пост недели от Behemoth
Карнавалы в Венеции всегда были превосходны в глазах Бегемота. Он старался их не пропускать, ведь это была особая атмосфера. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » I'll taste you until I can't


I'll taste you until I can't

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

[indent]
behind your childlike innocent face
a frightening side of you, gives me goose bumps
https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/26/771814.png
my heart with an open wound is already full of your fingerprints
my hands holding yours that stabbed me are not clean either
[indent]
[ destroy me more ]

_______________
jisung, renjun
[vampire!au]
иногда джисону хочется верить, что их связывает нечто большее, чем просто контракт. от того и нарушает наказ своего господина, ведомый любопытством и точащей изнутри тоской, позабыв, что за неповиновением неизбежно следует наказание [как будто бы глупый человек против]

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/26/621119.png[/icon][status]show me your animal[/status][sign] [/sign][nick]park jisung[/nick][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Джисон</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>• • •</fan>all you wanna do</div>[/lz]

Отредактировано Hua Cheng (2022-08-03 14:01:22)

+1

2

Голову немного кружит от щекочущего нос аромата садовых цветов, коих здесь было представлено в таком изобилии, что у любого увлекающегося растениями глаза разбежались бы. Пак Джисон находит это забавным: прозванные за глаза ожившими мертвецами так пекутся о том, что хранит в себе жизнь, нанимая лучших садовников и с гордостью демонстрируя роскошный сад всем немногочисленным гостям. Это воистину лабиринты из кустов и деревьев, хотя поговаривали, что в глубине спрятан настоящий лабиринт с зелеными стенами, где заплутать как раз плюнуть, но юноша еще ни разу не забредал так глубоко. В основном из-за своего господина, который всякий раз бесшумно появлялся за спиной и утягивал за собой в тень, сверкая голодными глазами.

На нем клеймо кровавой шлюхи, подстилки для кровосов – он видит это во взглядах, обращенных к нему. В глазах смертных нельзя не заметить брезгливость [и иногда, но случается – отголоски некой зависти], едва видят на шее парня какой-нибудь дурацкий чокер или что-то еще, способное скрыть незаживающие отметины на нежной коже. Джисона, если честно, это не очень задевает, он все реже появляется на шумных улицах или в людных местах. И не потому что стыдится. Ему просто нужны деньги для поступления и погашения долгов, а это один из способов их получить – с чего бы ему должно быть стыдно?.. Он даже не в каком-нибудь барделе ошивается, подобно тем, что без разбору подставляют себя любому вампиру, что готов не то что заплатить – просто укусить. О, это чертовски приятный процесс не только для любителей испить свежей крови, но и для самой «еды», многие подсаживаются почти как на наркотики и заканчивают весьма печальным образом. Пак не осуждает, немного понимая их, ведь с каждым разом, когда его господин, являющийся наследником именитого клана, впивается клыками в тонкую кожу, хочется умолять о большем. И просит же с некоторых пор, а Ренджун щедро дает, хоть и относясь к нему чертовски осторожно. Правда, прятать синяки и отметины теперь приходится еще и на бедрах, боках, груди, но ему нет нужды оголяться перед кем-либо еще.

Осторожность. Неожиданно, но этот наследник по имени Хуан Ренджун, несмотря на лисью улыбку, действительно ведет себя крайне осторожно, и Джисон почти не чувствует себя подаренной ему вещью или ходячим холодильником, наполненным горячей кровью. Кормится им столько раз в неделю, сколько прописано в контракте, не перегибает палку и в целом будто бы даже заботится, хоть и через запреты. Это он велел покидать дворец лишь при крайней необходимости и исключительно с предупреждением, вероятно, опасаясь, что кто-то еще положит на него свой нос и клыки. Отпрыск королевских кровей должен получать самое лучшее, поэтому неудивительно, что не являющегося поклонником повышенного внимания к своей персоне Джисона замечали не только те, кто и предложил столь выгодную сделку, пообещав легких денег, если дражайший ребенок клана будет сыт и доволен.

А Ренджун, судя по всему, очень доволен, раз неожиданно назначил встречу в саду аж накануне торжественного мероприятия. Пак немного растерян от такой смены настроения юного принца, что лишь позавчера, облизывая алые губы, велел в этот вечер не высовываться из своих покоев, а теперь через кузена просит о встрече на столь уединенных тропах помпезного сада. Чэнлэ лишь хитро улыбается в ответ на вопрос, что могло заставить вампира столь резко передумать, и вызывается сопроводить его, а юноша слишком не хочет разочаровывать своего господина, поэтому поспешно поправляет полы рубашки и выскальзывает следом.

Голову кружит, если честно, не только от цветочного аромата, но и от некого предвкушения. Стыдно признаться, что в животе все сладко сжимается от мысли, что занятой все последние дни Хуан выкроил время и хочет увидеть его. Кажется, удовольствие, накрывающее его от чужих клыков, уже начало вызывать привыкание, и щеки румянцем вспыхивают, а голова тяжелеет от столь желанной встречи настолько, что не сразу замечает обращенные к нему взгляды, едва останавливаются у небольшого бассейна. Поверхность воды цветами устлана, и ужасно ловить себя на мысли, что хочется нежные лепестки в белоснежную кожу кажущегося таким хрупким юноши втереть. Кажется, его смущение не укрывается от зорких глаз Чэнлэ, вот только смешок принадлежит не ему и не тому, кого ожидал увидеть здесь.

То, что дело пахнет отнюдь не цветущими бутонами, понимает запоздало, когда трое окружают со всех сторон, а он спиной врезается в чью-то крепкую грудь. Джисон хочет повернуть голову и посмотреть, но едва начинает, как пальцы красивого вампира возле Чэнлэ касаются его шеи и ногтем очерчивают путь под ворот рубахи. Его никто не держит крепко, они просто смотрят, в соблазнительных и веселых улыбках губы растягивая, и разве что касаются осторожно: вот руки парня позади него мягко ложатся на плечи, а вот представлявшийся еще давно Джемином за подбородок его лицо приподнимает, касаясь пылающих щек, пока заманивший его сюда господин от запястья к предплечью щекотно проводит. Бежать только все равно не выйдет – на их стороне все преимущества, а на его лишь слабая попытка напомнить, кому он обещан и что там  контракте прописано. Вот только во рту пересыхает, пока сердце бешено от страха бьется, и все, что он может – зажмуриться и неосознанно сильнее вжаться в третьего вампира под ехидные присвистывания. Ему не страшно хоть и неприятно отдать немного крови [немного же?] еще одним именитым отпрыскам, но страшно, если Ренджун прознает о его глупости, по воле которой нарушил его запрет.

[nick]park jisung[/nick][status]show me your animal[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/26/621119.png[/icon][sign] [/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Джисон</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>• • •</fan>all you wanna do</div>[/lz]

+1

3

[indent]Солнце уже давно закатилось за горизонт уступая свое место ночной прохладе. Ренджун бездумно водил взглядом по строчками на пожелтевшей от старости странице книги, не улавливая сути написанного. Спроси его о прочитанном, он и названия не вспомнит, ведь взял с полки первую попавшуюся, лишь бы занять себя, перед сегодняшним торжеством — выходило откровенно плохо.

[indent]Единственный наследник именитого семейства Хуан терпеть не мог все эти сборища пафоса и самолюбования. Среди всего высшего общества, Инджун слыл, как самый грациозный и одарённый молодой вампир, но несмотря на это, чаще предпочитал находиться в тени. Быть в центре внимания, а уж тем более звездой вечера явно не его, чего нельзя было сказать о его кузенах, которые обожали праздное веселье. Особенно Чэнлэ. О, вот он истинная звезда клана, что всегда сияет ярче всех звезд на небосводе. На это принц рассчитывал и сегодня, планируя провести эту ночь в стенах библиотеки, подальше от сплетен и лести. Джено прекрасно мог выполнить его обязательства перед именитыми гостями — будто бы впервой.

[indent]В комнате ярче обычного горит светильник, и чувствительные глаза щиплет с непривычки. Хуан поднимает взгляд от книги хмыкая собственному отражению в зеркале над камином. Весь его облик кричит о намерениях принца на этот вечер: белая с развязанными лентами ворота блуза, черные кожаные штаны, бронзовыми мазками покрытые веки. Если уж почтенные родители желают сегодня увидеть своё чадо во всей красе, то кто таков Ренджун чтобы отказывать себе в маленьком представлении.

[indent]Дверь в библиотеку несмело распахивается, когда один из слуг тенью проскальзывает к молодому господину, да виновато кланяется прежде, чем что-то прошептать наследнику на ухо. Хуан захлопнул книгу и отбросив её, резко поднялся с дивана и в считанные секунды покинул комнату.

[indent]– Придурки….

[indent]Лёгкий ветер, словно пробравшийся тайком вор, колышет тонкие шторы у распахнутых дверей, ведущих в сад, путаясь в паутине богатой вышивки. Ночной аромат распустившихся роз бьет по обонянию сильнее обычного. Ренджун на мгновение даже прикрывает нос рукой, прежде чем спуститься по мраморной лестнице дальше в зеленые лабиринты.

[indent]– Ну и какого черта тут происходит… – холодный голос наследника разносится над гладью бассейна. Трое будто бы только и ждали его появления, и послушно отходят от своей жертвы, сверкая довольными улыбками. Принц их общего веселья не разделяет, окидывая всех презрительным взглядом, а потом смеется. Смех у него тихий, густой. Джемин предусмотрительно делает шаг назад, зная, что за этим смехом не последует ничего хорошо.

[indent]– Чэнлэ…! – скалясь, Хуан резко хватает кузена за шкирку. Спасибо, что не за горло, тогда бы тот так легко не отделался. – Тебе напомнить о правилах? – говорит он хрипло, будто не пил несколько дней к ряду, не отводя от младшего острого — таким только банки консервные вскрывать или чье-то горло — ледяного взгляда. А он бы и правда мог свернуть этому мелкому засранцу шею, да вот только кузен же, вроде как любимый и родной, наглый вот только зараза. Совсем страх потерял, раз решил повеселиться с донором связанным контрактом. А эти придурки тоже хороши — повеселиться хотели.

[indent]– Скажи спасибо, что вас нашел я, а не кто-то другой, в следующий раз точно шею сверну. – хватка на чужом загривке ослабевает и Чэнлэ тут же отскакивает от старшего, да побитым щенком смотрит. Ну вот и как тут быть? Остывает Ренджун так же быстро, как и заводится, хотя внутри все еще клокочет от злости.

[indent]– Джено.. – наконец-то он обращается к третьему вампиру, что все это время так и стоял за Джисоном. – Уведи их с глаз долой, и ты знаешь, что нужно. Сам разберешься, как обычно. – Хуану не нужно боле говорить, тот и так его прекрасно понимает без слов, ухмыляясь уголком губ на последних словах принца.

[indent]– За мной. – только сейчас Инджун обращает свое внимание на неподвижного парня. Он не смотрит на него, как и все это время до. Лишь на расстоянии все еще чувствуя исходящие от донора волны тревоги и чего-то ещё, о чем не даёт себе думать — пока что.

[indent]В библиотеке все также ярко горит светильник, Ренджун убавляет яркость, а после приказывает слугам закрыть дверь. Джисону он так и не говорит ни слова — выжидая — лишь берет в руки книгу занимая свое любимое место у камина.

[nick]Huang Renjun[/nick][status]I begin to desire you[/status][icon]https://i.imgur.com/BYnHcWO.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/qJy87z4.gif https://i.imgur.com/yr0JlRz.gif https://i.imgur.com/gCNEEYb.gif[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Хуан Ренджун</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>....</fan><center>You come to me like a fever
And destroy me</center> </div> 
[/lz]

Отредактировано Xie Lian (2022-08-31 22:51:22)

+1

4

Его присутствие ощущает раньше, чем слышит голос. Звонкий, такой юный – почти мальчишеский, но же напитанный силой и некой властью. Джисону все еще хочется порой преклонить колени пред его обладателем, хотя бы памятуя его статус, вот только контрактом подобное не было предусмотрено, а демонстрировать собственную слабость и бессилие перед этим видом – последнее, что хотелось если не любому, то приличному количеству людей так точно. Не могло не радовать, что контракт, печатью и подписями обещающий взаимовыгодный союз, не ставил представителя человеческого рода, связанного деловыми узами, в унизительное и покорное положение. Пак не глупый и в каждом взгляде, жесте видит превосходство вампиров, коим те упиваются и не стесняются демонстрировать это при любой удобной возможности, но по крайней мере в его обязанности не входит преклонение перед своим господином.

Преклонение - нет, а вот послушание… Джисон тяжело вздыхает, понимая, что кузены принца попросту подставили его, обманув как трехлетнее дитя, пообещав вкусную конфетку. Вряд ли бы кто-то из них на самом деле рискнул бы распускать клыки к его шее, боясь нарваться на немилость наследника клана, а вот обратить Ренджуна против него из-за элементарного неумения слушать приказы - запросто. К счастью, Хуан пока что угрозы щедро раздавал братьям, которые послушно отступили от успевшего чуть перепугаться человека. Даже хватка на плечах ослабла, вот только вместо облегчения и свободы Джисон на мгновение почувствовал, что готов осесть на земь. Ну или на бортик устланного цветами бассейна. Он надеется зацепиться за что-то еще, хотя бы взглядом, но его глаза ловят лишь холодную пустоту. Хуан Ренджун, явившийся спасти его [ну или хотя бы разобраться с тем, что здесь творится], даже не смотрит в его сторону, бросая колкий приказ идти за ним. Не то чтобы Джисон ждал какого-то утешения, но хоть тень ободрения в его красивых глазах увидеть хотелось бы.

До библиотеки следуют молча, а Джисон еще и голову понурив, словно провинившийся щенок. В каждом шаге вампира чувствовалось безмолвное недовольство. Вот только чем?

Он будто нарочно игнорирует его, вновь подавая голос лишь для того, чтобы попросить слуг выйти вон и запереть двери. С этим тихим звуком закрывающихся замков внутри у глупого человека что-то обрывается. В другой момент он бы уже задыхался от предвкушения оголить шею и позволить алым устам прикоснуться к нежной коже, но сейчас деланное молчание господина не сулит ничего хорошего. Пак знает, что у того сейчас должен был быть прием, то самое торжество, из-за которого прислуга с ног сбивалась последние дни, вот только расслабленная поза и увлеченный взгляд, уперевшийся в книгу, не показывают того, что молодой господин торопится. Мальчишка не знает, куда себя деть, и опускается на одну из скамеек близ камина, раскрывая первую попавшуюся книгу, вот только никак не может сосредоточиться на содержимом. Буквы и строчки пляшут перед глазами, а тишина, нарушаемая треском тлеющих поленьев, давит слишком тяжелым грузом.

- Мой господин?.. - он не выдерживает и подает голос, звучащий слишком робко и взволнованно. Тишина. Джисон переползает на пол, устраиваясь у ног вампира, и нерешительно смотрит вверх, кусая губы и набирая в легкие побольше воздуха, словно ободряя себя. - Ты злишься на меня?

Переходить с "вы" на "ты" кажется уже делом привычки. Даже наедине он старается соблюдать субординацию, но то и дело обращается к тому неформально, выдавая себя с потрохами. О, тут дело не в отсутствии уважения - скорее наоборот. Он теребит неловко край шорт, стоя перед ним на коленях и виновато склонив голову на бок. Что там об отсутствии унизительного положения? Вот только Джисона никто не просил вымаливать прощения таким образом, он и не должен, но исключительно по своей инициативе опускается перед своим хозяином на колени опять и снова, а еще мягко трется щекой о его бедро, словно изголодавшийся по ласке кот.

Соотнести его затянувшееся молчание с недовольными репликами в адрес братьев оказывается слишком легко, и Джисон чувствует себя наивным дурачком и виноватым перед ним, поэтому спешит объясниться, ведь этот игнор, когда ждал иного, оказывается, переносить очень неприятно.

- Прошу прощения, что ослушался и оказался наедине с кем-то кроме тебя… то есть, простите, вас, но… Ваши братья сказали, что вы меня зовете. Хотите встретиться со мной в саду прежде, чем отправиться на бал или что там у вас… - снова ненавязчиво прижимается щекой к его коленке, смущенно прикрывая глаза. - Не представляете, как я скучал и очень жаждал встретиться с вами, поэтому очень обрадовался обещанию короткого свидания, да и разве я могу ослушаться просьб других молодых господ?

В мягком извиняющемся голосе при желании можно расслышать легкие дерзкие нотки, едва речь заходит о том, как Джисон ждал встречи с вампиром. Всегда ждал, и дело не только в удовольствии для обоих, что с каждым разом пересекало все больше негласных границ. Впрочем, в нем тоже, иначе не откидывал бы прямо сейчас голову так, соблазнительно длинными пальцами по шее как бы невзначай проводя. Ренджун не смотрел на него, но Джисон был уверен, что от пристального взгляда вампира это не укроется. Как не укроются и тронутые румянцем щеки вместе с жадным взглядом с остатками раскаяния и некой вины.

- Могу ли я как-то загладить вину перед господином?

[nick]park jisung[/nick][status]show me your animal[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/26/621119.png[/icon][sign] [/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Джисон</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>• • •</fan>all you wanna do</div>[/lz]

+1

5

[indent]Разжимая пальцы на новой странице книги, Ренджун тихо вдыхает через зубы пытаясь унять ноющую злость где-то в районе солнечного сплетения — сглотнуть её не удаётся. В этот момент он не знал на кого злился больше, на своих неразумных кузенов, что решили "пошутить" или Джисона, что так глупо пошел у них на поводу. Его донор в принципе не должен был находиться на территории вампиров этой ночь, как и в любое другое время, то было одно из правил, прописанных в договоре между донором и вампиром. Да, те с кем заключали договор должны были проживать вблизи господ, но находиться рядом могли лишь во время кормежки в обговоренные часы. Если бы это был просто одноразовый донор, Хуан бы не стал вмешиваться, попался бы, то сам дурак, жизнь подобных ничего не стоила. С теми же, с кем заключали договор, стоили гораздо дороже, как в деньгах, так и в отношении к их персонам. Покуситься на кровь "контрактника" было запрещено, как и лишить того жизни. Обычно, такой договор заключался на полгода, не больше, редко кто по собственной воле его продлевал, а на его место приходил другой, так же тщательно отобранный по всем вкусовым предпочтением вампира. И все же? Что его так злило неужели лишь простое нарушение правила или его личной просьбы, что накануне он обронил парнишке, когда слизывал чужую кровь с собственных губ.

[indent]Наследник семейства по-прежнему не обращает внимания на Джисона, что уже сидел возле его ног, несмело пытаясь себя оправдать. Наверное, Инджун был сам виноват в столь близком отношении между собой и донором. Сам допустил и сам не знал, что с этим делать. Разумеется подобное не одобрялось, но как таково и не запрещалось. Всем было наплевать что-там на самом деле происходило между двумя заключившими контракт, главное, чтобы соблюдались основные правила, в остальном делайте, что хотите. И Ренджуну хочется — хочется прикоснуться, провести подушечками пальцев по чужой щеке, почувствовать тепло мальчишеской кожи. Хочется еще больше растрепать непослушные волосы на макушке, и впиться в так откровенно подставленную шею.

[indent]От таких мыслей кровь кипит.

[indent]На мгновение он видит себя совсем маленьким ребёнком, который хнычет, увидев желанное, тычет пальцем и просит матушку, чтобы ему позволили испить вот того понравившегося ему человека. "Хочу вот его!" — каприз был одним из немногих в детстве, но принц запомнил именно этот.

[indent] Инджун и не думал, что однажды в нем вновь проснется то самое "хочу его", когда он, прогуливаясь вместе с кузенами, невзначай приметит толпу желающих заключить контракты на свою кровь, где среди многих взглядом выцепит именно его — Пак Джисона. И снова, как тогда, в детстве попросит у матери желанное.

[indent]До него у Хуана не то чтобы был опыт с не одноразовыми донорами, молодой наследник был слишком жаден и не всегда умел вовремя остановиться в свой жажде крови. Поэтому рядом с Джисоном ему всегда приходилось себя контролировать, а правила договора будто были для него дополнительной гарантией, что он не сорвется.

[indent]– А если бы эти дурни сказали тебе спрыгнуть со скалы, потому что я этого захотел ты бы тоже это сделал? – принц наконец-то подает голос откладывая несчастную книгу на столик — быть прочитанной ей похоже так и не суждено. – Из-за моих ферментов ты ведешь себя слишком безрассудно. – он предпочитает не слышать слова о привязанности, считая все это лишь дурманом от их встреч, чем искренним чувством к наследнику семейства Хуан.

[indent]Молодой вампир неотрывно смотрит на парнишку, замечая малейшие изменения на прекрасном лице после его слов, на робкую улыбку, таящую за собой что-то большее. И кто из них тут добыча? Потому что Ренджун сам протягивает руку к Джисону и впервые за эту ночь касается его кожи прохладными пальцами.

[indent]– Иди сюда… – в несносном мальчишке, что позволяет проявлять себе дерзость к своему господину, пусть и негласно, есть что-то кроме симпатичного лица, что-то, что заставляет сердце биться — разумеется, не так как у людей — но от него у Хуана, кажется, сносит голову.

[indent]Он притягивает Джисона к себе на колени, мягко обхватывая пальцами чужое запястье. Каждой клеточкой тела он чувствует жар, исходящий от юноши, он горячий, как солнце, палящее в летний зной; жгучий и пылкий как подобает молодому телу. Инджун готов плавиться в этом жаре вечность. Принц вдыхает сладковато медный запах крови, что течет под нежной кожей. Он не голоден, но голову начинает кружить от первого вдоха, а заостренный зубы уже царапают нежную плоть ради желанной алой капельки. Звуки вокруг стихают: не слышен треск дров в камине, пение соловьев, и шелест листвы. Остаётся только зыбкое лунное сияние, приглушенное освещение лампы, и терпкий вкус только что слизанной чужой крови — хочется еще.

[indent]Ренджун отстраняется, но запястья парнишки так и не отпускает, лишь смотрит в глаза напротив сверкая калейдоскопом собственных, будто самоцветами какого-то волшебного народа. Смотрит долго, выжидающе, пока первым не поддается вперед накрывая губы Джисона своими.

[nick]Huang Renjun[/nick][status]I begin to desire you[/status][icon]https://i.imgur.com/BYnHcWO.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/qJy87z4.gif https://i.imgur.com/yr0JlRz.gif https://i.imgur.com/gCNEEYb.gif[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Хуан Ренджун</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>....</fan><center>You come to me like a fever
And destroy me</center> </div> 
[/lz]

Отредактировано Xie Lian (2022-09-03 22:13:50)

+1

6

По дыханию, напряженным движениям, что лишь кажутся легкими и изящными, легко считывается очевидное – его господин зол, хоть и не отвечает на прямой вопрос. В Джисоне на этот счет сожаление какое-то плещется, но не страх. Хуан Ренджун экспрессивным бывает и излишне эмоциональным, но в отношении его всегда вел себя безупречно вежливо и сдержанно, что, возможно, Пак специально по краю и ходил, нащупывая границу терпения вампира. Да, наедине постепенно господин позволял себе все больше и больше, то заключая в объятья, терзая его шею во время кормежки, то решившись на смазанные поцелуи в щеки, губы, ключицы, спускаясь к груди и бедрам, но не переступая черту, но не провоцировал ли мальчишка его на это сам? Со стороны казалось, что это игра с двух сторон, где оба по кругу ходят: Ренджун будто бы снисходительно дает дозированно то, чего так жаждет Джисон, который, в свою очередь, крайне очевидно подталкивает его к действиям, видя на дне невозможных глаз потаенные желания господина.

- Так господин не хотел меня видеть? Мне уйти? - в голосе нотки обиды, но тело напротив льнет бесстыже еще ближе, когда он доверительно прикрывает глаза и слабо улыбается, слыша, как книгу откладывают куда-то в сторону. А потом громко выдыхает и мелкой дрожью покрывается, едва прохладная рука касается его щеки, а приятный голос зовет к себе. Вы только посмотрите на него – перебрался на чужие колени так скоро, словно лишь того и ждал, а теперь млеет довольным котом, пока подушечки пальцев поглаживают его запястья. В них пульс громко дает знать о трепетном волнении и подступающем желании, которое и так как белый день ясно для вампира. - Не из-за ферментов…

Колени расползаются по обе стороны от господина, из-за чего мальчишка буквально растекается на нем сверху и давит судорожный вздох, стоит почувствовать едва прикасающиеся к хрупкому запястью клыки. Это даже не укус – чужой язык касается скупой капли, сочащейся из царапины, но его уже ведет от предвкушения большего. Хочется вжаться всем телом в него, чтобы понял – не надо сдерживаться, не сейчас, не с ним, но вместо этого наследник клана отстраняется и заставляет его снова принять сидячее положение. Пальцы на запястьях подобны наручам, а взгляд стремительно меняющихся глаз припечатывает к месту, заставляя окаменеть, пока сам Пак не то тонет в красоте его глаз, не то плавится под их пристальным взором.

Поцелуй выходит неловким. Джисон почти голодно начинает отвечать, норовя раздвинуть чужие губы своими и коснуться его языка, но ведет все еще Хуан, держась намного более спокойно и даже холодно. И будто бы наказывая прикусывает нижнюю губу, чуть крепче сжимая запястье, что заставляет юношу умерить пыл и нехотя отстраниться.

- Не из-за ферментов, а из-за вас, - он снова с деланной обидой губы поджимает, быстро облизывая их после короткого, но сладкого поцелуя, и отползает чуть назад, из-за чего ткань его шорт задирается почти неприлично и обнажает край ремня, скрытого под темным материалом. Он, разумеется, замечает вспыхнувший интересом взгляд господина, но сам зачарованно смотрит на вырез полупрозрачной рубашки, желая коснуться языком таких острых и соблазнительных ключиц, а потом спуститься хаотичными поцелуями ниже и ниже. - Ферменты и у других молодых господ есть, но их взгляды и даже те прикосновения и рядом не стоят с вашими…

Щеки румянцем окрашиваются, стоит вспомнить неловкую сцену в саду с участием его кузенов и приближенных, а еще снова просыпается детское любопытство на тему все той же невидимой черты.

- По контракту не помню ограничений на всяческого рода контакты с другими, если речь не касается крови, но… Вот так совпадения, что лишь твои прикосновения мне приятны и лишь тебе подобное дозволительно, - последние слова едва слышно [для человека – Ренджун-то слышит все предельно четко] выдыхает, снова переходя на «ты». Он осторожно высвобождает одну руку из хватки, поправляет заправленную в шорты рубашку, после чего ладонь на чужой пах ложится как бы невзначай, но надавливает и поглаживает с очевидными намерениями. Джисон, будто бы ничего не происходит и вообще он тут самое непорочное существо с невинными мыслями, старается ответить вампиру тем же долгим и пристальным взглядом. Длинные пальцы теперь скользят к ремню и выше, касаясь напрягшегося живота молодого вампира сквозь нежную полупрозрачную ткань рубашки. - Господину, наверное, надо идти к гостям? Извините, если отвлекаю, но…

[nick]park jisung[/nick][status]show me your animal[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/26/621119.png[/icon][sign] [/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Джисон</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>• • •</fan>all you wanna do</div>[/lz]

Отредактировано Hua Cheng (2022-09-03 20:46:32)

+1

7

[indent]Вампир хмыкает в мягкие губы, чувствуя с каким напором парнишка стремится ответить на его поцелуй. Так пылко, что даже самому Хуану хочется поверить, что Пак тянется к нему сам, без влияния его происхождения и ответить на жаждущего более откровенного поцелуя Джисона. Но вместо этого он прикусывает нижнюю губу разгорячившегося донора напоминая, кто перед ним.

[indent]– Откуда тебе знать каковы другие, твоё влечение не больше, чем иллюзия, потому что ни с кем другим подобного ты никогда не чувствовал... – он взглядом скользит по окрашенным легким румянцем щекам, чувствуя, как быстро бьётся сердце Джисона, будто у загнанного в угол кролика, что через секунду будет съеден хищником — обязательно. А Пак словно бы этого ждет, опасно ступая по тонкому льду терпения молодого наследника, каждым своим действием и внешним видом тоже.

[indent]Вы только посмотрите на него, с таким невинным лицом, Ренджуна кажется соблазняли впервые. Но вот взгляд, о эти глаза смотрели на него по-особенному: бесстыдно, томно, маняще. Хуан вновь перехватывает руку парня, ровно на кромке собственного ремня, заставляя того придвинуться к нему вплотную.

[indent]–  Мне дозволительно все… чего я захочу.., – сверкающие в приглушенном свете глаза, загораются опасным огнем, тем самым — диким, голодным. Принц отпускает Джисона на долю секунды, прежде чем схватить его за шею притягивая к себе всё ближе, он путает пальцы в чужих волосах, ощущая каждой клеточкой тела как Пак сладко и горячо дрожит — потрясающе. – да и к чему вопросы о гостях? Разве не ты хотел меня видеть? – Ренджун будто бы специально подыгрывает глупому мальчишке в его очевидном желании. Вампир облизывается, проводя языком по острым, как бритва зубам, прежде чем вонзить их в нежную кожу — игры закончены.

[indent]Хуан одной рукой прижимает его голову к себе, чтобы обострить ощущения, а второй вжимает Джисона в себя, не позволяя сдвинуться и на миллиметр, ощущая чужой жар по всему телу и слыша сладкий едва слышный стон. Кровь багряным дурманом ударила в голову, отзываясь  пьянящим чувством в каждой клеточке тела, буквально его наэлектризовывая. На вкус она такая же медовая, что и на запах, Инджун знает это, но, кажется, никогда не сможет привыкнуть. Он медленно делает несколько глотков, наслаждаясь растекающимся по всему телу вкусу. Парнишка в его руках мелко дрожит, а разум самого принца начинает отключаться, уступая место распаляющему его безумию.

[indent]Нравится. Ему, чертовски нравится то, что в этот момент между ними происходит, то, что натягивает их тела струной, распаляя и заставляя кровь в венах вспыхивать и гореть разлитым бензином, в который только что бросили спичку. Горячее влажное дыхание пылает отпечатком на коже, когда молодой наследник всё же отрывается от шеи, облизывая губы. Чтобы потом провести кончиком носа по коже Джисона, слизывая капли тёплой крови, сочащиеся из оставленной им раны.

[indent]Да, кровь для вампира — это их жизнь. Но и те, кто отдавали её, получали желаемое, сладкое ощущение экстаза словно после наркотика. Хуан это прекрасно знал. Все доноры такие одинаковые. Он касается чужого, горящего краской возбуждения лица, удерживая за подбородок, заглядывает в глаза, а потом зло целует в холодной усмешке.

[indent]– Ты и дальше будешь говорить, что это просто я так на тебя влияю? Глупый. Твоя зависимость может погубить тебя. – И меня тоже. Ренджун, как последний мазохист смотрит переливающимися новым светом глазами, и тяжело сглатывает, понимая — хочет. Хочет Пак Джисона себе, всего и полностью. И это гребанная точка невозврата.

[indent]– Почему ты такой....

[nick]Huang Renjun[/nick][status]I begin to desire you[/status][icon]https://i.imgur.com/BYnHcWO.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/qJy87z4.gif https://i.imgur.com/yr0JlRz.gif https://i.imgur.com/gCNEEYb.gif[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Хуан Ренджун</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>....</fan><center>You come to me like a fever
And destroy me</center> </div> 
[/lz]

Отредактировано Xie Lian (2022-09-04 13:31:14)

+1

8

Слова наследника древнего клана ранят, задевают внутри те струны, побуждающие упрямо сжать губы в тонкую линию и спорить, возражать и фыркать недовольно, гнуть свою линию и убеждать в обратном, вот только… Пак сдерживается и прячет горящий недовольством взгляд под ресницами; юноша, на чьих коленях он с таким комфортом восседает, или специально провоцирует на такую реакцию, или нарочно будто надеется отдалить его от себя колкими обидными словами. 

Если надеется на последнее, то его поведение идет вразрез со словами – Джисон громко вздыхает и весь сжимается, сминая дорогущую ткань чужой рубашки на боках, стоит опаляющему дыханию пощекотать нежную кожу его шеи. Сладкое предвкушение овладевает им, а чужие пальцы в волосах лишь больше распаляют, заставляя вжиматься в изящное, но крепкое тело так, словно хочет стать с ним единым целым. Правда хочет.

- Ах… - собственный выдох, смешанный с несдержанным тихим стоном, бьет по ушам и заставляет щеки еще сильнее жаром пылать. Ему и в самом деле кажется, что горит, сгорает каждой клеточкой тела сейчас, пока Ренджун медленно испивает его. Он не торопится, как бывало раньше, а будто смакует, растягивает удовольствие для обоих. Сознание словно отключается, но одновременно с тем становится невозможно ярким, парень даже жмурится, не в силах совладать с дрожью.

В первый раз это было просто не больно. В последующие становилось даже приятно, и чем дальше, тем сильнее охватывало удовольствие, перерастая в чистый экстаз. Джисон слышал, что некоторых накрывает так сильно с первого раза, ему же потребовалось чуть больше. Возможно, дело и в поведении его вампира – от первичной вежливости и аккуратности с каждым разом остается все меньше, и в омут этот падают вдвоем, заходя каждый раз все глубже. Зато сейчас он чувствует себя на каком-то пределе, захлебываясь в растекающемся по венам удовольствии, оттого и напряжен бесконечно – аж внизу живота все почти болезненно тянет – готовый вот-вот с позором признать свое поражение перед своим господином.

Не успевает, впрочем, и лишь недовольно смотрит с поволокой, когда на месте укуса чувствует холодок вместо жара его губ. Пальцы за подбородок держат крепко, не давая отвести разочарованный взгляд, а последующий поцелуй как издевка – короткий и какой-то клюющий. Ренджун снова показывает Джисону его место, и это не то чтобы унизительно, но определенно не так приятно, как кровь свою отдавать.

- Какой? - игнорировать то, как журит его, не так сложно, стоит присмотреться к мелочам: вспыхнувшие ярким и опасным безумно красивые глаза, дернувшийся кадык, когда тот сглатывает, глядя на него, все еще не самое спокойное дыхание… Да, вампир ведет себя как снизошедший до него и решающий, дать слабому до примитивных желаний человеку то, что так хочет, или нет, но Джисон легко считывает в своей жажде большего взаимность. - Я бы охотно доказал господину, что это и в самом деле исключительно влияние моих чувств к нему, но господин не оставил мне шанса сделать это, кусая так сразу и связывая мои действия теперь лишь с этим…

Покачивание головой и поджатые губы с задумчивым взором даются ему сложно, когда все еще мелко трясет и хочется прильнуть еще ближе, снова подставляя шею, но внутреннее упрямство оказывается сильнее. Или слабее, если Ренджун то и планировал изначально, ловко манипулируя словами и действиями, подталкивая к желаемому. Так или иначе, но глупый мальчишка уже сполз с насиженного места обратно на пол и возится с пряжкой ремня принца.

Стоит чуть стянуть ниже мешающиеся слои одежды, Пак снова убеждается во взаимности чужого желания и тянет время, склоняясь ближе и поднимая чуть смешливый взгляд вверх:

- Тебе дозволительно все, на что согласен я, - опять с невинным лицом вспоминает упоминание контракта и основные его положения, разрешающие некие «прочие особенности взаимодействия» исключительно по взаимному согласию и без давления на донора. Хороший пункт, замечательный – в противном случае Ренджун вряд ли тянул бы так долго, понимая, что просто так силой взять никого не смеет. Нет, так-то может, конечно, но не того, с кем повязан контрактом – даже если судьи и иже с ними встанут на сторону влиятельного наследника, то немножко нервов и времени потратить все равно на разбирательства придется. Впрочем, Джисон прекрасно понимает, что звучит глупо и самонадеянно, набивая себе цену сидя меж разведенных ног на коленях, но чуть осадить Хуана тоже неплохо. Тем более, что следом следует некое поощрение.

На самом деле Джисон со стыда готов под землю провалиться, не зная, куда глаза прятать, когда на пробу сперва губами, потом языком касается, по всей длине нерешительно скользя вслед за пальцами, которыми сразу в чужое бедро впивается. Хочется, конечно, чего-то более нежного, например, с его ладонью сцепить свою, когда наконец-то головой наконец-то медленно двигать начинает, с каждым разом стараясь вобрать больше. Или мягкого прикосновения к макушке, говорящего о том, что все хорошо, даже когда забывает, как правильно дышать, и шумно сглатывает, втягивая щеки и сжимая пальцы на его коже до побелевших костяшек. Но о каких подобных вещах можно говорить, когда глаза из-под подрагивающих ресниц поднять вверх боится? Участившееся дыхание однако кажется хорошим знаком, и Джисон продолжает, заметно расслабляясь всем телом, но все еще жмурится глупо.

[nick]park jisung[/nick][status]show me your animal[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/26/621119.png[/icon][sign] [/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Джисон</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>• • •</fan>all you wanna do</div>[/lz]

+1

9

[indent]– Притягательный… – манящий, сумасшедший и чертовски красивый, так бы добавил Хуан, так бы он сказал, когда впервые того увидел. Для молодого наследника было не свойственно проявлять заинтересованность к кому-либо так очевидно. Хорошо, очевидно для окружающих кроме самого Ренджуна. Проявление симпатии к человеку не самое разумное для вампира, а уж для наследника клана тем более. Между ними должен быть лишь контракт, мимолетная страсть — пожалуйста. Привязанности — никогда. Принц предпочитал думать, что именно первое чувству руководило им. Так было проще, для него, для самого Джисона. Именно так.

[indent]Их с детства учили правилам взаимоотношения со своей "едой", что необходимо придерживаться личностных границ, не забывая, что перед ними человек. Привязанность была недопустима, иначе, это могло повлечь за собой множество неблагоприятных последствий, как для человека, так и для вампира. А еще их учили контролировать себя, именно для этого и существовало правило не пить более трех, четырех глотков, если разговор шел о заключившем контракт — контроль превыше всего — первый урок, который должен был усвоить каждый входящий в клан вампир. Хуан Ренджун, всегда был примерным учеником и представителем своего вида, вот только с тем самым контролем у него по сей день были определенные проблемы.

[indent]Ренджун помнил тот день, когда впервые он лично встретился с Джисоном, первый раз, когда он попробовал его кровь. Было ли это наваждением, кто знает, но еще никогда прежде ему так не кружило голову от сладковато-медного запаха чужой крови, как и прежде, он еще никогда не смущался перед тем, как укусить. О, не испить его всего за раз, для принца было пыткой, он все еще помнит тот голод, шум, что отдавался в его голове при каждом биении сердца донора — сумасшествие.

[indent]Сейчас же, это был некий иной голод, и этот голод у них определенно на двоих, стоило лишь заглянуть в серые глаза парня, где за линзами скрывался настоящий черный омут озерных вод. Его разум пустеет, а разгоревшееся желание верховодит телом, и не только им одним. Он видит, как Джисон сползает с его колен вниз на пол, видит, как расправляется с пряжкой его ремня, как прячет взгляд, а щеки все так же горят легким румянцем. От такого невозможно отвести взгляд: растрепанного, прекрасного, желанного.

[indent]Инджун сдержанно выдыхает стоит парнишке коснуться его губами, Хуан ему не препятствует, лишь следит из-под ресниц за каждым движением, как тот набравшись смелости заглатывает полностью, задерживаясь на несколько секунд, вдыхая воздух через нос и втягивая щеки. Юный наследник позволяет себе немного поддаться бедрами вперед, тем самым поощряя действия Джисона. Стоило парнишке продолжить, как внизу живота скрутилось концентрированное возбуждение, от которого перед глазами взрывались фейерверки. Принц мягко вплетает пальцы в чужие волосы, когда Пак сжал губы немного сильнее, обостряя и без того жгучее желание, срывая гортанный, довольный стон. Хуан сдерживается чтобы не прижать голову парня к паху, и вместо этого тянет юношу наверх, проводит пальцами по его припухшим губам, прежде чем впечататься в них смазанным поцелуем.

[indent]Нет ничего нужнее, чем прикоснуться руками к горячей коже, нет ничего важнее, чем сладкая истома, расползающаяся по телу. Нет ничего запретнее, когда разрешают. Ренджуну стоит огромных усилий чтобы не взять парнишку прямо здесь и сейчас, потому что в отличие от других не привык брать силой — удовольствия никакого.

[indent]Отстранившись, принц теплыми губами легко касается подбородка, прослеживая линию челюсти и спускается мягкими поцелуями до ключиц. Тело Джисона вполне однозначно реагирует на каждое прикосновение Хуана — хочется больше. Чувственность и чувствительность парня подстёгивали Ренджуна — разрешая — на более откровенные действия. Он скользит пальцами по пуговицам белой рубашки, расправляясь поочередно с одной за одной. Хочется почувствовать Джисона кожей к коже, телом к телу, единым удовольствием на двоих. Инджун нетерпеливо комкает ткань рубашки пальцами, сжимая чужие бока до синяков, когда вновь возвращается к губам парня, нетерпеливо, целуя так, что делается больно. Так, словно это важнее дыхания, пока вместе не оказались на полу, все так же тесно прижимаясь друг к другу.

[indent]– И на что же ты согласен? – тихим, хриплым голосом шепчет вампир, мазнув губами по ключице и отрывается, заглядывая в широко распахнутые глаза Пака, крепко прижимая того к полу, будто в душу заглядывая.

[nick]Huang Renjun[/nick][status]I begin to desire you[/status][icon]https://i.imgur.com/BYnHcWO.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/qJy87z4.gif https://i.imgur.com/yr0JlRz.gif https://i.imgur.com/gCNEEYb.gif[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Хуан Ренджун</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>....</fan><center>You come to me like a fever
And destroy me</center> </div> 
[/lz]

Отредактировано Xie Lian (2022-09-18 21:49:02)

+1

10

Наследник именитого клана несильно ведет бедрами вперед, зарываясь пятерней в его волосы, и тихо, почти утробно стонет, поощряя и распаляя еще больше. Джисон и в самом деле чувствует себя таким, каким нарек принц – притягательным, жадно впитывая каждую реакцию, выражающую удовольствие, в ответ на его вольность. Кажется, даже смущение его покидает, и он будто бы даже не против, если бы Ренджун грубо схватил его за волосы, перехватывая инициативу и заставляя задыхаться, издавать ужасно вульгарные звуки и беспомощно цепляться пальцами за отутюженные штанины. И, разумеется, смотря сверху вниз так, что Пак не посмел бы и капли с губ упасть. Щеки вновь алым пылать начинают, но уже от того, какие мысли он допускает в своей голове не в первый раз.

Хуан Ренджун для наследника достаточно вспыльчивый, импульсивный, за словом в карман не лезет и всегда делает то, что он хочет. Вот только вместо ожидаемой несдержанной грубости сейчас господин отвечает мягкостью, прерывая его и утягивая обратно на колени. Это сбивает с толку, а растерянность так и плещется в блестящих влагой глазах – неужели было так плохо?

Поцелуй выходит сумбурным и каким-то смазанным: обычно так целовал сам Джисон после будоражащих укусов, несмелыми прикосновениями прося о большем. Касания вампира напротив – очень уверенные и властные. Все тело мальчишки мелко дрожит от ощущения горячих губ на мягкой коже, и с каждой расстегнутой пуговицей дышать становится все тяжелее. Сильные пальцы сжимают его бока, бедра так крепко, а поцелуи такие рваные и кусающие, что даже больно, но вместе с тем чертовски приятно и возбуждающе.

Парнишка несдержанно стонет, сжимаясь всем телом, когда хриплый шепот лижет пылающие уши. Горячо. Весь Хуан Ренджун сейчас невозможно желанный и горячий, но даже в эту минуту остается верен себе и издевается, по всей видимости, вопросами язвительными осыпая. Пак лишь глупо моргает, не помня, в какой момент оказался на полу прижатый тяжестью его тела, но позволяет себе поразмыслить над вопросом, ерзая под своим хозяином самым смущающим образом. С распухших от поцелуев – а хочется верить,что это лишь начало ночи – слетает хриплый выдох, едва пахом не то к коленке, не то к бедру вампира прижимается и весьма однозначно и конкретно ведет бедрами навстречу. Прикоснуться к себе хочется уже давно – еще больше хочется, чтобы это был Хуан – и он жмурится от разливающегося жара внутри, пусть это лишь невинное [но для Джисона крайне бесстыдное] недолгое трение через одежду.

- Господин знает, - наконец-то подает голос, но вампир выглядит неудовлетворенным этим ответом и словно ждет большего. Кажется,что Ренджун в любой момент может встать и уйти, закончить все там же, где заканчивалось все последнее время, оставляя распаленного Джисона одного в компании своих потаенных – или не очень – фантазий. Ему не нравится чувствовать себя единственным жаждущим, пусть взаимность желаний в вампире легко считывается, но он может позволить себе остановиться и уйти, очевидно не испытывая недостатка в подобном внимании. Он не имеет право на ревность, но ревнует, захлебываясь в своей глупой влюбленности и остром желании – нет, сегодня он не даст ему снова с хитрой улыбкой ускользнуть подобно лисице.

- Согласен на поцелуи, раз целоваться со мной господину понравилось больше, чем... - запинается и не договаривает, приподнимаясь сперва на локтях,а потом и вовсе выскальзывая из-под руки молодого господина и выпрямляясь во весь рост. В данный момент именно он смотрит снизу вверх, но взгляд сидящего на полу Хуана и разглядывающего свою «еду» не без интереса… Этот взгляд тонну мурашек вызывает и манит вернуться, но Джисон упрямо подбородок вскидывает и рубашку, держащуюся на нескольких пуговицах, из пояса выправляет. Она просторная, длинная и крайне удачно скрывает его возбуждение, стоит с некоторой неловкостью расстегнуть ремень и отшвырнуть шорты с бельем в сторону. Мягкий ковер босые ступни ласкает так же, как горящий взгляд вампира, обездвиживающий и заставляющий почувствовать себя беззащитным. Однако он все равно почти вплотную подходит и сам кладет чужую ладонь на свое бедро, не отрывая взгляда от такого красивого лица с невозможной легкой лукавой улыбкой – Хуан Ренджун точно истинная лисица, а он – очередная добыча, добровольно попавшая в силки и жаждущая быть съеденной. В их случае почти буквально. У Джисона длинные ноги – мог бы убежать, если бы хотел, но вместо этого только глаза прикрывает и шумно выдыхает, стоит ладони вампира скрыться под подолами рубахи.

- Думаю, мое согласие сейчас полностью совпадает с желаниями господина, - губы кусает, пальцами в плечо сквозь белую ткань впивается, чувствуя касание кончиков пальцев на внутренней стороне бедра. Невозможно. Уверенность вновь покидает его, сменяясь незнанием и растерянностью. Куда себя деть? Вернуться в объятья самого желанного создания во всей вселенной? Или спрятать смущенное лицо в подушках на кресле, коленям в мягкий ковер упираясь? Нет-нет, ужасно даже представлять! - Р-Ренджун-а…

Его голос ломается и отнюдь не от осознания, как неформально позволил себе назвать его.

[nick]park jisung[/nick][status]show me your animal[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/26/621119.png[/icon][sign] [/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Джисон</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>• • •</fan>all you wanna do</div>[/lz]

Отредактировано Hua Cheng (2022-10-02 21:40:46)

+1


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » I'll taste you until I can't