, и смерть не заставит себя ждать. Оружие оказывается в руках.

+1


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » hunter dream