пост недели от Behemoth
Карнавалы в Венеции всегда были превосходны в глазах Бегемота. Он старался их не пропускать, ведь это была особая атмосфера. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » фандом » дело лунного зяблика


дело лунного зяблика

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1639/289814.jpg

дело лунного зяблика

3.0; Сумеру

Путь неугомонного детектива привел его в Сумеру, окунул в дела Академии и секреты черной торговли капсулами знаний.
По уже сложившейся традиции лучше всего Хэйдзо умеет попадать в неприятности, поскольку в центре бури всегда слышно больше и видно лучше, чем извне.
По уже сложившейся традиции к нему совершенно неожиданного приходят на помощь.
И это самая удивительная поддержка, с которой посчастливилось столкнуться досину за всю его карьеру.

Нахида & Шиканоин Хэйдзо

Отредактировано Shikanoin Heizou (2022-08-25 15:05:45)

+1

2

Чик-чирик.
Маленькая птичка, крохотный зяблик, ловко вспорхнул на ветку адхигамы. Однако дерево, кажется, совсем не согнулось под ее легким весом, будто не обращая внимания на нового знакомого. Впрочем, не только оно не обратило внимание на маленькую птичку. Жизнь суетилась внизу и никто не поднимал свой взгляд на ветки, где не чувствовалось человеческого присутствия или угрозы. И хоть птичка была ни человеком ни угрозой, но ее внимательный чуткий взгляд с любопытством всматривался в людей внизу, будто преследуя среди них кого-то, что-то высматривая. А, быть может, птичка в самом деле лишь следила за солнечным зайчиком и люди ей были совсем безразличны? Ведь не может же зяблик кого-то искать? Ведь, скажи вы это ученым умам Сумеру, те лишь засмеют вас или примут за сумасшедшего.
Однако птичка не отвлекалась, суетливо шевеля головой. То обернется вправо, то резко влево, но не взлетит, не улетит прочь. И так прошли десять минут, так прошел час, но она сидела, очень-очень долго сидела. Возможно ли что в Сумеру даже птицы обладали невероятным интеллектом? Даже они что-то искали.
Как вдруг, птичка наконец сорвалась со своего места. И вновь она - не странная птичка, а самый обычный крохотный зяблик, влетающий в распахнутую дверь. Так, словно была случайно поймана. Так, словно совсем того не ожидала, птичка заметалась по пространству, неловко стукнувшись головой об стенку. Гулкий стук заставил ее прекратить свой полет, кубарем устремившись вниз. Не совсем изящное приземление, но да ладно. Птичка не должна думать о такой глупости, как элегантность. Да и зачем? Она же всего лишь птичка.
Глупо мотнув головой, зяблик вновь огляделся вокруг, цепляясь взглядом за человека. Весело подскочив, он тут же вновь раскрыл свои крылышки, устремившись к незнакомцу. Подлетев, перескочила к окну, найдя для себя удобное место. Но, вот странно - птичка не была зябликом. Или, точнее, она была слишком спокойна для столь шумной и пугливой породы. Прежде она походила на него лишь из-за того, что кого-то искала, но когда ее поиски были удовлетворены...
- Человек не знает, что выделяется или ему нравится выделяться? - Вдруг спросила птичка, повернув свою головку к незнакомцу. В ее глазах блестел интерес, а головка повернулась так, чтобы четко видеть странника перед собой. Да, этот юноша.. он не был похож на местного. Птичка видела много ученых, искателей приключений, наемников и простых людей, но этот не был похож ни  на одного из них. Кем он был? Что он забыл в Сумеру? Она бы и рада была бы спросить, но, очевидно, это совершенно не должно ее касаться, да и не за тем она прилетела сюда, чтобы спрашивать. Она хотела лишь предупредить: - Заморский цветок среди пустыни невольно привлечет внимание пустынных змей, но чего стоит ему это внимание? Не станет ли попытка отнять воды у колючек причиной засухи его корней?
Маленькая птичка, совсем незаметная в толпе сумерской жизни, не имела рта, чтобы говорить, однако спрашивала. Ее голос звучал песней, а слова.. слова звучали где-то рядом с песней, то ли от нее, то ли рядом с ней. И все же птичка продолжала упорно следить за чужеземцем, ожидая ответа. Она не могла ничего, кроме как ждать.

Отредактировано Nahida (2022-08-30 15:51:00)

+1

3

Приключения, начавшиеся еще в Инадзуме, не собирались заканчиваться. Возможно, дело было в том, что досин Хэйдзо просто искусно умел их находить. А уж к приключениям прилагался обязательный набор неприятностей.

История с капсулами знаний, начавшаяся в Порт-Орморсе, имела любопытное продолжение.
Детектив Хэйдзо не мог не заинтересоваться знаменитой Академией Сумеру, допустившей преступную утечку информации. Люди, стоявшие за распространением капсул, подлежащих обязательному уничтожению, непременно должны были быть найдены. Вовсе не потому что Шиканоин решил поиграть в правдоруба и рыцаря добра в чужой стране, нет. Просто он понял, насколько опасны эти знания в неправильных руках, и их распространение - непростительное преступление.

Само собой, никто в Сумеру толком не расследовал загадочные случаи попадания редчайших капсул на теневой рынок, ведь никто не хотел говорить вслух о проколах Академии. Она была и законом, и судом, непогрешимая, всегда правая в своих суждениях. Никто не должен был сомневаться в той идеологии, которую она насаждала с помощью Акаши.
К слову, Хэйдзо радовался, что приобрел в Порт-Орморсе ломанный терминал. После пары дней, проведенных в столице, он понял, что терминалы местных чужестранцев работали иначе. Они скорее забирали их знания, нежели делились действительно важной информацией, в то время как терминал Хэйдзо представлял из себя неплохую библиотеку.

Его интерес к Академии был взаимен. Он ясно ощущал это по внимательным взглядам и ощущению постоянного присутствия рядом кого-то, смотрящего именно на него неотрывным взглядом. На параноидальные настроения и манию преследования досин никогда не жаловался, зато давно научился доверять своей интуиции.
Пока он пытался обзавестись надежными осведомителями и выяснить, как капсулы знаний попадают на рынок, Академия следила за досином, его деятельностью и подсчитывала, насколько сильный урон ее репутации способен нанести этот инадзумец.

Не в правилах Шиканоина было отступать и прятаться. Его излюбленным методом получения информации было попадание в самую гущу событий. Можно сказать, он вполне осознанно привлекал к себе внимание, хотел, чтобы его увидели, как следует разглядели и запомнили.
Судя по всему, получалось.

Прохаживаясь по верхнему ярусу смотровой площадки огромного древа, росшего в самом центре города, Хэйдзо обдумывал информацию, которую успел получить. Для полноты картины ему не хватало самого важного - своего человека в Академии, который смог бы обрисовать ему происходившее внутри, в лекториях и преподавательских кабинетах. И тут его осенило - ну конечно же! Самое простое и лежащее на поверхности решение - поступить в Академию.
А что? Здесь не было возрастного ценза и требований к происхождению, как и запрета на поступление иностранцев. Идеально.

Вернувшись с прогулки в скромную комнатушку, которую снял за гроши вместе с Горо, детектив бросил на письменный стол листовки, взятые у представителей Академии. Предстояло написать заявление, заполнить анкету и прочие бумаги, изучить требования к абитуриентам и план вступительных экзаменов, прикинуть хотя бы примерно, какое направление ему могло бы подойти.
Тут-то до слуха Шиканоина донесся звонкий голосок.
Детектив принялся озираться по сторонам, выискивая говорившего. Судя по голосу - ребенка или же девушку с невероятно детским тембром. Выглянул в окно, перевалился через подоконник, но никого подходящего по описанию поблизости не обнаружил.
Влезая обратно в комнату, Хэйдзо повернул голову и уставился на маленькую птичку, сверлящую его пристальным взглядом.
Было странно. Как житель Инадзумы Шиканоин привык к странному поведению мудрых лисиц или же псов, котов, но птицы - это что-то новенькое.
Не спешил включаться в диалог, разглядывая оперение и прислушиваясь к себе - может, показалось? Может, он просто сошел с ума от переутомления и переизбытка впечатлений?

Но когда голос зазвучал снова, сомнений не осталось.
— Заморская птица заботится о благополучии чужака? — бровь вопросительно изогнулась, а линию губ скосила ухмылка. Он все еще не верил, что с  ним говорит птица, — Любопытно. Хочешь попробовать сушеную фиалковую дыню? Уверен, таких тут нет.
Порывшись в вещах, выудил небольшой холщевый мешочек с сухофруктами, высыпал жменю на подоконник перед пернатым собеседником.
— Мне заметность не мешает, наоборот, благодаря ей я сумею проникнуть туда, куда не решаются сунуться местные.
Придвинул стул к подоконнику и расположился рядом с гостьей.
— Ты же птица, много где летала, много что видела. Поведай мне об Академии. Насколько тщательно она охраняет свои тайны?
Возможно, это была какая-то магия? И через птицу с ним общался волшебник этой страны?

Отредактировано Shikanoin Heizou (2022-08-30 21:01:49)

+1

4

Чужеземец умел заинтересовать. Птичка внимательно всматривалась в него, и взгляд ее был столь же пристальным, что и у ученного, наблюдающего редкую реакцию в эксперименте. Ей было интересно, ей было любопытно. Может быть, если бы не иные обстоятельства, маленькое пернатое существо с удовольствием бы поговорило бы с путешественником о многих вещах: о новых людях, о дальних берегах, о необычных приключениях. Но жизнь сложилась так, что им нужно было встретиться иначе. Не случайно, а таинственно и непостижимо. Птичка знала: она не могла ответить страннику на те вопросы, на которые тот желал получить ответы. Птичка знала, что странник ей не друг и не товарищ, а она - не тот, кто должен говорить. Сумеру, Академия.. все это действовало в этой стране как единый механизм, все зависело друг от друга. Пострадает один - покалечится другой. Так как же она могла принять доброту того, кто ничего о ней не знает? Как могла принять сушеную дыню из рук того, кто вслух рассуждал о том, чтобы ее ударить?
- Не правильно. Когда кролик забирается в нору, то последнее, что он будет защищать от дождя - хвост. Но получится ли у кролика не промочить лапки, если хвост будет под дождем? Наши отношения схожи. - Высказавшись с ноткой недовольства, птичка тут же отрицательно махнула головой. Или не махнула, а просто насупилась? Стоило ей немного пошевелиться, как перья вдруг встали с груди, превращая крохотного зяблика в мягкий светлый комок. Впрочем, оставаться в такой беспокойной позе птичка не смогла, перья сразу же улеглись, стоило выравнять дыхание и вновь посмотреть на человека. Она решила продолжить говорить: - Если смотреть глазами этого кролика, то ты - нехороший человек.
Когда последнее перышко спокойно улеглось, птичка тотчас же пожала под собой лапки. Прилегла там же, где прежде стояла, изучая человека. Теперь она казалась не сто зоркой, не столь внимательной, - ее глаза медленно закрывались, будто поддавшись теплу сумерского солнышка. Впрочем, это лишь внешнее, незначимое. Взгляд, обращенный на птичку и чужеземца, все еще следил, чтобы крохотное создание не пострадало. Голос, обволакивающий ее пение, продолжал литься, не обращая внимания на своего сонного носителя.
- Почему? - Сам себя спрашивал голос, словно бы читал какой-то диалог из детской сказки. И, как и положено любому диалогу, он тут же находил своим же вопросам ответ: - Потому что человек хочет разворошить норку, чтобы найти там змею. Потому что кролик совсем не понимает зачем человеку змеи. Змеи - жалят, душат и травят. Человек ничего не получит, если поймает змею, а кролик может потерять свою норку. Ведь норка кролика похожа на нору змеи.
Стоило голосу договорить, как птичка, будто проснувшись, резко подняла свою головку, вновь внимательно посмотрев на чужеземца. Сказка закончилась, но понятна ли ее мораль? Птичке было очень интересно.
- Так чего же хочет человек, начиная охоту на змей? Он хочет защитить кроликов? Или ему хочется добиться их порицания? Ты спрашиваешь у меня об Академии, но змея я или кролик? Не разбираясь ни в тех, ни в других, человек вряд ли сможет оказать добро их землям... Значит ли это, что человек не желает добра ни змеям, ни кроликам?

+1

5

Угощение не было принято, к тому же пернатый гость активно демонстрировал, что интерес Хэйдзо к теме Академии ему не нравится.
Значило ли это, что птица связана с одним из важных шишек Академии? Может, с тем, в чьи обязанности как раз и входило хранить секреты?
Досин подметил интересную манеру речи пернатого создания - она общалась через яркие образы, иносказательные примеры. Ни одна фраза не была сказана прямо, но смысл их расщеплялся и усваивался на подсознательном уровне. Любопытный собеседник общался сейчас не с той частью Хэйдзо, которая была у него максимально развита - логикой, но апеллировала к образному мышлению, к творческой составляющей, одним словом - к сердцу, а не к разуму. Любопытно.
— Я в этой истории - злодейский дождь? Но что же мне делать? Я всего лишь дождь и проливаться ливнем - мое предназначение, я не могу оглядываться на каждый промокший хвост, я действую шире, охватываю больше территории, не в моих силах бороться с засухой на одном дюйме пустыни, оставляя в стороне необъятные просторы.
Хэйдзо развел руками в стороны, извиняясь за то, что коснулся кроличьего хвоста, но также демонстрируя, что не собирается сдавать назад и делать вид, что позабыл о том, что сумел узнать.

Детектив разглядывал птицу - зяблики всегда казались ему добрыми, забавными и невероятно хрупкими созданиями. Иногда они проявляли благосклонность и соглашались посидеть в открытых ладонях, поклевать зерна.
Хэйдзо подвинул поближе к птице небольшой кусочек сушеной дыни.
— Это всего лишь угощение, я же гостеприимный хозяин, а сейчас ты - моя гостья. Тебя это ни к чему не обязывает. Попробуй, интересно, понравится ли тебе вкус Инадзумы.
Так хотелось протянуть руку и осторожно погладить мягкий хохолок.

Серьезность разговора значительно сглаживал невинный вид птицы. Впрочем, это не значило, что Хэйдзо не воспринимает сказанное ею всерьез.
— Ага, значит, я не дождь, я охотник на змей, хммм, — Хэйдзо откинулся на спинку стула и коснулся указательным пальцем кончика подбородка. В его голове переформатировался визуальный образ, созданный пернатой собеседницей.
— Кролик понимает опасность, рядом с которой живет, но боится перемен? О, это мне напоминает одну очень знакомую историю...
Воспоминания об охоте на Глаза Бога были слишком свежи. Их прекрасный Архонт тоже не любила перемены, боялась их, а потому зажала весь свой регион в тисках неизменности, ход времени там будто остановился.
Что же до кролика из сказки, рассказанной зябликом, то он верил в нерушимость созданной экосистемы и боялся вносить перемены в сложившийся строй, пока этот механизм работал.
— Змея опасна. Кролик ведь это понимает? Скольким она уже причинила и еще причинит вреда, пока кролик просто закрывает на это глаза?
Отчего-то, пока говорил, в памяти Хэйдзо внезапно всплыл образ статуи маленького Дендро Архонта. Малая Властительница Кусанали четко проассоциировалась с кроликом из сказки зяблика.
Что ж, в каждом регионе были свои порядки и свои проблемы. Божествам этого мира тоже приходилось не просто.

— И змеи, и кролики важны, в этом мире нет лишних деталей и бракованных элементов, я в этом уверен, но есть силы, угрожающие не только этой стране, но и всему Тейвату. Почему же должен остаться в стороне, в бездействии?
Со стороны детектив наверняка выглядел забавно, со всей серьезностью ожидая ответа от птички.
— Птица верит в астрологию? Можешь прочесть мое созвездие? Ты увидишь там, что поиск истины - мое предназначение, но то, как именно я с этой истиной поступлю, решу уже сам. Мне просто нужно знать, докопаться, разобраться во всем самому. И это совершенно не значит, что я обязательно нарушу покой змей и кроликов.
Ведь узнать правду и что-то сделать с ней - совершенно различный процессы, далеко не всегда протекающие бок о бок.

+1

6

Не все правила расписаны в законах. Не все законы высечены на стелах. Однако даже так, невмешательство богов в жизни смертных - это иной случай. Все боги по-разному понимают это "невмешательство". Потому что это правило нигде не записано? Нет. Потому что это то, к чему каждый приходит самостоятельно. Опыт. Вечное не может зависеть от скоротечного. Невозможно принять в сердце каждую молитву, обращенную к тебе.
Однако птичка была слишком мала, чтобы это в полной мере осознать. Птичка - это всего лишь птичка. Существо, способное летать и петь, но стоит пойти дождю, как она тут же должна приземлиться и замолкнуть, ведь мокрые перья мешают полету. С самого начала ей были любопытны человеческие чувства, она была слишком молода, чтобы выносить отчужденность. Ей хотелось помогать, пока эрозия чувств ее еще не затрагивала, но она не могла, была бессильна. Всегда приходилось из кого-то выбирать. Даже сейчас. Юный детектив, желающий спасти кроликов, или змея, пригревшаяся у не на груди?
- Даже змеи нужны экосистеме. - Немного грустно выдохнула птичка, вновь распушая свою грудку и устраиваясь полежать. Она знала, что эти слова вынужденно произносятся. Она не хотела кому-то причинять вред, но ничем не могла помочь. Знай юный детектив что за птичка сидела перед ним и давала бессмысленные советы, то, наверное, рассердился? Впрочем, она не собиралась от этого сдаваться.

- Действительно, кроликов становится меньше из-за укусов змей. Однако опасные соседи заставляют существ приспосабливаться к окружающей среде. Сначала кролики только прыгали и щепали травку. Потом появились змеи и кролики научились рыть норки. Эволюция реальна только в условиях риска. - Заметила птичка, все же щелкнув робко по протянутой дыни. Вкусно. Кажется. Птичка не могла в полной мере распознавать вкус в этом теле, ведь управляла не рецепторами, а разумом. Она могла лишь понимать какова еда на вкус, но никогда не есть ее... Грустно? Сложно сказать. Птичке было больше интересно изучать вкусы еды, чем ее в самом деле употреблять, так что, в принципе, такие условия как-то удовлетворяли ее желаниям. Наверное.

- Значит, ты считаешь это бездействием? Получается, когда ты гладишь хвост своему другу, то тоже бездействуешь? - Совершенно невинно спросила птичка, припоминая, что люди очень любят гладить все пушистое, а чужеземец, к тому же, снял квартиру с одним таким пушистым другом. Выбормотав из себя слабое "хм", она продолжила, будто найдя в его логике странность: - Дождь может избавить землю от засухи лишь пойдя ливнем и поднимая лужи? Охотник поймает змею, лишь поджигая норы? Это не так. Чтобы плодородные ростки укрепились, землю лучше поливать постепенно, аккуратно. Чтобы выловить змею можно притвориться кроликом и она вцепится в охотника зубами, облегчая выискивание и сокращая риски. Я знаю, твое созвездие может вести тебя совершенно иным путем, но приведет ли оно к тому концу, где змеи будут пойманы, а земля спасена? Или тянешься за змеиным хвостом, не обращая внимание на голову хищника, что сидит у тебя на плече? Змеи выкуривают охотников ничуть не хуже, чем охотники выкуривают змей.
Не говоря о том, что в конце каждой человеческой судьбы стояла смерть. Впрочем, это птичка решила не озвучивать. В конце концов, безрадостное это было бы замечание.

+1

7

Ветер теплым касанием прошелся по коже, огладил щеку, пригретую солнечным лучом, потрепал легкую прядь темно-медных волос. Хэйдзо прикрыл глаза, наслаждаясь погожим днем и мягким голосом, звучащим, будто бы, внутри головы.
Он понимал, какую мысль пыталась нежно вдолбить ему пернатая гостья, но никак не мог нащупать ее мотивы. Привычка во всем искать двойное дно и непростые подтексты не давала покоя и при этом беседа и компания действовали расслабляюще, убаюкивали. Детектив никогда не терял бдительность в компании незнакомцев, но тут с ним происходило нечто, не поддающееся объяснению.

— То есть ты считаешь, что развитие происходит через боль, что трансформация возможна только в борьбе за выживание?
Хэйдзо уже не задумывался о том, что беседует с птицей, не пытался измерить степень своего душевного здоровья, просто продолжал плыть по течению этой странной беседы.
Однако нечто, сказанное птицей, вывело Хэйдзо из дремотной расслабленности. Пернатая знала о Горо. Значит, за ними уже давненько наблюдали. Не удивительно, но любопытно.
Впрочем, детектив не подал виду, что его сонный настрой сменился внимательной настороженностью.
Все эти метафоры и иносказательные образы опутывали детектива, словно пытались увести его как можно дальше от изначально направления. Он стряхнул с себя пыльцу дурманящей сказочности.
— Ты пытаешься предостеречь меня или просто хочешь сберечь всю катастрофичность ситуации в статичном состоянии? Думаешь, отсутствие внешнего триггера убережет Сумеру от беды? Ошибаешься. Изоляция никогда не работает, а тебе следует избавиться от иллюзий. Мы могли бы помочь друг другу, но, если ты собираешься остановить меня, сразу предупрежу, что ничего не выйдет.
От всех этих разговоров о змеях и кроликах неимоверно клонило в сон.

Хэйдзо вздохнул и, приоткрыв один глаз, посмотрел на поклевывающего сухофрукт зяблика.
— Давай забудем пока о кроликах со змеями. Споешь мне какую-нибудь красивую сумерскую песню?
Поднявшись со стула, Шиканоин потянулся, разминая затекшие мышцы, зевнул и, подойдя к кровати, рухнул на нее, уткнувшись в подушку лицом. Наволочка еще хранила запах Горо.
Отчего-то он не боялся засыпать в компании незнакомки.


Несколько недель прошло, а зяблик так и не появился, чтобы закончить их спор. Хэйдзо начал думать, что все эти беседы с пернатой гостьей ему приснились.
Тем временем, он, следуя своему плану, сумел пробраться в Академию и попасть в сокрытую от посторонних глаз часть библиотеки.
Здесь хранили капсулы знаний, строго учтенные, подписанные и занесенные в огромный каталог. Здесь же работал тот, кто имел доступ ко всем знаниями, хранящимся в Акаши.
Хэйдзо вел за ним наблюдение, отслеживал все странности, запоминал маршруты передвижений и людей, с которыми он общался.
До поры, до времени все шло хорошо, пока досин не стал нечаянным свидетелем сделки по продаже одной из изюминок архива - капсулы со знаниями предыдущих архивариусов.
Здесь-то его везение и закончилось.


Место, где его держали, было детективу совершенно незнакомо. Скалистые лепестки, внахлест лежащие друг на друге - весь пейзаж, который мог себе позволить Хэйдзо. Он провел в заключении уже два дня, его исправно кормили, но не разговаривали и не отвечали на вопросы. Его надсмотрщиками была группа пустынников, что, впрочем, детектива не удивило.
Элементальные силы не помогли выбраться, приходилось просто ждать, когда наконец хоть кто-то соизволит пролить свет на происходящее и его дальнейшую предполагаемую судьбу.


Один пустынник наигрывал на ситаре мелодию, подхваченную ветрами в далеком Мондштадте и принесенную в жаркие пески, другие занимались полировкой оружия либо отдыхали. Чуть поодаль от них вели жаркий спор двое: один, судя по наряду, имел отношение к Академии, другой же скорее был похож на божество из древних легенд - его одеяние отличалось от общепринятых фасонов.
— Этот инадзумец не представляет никакой важности, а проблем от него больше, чем от Махаматры.
— И? Что ты предлагаешь?
На мгновение человек из Академии замолчал, что-то обдумывая, чтобы тут же выдать решение:
— Оставим его в пустыне. Он не выживет, а к нам не приведет ни одна улика.
Кажется, эта идея понравилась всем сторонам сделки. Кроме, разве что, самого Хэйдзо.

+2

8

Она ведь с самого начала говорила, что все это приключение ничем хорошим не окончится.

В словах у каждого своя правда. Кто-то сознательно блефует, кто-то честен как домашний пес, но в реальной беседе это совсем не важно. Все ли ты расслышал верно? Как понял чужие фразы и выражения? Устроила ли тебя интонация или вызвала отторжение? А, может, не понравилась мимика или глаза говорящего? У людей есть сотня причин сомневаться в искренности своего собеседника. Человеческое общество считает абсурдным полагаться на эти аспекты в речи. "Разве достойно судить о людях по их голосу или внешнему виду?", - говорят они. И что? На что тогда полагаться при первом знакомстве? На ум собеседника, его прошлые заслуги, его репутацию и характер? Хороший или плохой - откуда знать ответы на эти вопросы, когда перед тобой незнакомец?

В итоге, в реальности, человеческое общество всегда полагается на то, что считает абсурдным. И даже этот человек.. был бы он так великодушен, если бы к нему подошел лохматый як? А скорпион? Был ли он так доверчив, если бы птичка говорила более твердо, более четко расставляя точки и знаки ударения? С самого начала птичка не собиралась вступать в спор. Она прилетела лишь чтобы указать человеку на луну, а что выбирать дальше - не ее право решать за людей. В конце концов, люди всегда больше полагаются на чувства, а этот человек - особенно. Эта же птичка.. она даже не способна душевно петь. Через ноту фальшивит, не понимая где и как в песне должны проявляться "чувства".

Однако птичка запела, когда человек ее об этом попросил. Неловко мотнула головой, немного испугавшись, но, поймав под ногами сушенную дыню, была столь радостна, что не удержала голос. Вот только то была другая птичка. Все те же перья, все тот же поворот головы, но в этих глазах невозможно было прочитать о сознательности. То была самая обычная птичка, что, прекратив свою песню, тут же вылетела прочь.


Пустыня стонет. Ее плачь, оголенный под солнечным изнеможением, отчетливо слышен даже в храме бога. Неприятно? Отнюдь. Нахида не чувствовала той же боли. Она понимала, что тот рев, что бесконечно слышался из песчаных бурь, лишь этап, лишь строчка, конец которой украшается запятой. И в пустыне рождается жизнь. Однако, даже если бы это было не так, то, как минимум, каждому живому существу требуется достойное место для увядания.
Почему же тогда пески просят помощи, хоть сами и выбрали этот путь? Этот вопрос был архонту куда менее понятен. Не понятен, но интересен. Ей так хотелось узнать, что чувствует жизнь этого мира. "Грусть", "одиночество", "сожаления" - что это? Как оно ощущается? Зудит или колит? А, может, и вовсе обжигает?
Иногда она очень пристально смотрит на пески, желая найти в них ответы. Иногда она озвучивает эти вопросы умирающим.


- Тебе не горячо? Поблизости нет источников воды. Даже внутренние воды залегают на той глубине, откуда ни один человек их не достанет. - Поинтересовался слабый голос, когда в пустыне, на линии горизонта, остались только двоя. Брошенный человек и птичка, вспорхнувшая на сухую ветку истощенного куста.

Откуда в этих краях такие птицы? Вероятно, пташка скончается вскоре за этим брошенным странником. Таким хрупким сознаниям не выжить в таких суровых условиях, она не исключение. И все же у нее были причины, чтобы преодолеть это расстояние до человека. Не чтобы ему помочь, нет. Она просто хотела поговорить.

- Ты разочарован своим выбором? Или зол на людей, которые не смогли тебя убить, поэтому оставили умирать в пустыне? Говорят, здесь очень плохо умирать. Пустыня похожа на океан, она такая же безбрежная. Только в океане ты можешь увидеть остров и взмолиться, чтобы доплыть до него. Не получится, потому что волны отбросят назад, выбьют из сил. В пустыне же нет волн, но нет и спасительных островов. Она - зеркало, отражающее желания, но стоит прикоснуться и эти желания отзовутся на пальцах холодным стеклом. Умирать в пустыне - как умирать в мечте. Рай лишь для безумцев.

Отредактировано Nahida (2022-09-28 20:50:29)

+1


Вы здесь » Crossbar » фандом » дело лунного зяблика