пост недели от HENRY MILLS
Это, кажется, будет просто нереально. Он просто молчал, боясь на данный момент, сказать хоть слово. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » фандом » hold on [stranger things]


hold on [stranger things]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

HOLD ON

you locked yourself in the bathroom
lying on the floor when I break through
I pull you in to feel your heartbeat
can you hear me screaming?

chord overstreet hold on

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/728/398943.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/728/548729.gif
https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/728/119089.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/728/43980.gif

осень '84; Хокинс, штат Индиана

nancy wheeler, steve harrington

Иногда двоим людям, которые когда-то друг друга любили нужно просто поговорить.

Отредактировано Steve Harrington (2022-08-24 22:43:18)

+2

2

Нэнси хотелось бы сказать, что ей не больно, что в груди болезненно не сдавливает, словно тисками, сердце, а удушающее чувство вины не давит на ссутуленные плечи.

Нэнси хотелось бы сказать, что её нервы в порядке, а руки не трясутся, расплескивая воду из стакана по всему столу.

Нэнси хотелось бы сказать, что она в полном порядке - но это не так.

Все вокруг только и твердят ей, какая она хорошая - отличница, идеальная дочь, правильная девочка, за которую родителям и учителям никогда не приходится краснеть, на которую можно положиться. Ей сочувственно кивают, зная о близкой дружбе с пропавшей Барб, и хвалят за то, как хорошо она держится, а через неделю забывают об этом, словно бы и не было никогда никакой Барбары. Её вызывает школьный психолог, намекает о возможных поблажках в учебе и общается с ней так, словно бы она хрустальная. Психолог обещает, что рана зарастет, что скоро все станет как прежде, и боль вот-вот отпустит.

Не отпускает. Болезненно ноет даже спустя месяцы.

Она улыбается утром родителям и целует в лоб Холли, она на отлично пишет контрольные, выполняет домашние задания, словно бы это действительно так важно, она кричит на Майка, когда тот, вновь распотрошив её копилку, убегает с друзьями к игровым автоматам, она целует Стива в его машине после совместных занятий в библиотеке и ведет себя так, словно бы всё в порядке. Она словно бы играет роль той идеальной Нэнси, которую все привыкли видеть, которую все хотят видеть - кому нужна разбитая на кусочки девочка?

Но Нэнси устала. Нэнси не справляется.

Она не смыкает глаз по ночам, пока усталость окончательно не возьмет свое, и даже во сне она слышит крики Барбары, зовущей её на помощь - а может, она и правда могла помочь, могла всё исправить, просто окажись просто рядом?

Она порывается пойти к родителям Барбары - несколько раз даже набирает домашний номер Холландов, но, если не Стив, всегда оказывающийся рядом именно тогда, когда он нужен, останавливал её, отбирая из трясущихся рук телефонную трубку, то она сама не находила в себе сил произнести те болезненно-ранящие слова:
Я виновата в смерти Барбары.

На неё давит тяжким грузом чувство вины, она, не переставая, твердит, что это неправильно - родители Барбары продают дом за тоненькую ниточку надежды хоть когда-то найти свою дочь и узнать, что с ней случилось, они готовы отдать всё, чтобы узнать, что их дочь уже никогда не вернется домой.

Она напивается на вечеринке у Тины и срывается на ни в чем не повинного Стива - понимает, что его аргументы разумны, что они и правда не могут завалиться домой к Холландам и вывалить на них информацию, которая звучит как полнейший бред про секретные эксперименты в лаборатории. Нэнси понимает, что без доказательств они не могут так жестоко и некрасиво поступить с Холландами, понимает, что, начни они копать под лабораторию, то всё кончится для них очень быстро. Понимает, что это чертов тупик, в который она сама загнала себя своими переживаниями и что сможет выбраться из него, как только отпустит. Но сейчас она больше не может держать это в себе, не может больше носить маску хорошей девочки.

- Давай притворятся, как будто бы все в порядке, как будто бы мы влюбленные подростки. - Её язык заплетается, она впервые напилась так сильно, и ей хотелось бы на утро быть не в состоянии вспомнить этот разговор, хотелось бы, чтобы он был лишь кошмарным сном, ей бы очень хотелось, чтобы Стив был также пьян, как и она, и не вспомнил бы на утро этот пьяный бред. - Херня всё это.

У Нэнси голова раскалывается на утро, но с неприсущим ей мазохизмом она игнорирует блистер таблеток в тумбочке и срывается на всех вокруг - язвит на Майка за завтраком, игнорирует вопросы матери и злится на Стива, когда понимает, что его машина не ждёт её под окнами их дома. Головная боль только усиливается, когда она находит Харрингтона на спортивной площадке и накидывается с претензиями. Она притворяется, что того разговора не было, но вот беда - это сработало бы, будь они оба вдрызг пьяные на той вечеринке.

- Это ты полная херня, - бросает ей Стив, и он чертовски прав.

Нэнси долго дуется на него, но на себя она злится куда сильнее - закапывается в глубокой яме самобичевания и просто не знает, как ей всё исправить.

Легко было бы сказать: “Стив, прости меня, я не хотела”, но это будет очередной ложью, очередной отмазкой - она и правда была не права, но она, черт возьми, понимала, что говорит, понимала, что делает, и, определенно точно, хотела. Хотела довести до точки, вывести из себя, хотела увидеть на его лице что-то кроме вечной заботы и беспокойства за неё, за Нэнси - хотела, чтобы кому-то было также больно, как и ей.

Но она никогда не хотела, чтобы больно было именно Стиву.

Доброму и заботливому Стиву, который, честно говоря, просто не заслуживал всего этого.

Наверное, ей стоило просто отпустить, оставить Харрингтона в покое и освободить его от извечных переживаний за неё, готовую в любой момент натворить дел, наверное, ей просто надо было поставить точку, но она не может. Продолжает цепляться за видимость отношений, продолжает тешить себя надеждами, что однажды всё как-нибудь само наладится и разрешится и очень хочет верить, что она вновь будет также счастлива, как тогда.

Поэтому когда Стив предлагает встретиться и поговорить, она, не раздумывая, соглашается, приходит в кафе на полчаса раньше и все это время не заказывает ничего кроме воды - чертовски сильно бесит официантку, судя по её раздраженному поведению и недовольному взгляду, но ведь не объяснишь ей, что кусок в горло не лезет?

- Что-нибудь желаете? Знаете, вы уже полчаса здесь сидите и ничего не заказываете… - И Нэнси уже готова заказать любое блюдо из меню, лишь бы от неё отстали, как дверной колокольчик оповещает о новом посетителе. Нэнс вскакивает со своего места, завидев Стива, задевает рукой стакан с водой и неловко собирает рукавом расплескавшиеся капли.

- Можно мне… Еще воды? - Пытается отправить подальше навязчивую официантку, но та, кажется, не отстанет от них, пока не добьется от них хоть какого-нибудь заказа.

+3

3

Вишнево-красная BMW стояла припаркованная возле их любимого с Нэнси кафе довольно долго. Слишком долго, чтобы Стив мог позволить себе перестать сверлить взглядом черную обивку руля, выйти из машины и наконец поставить точку. Что-то мешало этому произойти, хотя глубоко внутри он понимал, что это нужно было сделать. Они оба нуждались в том, чтобы перестать наконец друг друга обманывать и пойти дальше. И возможно, дело было совершенно не в Барбаре, и ее смерть лишь послужила триггером, который так легко и непринужденно подцепил и вытащил наружу проблемы, с которыми они могли успешно прожить до самой старости, филигранно маскируя их и обманывая себя день за днем. Они с Нэнси были слишком разными - на что он вообще надеялся? Действительно ли он верил в то, что они смогут быть вместе до самого конца и будут держаться уже сморщенными от старости руками, с упоением смотря друга на друга глазами, испещренными в уголках сеткой из морщин.
По правде говоря, иногда ему казалось, что Нэнси вообще никогда так на него не смотрела: в этих огромных голубых глазах Харрингтон, казалось, мог прочитать какие угодно эмоции - но только не те, что были нужны ему. Он так хотел видеть там восхищение, восторг, коротящую влюблённость, от которой сносило крышу. Но видел лишь холодный контроль - себя и собственных эмоций, такой же холодный, как эта безумной красоты синева ее глаз. Правда со временем он стал замечать там еще и вину, но отчаянно успокаивал себя тем, что это вина из-за Барбары. Однако чертова вечеринка у Тины расставила все по своим местам и дала четко понять, что Нэнси Уилер умеет смотреть полными восхищения глазами, а не только устало вздыхать, намеренно избегать близости и говорить о том, что все это херня.
Харрингтон шумно выдохнул и повернул голову на пассажирское сиденье. Там, где обычно сидела Нэнси, лежал аккуратный букет из белых хризантем, заботливо упакованный в плотную крафтовую бумагу. Каждую их встречу Стив пытался порадовать ее какой-нибудь мелочью, и сегодняшний серьезный разговор не должен был стать исключением. Обычно он предпочитал дарить ей красные розы, но сегодня они показались ему слишком пошлыми и неуместными, а пожилая владелица цветочного, что всегда помогала ему с выбором посоветовала остановиться на чем-то нейтральном. Интересно, может Нэнси никогда и не любила розы, а он так старательно пытался угодить выдуманному в своей голове идеальному образу, что напрочь забыл спросить ее саму. Какая ирония. Может она и не виновата совсем, а он и вправду отвратительный бойфренд?

Неуверенно толкнув громоздкую дверь кафе, Стив прошел внутрь. На этот раз ему не пришлось пропускать по привычке Нэнси. Не пришлось слышать ее звонкий смех и шутливый реверанс в ответ на его порой нелепые попытки казаться настоящим джентльменом. Не пришлось зависать, мысленно отмечая про себя как же потрясающе она сегодня выглядит, лишь глупо улыбаясь в ответ. В попытке настроиться на этот разговор, он отчаянно пытался вспомнить что-то плохое, чтобы вселить в себя хоть какую-то уверенность в собственных намерениях, но как назло на ум приходили лишь счастливые картинки из их прошлого. Прошлого, которому не суждено стать будущим.
Он нашел глазами Нэнси буквально сразу и прошел к столику. Неловко повертев в руках букет, Харрингтон положил его рядом с ней на стол и коротко улыбнулся, пытаясь хоть как-то скрыть возникшее между ними напряжение:
- Извини, что опоздал. Пробки.
Ложь. Очередная глупая и ненужная ложь, начинать с которой было определенно плохим знаком. Кажется, они настолько заигрались в идеальную пару, мистера и Миссис Хокинс, что сами для себя перестали замечать, где заканчивается игра и начинается реальность. Реальность, в которой они и предложения не могут сказать друг другу без лжи. И неважно - невинная ли это была ложь во благо, такая глупая как сейчас или фатально серьезная - как ни крути, это была ложь.
Да и сама Нэнси должна была прекрасно понимать, что пробки к Хокинсе были вполне редким явлением, а час пик уже давно прошел. Но что он должен был сказать? Что приехал почти за сорок минут до назначенного времени и все это время пытался подобрать слова, которые как назло рассыпались как карточный домик и никак не хотели складываться в стройную и лаконичную речь? Или что за все это время он буквально уговаривал себя довести все до конца, а не сворачивать на полпути, отшутившись в привычной манере? На самом деле, этот вариант казался ему самым удобным. И наверное тот, старый Стив так бы и поступил. Избежав проблем, последствий и ответственности, он был просто сделал вид, что не видел Нэнси с Джонатаном, не слышал ее полное отчаяние признания, не признался себе в собственных страхах. Сделал вид, что ничего не было. И продолжал бы жить дальше, с каждым днем ненавидя себя все больше.
Но этого нового Стива Харрингтона сделала именно Нэнси. Именно ради нее ему хотелось стать лучшей версией самого себя, поступать правильно, делать как следует и жить по совести. Эдакая забавная вариация из клоуна-неудачника, заносчивого школьного короля и благородного рыцаря. Получалось пока, правда, из ряда вон плохо. Но Харрингтон правда старался. Уилер потрудилась на славу: идиотское ощущение чертовой справедливости буквально вскипало внутри, жгло и не давало спать по ночам. Ну что ж, раз этого человека сделала она сама, то и первый блин тоже достанется именно ей:
- Нам нужно поговорить, - начал Стив, тут же замешкавшись. На то, чтобы накопленная решительность поддерживалась на должном уровне приходилось тратить огромное количество внутренних ресурсов, а на то, чтобы не смотреть в глаза Уилер - и того больше. - И я не о Барб, - поспешно добавил он уже шепотом, увидев как официантка с недовольным видом принесла стакан воды и следом обратился уже к ней: - Можно нам, пожалуйста, два фирменных бургера с индейкой, мороженное и.. не беспокоить наш столик около часа?, - и следом он положил официантке на блокнотик, в который она записывала заказ, сложенную пополам двадцатку и доброжелательно улыбнулся. Как минимум, девушка явно была не в духе, а как максимум его настрою определенно не пойдет на пользу если его будут постоянно прерывать. Да и лишние уши им совершенно были не нужны. А официантки в таких маленьких городах, как Хокинс были, как известно, хуже бубонной чумы.
Рой мыслей в голове зажужжал еще громче, Харрингтон собирался то спросить почему их отношения внезапно стали херней, то узнать что между ними с Джонатаном, то вообще выпалить о том, что кажется у него появился кто-то, к кому он чувствует то, что совершенно не должен чувствовать, но в один момент все эти фразы, что толпились и толкались в собственных мыслях, изчезли словно по мановению волшебной палочки. Внутреннее напряжение отпустило, а присущая суета поутихла. Решение возникло само собой из ниоткуда и он понял, что нужно было наконец сделать то, чего он обычно не делал:
- Нэнс.. ты ничего не хочешь мне сказать?

Отредактировано Steve Harrington (2022-09-04 19:46:27)

+3


Вы здесь » Crossbar » фандом » hold on [stranger things]