пост недели от HENRY MILLS
Это, кажется, будет просто нереально. Он просто молчал, боясь на данный момент, сказать хоть слово. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » фандом » serpent & dove


serpent & dove

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://i.imgur.com/ENEMOO6.png

Бисерный паром

lana lubany - the snake

Bright yellow eyes
Staring into my soul
Singing sweet lullabies
While they measure my skull

Turn off the lights
Feel her rattle her bones
A big appetite
Forcing me to let go

Zhongli & Ningguang

Отредактировано Ningguang (2022-08-19 03:05:45)

+5

2

Дикий зверь не смог бы править целым народом, дикий зверь не стал бы почитаемым всеми гео-архонтом, дикий зверь не занял бы трон первым, дикий зверь бы не расправился жестко и хладнокровно с теми, кто мог бы посягнуть на его статус. Зверь бы поймал добычу, скрутил её в своих похожих на змеиные кольцах, обнял бы так крепко, что кости бы затрещали прежде чем сломаться. Зверь бы с похожим на странную заботу движением поднял бы тряпичную куклу, бывшую живым существом, и с довольным урчанием проглотил бы, а после этого ушёл бы в спячку.
Звери не убивают больше, чем они могут сожрать. Люди убивают, если им это нужно. Слабые и пугливые смертные огораживаются какими-то причинами для кровопролития, выбирают себе лучшую по душе, оправдывают жажду крови. Для адептов, что живут очень долго в этом мире, сама ценность жизни и её продолжительность обретают иное значение, что уж говорить о верховном адепте, который встретил когда-то божество пыли, и с того времени изменился: стал из дикого и кровожадного зверя каменным исполином, запечатавшим огонь сражений и жажду битв за холодной поверхностью янтарных глаз. Вот только чем больше эрозия вносила свои коррективы в его существование, тем сильнее Моракс опасался потери контроля, потери воспоминаний, потери себя самого. Ведь перед глазами стоял Аждаха, забывший даже то, как выглядит одаривший его способностью видеть дорогой друг. Потеря тех, кто был близок Властелину Камня, это тоже эрозия в каком-то смысле. Трещина на камне, которая в конце концов приведёт его к полному разрушению.

И Моракс был не из тех, кто будет сидеть спокойно, ожидая бесславный конец. Он хоть и думал, что далеки будут дни, когда эрозия проявит себя, столкнулся с её признаками раньше, чем на то рассчитывал. И задумал свой спектакль ещё в своё прошлое вознесение годом ранее, чем инсценировал собственную гибель вместе с вырвавшимся древним врагом для проверки народа Ли Юэ на предмет самостоятельного существования без поддержки гео-архонта. Возможно, один или несколько главных участников представления могут всё ещё злиться на Властелина Камня, но в его действиях всегда был четкий расчет, что в прошлом во времена войны архонтов, что сейчас. И со стороны кажется, что гео-архонт собирался рискнуть своей нацией, но в случае невозможности людей успешно противостоять Осиалу, Моракс бы спас свой любимый Ли Юэ.

Встреча с Аждахой пошатнула спокойствие Моракса сильнее, чем он рассчитывал, потому путь его лежал в сторону одного любопытного заведения, что не раз помогало ему вернуть себе самообладание и помочь унять жажду крови, поднимающуюся из груди бурлящим потоком. Правда, в этот раз он ступает на борт Бисерного парома уже не в качестве архонта Ли Юэ, а как обычный гость по имени Чжун Ли, приглашенный консультант похоронного бюро. Вот только одну золотую птицу обмануть получится вряд ли, слишком крепки те золотые нити, которыми оказалась сплетена их судьба. Намеренно ли связывал себя верховный адепт с простой смертной? Безусловно. Как и в остальном, точный расчет двигал им в выборе [жертвы], ведь по всем признакам Нин Гуан могла со временем и вознестись\пробудиться в качестве нового божества. Объединяя в себе и силу, и знания, она будто была чем-то средним между Мораксом и Гуйчжун.

- Прошу, передайте Воле Небес, что у неё гость, у которого есть информация об убийце гео-архонта? – Чжун Ли с лукавым прищуром говорит это доверенному лицу Нин Гуан, которую он помнил по прошлому визиту на Бисерный паром, а вот сама девушка не могла узнать в презентабельном молодом мужчине кого-то из особых гостей этого заведения. Поскольку и не видела его раньше, точно не лицо, а уж одежду Моракс сменил намеренно.
- Прошу вас следовать за мной в одну из комнат, а я передам ваши слова, - всё же решает проводить Чжун Ли служащая парома до одной из кают, решив, что в крайнем случае удобно будет вызвать охрану в какое-то закрытое от любопытных глаз место, чем решать конфликт на людях. На обитом тканью кресле рядом со столиком на изящных ножках Моракс и располагается, позволив зрачкам в его глазах на мгновение окраситься алым, когда чувствует сладковатый аромат духов девушки, вызвавший почему-то ассоциацию с аппетитным десертом. Не меняя позы и не шевелясь, он так и остаётся дожидаться Нин Гуан. Что же, кажется он ей задолжал немного объяснений?

+3

3

[indent]Нин Гуан смотрит на вечерний Ли Юэ, утопающий в огнях, запахах и звуках, с террасы Юйцзин и на мгновение прикрывает глаза, сбрасывая приросшую намертво маску стойкости. Здесь, в нескольких метрах от ряда вышколенных миллелитов из подразделения её личной охраны, Воле Небес почти свободно дышится. К Небесам она поднимает голову, смотрит на место, где раньше возвышался её дворец, а сейчас блестят горделивым холодом, будто насмехаясь, далекие фальшивые звезды. Ей среди них не место - Нин Гуан всю жизнь доказывает обратное. Она сжимает каменные поручни террасы до побелевших костяшек пальцев, повторяя про себя давнюю клятву почти что мертвому богу, и пока еще живой себе. Эта гавань, эта страна, весь этот чертов мир будет есть с её ладоней. И следующий дворец закроет собой солнце и луну над её, теперь только её, империей. Самая заветная её мечта, абсолют и краеугольный камень, стоит того, чтобы все потерять еще с десяток раз.

[indent]Первые недели после битвы за гавань она не спит, лишь изредка проваливается в небытие, необходимое для поддержания жизнедеятельности. Сны её в один момент покидают, сменяясь лишь пустой бездной, подернутой сизой дымкой беспокойства. Пускай шум битвы уже утих, война за выживание, процветание и власть в Ли Юэ не останавливается ни на миг. Ей приходится не только поддерживать установленный порядок и разрабатывать новый курс для страны, в которой деньги не создаются из воздуха. Нин Гуан помнит всех и каждого, проявивших себя в ту роковую ночь - кто-то отдал жизнь, спасая других, кто-то способствовал интересам Снежной ради собственной выгоды. Нин Гуан предпочитает держать предателей близко, кормить их выгодными ей одной сведениями, создавать иллюзию их приближенности к главе Цисин. Они слетаются к ней, словно кристальные бабочки на блики кор ляписа, такие хрупкие, стоит лишь сжать кулак покрепче.

[indent]От созерцания одной ей известных узоров в бесконечности небесного атласа, Нин Гуан отрывает голос за спиной, когда одна из теней отделяется от стены павильона и выступает вперед:

[indent]- Госпожа, консультант был замечен на пристани, рядом с лодкой Пин Хая, - Нин Гуан отпускает агента легким кивком головы, не проронив ни слова. В воздухе над её ладонью мерцают отражением фонарей самоцветы и в глубине алых глаз, впервые за несколько недель пробуждается азарт. Обманчиво небрежным движением пальцев Воля Небес сжимает звездные нефриты в ладони, стирая в пыль. В глубоком вздохе можно было уловить подобие облегчения. Она ждала его, как нечто необратимое и захватывающее, как воин видящий врага в рассветных лучах, озаривших поле битвы, как прошедший длинный путь старец встречает Смерть на последнем перекрестке жизни, как дочь встречает отца-торговца из дальнего плавания, как вассал ожидает возвращения своего правителя, как любовница ждет чужого мужа на тайном свидании.

[indent]Она дала ему время, покорилась его воле, приняла на себя вес его бремени в обмен на осуществление собственной мечты, и видит бог, оно того стоило каждую минуту. Глупо было предположить, что позволяя жить среди смертных, ей не придется кормить зверя. Весь Ли Юэ полнится зверьми и все эти годы она исправно платит всем им дань от лица людей - строя личную крепость для одних, даруя цель и применение другим, затерявшимся между двумя мирами, вплетая их тянущееся веками существование в бурный поток жизней и надежд смертных, позволяя и им самим чувствовать себя живыми. Переплетенные, опутанные нитями мирской жизни, они все представляют гораздо куда меньшую угрозу. Возвращаясь в свою временную резиденцию, Нин Гуан мысленно взвешивает цену, которую ей придется заплатить в этот раз. Насколько ненасытным он окажется теперь?

[indent]Покои Воли Небес отличаются практичностью и лаконичностью, их не сравнить с роскошью Нефритового дворца, покоящегося на дне каменного леса Гуюнь. Но она не нуждается в большем, по крайней мере пока. Пока одна из вечных помощниц подает ей платье, струящееся чернотой самой длинной ночи в году и светом россыпи мельчайших камней, которыми оно расшито, вторая уже спешит за передать ряд распоряжений Нин Гуан. Механизм её подчиненных работает точно и без промаха, и в этом тоже заключается сила Цисин.

[indent]Нин Гуан подводит глаза и губы алым - цветом крови и страсти, повторяет движения, которым выверенной рукой учил её когда-то он. Ей нравится почитать его даже в мелочах, которые заметил бы лишь истинно смотрящий. Предвкушение, куда сильнее, чем волнение на кануне праздника морских фонарей, растекается по её телу и заставляет кровь в жилах бежать быстрее. Золотое и черное, кружева и бархат ласкают кожу, но сейчас они на ощупь тверже стали доспехов. Нин Гуан закрепляет свой свой ли? глаз бога,  натягивает тонкую ткань перчаток, вооружаясь столь привычными ей когтями, что те кажутся уже продолжениемвоплощением её собственных, которые ей пришлось отрастить за эти годы. Своеобразное напоминание о том, что на свой трон ей пришлось прокладывать путь не одним умом, но и зубами вырывать ей полагающееся.

[indent]В предусмотрительно затемненной части пристани Нин Гуан ждет судно с подготовленной сменой персонала и личным отрядом миллелитов. Их присутствие в порту, как и появление на Бисерном Пароме под покровом ночи не должно привлечь лишнего внимания. Столь злачное место в Ли Юэ не укрылось от глаз Воли Небес, кому еще оно могло принадлежать в конце концов? Ночной бриз ласкает алебастровую кожу, пока она выдыхает кольца дыма и просматривает список гостей, делая пометки кому стоит оставить праздник вовремя, а кто может и задержаться. Сборище богатых и продажных, алчных и жадных сегодня сможет стать частью поистине грандиозного события, на шаг ближе к сильным мира сего, как все они и мечтали. Разве милосердный правитель не обязан внимать мольбам и воплощать заветные желания подданных его?

[indent]Они появляются тихо, поднимаясь на борт по скрытому трапу, Нин Гуан не гнушается пользоваться служебными входами. Капитан отряда раздает приказы и последующий хаос, рассчитанный и выверенный, не должен вызвать большого подозрения у отдыхающих.

[indent]- Г-госпожа, вы прибыли, - одна из постоянных помощниц не может скрыть волнения в голосе. - Этот мужчина утверждает, что ему известно об убийце Властелина Камня. Я сопроводила его в каюту, чтобы не беспокоить других гостей, и поставила охрану у входа - Нин Гуан прерывает её взмахом руки и одаривает одной из тех полуулыбок, которые имеют свойство успокаивать людей. Она здесь, а значит бремя ответственности больше не лежит на плечах помощницы. В глазах девушки Воля Небес улавливает характерное облегчение.

[indent]- Ты хорошо справилась, Луоксия. Отзови охрану и возвращайтесь к работе, а я побеседую с нашим гостем, - её тон не оставляет возможности для возражений администратор спешит вперед по коридору. Нин Гуан следует за ней нарочито медленно, проводя пальцами по гладкой поверхности шелковых обоев, коими отделаны стены борделя. Из некоторых кают слышны приглушенные стоны, но нужная ей находится предусмотрительно дальше остальных. Интересно, слышит ли гость стук её каблуков под подобный аккомпанемент? Она готова биться об заклад, что да. Ей нравится заставлять его ждать. Таков теперь его удел, ожидать пока она соизволит обратить на него внимание. Так, словно она когда-то отводила свой взгляд от него.
Охрана расступается перед ней, Нин Гуан запрокидывает голову, делает глубокий вдох, прежде чем снова обрести бесстрастное выражение лица. Уверенным движением открывает дверь и проскальзывает внутрь.

[indent]Даже в просторном помещении, ей почти сразу становится душно. Обстановка, располагающая к интимным перешептываниям и телесным утехам никак не помогает сохранять невозмутимость. Его фигура - чистое мраморное изваяние обманчивого спокойствия, как и те, коим возносят коленепреклонные мольбы люди всего Ли Юэ. Но ей хорошо известна цена оплошности - ни больше, ни меньше, жизнь. Она видела как с таким же небрежным и скучающим видом существо перед ней сносило головы с плеч. Воспоминание поднимает в ней волну адреналина, отзывающуюся легкой сладкой дрожью во всем теле. Нин Гуан не заговаривает первой, не отводит взгляда - с хищниками нельзя прерывать зрительный контакт, нужно подходить ближе, чтобы установить свое превосходство. С хищником вроде этого, можно лишь ходить по острию ножа, надеясь стать достаточно интересным развлечением, чтобы тебе сохранили жизнь. Оттого еще слаще кажется осознание вложенных ей в руки цепей. Она узнает этот голод во взгляде напротив, пронизывающий и взывающий к самому её естеству. Пугающий и манящий, голод с каким Нин Гуан смотрела на Тейват с балкона Нефритового дворца.

[indent]Она обходит комнату полукругом, сокращая расстояние между ними, заученным привычным движением поджигает в трубке свежий табак и делает первую затяжку - короткая передышка перед шагом над бездной.

[indent]Нин Гуан останавливается у кресла - подножия его престола, проводит пальцами по линии его челюсти, не касаясь кожи, не смеет, выдыхает новую порцию дыма, и делает то, что может стоить ей всего, а поэтому просто необходимо. Зарывается пальцами в его волосы, проводит когтями по коже головы на грани где-то между лаской и жестокостью.
[indent]- Моракс, - почти мурлычет его имя, она не станет звать его этим пошлым Чжун Ли, - ты уже выбрал себе жертву? - спрашивает почти с заботой.
[indent]- Ни за что не поверю, что ты просто решил снизойти до моего общества, - усмешка получается ядовитой, Нин Гуан даже не старается скрыть обиду в голосе. Она еще несколько раз проводит пальцами по его волосам и опускает ладонь к подбородку, приподнимая его так, чтобы смотреть на него сверху вниз. Она щурится на миг, вынося сухой вердикт:
[indent]- Голод снова одолевает тебя, - её алые губы изогнуты в недовольной гримасе, - зачем заходить так далеко, настолько не хотел иметь со мной дело? - Нин Гуан злится, её взгляд становится тяжелым. Он не может вертеть ею как ему вздумается, адепт, или смертный мужчина, она не станет служить консультанту похоронного бюро, не встанет на колени перед тем, кто, отринув имя свое, больше не является богом. Больше нет.

+3


Вы здесь » Crossbar » фандом » serpent & dove