пост недели от HENRY MILLS
Это, кажется, будет просто нереально. Он просто молчал, боясь на данный момент, сказать хоть слово. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » фандом » lean on my shoulder


lean on my shoulder

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

[html]<style>#ship0 {display:flex; margin: 10px auto 10px 2em; max-width: 600px; overflow:hidden; box-sizing:border-box; background:#fff;}
.apict {background: no-repeat 50% 50%; background-size:cover; width: 200px; height: 350px; box-sizing:border-box; overflow:hidden;}
.apict::after {content:""; display:block; box-sizing:border-box; width:0px; height:0px; position: absolute; margin-top: 195px; border-color: transparent transparent #fff transparent; border-style: solid; border-width: 0px 0px 155px 200px;}
.atext {background-color:#fff; width:400px; box-sizing:border-box; padding: 24px 24px 0 24px;}
.atext > em {display:block; padding: 6px 0; line-height:100%; text-align:center; font-style:normal !important; margin-bottom:26px; font-size: 10px; color: #555; border-bottom: 1px solid #e6e6e6; border-top: 1px solid #e6e6e6;}

/* ТЕКСТОВЫЙ БЛОК */
.atext > p {
  padding: 0 5px 0 0 !important;
  box-sizing: border-box;
  overflow: auto;
  line-height: 130% !important;
  height: 180px; /* высота блока с текстом, можно уменьшить */
  font-style: italic; /* можно удалить строку */
  font-size: 11px;
  text-align: right;  /* заменить на justify или center */
}

.atext p::-webkit-scrollbar {width: 5px; height:5px; background-color: rgba(255, 255, 255,1);}
.atext p::-webkit-scrollbar-thumb {background:#bdbdbd; box-shadow:inset 0 0 0 2px #fff;}

.atext > section {
  display:block;
  position:absolute;
  box-sizing:border-box;
  width:378px;
  text-align: center;
  padding: 0px 6px;
  margin: 46px auto auto -120px; /* отступ всего блока с текстом и полосой */
}

.atext > section > span {display:block; padding:0 !important; width:100%; height:0px; background:transparent; border-bottom: 6px solid #e6e6e6;}

/* НАЗВАНИЕ ЭПИЗОДА */
.atext > section > h6 {
  color: #000;
  text-shadow: 1px 1px 3px #d4d4d4;
  font-family: Lighthaus; /* семейство шрифта, можно вписать экзотику */
  font-weight: 400; /* толщина шрифта */
  font-style: italic; /* наклонность шрифта */
  font-size: 32px; /* размер шрифта */
  margin-top: -24px; /* опустить или поднять серую линию */
}
</style>

        <div id="ship0">
        <div class="apict" style="background-image:url(https://i.pinimg.com/originals/e8/a6/4f … 5e17ef.jpg);"></div>
        <div class="atext"><em>

Jonathan Byers // Will Byers

        </em>
        <p>

Мы можем просто поговорить?

        </p><section><span></span>

<h6>lean on my shoulder</h6>

        </section></div></div>
[/html]

+4

2

Если долго смотреть на люстру в потолке, то, закрывая глаза, можно увидеть свет, растекающийся на сетчатке электрическими импульсами. Так работает человеческий глаз. Кассета, поставленная в плеер час назад, уже давно перестала играть, и давящая тишина заполнила комнату. Уилл лежал на кровати с закрытыми глазами и гладил пальцами шероховатый плед. Этот кусок ткани, стоивший не больше нескольких долларов, по сути, ничего не значил ни для Уилла, ни для кого-либо еще. Но Уилл знал, он проследит, чтобы его упаковали в коробку. Иначе, казалось, если оставить плед здесь, то можно потерять что-то важное. Потерять частичку дома.

Мама редко разрешала себе плакать или унывать, но Уиллу все равно казалось, что события последних лет неслабо её подкосили. Он все равно чувствовал, что каждый раз она обнимает его так, будто это их последняя встреча. И ощущал своё бессилие. Маленькие пылинки в воздухе медленно оседали на поверхности стола, и похожим образом укладывались в голове Уилла его мысли. Так работает человеческий мозг. Полка за полкой, слой за слоем. Маме тяжело, Оди нужно нормальное детство, а им с Джонатаном что? Им с Джонатаном в ближайшие дни предстоит упаковать в коробки все, из чего состояла их жизнь. А затем попрощаться с Хокинсом так, будто видят его в последний раз.

Уилл вышел из комнаты в темный вечерний коридор. Телевизор освещает гостиную скачущим и меняющимся синеватым светом, размазывая неровные тени на лице Джонатана. Звук приглушен почти до минимума, и говорящие головы кажутся немыми.
– Что смотришь? – Уилл сел рядом, положив плотную вязаную подушку себе на колени. Видимое спокойствие брата кажется почти раздражающим. Тишина в доме ощущается давящей. Мама и Оди собирают оставшиеся вещи в доме шерифа, и Уилл с Джонатаном этим вечером остались совершенно одни. – Ты уже отправил документы в колледж? Тот, в который ты собирался поступать вместе с Нэнси? – Он улыбнулся и ткнул брата локтем в бок. – Если вы женитесь, то переедешь обратно в Хокинс?

Отредактировано Will Byers (2022-09-10 02:04:30)

+5

3

Звонок телефона был резким, словно ночной стук в дверь. Джонатан вздрогнул и подошел к висевшему на стене серого цвета телефону. Мама с Оди собирали вещи у Хоппера, а их с Уиллом оставили упаковывать коробки здесь, дома. Поэтому Джонатан не был удивлен, услышать голос мамы в трубке. В последнее время Джойс часто их контролировала, особенно Уилла. Это и понятно. Удивительно, что вообще выпускала из дома. После стандартных вопросов о том, все ли хорошо и как дела, она предупредила, что останется с Оди у Хоппера на ночь.
Повесив трубку, Джонатан прошел по коридору в большую комнату, остановившись у дверей в комнату Уилла. Прислушался. Старший Байерс часто так делал, чтобы удостовериться, что младший дома и никуда не делся, чтобы прийти ему на помощь в случае чего. При всей своей зажатости и отстраненности, Джонатан не был таким в отношении Уилла. Он максимально был открыт с ним. Пытался заменить отца. А в связи с последними событиями и вовсе превратился в наседку. Что раздражало младшего. И напрягало их отношения. Джонатан понимал, что перегибает палку, но остановить себя, свое желание быть рядом везде и всегда, не мог. А в последнее время Уилл стал еще больше раздражительным. Он не хотел уезжать. И как мог противился этому. А вот старший из братьев Байерсов был совсем не против переезда. Новые места, новые локации для съемок. Да и честно, сказать в этом городишке его ничего не держало. Наоборот он разделял озабоченность мамы и хотел обезопасить брата от Изнанки.
Постояв под дверью несколько минут, вздохнул, прошел в большую комнату. Вдоль голых стен стояли запакованные коробки, оставляя узкий проход к окну, где стоял письменный стол. На нем вперемешку с книгами, бумагами лежала пока еще не упакованная кухонная утварь. Темные, почти черные тени падали на белые стены, придавая им человеческие силуэты. В комнате было темно и тихо, аж до звона в ушах. Джонатан почувствовал тревогу. Отбросив эти не приятные ощущения, решительно прошел внутрь комнаты, включил телевизор и уставился на экран.
- Что смотришь?
Джонатан вздрогнул и повернулся на голос, увидев брата, выдохнул. Параноик! Сам себя выругал Байерс. Еще не хватало бояться собственного брата. И попасть в дурку с полным букетом психических болезней. Хорошо, что они скоро уезжают, подальше от этого всего мистического, ужасного и страшного.
- Сейчас Альф начнется. Посмотрим?
Байерс наблюдал за Уиллом, как тот садится рядом, берет подушку и кладет ее себе на колени. Такой родной и трогательный. Послышалась мелодия заставки телевизионной передачи, и Джонатан перевел взгляд на экран.
- Ты уже оставил документы в колледж? Тот, в который ты собирался поступать вместе с Нэнси? Если вы женитесь, то переедешь обратно в Хокинс?
Этого еще не хватало. Джонатан не собирался сюда возвращаться. В мыслях он уже был там, в солнечной, золотой Калифорнии, подальше от хмурого, дождливого Хокинса. Да и с Нэнси у них были чисто дружеские отношения. Почему всем вокруг казалось по-другому, он не понимал.
-  Все то, тебе надо знать, малой. С Нэнси у нас дружба. А на друзьях не женятся. – он  слегка щелкнул брата по носу, - И сюда я навряд ли вернусь. И тебе того же желаю. Более того, тебе надо настроиться на новое. Навряд ли мы сюда вернемся. Смирись. – увидав, как брат нахмурился, перевел разговор на другое, - Звонила мама. Они с Оди остаются на ночь у Хопа. Так что ночь наша. Можем поиграть во что-нибудь? Или хочешь, покажу пару мелодий на гитаре, что выучил на днях?

Отредактировано Jonathan Byers (2022-09-18 14:00:31)

+4

4

Неизвестно, что он надеялся услышать, если видел, как Джонатан собрал свои вещи уже тогда, когда Уилл к об этом ещё даже не думал. Если слышал, что брат с мамой воодушевленно обсуждают новые возможности для работы. А потом находил на столе информативные буклеты о калифорнийских пляжах и достопримечательностях. “Возможно, ваше солнце - здесь” - гласила надпись, оформленная золотыми буквами на голубом фоне. Уилл взглянул в темное вечернее окно, сентябрьское небо сегодня затянуто тучами, и солнца там не было. На пухлом экране телевизора замелькал Альф с видеокамерой, Вилли в костюме и Кейт в полотенце. Настоящая семья, которой у Байерсов никогда не было. Уилл никогда не видел серию, в которой рассказывалось бы, как Вилл и Кейт познакомились. Были ли они когда-нибудь друзьями?

Оди и Майк сначала дружили, но стали возлюбленными - и разве теперь их дружба закончилась, если, как говорит Майк, после встреч у него иногда болят губы? Дастин и Сьюзи даже не видят друг друга большую часть времени, так почему их общение настолько близкое? В мае прошлого года Энни, с которой он танцевал на балу, предложила стать друзьями и вместе сходить на Индиану Джонса. “Тебе ведь нравятся такие фильмы, зомби-бой?” - спросила она прямо посередине сеанса. А потом захотела поцеловаться.

– Если жениться не на друзьях, то на ком? – Уилл понизил голос до полушепота и опустил взгляд вниз, уставившись в подушку на своих коленях. Сжимал её слишком крепко, казалось, пальцами впиваясь между узелков крупной вязки. Слова Джонатана почему-то задевали его, а закадровый смех из телешоу и вовсе словно превращал разговор в какую-то дурацкую комедию. В лучшей традиции комедии Джонатан наверняка сейчас должен объяснять, словно маленькому ребенку, что до брака принято называть супругов возлюбленными, а возлюбленные, в отличие от друзей, обнимаются, целуются, и запираются в комнате от родителей. Неловко спросит, знает ли Уилл, ЧТО происходит за закрытыми дверьми, но остановит себя, сказав, что он ещё слишком маленький для таких вещей. И для поцелуев тоже. А в ответ Уилл, в лучших традициях драмы, расплачется, и даже сам не будет знать, почему.  – Неважно.

Аргументы Джонатана не были безосновательными. Пропажа шерифа, русские шпионы, о которых рассказывал Дастин, новые порталы, то, что он пережил в изнанке, крепкая память людей об обстоятельствах его исчезновения - Хокинс был не лучшим местом для жизни, Уилл это прекрасно понимал. Но все равно не был готов его покинуть. – Ты надеешься, что что-то изменится и ты найдешь себе компанию в Калифорнии? – Он усмехнулся, подавив постепенно подступающие слезы где-то глубоко внутри. В отличие от брата, здесь у Уилла были близкие люди. Люди, которых он не хотел бы оставлять здесь. Не готов был отпускать Майка, Дастина и Лукаса. Уилл не готов был отпускать Питера, который, как и Джонатан, скоро наверняка уедет в колледж. И, как и Джонатан, не захочет никогда возвращаться.  – Знаешь, что? Не хочу. – Двумя фразами он ответил сразу на все - на вопросы об Альфе, играх, гитаре, и особенно на фразу о смирении. Встал с дивана, слишком резко, пожалуй. Подушка упала на пол. – Не хочу, Джонатан.

Отредактировано Will Byers (2022-09-23 13:19:52)

+3

5

От вопроса о женитьбе и друзьях, Джонатан задумался. Действительно, почему не женятся на друзьях? Ведь это самое разумное, что может быть. Друг всегда поймет, не будет выедать мозг чайной ложкой, простит, если накосячил и не станет обращать внимания на мелкие бытовые косяки. Было бы здорово жить с таким человеком. Легко и без проблем. Но для того, чтобы женится, нужно что-то большее, чем просто дружба. Что-то необъяснимое, неизведанное. Поначалу это неясные, смутные желания, которые возникают каждый раз при случайном прикосновении, пристальный взгляд украдкой, не заметно. Когда тонешь, теряешь контроль в глазах, застреваешь на губах с одной мыслью – прикоснуться к ним, оглаживаешь взглядом тело, и еле сдерживаешься, чтобы не коснуться, хотя бы кончиком пальцев. Когда думаешь об этом человеке больше, чем проживаешь часов в сутки. Когда ведет только от одной улыбки и ты теряешь реальность. Когда хочется просто быть рядом с этим человеком. Когда на одной волне, когда одна мысль на двоих. Джонатан именно так видел и представлял любовь. Но как все это пояснить четырнадцатилетнему пацану? Он не знал.
- Мы поговорим об этом позже. Когда закончишь школу. После последнего звонка.
Джонатан включил взрослого, снова намекая на возраст, и знал, как это раздражает брата, но ничего не мог с собой поделать. А как еще он мог отбрехаться от разговора, в котором сам мало что понимал? С каждым годом общение с братом давалось все сложнее и сложнее. Когда был маленьким, авторитет старшего брата был неприкосновенен. Уилл слушал Джонатана раскрыв рот, ходил за ним хвостиком, много спрашивал. Джонатан отвечал на все вопросы, много возился с младшим. С радостью. Всегда объяснял и рассказывал все, что знал сам. В какой момент все стало меняться, Джонатан не понял. Просто в один прекрасный день, Уилл перестал с ним общаться. Перестал интересоваться и проводить меньше времени с Джонатаном. Теперь уже Байерс старший стал искать общество Уилла, пытаясь его разговорить. Искал темы для разговоров. Иногда получалось, но заканчивались эти разговоры всегда одинаково, отговорками и ссылками на возраст одного и обидой и непримиримой позицией другого. И Джонатан учился общаться с младшим, который уже вырос и требовал к себе взрослого отношения. И Байерс старший раз за разом косячил. 
Вот и сейчас Джонатан видит, как хрупкие пальцы брата нервно мнут уголок подушки, как горят глаза негодованием. 
- Ты надеешься, что что-то изменится и ты найдешь себе компанию в Калифорнии? Знаешь, что? Не хочу. – Уилл вскочил с дивана, уронив подушку из рук, - Не хочу, Джонатан.
- Послушай, Уилл. Мы эту тему уже поднимали не раз. Мы переезжаем отсюда ради безопасности. Посмотри, что стало с нашим домом? С семьей. Ты видишь, как мама переживает? За тебя, за нас. Она хочет лучшего для нас.  – Джонатан тоже вскочил с места и стал говорить на повышенных тонах, - неужели так сложно сделать вид, что хотя бы рад этим изменениям. Сколько она пережила за эти несколько лет? Сколько слез пролила. А ты ходишь по дому словно привидение. И то не мило, и это. Ты каждый раз обижаешься, что тебя воспринимают, как маленького. Так веди себя по-взрослому. Я устал к тебе подстраиваться. Может и ты начнешь хоть что-то делать?
Последние слова звенели в тишине дома, как набат. И Джонатан сам испугался, что перегнул палку. Но упрямо вздернул подбородок и скрестил руки на груди. Пусть это будет первым уроком для него.

Отредактировано Jonathan Byers (2022-09-25 16:24:21)

+1

6

– Да, я понял, к чему ты ведешь. – Когда Джонатан говорил, Уилл предпочитал смотреть на стену, а не на него. Именно так можно было гораздо лучше сосредоточиться и держаться своей позиции. Но сердце в груди начало предательски бешено колотиться, когда разговор перешел на новые тона. Уилл развернул лицо к брату и смотрел ему почти что прямо в глаза, хоть в темноте комнаты видно было лишь выхваченный светом от экрана силуэт, и зловещие тени на недовольном лице. Он почти догнал Джонатана в росте, поэтому они теперь могут говорить на равных. – Но я и есть почти привидение. Зомби-бой, помнишь? – Разумеется, он понимает, о чем Джонатан хочет сказать. Это из-за Уилла мама плакала, не спала ночами, и подвергала себя опасности, каждый раз ввязываясь в эти абсурдные приключения с демогоргонами и русской разведкой. Её считали сумасшедшей в этом городе, потому что она оказалась единственной, кто верил в то, что Уилл ещё жив, и тем самым она спасла его из Изнанки. И так он её теперь благодарит?

– Может быть это все и моя вина, но я ничего этого не хотел. И ты не можешь из-за этого требовать от меня смирения! – Всех этих проблем можно было бы избежать, будь он более тихим и спокойным ребенком, возвращающимся домой до темноты. Возможно, если бы он тогда не обогнал Лукаса и Дастина в погоне за бесполезным детским комиксом, который он прочитает и забудет где-то на пыльной полке вместе со старыми календарями и засушенными в них цветами из букетов. Возможно, если бы он был чуть сдержаннее и взрослее тогда, то ничего этого не случилось бы. И ни маме, ни брату, не пришлось бы переживать за Уилла и лить о нём слезы. И переезжать из Хокинса, ведь, в конечном счете, и это, оказывается, последствие его поступка. Именно это всегда хотел сказать Джонатан. Что все, случившееся с домом и их семьей - полностью, стопроцентно вина Уилла. Так что почему бы ему не нести ответственность за свои поступки?

Спасибо, Джонатан, он уже сотню раз и сам об этом думал. 

– Может быть и начну, Джонатан. Но мы поговорим об этом позже. – Передразнивая брата, Уилл так же, как и он, скрестил руки на груди. Раньше они находили общий язык, когда были гораздо младше. Возможно, потому что, не забывая про любовь друг к другу, кто-то из них обязательно уступал, мягко сворачивал, выходил из конфликта. Но теперь они оба стояли, чуть ли не упершись лбами как два горных барана.

Его собственный гнев казался сейчас таким нелепым из-за своей кажущейся беспричинности, а чувство вины, наконец, оформилось и теперь отчетливо указывало Уиллу на его место. Весь вид Джонатана говорил о том, что младшему брату придется смириться с текущим положением дел, хочет он того или нет. Потому что он теперь им с мамой кое-что должен. Уилл, разворачиваясь, пнул подушку в сторону дивана. Хотелось остаться наедине со своими мыслями, закрывшись в комнате. Но даже там он не чувствовал себя в одиночестве. Когда из настенного телефона раздался звонок, Уилл быстрым шагом направился к выходу из дома. Схваченная по пути куртка, казалось, принадлежала не ему, но это было неважно. Уилл закрыл за собой входную дверь.

Отредактировано Will Byers (2022-09-26 11:46:04)

+1


Вы здесь » Crossbar » фандом » lean on my shoulder