пост недели от Behemoth
Карнавалы в Венеции всегда были превосходны в глазах Бегемота. Он старался их не пропускать, ведь это была особая атмосфера. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » фандом » meant to be [WOT]


meant to be [WOT]

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

When you get older, plainer, saner
Will you remember all the danger we came from?


https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/923/346626.gif  https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/923/405419.gif  https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/923/833160.gif  https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/923/592735.gif  https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/923/663235.gif
Paaran Disen
Lews Therin Telamon & Mierin Eronaile

[nick]Lews Therin Telamon[/nick][status]dragon[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/0014/69/31/2/735198.png[/icon][nm]<a href="https://barcross.ru/viewtopic.php?id=2605#p182738" class="ank">Льиюс Терин Теламон</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>The Wheel of Time</fan>If <a href="https://barcross.ru/profile.php?id=1640">you</a> were church, I'd get on my knees</div>[/lz]

Отредактировано Rand al Thor (2022-08-23 23:22:20)

+3

2

Льюис Терин чувствовал себя глупо. По всему северному внутреннему двору были хаотично раскиданы студенты, увлеченно изучавшие манускрипты, учебники, лекции и личные записи. Они сидели прямо так, на траве, с таким видом, как будто это было единственное правильное решение и только так и нужно было заниматься. Словно из земли каким-то образом передавались какие-то дополнительные знания. Теламон же достаточно быстро понял, что сидеть так категорически неудобно и он скорее думать о том, что на его форме останутся следы от травы, а не о том, как правильно составлять плетения Малого и Великого стража.

К слову, думать про Стражей Теламону вовсе думать было сложно. Так сложилось, что ставить большинство барьеров и защитных плетений он научился задолго до того, как поступил в Башню и делал это совершенно не задумываясь. Старшие учителя белели и задыхались, пытаясь придумать к чему в его плетениях стражей придраться, но так ничего не находили. Совершенно интуитивно Льюис Терин создавал плетения как по методичке. Ученый из южного отдела Башни, один из тех, кто проявлял интерес к Силу, хоть и не мог касаться её лично, уже несколько раз приходил к молодому ученику и спрашивал, можно ли ставить на нем эксперименты. Формулировка Теламона одновременно пугала и веселила, так что он пока не знал, что ответить.

Так же он не знал, как уйти из сада, не вызывая косых взглядов. История поступления молодого направляющего в академию и так вызывала неодобрение, от того Теламон больше других старался походить на остальных. Даже в такой мелочи, как домашняя работа в саду на траве. Косым взглядом Льюис Терин смотрел на окружающих, пытаясь увидеть что-то, что даст ему оправдание уйти. Ведь он только пришел и выглядел бы странно, сразу встав. За одно оправдание он зацепился - в саду было мало мужчин. Теламону даже показалось бы, что он вторгся на категорически женскую половину, если бы он не знал как факт, что такой в Башне не было. Да и какие-то мужчины были, окруженные группами по три-четыре девушки или только делающие вид, что читают.

Подобное занятие молодого студента заставляло чувствовать себя еще более глупо. Но глупость его всю выбило, как будто ударили битой по затылку. Льюис Терин не пошевелился, но по телу его прошла такая сильная волна леденящих мурашек, что он готов был поспорить, что кто-то использовал Чаше Ветров и поменял погоду на середину зимы. В Башне постоянно кто-то направлял, всё-таки, это была столица мира плетений и науки. В этом регионе направляющих было, скорее всего, больше, чем во всем остальном мире вместе взятых. И всё же плетение, которое он почувствовал было... другим.

Совершенно забыв про то, что о нем подумают, Льюис Терин подскочил на ноги, явно настороженный и начал осматриваться. Никто, казалось, не реагировал так остро, как он. Мужчины вовсе не обращали внимания, продолжая заниматься своими делами. По нарастающему чувству у него в позвоночнике, Льюис Терин знал, что направляла женщина, но ситуацию это не сильно прояснило. Некоторые женщины в саду поежились, но но особо не отреагировали. Этот факт насторожил его еще больше - он чувствовал, как направляла женщина за пределами этого сада.

Оставив свои вещи прямо на траве, Теламон сделал несколько шагов в разные стороны, пытаясь понять с какой стороны шел такой сильный поток Силы. Стоило ему только обернутся вокруг себя и на нем появился невидимый и, возможно, не существующий канат из плетений, который тянул его в невероятном направлении. Быстрым шагом, переходящим иногда на легкий бег Льюис Терин пересек весь сад, идя все ближе и ближе к окраинам Башни. Он абсолютно был уверен, что найдет тут людей, стоящих на ушах, служителей, ученых и учителей, которые справляются с каким-то внезапным кризисом Единой Силы. Но вместо этого он нашел почти пустое отдаленное крыло, в котором он ранее никогда не бывал.

- Что здесь происходит? - слегка нервно спросил Теламон у миниатюрной девушки, которая вышла ему навстречу. Она посмотрела на него, как на сумасшедшего и поспешила пройти мимо, не дав никакого ответа. Наверное, он и был сумасшедшим, но его уже било мелким ознобом из-за потоков Силы, наполняющих это знание. У него не было другого выбора, кроме как потянуться к Единому Источнику самостоятельно.

Бурный поток самой сути жизни потек сквозь него, давая ему достаточно отрешенности от происходящего, чтобы отвлечься от нарастающих беспокойных ощущений. Достаточно, чтобы он мог подойти к каждой двери, распахивая её и заглядывая внутрь.

[nick]Lews Therin Telamon[/nick][status]dragon[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/0014/69/31/2/735198.png[/icon][nm]<a href="https://barcross.ru/viewtopic.php?id=2605#p182738" class="ank">Льиюс Терин Теламон</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>The Wheel of Time</fan>If <a href="https://barcross.ru/profile.php?id=1640">you</a> were church, I'd get on my knees</div>[/lz]

+1

3

Каменные стены академии казались бесконечно высокими, массивными, они пугающе нависали над головой, заставляли чувствовать собственную незначительность: влекомая дуновением ветра песчинка против непоколебимых гор чужих амбиций и принятых вопреки ее воли решений. Она не хотела быть здесь, не хотела менять привычный уклад жизни, превращаться в безвольную марионетку в игре, правила которой были ей непонятны, но уже омерзительны и ненавистны.
Девушка никак не могла взять в толк, что же плохого в том, чтобы она осталась в родной деревне и попыталась стать мудрой, зачем ей нужно было обязательно куда-то ехать, чему-то учиться и превращаться в ту, кем она не хотела быть. Она не желала с-л-у-ж-и-т-ь.
В своем селении она со временем могла занять почетное место, стать личностью, достойной уважения, а здесь, в этих мертвенно холодных стенах, она чувствовала себя лишней, посторонней. Девушка постоянно ловила на себе настороженные взгляды, вокруг не было ни одного родного лица, доброй улыбки, лишь глаза, полные немого недоверия, преследовали ее, куда бы она ни пошла. И она платила им тем же – безоговорочно подозревала всех в злом умысле, недоброжелательности, скрытой враждебности.
Она не хотела быть здесь, но ей не предоставили иного выбора.
- Ты подчинишься, Майрин Эронайл, - слова отца болезненным эхом пульсировали у нее в висках каждый раз, когда девушка вспоминала о покинутом доме. Горькая правда заключалась в том, что ей некуда было возвращаться, в деревне ее никто не ждал. По крайней мере, ее точно не ждали обычной, простой, привычной, той, которой ее насильственно увезли в столицу. Может быть, какой-то другой, измененной, улучшенной ее бы и приняли.
Майрин пыталась смириться с неприятной реальностью, по кусочкам собрать себе новый приемлемый образ, но носить маску оказалось намного сложнее, чем она предполагала, а потому девушка частенько незаметно сбегала от шумной компании учеников, пряталась в отдаленных уголках башни, где могла провести время наедине с самой собой, размышляя, мечтая, строя планы на будущее, отличные от тех, что ей поначалу пророчили.
Она не хотела служить. Она не была рождена для того, чтобы стать прислугой, послушной магической пешкой для удовлетворения желаний бездарных, но наделенных властью глупцов. Если ее лишили собственного пути, то впоследствии она могла хотя бы присоединиться к ученым, отгородившись от болезненной действительности ворохом важных причин того, почему все стало именно так, а не как-то иначе.
Собственное будущее настолько беспокоило Майрин, что она проводила долгие часы, изыскивая способ того, как бы приоткрыть туманную завесу грядущего. До поры до времени все ее исследования были тщетны, пока однажды она не услышала легенду, больше похожую на байку, выдуманную суеверными крестьянами, чем на реальную историю, достойную хоть какого-то внимания.
Перешептываясь, бледнее от ужаса и опуская глаза в пол, словно делились невероятно страшной тайной, девушки-ученицы рассказывали о зеркале, висевшем в полузаброшенном крыле академии. Говорили, что оно способно показать то, с чем связана судьба заглядывавшего в него смельчака. Некоторые даже утверждали, что сами смотрелись в него и видели смутные образы, мелькавшие за их спинами, но когда оборачивались, то комната была абсолютно пуста.
Поначалу Майрин не поверила - все звучало слишком просто,- однако потом сомнения, страхи, разбитые надежды возобладали над голосом разума, заставив ее ухватиться за услышанную историю с той же силой, что утопающий хватался за хлипкую соломинку, неспособную его спасти.
Для разговора с зеркалом, так это действие Майрин обозначали для самой себя, она выбрала время, когда большинство учеников проводило за занятиями, а потому в отдаленном крыле башни ей вряд ли бы кто-то встретился, а если бы и попался кто-то посторонний, то она всегда смогла бы притвориться, что искала тихое место для изучения свитков, которые предусмотрительно прихватила с собой.
Майрин не хотела, чтобы кто-то догадывался о терзавших ее душу тревогах. В чужих глазах она хотела оставаться непогрешимо спокойной и уверенной в себе.
К счастью, никто не обратил на нее внимания, а комната была пуста, так что девушка смогла спокойно подойти к зеркалу и… ничего не произошло. Она смотрела и смотрела, и смотрела на свое неподвижное отражение, не моргая вглядывалась в отполированную поверхность, но никакого иного изображения на ней не проявлялось.
- Напрасно, - горестно выдохнула Майрин, пальцы ее разжались, свитки пергамента, которые она до этого держала в руках, с шумом попадали на каменные плиты пола. – Почему? Я всего лишь хочу знать ответ. Неужели это так сложно? А если…
Она не понимала, что именно и зачем делала. Ей нужно было что-то сделать, чтобы нарушить круг неудач, хотя бы на мгновение заглушить сомнения.
Движением рук она повторяла узоры, высеченные на массивной резной раме старинного зеркала, и они оживали, белыми линиями света тянулись вокруг нее, наполняли простраство причудливыми фигурами невиданных зверей и цветов. Или ей это только казалось? Был ли в узоре хоть какой-то смысл? Существовал ли сам узор? Или это было невообразимо видение, доступное только ее взору?
Очередной виток плетения повис в воздухе, светясь ярче солнечных лучей, попадавших в помещение через раскрытые окна, и дверь за ее спиной внезапно резко распахнулась. Майрин вздрогнула, обернулась, лишь каким-то чудом не прервав создание узора. Нити же сами потянулись в вошедшему, словно бы собираясь забрать его в нарисованную картину, навсегда сделать ее частью.
- Не трогай! Уходи отсюда! – испуганно вскрикнула девушка. Она не знала, что могло произойти, а потому стремилась предупредить юношу о грозившей ему неведомой опасности.
Он не должен был здесь находиться. Он не был частью ее узора.

Отредактировано Lanfear (2022-08-24 20:59:36)

+2

4

За дверью Льюис Терин ожидал увидеть женщину, которая направляла большое количество Силы. Но открыв дверь, он всё равно увидел не то, что ожидал, хотя картина почти в точности совпадала с его описанием. Но всё было... не так.

Во-первых, ничего подобного Льюис Терин никогда раньше не видел. Мужчины плетения по большей части только чувствовали, но не видели. Так же как и остальные, юноша просто знал, как нужно создать то или иное плетение, не видя ниток пронизывающей весь мир энергии. Касая Единого Источника, Теламон чувствовал плетения так, как чувствовал свои сердце или легкие - ему не нужно было видеть их, чтобы знать, что они есть и работают. Потянувшиеся к нему нити явно были какими-то плетениями, сложными нитями, которые образовывали простые формы.
Сами эти формы удивляли не меньше самого факта, что Теламон их видел.

Во-вторых, Льюис Терин ожидал увидеть кого-то в беде. Ощущения, которые заставили его бросить всё и кинуться на расследование ни в коем случае не говорили о том, что ситуация у кого-то под полным контролем. Так, по крайней мере, Теламон считал, до того, как услышал реакцию на свое появление. 

Наконец, моментально атаки юноша тоже почему-то не ожидал. Казалось, учитывая все его ощущения, это должно было быть очевидно, но он всё  равно только в последнюю секунду успел свить небольшой щит из всех пяти стихий, чтобы оградить себя от плетения. Видимые его глазам нити разбились о невидимый щит и сотнями маленьких лучей поползли по стенкам и дверям.
В том, что это была атака, Льюис Терин был совсем не уверен. Как и в том, что у него получилось защититься.

Теламон совсем не спешил выходить из положения боевой готовности, глядя на то, как нитки плетений обнимали стены. Подобно плющу, растущему вдоль кирпичных домов, узоры из видимой Силы ползли все выше. Нудящее чувство, которое привело Теламона в эту комнату так и не исчезло. Щит он не снимал, но и уходить не торопился.

- Что-то не так... - в период небольшого затишья сказал вслух Теламон с хмурым видом. И, как будто почувствовав его настороженность, нитки плетений откликнулись. Каждая одним небольшим толчком пустила по стенам и полам трещины. Дверь вовсе моментально рассыпалась, а стены угрожающе накренились.

Льюис Терин позволил бушующему потоку Силы, который тек через него, усилится. Так же машинально, как он свил щит, он свил опору из плетений земли и воздуха для стен. Без этого, казалось, они грозились обрушится. Но, не факт, что даже с этим выстояли бы. Уходить он теперь точно не мог, поэтому он прошел внутрь, изучающим взглядом осматривая девушку и окружение.

- Что ты тут делала?

[nick]Lews Therin Telamon[/nick][status]dragon[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/0014/69/31/2/735198.png[/icon][nm]<a href="https://barcross.ru/viewtopic.php?id=2605#p182738" class="ank">Льиюс Терин Теламон</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>The Wheel of Time</fan>If <a href="https://barcross.ru/profile.php?id=1640">you</a> were church, I'd get on my knees</div>[/lz]

+1

5

Незнакомец все нарушил. Вместо того, чтобы благоразумно бежать, юноша предпочел войти внутрь комнаты, и стоило только светящимся нитям узора протянуться к нему, дотронуться до созданного им магического щита, как плетение было безнадежно испорчено. Рисунок сломался, разбился, растекся по стенам вокруг, в яростном бессилии круша прочный камень, словно хрупкую яичную скорлупу.
Майрин вздрогнула. Тяжелый вздох сожаления сорвался с ее алых губ. Она была опечалена, разочарована и раздосадована. Еще минуту назад казалось, что ответ на мучавший ее столько невыносимо долгих дней вопрос вот-вот будет открыт ее разуму, но пришел ОН и узор начал рассыпаться, шелковыми нитями распадаясь вокруг нее, скользя по полу, стенам, мебели сверкающими лучиками белесого света. Больше не было диковинных цветов и фантастических зверей, мчавшихся в неудержном танце по комнате, лишь серебристые паутинки силы все еще витали в воздухе, в хаотичном порядке сплетались в полупрозрачное полотно, напоминая о былом великолепии.
Девушка шумно выдохнула, с немым укором взглянула на наглеца, бесцеремонно прервавшего ее уединение, и отвернулась, пытаясь сосредоточиться на воссоздании погубленной картины. Чтобы это ни было, она хотела вернуть утраченные образы, все еще веря в то, что именно в них хранился секрет уготованной ей судьбы.
Она старалась изо всех сил, но чудесное видение не возвращалось: нити света продолжали ползти по поверхностям и, казалось, жили своей собственной жизнью, не подчиняясь воле создавшей их направляющей. Вероятно, вся проблема заключалась в том, что Майрин сама не осознавала, чего именно ожидала от Единой Силы, а потому узор не складывался, не слушался и постоянно ломался, трансформируясь в нечто непонятное.
- Я… хватит, - обреченно произнесла девушка, попытавшись разорвать связь: с потолка комнаты уже начинала сыпаться каменная крошка, все происходившее становилось откровенно опасно.
Однако у нее ничего не вышло. Все новые и новые петли света продолжали возникать в воздухе, оплетая предметы, поверхности и саму Майрин, несмотря на то, что та уже не желала их появления и искренне стремилась остановиться. Тянулись они и к юноше, создавая вокруг выставленного магического щита подобие сверкающего кокона, не нападая, но и не отпуская, словно все и всё, что находилось в помещении, должно было принадлежать им.
В душу девушки прокрался страх. Он заплескался в ее глазах, заставил побледнеть кожу и едва заметно дрожать голос, когда она признавалась в своем поражении.
- Я не могу это остановить, - она посмотрела на незнакомца, прося то ли помощи, то ли прощения за то, что он невольно оказался втянутым во все это. Нити силы его не отпустят – в этом Майрин не сомневалась. Пожалуй, это было единственная вещь во всем мире, в которой она сейчас была абсолютно уверена.
- Говорят, что можно погибнуть, если направить слишком много. Интересно, где мой предел? - грустно спросила она, обращаясь, скорее, к самой себе, чем к пойманному в ловушку мужчине. Все происходившее все больше начинало казаться ей странным сном, одним из тех дурных видений, что порой терзали ее по ночам. – Я должна почувствовать боль?
Майрин прислушалась к своим ощущениям. Голова кружилась, ей чудилось, что она идет через быстрый поток воды, но больше ничего странного, не считая творившегося вокруг беспорядка, не происходило.
С громким треском с потолка комнаты обрушилась каменная плита. Девушка вздрогнула, обернулась и вновь заглянула в зеркало, поверхность которого оставалась удивительно чистой, будто бы нити силы старательно избегали его.
- Так ты дашь мне ответ? – требовательно произнесла она. На мгновение ей почудилось, что юноша произнес что-то, но в следующий момент кошмарный скрежет заглушил все звуки вокруг. Обрушилась часть стены и…
Майрин отчаянно зажмурила глаза, уверенная, что камни погребут ее под собой. Грохот, гул. Что-то больно ударило ее в плечо, а потом внезапная тишина и совершенно неуместное пение птиц.
Девушка кончиками пальцев осторожно потрогала свое лицо, все еще боясь открывать глаза – вдруг окажется, что она уже умерла.

+2

6

- Большинство не спешат проверять это не своей шкуре, - чуть усмехнулся Льюис Терин. Небольшая серьезность не сошла с его лица, но обусловлена она была скорее тем, что он сам до сих пор сражался с мужской половиной Источника, при этом продолжая ощущать те нити. Каждое из этих событий было заданием сложным, но терпимым. Вместе же Теламон не знал, как он сам себя поведет или как отреагирует Сила, поэтому был настроен на решительное разрешение ситуации, а не на философские разговоры.

Хотя в своем замечании он, кажется, всё-таки ошибся. Подойдя к девушке он понял, что она совсем не как большинство. Конечно, большинство не направляют такое количество Силы. Большинство не запирают себя наедине с каким-то артефактом. Большинство даже не заходит в это крыло Башни.
Большинство не так красивы, как она.

С хмурым видом Льюис Терин заставил себя оторвать свой взгляд от девушки... и посмотрел в её отражение в зеркале. Отрешенность, которая приходила с прикосновением к Единому Источнику, всё равно не давала ему полностью сосредоточиться на ситуации при взгляде на неё. Только в последний момент он заметил через отражение, что нити силы продолжили расползаться по зданию.

Машинально Теламон кинулся к девушке, пытаясь укрыть её собой. Тяжелый потолок, обваливаясь, бил по его щиту, в конечном итоге пробивая его. Льюис Терин навис над девушкой, получая небольшими осколками по затылку и спине. Долго, конечно, он этого не терпел, свивая совершенно новый поток и вместо того, чтобы принимать удар камней на себя или на щит, он отталкивал их потоками энергии, какие-то заставляя отпасть, а какие-то заставляя рассыпаться.

Обвал закончился и Льюис Терин сумел всё же не зацикливается на красоте особы перед ним. С взором, полным невидимого огня он выпрямился и посмотрел наверх и по сторонам - стены всей комнаты и большинства здания были обвалены, так же, как и потолка уже не было и в помине. Но они с девушкой всё ещё стояли, как и зеркало рядом с ними.

- Ты еще направляешь..? - спросил Льюис Терин после небольшой паузы. Мужчины чувствовали, когда женщины касались Единого Источника и когда они складывали различные плетения, но не видели. То, что Теламон он сейчас чувствовал он сам понять не мог, поэтому вместо излишнего разбирательства решил просто спросить.  Только потом он озаботился, что уточнение могло скорее выставить его в дурном свете, а не показать, что что-то всё ещё не так.

Благо, не так само о себе напомнило. На простом обвале нити не остановились. Льюис Терин не видел, как тонкой паутиной нити обвили все куски, которые образовались от обвала - и большие и маленькие, но отчетливо заметил, как все эти куски начали подниматься в воздух. Даже для самых сильных и самых опытных направляющих левитация предметов было занятием не простым. Теламон совсем был не уверен, что способен был бы поднять большие камни, да ещё и заставить это выглядеть так, как будто они были пушинки на ветру. Как бы это не было парадоксально, создать такой камень было намного проще, чем передвинуть его подобным образом.
Пора бы уже было понять, что это не простое плетение.

- Проклятье... - тихо выругался Теламон, совершенно не стесняясь того, рядом с ним находилась леди. Он задумался на мгновение, стоило ли свивать еще один щит - сами по себе летающие камни не выглядели как угроза. Но, осматриваясь ещё раз по сторонам, Льюис Терин посмотрел под ноги. На полу мистические нити расползались таким же образом, угрожаю в любой момент треснуть или, чего еще, начать подниматься в воздух. Моментально он забыл и про другое приличие, хватая девушку за руку и потянул её за собой, добегая до травы, где заканчивался пол здания.

Остановившись и посмотрев под ноги, Льюис Терин облегченно вздохнул, замечая, что нити не поползли дальше. Он отпустил руку девушки, начиная думать о том, что держать её так было, всё-таки, не прилично. Стоило ему открыть рот, чтобы сказать что-то мирное, как с глухим треском разломилась колонна в середине сада.
Нити на траве он просто не видел. Но как-то они распространялись.

- Пожалуйста, скажи, что ты просто хотела разрушить Башню... тогда значило бы, что всё идет по плану, - усмехнулся Теламон немного нервно, пару раз коротко посмотрев на девушку, но больше глядя по сторонам.

[nick]Lews Therin Telamon[/nick][status]dragon[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/0014/69/31/2/735198.png[/icon][nm]<a href="https://barcross.ru/viewtopic.php?id=2605#p182738" class="ank">Льиюс Терин Теламон</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>The Wheel of Time</fan>If <a href="https://barcross.ru/profile.php?id=1640">you</a> were church, I'd get on my knees</div>[/lz]

+1

7

Майрин осторожно приоткрыла глаза: все-таки она была жива, но только из-за того самого парня, который бесцеремонно испортил ее плетение. Юноша успел вовремя создать щит, укрывший их от обвалившейся каменной кладки башни. Майрин облегченно выдохнула, но благодарить не стала: умирать, конечно же, не хотелось, но было бы намного приятнее, если бы она смогла справиться с этой ситуацией самостоятельно, не прибегая к чужой помощи. К тому же девушка не была полностью уверена в том, что если бы незнакомец не появился на пороге комнате, то все эти разрушения произошли бы.
До того, как пришелец дотронулся до ее узора, все шло неплохо: она чувствовала потоки силы и могла их направлять, создавая причудливую картину, и лишь его прикосновение уничтожило гармонию рисунка.
- Я… Нет, - на заданный вопрос Майрин решила все-таки ответить, потому что от этого могла зависеть ее жизнь. Несмотря на предпринятые попытки, она не сумела отдалиться от источника, а потому единая сила через нее, как через трещинку в сосуде, продолжала изливаться вокруг, светящимися нитями оплетая массивные каменные обломки здания и, словно невесомые пушинки, поднимая их в воздух. Более того, паутинки расползались дальше, проникали в сад, тянулись к кустам и деревьям. – То есть… - девушка на мгновение запнулась, подбирая правильные слова, чтобы описать происходившее. – Сила идет через меня, но я никак не могу это остановить. Все это мне уже неподвластно, - признавать собственное бессилие было болезненно неприятно, однако ситуация становилась достаточно серьезной, чтобы пожертвовать гордостью. К тому же в сердце Майрин начинала зарождаться симпатия к странному юноше. Ей нравилось, что он не бежал, трусливо не бросил ее в беде, спасая собственную шкуру. Вероятно, он был первым живым существом, которое за последние несколько месяцев по-настоящему, на деле, а не словах заботила ее судьба. Остальные притворялись, разыгрывая дружелюбие, пряча за дежурными улыбками безразличие. Они думали, что провели ее, но девушка видела правду, холодным блеском равнодушия проступавшую в уголках их надменных глаз.
- Постой! – возмущенно воскликнула Майрин, когда юноша нагло схватил ее за руку и потянул за собой. Она не привыкла, чтобы ее вот так куда-то тащили и терпеть такое обращение в дальнейшем не собиралась, однако ее рассерженный возглас заглушил протяжный треск стоявшей в саду колонны, до который уже успели дотянуться светящиеся паутинки.
- Нет- нет! Конечно же, нет! Я этого не хотела! Не было у меня такого плана! – делая шаг назад, отдаляясь от своего непрошеного спасителя, произнесла девушка. – Я всего лишь задала вопрос зеркалу! – она с искренним негодованием посмотрела на юношу и вдруг резко побледнела, цветом кожи став едва ли не белее своего белоснежного платья. Серебристые нити витиеватым узором теперь оплетали ладонь юноши, которой он посмел прикоснуться к ней. – Просто стой и ничего не трогай, - требовательно произнесла Майрин, и в ее голосе прозвучала неподдельная печаль. – Я не хочу, чтобы с тобой что-то случилось.
Будто бы подтверждая ее слова, треснула очередная колонна, входившая в состав поросшего диким виноградом амфитеатра. К счастью, это место не пользовалось популярность у учеников, а потому падавшие обломки камня пока не грозили никому, кроме них двоих. Некоторую надежду на чудесное спасение внушал и тот факт, что нити силы по какой-то непонятной причине крушили только каменные строения, не трогая деревья и кустарники, хотя и плотно оплетали их.
- На твоей руке, - тихо добавила Майрин и уголки ее губ горестно опустились. Она чувствовала вину. Она никогда никого не убивала, из-за нее никто никогда не погибал, а потому девушка не хотела, чтобы этот день ознаменовался тем, что будет потом вечно преследовать ее в ночных кошмарах. А еще было до боли обидно впервые встретить в академии кого-то, кто хотя бы каплю ей понравился, и вот глупо сразу же потерять его. Это было жутко несправедливо.
Майрин попыталась сосредоточиться и вернуть власть над узором, но единственное, что у нее получилось – остановить разрастание паутинок.
- Прости, мне очень жаль, - она с грустью взглянула в темные глаза юноши.

Отредактировано Lanfear (2022-08-26 17:22:24)

+2

8

- Что ж... значит, всё идет не по плану... - хмыкнул Теламон, пытаясь пошутить, но вышло с чрезмерной серьезностью. Он вновь начало осматривать плетения, расползающиеся по окружению. Раз он мог их увидеть, а не только почувствовать, у него было больше шансов их понять. Видящему жилось значительно проще, чем слепцу - именно поэтому женщины были куда ловчее в создании точных узоров, в то время, как в мужской половине башни то и дело что-то взрывалось.

Действуя всю жизнь впустую, Льюис Терин, конечно же, не имел ни малейшего представления, на что смотреть. Достаточно быстро у него вообще скользнула мысль, что это не правильное плетение, не такое, каким его видят женщины, а что-то другое. Может быть только частично поддерживаемое женской половиной единого источника. Может быть и так. А может быть Теламон просто искал оправдание, чтобы не думать мозгами.

Думать, ему, всё-таки стоило. И начать надо было несколько минут назад. Хмурости у него прибавилось ещё больше, когда девушка напротив обратила внимание на его руку. Теламон готов был ругаться самыми неприличными словами, которые он только знал. Но, подняв на неё снова взгляд, мужчина увидел опечаленный вид леди.
От такого у любого бы болезненно сжалось сердце. Льюис Терин машинально, даже не думая, чуть выпрямил спину и улыбнулся - желание защитить и приободрить молодую особу было вшито в него так же, как желание продолжать дышать.

- Мы пока не знаем, что это значит. Может, я начну летать, - усмехнулся юноша и кивнул в сторону парящих камней. Среди которых, кстати, была глыбы, на которой стояло зеркало. Когда все остальные булыжники кружились и периодически трескались, основа с тем зеркалом плавно висела в воздухе, не тронутая ничем. Выглядело даже слегка завораживающе, особенно от того, как зеркало блестело на солнце. Правда, в отражении зеркала Теламон поймал краем глаза теплый оранжевый свет, не такой, какой был от небесного светила. Мужчина резко повернулся в сторону, где было бы отражаемое и заметил, как пролегающие нити энергии прошлись по беседки в середине сада, а потом из каждой образовавшейся трещины полился огонь. Стена огня, страшнее тех, что слушались при лесных пожарах в отдаленных регионах.

- Или начну дышать огнем, - снова попробовал пошутить Льюис Терин, хотя на лице его выступила небольшая испарина. Он явно засуетился. Повернулся назад к девушке он полный серьезности и решимости. - Я могу тебя отгородить от источника.

Льюис Терин произнес слова достаточно уверенно, но волна сомнений моментально его охватила, что не могло не отразиться на его лице. Обычно Теламон мог отсечь практически кого угодно, хоть это и было чудовищно грубо. Даже в большинстве случаев преступно. Уметь он это умел, но больше знал в теории и теория говорила ему, что кого-то с такой силой сложно было бы отсчеь. Даже не смотря на то, что она женщина. Всё-таки, именно неслыханные потоки силы привели его сюда. Да и отсекать тех, кто непосредственно направлял было сложнее, чем тех, кто уже отпустили Источник сами.

- Могу я тебя отсечь? - уточнил Теламон, слегка заломив брови. Ему этого никогда не приходилось испытывать, пока что. Но девушка не могла закончить направлять сама, а её плетение (или плетение зеркала, которое она активировала) продолжало бесноваться вокруг, поэтому это казалось правильным решением. Но разрешение он всё равно спрашивал.

- Если ты максимально уменьшишь поток, у меня получится...

[nick]Lews Therin Telamon[/nick][status]dragon[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/0014/69/31/2/735198.png[/icon][nm]<a href="https://barcross.ru/viewtopic.php?id=2605#p182738" class="ank">Льиюс Терин Теламон</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>The Wheel of Time</fan>If <a href="https://barcross.ru/profile.php?id=1640">you</a> were church, I'd get on my knees</div>[/lz]

+2

9

Майрин искренне не понимала, как можно сохранять жизнерадостность, когда буквально за твоей спиной разверзлась земля и из расщелины полилась раскаленная лава. Юноша старался казаться уверенным и спокойными, но у девушки все равно возникло подозрение, что никакого четкого, осмысленного плана у него не было. Вероятно, следовало звать на помощь кого-то более опытного и умелого в обращении со взбесившимися узорами, только вот времени на это катастрофически не оставалось. Вполне возможно, что к тому моменту, когда они отыскали бы одного из учителей, вышедшая из-под контроля единая сила уже уничтожила бы и башни, и неудачливую направляющую, а умирать Майрин все еще решительно не хотела. Но и предложение, озвученное незваным спасителем, ее категорически не устраивало. Сама мысль о том, чтобы позволить кому-то отрезать ее от источника, казалась девушке отвратительной, крамольной, преступной и… и… непростительной!
- Что? – еще не полностью веря в то, что она услышала, возмущенно переспросила Майрин, воззрившись на юношу с искренним негодованием. Теперь парень не казался ей таким уж безобидно хорошим. Разумеется, она понимала, что предложенная им идея могла быть единственным шансом на спасение. Однако перспектива пусть даже всего лишь на несколько часов остаться без возможности прикоснуться к потокам силы казалась ей ничуть не менее пугающей, чем надвигавшаяся гибель. Никто не мог знать, какие страшные сюрпризы судьба уготовила ей на тот период, когда она осталась бы беззащитной, неспособной постоять за себя.
Конечно, в академии не было принято нападать на учеников, но Майрин не верила никому, всерьез не рассчитывала ни на чью помощь. Даже этот странный спаситель, с которым они в прямом смысле были связаны светящимися нитями, не внушал ей достаточно доверия, чтобы позволить подобную вольность.
- Да как ты вообще посмел?! -  воскликнула девушка, делая шаг назад, интуитивно желая увеличить расстояние, отделявшее ее от очередной непредвиденной опасности. Впервые в ее душу ядовитыми змеями вползли сомнения в искренности поступков юноши.
Почему пришел именно он, а не кто-то из учителей? Почему все разраставшиеся разрушения, грозившие полностью уничтожить территорию академии, привлекли только его одного? Было в этом что-то неправильно, нелогичное, подозрительное.
- Ты… - она хотела разразиться очередной гневной тирадой, когда оглушительный треск привлек ее внимание, заставив позабыть все злые слова, так и не успевшие сорваться с ее губ: землю прорезала вторая трещина, из которой, как и из первой, полилась огненная лава, уничтожая зеленый ковер трав и пестрых соцветий, росших в саду.
- Ладно! Ты прав! Я согласна, - Майрин сдалась, хотя в ее сердце все еще клокотала ярость, подпитываемая страхом. – Я постараюсь.
И она действительно попыталась ослабить потоки, хотя это было трудно, потому что плетение не желало слушаться, сопротивлялось, словно бы обладало собственной волей.
Майрин смотрела на юношу, и в пристальном взгляде ее черных глаз без труда можно было прочитать дикую смесь недоверия, испуга, подозрения и решимости идти до конца и бороться за себя, несмотря ни на что.
В тот судьбоносный момент девушка пообещала самой себе, что выживет и всегда будет добиваться своего, даже если останется без силы, даже если абсолютно все на свете встанут против нее. То, что положено ей, достанется ей.

Отредактировано Lanfear (2022-08-27 14:17:47)

+2

10

Льюис Терин почти придумал, как он будет уговаривать девушку. Почти. Он был заметно благодарен бушующему потоку лавы, потому что он совсем не был бы уверен, что только его слова сработали бы. Или он вообще сказал бы то, что нужно. Например, когда необходимое разрешение Теламон получил, он почти не думая ляпнул:

- Не бойся, ты ничего не почувствуешь, - говорил юноша это пытаясь девушку успокоить, но произнеся вслух понял, что это в равной степени могло прозвучать как угроза. Он же пытался сделать так, чтобы она не смогла коснуться Единого Источника.

До того, как последовали возможные возмущения, Теламон выпрямился и закрыл глаза. Он хотел делать осторожно, хирургически точно. Так, как мужчинам, особенно мужчинам с его потенциалом, сделать было практически невозможно.
Основу щита он свил без проблем - тонкая паутина, которую никто не мог увидеть и мало кто мог почувствовать, окружила девушку. Но сквозь эту паутину продолжали тянуться потоки Силы. Один за другим Льюис Терин сужал их, как будто гасил свечу, просто отрезав её от доступа к воздуху. От каждого косвенного прикосновения к женской половине источника, Теламон видел небольшие вспышки света перед закрытыми глазами. Единая Сила прекраснее всего, когда соединяется мужская и женская половина.

У него получилось свить большую часть щита, но оставался один поток. С закрытыми глазами юноша не видел, что именно эта нить тянулась к тому самому зеркалу. Несколько раз Теламон пробовал отсечь этот поток, но ничего не получалось. Любое его плетение отскакивало, словно его отталкивала другая, совершенно не знакомая сила. Льюис Терин попробовал один раз надавить особенно, пытаясь буквально отрезать этот поток, но его воображаемые ножницы растрескались на сотню кусочков, а сам он машинально схватился за руку.
Оставленный ранее узор сильно заболел. Теламон был не из тех, кто жаловался на боль или на неприятные ощущения, но подобное игнорировать было бы сложно. Он зашипел, разминая руку и пытаясь это остановить, но боль начала отступать только когда он расплел окончательно щит и сам отпустил саидин.

Недовольно мотнув головой, Теламон остановил себя от того, чтобы  выругаться. Одного раза было достаточно, всё-таки рядом с ним находилась дама. И не просто дама, а дама в беде. Красивая дама в беде. Не на что было ругаться.

- Поток слишком силен, - заключил Льюис Терин, хотя он совсем не был уверен, что именно в этом была проблема. Возможно плетение толщиной с волос всё равно бы его отталкивало, просто потому что оно было замешано в той странной магии, которую источал тер'ангриал в форме зеркала.

- Если у меня не получается отсечь, ни у кого не получится, - заявление достаточно громкое. Сильнее любого мужчины всегда был круг из тринадцати женщин. Не было ничего сильнее круга из тринадцати женщин. Но пока сюда соберутся и соединяться в круг тринадцать женщин, от Башня камня на камне не останется. Нужно было что-то придумать.

- Думаю, необходимо замкнуть плетение. Или завершить его, - Теламон снова выпрямился и махнул рукой, пытаясь отделаться от остаточных неприятных ощущений в руке и посмотрел наверх, на зеркало. - Сможешь дотянуться до своих оригинальных плетений отсюда или нужно подобраться ближе.

[nick]Lews Therin Telamon[/nick][status]dragon[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/0014/69/31/2/735198.png[/icon][nm]<a href="https://barcross.ru/viewtopic.php?id=2605#p182738" class="ank">Льиюс Терин Теламон</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>The Wheel of Time</fan>If <a href="https://barcross.ru/profile.php?id=1640">you</a> were church, I'd get on my knees</div>[/lz]

+2

11

Майрин возмущенно нахмурила брови, но удержалась от едких комментариев, потому что выбора у нее не было. Этот юноша оставался единственным шансом на спасение, которым девушка не могла безрассудно разбрасываться, наивно веруя во внезапное обретение чуда, способного все исправить.
Она хотела жить, быть свободной и, конечно же, чувствовать потоки энергии, проходившие через ее тело, управлять ими, прикасаться к источнику единой силы, создавать узоры, но ей приходилось полагаться на чужие сообразительность и находчивость. Зависеть от кого-то было омерзительно.
Майрин едва заметно поморщилась, когда юноша перерубил первый поток. Ощущение было неприятным, словно кто-то бесцеремонно дернул ее за волосы, а потом еще и еще. В какой-то момент ей даже показалось, что у самопровозглашенного спасителя все получится, что он сможет отгородить ее, остановив все разраставшиеся разрушения, но вот и ее бесстрашный герой наткнулся на то, справиться с чем оказалось ему не по плечу.
Яркая нить, связывавшая девушку с злосчастным зеркалом, не желала поддаваться, а каждая новая попытка юноши прервать ее причиняла Майрин такую дикую боль, словно ей пытались оторвать руку или ногу, или же что-то еще. Если бы кто-то спросил, то девушка не смогла бы ответить, в какой части тела поселилась боль, она возникала из ниоткуда и растекалась по коже, мгновенно охватывая все сознание.
Когда юноша внезапно остановился, признав собственное поражение, то Майрин лишь устало кивнула. Если бы он продолжил, то она сама попробовала бы вырваться, возможно, взмолилась бы о пощаде, прося прекратить жестокую пытку. Теперь же ей удалось сохранить лицо, окончательно не выпасть из образа той, кто сумеет со всем справиться.
- Ты самоуверен, - она едва заметно улыбнулась, одними уголками губ. По мере того, как возвращалась способность чувствовать потоки, отступала и пелена агонии, застилавшая ее сознание. Разум приобретал утраченную было на несколько мгновений ясность мысли. – Почему так?
Девушка замолчала, нахмурилась, рассматривая серебристые паутинки, вновь расползавшиеся по саду. Как малодушно она надеялась на легкий исход, на то, что кто-то сможет вместо нее решить созданные ей проблемы. История замкнулась, все вновь вернулось в начальную точку, к ней, к зеркалу.
- Если бы я знала, что оно должно из себя представлять, то это было бы намного проще, - Майрин отрицательно покачала головой. В ее голосе звучала печаль. Она искренне жалела, что поверила глупым слухам, пошла в дальнее крыло и попыталась все сделать на свой лад. Это было очень глупо, недостойно направляющей, пусть еще всего лишь и юной ученицы.
- Я попробую, но ничего не обещаю, - произнося это, она старалась не смотреть юноше в глаза. Ей было стыдно за то, что она оказалась такой глупой и слабой, не сумела сохранить контроль.
Она сосредоточилась и стала медленно воспроизводить первоначальный рисунок. Поначалу у нее даже получалось: в воздухе мелькнули олени и цветы, но тут же вновь распались, стоило ей только переключить внимание на другую часть плетения. Лишь нить, оплетавшая руку юноши, сохранила свой узор, превратившись то ли в изображение брони, то ли в чешую, что покрывала тела рептилий.
- Нет, мне нужно подойти ближе, - хмурясь, произнесла Майрин, старательно не обращая внимание на тот факт, что только поток, вцепившийся в ее спасителя полностью изменил форму.

+1

12

- Я... - Льюис Терин серьезно начал отвечать на вопрос, даже если он был кинут в пустоту и был не самым важным предметом для обсуждения. Но он быстро проговорил свои слова. Не мог же он сказать, что еще с подросткового возраста был признан самым сильным направляющим из живущих. Это было как минимум грубо. - Не суть важно сейчас. Башня может взорваться. 

Последнее он сказал, как напоминание самому себе. Напоминать о делах поважнее стоило при каждом взгляде на девушку - как хоть кто-то мог смотреть на неё и не отвлекаться для Теламона уже было большой загадкой. Почти такой же большой, как это чертово зеркало.
Отрезать плетение не получалось. Замкнуть тоже. Как разрешить ситуацию? Такую загадку Льюис Терин будет ставить перед своими учениками, когда станет преподавателем в Башне. Если, конечно, доживет до того, чтобы стать преподавателем. Или хотя бы Служителем. 

- Так, - заключил Теламон осмотревшись. Он взял девушку за руку - всё равно плетение, чем бы оно не было, уже его коснулось и делало все возможные метаморфозы. От подобного прикосновения руке не стало хуже, не было никакого отдачи. Жест  даже показался правильным, хотя последнее опять могло быть связано с её красотой. - Плетение, кажется, слушается тебя еще немного. Попробуй создать для нас лестницу из этих летающих камней. Я  помогу стабилизировать их и создам щиты, чтобы ничто больше не помешало. - Всё вокруг грозилось вот вот взорваться, треснуть, лопнуть или еще выкинуть какой-то выкрутас, поэтому прикрытие определенно было необходимо. Тем более, Теламон сомневался, что платье подходило для подобных маневров, вместе они будут куда более стабильны, чем она одна.

- Доверься мне, - посмотрев ей в глаза, попросил Теламон и выждал немного. Он просил доверится ему полную незнакомку. Её прекрасный лик Льюис Терин видел впервые. И всё же... всё казалось таким правильным. Его притянуло к ней, как магнит к металлу. Поток, который девушка направила около этого зеркала стал для него путеводной звездой. - Готова?

[nick]Lews Therin Telamon[/nick][status]dragon[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/0014/69/31/2/735198.png[/icon][nm]<a href="https://barcross.ru/viewtopic.php?id=2605#p182738" class="ank">Льиюс Терин Теламон</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>The Wheel of Time</fan>If <a href="https://barcross.ru/profile.php?id=1640">you</a> were church, I'd get on my knees</div>[/lz]

+1

13

Довериться? Словно до этого она поступала как-то иначе. Если подумать обо всем ее общении за последние несколько месяцев, то этого юношу можно было бы назвать ее самым близкими и надежным другом, а, между тем, она все еще абсолютно ничего о нем не знала: ни имени, ни его происхождения, ни почему именно он почувствовал ее узор. Успокаивало только то, что герой-спаситель тоже о ней ровным счетом ничего не знал.
А еще – в этом было стыдно признаться даже самой себе – ей нравилось, как он решительно брал ее за руку, не боясь окончательно увязнуть в тонких нитях плетения. Девушка даже невольно задалась вопросом, а поступил бы он так же, находись на ее месте какая-нибудь другая миловидная леди в беде. Ответ пришел сам собой: «Конечно, он тоже бросился бы на помощь». Майрин нахмурилась и недовольно поджала губы. Такой расклад ее категорически не устраивал, потому что она всегда и во всем хотела быть уникальной, однако дурой от рождения она тоже не была, а потому не питала никаких иллюзий.
- Хорошо. Я все поняла. Готова, - коротко ответила она, сосредоточившись на создании лестницы из летавших вокруг гигантских каменных обломков. В конце концов, спасение собственной жизни и прекращение творившихся вокруг разрушений было более важной задачей, чем придумывание обид на юношу, который был ей никем. Проблема заключалась только в том, что Майрин уже не чувствовала его никем. Ее сердце приоткрылось, робко потянулось к нему, как тянется первый ус виноградной лозы к плетню, который впоследствии должен стать для него опорой.
После всех произошедших с ней неудач девушка не ожидала, что потоки поддадутся, а потому была приятно удивлена, когда тяжелые булыжники, словно невесомые пушинки, выстроились в ряд по велению ее воли. Зеркало тоже не спешило уплывать куда-то, покорно зависнув в воздухе. Майрин на короткое мгновение даже почудилось, что оно ждало их, хотело, чтобы они приблизились, что-то замышляло.
Не думая о неудобном длинном платье, о бесновавшихся в диком танце вокруг них увесистых осколках, грозивших в любое мгновение размозжить головы самонадеянным направляющим, девушка, крепко держа за руку своего спутника, осторожно двинулась вверх, к предмету, ставшему причиной всех творившихся вокруг катастроф.
По мере того, как они приближались к зеркалу, летавший мусор начинал постепенно осыпаться, с пугающим грохотом падая на землю, порой едва не задевая их самих, узор восстанавливался, вновь превращаясь в фантастических зверей, диковинных птиц, цветы и травы.
Теперь они уже стояли на последнем камне, и гладкая поверхность зеркала безукоризненно отражала их фигуры, обеспокоенные лица, сомкнутые вместе руки.
Майрин обернулась: огонь перестал вырываться из-под земли, трещины беззвучно затягивались, растения прорастали на обугленной почве, но плетение продолжало виться, бесконечно расползаясь вдаль. Девушка же начинала чувствовать себя усталой. Вероятно, так начиналось то, что предшествовало смерти того, кто слишком много взял из источника единой силы.
Она вновь взглянула на их отражение и с ужасом обнаружила, что серебристые паутинки теперь пронизывали насквозь соединенные ладони ее и юноши. Тонкими жгутами они выходили из запястья ее опрометчивого героя и замирали, оставаясь неоконченными оборванными, требовавшими какого-то продолжения.
- Что ты с собой сотворил? Не следовало в это лезть, - грустно произнесла Майрин, указательным пальцем свободной руки она попыталась коснуться кончиков нитей, но те, извиваясь, отползли от нее.
Усталость все нарастала, но девушка скрывала это, предпочитая беречь силы, не тратя их на бесполезные эмоции, которыми ничего нельзя было исправить. Она не хотела умирать, но такой исход казался ей все более и более вероятным.

+2

14

- Я могу сказать тебе тоже самое, - с легкой улыбкой, сказал Теламон.

Волновало ли его то, что по его руке расползались нити, происхождение которых он не понимал и они казались ему крайне противоестественными? Конечно. Волнения эти ему как-то мешали? Не особо. Болезненные ощущения возникли всего раз, в тот момент, когда он попробовал отсечь девушку от Единого Источника, а не замечай он краем глаза легкое свечение плетений - так и вовсе бы про них умудрился забыть.  Даже его способности направлять эти нити никак не мешали.

Мужчина без труда отгородил их обоих от осколков, взрывов, потоков энергии и других неожиданных происшествий, пока сам достаточно легко поднимался по образовавшейся лестнице, придерживая прекрасную даму за талию. Будь обстоятельства его появления в этом крыле Башни слегка другими и Теламон бы считал, что он на какой-то тренировке или научном эксперименте.

- Не будем же тянуть. Попробуй замкнуть плетение, - всё так же улыбаясь, Теламон кивнул на зеркало, с таким видом, как будто давал даме первой пройти в бальный зал, а не просил заняться её вышедшими из-под контроля плетениями.

Это был единственный вариант, да? Рано или поздно поток Силы всё равно бы иссяк, но к тому моменту могло ничего не остаться от Башни или даже от Пааран Дизена. И не только потому что девушка, начавшая это плетения была более чем способна пропустить через себя поток такой силы, до того, как сгорит, но и потому что тер'ангрил сам источал не меньший уровень энергии. И Теламон находился где-то не далеко. Если не остановить его подобающим способом, будет катастрофа.

Стоя напротив зеркала, Льюису Терину стоило бы отпустить саидин - им ничего не угрожало непосредственно здесь, а он мог только излишне перенапрячься, выдохнуться - по закону подлости, аккурат к тому моменту, когда пришлось бы снова защищаться. Умом он понимал, что ему стоило прекратить направлять, но ум, как всегда, был где-то на отдалении. А впереди всего было тянущее, чем-то знакомое, но чем-то новое чувство. Это чувство не только не давало ему отпустить поток саидин, оно не давало ему просто стоять в качестве моральной поддержки.

Плетения в её руках, по крайней мере те, что Теламон мог видеть благодаря артефакту, были сильно похожи на те, что он увидел, зайдя в помещение. Они формировались, складываясь в сложные, прекрасный узоры, но так же быстро рассыпались. Словно песчаные домики на ветру, им не хватало воды, которая не дала бы композиции рассыпаться. Словно вышивка, которую не вставили в пяльцы. Плющ без ограды.

Теламон глядел по сторонам и соображал дольше, чем ему хотелось бы, но не так долго, чтобы вокруг что-то принципиально поменялось. Взгляд его постепенно становился все более отрешенным, окружающие звуки становились вовсе незаметными, а всё, что вокруг оставалось цветным - их отражения. Плавные движения девушки рядом с ним, которая пыталась обуздать в одиночку энергию мироздания и он, стоящий рядом как истукан. Ответ на загадку смотрел прямо на него. Как он раньше не заметил?

- Постой... - голос Льюиса Терина звучал хрипло. Он положил руку ей на плечо, на случай, если его слова не прорвались сквозь всё происходящее. Поток саидин, с которым боролся Теламон, перестал отчаянно бить сквозь него одного, а разбился на множество маленьких, обволакивая все плетения, что мужчина мог видеть.

Никто больше не пришел на эту аномалию. Во всей Башне, полной Служителей и ученых, никто не отреагировал так остро. Может быть, среди них не было кого-то, с подобным потенциалом, как у Льюиса Терина, но были те, кто чертовски близки. А женщины могли почувствовать, как кто-то в соседней комнате сплетал малого стража - каковы шансы, что они не заметили... всего этого?

Что бы не делало это плетение, что бы не делал этот тер'ангриал, что бы не планировала сделать с ним девушка... Теламон каким-то образом был причастен. Лично он. И он не мог стоять в стороне и просто оказывать поддержку. Ему нужно было вмешаться. Ему нужно было отдаться.
Поддаться той тяге, которую он сам обычно оказывал на других.

Прекрасные плетения замедлились, стали плавными, аккуратными. Такими, какими должны быть - Теламон это понимал нутром. Отдаваться саидин было опасно - мужская половина источника в любой момент готова была поглотить с остатками любого мужчину, но на этот раз ему было не страшно. То, что это плетение начала девушка, означало. что он не мог черпнуть слишком много, а потому мог расслабиться. Было... так спокойно.

В хаосе, образовавшемся после волны разрушений появился какой-то покой. Даже красота. Теламон чувствовал эту красоту даже с закрытыми глазами. Он спокойно выдохнул, давая эту минутку передышки. А когда открыл глаза, вновь всё пришло в движения. Плетения потянулись назад - всё, что успело расползтись, начало собираться назад в одну точку, где-то между ними и зеркалом. Шар света всё увеличивался и увеличивался, пока не коснулся с одной стороны стоявшую пару, а с другой стороны их отражения - после чего белый прорвался до небес, растворяясь вместе с солнечным светом.

Плетение было завершено. Теламон оставил для себя только щелку саидин - ощущения были новыми. Он... как будто бы был соединен с девушкой. Не так, как женщины брали мужчин в круги - то чувство по ощущениям было похоже, но было что-то ещё. Что-то... ещё.

Колесо времени плело узор эпохи. В этом узоре были особенные нити, к котором тянулись и сгибались все остальные. Такими нитями были та'верены, люди как Льюис Терин Теламон. Он этого не знал и не мог узнать, не мог даже почувствовать, но на этот раз согнулась его нить.

Всё ещё под впечатлением от проявления невиданных для него плетений и возможностей Силы, которые казались не реальными, Теламон немного медлил. Медленно приходя в себя, он посмотрел на девушку, пытаясь понять, что он чувствовала в этот момент. И, конечно же, была ли она в порядке. В затылке было легкое покалывающее чувство, означавшее, что рядом находилась женщина, которая касается женской половины источника. Но на этот раз это чувство было обычным, правильным. Не таким, которое заставляет его бросить все и нестись сломя голову через всю Башню, для того, чтобы разобраться.
Она всё ещё направляла. Интересно, он чувствовала эту... связь? Может быть она просто держала его в кругу, но из-за её потенциала он так ощущался? Или это все-таки были последствия...
Чего мучится, когда можно было просто спросить. Для начала, узнать, в порядке ли она.

- Как... - начал говорить Теламон и прервался. У него из-под ног ушла земля. Всё-таки, они стояли на булыжнике, которые левитировал в воздухе мгновения назад. И плетение, которое его поддерживало отправилось в звездам.

[nick]Lews Therin Telamon[/nick][status]dragon[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/0014/69/31/2/735198.png[/icon][nm]<a href="https://barcross.ru/viewtopic.php?id=2605#p182738" class="ank">Льиюс Терин Теламон</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>The Wheel of Time</fan>If <a href="https://barcross.ru/profile.php?id=1640">you</a> were church, I'd get on my knees</div>[/lz]

+1

15

Плетение юноши не было красиво. Ему не доставало изящества, если бы Майрин хватило сил и умения, то она соединила бы нити иначе: тут добавила бы завиток, там еще один хитроумный поворот. Одним словом, она сделал бы то, за что ее всегда бранили наставницы, и что привело к сложившейся печальной ситуации, - изменила бы узор под себя, не размышляя о правилах и запретах, поступила бы так, как нашептывала ей интуиция.
Однако, несмотря на то, что плетение, создаваемое ее спутником, не отличалось элегантностью, оно прекрасно справлялось со своей задачей – ослабляло действие зеркала. Голова Майрин больше не кружилась, усталость будто бы отступила, и девушка даже почувствовала себя способной пропускать меньший поток силы. Ощущение, что ее заставляют бесконечно черпать из источника, тоже исчезло.
Юноша завершил узор и одновременно с этим Майрин престала направлять, радуясь такой желанной свободе. Гигантские камни, больше ничем и никем не удерживаемые в воздухе, вздрогнули и с оглушительным грохотом обрушились на землю, грозя погрести под собой стоявшую на них пару, и лишь тогда девушка осознала свою оплошность. Ей бы стоило подождать, поспешно сбежать по созданной лестнице, таща со собой своего избавителя, и потом только окончательно разрывать связь.
Она мысленно приготовилась к болезненному удару, внезапной смерти, но жажда жизни оказалась в ней сильнее страха, мыслей, логики. Сама не осознавая как, Майрин сумела в последнее мгновение создать узор, резким рывком откинувший ее саму и ее спасителя в сторону, туда, где им не грозили продолжавшие рушиться с небес глыбы.
Девушка поспешно поднялась на ноги и с ужасом огляделась вокруг, оценивая масштаб причинных ее бездумным любопытством разрушений. Внушительной части башни больше не существовало, как и увитого плющом амфитеатра. Пылавшие огнем расщелины затянулись, трава и кустарники вновь радовали глаза своей сочной зеленью, но вряд ли это можно было считать значительным успехом. Майрин не представляла, как будет оправдываться пред учителями, ее страшила сама мысль о предстоявшем разговоре.
- Это было опасно, - наконец повернувшись к своему спасителю, не без усилия прямо посмотрев в его глаза, произнесла она. – Наверное, я должна тебя поблагодарить. Спасибо! Видимо, ты спас мне жизнь. Не думаю, что смогла бы самостоятельно справиться со всем этим. Я тебе очень благодарна. Смерть не входила в мои планы на сегодня.
Она оглянулась, грустно рассматривая хаотично валявшиеся повсюду обломки. Не такого эффекта она ожидала, задавая свой вопрос. Нанесенный вред выглядел действительно впечатляюще. В башне зияла такая дыра, словно ее кто-то обстрелял из требушета.
«Интересно, меня за это выгонят или усмирят?» - не без содрогания сердца подумала Майрин. Первая перспектива казалась прекрасной, тогда бы она смогла вернуться домой и пойти по своему собственному пути, больше не подчиняясь задумке отца. Вторая возможность страшила. Единожды коснувшись источника, она уже не представляла жизни без него, не верила в то, что сможет стать простой девушкой, выйти замуж, нарожать детей, воспитать внуков, а потом умереть в мире и спокойствии.
- Как думаешь, что стало с зеркалом? Оно разбилось? – не смотря на своего спутника, боясь взглянуть в его глаза, увидеть в них осуждение за чуть не произошедшую катастрофу, спросила она. Ловко, несмотря на мешавшийся длинный подол платья, Майрин забралась на булыжник, вытянулась, вставая на цыпочки, и опять огляделась, отыскивая хоть какие-то признаки взбесившегося тер'ангриала. В самом центре одной из груд мусора она заметила перевернутую раму, полузасыпанную мелкой металлической крошкой. Зеркало лежало стеклом вниз и нельзя было понять, насколько сильно оно пострадало.
Не медля ни мгновения, не размышляя над тем, а правильно ли она поступает и не повлечет ли ее поспешное решение за собой новые разрушения, девушка направилась к злосчастному предмету. Перепрыгивая с камня на камень, с неожиданной легкостью перебираясь через завалы, она наконец-то достигла своей цели и приподняла раму, взглянув на стекло. Взглянула и сразу резко побледнела: вместо гладкой поверхности зеркала она видела холст с написанной на нем картиной, в полной рост изображавшей ее саму и ее храброго спасителя.
- Эм… Я думаю, что тебе не стоит подходить сюда. Знаешь, а то вдруг что-то снова пойдет не так, - она попыталась вывернуться, придумать какую-то убедительную ложь, чтобы удержать юношу на достаточном расстоянии от изменившегося тер'ангриала. Она не хотела, чтобы он это видел. Ей не нравилась возникшая между ними неожиданная связь.
Она хотела узнать свое будущее, а не гадала на суженого, как порой делали другие ученицы. Она не хотела быть привязанной к незнакомому человеку. К тому же его появление повредило сотворенный ей узор, стало катализатором произошедших разрушений. Конечно, потом он ее спас, но одновременно с этим он же ее и погубил.
Майрин страшилась того, что произошедшее и было тем самым пророчеством, за которым она пришла в дальнее крыло. Она теперь привязана к человеку и ничего хорошего это никому не принесет.
Еще и эта картина – безмолвный предвестник грядущей участи.

+2

16

Если все его приключения будут заканчиваться таким падением, то Теламон подумал бы десяток раз, перед тем, как вмешиваться. Воздух выбило у него из легких от толчка, созданного девушкой, а когда он попробовал вдохнуть, то уже ударился о землю. У него ушло пару мгновений. чтобы снова прийти в себя.

Как жаль, что у него не было выбора. такие приключения будут окружать его всегда.

Хотя бы они были живы. Льюис Терин заметно облегченно выдохнул, когда девушка зашевелилась и засуетилась, явно живее всех живых. Выдохнул. когда смог таки дышать. Бурный поток саидин его оставил и теперь мышцы пронизывала накопившаяся усталость и боль от некоторых ударов, которые все-таки по нему попали, пока он направлял. Но не было тянущего чувства. Чувства катастрофы, которое заставило Льюиса Терина оказаться здесь и сейчас. Что бы это ни было, оно либо остановилось, либо свершилось.

Потому Теламон заметно насторожился, когда услышал явно беспокойные комментарии девушки. Он был уверен, что всё закончилось и поэтому совсем неторопливо поднимался и думал о том, где будет прятаться, чтобы отдохнуть. Моментально Льюис Терин снова напрягся, выпрямился и снова с хмурым видом начал осматривать окружение, проверять свои ощущения. Никаких больше неожиданных потоков Силы не было, не было тянущего чувства, за которым он пришел. Но... наверное, что-то должно было быть, чтобы вызвать такую реакцию у дамы?

- Что там? - спросил Теламон, подскакивая на пару из камней, чтобы подойти к ней ближе. Действительно, что-то могло пойти снова не так. Только не факт, что что-то пошло не так из-за его появления. Льюис Терин был уверен, что ему нужно было тут быть. Тяга была слишком сильной, чтобы быть случайностью.

- Я не направляю, - после небольшую паузы, решил сообщить Теламон. Женщины не могли видеть или чувствовать, касаются ли мужчины своей половины источника или нет. Просто оповестив об этом, Льюис Терин был уверен, что в таком раскладе подходить ему не так страшно. Зайдя в комнату, где он встретил девушку, он моментально коснулся саидин. Если что-то и пойдет сейчас не так, то что-то пойдет не так по-другому.

Все с таким же серьезным видом, Теламон подскочил достаточно близко, но замедлился в паре шагов. С его положения было видно саму девушку а, самое главное, зеркало, которое находилось рядом с ней находилось. Точнее, то, во что это зеркало превратилось.

- Ох, - он не все мог разобрать, но достаточно, чтобы уловить суть. Себя он точно мог узнать, как и девушку. Очевидно, что примерно их он и должен был бы видеть в зеркале, но это было больше не зеркало. Никаких катаклизмов и катастроф больше не происходило, поэтому Теламон спокойно разглядывал картину. Особенно девушку. То, как она смотрела на него на картине... Лица Льюиса Терина коснулась слегка мечтательная улыбка. Он с запозданием перевел взгляд на саму девушку, глядя на неё так же.

- Меня зовут Льюис Терин, кстати, - не сводя с ней взгляда и все с такой же улыбкой представился Теламон. Возможно, он говорил так спокойно и без личшней паранойи первый раз с момента, как он оказался в Башне. Неспеша, он сделал еще шаг чуть ближе, но остановился, не поднимаясь до конца, а протянул ей руку. Одним жестом он предлагал поддержать её, намекая, что спуститься стоило. Ему казалось, что стоило уйти или хотя бы отойти на разумное расстояние, до того, как пришли недовольные преподаватели.

Взгляда от неё от так и не отводил, как завороженный. 

- А ты..?

[nick]Lews Therin Telamon[/nick][status]dragon[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/0014/69/31/2/735198.png[/icon][nm]<a href="https://barcross.ru/viewtopic.php?id=2605#p182738" class="ank">Льиюс Терин Теламон</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>The Wheel of Time</fan>If <a href="https://barcross.ru/profile.php?id=1640">you</a> were church, I'd get on my knees</div>[/lz]

+1

17

Ее невинная уловка не удалась: юноша не послушался и подошел достаточно близко, чтобы заметить, во что именно превратился тер'ангриал. К счастью, он не придал увиденному слишком большого значения. Если бы он знал, что именно спрашивала Майрин у зеркала до того, как узор сломался, для чего девушка направляла, то мог бы заинтересоваться картиной намного сильнее, и ситуация стала бы куда более смущающей и неловкой.
Но даже без лишних подробностей произошедшая с предметом трансформация в будущем могла стать источником больших неприятностей и множества непристойных кривотолков. Майрин не хотела, чтобы за ее спиной распускали слухи, придумывая скабрезные детали того, чего в реальности никогда не происходило. Разрушения части башни и так вполне хватило бы, чтобы навсегда замарать ее репутацию.
- Льюис Терин? – эхом переспросила девушка, все еще мрачно смотря на картину. – Я запомню, – она наконец-то оторвалась от бессмысленного созерцания холста и перевела взгляд на спутника. Названное имя было ей абсолютно не знакомо, что абсолютно не вязалось с поразительной самоуверенностью, которую проявил юноша во время борьбы с тер'ангриалом. - Меня зовут Майрин Эронайл, - представилась она.
Девушка осторожно взяла Льюиса за руку, но не для того, чтобы спуститься с груды мусора, на которой стояла, а для того, чтобы не дать ему раньше времени сбежать.
- Ты, наверное, хочешь уйти, но мне придется попросить тебя о еще одном одолжении, - она чуть крепче сжала пальцы спутника. – Эта картина. Я не хочу, чтобы ее кто-то видел. Не подумай, я не пытаюсь сбежать от ответственности. Я расскажу учителям, что произошло, но это изображение… Оно… - девушка покраснела. Объяснение давалось ей нелегко. – Оно абсолютно неприличное и неуместное. Нужно спрятать куда-то полотно. А я не уверена, что смогу самостоятельно выдернуть его из рамы, а делать это, прикасаясь к Единому Источнику, мне как-то не хочется, - она кивнула на груду валявшихся неподалеку камней, без слова показывая, чего именно она опасалась. – Тащить картину в раме… Это как-то… Одним словом, пожалуйста, помоги мне спрятать картину! – Майрин с надеждой заглянула юноше в глаза.

Отредактировано Lanfear (2022-09-10 12:49:22)

+2

18

Майрин. Майрин. Майрин. Льюис Терин не сдержал улыбку, мысленно повторяя её имя. Может быть даже не только мысленно. Может свою улыбку он сопроводил, снова осматривая девушку. Мгновения, которые казалось длились вечность. Она словно двигалась замедленно. И Единая Сила тут была не причем. Приняв её руку, Теламон даже не спешил спуститься и отойти, просто смотрел на неё всё так же завороженно. Кажется, он согласно кивнул на её предложение даже до того, как успел его в полной мере понять - на картину юноша посмотрел только с небольшим запозданием. Но потом подумал немного и кивнул снова, поднимаясь к ней и подходя снова ближе.

- Уверен, ты сможешь уговорить меня понести её в раме. Даже не будет самым странным и всего произошедшего сейчас, - с усмешкой спросил Теламон, осматривая раму и картину. Он не чувствовал, что через тер'ангриал текла какая-то Сила сейчас, но она могла активироваться сразу, как к нему прикоснется направляющий. Да и стоило изучить всё, чтобы попросту не порвать полотно или не сломать раму - наверняка был простой способ снять. 

- Говоришь, неприлично? - Льюис Терин снова перевел взгляд на Майрин, завороженно её разглядывая. - Ты недавно в Пааран Дисене, да? - усмехнулся мужчина, поспешно отводя взгляд. Столица мира, всё-таки, не поставила бы эту картину даже в первый миллион неприличных вещей, которые тут произошли. В этом году.

Не желая рвать полотно, Теламон аккуратно все осмотрел и, кажется, нашел, как правильно все разъединить. Правда, убрав всего пару заклепок, полотно само соскользнуло с рамы, складываясь несколько раз слегка небрежным рулоном. Теламон вопросительно вскинул бровь на это и переглянулся с девушкой, а потом пожал плечами. Обойдя снова раму, он заметил, как пустое пространство снова заполнилось зеркальной гладью, только на этот раз оно не отражало их двоих совсем. Как будто они были каким-то монстрами из давно забытых легенд.

- Какой странный тер'ангриал... - поморщил нос Теламон, бормоча себе под нос. Он даже не уверен был, что хотел бы эту штуку изучать или понять, как она работает. Но, все еще слушаясь просьбы Майрин, Льюис Терин подобрал полотно, аккуратно его сворачивая, а потом всё-таки помог девушке спуститься подальше от камней.

- Я сделаю так, что на это, если что, никто не обратит внимание. Скажу... что просто решил завести новое хобби, когда это все началось, - тихо хохотнул Теламон, повернув немного в руке аккуратно спрятанную картину. - Я сохраню её где-то в безопасности, можешь не волноваться. - С серьезным видом сказал юноша, но снова усмехнулся. - Забавно. Половина крыла Башни в разрухе, а это кажется большим преступлением. Как будто я ограбил чью-то галерею или...  сокровищницу.

[nick]Lews Therin Telamon[/nick][status]dragon[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/0014/69/31/2/735198.png[/icon][nm]<a href="https://barcross.ru/viewtopic.php?id=2605#p182738" class="ank">Льиюс Терин Теламон</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>The Wheel of Time</fan>If <a href="https://barcross.ru/profile.php?id=1640">you</a> were church, I'd get on my knees</div>[/lz]

+1

19

Майрин заметила, каким взглядом смотрел на нее Льюис Терин. Это одновременно и льстило, и раздражало. Она понимала, что скрывалось за беглым осмотром: желание, обладание, восхищение.
Любой девушке нравилось ловить на себя восторженные взгляды, чувствовать себя уникальной, лучше других, красивее. Особенно приятно это было, если внимание исходило от симпатичного юноши, только что самоотверженно рискнувшего собственной жизнью ради твоего спасения, совсем как в дешевых романах, которые среди прочей ерунды продавали с лотков уличные торговцы. И жили они долго и счастливо в прекрасном замке насмерть сраженного копьем дракона.
С другой стороны, за подобным интересом всегда пряталась оценка. А Майрин ненавидела, когда ее сравнивали, словно неодушевленной вещи, незримо назначая цену. Это напоминало ей о детстве, о родителях, которые любили выставлять ее напоказ, как дорогую безделушку, фарфоровую куклу, которую следовало держать в шкафу и извлекать оттуда каждый раз, когда в дом приходили гости.

Посмотрите, какая красавица и умница у нас растет! Она так мала, а уже умеет писать и считать до десяти! Майрин, какая цифра идет за шестеркой? Вот видите, она все знает! Не правда ли, ей чрезвычайно идет белый цвет? О, вы не представляете, она лазит по деревьям с мальчишками, но ее платье всегда остается безупречно чистым! Это чудо какое-то! Прекрасный ребенок! Мы так гордимся нашей дорогой дочерью.

Девушка моргнула, отгоняя воспоминания и улыбнулась, делая вид, что ничего не заметила. В конце концов, этого юношу она может больше никогда не встретить, а помощь была нужна ей сейчас. Майрин умела быть убедительно очаровательной, когда ей это требовалось.
- Если ты будешь нести в раме, то картину точно увидят, а мой план заключался в том, чтобы спрятать полотно! – ответила она, продолжая мило улыбаться. – Да, я недавно здесь. Около двух месяцев. Неужели это настолько очевидно? – беззаботно поинтересовалась она, внимательно наблюдая за тем, как Льюис сворачивал холст. То, что вновь возникшее в раме зеркало не отражало их двоих, ее нисколько не беспокоило. Девушку страшило другое: ее судьба теперь могла быть связана с человеком, о котором она абсолютно ничего не знала и который должен был принести в ее жизнь, то ли чудесное избавление, то ли внезапную погибель, и пока второе казалось более вероятным.
- Спасибо! – искренне поблагодарила Майрин. – Если тебе придется врать о хобби, то будь до конца убедительным, научись изображать людей так же хорошо, как этот тер'ангриал, стань великим художником и открой собственную выставку, - она звонко рассмеялась. – Спасибо! Для меня это было очень важно. А башня… - она оглянулась, вновь оценивая нанесенный ее узором вред. – Надеюсь, этого окажется достаточно, чтобы меня отослали домой.
Девушка осторожно спустилась с груды мусора и тяжело вздохнула, мысленно готовясь к предстоявшему разговору.
- Ты иди, а я подожду здесь. Должен же кто-то наконец заметить, что часть крыла уничтожена.

+1

20

:: :: ::

Теламон почти успел поверить, что слухи и скандалы каким-то образом обошли его стороной. Он думал, что шепот за его спиной станет как минимум в два раза громче, а скорее всего вовсе перестанет быть шепотом, а станет громким обсуждением во всех тонах. Оба последующих дня Льюис Терин был в напряжении, чувствуя себя некомфортно, но, казалось, новости о том, что он причастен к произошедшему в том крыле так и не распространились. Даже его визит к Амерлин остался особо не замеченным - всё-таки из-за происшествий, связанных с тем, что Теламон был та'вереном, юноша оказывался там достаточно часто.

Конечно, стоило ему в этот раз выдохнуть и подумать, что буря прошла мимо, как советник Амерлин специально остановил урок для того, чтобы забрать Теламона и, видимо, отвести его на плаху. Льюис Терин чувствовал взгляды всех своих сокурсников у себя на спине, когда уходил. Он болезненно сминал собственные пальцы, раздражаясь от того, что ситуация складывалась именно так. Но что он мог поделать? Разве что прогуливать занятия до момента, как кто-то упадет с верха Башни, аккуратно приземлится в случайно оказавшуюся рядом кучу сена и пойдет дальше по своим делам без каких-либо повреждений. Хотя такое уже произошло уже пару раз, так что возможно не будет достаточно большой новостью, чтобы отвлечь.

На подходе к кабинету, Теламон серьезно надумывал отчитать Амерлин. Именно она настояла на том, чтобы он принимал участие в жизни Башни, точно так же как все остальные, нормальные ученики. И она же выкидывала подобное, делая и без того сложную задачу невозможной. Не было никого сильнее его в Силе и не прислушиваться к нему было бы глупо. Его останавливало только отсутствие уважительно причины. Пока что его обоснованием для строго проявления себя было то, что ему было некомфортно. Что, конечно, не хорошо, но совсем не уважительно.

Сжимая руки в кулаки, Теламон словно штормовой ветер зашел в кабинет. Отчитывать Амерлин он, скорее всего, не решился бы, но характер свой проявило бы, не проявляя особо приветливости и встречая любые её обвинения так, как торнадо встречает смерч. Зайдя в кабинет Льюис Терин моментально растерялся. В кабинете нигде, даже где-то в углу не пряталась седовласая низкорослая Амерлин, но вместо неё находилась высокая красавица с вороньими волосами.

- Майрин! - немного придя в себя, выдохнул Теламон. И всё-таки не сдержал улыбки. Он заметно обмяк, расслабил руки и постепенно замедлился, пока не встал окончательно в паре шагов от неё. - Не ожидал тебя тут увидеть. Думал, ты уехала... Тебя тоже вызвала Амерлин сейчас?

[nick]Lews Therin Telamon[/nick][status]dragon[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/0014/69/31/2/735198.png[/icon][nm]<a href="https://barcross.ru/viewtopic.php?id=2605#p182738" class="ank">Льиюс Терин Теламон</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>The Wheel of Time</fan>If <a href="https://barcross.ru/profile.php?id=1640">you</a> were church, I'd get on my knees</div>[/lz]

+1

21

«Вы не могли бы что-то уже решить?! Сколько можно!» - каждый раз с отчаянием думала Майрин, когда ее в очередной раз вызывали, чтобы уточнить какие-то детали произошедшего, задать еще один дополнительный вопрос, который, разумеется, ничего не прояснял, а только еще больше запутывал и без того непонятную ситуацию.
Девушка надеялась на мгновенное разбирательство и моментальный вердикт, согласно которому ее должны были незамедлительно отправить обратно к родителям в деревню и навечно запретить появляться в Пааран Дисене, но ничего подобного не случилось. Учителя подозрительно долго размышляли, словно было не так уж и очевидно, кто именно был повинен в разрушении части башни и уничтожении амфитеатра.
Это злило и беспокоило Майрин. Мысли о будущем ни на мгновение не покидали девушку, заставляя становиться рассеянной и порой допускать смехотворные ошибки в плетении: нити разбегались, рушились, путались, что неизменно вызывало осуждающее перешептывание других учениц у нее за спиной. Некоторые даже осмеливались смеяться ей в лицо, когда наставницы отворачивались или не видели, что происходило в классе.
Майрин ощущала себя великой преступницей, хотя знала, что ничего плохого намеренно не совершила. Многие девушки ходили к тому зеркалу, но ни одна из них не заставила его взбеситься, так была ли ее вина в том, чего она никак не могла предугадать? Она честно пыталась справиться с тер'ангрилом собственными силами, но оказалась слишком слаба, чтобы остановить его самостоятельно. Если бы не Льюис, то все могло бы закончиться куда более трагично.
Мысли о темноволосом юноше так же не давали ей покоя. Девушка боялась, что случайно навлекла гнев учителей и на своего спасителя тоже. А еще ей очень хотелось расспросить кого-нибудь о Льюисе, разузнать, кто он такой. Однако каждый раз, как мучивший ее вопрос чуть не срывался с губ, Майрин сознательно себя останавливала. Она убегала от сплетен и умудрялась не слышать ничего из того, что говорили о ней, о нем, обо все, что случилось в тот злосчастный день.
Ожидание было хуже кары, а потому, когда ее наконец-то вызвали к Амерлин, Эронайл чувствовала себя почти счастливой. Ее смущало только то, что в кабинете никого не было и ей опять пришлось терпеливо ждать. В какой-то момент девушке стало казаться, что это такой извращенный вид пытки, непонятное испытание или же часть наказания, которую скрывали от нее.
Майрин не предполагала, что опять встретит Льюиса, а потому, когда юноша внезапно вошел в комнату, вздрогнула и растерянно улыбнулась. Она почему-то была рада видеть его, хотя и боялась себе в этом признаться. Именно с появлением Терин ее плетение сломалось. Чем еще, если не грозным предупреждением о печальном будущем, могло это быть?
- Льюис, - тихо произнесла она, почувствовав себя еще более виноватой, когда услышала о том, что и ее спасителя вызвала к себе Амерлин. – Здравствуй… Да, то есть нет. То есть… - она покраснела, нахмурилась, пытаясь скрыть свое смущение и хоть как-то собраться с мыслями. – Нет, к сожалению, я не уехала, хотя думала, что этим все и закончится. Меня не отослали домой. Да, меня тоже сюда вызвали, так что… Еще есть вероятность того, что это все же случится, - она постаралась придать своему голосу беззаботность. – А ты? Как ты здесь? Неужели они не понимают, что это не твоя вина?
Майрин искреннее верила в то, что созданный ей узор сломался из-за прикосновения юноши, но свои догадки она никогда не озвучивала наставницам, стремясь отплатить добром за свою спасенную жизнь. Более того, она всегда расплывчато описывала то, как плетение вышло из-под контроля, так что произошедшее с легкостью можно было списать на слабость ее воли или недостаточное владение потоками силы.

+2

22

- Они считают, что все, что происходит в Параан Дисене - моя вина, - было бы смешно, если бы не было так грустно. Но Льюис Терин всё-таки выбрал произнести это утверждение с улыбкой, усмехнуться. Не разводить драму вокруг себя, ведь с собой он все равно не мог ничего сделать. И тем более, кому хотелось слушать жалобы сильного высокого молодого мужчины?

- Как... - Теламон вновь всмотрелся в молодую особу напротив себя, думая, как лучше сформулировать вопрос, но немного растерялся. Для него, наверное, навечно останется загадкой, как кто-то может смотреть на нее прямо и не терять дар речи? Он неровно выдохнул, моргнул несколько раз и напомнил себе, что стоит вести себя прилично. - Как твои дела? Самочувствие? - Майрин была бледной, но не болезненно бледной. Не было видимых причин предполагать, что ей как-то плохо, но после всего произошедшего не спросить было бы неприлично.

Потянувшись, чтобы сделать ещё один шаг в сторону девушки, Льюис Терин замер, отвлекаясь на шум открывающейся двери. Двери как будто распахнулись сами по себе, пропуская внутрь хозяйку кабинета, но Теламон не почувствовал использование Силы, ни мужской, ни женской половины. Просто она создавала вокруг себя такой эффект. Глава Башни, Амерлин Ивонн - с собранными с аккуратный пучок седыми волосами и в белом платье, которое теперь, в сравнении с платьем Майрин казалось даже не таким белым.

- Угх. Вы двое, - недовольно фыркнула женщина, проходя к своему столу. - У меня нет на вас времени.
- Но ты нас вызвала... - сразу вставил Теламон, максимально растерянно скривившись и осмотревшись.
- Не спорь со мной, мальчик, - строго посмотрев на него сказала Амерлин. Она кинула на стол какие-то бумаги, после чего опустилась в свое кресло. Даже не пыталась предложить им присесть. Если бы Льюису Терину нужно было описать её сейчас одним словом, он бы сказал, что она выглядела занятой. Или недовольной. - Надеюсь, вы оба понимаете, насколько провинились. Случись это в городе и вы бы уже были под трибуналом и вопросом казнить вас или усмирять. К счастью, глупости вы наделали в Башне и если бы мы тут казнили каждого подростка, который что-то сломал, то в мире не осталось бы направляющих.

Женщина поджала губы и недовольно мотнула головой. Вид у неё был такой, как будто она предпочла бы отправить их обоих под суд. Льюис Терин прекрасно знал, что когда она хмурилась подобным образом, это всегда было признаком, что у неё головная боль. Чаще образная, чем физическая - поэтому Теламон так часто эту хмурость и видел.
- Мисс Эронайл, - с вежливым, но холодным тоном женщина обратилась к Майрин, пристально на неё глядя, - с вами все время будет кто-то из старших, пока вы не сдадите вступительный экзамен. Как минимум. А ты, - Амерлин перевела взгляд на Льюиса Терина. - Восстановишь всё, что было разрушено под началом нашего старшего инженера.
Женщина пристально посмотрела на Теламона, явно ожидая от него реакции. Ему хотелось скривится или закатить глаза, цокнуть языком или хоть как-то проявить себя, но юноша остался так же ровно стоять и даже не моргнул. Амерлин тяжело вздохнула и продолжила.
- Кроме того, вы оба пройдете полное обследование от наших исследователей. Использованный вами тер'ангриал был создан ещё в момент первого соприкосновения, свет знает, какой у него может быть эффект, - последнее наказание звучало максимально категорично. В сравнении казалось, что остальные два решения можно было оспорить, хотя те в момент не звучали как предположение. Теламон открыл рот, собираясь что-то возразить или уточнить, но как открыл, так и закрыл рот под холодным взглядом Амерлин.
- Всё понятно?

[nick]Lews Therin Telamon[/nick][status]dragon[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/0014/69/31/2/735198.png[/icon][nm]<a href="https://barcross.ru/viewtopic.php?id=2605#p182738" class="ank">Льиюс Терин Теламон</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>The Wheel of Time</fan>If <a href="https://barcross.ru/profile.php?id=1640">you</a> were church, I'd get on my knees</div>[/lz]

+1


Вы здесь » Crossbar » фандом » meant to be [WOT]