пост недели от Behemoth
Карнавалы в Венеции всегда были превосходны в глазах Бегемота. Он старался их не пропускать, ведь это была особая атмосфера. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » агент зимы поджог листву: весь мир горит - и я живу


агент зимы поджог листву: весь мир горит - и я живу

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://64.media.tumblr.com/566a790078033ede88637e2f41999634/a968cef837325cfb-01/s400x600/e712fc44da7ebe385ae4c86fd34f340b4d912d9b.gifvhttps://64.media.tumblr.com/cdde9cbc906c57dd00c5fced0912cbe4/a968cef837325cfb-ec/s400x600/3a271dbe906772a52ec500df24d43ffd05f8ed04.gifv

агент зимы поджог листву: весь мир горит - и я живу

Магическая Британия, начиная с мая 1964 года;

История о том, как Делайла Паркинсон была вынуждена выйти замуж за незнакомца, не только старше неё, но и имеющего репутацию властного и страшного человека. Отдавая себя в его руки, она никак не ожидала, что исход этого предприятия окажется таким.

Делайла & Реджинальд Лейстрендж

[icon]https://images2.imgbox.com/47/13/BHxFhODG_o.png[/icon][nick]Delilah Lestrange[/nick][status]Сжечь ведьму!..[/status][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Делайла Лейстрендж, 38</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>harry potter</fan>Светская львица, жена опасного волшебника, травница, способная без следов очистить дорогу от скверны, встречающейся на пути. Воспитывает приёмную дочь.
И зачем мне, право, моя душа, если ей у тебя, мой муж, хорошо?</div>[/lz]

+2

2

Делайла ненавидела свою работу. Вот прямо искренне и всеми фибрами своей души, насколько могла чувствовать вообще. Потому что чувствовала себя там не на своём месте; потому что знала, что достойна большего, ведь она всю жизнь училась и о чём-то мечтала, но… Отец ничего не зарабатывал – только пил и играл, а Антея никак не могла устроиться. Её характер разрушал всё, что она пыталась выстроить ещё до того, как что-то начинало получаться. Сколько бы Дел не учила её, что необходимо сдерживать нрав, но Тея считала, что молчать – это не уважать себя. В итоге снова и снова она теряла работу, а потом и вовсе её перестали приглашать, потому что слухи о ней шли вперёд неё.  Отец по-глупому гордился этим, пыжился от восторга каждый раз, когда Тея в красках рассказывала, как она ушла, и злилась, стоило ей увидеть кислое лицо Делайлы.

Она злилась, потому что понимала, что неправа.
Она злилась, потому что между ними была разница всего в год, но Дел приняла ответственность на себя.

Дел тоже злилась,  но только потому, что беспокоилась. Ей не хотелось терять дом или то, что осталось от теплиц, которые так любила мама. Наверное, её злило, что ни сестра, ни отец не воспринимали их положение серьёзно, словно это было просто нелепой игрой. То, что отец играл в карты, было всего лишь шуткой, как и то, что их дом мог уйти с молотка в руки кредиторов. Всё это было для них просто забавной нелепицей. Словно они оба жили в каком-то другом мире, который не был знаком Дел.

Сегодняшний день мало чем отличался от вчерашнего. Или позавчерашнего. Она пришла домой уставшая, кивнула эльфийке и только несколько минут спустя заметила, что та выглядела напряжённой и взволнованной.

— Типси, что случилось? – негромко спросила, снимая пальто и отправляя его на вешалку. Несмотря на перемещение камином, она всё равно предпочитала утепляться. В мае было ещё довольно прохладно, а перечное зелье Делайла терпеть не могла. – Где отец? Опять пьёт?
Эльфийка замотала головой, тревожно поведя ушами. Потом подумала и кивнула, но уже не так уверено, как несколькими секундами ранее.
— У хозяина гости, — шепотом сообщила она. – Гость. Очень-очень важный гость. И хозяин просил вас, как только вы будете дома, зайти в кабинет.
Делайла нахмурилась. В животе тревожно ёкнуло, а кончики пальцев похолодели. Это кредиторы? Вряд ли они стали бы долго говорить с отцом, у них обычно были иные методы воздействия. Тогда кто это мог быть?
— Кто это, Типси? Я его знаю? – требовательно спросила она, торопливо направляясь в свою комнату. Следовало привести себя в порядок, а потом уже встречаться с отцом.
— Это… это Реджинальд Лейстрендж, — неловко подпрыгивая, ответила Типси, смяв фартучек в лапках. – Он такой… такой жуткий!

Дел даже споткнулась. Стойте-стойте, Лейстрандж? Тот самый бородатый мужик с жутким взглядом? Она слышала о нём не самые лестные слухи. И видела его сам несколько раз, но  предпочла бы не иметь такого опыта, поскольку фонило от него чем-то таким…  тёмным, неприятным, пугающим. Хотя, нужно заметить, он был довольно привлекательным, хотя и староватым. Дел никогда особенно о нём не думала: увидела, поужасалась – и забыла. Быстро умываясь и приводя волосы в порядок, она старалась не замечать, как дрожали её руки.

Ладно, ладно. Ничего такого. Может быть, Лейстрендж хотел предложить отцу какой-то выгодный бизнес? А почему нет? Папа хоть и не шибко умный, но хваткий, насколько это возможно.

Оправила домашнюю, но хорошую мантию, глянула на себя в зеркало и постаралась улыбнуться. Она никогда не была красавицей, а сейчас – бледная и напуганная – была далека от идеала, но всё-таки… Гордо вскинула голову. Она – чистая кровь, что бы там ни говорили. Ей нечего было бояться.

Она повторила это себе, когда отец, жалко улыбнувшись, сообщил, что нашёл ей мужа. Делайла вскинула голову, не поверив даже сначала услышанному.

— Что, прости? – слабым голосом переспросила. – О чём ты, папа?

Отец глянул на вальяжно развалившегося в кресле гостя, которому, казалось, ситуация доставляла удовольствие. Дел посмотрела на него тоже. Он же старик! И сволочь! Неужели папа был серьёзен?

— Мистер Лестрейндж, о чём говорит мой отец? – требовательно вышло, нагло, но Делайла была в шоке и ужасе. – Что значит «он нашёл мне мужа»? О! Вы, наверное, говорили о ком-то из своих сыновей? Но, послушайте… нет, наверное, нет?..

Она вспомнила, что старший сын Лейстренджа был младше неё на шесть лет. Значит, ему было только семнадцать. Вряд ли он стал бы сватать его за… О мордред!

— Доченька, мистер Лейстрендж оказал нам такую честь!.. – залебезил отец, но она не слушала его, неотрывно глядя в лицо своего кошмара.

Неужели папа продал её?..

[nick]Delilah Lestrange[/nick][status]Сжечь ведьму!..[/status][icon]https://images2.imgbox.com/47/13/BHxFhODG_o.png[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Делайла Лейстрендж, 38</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>harry potter</fan>Светская львица, жена опасного волшебника, травница, способная без следов очистить дорогу от скверны, встречающейся на пути. Воспитывает приёмную дочь.
И зачем мне, право, моя душа, если ей у тебя, мой муж, хорошо?</div>[/lz]

+3

3

Идея жениться была выверенной и тщательно продуманной, как большинство тех идей, которые Лестрейндж воплощал в жизнь. Она появилась не спонтанно, и в ней не было ни романтики, ни намёка на чувства, отличные от расчёта и поисков выгоды, как не было их практически ни в одном чистокровном браке тех, кто мог с достоинством и честью нести бремя отпрысков священных двадцати восьми. Любые исключения лишь подтверждали правило: в их мире брак – это не о любви. О крови, о деньгах, о долгах, о мести, о чём угодно, но только не о бреднях маленьких девочек, считающих, что будущий муж обязан любить их жарче и искреннее, чем иной отец. Впрочем, даже о такой любви Реджинальд знал слишком мало, чтобы браться судить без откровенного высмеивания. По его мнению высшим доказательством душевной привязанности здравомыслящего человека в вопросе выдачи замуж дочерей будет убеждённость, что они не будут ни в чём нуждаться и не опозорят семью, их породившую. Преимущество же окажется у того претендента, который способен принести большую выгоду отцу невесты, а отнюдь не исписанные стихотворными строчками листы пергамента, не стоящие ни сикля.

Размышляя о втором браке и о возможных кандидатках на роль жены, Лестрейндж анализировал уже имеющийся в этом вопросе опыт. Его первый брак успешно закрыл потребности, для которых и был заключен – двое сыновей и солидное приданое, за счёт которого Реджинальд успешно вел дела, не ограничиваясь ставкой в министерстве. На большее Розамунд оказалась не способна, да и он большего никогда не требовал, с самого начала не пожелав беречь её. Первая жена так и осталась для Реджинальда чужим выбором и досадной помехой, какой она вошла в его жизнь. Неумная, некрасивая и недостаточно талантливая, чтобы он захотел обратить на неё больше внимания. Чтобы он по-настоящему захотел её. Никогда не пытавшаяся протестовать, сохраняющая молчание, как бы Реджинальд ни пытался надавить, она была удобным пустым местом до тех пор, пока однажды у неё не прорезался голос. Тонкий и настойчивый он звучал достаточно тревожно, чтобы почти сразу же утонуть в бурных серых волнах холодного океана. С тех пор Реджинальд почти никогда о ней не вспоминал.

Вторая жена должна была стать его прихотью. Женщиной, которую он выберет сам, обладающей не только достойным происхождением, но и хоть какими-то талантами, кроме приемлемой внешности. Делайла Паркинсон практически сразу возглавила список кандидаток, в первую очередь потому, что эту, умеющую держать себя, девицу Лестрейндж неоднократно встречал в коридорах министерства, наблюдая за её поведением. Достаточно молодая, чтобы не задумываться о состоянии её тела без одежды, и достаточно взрослая, чтобы в скором времени оказаться старой девой. Почти загнувшаяся ветвь семейства, до которой нет дела тем, кто с достоинством носит фамилию Паркинсон. Три дочери сквиба у отца, мягко говоря, не способного предложить своим отпрыскам никакого достойного будущего. Конечным пунктом именно за этот выбор стали сведения о шатком и довольно бедственном материальном положении семейства, который, очевидно, и явился причиной, толкнувшей Делайлу занять должность, совершенно не подходившую ей по статусу. И от этого бремени в том числе Реджинальд готов был её избавить. Отлично понимая, что у девицы не было никакого иного шанса выйти замуж, не уронив достоинства и не опозорив свои корни. Их брак поставил бы мисс Паркинсон именно в то положение, в котором Лестрейндж и хотел бы видеть свою жену, в положение человека зависимого.

Совсем скоро ему исполнится тридцать восемь. Сыновья уже достаточно взрослые, чтобы и вовсе не пересекаться с мачехой, а дочь достаточно мала, чтобы воспринять появившуюся в её жизни женщину как мать. Пусть ей и навсегда отведена роль лишь дальней родственницы, не совсем чистокровной, но это не значило, что девочка была неспособна принести выгоду. Ещё детей Реджинальд не хотел, даже несмотря на неудовлетворённость способностями уже имеющихся, а возможно, именно поэтому. Но вполне был готов удовлетворить такое желание, если оно возникнет у новоявленной миссис. На отсутствие сексуальной активности он не жаловался никогда, порой содержа нескольких любовниц параллельно, и уж в этом вопросе никаких проблем возникнуть было не должно.
Помимо всего прочего у семейства Паркинсон имелся бизнес, к которому Лестрейндж был не прочь прикоснуться. Теплицы, уже имеющие достойную репутацию среди покупателей, в которых вполне возможно было выращивать не только лечебные травы, но и кое-что более опасное и менее законное, способное в разы увеличить состояние Реджинальда и, если верить полученной информации, занять Делайлу, некогда делавшую определённые успехи в травологии.

Переступая порог дома Паркинсон, он знал, что ему не откажут, даже несмотря на интерес выбранной им женщины к совершенно другому мужчине, по мнению Лестрейнджа, абсолютно не достойного её своим полукровным происхождением. Реджинальд был уверен, что избавиться от мальчишки труда не составит, вопрос только в количестве нулей. Но этим он займётся чуть позже, после того, как заявит о своих намерениях.

Всё это было для него игрой. Подталкивая и выкручивая руки, он готовился с наслаждением наблюдать за тем, как раскроется женщина, на которую была сделана ставка.

Персей Паркинсон был ненамного старше самого Реджинальда и, хоть они редко пересекались в обществе, отлично знал, как стоит общаться с гостем. Терпкий и крепкий огневиски, разлитый по стаканам, хоть и не был идеального года выдержки, всё же дотягивал до отметки «приемлемый», а подобострастный взгляд хозяина дома вызывал удивление только одним – каким образом этот человек сумел вырастить и воспитать женщину, коей являлась мисс Делайла Паркинсон. В отличии от хозяина, Лестрейндж лишь пригубил. Алкогольное опьянение перестало приносить ему удовольствие ещё в юности, а как таковой любви ко вкусу огненной жидкости он не испытывал. В задуманной им игре ясный разум был предпочтительнее затуманенного, не говоря уже о банальном уважении к невесте.

Реджинальд специально выбрал именно это время, предварительно ознакомившись с расписанием Делайлы и посчитав, что выгоднее всего будет посмотреть на неё сразу после утомительного дня в министерстве. Ещё более утомительного сегодня, благодаря некоторым его стараниям.

Добрый вечер, мисс Паркинсон, – он поднялся, стоило девушке войти в комнату, и принялся беззастенчиво её рассматривать. Этикет не велел ему садиться до тех пор, пока дама стояла, и пусть далеко не всегда Лестрейндж стремился соблюдать его, но сегодня ему так хотелось. Персей уже дал своё согласие, что было совершенно не удивительно. Но и не за реакцией будущего тестя он сюда явился. А Делайла, несмотря на всю свою, временами даже чопорную, сдержанность, языка за зубами не удержала.

Мисс, я достаточно молод, чтобы жениться. И недостаточно стар, чтобы спокойно сносить несдержанность вроде вашей. Полагаю вы уже несколько не в том возрасте, чтобы составить достойную партию моим сыновьям, хоть у меня в данный момент и нет матримониальных планов в отношении мальчиков. Они и без того собой представляют недостаточно приемлемое зрелище, чтобы ещё нагружать их невестами, стеснёнными в обстоятельствах, – переведя взгляд на Персея, Реджинальд бросил короткое: — Прошу оставить нас наедине.
Но, как же…, – начал было будущий тесть, однако Лестрейндж не стал его слушать.
Мне казалось, свой ответ вы уже мне представили. Теперь я хотел бы обсудить этот вопрос с мисс Паркинсон наедине. И, Персей, будьте любезны, прикажите приготовить чаю, – когда за хозяином закрылась дверь, Реджинальд уже восстановил зрительный контакт с Делайлой.
Мисс Паркинсон, у меня уже есть ответ вашего отца, однако, я буду с вами честен, он меня не особо интересует, поскольку людей состоявшихся отчаяние толкает на спонтанные поступки, что же до тех, кому не исполнилось и двадцати пяти, я смею верить, что вы ещё склонны к тому, чтобы принимать решения, исходя из жажды жизни, а не из ощущения полного провала. Поэтому я спрошу вас, – он сделал паузу, тщательно выверенную, как и вся его речь.
Мисс Паркинсон, я прибыл сюда сегодня, чтобы просить вашей руки. Будете ли вы столь любезны, чтобы ответить мне, выйдете ли вы за меня замуж?

[icon]https://i.imgur.com/LFX7oHB.png[/icon][nick]Reginald Lestrange[/nick][status]Дьявол, которого ты знаешь[/status][sign]_____________[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Реджинальд Лестрейндж</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>Harry Potter</fan>судья в Визенгамоте, бизнесмен и просто красавец; помолись за меня милая, моя кровь давно превратилась в лёд; в глубине твоих глаз моё отражение.</div>[/lz]

+3

4

Ей показалось, что он возвышался над ними обоими – и над её глупым отцом, и над ней самой, — что не могло не заставить сердце болезненно и мучительно сжаться. Мужчина из достойного рода, довольно привлекательный внешне, он хотел приобрести себе жену без лишних ухаживаний и заигрываний. И хотя это было обычной практикой в семьях чистокровных, но Делайла к такому не была готова.  В её семье всё было иначе… Но, с другой стороны, куда это их привело? Наверное, если бы не было Колина, она бы подумала о том, чтобы принять предложение без промедления, но как она могла предать любимого человека? Лейстрендж был жесток, упоминая про невесту в стеснённых обстоятельствах, и щёки Дел чуть покраснели от смущения и гнева.

Но она была хорошо воспитана, поэтому колкость, готовую сорваться с языка, придержала в себе. Хотя, видит мерлин, как это было сложно! Она не хотела показаться совсем уж безнадёжной, потому что мама много вложила сил, чтобы они, дочери Паркинсонов, получили более-менее достойное образование. Антея в этом плане, конечно, была безнадёжнее, но Делайле казалось, что сестра и вовсе делала всё в противовес ей самой. Мордред, самое время думать об Антее! На миг мелькнула мысль предложить Лейстренджу жениться на сестре – тому явно не было разницы, какой товар брать, а она сама всё-таки была почти помолвлена (да, Колин не решился пока на такой шаг, но она в него верила!).

Впрочем… Впрочем, наверное, не стоило рубить с плеча. Делайла вздохнула, стиснула зубы, подумав о том, что наверняка Лейстрендж был не просто в курсе их бедственного положения, а прекрасно знал, что всё действительно плохо. Иначе бы не смотрел с таким насмешливым превосходством. Он знал, что она не сможет ему отказать, потому что тогда подвергнет семью опасности. Они были разорены, отец не работал, сестра была бесполезна. Сколько они протянут на крошечном заработке Делайлы в Министерстве? Да и, если быть честной, Колин не был богат или высокороден, он явно не согласится содержать её родных. А для них, чистокровных, семейные связи имели слишком большое значение.

Кроме того, похоже, отец уже сказал всё за неё. Обычно мягкотелый и неспособный принять решение, папа удивил Делайлу. Хотя, учитывая, насколько неприятен был Лейстрендж, трудно было представить, что Персей Паркинсон посмел бы ему отказать. И она не сможет, да? Он всё для себя -  и не для неё – решил, он знал, делая предложение, что Дел не откажется. Просто не сможет. Лейстренджи были богаты, а им были нужны деньги. Ей просто нужно было выгодно себя продать, а там где-нибудь ей зачтётся. Но Колин?.. Как же трудно – невыносимо! – было сделать выбор.

— Условия? – сипло спросила она, смотря на мужчину в упор. – Зачем вам жена, мистер Лейстрендж? У вас есть наследники, а близость можно приобрести и в Лютном. По крайней мере, я об этом слышала…

Она была груба с ним, но внутри клокотало. Было очень сложно сохранять холодный рассудок, когда бешенство  бурлило в крови. Ещё несколько часов назад Дел ненавидела свою работу, ничего не хотела, а сейчас думала о том, что всё было не так уж плохо. Даже понимая, что упустить такой шанс – это было бы глупо, Делайла всё равно не могла взять себя в руки. Одна мысль о принуждении, о том, что, даже говоря с ней вполне вежливо, Лейстрендж давил на неё, сводила с ума.

Когда её мать выходила замуж за отца, она сама выбрала этот путь. Да, Дел тоже хотел выбрать своего человека, но разве пример матери – не лучшая причина не делать этого? Персей Паркинсон был готов продать свою дочь, лишь бы решить свои проблемы. Просто потому, что не мог взять себя в руки и сделать для семьи хоть что-то полезное. Мама была бы в ужасе, если бы дожила до этого момента! Мордред, мыслей было много, и она никак не могла принять правильную линию поведения, выбрать наиболее подходящий вариант. Лейстрендж пугал её до мурашек даже такой – вежливый и сдержанный. А что будет, если она совершит ошибку? Сделает что-то, что сможет его рассердить?

— Я… Мистер Лейстрендж, если я приму ваше, без сомнения, щедрое предложение, то хотела бы сделать это, исходя из интересов моей семьи, — сипло выдохнула она. – И я должна понимать, чего именно вы ждёте от меня как от своей жены.

Например, собирался ли он заставить её родить ещё пару наследников, чтобы обезопасить себя? Или, может, ему не хватало постельных утех с проститутками, поэтому он решил выбрать себе хорошую девочку? Именно сейчас Дел жалела, что не решилась зайти с Колином дальше поцелуев и объятий, думая, что у них ещё будет время для этого. Наверное, теперь уже нет.

И только сейчас она заметила, насколько кабинет отца выглядел... убого. Да, иного слова и не подберёшь. Мебель давно потеряла свой лоск, все безделушки, которые были в качестве украшений, давно были распроданы. Лейстрендж выглядел здесь чужеродно, словно шагнул из сказки для плохих девочек в их обыденную, но спокойную жизнь.

[nick]Delilah Lestrange[/nick][status]Сжечь ведьму!..[/status][icon]https://images2.imgbox.com/47/13/BHxFhODG_o.png[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Делайла Лейстрендж, 38</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>harry potter</fan>Светская львица, жена опасного волшебника, травница, способная без следов очистить дорогу от скверны, встречающейся на пути. Воспитывает приёмную дочь.
И зачем мне, право, моя душа, если ей у тебя, мой муж, хорошо?</div>[/lz]

+3

5

[icon]https://i.imgur.com/LFX7oHB.png[/icon][nick]Reginald Lestrange[/nick][status]Дьявол, которого ты знаешь[/status][sign]_____________[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Реджинальд Лестрейндж</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>Harry Potter</fan>судья в Визенгамоте, бизнесмен и просто красавец; помолись за меня милая, моя кровь давно превратилась в лёд; в глубине твоих глаз моё отражение.</div>[/lz]

Без сомнения, чтобы творить с ней жуткие вещи, – чуть насмешливо, сопровождая слова полу-улыбкой, ответил на вопрос Лестрейндж, по истине получая удовольствие от происходящего. Очаровывать женщин он умел едва ли не с пелёнок, если этой женщиной не была его бабка, улыбаться им, смотреть многообещающе и вести себя уверенно настолько, чтобы не оставалось ни единого сомнения в том, кто хозяин положения. Знал, что стоит говорить, а что нет. Для каждой конкретной представительницы прекрасного пола у него был свой набор ответов и действий, способных вскружить ей голову. И Реджинальд был убеждён, возникни у него желание сломать будущую жену, именно с очарования Делайлы и стоило бы начать. Но мисс Паркинсон, сколько он за ней наблюдал и какую информацию о ней получил от проверенных источников, ему была по душе, и в её лице, как в лице будущей миссис Лестрейндж, он искал союзника и соратника, который был ему необходим для определённого рода дел, а вовсе не восторженную глупышку, способную лишь накручивать локоны на палец, открывать рот достаточно широко и выгибаться именно настолько, насколько Реджинальду было необходимо.

Мисс Паркинсон, будь я чуть менее осведомлён о вашей личности. А я уж, будьте уверены, озаботился этим вопросом, прежде чем оказаться здесь, я бы решил, что вы намеренно пытаетесь оскорбить меня уже второй раз за недолгий разговор. Это не повлияло бы на моё предложение, но вполне было бы способно лишить меня всякого желания обсуждать что-либо с вами, поскольку я бы позволил себе мнение, что за образом умной и хорошо воспитанной женщины, скрывается некто разумом не обладающий и достойный лишь того, чтобы его использовали в качестве, допустим, предмета мебели. А, как вы знаете, у мебели нет права голоса, – её смятение было очевидно, но то, что Делайла произносила, а главное то, как именно она это делала, лишь убеждали Лестрейнджа в правильности сделанного выбора.

Неужели вы считаете, что достойный представитель древнего и чистокровного рода вполне может опуститься до того, чтобы покупать за деньги, как вы выразились, близость у девиц, которым и статуса мебели не по силам достичь? – Реджинальду было интересно, о чём она думает. О сексе с ним или о той самой близости с мальчишкой, на которого так неразумно тратит время. Пожалуй, он позволит ей встретиться с ним ещё разок, но пусть этот Колин к тому моменту уже обменяет все свои чувства и желания на увесистый мешок галеонов.

Впрочем, я не жду от вас ответа, – продолжил Лестрейндж, глядя в глаза собеседнице, — Но можете быть уверены, женщины, которые ложились в мою постель, делали это добровольно и бесплатно, – появившийся домовик, тащил увесистый серебряный поднос, на котором расположился набор для проведения английского чаепития по всем правилами. Реджинальд молча наблюдал за Делайлой всё то время, пока чайник, чашки с блюдцами, сахарница, молочник и вазочки с печеньем перемещались на столик между диваном и двумя креслами. Домовики в его представлении относились как раз к той категории существ, которые не дотягивали до статуса мебели, а потому молчание длилось не из-за присутствия существа, а больше для возможности дать женщине время сформулировать другие вопросы и осознать, что она оказалась на развилке, где предстоит выбрать, каким будет её будущее.

Будете столь любезны, мисс Паркинсон? – Реджинальд кивнул на чайный набор, желая оценить способности Делайлы быть хозяйкой положения и её гостеприимность.

Я не жду от вас ничего такого, чего не ждал бы от жены любой другой мужчина моего статуса и положения, – снова пауза. Реджинальд с трудом сдержал желание подсмотреть, что сейчас творится в этой милой головке, и каких таких ужасов Делайла напридумывала на его счёт. Что он заставит её убивать младенцев и скармливать их куски фестралам? Или её страшит необходимость впускать её в себя по первому требованию, где бы они не находились?

Брак – это не только и не столько дети и постельные утехи, мисс Паркинсон, это в первую очередь выгодный союз, где твой тыл прикрыт. Мне нужен человек, которому я смогу доверять, и который будет всецело мне предан, – где-то в промежутке между этими фразами повисло не высказанное о том, что этот человек, чтобы быть преданным такому человеку, как Лестрейндж, должен быть зависим от него и понимать цену предательства. – Ещё мне нужен статус женатого человека, это, знаете ли, делает мужчину более желанным в некоторых бизнес-вопросах, – он не собирался лукавить или уходить от ответов, как не собирался приукрашивать действительность. Она была права, говоря, что он уже имеет или может получить привилегии брака, не вступая в брак, однако, не знала, что особое удовольствие Реджинальд получает именно от того, что заставляет людей делать выбор в свою пользу, несмотря на полное понимание того, каков он на самом деле.

Как вы уже замечали, мои сыновья уже достаточно взрослые, чтобы нуждаться в матери, тем более, вряд ли вам удастся стать таковой для мальчишек их возраста, не слишком-то сильно моложе вашего. Однако, в моём доме живёт маленькая девочка, которой едва исполнилось два года, и которая нуждается в материнской ласке, которую вы, без сомнения, сможете ей дать, – как бы себя не воспринимала сама Делайла, Лестрейндж, глядя на неё, лишь продолжал убеждаться в правильности сделанного выбора. На его вкус она была красива. Ему нравились карие, почти чёрные глаза, изящный разлёт бровей и розовые губы, достаточной полноты, чтобы возбуждать фантазию. Брюнеток он всегда предпочитал блондинкам и рыжим, видя в них особый шик и шарм, соседствующий с четкостью и точностью линий. А длинную белую шею Делайлы, Лестрейндж планировал держать открытой большую часть времени, украшая драгоценными камнями или оставляя нагой, было в ней что-то от античных статуй, чья гладкая белизна манила и завораживала. Но знание об этом интересе ни к чему хорошему не приведёт, потому Реджинальд предпочитал оставлять свои впечатления при себе. По крайней мере, пока.

Я вполне проживу без пополнения количества моих отпрысков, но если вам будет угодно, то ничего против иметь не буду, – он знал женщин, которые не хотели детей, но всё равно рожали, потому что так было принято и того требовали от них муж и общество, знал и других, тех, которые родить не могли, но жаждали этого. Его собственная мать, о которой у Реджинальда остались лишь смутные воспоминания, умерла, рожая пятнадцатого мертвеца, хотя, на его взгляд, вполне могла остановиться на нём, единственном выжившем. Не питая к детям особой любви, он вовсе не думал о том, чтобы снова стать отцом.

Помимо этого, я жду, что вы оставите свою работу в министерстве. Моей жене совсем не к лицу носить бумажки и бегать по чужим поручениям. К тому же, ваш отец любезно согласился отдать в качестве вашего приданого теплицы, некогда принадлежавшие вашей матушке, – то, что это было одним из условий, озвученных самим Лестрейнджем, он предпочёл не упоминать, считая, что это и так очевидно. К тому же, это ещё одна возможность для мисс Паркинсон продемонстрировать не только свой характер, но и свой ум.
И мне понадобится доверенное лицо, которое знало бы толк не только в управлении, — этому всегда можно научиться, — но и разбиралось в травах. Я слышал, что у вас есть подобный талант, – последняя фраза прозвучала приглашением к диалогу.

+3

6

Мерлин, она понимала, как нужно было говорить с таким мужчиной, как Реджинальд Лейстрендж, но не могла справиться с собственными демонами, поскольку была слишком напряжена и испугана. Наверное, если бы она была воспитана иначе, то вскочила бы и бросилась из кабинета прочь, лишь бы не видеть и не слышать, не чувствовать его энергию, его силу. И то, что он указал ей на неподобающее поведение, заставило её вспыхнуть румянцем и смущения, и злости. Потому что обычно Делайла умела контролировать свои чувства и их проявление, потому что иначе бы просто не выжила. Но сейчас она была слишком шокирована происходящим и слишком подавлена – этим же. Очень хотелось ответить что-то вроде: «Я никогда не интересовалась личной жизнью таких людей, как вы, и не собираюсь этим заниматься впредь», но ей хватило ума промолчать. Во-первых, вопрос был явно риторическим, он не ждал, что Дел ответит ему, и ей удалось сжать зубы, сдержавшись. Во-вторых, она шла по очень хрупкому льду, ей нужно было быть осторожнее с ним.

Реджинальд и правда не ждал от неё ответа, и Дел вздохнула, глядя на него из-под ресниц. Почему он вызывал такое чувство опасности внутри неё? Может быть, потому что был ужасающе самоуверен? «Женщина ложились добровольно…» Ладно, этому можно было поверить. Наверняка с ними он был обходителен совсем по-другому, не так, как с ней; с ней он был, скорее, снисходителен, словно говорил с неразумной ослицей, а не будущей женой. Впрочем, сейчас это её даже устраивало: потому что Делайла и правда ощущала себя неумной. Когда эльф принёс поднос, а мужчина намекнул ей непрозрачно, что неплохо было бы проявить гостеприимство, она натянуто улыбнулась, но благодарно кивнула ему. Да, действительно, лучше занять руки сейчас чем-нибудь. Пока руки были заняты – всё, как положено по правилам, — мысли Делайлы были далеко не так спокойны. Она тревожилась, но тем не менее чай удалось не пролить, хотя руки её чуть дрожали, но едва-едва.

Наверное, он решит, что она совсем идиотка, но Делайла молчала, пока Реджинальд говорил. Потому что в первую очередь ей нужно было получить максимум информации, чтобы потом проанализировать её и решить, что делать дальше. Возможно, она была немного наивна, благодаря воспитанию матери, но Дел понимала, что только внимательность поможет ей в будущем не сойти с ума и не совершить ошибку. Лейстранджа нельзя было грубо послать к мордреду, потому что это потом почти наверняка аукнется – и ей, и её семье. Чувствуя кожей его взгляд, она едва сдерживала непонятную дрожь (и очень надеялась, что это от отвращения, а не от чего-то, что пока не очень понятно ей).

— Предпочту обсудить этот вопрос несколько позже, — пробормотала она, придя в ужас от идеи рождения детей от этого человека. Вот уже нет. Она и в комнате рядом с ним чувствовала себя неспокойно, а уж где-то ещё и в более непотребном виде… — Но то, что у вас есть малышка… Вы уверены, что я буду ей хорошей матерью?

Она не думала о том, будет ли она хорошей женой ему, потому что это волновало её в последнюю очередь, но вот быть мамой – это было совсем другим. Двухлетняя девочка, оторванная от родной матери (Дел не знала всей истории, но не сомневалась, что рано или поздно она это узнает), было не тем, чего она ожидала от жизни. Зато теперь понятно, зачем Реджинальду не слишком симпатичная жена. Взять на себя заботы о девочке – без сомнения, его внебрачной, тут она не сомневалась, — а также для того, чтобы защититься от куда более хищной рыбы, чем Делайла Паркинсон. Ну что ж, статус женатого человека действительно лишал многих дамочек шанса наложить на него коготки. Умно. В целом это был разумный обмен, который даже не корёжил её особо.

— Конечно, мистер Лейстрендж, я не против оставить работу, — чуть иронично улыбнулась Делайла. Он ведь прекрасно знал, на какой должности она работала. И теплицы… Мордредов расчётливый ублюдок. Эта мысль была почти восторженной, хотя она всё равно злилась. Потому что он говорил так, будто всё было уже решено. – Да, я хотела получить мастерство в травологии, но, к сожалению, состояние моей семьи не позволило мне заниматься у достойного специалиста. Я на время отложила эти мечты, — несколько уклончиво ответила она, отведя взгляд от его лица.

Дел никак не могла дать оценку своему впечатлению от Реджинальда. Он казался ей чудовищным, но одновременно обаятельным. Ведь он мог и не говорить с ней, а просто взять по праву сильного, и никто не сказал бы ему ни слова. Значит, он был не настолько ужасен. И как бы Делайла ни любила Колина, она понимала, что у них не будет никакого будущего.

— Вы уже решили, когда мы… когда мы поженимся? – вздохнула Дел, сложив руки на коленях, как покорная козочка. – Вы планируете что-то масштабное? Или тихую церемонию?

Она совершенно точно не хотела ни пышной свадьбы, ни освещения в обществе, но понимала, что иначе не получится: Лейстренджи были не последними людьми в магическом обществе. Но она всё же надеялась, что вдовцу необязательно устраивать из своего нового брака какое-то особое событие.

[nick]Delilah Lestrange[/nick][status]Сжечь ведьму!..[/status][icon]https://images2.imgbox.com/47/13/BHxFhODG_o.png[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Делайла Лейстрендж, 38</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>harry potter</fan>Светская львица, жена опасного волшебника, травница, способная без следов очистить дорогу от скверны, встречающейся на пути. Воспитывает приёмную дочь.
И зачем мне, право, моя душа, если ей у тебя, мой муж, хорошо?</div>[/lz]

+2


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » агент зимы поджог листву: весь мир горит - и я живу