пост недели от HENRY MILLS
Это, кажется, будет просто нереально. Он просто молчал, боясь на данный момент, сказать хоть слово. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » фандом » bag of gloom


bag of gloom

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://i.imgur.com/AqFdIF1.gif https://i.imgur.com/64KMgfi.gif

bag of gloom

осторожный пост-канон четвёртого эпизода; Хоукинс, Индиана

Одно исчезновение в небольшом городке, странные неурожайные года, пожар в роскошном молле, который был построен милостью продажного мэра из чьего-то щедрого кармана... всё это можно объяснить повышенным вниманием к такому живописному и тихому месту как Хоукинс. Но когда городок буквально накрывает странными аномалиями, становится понятно, что без конкретных ответов тут не обойтись, особенно если и раньше были вопросы, которые некому задать.

Joyce Byers & Karen Wheeler

+3

2

На столе, рядом с телефоном, в куче разных мелочей, вроде почтовых открыток и невесть как попавших сюда фишек и мелких монет, лежала книга по межличностной психологии. Как-то вечером, когда мальчики занимались своими делами, она сидела на диване, стараясь не думать о Бобе, смотрела какой-то простенький сериал, но сон не желал приходить, хотя обыкновенно Джойс могла задремать и проснуться уже глубокой ночью.

Она открыла книгу и прочитала ровно три страницы, зацепившись за абстрактное, но такое красивое "открывайте дверь в одну сторону, чтобы ваш собеседник видел яркие цветы и луга, чувствовал тепло солнца и лёгкий ветерок, но закрывайте те двери, которые ведут в самые тёмные уголки вашей жизни"-описание создало совсем не тот эффект, на который, судя по всему, рассчитывал автор книги.

Это разозлило её, и Джойс планировала никогда не возвращаться к такому чтиву (даже больше – использовать на работе в качестве подставки для кривого стола), но слова запомнились, а книга, вопреки первоначальному порыву, ещё была здесь. Время от времени, её взгляд падал на обложку, где были нарисованы обнимающие друг друга руки разных людей, и мисс Байерс задавала вопросы, которые, по её мнению, должны были заставить автора этого второсортного чтива как минимум задуматься.

- А что, если любая дверь ведёт в такие тёмные уголки, которых больше никто не вынесет?

После переезда в Калифорнию произошло немало важных событий, но самое интересное заключалось в том, что Джойс взяла с собой эту книгу, так и не решившись использовать её так, как задумывала. А сейчас, когда она снова стояла в доме, где произошло столько событий, осматривая пока ещё пустые углы, книга, точно какой-то проклятый предмет, была в поле зрения.

Джойс покачала головой.

С некоторых пор ей стало чуть легче оставлять сыновей без присмотра, потому что Мюррей и Хоппер придерживались похожего мнения. Джойс сохраняла в этом вопросе некий скепсис, не говоря, конечно, вслух, но считая, что мужчинам свойственно не беспокоиться о том, что не находится у них прямо под носом.

А она беспокоилась, потому что помнила.

Помнила иссечённое скорбью лицо Джонатана, когда пропал Уилл. Помнила чувство безграничного отчаяния и чёткой мысли о сумасшествии, которое ей почти внушили все окружающие. Порой, когда Джойс нервничала, она вспоминала, как тогда у неё болело сердце за Уилла. А сейчас она даже не знала, где точно он находится.

Пустой дом, в который ещё не перевезли вещи, был пугающим и гнетущим местом. Решение оставаться в Хоукинсе на неопределённый срок даже не стояло на повестке дня – ей самой хотелось задержаться подольше, ведь ситуация медленно выходила из-под контроля, и, кажется, никто из них не был в безопасности даже далеко от порталов.

Она вздохнула, взяла со стола ключи от машины и поспешно покинула дом.

Город постепенно приходил в себя, насколько можно было заметить. Да, все кругом как будто ещё были в экстренном режиме, но глядя на знакомых и не очень людей на улице, Джойс как будто ощущала, что они наконец объединились перед лицом такой опасности. И хотя мало кто понимал, что происходит на самом деле, локальных конфликтов как будто стало меньше.

Даже бары и забегаловки как будто пустовали.

Изнанка, которая маячила где-то далеко в небе, почему-то не вызывала такого гнетущего чувства, как дыры в земле. И хотя восстановлением дорог постепенно занимались, Джойс всё равно припарковала машину, едва только почувствовала, что лучше пойти своим ходом.
Она выбралась из машины и пошла вдоль улицы, надеясь встретить хоть одно знакомое лицо.

Джойс понимала, что даже в таких условиях сложно найти тех, кому можно доверить такой объём информации, ведь чертовщина в Хоукинсе начала происходить не пару дней назад. Успешное игнорирование таких проблем большей частью людей в таком городке не делало проблему менее серьёзной, так что...

- Так что сейчас на всех нас будут смотреть так же, как на меня, когда пропал Уилл.

Совершенно неожиданно, среди других людей, она приметила шикарную шевелюру Карен и, окликнув её, поспешила догнать, на ходу придумывая логичное объяснение переезда назад и заодно извинения по поводу отъезда. Несмотря на то, что это было заранее известно, Джойс не зашла попрощаться и конкретно перед Карен, отношения с которой у неё всегда были лучше, чем с Клаудией или Сью, ей было стыдно.

- Привет, у тебя есть минутка?

Джойс чувствовала себя немного нервно, но, пожалуй, привычка действовать в критических ситуациях у неё за эти годы достигла своего максимума, и чертовщина вокруг уже не воспринималась так серьёзно, как раньше.

На их пути была всего одна забегаловка, и Байерс, между делом, предложила зайти, попутно рассказывая, чего нового было в Калифорнии. Она умело избегала моментов, о которых Карен не имела ни малейшего представления, пока это было возможным, хотя в планах было именно рассказать о том, что у всего происходящего есть причина. Идущая из прошлого, но довольно веская причина. Причина, после которой любой человек начнёт ненавидеть учёных. И пресловутую лабораторию. И русских. В особенности русских.

- Как ты жила..? – смущённо интересуется она, потому что пока ещё не нашла таких слова, чтобы сказать, что ей было жаль уезжать отсюда.

Внутри заведения – кажется, единственного на весь Хоукинс – было удивительно немноголюдно. Выросший на алкоголь ценник оказался отличным решением и, как правило, теперь сюда заходили в основном поесть. Джойс села напротив Карен, и теперь нервно ковыряла меню руками.

- Мне... так жаль, что я бросила тебя на этом островке безумия, - тихо произнесла Джойс. Кончики её пальцев тронули запястье Карен, - Но... теперь, когда вокруг такое, я могу рассказать, что происходит на самом деле. Ты ведь помнишь, как пропал Уилл..?

+5

3

Дверца шкафчика в ванной щелкает с отвратительным скрипом, а зеркало показывает совсем не ту картинку, которую хочется видеть. Тени, что залегли под глазами стали глубже, а их оттенок приближался к черному. Лицо осунулось, а скулы стали более четким, а вместе с ними стали заметнее морщины, которых за последние пару недель стало еще больше, вместе с седыми волосами. Карен тяжело вздыхает, и опускает глаза вниз, не желая смотреть на свое искаженное отражение. Это не она, нет, ни в коем случае. И спасительная горстка таблеток успокоительного на ладони скоро подтвердят её догадки.  Сверху запить еще бокалом белого сухого, и можно дальше отыгрывать свою роль идеальной домохозяйки и счастливой матери троих детей. Вот только перед кем теперь разыгрывать подобный спектакль было решительно непонятно. Муж давно видел десятый сон, а дети... Холли точно была в своей кровати, а насчет старших никогда нельзя было сказать наверняка. Когда-то ей казалось, что Майк и Нэнси не похожи от слова совсем, но видя, как их сплотили последние события, начала понимать, что между ними гораздо больше общего. Вот только легче от этого не становилось, потому что переживать за одного Майка было легче, чем за них двоих одновременно. Вот только обсуждать она с ними это не собиралась, потому что проблем было и так по горло.

Хоукинс пустел на глазах, хотя и раньше было не то чтобы большим городком. Но он всегда был уютным. Карен родилась и выросла здесь, уезжая лишь на время по учебе, чтобы потом вернуться в родной город в статусе жены Теда. Тогда ей казалось, что у неё вся жизнь впереди, а сколько было планов! А затем родилась Нэнси и жизнь завертелась совсем в другую сторону. Карен не замечала, как город её детства стал потихоньку завязываться веревкой на шее, потихоньку превращаясь в удавку. Здесь все было одинаковое и такое приторно обычное, что иногда ей хотелось выть от этого. По ночам, в подушку, чтобы никто из членов семьи не увидел, насколько несчастна их мать. Впрочем, наличие детей сильно упрощало жизнь, и помогало скрасить серые будни. И даже Хоукинс на время стал не таким уж пресным, пока жизнь снова не сделала очередной виток. Пропажа младшего сына Байерс застала врасплох весь город, а сама Карен почувствовала, как стремительно теряет контроль над своей жизнью. Бокал и даже один вина за ужином стал нормой, которую легко можно было прятать за вкусной едой. Таблетки в одинаковых баночках ничем не отличались от тех же витаминок, что она выдавала детям по утрам, а муж был слишком флегматичный, чтобы заметить изменения в жене. Спектакль отлично игрался, пусть жизнь и вносила свои коррективы в сценарий.

Наверное, тогда Карен в первый раз осознанно приняла решение закрывать глаза на все, что не касалось её семьи. Оттолкнуть Джойс, которая была с ней столько, сколько они друг друга помнили. Сначала школа, а потом уже осознанная взрослая жизнь и совместные прогулки с колясками. Уиллер была рядом, когда её подруга осталась одна с двумя детьми на руках, и старалась помочь насколько могла. Но когда пропал Уилл что-то внутри щелкнуло, не позволяя поверить во всё то, что происходило потом. Даже сейчас, когда за окном маячило «нечто», что нельзя было объяснить логически, Карен продолжала пытаться делать вид, что всё в порядке. Закидывалась успокоительными, запивала вином, хотя в её возрасте это было плохой идеей. Но нужно было жить как-то дальше и поддерживать видимость нормальности хотя бы перед Холли, раз старшие всё и так знали. Обида на детей, которые даже не попытались поделиться серьезными вещами с родителями до сих пор маячила где-то в глубине, но Уиллер понимала, что не имела на это право. Она бы просто не поверила, и даже увидев всё своими глазами, продолжала себя тешить надеждами. А еще чувствовала себя жутко виноватой перед Джойс, которую записала в местных сумасшедших, как и все жители Хоукинса. Но именно её подруга по итогу знала всю правду, которая сейчас обрушилась на весь город в буквальном смысле. Карен предпочитала об этом не думать лишний раз, а как только мысли заполняли её светлую голову тут же закидываться таблетками. Сегодняшний вечер был не исключением, а горстка на ладони быстро исчезла. Тед даже не пошевелился, когда Уиллер вошла в спальню и легла рядом. Он был на удивление бодр и спокоен, и женщина не могла понять, как ему это удается, но обсуждать с ним также ничего не хотелось.

Хотелось просто проснуться в мире, где ничего не произошло. Уилл не пропадал, подруга Нэнси жива и здорова, не было страшного пожара в Молле и множество таинственных смертей. Ничего из этого не было. Но вместо этого Карен проснулась с тяжелой головой, в очередной раз напоминая себе, что мешать таблетки с алкоголем плохой знак, и скоро это скажется на её внешнем виде. Впрочем, поддерживать марку она умела, и уже через полчаса суетилась на кухне, отмечая, чего не хватает из продуктов. Выезжать в центр города не очень-то хотелось, но молоко в холодильнике волшебным образом само не появлялось. Так что убедившись, что Холли занята рисованием, а остальные дети хотя бы живые, Уиллер направилась в магазин. Центр выглядел паршиво, так что выходить за продуктами было сложновато. Побродив между полупустых магазинных полок, она решила, что всё равно одна не унесет всё, а значит можно было пройтись по улицам, в надежде увидеть кого-то знакомого. И живого. Страх потерять кого-то близкого прочно заел в голове женщине, хотя, к счастью, никто сильно не пострадал. Это успокаивало пусть и ненадолго.

Голос Джойс сложно было проигнорировать, да и не хотелось. Карен замирает и оборачивается как-то слишком медленно. Они не виделись больше полугода, лишь иногда созваниваясь, чтобы обсудить отношения Оди и Майка, у которых всё было в самом разгаре, как и самые грандиозные идеи на будущее. Последний раз они договаривались насчет поездки, и Байерс клятвенно обещала, что всё будет в порядке. Ну, технически все были целыми и здоровыми, на этом и спасибо, но в глобальном смысле всё было очень плохо. Уиллер почему-то сдержанно улыбается, но дает себя увести в сторону какой-то забегаловки, как-то между делом замечая, насколько сильно изменилась её подруга. От несуразной школьной неформалки ничего не осталось, и она в отличии от Карен очень четко ориентировалась в происходящем безумии. Это одновременно успокаивало и раздражало, потому что они же были подругами, но почему-то не смогли найти время прислушаться друг к другу, чтобы поверить и, может быть, предотвратить случившуюся катастрофу. Вот только Карен предпочла скрыться за красивыми очками, а на Джойс поставить ярлык «странная». Но очки разбились о реальность, а подруга оказалась единственным действительно нормальным человеком.

Карен улыбалась вымученно вежливо, отвечала как-то невпопад, и с удивлением обнаружила себя в какой-то полупустой забеголовке. В Хоукинсе последние дни всё было полупустым, но не больницы. Уиллер тяжело вздыхает, и заказывает себе черный кофе без сахара, в надежде избавиться от головой боли, которая всё еще мешала сосредоточиться на происходящем. Впрочем, вполне прямые вопросы от Джойс быстро помогли собраться. Карен вздыхает в ответ, стирая с лица вежливую улыбку, заменяя её на горькую. В ней сожаления плескались через край, но вот только подруге об этом пока было знать необязательно.

— Вполне нормально, если не считать того факта, что мои дети постоянно влипали в какие-то ужасные события, а я об этом узнала постфактум. Всё в порядке, Джойс. Это я должна извиняться за то, что слишком высокомерно вела себя и оставила тебя один наедине со всем этим безумием, с которыми я до сих пор не могу смириться. Ощущение будто бы всё это нереально, и я вот-вот проснусь от этого кошмара, — Уиллер вздыхает, кивком благодаря официантку за кофе. Напиток оказывается крайне мерзким на вкус, но на удивление со своей функцией ободрить справляется на ура. То ли из-за своего ужасного вкуса, то ли из-за цены за такой паршивый кофе. — Помню, ты в каждый дом бегала стучалась в тот вечер.

Карен догадывалась, к чему подводит подруга, но не была уверена хочет ли разговаривать об этом прямо сейчас. А самое главное была ли морально к этому готова. Впрочем, последние несколько лет никто особо не спрашивал её мнение в подобных вопросах.

+3


Вы здесь » Crossbar » фандом » bag of gloom