пост недели от HENRY MILLS
Это, кажется, будет просто нереально. Он просто молчал, боясь на данный момент, сказать хоть слово. Читать далее...
А Карвер голодный холостяк!!!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Когда пишешь заявки, не забывай о ламах!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » 99 problems


99 problems

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

[nick]Jaskier[/nick][icon]https://i.imgur.com/HLdrK1d.gif[/icon][status]-[/status][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Лютик</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>the witcher</fan>Don't fucking Jaskier on me</div>[/lz]

99 problems

https://i.imgur.com/hFntlHq.gif

Туссент

Geralt, Jaskier

+3

2

После безжизненных пейзажей Велена и светлого камня Новиграда яркие краски Туссента ослепляли. Здесь даже время текло иначе: люди ходили медленнее, говорили размереннее, тут и там в виноградниках наливались соком гроздья самых разных сортов, которые позже займут свои почетные и не очень места в винных погребах.

Туссент, а особенно окрестности Боклера, расслабляли. Геральт даже пару раз грешным делом подумал: а может, действительно стоит осесть здесь? Привести в порядок Корво Бьянко (попасть бы туда для начала), уподобиться местным жителям, лениво расхаживая по виноградникам и распивая вино… Плотва под ведьмаком недовольно фыркнула, будто услышала его мысли. Геральт усмехнулся сам себе – даже лошадь в это не верит. И с чего он решил, что может стать первым ведьмаком, который умрет в своей постели?

Идея с вином, впрочем, неплохая. Именно вино, кстати, стало причиной его сегодняшнего визита во дворец. Геральт в замках правящих особ чувствовал себя неуютно; кроме того, с ним в таких местах всегда случалось что-то неожиданное. И не то что бы всегда приятное.
Тем не менее, винное пятно на письме – единственная зацепка, по которой можно было продвинуться дальше – Геральту не поддавалось. Не то что бы он надеялся, что княгиня по одному виду запачканного письма определит, кто его писал или что за вино на него пролили, это невозможно. Все же у него было достаточно информации – а еще Ренаведд, найти которую будет куда проще с помощью людей княгини.

Плотву у него заботливо конфисковали еще на подъезде к замку. Ведьмака здесь помнили практически все – Геральту было непривычно, что его встречают с подобным уважением. Непривычно и… в пекло, надо выбраться отсюда поскорее. Он как грязное пятно на шелковом одеянии, слишком чужеродно выглядел в этом замке.

Ему не нужно было долго добиваться аудиенции: за это, наверное, тоже стоило сказать спасибо Анне Генриетте.  Его довольно быстро провели к княгине, и ее громогласные восклицания ведьмак услышал еще задолго до того, как оказался у дверей залы. Кто же так раззадорил княгиню? Впрочем, для этого много стараться было не нужно, так что…

Ведьмак в сопровождении лакея уже подошел к высоким резным дверям, когда они резко распахнулись. Несколько бряцающих рыцарей тащили под белы рученьки молодого человека, в котором ведьмак с удивлением узнал…

- Лютик?.. – он вскинул брови – с максимально возможным в его случае выражением удивления, которое, впрочем, очень быстро сменилось хмурым лицом, даже чуть более хмурым, чем обычно. А все потому, что вслед процессии летел громогласный женский голос:

- В темницу! И будьте уверены, виконт, сегодня, нет, завтра же на рассвете вас казнят! Четвертуют, растянут на дыбах, повесят!...

Геральт барда не видел давно, и уж точно не ожидал встретиться с ним в Туссенте. Обстоятельства можно было бы назвать необычными, если не принимать во внимание тот факт, что Лютик в принципе жил в необычных обстоятельствах. И теперь к проблемам с боклерской Бестией добавилась еще одна – и явно более животрепещущая. Вот холера…

Поговорить со старым другом не удалось. Того ткнули лицом вниз достаточно грубо, чтобы дать понять, что лишних движений лучше не делать. Освобождать Лютика прямо здесь было бы неразумно, поэтому Геральт твердым шагом направился к княгине. 

-

Княгиня выпускать Лютика наотрез отказалась. В ней говорило что-то очень женское: глаза сверкали молниями, а острый нос то и дело дергался наверх. Ее отказ не был окончательным, и шансы были: но придется, наверное, очень постараться. Пока же ведьмаку удалось добиться только встречи с бардом: с глазу на глаз. И он, спустившись с темницы, обошелся без предисловий:

- Лютик, холера! Что ты здесь делаешь? 

[nick]Geralt of Rivia[/nick][status]butcher of blaviken[/status][icon]https://i.imgur.com/9jLZxBt.gif[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Геральт</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>the witcher</fan> brave and bold, paid in coin of gold</div>[/lz]

+1

3

[nick]Jaskier[/nick][status]-[/status][icon]https://i.imgur.com/HLdrK1d.gif[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Лютик</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>the witcher</fan>Don't fucking Jaskier on me</div>[/lz]

Туссент. Край вина, женщин и тепла, будто сошедший с полотна какого-то художника, едва успевшего закончить последние штрихи. Кажется, будто война обходит стороной этот клочок земли, здесь восторгаются рыцарями в сверкающих доспехах, воспевают любовь и красоту жизни, возведя кодекс чести практически в абсолют.

На севере не так много мест, где муза посещает барда столько легко и часто, и, как это водится, везде, где Лютику хорошо находится сотня и одна причина держаться от этого места подальше. Только если обычно ему грозит чей-то ревнивец-супруг или обиженная дама…здесь же ему запрещено появляться вполне себе законно, указом герцогини. Когда-то он имел удовольствие познакомиться с Анной-Генриеттой очень близко, и с ней, и ещё с парой придворных дам (к счастью, она узнала всего об одной), но и этого было достаточно, чтобы отправить его на эшафот. Мда, воспоминания не самые приятные, но оттого не менее яркие, но…есть ведь срок давности у женской обиды, разве нет?

А потому, здравствуй, Туссент, с твоими цветущими пёстрыми красками пейзажами, сладкими винами и женщинами, чья красота и коварство достойны, чтобы их воспевали в балладах по всему миру. Так он думал.

На деле же, женская обида страшнее даже Геральта, когда тот не в духе (то есть, практически всё время). Как выяснилось многим позже, нельзя пересечь границу герцогства и надеяться, что его правительница не узнаёт об этом, особенно, если ты посмел оскорбить её честь своей неверностью. Барда быстро нашли (проклятая популярность), и доставили во дворец, а любые попытки заболтать или подкупить конвоиров рассыпались о гнетущее молчание в ответ. А дальше… дальше Лютик пел соловьем, что имел только самые чистые мотивы и помыслы, желал всего лишь разыскать своего приятеля, ведь дело не терпит отлагательств! Разве не может Анна-Генриетта понять как важны для Белого Волка новости о его Дитя-Неожиданности?!

Дважды этот фокус не прошёл, особенно, учитывая, что началось его пение с комплиментов и признании в неугасающих, спустя столько лет, чувствах, обещаниях извиниться и заслужить прощение. Но попытаться ведь стоило? А значит, когда мрачная, как задница Эмгыра, фигура ведьмака показалась в зале, откуда стража выволакивала барда, он решил играть свой козырь:

- ГЕРА-А-АЛЬТ! У МЕНЯ СООБЩЕНИЕ ОТ ЦИРИ! – Кричит он и тут же жалеет о своём выборе: удар под дых выбивает из лёгких воздух, заставляя согнуться пополам и на мгновение потерять способность не столько передвигаться, но и видеть, и слышать. Вот теперь его приятель костьми ляжет, но как минимум явится спросить какого это хрена он тут забыл.

Теперь оставалось только ждать и…ждать. Лютик действовал на нервы страже: за что на севере он бывает регулярно бит, здесь же получил самое страшное оскорбление для творца: полное отсутствие любой реакции. Он уже было приготовился использовать самое грозное из своего арсенала: матерные частушки, которые позаимствовал (и доработал) у краснолюдов, как сквозь решётку видит знакомое лицо. Лицо, которое вместо приветствие выдало новую порцию обвинений.

- Да, Геральт, я тоже рад, что ты жив, цел, да, я тоже скучал. Но что ещё важнее, что ты в своём уме…насколько это возможно. Для тебя. Я уж думал ты головой ударился, когда до меня дошли слухи, куда ты направился. – Фыркает бард, стряхивая с одежды пыль. Бесполезно. - Единственная бестия в Туссенте – это их герцогиня. – Понизив голос добавляет он и пожимает плечами. – А я вот тоже думаю, зачем их послушал, гипноз, не иначе: Лютик, ну пожалуйста, Лютик, ну, проверь. Твои женщины когда-нибудь меня на эшафот приведут, помяни моё слово. Ну, мы можем идти?

0


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » 99 problems