пост недели от Behemoth
Карнавалы в Венеции всегда были превосходны в глазах Бегемота. Он старался их не пропускать, ведь это была особая атмосфера. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » Do you believe Harry Potter?


Do you believe Harry Potter?

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

https://i.pinimg.com/originals/94/5d/3e/945d3e3ca6435e33d939a3be505cd054.jpg

Do you believe Harry Potter?

5-7 курсы - и далее; Магический мир

Как собрание старост может перерасти в балаган из-за одной случайно брошенной фразы?
Тёмный лорд вернулся - так ли это?
Или Гарри Поттер лжёт?

Драко Малфой & Гермиона Грейнджер

[icon]http://i.imgur.com/bstpnad.png[/icon][nick]Hermion Granger[/nick][status]я не должна лгать[/status][sign]-[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Гермиона Грейнджер</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>harry potter</fan>в жизни стало слишком много снега;</div>[/lz]

Отредактировано Matteo Florenzi (2022-08-08 14:23:32)

+1

2

— Нет, я не понимаю, почему нужно проводить собрание именно в субботу? — Рон как начал ворчать в гостиной факультета, так и не прекращал. Гермиона уже даже не слушала его, только закатила глаза, едва сдерживая раздражение. — Слизням-то всё равно, а у нас тренировка.

— Рон, собрание будет длиться минут сорок максимум, ты ещё успеешь не только не тренировку, но и поесть перед ней, — фыркнула она, поправляя рукава мантии. — Это важно. Мы с тобой первый год как получили значки, нас выбрали, чтобы мы блюли честь факультета…

— Да-да, я знаю, — Рон раздражённо выдохнул. — Но это не значит, что я хочу  быть в одной комнате с Малфоем и Паркинсон!

— Рон, — Гермиона мучительно застонала и вырвалась чуть вперёд. — Ты не можешь выгнать их с собрания, они такие же старосты, как и мы.

— Вовсе и не такие же, — Рон запыхтел и, кажется, засунул в рот что-то съедобное. — Терпеть лишний час эти подонков не хочется.

Она понимала, что чувствовали друзья, порой даже разделяла неприязнь к слизеринцам, но никогда не ставила эти чувства выше того, что они должны делать. Задача старост — обеспечить порядок в своих рядах, следить за тем, чтобы ученики посвящали учёбе львиную долю времени, не растрачивая себя на проказы и глупости. Гермиона была уверена, что и другие так думают, а значит, проблем возникнуть не должно. Мама всегда говорила, что она идеалистка, что из-за её непомерной честности у Герми обязательно будут проблемы. Но она плохо представляла себе мир, где она бы наплевательски относилась к своим обязанностям.

Рон был другим. Он вырос безответственным и поверхностным, казалось, его мало что волновало. Гермиона понимала, почему так получилось, но всё равно ей было грустно, что при всём её хорошем отношении, привить стремление к честности и ответственности было невозможно. Рон ненавидел Малфоя (и нельзя сказать, что Драко не давал повода!), Гарри ненавидел Малфоя — хотя, у него уж точно было больше причин для расстройства! — и только одна Герми смотрела на всё это немножко иначе.

Когда они с Роном наконец добрались до места, то все были в сборе. Рон шумно выдохнул, вваливаясь в класс, и сразу же занимая себе место, не подумав о том, чтобы сначала предложить его подруге. Грейнджер покачала головой, но воздержалась от комментариев. В этом был весь Уизли: он делал что-то не со зла, но совершенно не думал о других. Панси и Драко сидели рядом, и Гермиона сомневалась, что Малфой первым рванул устраиваться на самом удобном месте.

Она не хотела сравнивать. Она любила Рона — как друга — и никогда не думала, что рядом с кем-то другим было бы лучше.

Но всё-таки, всё-таки…

Эрни как-то недобро усмехнулся, стоило им встретиться взглядами. Макмиллан не любил Гарри и его компанию ещё со времён второго курса, но никогда так откровенно не демонстрировал своё отношение. Герми подозревала, что с ним у них будут проблемы.

— А что, Поттер до значка старосты не дорос? — негромко, но неожиданно едко спросил он, и внезапно образовалась подозрительная тишина. Ханна покосилась на друга, потом чуть виновато улыбнулась Гермионе, но вступаться не стала.

— У Гарри и без того достаточно дел, — спокойно, насколько могла, ответила Грейнджер, удерживая Рона за руку. — Мы здесь содрались обсуждать назначения?

Падма хмыкнула: вот уж кто явно сохранил к ним явную неприязнь. Гермиона знала о поведении Рона только по словам Лаванды, у которой язык за зубами не держался, но даже ей было стыдно. Почему-то стало неуютно, хотя никто из них пока что не были врагами.

Просто Гермиона слишком хорошо знала: если разговор о Гарри продолжится, то может и вылиться во что-то откровенно нехорошее.

— Давайте обсудим лучше систему наказаний, а не то Гарри, — резковато закрыла она тему, почти ожидая, что это поможет.

Почти.

[nick]Hermion Granger[/nick][status]я не должна лгать[/status][icon]http://i.imgur.com/bstpnad.png[/icon][sign]-[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Гермиона Грейнджер</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>harry potter</fan>в жизни стало слишком много снега;</div>[/lz]

+1

3

Драко практически не спит. Прошедшее лето сломало что-то внутри, поезд самолюбия и вседозволенности сошёл с рельсов, сквозь выбитые стёкла уже начали пробиваться сорняки. От фамилии Малфой остались лишь буквы на заливаемой осенними дождями табличке у ворот имения. Тёмный Лорд вернулся. И вопреки мнению идиотов, возбуждённо перешёптывающихся в стенах гостиной зелёного факультета, это нифига не круто. Они и понятия не имеют, насколько не круто, но скоро поимеют. Их всех скоро поимеют.

Тонкие губы слизеринца кривит усмешка. Но радости в ней нет ни грамма. Драко успел узнать, сколько стоит иллюзия величия чистокровных волшебников, и желания участвовать в бойне, ради которой вернулся внушающий ужас, безволосый, похожий на гибрид человека и змеи лорд, он не испытал. Поставленный на колени рядом с родителями, которых привык считать непоколебимыми, величественными и всесильными, Малфой душил в себе страх, а после злость, явившуюся продолжением первого. Но этого унижения было мало. Ему предстояло сделать выбор, - поставить предплечье, позволяя тёмному уродливому знаку появиться на бледной коже, клейму раба, душой и телом принадлежавшего своему хозяину и готовому служить, или же сделать всё возможное, чтобы этого избежать. Принять метку означало бы покорность. Отвергнуть – предательство, за которым, скорее всего, последует жестокое наказание. Вряд ли Люциус и Нарцисса Малфой останутся живы, если их сын отвернётся от Тёмного Лорда и предпочтёт сбежать.
Иллюзия выбора бесила больше всего. Сбитые костяшки пальцев Драко прятал за длинными рукавами мантии, не желая ни демонстрировать их, ни залечивать. Каждый раз, сгибая пальцы в кулак, он чувствовал болезненное покалывание, заставляющее помнить, не дающее отпустить злость, лишь на время впадающую в спячку, но не проходящую совсем.

Долго ворочаясь в кровати, перебирая варианты, а по большей части фантазируя, Малфой если и забывался сном, то на несколько часов, в течение которых ему снился змеиный профиль Тёмного Лорда, отец, теперь выглядевший, как побитая шавка и безжизненное тело матери, в чьих открытых, остеклевших глазах всё ещё читалось осуждение.
Когда-то давно, когда Драко ещё был близок с отцом, а природные инстинкты не взяли верх, он спросил у Люциуса про Тёмного Лорда, про Гарри Поттера и метку, которую старший Малфой носил на предплечье, скрывая её ото всех даже знойным летом. Ждал рассказа о величии и крахе, о сожалениях и ожидании. А получил совсем другое. И теперь лихорадочно, ночь за ночью пытался придумать, как же ему спасти и себя, и родителей, не выбирая стороны.

Ответа не было.

Оставалась надежда, что он найдётся у профессора Снейпа, но поймать декана, чтобы переговорить, Драко пока не удалось, и он продолжал копить в себе злость, вымещая её только через занятия спортом, которые в Хогвартсе стали менее возможны, чем дома. А с появлением этой подхалимки в розовом, заткнувшей даже Дамблдора во время ужина в Большом зале, казалось, грядёт ещё что-то, и это что-то вряд ли будет хорошим.
Панси ныла. Она часто это делала. Но в этом году как-то иначе, как будто жаждала, чтобы Драко обратил на неё внимание. Возможно, так и было. За лето она успела отрастить себе не малый бюст, ради демонстрации которого вчера вечером расстегнула блузку едва ли не до пупка. И если это произвело впечатление на Крэбба, а Блейз явно не просто скрипел пружинами полночи, то Малфой остался равнодушен. Как оставался равнодушен и к нытью по поводу раннего подъёма в субботу, необходимости переться чёрте куда и обсуждать что-либо с гриффиндорцами или хаффлпаффцами. Драко молчал, сжимая зубы, единственным желанием, которое посетило его и без того уставший мозг, было желание придушить Паркинсон, тем самым заткнув её раз и навсегда.

Опустившись рядом с Панси, Малфой уставился в только ему видимую точку на противоположной стене, надеясь, что вся эта вакханалия побыстрее закончится, и он сможет вернуться в спальню и попробовать вздремнуть хотя бы ещё часок. Но, видимо, вселенная или что там стоит за всеми этими виражами действительности, решила окончательно добить его, и разговор собравшихся старост тут же свернул не туда.
- МакМиллан, - перебив уже вновь открывшего рот хаффлпаффца, привычно растягивая напоказ слова, подал голос Драко, стремительно приближавшийся к точке кипения ещё и за счёт Панси, зашептавшей ему что-то, по её мнению, забавное про Поттера и Тёмного Лорда. Было бы куда проще считать Поттера пиздаболом. Тогда бы Малфой и не знал никаких проблем, с удовольствием поучаствовав в общей травле и поддержав подругу. Но сейчас, когда ему так отчаянно хотелось свалить отсюда или, хотя бы, дать выход злости, козлом отпущения сам себя назначил Эрни.
- Неровно дышишь к Поттеру? Уже соскучился? – равнодушно глядя, как наливается краской лицо хаффлпаффца, Драко откинулся на спинку стула, игнорируя удивлённый взгляд Паркинсон.
- Так мы тебя не держим.
- Иди ты в жопу, Малфой. С каких пор ты записался в защитники Поттера?
- С тех самых, как твоя болтовня о нём стала задерживать меня здесь. Я, знаешь ли, мечтаю свалить отсюда поскорее, и настоятельно рекомендую тебе замолкнуть.
- Иначе что? – Эрни начал было подниматься со стула, но Ханна повисла у него на руке.
- Силенцио, - терпение лопнуло, как перекаченный воздушный шарик. Злость с шипением вырвалась из-под контроля, захлёстывая Малфоя ледяной волной. Он не помнил, как палочка оказалась в руке, но испытал злорадное удовольствие, глядя на пытающегося орать МакМиллана и осуждение в глазах Эббот.
- Продолжай, - насладившись картиной, Драко перевёл взгляд на Гермиону. К ней он старался вообще не обращаться напрямую, но злость и подскочивший в крови адреналин даже заставили вспомнить её фамилию, - Грейнджер.

[nick]Draco Malfoy[/nick][status]слизеринский змей[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/e55c9ed09d460734d0c69be3a3d9b1f3/d96bae834c593e7a-34/s540x810/9fb73690abc7d671ad06316d4cbd5d8e7f658ae8.jpg[/icon][sign]Последний враг истребится — смерть.
Правда, Грейнджер?
[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Драко Малфой</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>Harry Potter</fan>Её глаза на звёзды непохожи, в них бьётся мотыльком живой огонь.</div>[/lz]

+1

4

Стоило Малфою открыть рот, при этом насмешливо сверкнув глазами, как у Гермионы что-то опустилось внутри: теперь Рон наверняка не оставит этот разговор! Горячий, как все Уизли, рыжий накалялся мгновенно, вспыхивал негодованием, какой-то даже животной яростью. Его невозможно было тормознуть, и они с Гарри старались не допускать стычек рыжего с кем-либо — особенно со слизеринцами.
Несмотря на то, что всё это начал Эрни, у Рона всегда виноватым был Малфой. Странно, что сама Гермиона не испытывала к нему ненависти. Он не был хорошим человеком, но и не был плохим, просто испорченным. Уизли ведь тоже были испорчены в какой-то мере, просто по-другому, и их никто не винил за это. Гарри ненавидел Малфоя, Рон его ненавидел, а Гермиона… изучала. Она не считала его красивым — мальчишка как мальчишка, чуть краше её одноклассников, — но знала, что он всегда был чрезмерно умён и хитёр.
Но сейчас Малфой не то чтобы выступил в защиту  Гарри, нет, но он заткнул МакМиллана, который совсем потерял страх. И если Гермиону хаффлпафавец мог ослушаться, но перед старостой Слизерина он пасовал. И это было забавно, если бы не заставляло всех вокруг полыхать. Эрни начал было подниматься, Ханна обиженным  щенком сопела, вися на его руке, Рон скалился, как бешеная собака, а Грейнджер испытывала острое желание наслать Силенцио на всех в этой комнате.
Кроме Малфоя. Тот хотя бы сейчас не нёс чушь, опираясь на своего венценосного папочку. Это не делало его хорошим и правильным, но, по крайней мере, сейчас он вызывал большую симпатию, чем «дружелюбные» барсуки. Она тяжело вздохнула, гадая: дойдёт ли до драки или им удастся избежать этого? Странно, что в этом году не было старосты школы, но спрашивать об этом директора было бы глупо.
— А чего ты такой борзый, Малфой? Ты в курсе, что применять магию к сокурсникам, — это шанс лишиться значка? — Рон усмехнулся, в голубых глазах мелькнула какая-то нехорошая эмоция, но почти сразу погасла.
Гермиона даже моргнула от удивления: какая-то странная угроза прозвучала от Рона. Хотя, тот так гордился своим значком, что немудрено, что его потеря могла бы стать для него высшей мерой наказания. Но думать, что это волновало Малфоя?
Она ещё раз вздохнула, придержала рыжего за рукав мантии. Встретилась с ним взглядами и мотнула головой, мол, не стоит. Рон набычился.
— Хотя, продолжай. Видеть твою рожу ещё и на собраниях — это полная хрень, Малфи, — хмыкнул он.
— Рональд! — Гермиона дёрнула Уизли за рукав сильнее. -  Мы здесь собрались не для того, чтобы устраивать разборки?
— А для чего мы здесь, Грейнджер? — Падма протянула её имя как-то особенно противно. — Все давно поставлено на поток, и старосты собираются тут только для того, чтобы языком потрепать. Или чем-то другим, — она выразительно указала на Рона, — как любите делать это вы, гриффы.
— А ты, смотрю, под Малфоя стелишься, Патил? — на губах Уизли расцвела гадкая усмешка.
— Рон, Падма, да что с вами такое? — бессильно выдохнула Гермиона, против воли обращая ищущий взгляд на Малфоя. — Давайте закончим с делами, а потом можем хоть…
— Гермиона, да хватит, — Голдштейн оборвал её стенания. — Давно пора было прояснить этот вопрос, чтобы потом нормально работать.
Остро захотелось наложить на всех заклятие молчания и инкарцеро, а потом уже продолжить разговор. Снова. Как-то у неё сужался круг потребностей. И к чему разговоры о Гарри? Или к тому, что с ним произошло?
— Да какой вопрос? Что вы хотите обсудить? Прошлый год? Или… то, что случилось в конце? Седрика хотите обсудить? — взорвалась Гермиона, грохая ладонью о стол. — Оставьте Гарри в покое, ради мерлина! Он и без того пережил достаточно, чтобы за его спиной его поливали помоями.
— Угомонись, — Энтони покачал головой. — И снимите с МакМиллана заклятье, иначе мы отсюда никогда не уйдём.
— А я хочу слышать Малфоя, — слегка развязно протянул Рон, и Гермиона едва  не взвыла.
Что именно хотел услышать Рон, Герми не знала, но, казалось, она вот-вот задымится. Чужая глупость уже набила оскомину.
— Малфой... Драко, — она неожиданно обратилась к слизеринцу, посчитав его наиболее разумным из всей компании. — Есть ли у тебя предложения по поводу усиления контроля слежения за конфликтами между факультетами на этот год?..

[nick]Hermion Granger[/nick][status]я не должна лгать[/status][icon]http://i.imgur.com/bstpnad.png[/icon][sign]-[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Гермиона Грейнджер</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>harry potter</fan>в жизни стало слишком много снега;</div>[/lz]

+1

5

Мерлинова борода, — всё так же манерно растягивая слова, как делал в детстве, чтобы подражать отцу, а позднее — чтобы позлить окружающих, — Драко перевёл взгляд на сидящего рядом с Гермионой рыжего. У него не было сомнений, что тот не удержит в себе негодования, но подкатившее от этого к горлу комком раздражение меньше не стало.
Уизли, — как всегда презрительно, — в отличии от тебя, мне значок дали не из жалости, и если я с ним расстанусь, то не потому, что за меня колдует или работает Грейнджер, — Малфой никогда не любил младшего из рыжего семейства, и пусть сам был невыносим, особенно на младших курсах, но Рон его переплюнул, откровенно насмехаясь над собравшимися старостами. Видимо, считал, что за лето у него отросли стальные яйца, которыми можно запросто потрясти, и любой сдастся. Только вот о тех, что пришлось отрастить Драко, Уизли явно был не в курсе. Малфою больше не нужны были ни Кребб, ни Гойл, чтобы надрать кому-нибудь зад, особенно если этот кто-то способен только лизать зад своему всемирно известному дружку, не представляя собой ровным счётом ничего.

Он с удовольствием бы посидел молча, наслаждаясь тем, как и без него справляются эти лицемеры, поливающие друг друга помоями, тогда как давно было пора начать думать о сплочении перед лицом того, что грядёт. Впрочем, Драко сюда позвали явно не ради получения удовольствия.
Колено Панси прижалось к его ноге, но её намёк, каким бы он ни был, остался без ответа, как без ответа осталось и высказывание Уизли о желании слушать слизеринца, и как мог бы остаться вопрос Гермионы, если бы она вдруг не назвала его по имени. Малфой моргнул. Он вдруг оказался во вселенной, где грязнокровка общается с ним за панибрата, и, судя по пыхтению Паркинсон, ему стоило ответить на это, как подобает чистокровному слизеринцу. Драко уже даже придумал достойную случая фразу, но потом вдруг ему в голову пришла мысль, которую раньше он и не думал рассмотреть.

Среди учеников зелёного факультета присутствовали полукровки, которых можно было бы расспросить об устройстве мира магглов, но сделать это, не вызывая подозрений, точно не удалось бы, к тому же, учитывая тот факт, что родители многих слизеринцев носили метку, это было ещё и небезопасно. Но что касается представителей других факультетов, то тут дела обстояли иначе, тем более, если это представитель факультета Гриффиндор. План сложился сам собой, явившись ему в качестве ответа на вопрос Гермионы, хотя до этого Малфой и вовсе не желал участвовать в подобных обсуждениях:
Ну допустим, есть, — сохранив саркастичную усмешку, с который собирался напомнить Грейнджер, кто есть кто, но вовремя передумал, ответил Драко. — Я предлагаю усилить контроль. Создать патрули, состоявшие их двух старост, представителей разных факультетов, что позволит сохранить большую беспристрастность при вынесении каких-либо решений, — его голос звучал в достаточной мере скучающе, хотя мозг лихорадочно работал, а лёгкое волнение сковывало. — Но для эффективного сотрудничества многим придётся заткнуться и прекратить сраться на пустом месте. В качестве жеста доброй воли я готов патрулировать коридоры в паре с Грейнджер, как разделиться остальным — решайте сами. Но если кто-то из студентов убьёт или покалечит другого — спрашивать будут, в первую очередь, с дежуривших старост.

Идя на это чёртово собрание, Малфой вовсе не собирался блистать здесь аки Дамблдор в Большом зале на приветствии первокурсников, и теперь, выступив с речью, придуманной буквально на ходу, больше не хотел ничего, кроме как уйти отсюда.
Ещё есть вопросы?

[nick]Draco Malfoy[/nick][status]слизеринский змей[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/e55c9ed09d460734d0c69be3a3d9b1f3/d96bae834c593e7a-34/s540x810/9fb73690abc7d671ad06316d4cbd5d8e7f658ae8.jpg[/icon][sign]Последний враг истребится — смерть.
Правда, Грейнджер?
[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Драко Малфой</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>Harry Potter</fan>Её глаза на звёзды непохожи, в них бьётся мотыльком живой огонь.</div>[/lz]

+1

6

Рон набычился ещё больше — и Гермиона поняла, что с ним нужно будет поговорить. Так продолжаться не может: они лишатся всех факультетских баллов, если Уизли не присмирит свой гнев. Вроде бы не мальчишка уже, а всё ведётся на провокации, будто в первый раз столкнулся с Малфоем. Между тем, Паркинсон смотрела на неё борзым волком, грозя сожрать и не оставить ни косточек, ни шляпки. Пожалуй, если выбирать, то точно Уизли — он хотя бы не так похож на изнеженного мопса с комплексом бога.
На самом деле, пока профессоры покрывали студентов, ничего измениться не могло. А никто не выступал против войны факультетов, особенно на фоне того, что происходило за стенами замка в магическом мире. Это считалось нормой, и Гермиона порой отчаянно недоумевала: какого чёрта происходит? Почему подобное отношения поощрялось почти всем преподавательским составом? Ученики едва не ли не калечили друг друга, а получали за это максимум минус баллы и неделя-другая взысканий.
Поскорее бы закончить этот цирк! Отчаянно захотелось в гостиную, подальше от злобных взглядов старост Хаффлпаффа и Рейвенкло, которые словно наблюдатели молча изучали взглядами Малфоя и Грейнджер. Чего они ожидали? Что он закричит «Умри, грязнокровка!», а потом вскинет палочку и пустит зелёный луч ей в лоб? Было бы забавно, если бы не было так грустно. Она вздохнула. Ладно, если предложение будет дельным, то она как-нибудь утрясёт всё то, что успело случиться сегодня. Главное, чтобы до Гарри эти слухи не дошли, он явно расстроится.
— Патрулировать с Гермионой? Да ты рехнулся, Малфой! — завопил Рон, алея ещё больше, стискивая руку Гермионы, которая так неосторожно лежала на подлокотнике кресла. Грейнджер ойкнула и вырвала пострадавшую конечность из жёсткого плена. — А почему не Эббот? Или не Патил? Рылом не вышли?
— Рональд Уизли, прекрати немедленно! — рявкнула Гермиона, сама поразившись тому, как прозвучал её голос. — Прекрати вести себя как мальчишка. Малфой верно говорит: содействие старост факультета пойдёт ему на пользу.
— Какую, к пикси, пользу, Гермиона? — скривил губы рыжий.
— Я в кои-то веки согласна с Малфоем, — удивительно спокойно произнесла Падма. — В качестве второй доброй воли я согласна патрулировать с Эрни, а Энтони — с Ханной.
Гермиона едва не хохотнула: так ненавязчиво они оставили Рональду Панси. Ей даже стало жаль рыжего, который пока не понял, в какую западню привёл его собственный неуживчивый характер. Патрулировать с Паркинсон — это то ещё дело, а если учитывать, что она явно не будет молча слушать шуточки Уизли… Вернётся ли Рон в целостности и сохранности в башню?
— Я думаю, что это правда хорошая идея, Драко, — в этот раз она специально назвала Малфоя по имени, заметив, как того перекашивает от этого обращения. Слишком лично для тебя, да?  — В конце концов, это займёт не так много нашего личного времени, а покажет остальным, что мы, старости разных факультетов, находимся в мире… и согласии, — она вздохнула, встретив наливающийся яростью взгляд друга. — Кроме того, это поможет открыть новые горизонты. Например, межфакультетские проекты по разным предметам. Это поможет социализироваться и научиться общаться даже с теми людьми, которые тебе не слишком приятны…
Или приведёт к массовым убийствам, что более вероятно. Гермиона несколько беспомощно посмотрела на Малфоя, потом пожала плечами.
— Мы можем начать прямо сегодня, чтобы посмотреть, как работает этот проект. Если мы не сможем сработаться, то придется придумывать что-то другое.
Правда, она даже примерно не представляла, что можно придумать ещё, когда набор старост так предсказуем и так нелеп. Интересно, кто разрабатывал их? Кто решил, что Рона и Драко стоит ставить в одно положение, учитывая, что пост старосты Уизли точно ничему не научит, только внесёт неуместную гордость рыжему в голову.

[nick]Hermion Granger[/nick][status]я не должна лгать[/status][icon]http://i.imgur.com/bstpnad.png[/icon][sign]-[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Гермиона Грейнджер</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>harry potter</fan>в жизни стало слишком много снега;</div>[/lz]

+1

7

Интересно, что сказал бы его отец, если бы узнал, что Драко заслужил похвалу грязнокровки? Это и звучит-то смешно. Странно, что никто не смеётся, а наоборот, нахохлились и, того гляди, передерутся. А ещё старосты называется. Панси пыхтит, как Хогвартс-экспресс, разве что пар из ушей не валит и не колышет неровно остриженное каре. Но её-то как раз можно понять, дежурить с Уизли – то ещё удовольствие. Это как добровольно сунуть руку в какую-нибудь первую попавшуюся нору в Запретном лесу и ждать, откусят её тебе или оторвут. Но меняться с ней Малфой точно не планирует. Грейнджер, конечно, тоже не золотой слиток, но ему от неё кое-что нужно. И надо ещё постараться сделать так, чтобы, отдав ему это кое-что, гриффиндорка не заподозрила истинных причин проявляемого интереса.

- Если мы не сможем сработаться, Грейнджер, - продолжил лениво мусолить слова Драко, - то нечего требовать от остальных, чтобы они были лояльны к представителям других факультетов. Так что передай своему рыжему дружку, что если с головы Панси упадёт хотя бы волос, то пострадает не только лично он, но и его, так жарко оберегаемый, значок старосты в том числе.

Обращаться напрямую к Уизли ему отчаянно надоело. Это как с ребёнком разговаривать. Таким, совсем мелким, который вообще не воспринимает фразы, длиннее трёх слов, а только орёт и кидается в тебя собственным дерьмом по поводу и без. Вся эта семейка оборвышей, позорила само название «маг». И далеко не состоянием их счёта в банке, а явным отсутствием того, чего было с избытком у Грейнджер – мозга. Потому, видимо, Уизли то и дело и бросал на подругу недвусмысленные взгляды, которых та, по всей вероятности не замечала вовсе. Впрочем, Малфой всегда считал, что рыжий в этой, известной на всю школу, троице, как пятая нога у гиппогрифа. И рано или поздно, он останется не у дел, в обнимку со своей туповатой сестрёнкой плакать в уголке над разбитыми сердцами. Грейнджер то не дура, чтобы, выбирая между Поттером и Уизли, выбрать последнего.

-Сегодня, так сегодня, - что ему оставалось, собственно говоря, когда он сам это предложил. Колено Панси коснулось его ноги под столом, она придвинулась ближе и поправила манжету рукава рубашки Малфоя, сказав, куда громче и капризнее, чем требовалось:
- Ты же обещал сегодня потренировать меня летать на метле. Давайте начнём с понедельника. Какой смысл заниматься этим в выходные?
- Чем быстрее начнём, тем быстрее увидим результаты, - Драко проследил взглядом за движением девичьих пальцев и отодвинул сначала руку, а потом и ногу. Чужих прикосновений он не любил, как и играть по чужим правилам. Этих чужих правил и чужих игр и так в его жизни последнее время оказалось с избытком.
- Тренировка подождёт до обеда, - как бы Паркинсон не старалась, в команду по квиддичу ей не попасть. Летай она хоть так, как будто родилась на метле, - в команду Слизерина девчонок не брали никогда, и для неё исключения никто не сделает.
- Предлагаю на этом закончить, - все эти межфакультетские проекты и прочая социализация, о которой, известная основательница Г.А.В.Н.Э. с таким энтузиазмом рассуждала, интереса у присутствующих не вызвали. Единственное, что всех интересовало, это чтобы прекратились войны факультетов в тёмных коридорах, и воцарился мир и спокойствие.
Малфой усмехнулся собственным мыслям. Да, как бы ни так.
- Пошли, Грейнджер, - поднявшись, протянул он, - а то это никогда не закончится. А у меня есть дела поинтереснее, чем слушать очередной словесный понос твоего дружка.

Если так размышлять, то, будь он на месте Уизли, то ни за что бы не отпустил Грейнджер с собой никуда. Серьёзно. Чистокровный волшебник, из семейки Пожирателей, никогда не скрывал, что ненавидит грязнокровок и прочий сброд, не раз задействованный в той или иной тёмненькой истории, - да хоть сам Дамблдор бы попросил, не отпустил бы. Малфой усмехнулся так гадко, как только умел, и встретился взглядом с рыжим, когда, придержав дверь, пропустил вперёд в коридор Грейнджер.

Что ты сможешь мне сделать, Уизли? Что такого, чем бы мне ещё не угрожали или чего бы ещё не делали?

[nick]Draco Malfoy[/nick][status]слизеринский змей[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/e55c9ed09d460734d0c69be3a3d9b1f3/d96bae834c593e7a-34/s540x810/9fb73690abc7d671ad06316d4cbd5d8e7f658ae8.jpg[/icon][sign]Последний враг истребится — смерть.
Правда, Грейнджер?
[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Драко Малфой</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>Harry Potter</fan>Её глаза на звёзды непохожи, в них бьётся мотыльком живой огонь.</div>[/lz]

0

8

Соглашаться с Малфоем – это так себе удовольствие. Потому что, если скажем такому человеку одно «да», он неожиданно размножит его до миллиона. И ты будешь чувствовать себя донельзя глупой и неосторожной, но ничего изменить будет нельзя. Хотя Рон и Гарри считали Малфоя недалёким папенькиным сынком, Гермиона видела в нём потенциал, и каждый раз это пугало её. Потому как управлять недалёким рыжим или смурным героем она знала, а как влиять на кого-то столь хитрого и дикого, она представляла себе плохо. И когда он, лениво поглядывая по сторонам, явно слишком занятый своими мыслями, предложил план, который может сработать, она согласилась и одобрила. Может быть, здесь и было неравенство, но её учили, прежде всего, смотреть на поступки человека в один момент времени.

- Я уверена, что мы сработаемся, Малфой, - едко ответила она, хотя не чувствовала в себе такой уверенности в самой себе. – Мы же разумные люди, зачем нам конфронтации? Я хочу, чтобы наш союз поспособствовал улучшению отношений между факультетами. А твою очаровательную Панси не тронет ни Рон, ни кто бы то ни был, я это тебе гарантирую.

При этом она так посмотрела на Рона, что тот даже сдулся, хотя собирался снова заорать в голос. Ему тоже не хотелось заниматься всем этим, тем более в паре с Паркинсон, которая выглядит как сбежавший из зоопарка медведь-гризли. Сожрёт – и всё. Но под давлением ему всё равно пришлось бы подчиниться, потому что сидеть здесь, тратя драгоценное время, было не в его интересах. Но он потом обязательно припомнит ей это, надавит на чувство вины и принадлежности к факультету, чтобы Гермиона осознала себя предательицей. Он любил так делать, сам того пока не сознавая. Рыжий манипулятор, от которого точно будут проблемы.

«Потренировать меня на метле», - прозвучало более чем двузначно, ещё с этими капризными протяжными нотками в голосе. Мерлин, как можно быть такой неприятной? И так нарочито демонстрировать, что Драко Малфой мог что-то с кем-то планировать, а не просто ставить перед фактом. Можно подумать, кто-то сомневался, что Паркинсон метила на место леди Малфой! Гермиона насмешливо улыбнулась, но тут же постаралась скрыть это откровенное проявление явно неприятельских чувств.

- Закончить – это хорошо, - буркнул Рон, но в полголоса, явно не собираясь больше нарываться. – Быстрее начнём – быстрее закончим этот кошмар.
- Ты драматизируешь, Рон, - покачала головой Гермиона. – Заканчивай с этим. Это не самое плохое, что могло случиться с тобой в жизни.
- Ну спасибо, утешила, - Уизли поднялся, складывая руки на груди.

Гермиона не стала говорить, что хуже того, что уже есть, трудно было представить. Рон был её другом, хоть и весьма недалёким, и не хотелось его обижать.

Он махнула рукой рыжему и торопливо последовала за Малфоем, по тому что находиться в обществе старост других факультетов было невыносимо. Гермиона не увидела, какими взглядами обменялись парни, но, может быть, оно и к лучшему. Вместо этого она вышла в коридор и задумчиво прикусила губу.

- С чего начнём? Я думаю, что нужно взять на себя зоны, которые особенно способствуют конфликтам наших факультетов. Рона туда пускать – всё равно что свинью в калашный ряд. Он только распугает половину учеников, а другую – прибьёт.

Ей было неловко рядом с Малфоем, но Гермиона старалась не показывать свою неуверенность, иначе монстр Малфой её точно сожрёт и не подавится.

[nick]Hermion Granger[/nick][status]я не должна лгать[/status][icon]http://i.imgur.com/bstpnad.png[/icon][sign]-[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Гермиона Грейнджер</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>harry potter</fan>в жизни стало слишком много снега;</div>[/lz]

+1

9

[nick]Draco Malfoy[/nick][status]слизеринский змей[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/e55c9ed09d460734d0c69be3a3d9b1f3/d96bae834c593e7a-34/s540x810/9fb73690abc7d671ad06316d4cbd5d8e7f658ae8.jpg[/icon][sign]Последний враг истребится — смерть.
Правда, Грейнджер?
[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Драко Малфой</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>Harry Potter</fan>Её глаза на звёзды непохожи, в них бьётся мотыльком живой огонь.</div>[/lz]

В какой-то момент Малфою захотелось крепко так прижать Грейнджер к стене и посмотреть, что она сможет сделать против грубой силы. Не удовольствия ради, а для голой демонстрации того факта, что гарантировать чью-либо безопасность она не может. Год, два назад – вполне. Но сейчас уже этого не сможет никто, даже великий и ужасный директор Хогвартса. И пусть этим летом Фадж с прихвостнями и «Пророк» сделали всё возможное, чтобы выставить Поттера поехавшим, а Дамблдора – выжившим из ума старикашкой, рано или поздно Тёмный лорд наберёт достаточно сил, чтобы заявить о себе. А рассуждать о безопасности поздно уже сейчас, неужели ты не в курсе, Грейнджер?

Драко бросил на гриффиндорку задумчиво-вопросительный взгляд. Нет, и правду говорят, на львиный факультет принимают только личностей, которые не в ладах с осторожностью и очень много о себе мнят. Вот, например, Грейнджер и правда считала, что вполне себе справится со слизеринцами в тёмном коридоре. Он считал иначе. По крайней мере, многое зависело от его присутствия рядом.

- Что такое «каляшный ряд»? – растягивая гласные и с трудом выговаривая незнакомое слово, поинтересовался Малфой. Сбитые костяшки снова заныли, зазудели, пришлось ниже натянуть рукава мантии и сунуть руки в карманы. Больше всего на свете Драко хотелось сейчас оказать в своей кровати, но и там его вряд ли оставили бы в покое. Впрочем, даже если бы ему повезло, это была бы весьма кратковременная иллюзия. А чтобы заработать действительно настоящую передышку, ему нужна была информация. Детали о тех, кого в его семье ставили едва ли выше домовых эльфов.

Студенты глазели на них, как будто видели впервые. Кое-кто находил в себе смелость начать перешёптываться ещё до того, как старосты успели пройти мимо, но большинство дожидались зрительного контакта с их спинами. Малфой позволил себе мимолётную усмешку самым уголком губ. Не то, чтобы он когда-либо рассматривал Грейнджер в качестве объекта вожделения, но приобними её сейчас или ущипни за зад, точно бы заставил всех этих сплетников стереть языки в кровь в ближайшие часы. Стоило об этом подумать, как захотелось посмотреть, за что, собственно, её можно бы ущипнуть. Форменная мантия гриффиндорки отлично справилась с его оценивающим взглядом. Пожалуй, это одеяние не зря придумали, оно напрочь гасило любые гормональные порывы, пусть даже и просто любопытства.

Пришлось смириться с тем, что ему придётся и дальше ходить неудовлетворённым. Малфой кивнул в ответ на её слова о зонах, и двинулся вниз по лестнице. По его мнению, самой способствующей конфликтам зоной были слизеринские подземелья. И чем дальше от ведущего к ним спуска, тем более способствующей.
- Одно правило, Грейнджер, - оказавшись в холле, Драко притормозил, привычно оглядывая пространство в попытке зафиксировать любую возможную опасность. – Всего одно, - убедившись, что кроме тройки младшекурсников, слоняющихся без дела, в холле больше никого нет, он опустил глаза, едва ли не впервые встречаясь взглядом с гриффиндоркой. – В подземелья ты одна не ходишь, - зрительный контакт продлился чуть дольше, чем следовало. Просто потому, что Малфою так захотелось. А ещё потому, что Грейнджер вдруг оказалась ниже его ростом почти на голову, хотя он помнил время, когда было наоборот. И потому, что в её карих глазах он разглядел золотистые искорки.

Стоило признать, что после прошлогоднего Святочного бала, на который гриффиндорка явилась с Крамом, чем произвела неизгладимое впечатление, как на девчонок, так и на многих мальчишек, впервые разглядевших в ней девушку, Грейнджер и сама стала вести себя немного иначе. Как будто и она тоже эту девушку увидела. Её волосы стали лежать как-то иначе, больше не напоминая гнездо для белок, а зубы стали ровнее и белее. Не то, чтобы Малфой готов был назвать её привлекательной, но уж точно объективно признавал, что страшной гриффиндорку точно не назвать. Пусть она и грязнокровка.
Оставалось надеяться, что она его услышала. По крайней мере, уточнять он не стал. А испытанное смятение по поводу впечатление, произведённого её внешностью, заставило Малфоя ещё больше замкнуться. Проще всего было списать это на усталость последних недель. Да ничем другим это быть и не могло.

Не могла же, в самом деле, ему приглянуться Грейнджер.

Отредактировано Gale Hawthorne (2022-09-25 20:08:05)

+1

10

Подумать только: Гермиона шла рядом с Малфоем и чувствовала дискомфорт только от того, что на них пялились. Хотя должна была бы привыкнуть, ведь она дружила с Гарри Поттером и за столько лет чужие взгляды могли бы стать для неё чем-то обыкновенным. Но к чужому вниманию привыкнуть было невозможно, оно сводило с ума и раздражало, и Гермиона начинала злиться, хотя изо всех сил сдерживала эмоции. Ей не хотелось, чтобы кто-то видел: близкое соседство со слизерницем, с Малфоем, волновало её. Иногда она задумывалась о том, каким было бы их общение, если бы чистокровные не презирали таких, как она. Многому ведь могли бы научить, взамен сделав их своими вассалами. О, за знания Гермиона многое бы отдала! И не только, если уж быть до конца честной. Рон ведь был по уровню знаний и развития даже ниже, чем она, а ещё он ни к чему не стремился и ничего не хотел.

- Калашный ряд? Это торговый ряд, где продаётся русский хлеб, - калач. «Калачный ряд», но в бытовом употреблении «калашный». У меня тётка была замужем за русским, - нехотя ответила она, смущённая вопросом. Отвечать Малфою честно и правильно было смущающе. – Так говорят, когда человек лезет не в своё дело. По простому: свиное рыло обозначает человека, который преследует дурные цели.

Говорить о многозначности выражения сейчас не было смысла. Вряд ли Малфою на самом деле было интересно. Встретившись взглядом с прозрачными серыми глазами, она замерла, будто мышь перед удавом (как символично!) и выдохнула. Пора было признать, что её чувства к Малфою были неоднозначны: от раздражения до восхищения. Ей было стыдно признавать свою симпатию, но так уж вышло. Грейнджер всегда выбирала людей, которые вызывали в ней эмоции, по тому, чего они добились или по тому, какими они себя демонстрировали (ставили в обществе, если угодно). Она всё так же хорошо относилась к Гарри и Рону, но прекрасно сознавала, что. По сути, они довольно ленивы, безответственны и глупы. И если Поттера оправдывало его детство (до определённого момента), то Рону найти оправдание она затруднялась.

Она вскинула голову, не отводя взгляда.  Малфой был серьёзен как никогда, и в груди что-то больно ударилось Неужели?.. Герм понимала, что он не хотел проблем (а они могли быть, если её замордуют), но всё равно как-то наивно надеялась на что-то другое. Что-то, чему название она давать пока затруднялась, что-то, чего жутко стыдилась. Потому что дурой-то она не была, а вот силу и знания любила, а Драко Малфой был воплощением и того, и другого. Может, он не станет таким, как отец (оно и к лучшему), но уже сейчас, когда он пользовался своей властью, Герми ощущала, как что-то внутри трепетало.

- У тебя только одно правило для меня, Драко? – иронично улыбнулась она, пряча за дерзким тоном дурацкое смущение. – Я и не собиралась соваться в ваше логово одна. Напомню: я одна из самых разумных и лучших студенток курса. А ещё я живу среди магглов и прекрасно знаю, когда нужно затаиться… - Как ты объяснишь своим… друзьям своё нежелание переломать меня? Ведь наверняка будут поступать идеи о том, как наказать грязнокровку Грейнджер,  а?

Она сама не понимала,  зачем провоцировала его. Понимала ведь, что если Малфой захочет её раздавить, он и без неё найдёт для этого способ. Просто... наверное, она была не совсем здорова, если выступала против слизеринца, который самостоятельно решился на взаимодействия с ней.

[nick]Hermion Granger[/nick][status]я не должна лгать[/status][icon]http://i.imgur.com/bstpnad.png[/icon][sign]-[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Гермиона Грейнджер</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>harry potter</fan>в жизни стало слишком много снега;</div>[/lz]

+1

11

Что ж, тот, кто учился с Грейнджер, давно уже не удивлялся её всезнайству. И пусть для Малфоя русские были практически равнозначны мозгошмыгам или нарглам, он только многозначительно хмыкнул в ответ на довольно подробный рассказ. Ему отчего-то представились ряды деревянных палаток, припорошенные снегом, чем-то похожие на те, что собирали на Рождественскую ярмарку в деревне, расположенной в долине рядом с поместьем его семьи. Но уточнять далека ли его ассоциация от истины, он не стал. Информация о русских и о том, в каком родстве с ними состояла Грейнджер, не помогла бы ему ни в побеге, ни в попытке затеряться. Нет смысла соваться в страны, язык которых остаётся для тебя непонятной абракадаброй. Драко поймал себя на мысли, что не удивился бы, окажись, что гриффиндорка и в нём преуспела настолько, что могла бы дать ему парочку уроков.

Она называла его по имени. Ему казалось, специально, чтобы подразнить. Потому Малфой продолжал произносить «Грейнджер», обращаясь к ней. А ещё потому, что так ему нравилось больше, - сочетание букв д и ж были такими же раздражающими, как сама гриффиндорка. Только вот он почему-то упустил тот момент, когда вызываемое её присутствием раздражение сменило окраску и стало даже приятным.
- По крайней мере, пока одно, - всё так же глядя ей в глаза, медленно усмехнулся он. – Грейнджер, - качнув головой, когда Гермиона завела песню о собственных успехах в учёбе и принадлежности к магглам. Ему, чистокровному слизеринцу, чей отец уже прокололся однажды, выдав её близкому другу свою приверженность Тёмному лорду.
- Просто произнеся эти слова ты сама же их и опровергла, - сунув руки в карманы мантии, Малфой зашагал вниз по ступенькам, оглядываясь по сторонам. Она просто не представляла, что может ждать её в этих коридорах. Даже столкнувшись со всем тем, с чем там Поттер успел её столкнуть, вряд ли гриффиндорка понимала, что такое реальная агрессия, настоящее желание унизить, раздавить, причинить боль. Конечно, большинство слизеринцев были нормальными ребятами, но это не значило, что среди представителей зелёного факультета не встречалось и тех, кто получал удовольствие от страданий других. Он сам был таким. Но разница между ним и теми другими всё же была. Ему нравилось уничтожать врагов. А им – только тех, кто не мог дать отпор.
- Будь ты самой разумной студенткой, Грейнджер, - намеренно опустив часть про «лучших», продолжил тянуть слова Драко, - ты не осталась бы вдвоём со мной в этом коридоре. Откуда ты знаешь, что мне взбредёт в голову с тобой сделать?

Он намеренно пытался припугнуть её. Во многом потому, что хотел, чтобы Гермиона была бдительна до предела, когда остаётся одна. Но была ещё одна маленькая часть, так, которая смотрела на гриффиндорку и испытывала трепет и лёгкий страх. Потому что стоило Драко заглянуть в эти карие с золотистыми крапинками глаза, он понял, что увлечься ей, несмотря на все имеющиеся «но» и «нельзя», будет слишком просто. А для задуманного ему нужна свежая голова, твёрдая решимость и никаких привязанностей, кроме тех, что уже есть.
- Мои друзья…, - прозвучало задумчиво. Так и было на самом деле. Малфой размышлял над тем, что именно вкладывает в этом слово Грейнджер, и пытался приложить это определение к своему окружению. Туповатые Кребб и Гойл выполняли его приказы, потому что видели в Драко авторитет, способным сделать выбор, выходящий за рамки жратвы и походов в сортир. Панси была рядом из-за чувств, которые питала к нему, а он от них и не отказывался, наоборот используя для своей выгоды. Не слишком благородно, но и он никогда не был белым и пушистым, с гордостью нося титул слизеринского засранца. Так было удобнее в первую очередь ему самому.
- Мои друзья – это не то, что твои, Грейнджер, - в итоге нашёлся Драко. – Я ни перед кем не оправдываюсь и ни с кем не обсуждаю свои мотивы, - он не стал добавлять что-нибудь из пафосного репертуара Поттер-Уизли. Например: «Если тебя кто-то тронет, то будет иметь дело со мной», - реальность была такова, что эта фраза только спровоцировала бы многих слизеринцев прощупать, что собой представляет гриффиндорская грязнокровка, которых некоторые представители чистокровных семей иначе чем шлюхами не считали. И далеко не для всех слово Малфоя было законом. Но это только пока. Когда он это исправит, тогда и можно будет поговорить о запретах, касающихся персоны Грейнджер.

- А как ты объяснишь своим друзьям, что у меня до сих пор снова не расцвели два симметричных фингала? – уж он-то помнил соприкосновение своего носа её маленьким, острым кулачком.

[nick]Draco Malfoy[/nick][status]слизеринский змей[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/e55c9ed09d460734d0c69be3a3d9b1f3/d96bae834c593e7a-34/s540x810/9fb73690abc7d671ad06316d4cbd5d8e7f658ae8.jpg[/icon][sign]Последний враг истребится — смерть.
Правда, Грейнджер?
[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Драко Малфой</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>Harry Potter</fan>Её глаза на звёзды непохожи, в них бьётся мотыльком живой огонь.</div>[/lz]

0


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » Do you believe Harry Potter?