пост недели от HENRY MILLS
Это, кажется, будет просто нереально. Он просто молчал, боясь на данный момент, сказать хоть слово. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » Sweet dreams are made of this [rc: Shadows of Saintfour]


Sweet dreams are made of this [rc: Shadows of Saintfour]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://www.mmohelper.ru/wp-content/uploads/2020/06/6-v-tretem-sezone-igroki-nakonets-to-uvidyat-cheloveka-v-maske.jpg

Sweet dreams are made of this

Сентфор; 1986 год

      На нём давно лежит проклятье. Изуродовавшая его боль не проходит с годами. Следует из города в город, владелец цирка уродов, демонстрирует людям их самые тёмные стороны, вытаскивает на поверхность пороки, подталкивает к краю, чтобы потом наказать, забрав души себе.
      Она всего лишь школьница. Новенькая, переехавшая в маленький, неприметный городок.
      Совсем скоро их пути пересекутся. И ей придётся сделать решающий выбор.

Sarah O'Neill & Masked Man

[nick]Masked man[/nick][icon]https://i.imgur.com/N06n9qK.png[/icon][sign]@ИНКОГНИДА[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Человек в маске</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>shadows of Saintfour</fan>I wanna use you and abuse you, I wanna know what's inside.</div>[/lz][status]mystery[/status]

Отредактировано Gale Hawthorne (2022-07-29 20:25:57)

+2

2

[nick]Sarah O'Neill[/nick][status]Да начнется игра[/status][icon]https://i.pinimg.com/originals/a5/27/bb/a527bb0ad0eabee0bee08d2fd0962295.gif[/icon][sign]_[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Сара О`Нил</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>shadows of saintfour</fan>Тени цвета не имеют. То, что светится изнутри, собственной тени не отбрасывает.</div>[/lz]

   Сентфор играет свою грустную мелодию маленького городка, замершего на краю мира в одной эпохе, где нет места ясным дням, заливистому смеху и теплым объятиям. Этот мир кажется чужим, холодным и нелюдимым, будто бы поджидающим, когда свежая кровь прольется на его улицах, отдавая всю жизнь извне. Этот город дышит, наполняет легкие затхлым воздухом, путает сознание, уводит в мыслях слишком далеко, чтобы разобраться. Нужда в этой истории видится жестоким призраком реальности, толкающим своих жертв навстречу смерти. Хватает лишь одного взгляда на линялую вывеску с названием города, чтобы осознать в полной мере, в какую дыру ты принимаешь решение окунуться.
   После Балтимора, этот город кажется серой тенью, исполненной тленном бытия и самой жизни. Поежившись, я с грустью вспоминаю своих друзей из своей прошлой жизни и с ужасом наблюдаю свою новую комнату на втором этаже. Даже внутри складывается ощущение, что окна – это пустые глазницы дома, заглядывающие тебе под кожу толпой мурашек. Самое ужасное, что появляется ощущение – стоит повесить шторы и ситуация, если не усугубится, не изменится ни на сколько. Возможно, мне просто одиноко, но в мыслях не появляется, ни одной идеи, почему именно это место? Мама никогда не отвечает на этот вопрос прямо, постоянные и вечные отговорки со смутными объяснениями, а я в силу своей молодости и не хочу вникать. Я подросток – мне хочется немного свободы и осознания действительности в радужном ключе. Чувствую себя подавленной и чужой в этом новом мире.
   Школа. Школа это отдельная история. В классе есть хорошие ребята. Тот же Бобби и Дерек, или Кенди, с которой мы сразу нашли общий язык. Мне казалось, что я предаю своих старых друзей и от того улыбка моя была иногда печальной. Я шла каждый раз до дома, вглядываясь в посеревшие стены, ранее белоснежных домов, находя различия между участками. Это успокаивало, предавало разнообразия серым будням. Каждый дом жил своей жизнью, обладал неповторимым характером, а потом я приходила к своему новому месту жительства и тяжело вздыхала. Как и остальные дома, только ещё мало обжитый и немного не такой.
   Меня даже удивляет, как мама весело меня приветствует после школы и тащит в цирк. Мы ходили в Балтиморе на представления животных и клоунов, но этот цирк. Максимум, который я ожидала – это ручные пудели и медведь, играющий на баяне, так как в голове сразу появлялась мысль: а что ещё может быть в маленьком провинциальном городке? Нет. Самый настоящий цирк уродцев, от взгляда на которых защемило сердце, мне было жаль этих созданий, я не понимала, почему другие люди смеются и так жестоко поступают с артистами, которые были иными. Язык не поворачивался назвать их чудовищами, в уголке глаз начали скапливаться слезы, и я едва сдерживалась, чтобы не заплакать от переполняющих меня чувств. «Они живые, у них есть душа. Почему вы так жестоки?» Я не узнавала зрителей, не могла понять маму, которая странно смотрела на артистов и так преступно счастливо улыбалась, когда кому-то прилетал пинок, или огрызок от яблока. Хорошо, что не помидоры и не тухлые яйца, я бы не выдержала – встала на защиту.
   А потом… потом я закрываю глаза и открываю лишь тогда, когда зал опустел и мы остались одни. Мой взор скользит по опустевшей сцене и натыкается на владельца цирка. Его взгляд, кажется, что он прожигает насквозь. Мама предлагает поговорить с мужчиной, и я послушно поднимаюсь со своего стула, чтобы подойти с ней к незнакомцу. Она начинает говорить, а я обнимаю себя за плечи и опускаю взгляд, не рискуя утопать в глазах владельца цирка. Мне не стыдно. Мне неуютно, я с трудом держу себя в руках, чтобы не высказать собственное мнение, которое вряд ли будет иметь вес. А мама, она рассыпается в комплиментах и говорит, какое было чудесное представление. «Я не узнаю тебя, мама, что с тобой?»
   Поднимаю взгляд и только сейчас понимаю, что мама только что попросила назвать своё имя. Я ведь взрослая девочка и могу быть учтивой, верно?
- Меня зовут Сара, сэр, Сара О`Нил, - неосознанно беру маму под руку, жестом указывая, что нам пора. Кажется, что ещё чуть-чуть, и я не смогу оторваться от чужого взгляда, просто не смогу и пропаду под завесой пустых глазниц маски. Но она, ощущение, меня не слышит.

+2

3

Танец на лжи, и танец на слезах,
Мы исполним даже при завязанных глазах,
Так намного лучше - нет избытка света,
Мне не видно где ты, и не хочется назад.

Каждый раз, выползая из судорожно извивающейся, скулящей, как бездомная собака, тьмы на сцену под ослепляющий свет софитов, существа, давно привыкшие к клетке видимого уродства и забывшие прежние жизни, принимались радостно визжать и требовать к себе внимания зрителей, собравшихся на очередное представление. Цирк уродов. Омерзительное зрелище, обнажающее пороки и склонности. Никто не осудит, если, сидя в зале, ты не сможешь оторвать взгляда от тех, кого и людьми-то не назовёшь, как не назовёшь и животными, ощущая безобразный восторг. Если вдруг почувствуешь странное, пьянящее возбуждение от того, как их топчут, бьют, пинают, как заставляют ползать и умолять о пощаде, выворачиваться из-под хлёсткого кнута и демонстрировать то, что цивилизованное общество зовёт отклонениями.

Но истинный смысл вовсе не в этом. На самом деле обнажаются вовсе не цирковые уродцы, а те, кто добровольно смотрит представление до конца. Потому что у жалких, погрязших в собственной ничтожности существ нет выбора быть здесь или нет, а у этих холёных, прилизанных, верящих в собственную непогрешимость и красоту людей – есть. Люди давно опустились до уровня скота, и великая радость подталкивать их к самому краю пропасти.

Красота – разменная монета человеческих жизней. Пока ты красив, тебе можно всё, что пожелаешь, но стоит лишиться внешней привлекательности, и никто больше не посмотрит в твою сторону. Из раза в раз меняется только город. Жалкие порочные создания снова и снова приходят в цирк, чтобы насладиться зрелищем, дающим им нечто большее, чем просто ощущение превосходства. Ни грамма сочувствия, ни толики сопереживания. И как же это будоражит его. Заставляет ноздри раздуваться, когда он втягивает сладковатый, гнилостный запах их разлагающихся душонок, становящийся ярче с каждым мгновением, проведённым внутри шатра.

Человек в маске. Изящный, пусть и старомодный наряд. Никто не знает его имени. Никто не видел его лица. Интрига, тоже способная пробудить желание, заставить вспомнить тайные, сокровенные фантазии, мимолётные мысли, когда-то приходившие в голову. Он готов забрать с этого представления очередную душу. Вот эту, наивную, безответственную, почти беспечную, такую поверхностную душу женщины, давно переставшей быть ребёнком. Она сам идёт к нему в руки. Ластится, трётся о кончики длинных пальцев, готовая покориться, отдаться свой тёмной, развращённой сути, навеки остаться в тисках клетки, в которую превратится привычное холёное тело, когда его вывернет наизнанку.

- Миссис О’Нил, – он наблюдал за ней сквозь щель занавеса из самых дальних, напоенных тьмой уголков шатра, и его сердце трепетало в предвкушении новой добычи. Почти готовый увести её, уже взявший тонкое запястье в свою ладонь, совсем не ожидал, что рядом окажется кто-то ещё. Девушка. От неё веет ароматом ночных лилий и прохладой лесного озера. Она не смотрит на него. Ей не понравилось предложенное шоу и хочется быстрее оказаться подальше. Сара. Человек облизнул губы. Он чувствует её душу, в которой царит смятение. И жаждет протянуть руку, но не для того, чтобы сорвать этот цветок, а чтобы заставить его увидеть настоящее, почувствовать истинную страсть, научить с упоением впитывать сладость отвращения, жестокости, боли. Лилия должна изменить цвет лепестков с белого на чёрный.

- Мисс О’Нил, – медленно наклонил голову, не спуская взгляда с её лица, - больших глаз, чуть вздёрнутого носа и рта, к которому хочется прикоснуться большим пальцем, чтобы, надавив, почувствовать остроту зубов.
Человек в маске, – протянул ей руку, приглашая к ответному жесту. – Как вам мои чудики?
И если реплики её матери ему в сущности были не интересно, то вот ответ Сары Человек ждал, наблюдая за тем, как меняется выражение её лица. Слишком много времени прошло с тех пор, когда его занимали подобные вопросы, и это вдруг показалось весьма забавным. Занимательная игра, в конце которой он либо заберёт цветок себе, либо сломает. Всё зависит от того, насколько тонким окажется стебель.
- Возможно, вы хотели бы пройти за кулисы и поближе познакомиться с ними? – он ждёт, когда длинные изогнутые ресницы дрогнут, и Сара посмотрит на него. Это будет их первый сокровенный момент среди последующей череды им подобных. Пусть она ещё не знает об этом.

[nick]Masked man[/nick][status]mystery[/status][icon]https://i.imgur.com/N06n9qK.png[/icon][sign]@ИНКОГНИДА[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Человек в маске</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>shadows of Saintfour</fan>I wanna use you and abuse you, I wanna know what's inside.</div>[/lz]

+1

4

[nick]Sarah O'Neill[/nick][status]Да начнется игра[/status][icon]https://i.pinimg.com/originals/a5/27/bb/a527bb0ad0eabee0bee08d2fd0962295.gif[/icon][sign]_[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Сара О`Нил</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>shadows of saintfour</fan>Тени цвета не имеют. То, что светится изнутри, собственной тени не отбрасывает.</div>[/lz]

   Его голос бархатистым раскатом нарушает тишину. Этого человека можно слушать вечно, если он будет не останавливаясь говорить, и не важно, даже, какой будет при этом тема. С его губ так легко и непринужденно срывается обращение к моей матери, что я невольно вздрагиваю, ощущая странное предчувствие. Не только глаза незнакомца, но и его голос могут быть опасными, если в них вслушиваться и вглядываться слишком долго. А маска? Она скрывает истинное лицо, тая за собой кучу загадок и правдивых эмоций. Сорвать бы её, заставить исчезнуть и это желание меня пугает настолько, что я отвожу в смятении взор. К сожалению, вечно так стоять, не выйдет – хозяин представления, как видится мне, обращается на этот раз ко мне, и исчезнуть из поля зрения невидимкой не получится.
    Я позволяю себе этот зрительный контакт, лишь под предлогом хороших манер и присутствия матери. Будь моя воля, давно бы ушла, но юные девушки не бросают свою семью на произвол судьбы и не дерзят малознакомым людям. «Почему он смотрит на меня так? Я чувствую его взгляд.» По телу бегут мурашки, ощущение, что меня сканируют и пробуют на вкус, как если бы хищник лизнул меня шершавым влажным языком, оценивая, насколько вкусным может быть моё мясо. Неуютно. Ладони скользят ниже к локтям и после плавно опускаются вдоль тела. С губ срывается краткий вздох.
- Очень не обычное имя для человека, - улыбаюсь уголками губ и протягиваю все-таки, свою руку в ответ на жест мужчины. Хватило и одного взгляда, чтобы понять, чего желает моя матушка. Обидеть собеседника, что сумел её заинтересовать, я не могла. Приходится пожать кончиками хрупких пальцев чужую ладонь. Это было похоже на разряд тока, и с усилием воли я не позволила себе, выказать переполнившие меня внезапно эмоции. Это прикосновение сложно было описать. Я никогда в жизни подобного не испытывала и от этого хотелось закусить нижнюю губу в задумчивости, нахмурившись, свести брови к переносице, из-за чего показалась бы складка упрямства. На это мама всегда говорила, что морщины пойдут на лице раньше времени, ну и пусть. Вместо этого мне приходится справляться со своими переживаниями иначе, тщательно подбирая слова.
    Я не могла сказать, что знакомство было для меня приятным – врать мужчине мне не хотелось и посему, я использовала его имя, как предлог, чтобы акцентировать внимание на другой проблеме. Благо, ответной любезности от меня и не требовалась, и я разрешила себе немного расслабиться. Ведь всегда можно выбежать и позвать полицию, наверняка, где-то рядом ходят патрули. Мне не хотелось верить, что Сентфор не защищает своих жителей от проблем. Как в любом другом провинциальном городке, здесь хоть и спокойно, но сильные переживания могут случаться. Полиция городу нужна.
    Вопрос Человека в маске вынуждает меня поднять вновь взгляд, в котором скользит жалость и сочувствие по отношению к актерам погорелого театра. Они, хоть и страшны внешне, ничуть не заслужили своей участи, что настигла их в нашем времени.
- Мне очень жаль их, я сочувствую им. Они не заслужили такой жизни, - говорю об этом искреннее, ничуть не лукавя. Я скорее, видела этих созданий где-нибудь в отдаленной ферме, где они могли бы сами держать хозяйство и жить, не зная издевательств на сцене. Слишком идеалистично, и все же, их жизни зависели от воли хозяина, а тот явно не предполагал отпускать свой доход слишком далеко. Над его «чудиками», издеваются, а он считает это забавой, которая должна быть доступна всем. За деньги и бурные овации, разумеется.
- Я не думаю, что…. – начинаю говорить я, уже желая отказаться от чужого предложения, когда мама меня перебивает, хватая с силой за плечо. Не отпускает, а я едва держусь, чтобы не показать гримасу боли. Миссис О` Нил соглашается отправиться за кулисы и внутри меня всё холодеет. Я в ужасе смотрю на свою маму и после перевожу взор на Человека в Маске. «Мама, ты ведь не любишь цирк!»
    Перемены в собственном родителе пугают меня больше всего на свете. Всего за одно представление и человека рядом с собой я не узнаю. Она хочет остаться здесь, быть рядом с этим незнакомым мужчиной и до кучи ко всему, не отпускает моего плеча, тащит меня за собой.
- Но, Вашим людям, наверняка нужно отдохнуть и привести себя в порядок. Им нужен покой и забота, а не чужие взоры, - на этот раз я смотрю на Человека в Маске, очень надеясь, что он согласится со мной и скажет моей матери о том, как сильно я права и стоит попробовать в следующий раз, когда выступление не вымотает несчастных созданий. «Я не хочу туда идти… мне обязательно захочется помочь им всем»
- Вы только недавно приехали…- а мама всё улыбается, не слышит, не хочет ничего замечать. «И я не могу уйти. Меня тащат за собой». 

+1


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » Sweet dreams are made of this [rc: Shadows of Saintfour]