пост недели от Behemoth
Карнавалы в Венеции всегда были превосходны в глазах Бегемота. Он старался их не пропускать, ведь это была особая атмосфера. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » Я знаю, что ты знаешь, но они-то не знают


Я знаю, что ты знаешь, но они-то не знают

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://otvet.imgsmail.ru/download/u_1c6b753a3e62a0014b2cfdc6c147339c_800.gif

Я знаю, что ты знаешь, но они-то не знают

Кладбище и после обитель живых

Живые вечно никак не разберутся в своей жизни. А вот призраки знают наверняка, чего этим живым не хватает.

Mister Ghost & Lady Ghost

[nick]Ghost[/nick][status]Пришел. Увидел. И забыл[/status][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Мистер Призрак</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>кладбищенское ау</fan>В мире живых скучно, поэтому, среди них появляемся мы.</div>[/lz]

Отредактировано Hades (2022-09-10 23:08:01)

+2

2

Не так-то легко найти приличный дом приведению средних лет. Казалось бы, в каждом штате есть десяток домов с мрачными историями… Там померла целая семья, тут орудовал маньяк с бензопилой… но на проверку это почти всегда рекламные штучки. Господин Норрингтон, до сих пор помнит, как всмотревшись внимательно в «мистическое пятно крови, возникающее в полночь високосного года» обнаружил, что это томатная паста пополам со свекольным соком. А такой был привлекательный особнячок, он уже успел к нему привязаться, ореховые балки, настоящий Студебекер в холле!

Положительно, привидению с чувством собственного достоинства не так легко найти угол, чтобы преклонить уставшую от небытия голову. Мистер Норрингтон, по понятным причинам склонный передвигаться в основном после захода солнца, в своих странствиях насмотрелся всякого. Как-то он даже завел вынужденное знакомство с кучкой призраков-подростков, обитавших в ночном клубе. Ночном клубе, подумать только! Не застань его рассвет в самый неподобающий час, он никогда бы не переступил порога подобного заведения, но первые лучи уже прошивали небосвод, так что когда круглая физиономия выглянула из стены и сказала:
— Ей-ей, Папаша, давайте-ка к нам, а то солнце вас сейчас попортит, — он, не раздумывая бросился в спасительную темень. И немало об этом пожалел впоследствии. Дыры от солнечного света, конечно, изрядно уродуют и долго проходят, но зато это было бы достойное увечье, потому что то, что творили юнцы в этом клубе… Господин Норрингтон провел там две ночи и на третью унесся вдаль, не разбирая дороги. Вселяться в людей — последнее дело, на такое можно пойти только ради спасения жизни или напротив, ну, если вы призрак другого рода, ради её отнятия, но притеснять чужую бессмертную душу ради соития в кабинке туалета! О, времена, о нравы! А этот их кокаин! Эти столетние детишки, захлебываясь восторгом решили его «оцивилить», его, который при жизни отказывался от морфия, даже когда лечил зубы!

Господин Норрингтон, конечно немало знал об опиуме, но никогда не позволял себе даже маленькой трубочки, несмотря на то, что при жизни некоторое время, состоял держателем притона, но с тех времен утекло много воды, а он фармакологией никогда не интересовался, поэтому когда юная шпана подняла его на смех, что он может и не помнит, как вселяться, он решил показать им кто тут первосортный призрак и нырнул в какого-то темноволосого красавца, распределяющего какой-то порошок по зеркалу пластиковым прямоугольником. Дальнейшую ночь мистер Норрингтон вспоминал неохотно, и никогда о ней не распространялся. В конце концов он почти в беспамятстве добрался до аэропорта, выбрал рейс, приземляющийся посреди ночи, и придя в себя, неплохо провел время в багажном отсеке, гадая о назначении той или иной вещи.
Чтобы прозреть содержимое саквояжа призраку нужно положить на него руку и представить, что на ладони моргают кошачьи глаза (потому что кошки видят в темноте). Мистер Норрингтон считал себя поклонником и продолжателем дела Шерлока Холмса и не упускал момента потренироваться в дедукции и составить впечатление о человеке по мелким признакам. Он может и немного отстал от жизни, но всегда был сметливым, так что быстро понял, почему небольшой зеленый чемоданчик набит муляжами мужских половых органов, это явно был врачебный саквояж, подтвердила его догадку форма медсестры, соседствовавшая с хм, орудиями Приапа. Немного смазали картину пушистые наручники, но поразмыслив он понял, что наверняка это средства усмирения буйных пациентов. За такими невинными играми и прошел его полёт. А после полуночи, он, фигурально выражаясь ступил на проклятую и прекрасную землю Луизианы.
Вот уж альма-матер американских призраков! Вот уж прекрасное место! Терпкий дух болот, влажный шелест зеленых листьев и прочая готическая атмосфера, о которой наслышан каждый призрак в любом захолустье! Магия древнего колдовского места, правда, начала работать не мгновенно. С первого взгляда Орлеан показался мистеру Норрингтону таким же суматошным и неприятным, как остальные большие города, к тому же сквозь него проехал тележка погрузчика, что иначе как хамство расценить было невозможно. Неоновые лучи мистеру Норрингтону никогда не нравились, в них нет скромного очарования керосинки или свечи. Они холодные, бездушные и в их свете очень сложно казаться впечатляющим. А ночной Новый Орлеан состоял из жестокого слепящего неона. Мистер Норрингтон понесся прочь, не разбирая дороги и очнулся уже в болотах. Насколько ужасным был город, настолько же прекрасными оказались болотные пустоши. Мистер Норрингтон раз и навсегда влюбился в нежное сияние болотных светлячков, во влажную и густую темноту обитающую под деревьями, а болотные сущности на первый взгляд показались ему весьма достойными кандидатами для дальнейшего знакомства.
В нем даже проснулся забытый некогда поэтический дар и бродя над болотной ряской он погрузился в сочинение поэмы, начинавшейся словами: «О, Орлеан, о дом обетованный…». В таком романтическом настроении он провел неделю, воспевая менестрелей прошлого, исследуя поистине безграничные болота и заводя знакомства с лоа и духами, когда вдруг набрёл на Дом, стоящий посреди болотного царства.
Добротный кирпичный Дом, еще позапрошлого века, с готическими окнами, с огромной ветхой верандой, со остроконечной крышей. Дом, в котором, несомненно, творились мрачные дела. Переевший романтизма мистер Норрингтон, зарыдал бы будь у него действующие слезные протоки, так походило это место на то, которое он прозрел в душе своей.
Оно несомненно было прекрасно. И он полетел было к нему со всех ног, но вдруг резко остановился, сраженный мыслью, что должно быть в доме уже кто-то живет, потому что такое сокровище не могло пустовать. Но может быть постояльцы окажутся радушными?
Дело в том, что хотя одно привидение не могло препятствовать другому, и каждый волен выбрать себе обитание по вкусу, существовали тысячи способов испортить нежеланному соседу небытие. Привидения крепко держатся за свои привычки и распорядок небытия, и не так уж сложно довести призрака до белого каления. Мистер Норрингтон знал одну леди, которую квартирный вопрос довел до того, что она сколотила банду полтергейстов и затерроризировала целый город. А все, потому что соседка подменяла её увядшую лилию на могильном камне на гхм… средство экстренной контрацепции, про которое говорят, что это тупик, в который уткнулась большая часть человечества.
Мистер Норрингтон вздохнул и подбодрив себя мудрым высказыванием о том, что чему быть, того не миновать, смело отправился дальше. Он вспорхнул на крыльцо, собрался с духом и прошел, сквозь тяжелую дубовую дверь. Холл его поразил, огромный, внушительный, несмотря на ветхость, стены завешаны потемневшими от времени картинами, на гигантской свечной люстре преизящнейшая паутина. Сердце его, находись оно там, где положено, а не в тысячах километров отсюда, сладко заныло бы.
Господин Ноггингтон откашлялся, оглядел себя, не потревожило ли где солнце его наряд? И
произнес громким, призрачным голосом, таким, чтобы пробрал дом до основания:
— Приветствую вас, о радушные жители этого дома. Примете ли вы путника на постой?

[nick]Mr. Norrington[/nick][icon]https://i.pinimg.com/564x/85/0c/14/850c14c8a8b1aab974c9f5a0ee756737.jpg[/icon][nm]Мистер Норрингтон[/nm][lz]<div class="lz"><fan>original</fan>Смерть отнюдь не извиняет дурные манеры.</div>[/lz]

+2

3

Вечность – это всего лишь досадное недоразумение, что случается с каждым, кто умер не своей смертью или был проклят созданиями, скрывающимися в ночи. Люди боятся таких событий и с радостью забывают о бессмертных душах, желающих найти покой. Самоубийства – это часто распространенная проблема, по которой люди отказываются по-человечески похоронить человека. Это обидно, знаете ли, оставаться на этой бренной земле, лишь потому, что кому-то не хватило ума провести нормальную человеческую церемонию погребения! Я, между прочим, рассчитывала на красивые пышные похороны с музыкой и весельем, чтобы ни один человек не посмел грустить в этот день. Я надеялась на торжественную процессию и прощание с этим миром. А вместо этого… Чувствую себя оскорбленной. В моем завещании было столько всего написано! А его так и не нашли! Изверги!
   Мой особняк, ранее окруженный прекрасными садами, благодаря усилиям искусных садовников, превратился в обитель болотных тварей и различных существ. Болото отвоевало себе обратно чудесные лужайки, лианы и дикие растения уничтожили цветочные клумбы, местами обратив их в свою веру. Не то слово, лианы с цветами – это прекрасно, и всё равно, это не то. Даже на лавочке не посидишь нормально – она покрылась мхом и каким-то нелепым вьюном. Даже брусчатка покрылась зеленым мхом, что совершенно не дело! Дорога в этот оазис тоже заросла, затерялась среди флоры и фауны, так как это место стали обходить стороной, точнее, перестали заезжать сюда. И знаете почему? Какой-то вампир имел наглость объявиться в моем доме! Поесть гостей на светском рауте, и убить меня! Да, Вы не ослышались! Какой-то охотник уничтожил тварь и вынес её во двор, чтобы сжечь тело, но на этом беды не прекратились! Это место посчитали проклятым! Воткнули всем жертвам по колу в сердце и похоронили на заднем дворе, который теперь и не найти. Скромные надгробия из грубого камня были подписаны, но надписи уже стерлись.
   Очнуться в таком состоянии! Это ужас какой-то! И никто больше, никто из живых не зашел сюда внутрь! Призраки гостей разошлись, кто куда, остались только слуги, с которыми я обращалась хорошо при жизни. Да, они были рабами, но я их не обижала! Даже в то время я не горела желанием принижать чужого достоинства, в чем многие из моих знакомых были со мной не согласны. Никакого достоинства и добродушия! Я возмущена. И что в итоге? Оставшись одна со своими слугами, я просто не стала покидать своего родового имения, которое много лет считалось заброшенным. Вряд ли кто-то вообще, из ныне живущих, помнит об этом месте и ладно. Не нужны мне здесь всякие сибариты и прихлебатели. Хватает и без того дел и головной боли – любоваться увядающими фамильными ценностями, все ещё окропленными каплями крови, что успела превратиться в багровые темные пятна, и радоваться скудным огонькам, которыми светлячки, облюбовавшие этот дом, освещали помещения. Слабо и таинственно. Везде красивая паутина, тонкий слой дымчатой пыли и воспоминания, которыми горит моя душа. И мне скучно. Так что, я даже не сразу поняла, что слышу совершенно не знакомый голос.
   Нахмурившись, неохотно поднимаюсь со своего кресла и неспешным шагом выхожу на балкон, который выводил на лестницу, что красивым каскадом спускалась к парадному входу. Моё платье, оно так и оставалось красивым и нарядным, как и во время моей смерти. Бледная красота лишь дополняла образ. Я призрак, а не пышущая здоровьем и жизнью дама.
- Все зависит от того, с какими намерениями вы пришли сюда, сэр, - благожелательным тоном проговариваю я, неспешно спускаясь вниз, к незнакомцу. Высоко подняв подбородок, я взглянула на мужчину с ещё большим интересом, отметив его необычную красоту. Не красавец, которыми восхищались дамы, но безусловно, интересной внешности.
-  Я мисс Уизерспун, моё имя Мэри, и я хозяйка этого дома, мистер …? – раз уж на то пошло, для начала не плохо бы представиться друг другу, и только потом обсудить условия проживания этого мужчины. Я буду рада компании. Мой гость кажется мне достойным кандидатом для совместного проживания. Будет с кем поговорить.

[nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Мэри Уизерспун</a>[/nm][nick]Ms. Witherspoon[/nick][status]вечность[/status][lz]<div class="lz"><fan>original</fan> У нас целая вечность, куда нам ещё спешить?</div>[/lz][sign]_[/sign][icon]https://i.pinimg.com/originals/f8/5f/4f/f85f4f033ac06e25d0629e727d3225b4.jpg[/icon]

+1

4

Бедный мистер Норрингтон и при жизни легко смущался. Он был благообразным и учтивым джентльменом, сохранявшим, несмотря на не вполне законные занятия, которыми он добывал пропитание, почти юношескую кротость нрава и некую застенчивость. С годами он оставил мечту найти супругу и обзавестись парой белокурых деток (девочку непременно назвали бы Элизой, и она конечно играла бы на фортепиано, а на семилетие он подарил бы ей пони) и смирился с грустной участью холостяка. Тем более, в спешке покидать очередное место работы, после полицейского налёта, не очень удобно, когда есть еще миссис и юные мисс и мистер.
Смерть не сделала его более раскрепощенным, хоть и подарила некоторый новый опыт.

На великолепный балкон, отозвавшись на его зов вышла дама. Не просто дама, а красивая, призрачная дама, такая нежная, что все Ланселоты Британии сломали бы свои мечи в её честь. Почему-то мистер Норрингтон совсем не ожидал увидеть леди. Он подсознательно ждал какую-нибудь уважаемую тетушку — старую деву, или господина в пышном камзоле, но даму! Такую призрачно - великолепную, в нарядном шелковом платье, пусть несколько устаревшем, но роскошном! Бедный мистер Норрингтон потерял дар речи, он сдернул с головы шляпу, церемонно поклонился и попыпытался найти в голове учтивое приветствие, но на ум, беспокойно, как мухи в летний день, лезли только сонеты Шекспира.

Пока бедный джентльмен пытался успокоить разбушевавшийся романтизм, доставшийся ему от бабушки-француженки, леди спустилась и вблизи оказалась еще прекраснее, чем издалека. Сквозь ей нежную натуру просвечивала лестница и от этого, она казалась беззащитной и совсем юной. Мистер Норрингтон вдруг опечалился, и расцветшая было внутри него роза — увяла. Леди выглядела такой свежей, такой утонченной, что в лучшем случае он годился ей в старшие товарищи.

— Я мистер Норрингтон, — тем не менее, произнес он, — вверяю себя вашей милости, мисс Мэри, если я имею право вас так называть.
Бойкая его натура вдруг воспряла. Мисс! Не «мадам»!
Что ж, года ему не убавить, но вдруг леди позволит ему быть её нежным и предупредительным другом? Вдруг они смогут коротать вечера обсуждая книги и быстротечный ход времени? Или даже науку?
Мистер Норрингтон одёрнул себя и собраслся с мыслями.

— Сэр Говард Норрингтон, к вашим услугам, леди, — он поцеловал у дамы ручку и водрузил шляпу туда, где ей положено быть, — я путешественник и добрая звезда привела меня в ваши края. Я не решаюсь просить разрешения обременять вас, но может быть вам нужен собеседник, знающий много забавных историй? Я посмотрел мир, был в Египте и в Китае, беседовал с терракотовыми воинами и жрецами, кроме того, я умею вести хозяйство.
Он смутился, опасаясь, что леди может подумать, что он указывает на некоторую запущенность её дома. Призраки любят обитать в заброшенных местах, но у заброшенности должна быть своя грань.

— Даю вам честное слово, что не потревожу ваш покой и добронравие ничем, из того, что могло бы...
Он запутался в словах и смущенно умолк, улыбаясь по-детски искренней улыбкой.
Как романтичный подросток он не мог перестать думать, что женщина у которой такие красивые глаза, не может быть жестокой и против его воли он уже представлял себе тёплые совместные вечера, когда леди будет заниматься каким-нибудь рукоделием, а он читать ей вслух. И такой сладкой была эта грёза, что он не мог себе в ней отказать.

Он развел руками, предлагая себя на суд и подумал о том, что мог бы нарвать белых болотных лилий или отыскать какое-нибудь сокровище, чтобы не заявляться с пустыми руками и совсем просто спросил:
— Могу я попросить у вас приюта? Я устал путешествовать и мечтаю об осёдлости и спокойных днях, которые можно разделить с кем-нибудь.
В его словах проскользнула горечь, которую он не хотел выдавать, поэтому он замолк, ожидая решения леди.

[nick]Mr. Norrington[/nick][icon]https://i.pinimg.com/564x/85/0c/14/850c14c8a8b1aab974c9f5a0ee756737.jpg[/icon][nm]Мистер Норрингтон[/nm][lz]<div class="lz"><fan>original</fan>Смерть отнюдь не извиняет дурные манеры.</div>[/lz]

+1

5

[nick]Ms. Witherspoon[/nick][status]вечность[/status][icon]https://i.pinimg.com/originals/f8/5f/4f/f85f4f033ac06e25d0629e727d3225b4.jpg[/icon][sign]_[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Мэри Уизерспун</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>original</fan> У нас целая вечность, куда нам ещё спешить?</div>[/lz]

   Спустя столько лет увидеть чей-то восхищенный взгляд – это так приятно. На моих губах появляется кроткая милая улыбка. Я никогда при жизни не бахвалилась своей красотой и принимала комплименты со всей учтивостью и скромностью, на которые, лишь была способна. Моя смерть пришла, когда мне было не больше двадцати лет – мою старшую сестру только недавно успели выдать замуж, когда уже все отчаялись отыскать ей достойного мужа. После не стало матери из-за болезни, а там и отец скончался, было уже не до поиска жениха для меня, помолвок и свадеб. К тому времени, когда прошел весь траур, от меня отстали прочие родственники, и я взвалила на свои плечи управление родовым имением. Так уж вышло, что у меня получилось отбить право на собственную жизнь, и дядюшка, живущий возле Нового Орлеана, по другую сторону от меня, изредка навещал меня, показывая себя в образе доверенного лица и опекуна. Его не стало задолго после меня, но мы так и не увиделись. Видимо, его душа обрела покой, и он мог продолжить свой путь в ином мире. Не то, что я.
   На этом месте я могла бы грустно вздохнуть, однако же, всё моё внимание приковано к гостю, чьи манеры успели покорить моё сердце. Слишком давно я не слышала учтивых джентльменов, с которыми можно было бы поговорить на различные темы. Моя прислуга, к сожалению, была не столь образована и предпочитала проводить время с лоа, которые являли собой их давнишних родственников и духов, способных дать им нить для будущего перерождения. Кажется, сегодня у них тоже одна из таких встреч и я не стала препятствовать присутствию рабов на этом мероприятии. Даже у призраков должны быть хоть какие-то радости на этом уровне бытия.
- Приятно познакомиться с Вами, мистер Норрингтон, - я вновь улыбаюсь, совершая ответный реверанс, дабы почтить своего гостя и тем самым показать, что я принимаю его за равного себе. Перед своими подчиненными, конечно же, я такого не делала, удостаивала лишь приятной улыбкой и наклоном головы.
- Мне будет приятно услышать от Вас любое обращение, слишком давно у меня не было гостей, - да и, честно говоря, имя из уст этого мужчины звучало многим приятнее, нежели он обращался бы ко мне более привычно – по фамилии. Так я чувствовала живой и совершенно очарованной этим господином, не смотря на видимую разницу в годах. В моем времени, мужчины, будучи более старшего возраста, всё больше закрывались в себе и начинали напоминать снобов и скряг, нежели интересных собеседников. С мистером Норринготоном было не так, уже с первых минут знакомства он запал мне в душу и с каждым новым словом всё больше располагал к себе.
   Сделав небольшую паузу, в ожидании, когда собеседник расскажет немного о себе, я задумалась о том, как чудесно всё складывается. На моих губах появилась улыбка, когда мужчина развел руками, что тут же померкла, стоило речи зависнуть над словами о разделении единой судьбы. Будь у меня живое сердце, оно бы беспощадно заныло в груди, а так я ощутила безграничную печаль и понимание, нашедшие отклик на слова этого чудесного гостя.
- Мистер Норрингтон, - начала говорить я, пытаясь выглядеть достаточно учтивой, без излишней грусти в глазах. На моих губах вновь появляется улыбка, наполненная нежностью, что идеально гармонирует с пониманием и поддержкой во взгляде.
- Я буду рада Вашей компании. Вы можете оставаться в особняке столько, сколько пожелаете. Чувствуйте себя, как дома. Касаемо прочего…- на этом появляется небольшая пауза. Я окидываю свой дом взором, который будто бы начинает заново видеть краски.
- Уборкой и ведением хозяйства занимаются слуги, с которыми у нас при жизни были хорошие отношения, поэтому я могу предложить Вам себя в качестве собеседника и компаньона, если вдруг Вам будет интересно больше узнать о городе, - я давно не выбиралась из особняка куда-либо. Одной было слишком грустно и одиноко, а тут, и интересный спутник будет рядом. Почему бы и нет?
- Пройдемте, я покажу Вам особняк, и Вы выберете себе комнату, - озорно улыбнувшись, я слегка отступаю в сторону, чтобы проводить сэра Говарда наверх и показать убранство различных комнат, которые могут придтись ему по душе.
- В особняке, так же, имеется обширная библиотека, я уверена, Вы обязательно найдете что-нибудь интересное для себя, - накопление множества трудов по разным направлениям оказалось не напрасным. Теперь, когда впереди была вся вечность, можно было читать то, на что не хватало времени при жизни. Весьма приятный выбор.   
- Поведаете мне, какие произведения Вас привлекают, мистер Норрингтон? – возможно, я сумею что-то подсказать между делом.

+1

6

Потянулись блаженные дни, не особенно отличающиеся друг от друга, как жемчужины в ожерелье, они — драгоценные перлы, каждый в отдельности были прекрасны. Мистер Норрингтон проникся духом американского юга, полюбил стеклянные болотистые глади и буйную, жизнелюбивую природу. Всё тут шло в рост — причудливый, наполненный индивидуальностью. Чем больше мистер Норрингтон очаровывался юной хозяйкой и тихими утрами, разделёнными на двоих, тем прекраснее казались ему молчаливые лилии, искривлённые, огромные деревья, с ветвей которых до воды свисали сети испанского мха. По ночам сквозь его тенета сновали светлячки, наполняя пейзаж сложно передаваемой мистической прелестью. Ночная Луизиана была призрачным Эдемом. Колонны кипарисов восхищали его статью, склонившиеся у воды ивы рождали желание взяться за кисть, но основным центом очарования была, конечно, Мэри.

  Мистер Норрингтон быстро потерял ход времени, дни сменялись ночами, ночи днями, и спроси его кто, сколько он здесь находится он бы замешкался с ответом. Он свел дружбу с лоа, подолгу беседовал с черными призраками о тонкостях кулинарии или воздействии опиума, а  дикая, пряная музыка, которой они приветствовали полнолуние приводила его в восторг почти неприличный для призрака его лет и положения.
Мистер Норрингтон значительно уплотнился и почти не просвечивал в сумерках, глубокой ночью и без прямого света он мог сойти за человека и без сомнения это было благотворное влияние хозяйки дома.

Так уж устроены призраки, чем вольготнее их не-жизнь и ближе к тому, что они почитали счастьем, тем телеснее они на вид. Из чего, кстати, следует, что полтергейсты и при жизни отличались отвратительным характером. Потому что черпать силы в чужом ужасе, может только тот, кто всю жизнь мечтал устрашать.
Мистер Норрингтон мечтал о покое и неге, неспешных разговорах и возможности любить беззаветно и нежно. Иногда он задавался вопросом кажется ему или нет, что его любезная подруга тоже становится плотнее и платье её блестит всё ярче и не чудится ли ему румянец на бледных щеках...но боялся искать ответ. Жизнь его обрела равновесие и нарушить его было страшно.

Мистер Норрингтон, впрочем, весьма старался скрасить жизнь любезной хозяйки, он бродил по болотам отыскивая ей цветы, уговорил лоа сыграть её любимый чарльстон и с удовольствием составил ей компанию, всю свою хитроумность он пустил на то, чтобы ночи прекрасной Мэри были наполнены маленькими сюрпризами. Предметы начали подчиняться ему довольно быстро и он принялся приводить в порядок дом. Вот где пригодились все его, набранные за жизнь навыки. Он выдворил прочь семейство опоссумов, и ленивую желтую змею, устроил строгий смотр паутине, оставив на месте только шедевры жанра, выгнал термитов, облюбовавших было подвал — в общем, придал дому лоск истинно обитаемого призраками жилища.

Надо сказать, что частенько, отпустив леди Мэри на покой, он поднимался на крышу, будто бы, чтобы пересмотреть черепицу и безмолвно вопрошал луну нет ли у леди Мэри в сердце любовной тоски по какому-нибудь красавцу былых дней. «Ах», — спрашивал он безмолвно, — «владычица Селена, не могла бы ты придать мне смелости прояснить этот вопрос?». Луна туманно улыбалась и все его вопросы оставались без ответа. Впрочем, и это было прекрасно.

Именно поэтому, когда ранним вечером (только-только) село солнце в входную дверь застучали мистер Норрингтон впал в тревогу, куда более сильную, чем стоило бы. Да, его призрачному существованию мало что могло угрожать, но прекрасной его рутине — ещё как! Поэтому он глянул через стену во двор, а потом пролетел стены насквозь и без стука ввалился в будуар леди, даже не сообразив, что делает.
— Там! Какие-то люди, душа моя!
Ласковое прозвище, которое вслух он никогда не произносил вырвалось само собой.
— У вас есть родные может быть?
В этот момент мистер Норрингтон понял, что вломился в комнату недавно проснувшейся от смертного сна женщине и от смущения спрятался в шкаф.
— Прошу прощения за бесцеремонность, леди Мэри! Но они там...с молотками!

[nick]Mr. Norrington[/nick][icon]https://i.pinimg.com/564x/85/0c/14/850c14c8a8b1aab974c9f5a0ee756737.jpg[/icon][nm]Мистер Норрингтон[/nm][lz]<div class="lz"><fan>original</fan>Смерть отнюдь не извиняет дурные манеры.</div>[/lz]

+1


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » Я знаю, что ты знаешь, но они-то не знают