пост недели от Behemoth
Карнавалы в Венеции всегда были превосходны в глазах Бегемота. Он старался их не пропускать, ведь это была особая атмосфера. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » фандом » I hear there's this old wizard


I hear there's this old wizard

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

[html]<style>#ship0 {display:flex; margin: 10px auto 10px 2em; max-width: 600px; overflow:hidden; box-sizing:border-box; background:#fff;}
.apict {background: no-repeat 50% 50%; background-size:cover; width: 200px; height: 350px; box-sizing:border-box; overflow:hidden;}
.apict::after {content:""; display:block; box-sizing:border-box; width:0px; height:0px; position: absolute; margin-top: 195px; border-color: transparent transparent #fff transparent; border-style: solid; border-width: 0px 0px 155px 200px;}
.atext {background-color:#fff; width:400px; box-sizing:border-box; padding: 24px 24px 0 24px;}
.atext > em {display:block; padding: 6px 0; line-height:100%; text-align:center; font-style:normal !important; margin-bottom:26px; font-size: 10px; color: #555; border-bottom: 1px solid #e6e6e6; border-top: 1px solid #e6e6e6;}

/* ТЕКСТОВЫЙ БЛОК */
.atext > p {
  padding: 0 5px 0 0 !important;
  box-sizing: border-box;
  overflow: auto;
  line-height: 130% !important;
  height: 180px; /* высота блока с текстом, можно уменьшить */
  font-style: italic; /* можно удалить строку */
  font-size: 11px;
  text-align: right;  /* заменить на justify или center */
}

.atext p::-webkit-scrollbar {width: 5px; height:5px; background-color: rgba(255, 255, 255,1);}
.atext p::-webkit-scrollbar-thumb {background:#bdbdbd; box-shadow:inset 0 0 0 2px #fff;}

.atext > section {
  display:block;
  position:absolute;
  box-sizing:border-box;
  width:378px;
  text-align: center;
  padding: 0px 6px;
  margin: 46px auto auto -120px; /* отступ всего блока с текстом и полосой */
}

.atext > section > span {display:block; padding:0 !important; width:100%; height:0px; background:transparent; border-bottom: 6px solid #e6e6e6;}

/* НАЗВАНИЕ ЭПИЗОДА */
.atext > section > h6 {
  color: #000;
  text-shadow: 1px 1px 3px #d4d4d4;
  font-family: Lighthaus; /* семейство шрифта, можно вписать экзотику */
  font-weight: 400; /* толщина шрифта */
  font-style: italic; /* наклонность шрифта */
  font-size: 32px; /* размер шрифта */
  margin-top: -24px; /* опустить или поднять серую линию */
}
</style>

        <div id="ship0">
        <div class="apict" style="background-image:url(https://64.media.tumblr.com/71ad7302289 … 46c998.jpg);"></div>
        <div class="atext"><em>

Оби-Мяу Кеноби // Люк Мяуокер-Кеноби

        </em>
        <p>

Оби-Ван обещал защитить Люка.

        </p><section><span></span>

<h6> I hear there's this old wizard  </h6>

        </section></div></div>
[/html]

бонус)

https://64.media.tumblr.com/798f9f7c438da90453be32d2d949f095/098de4113aceb5c5-bf/s2048x3072/cf273c4a4166512649f8b7c5bda46cd1ab20f634.pnj

Отредактировано Obi-Wan Kenobi (2022-08-22 02:39:55)

+2

2

Давным-давно, в далекой-далекой галактике...

Татуин - самая удалённая планета от центра Галактики и зоркого ока Галактической империи, забытый Богом мир, распятый под палящими лучами двух солнц. Этот песчаный шарик стал пристанищем для различного рода авантюристов — контрабандистов, наёмников, охотников за головами, здесь сходятся многочисленные торговые маршруты, позволяя торговцам использовать космопорт Мос-Эйсли в качестве пересадочного пункта и на фоне этого уже не находится ничего удивительного в том, что на планете есть поселенцы. Они живут в отдалении друг от друга, занимаясь преимущественно фермерством, ведя уединённый образ жизни и, почти каждый хоть раз в своей жизни задумывался над тем, чтобы покинуть планету и найти более комфортный уголок для жизни. Каждый день на ферме начинался довольно рано, в предрассветных сумерках собирался конденсат из влагоуловителей, потому как с восходом солнц Татуин охватывает адское пекло и каждый стремится укрыться в кантине или у себя дома. От всего остального мира двор водосборной фермы был отделен не только изгородью, по которой пропущен электрический ток, но и невысоким песчаным валом, на котором и установлена преграда для незваных ночных гостей. Эти меры были необходимы, если не преследовалась цель постоянно спать в обнимку с ружьём, уж слишком суровыми были разбойники. Оуэн Ларс никогда не забывал о том, как безжалостны они бывают и если  не хотел потерять свою любимую жену или племянника, следовало быть осторожными.   
Люк был довольно активным и импульсивным молодым человеком, постоянно грезившим полётами и космосом. Он частенько посматривал на небо, мечтая о том, что когда-нибудь ему удастся сбежать с Татуина, вступить в ряды повстанцев, чтобы бороться против Империи. И пусть Татуин не касалась война, но парню определённо скучно быть простым фермером, а все фантазии и мечты активно подкреплялись  рассказами пилотов и торгашей, которые удавалось услышать в Анкорхеде. Дядя Оуэн не одобрял стремления Люка, каждый год придумывая всё новые и новые причины, дабы удержать его рядом с собой. Любые разговоры о космических сражениях, повстанцах или академии, куда отправился его друг Биггс Дарклайтер вызывали неудовольствие на лице Ларса и парень видел это, но не мог сдержаться, уж слишком сильно его манили мечты. Лишь тётя Беру с теплом и любовью пыталась переубедить своего мужа, мягко и ненавязчиво подталкивая его к принятию самого сложного решения в его жизни. Она знала о тех причинах, по которым всё происходит именно так, как есть, но также понимала и то, что никакая сила не удержит юношу и в один прекрасный момент он всё же покинет ферму. Год за годом на протяжении пятнадцати лет Оуэн хранил правду от юного Скайуокера, замыкаясь в независимом гордом молчании всякий раз, когда кончались аргументы, а прыти Люка вот-вот хватит, чтобы сорваться. И всё же парень не унимался, проводя всё своё свободное время со своими друзьями, гоняя на флаерах и ему не было равных.
- Люк! После обеда мне понадобится твоя помощь на ферме, - Ларс никогда не был жестоким, скорее суровым и серьёзным мужчиной, который не слишком одобрял дурачества, однако терпеливо относился к энергичным действиям племянника, продолжая готовиться к работе.
- Хорошо, дядя Оуэн! - Скайуокер откликнулся незамедлительно, бросая взгляд на мужчину, озорно улыбаясь тёте Беру, уж она никогда не была против его рассказов о космических сражениях на орбите планеты, которые можно было рассмотреть даже через его бинокль. Парень поцеловал её в щёку, прекрасно понимая, что до самого обеда совершенно свободен, а значит можно встретиться с друзьями на станции. Не тратя лишних мгновений, он выскочил из строения, щурясь от палящих солнц. От песка уже веяло жаром, лёгкий ветер разметал жёсткие соломенные волосы на голове, но ни на йоту не облегчил нестерпимый жар. Впрочем Люк здесь вырос и спокойно относился к подобному климату, он надел на голову шлем, забираясь в лендспидер, оставляя ремни болтаться не пристёгнутыми. В его душе уже давно поселилась пустота, которую заполнить не могли ни ростки будущего урожая, ни перспектива заработать денег, Люку казалось, что он постоянно что-то упускает, что-то не успевает сделать, но не знал, что именно и это порождало абсолютное равнодушие к той работе, которую обычно выполнял по наставительной просьбе дяди. Этим утром вышел из строя ещё один дроид типа "тредвелл", обслуживающий влагоуловители на самой дальней точке фермы, а значит вскоре придётся раскошеливаться на нового, потому что чинить старого не целесообразно, всё равно из шести манипуляторов работали с натяжкой только два, а ремонтных частей всегда не хватало, что делало каждого такого помощника одноразовым. Люк понимал, что без дроида работы на ферме прибавится, к тому же последняя песчаная буря наверняка внесла свои коррективы не только в местный ландшафт, наметая горы жёсткого песка, поэтому, закончив работу спешил убраться к друзьям поскорее, пока дядя Оуэн не решил поручить ему ещё какое-нибудь важное задание. Стряхнув с просторной рабочей робы песок, парень завёл двигатель и помчался вперёд, оставляя посте себя столб дыма. Лётные очки защищали глаза от попадавшего в них ветра с песком, позволяя оставаться внимательным к тому, что делается перед носом, именно этот фактор и стал решающим. Скайуокер отчётливо видел блестящую точку, скользнувшую к горизонту, сразу же представляя себе нечто необычное, отличающееся от заунывности татуинской жизни. Он остановил лендспидер, выуживая из закромов свой бинокль, не раздумывая прилаживая его к глазам. Иногда безрассудство брало контроль над логикой и здравым смыслом, а иначе как ещё можно назвать одинокое транспортное средство, поблёскивавшее хромом в лучах солнц близнецов посреди пустыни? А пустыня, как известно, не прощает ошибок. За Скайуокером уже следили, практически от самой фермы, умело скрываясь за огромными скалами, маскируясь среди барханов и никогда не теряя из виду. Их было много, по крайней мере достаточно, чтобы справиться с одним единственным мальчишкой, что так беззаботно остановился по собственной же глупости. Дядя Оуэн всегда твердил, что таскенские рейдеры были похожи на людей, но на самом деле это жестокие и бездушные монстры, но, как говорится, всё познаётся в сравнении, даже если этот опыт может привести к плачевным последствиям. Винтовка уже нацеливалась на самого Люка, но он продолжил движение и поэтому выстрел лишь скользнул по обшивке, оставляя рваную дыру в транспортном средстве. Парень был мечтателем, неутомимым фантазёром, но не дураком, даже не смотря на то, что некоторые из его так называемых друзей частенько хихикали над ним за его стремление видеть в небе Татуина космические бои и грёзы повстанческим движением. И поэтому без труда смог различить звук выстрела, уводя лендспидер в сторону от очередного попадания, ему не слишком хотелось стать добычей тускенов, отдавая на разграбление всё то, что находилось на его борту. Несколько манёвров не привели к ожидаемым результатам, похоже Скайуокера окружили, потому как очередной выстрел лёг намного ближе к кабине и совершенно с другой стороны, нежели предыдущий. Парень тихо выругался самыми цветастыми выражениями, которые только мог припомнить, выжимая из повреждённого лендспидера всё, на что он был способен, однако белый шлейф дыма, тянувшийся за ним красноречиво говорил о повреждениях, не совместимых с его дальнейшей эксплуатацией.
- Дядя Оуэн меня убьёт! - Выдохнул парень, ощущая как надрывно кашлял двигатель, а цвет дыма окрасился в чёрный. Ещё совсем немного и лендспидер вспыхнет как спичка, оставляя человека один на один с враждебной природой и рейдерами, что ждали своего часа. И нет, они вовсе не боялись Люка, скорее позволяли ему наполниться страхом перед последними воспоминаниями. Парень выбрался из, окончательно, вышедшего из строя транспорта, хватая с собой всё, что можно, считая например свой шлем и бинокль особо ценными вещами. Стоило уносить ноги, если Люк собирался бороться за выживание, ведь до ближайшего поселения не близко, как и до столицы, да и по открытой местности под палящими солнцами не далеко можно уйти. Оставалось только затаиться и надеяться на то, что рейдеры не найдут его, хотя это больше походит на сказки, нежели даже фантазии парня о космосе. Скайуокер бросил дымившийся лендспидер, скрываясь за ближайшей грядой, щуря светлые глаза и пытаясь проследить за дальнейшими событиями. Если он отсюда выберется, то друзья всё равно ему не поверят, решив, что это очередные сказки, к тому же последние дни песчаные бури участились, наметая барханы в самых неподходящих местах, как знать, возможно и сегодня нечто подобное произойдёт и Скайуокеру нужно быть к этому моменту в укрытие, иначе его никто и никогда не найдёт. Однако тускены не спешили так просто отпускать свою добычу, они преследовали юношу по пятам, пока не дождались удобного момента, дабы забрать его в плен, перекинув через банту как мешок с овощами, предварительно лишив сознания. 

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1402/82067.gif[/icon][sign]
https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1402/288746.gif[/sign][status]Новая надежда[/status]

+2

3

Сколько себя помнил, Оби-Ван с малых лет стремился к уединению и тишине. В Храме, еще будучи юнлингом, он искал укромное место, где оставался наедине с собой и порой предавался тоске и похожим, недостойным джедая, чувствам. Позже страх из-за резкого расставания с родными, которых он почти не помнил, сошел на нет, мальчик научился медитировать и отпускать эмоции в Силу, но привычка никуда не делась. К тому же оказалось, что он не любит большое скопление людей. Он не был социофобом и легко заводил новые контакты, но слишком уставал, если разговоров было чересчур. Он привык к своему мастеру и друзьям, а позже к присутствию шумного, неугомонного, но любимого падавана: они оказались настолько едины, что его присутствие всегда дарило тепло и спокойствие. Вся служба его как джедая практически постоянно сопровождалась необходимостью общаться с политиками и другими людьми, что-то решать, обсуждать, выдвигать аргументы, спорить. Порой он чувствовал себя выжитым лимоном и хотел покоя, а ведь стремление к нему было очень полезным качеством с точки зрения Кодекса.
И вот спустя много лет его желание исполнилось на Татуине: тишина здесь порой была звенящей, затягивающей, кажется, даже пустыня замолкала, и Оби-Ван обращался к Силе с просьбой, чтоб кто-нибудь эту тишину выключил. Но этого не происходило, и он чувствовал в происходящем насмешку и наказание. Да, Сила показывала ему, что он виновен и должен искупить то, что свершил. Что его провал очень дорого обходился Галактике и живым существам, что она плакала, когда Орден пал, и тысячи душ умерли, навсегда растворившись в небытие. А он, Оби-Ван, не боролся, а забился в очень далекую и унылую конуру, лишь бы не видеть символов Империи: того, что уничтожило его семью. Татуин был свалкой, практически помойкой, с ужасными условиями жизни, но бывшего джедая это не заботило, ведь он с легкостью принимал любые лишения тела и даже не пасовал перед лишениями духа, изводя себя изо дня в день снами и воспоминаниями, но продолжая двигаться выбранным маршрутом.
Первые десять лет он напоминал себе, что у него есть миссия, цель, что еще есть надежда, и не все потерянно. Он смотрел издалека на ребенка Скайуокера и думал о том, что это мог быть их общий ребенок, которого бы они воспитывали вместе, обучали, помогали делать свои шаги. Они бы не оберегали его от каждого острого угла этого мира, он бы пережил и разочарование, и предательство, но они были были рядом, чтоб поддержать его и не дать упасть в трудную минуту. Джедай бы любил его как своего, хотя он понятия не имел, что такое - свои дети. Да что там, он любил его даже издалека, соблюдая запрет Оуэна на приближение. Тот был прав, когда не хотел ему смертельной участи отца, его сводного брата, кажется, он тоже привязался к мальчишке, и это было вполне ожидаемо. Он был таким же очаровательным, открытым и добрым, как и Энакин в этом возрасте. И как часто Оби-Ван сам начинал думать, что, может, пусть и горит та Галактика всеми цветами пламени, а он проживет спокойную тихую жизнь, не подвергаясь угрозам и трудностям, через которые прошел его отец, не жертвуя собой ради других, не теряя близких потому, что выбрал такой путь? В конце концов, у него точно должен был появиться выбор, разве нет?
Многое изменилось после первых десяти лет. Они прошли словно в тумане, Оби-Ван просто повторял череду одних и тех же действий, просто жил и наблюдал издалека, каким похожим на Энакина становится Люк. Он действовал как дроид, выполняющий одну и ту же задачу, но хотел бы еще и внутри стать дроидом, чтоб не чувствовать, не переживать, не просыпаться по ночам от кошмаров снова и снова. И каждый раз все сводилось к мыслям о его бывшем падаване, его ученике, возлюбленном, товарище, друге, любовнике, соратнике, родственнике, даже когда он думал про дроидов, то вспоминал, как тот относился к ним, как к живым, мыслящим и чувствующим. Его добрый, отзывчивый и открытый мальчик. Как же так получилось? В какой момент все стало настолько черно и неотвратимо, что ничего нельзя было уже исправить? Что из виду он упустил, что не оказался рядом в нужный момент, чтоб помочь, направить и подставить свое плечо? Почему не смог помочь в тот момент, когда Энакин так в этом нуждался? Как допустил все это?
Появление того джедая, павшего от рук инквизиторов, было началом. После Оби-Ван много думал о том, что мог бы спасти его, а не найти повешенным на рыночной площади в Мос-Эспа, раз в конечном итоге ему пришлось выбраться из своей норы, или бы это помешало ему в конечном итоге спасти Лею, а на Люка навлекло бы еще большую беду? Он просто не мог постоянно прекратить прокручивать в голове мысли о том, что допустил еще больше ошибок, чем раньше, что оступился в очередной раз, что все могло бы быть иначе.
Но в конечном итоге встреча с Вейдером кое-что изменила. Он думал, что она только сильнее утопит его в море страданий и горя, но она подарила ему надежду. Он горевал из-за того, что стало с его учеником, преклонившим колено перед другим учителем, он чувствовал его бесконечные физические страдания почти так же, как свои, но он делал аккуратные шаги, чтоб прощупать, понять, потому что почувствовал ту маленькую частичку Энакина в нем, когда они бились. Может, Йода ошибся, и светлая сторона все еще была жива в нем? Оби-Ван получил надежду, а Дарт Вейдер - контроль над Темной Стороной, но его помыслы все еще были далеки от чистых и светлых, потому бывший джедай не спешил знакомить его с собственными детьми. Пока Дарт Сидиус имел над ним власть, это было опасно для всех. И все же была надежды, что это изменится. А пока что даже их встречи представляли опасность.
Казалось бы, что в размеренной и привычной жизни могло пойти не так? Сила все еще была с ее сыном, бывшим джедаем, ей было плевать, стоит Орден или пал, как он себя зовет, соблюдает ли Кодекс, учит ли падаванов. Она посылала ему предупреждения, чтоб он мог мчаться сквозь песчаные дюны, чтоб спасти того самого мальчика, ради которого жил на этой планете. Когда-то он так хотел оставить его себе, быть рядом, стать ему отцом, но Оби-Ван был слишком грязным и поломанным для того, чтоб позволить себе это. Он не мог подвергнуть риску такое светлое и невинное создание.
- Этот мальчик - мой, - бывший джедай появился в таскенском поселении как призрак и преследователь одновременно, требуя отдать ему человеческого ребенка. Он был рядом с Люком, привязанным к столбику и без сознания, с синяками на лице и руках, с видимыми ссадинами, и приходилось повторять про себя Кодекс, чтоб унять подступивший гнев. Он был маленьким мальчиком, не заслужившим такого!
...но он был старше, чем его отец, когда тот трудился в рабстве.
Он не знал языка таскенов, редко пересекаясь с песчаными кочевниками. Он их не боялся, ему от них ничего не было нужно, это с джавами он научился торговать и торговаться. Так что набор звуков остался не понят буквально, но фактически в нем улавливался отказ. Кеноби нахмурился, качнул головой и повторил свою просьбу, после чего на него напали. От удара шестом он увернулся, отвечая не него прямым ударом ступней в колено, перехватывая шест и вырывая его из рук, чтоб отразить выпад другого нападающего. Когда-то он был генералом Республики, одним из лучших фехтовальщиков Ордена, он был джедаем в конце концов, и Сила была на его стороне, но такой бой не мог продолжаться вечно, их было слишком много. В какой-то момент Кеноби отскочил, выхватывая из-за пояса свой меч и зажигая его: таскены не болтливы. И не общительны. Их никто не спросит, видели ли они какого старика со световой палкой.
Оби-Ван не собирался их убивать, но некоторых пришлось ранить, пока они не поняли, что он настроен решительно, непобедимо, и что человеческий детёныш этого не стоит. Кеноби присел на колени, аккуратно перерезал все путы и поднял Люка на руки, забирая его из того места, куда однажды попала его бабушка... и не вернулась. Но он не повторил ее судьбы и не повторит, об этом есть, кому позаботиться.
Когда они достигли жилища бывшего джедая, оба солнца уже клонились к закату. Юный Скайуокер наконец-то пришел в себя, очнувшись прямо на спине банты, прислоненный к груди Оби-Вана, который его придерживал.
- Не бойся, Люк, ты сейчас в безопасности, - как можно мягче сообщил Кеноби и успокаивающе коснулся его подписи в Силе своей, - я помогу тебе, а потом ты сможешь вернуться домой.
Конечно, не сегодня. Никто не будет идти по пустыне ночью, так что чете Оуэнов придется переждать это время в тревоге и волнении, но даже джедай не успел бы к ним, чтоб принести хорошую весть, а его собственное жилище располагалось гораздо ближе к тому месту, в которое таскены притащили Люка.
- Мое имя Бен. Ты можешь звать меня так.

+2

4

Таскенские разбойники всегда считались одними из самых опасных в дюнном море, их не зря опасались, периодически с ферм пропадали люди. Некоторые потом совсем не возвращались, а тем, кому посчастливилось вновь вернуться в семьи ещё долгое время не в состоянии были оправиться. И тем не менее жизнь на фермах не останавливалась, просто люди приспособились постоянно быть осторожными, даже молодёжь.
Люк никогда не боялся за свою жизнь, ни от кого не прятался, скорее наоборот. Друзья считали его наивным прилипалой и терпели его присутствие только ради забавы, ведь парень всегда мечтал о космосе, полётах, повстанцах, чем не мало потешал, но, быть может они просто не друзья? Только Биггс был настоящим и искренне относился к нему, поддерживал желание покинуть Татуин и поступить в лётную академию, вдохновляя собственным примером. И хотя дядя Оуэн не был против, но каждый год уговаривал остаться, чтобы помочь с урожаем, а Люк не мог отказать. Его тяготила фермерская жизнь, однако идти против семьи тоже не хотел, оставаясь, в очередной раз, помогать по хозяйству, а мечтать о космосе. Потому что любил дядю Оуэна и тётю Беру, которые вырастили его как родного. Даже когда таскенские разбойники подстрелили транспортное средство первым делом Люк подумал о дяде. Не хотелось его огорчать, вот только не всегда всё происходит так, как хочется. Иные события не зависят от желаний Скайуокера, даже его собственная жизнь. Таскенские разбойники крепко привязали юношу к седлу и теперь цепью двигались в свой лагерь. Ещё не известно, как именно распорядятся юношеской жизнью и судьбой, но вряд ли Скайуокеру придётся рассчитывать на мягкую постель и сытую жизнь. Скорее всего будет сидеть на привязи и питаться тем, чем придётся. Вот только он даже не подозревал о существовании ангела-хранителя, который всю его жизнь присматривал и оберегал. Очнулся спустя какое-то время, перед глазами плыло и мерно покачивалось дюнное море. Казалось, ему нет ни конца ни края, повсюду песок, жёсткий, грубый, он забивался под одежду, налипал на губы. Люк чувствовал себя отвратительно, а голова гудела и пока его совершенно не интересовало, что происходит, пока где-то позади над ухом не раздался чужой голос.
- Кто вы? - собственный голос казался не родным, каким-то приглушённым, слабым. Быть может это удивительно и беспечно, но юноша не испытывал страха, как бы глупо это не было. - И откуда меня знаете? - Татуин хоть и считался огромной песочницей, фермы на нём располагались довольно далеко друг от друга, чтобы знать всех и каждого, водить дружбу и приятное соседство. Таким активным и непоседливым юношам как Люк всегда трудно находиться без общения, поэтому он и мотался в Мос-Айсли к друзьям, пересекая огромные расстояния на лэндспидере. Но этого мужчину никогда не видел и не был знаком, хотя и слышал от дяди некоторые упоминания о каком-то сумасшедшем старике, живущем отшельником. И кажется, того тоже звали Бен. Не то, чтобы Скайуокер сложил эти признаки, но совпадение и правда достаточно странное. Однако, выбирать ему не приходилось, добраться домой пешком не представлялось возможным, но и ехать в неизвестном направлении тоже. К тому же уже стемнело и заметно похолодало, бродить одному по дюнному морю слишком опасно.
- Я видел космическое сражение на орбите и ехал рассказать об этом друзьям, - юноша запустил руку в взлохмаченные русые волосы, осторожно щупая место удара. Оно очень болело, так, что Люк даже сморщился,- правда видел, - ему редко верили те, к кому парень относился искренне и считал друзьями, но это ничуть не обижало. Просто они не понимали. Они не испытывали такой непреодолимой тяги к полётам и космосу как Скайуокер. Только Биггс понимал, но его рядом не было. Дядя тоже постоянно раздражался, когда речь заходила о гонках и академии и Люк не понимал почему. Тётя хоть и выступала на стороне племянника, но властного строгого взгляда Оуэна всегда хватало, чтобы любые обсуждения сходили на нет. А потом всё начиналось по-новой: ранний подъём, осмотр дроидов и подготовка к полевой работе. Если получалось выкраивать время, Люк тратил его в своё удовольствие, хотя одобрения со стороны дяди это не вызывало. А теперь и вовсе не вернётся домой. Наверняка там будут переживать. Люк буквально слышал недовольный мужской голос, в котором, на самом деле, скрывалось волнение. Оуэн Ларс был строгим человеком, привыкшим к труду, но временами, юноша чувствовал, что мужчина что-то скрывает. Стоило только заговорить о полётах, как лицо мужчины становилось хмурым и недовольным, любая попытка разговорить ни к чему не приводила кроме его рассерженного ухода, поэтому со временем Скайуокер перестал расспрашивать, но никогда не забывал. Он собирал крохи информации о своём отце и всегда надеялся, что однажды дядя перестанет сердиться при малейшем упоминании о нём. О старом отшельнике Бене тоже отзывался ворча, строго настрого наказывая держаться от него подальше.
- Как же вам удалось, это же таскенские разбойники? - Даже в негромком голосе мужчина мог уловить мальчишеское восхищение. Люк уже успел нарисовать в воображении целую битву с людьми песка, поэтому скрывать собственные ощущения даже не пытался. С виду Бен выглядел намного старше его, примерно одного возраста с дядей и от этого его помощь ещё больше восхищала. Неужели он один справился со всеми? - Почему мне помогаете? - Татуин не то место, где все сопереживают друг другу, скорее совсем наоборот. Фермы живут обособленно, а в Мос-Айсли и Анкорхеде всегда хватало сомнительных личностей, разыскиваемых по всей галактике за тяжкие преступления, которые вряд ли пышут сострадательностью и мечтают день и ночь кому-то помогать абсолютно бесплатно. Вместе с этим вопросом Люк только сейчас начинает приходить в себя достаточно, чтобы перестать постоянно морщиться от любого движения, потому что голова раскалывалась. Осматривается вокруг, не узнавая местность. Не испытывал панического страха, однако сама информация о местонахождении важна.

0


Вы здесь » Crossbar » фандом » I hear there's this old wizard