пост недели от HENRY MILLS
Это, кажется, будет просто нереально. Он просто молчал, боясь на данный момент, сказать хоть слово. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » I hate this city, man


I hate this city, man

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

And I’m just a number riding solo in the code
***
And I’m just another lonely nomad on the road

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1665/982100.gif

Nomad & Ripperdoc

[nick]Nomad[/nick][status][not] alone[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1665/24125.jpg[/icon][nm]Мирра[/nm][lz]<div class="lz"><fan>cyberpunk!au</fan>Не отступай назад, сожми кулак и бей, пока не рухнут в Ад последние колонны Вавилона наших дней.</div>[/lz]

+1

2

Who's Ready for Tomorrow

[indent] Лампы над головой принялись мигать, яркий всполох, один за другим, под удручающее рычание генератора, последнее из себя изрыгающего, чихание смертельно больного, на последнем издыхании пытающегося вытянуть частички энергии, хотя бы еще на одно мгновение. Он опускается ниже, обнаженный имплант исчезает на секунду, тонкая плата растекается черной патокой и тут же собирается, линзы собственных глаз фокусируются, находят сбой, который тут же отзывается где-то в самом нутре.
[indent] — Сука. — Тихо хрипят на столе, раскинув тощие жилистые руки, с которых медленно стекала кровь и антифриз, заляпывая маслянистыми разводами кафельный пол. Ему приходится стукнуть пациента, чтобы он замолчал, куда как проще, когда они в отключке, заваливаются к нему, тут же вырубаясь, оболочка, с которой работать намного проще, чем с постоянно ругающимися, злыми или скулящими. Помогает отсеять мысли, что на этих руках кровь не только собственная, но и чужая, кого-то, кто так и не смог доползти, забившись в очередную темную дыру, из которой вытянут уже мусорщики и отправят на утилизацию.
[indent] Город перемалывает своими жерновами, вновь и вновь. Хрустит костьми, наматывает волокна мышц на свои зубья, рвет с диким остервенением кожу и палит волосы, оставляя только едкий дым. Высокие башни небоскребов стремятся вверх, задевают облака, красивые панорамные окна выхватывают эти самые облака, скрывающие под собой раскинувшиеся пространство, демонстрируя только синее небо, красивую картинку, уплаченную лично по личному желанию заказчика. На самой вышине очень сложно разобрать сладковато-душный запах разложения и машинного масла, прижженной плоти и строчки помутненного кода в которые приходится пальцами забираться, вычерпывать из общего котла бесконечных схем, ломанных искинов, перелопаченного софта, что обращает мозг в истинную кашу, даря столько надписей ERROR на основном экране, что удивительно, как вообще до этого мозг не сплавился, обращаясь в обычную серую кашу, которой место в мусорном ведре.
[indent] Он смотрит на сидящего на кресле, в его паучьи красные сенсорные глаза, вслушиваясь в жуткий смех, больше схожий с очередным приступом, вроде атаки на пакеты, с той лишь разницей, что не пугает его - приносит отдельный кайф. Маль смотрит на собственные руки - целые руки - идеальные на его счет, пластик и метал, переплетение проводов, обернутых вокруг, обнаженных, словно все тело наизнанку вывернутое. Они не признавали косметические излишества, скрывать истинную красоту прогресса есть настоящее кощунство, кожа не должна мешать чувствовать, быть, существовать - не должна мешать видеть строчки кода. Кибершиза. Для них нечто схожее с хаотичным припадком во время мессы, для них для всех такие как Док долбанные шизики, не желающие признавать открытую красоту грязного пластика, проржавелого металла, открывающего от тебя с каждым разом все больше и больше.
[indent] Но Док шьет их, дешевле, чем эти придурки из клиники на пятой, а самое главное не гонит их с криком, что сейчас вызовут ментов, а значит, что ну и хер с его заблуждениями. Мал поднимается с кресла, скрепит замкожа, покрытая разводами, постеленная сверху клеенка падает на грязный пол с отвратительным чавканьем, пациент шатается, трясет руками с тихом полубезумном смехе, пытается, вроде бы, даже обнять его в приливе дикой любви, но ловит взгляд и тут же осекается, обнажает ровный ряд железных зубов.
[indent] — Босс тебе перешлет, ты же знаешь. — Он склоняет голову на бок, выворачивает собственные карманы, несколько гаек, пара патронов и какая-то мелочь сыплется вниз. Все то, что всегда сопровождает кого-то вроде него, повезло, что и среди Мал оставались более менее адекватные, до той степени, что точно знали, когда следует держать дистанцию, а когда демонстрировать свою платежеспособность. Приходится махнуть рукой. Только убирайся. Ты слишком шумный, слишком заполняющий тут все, до дрожи, до рвотных позывов где-то в горле. Как только шаркающие звуки и гром от хлопающей двери утихают, становится лучше, Узел где-то в желудке развязывается, заставляет расслабиться. В его подвале все всегда должно быть правильно, расставлено так, как следует, никакого беспорядка, настоящий врач - словно он им хотя бы когда-то являлся - обязан свое рабочее место содержать в порядке. Собственный диплом укором смотрит со стены, красивыми каллиграфическими буквами выводя имя, которого больше для него не существует, ощущением чего-то тошнотворно неправильного. Из стереосистемы льется какое-то лофи, окутывается тремя аккордами, повторяющимися под одни и те же биты, в подкорку сознания врывающиеся.
[indent] Он пинает робота уборщика по кнопке и чихающее создание выбирается из своей берлоги, деловито щетками скребя по грязному кафелю, пока он сам снимает с руки инструменты, иглы в неоновом свете приобретают зловещий оттенок, очень притягательный, если он и правда что-то и любил в этой работе, то это ощущение, бесконечной удовлетворение от того, как под его пальцами то что кромсает и делит, сшивает  собирает, паяет, высекая искры, а потом бежит по строчкам кода, словно белые кровяные тельца по венам, никогда не свернувшейся крови, которая не перестанет течь даже если сердце остановится. Информационное поле будет жить и после, стоит только захотеть, возможно, из-за этих мыслей Мал к нему и ходят, заваливаются сюда, полностью поехавшие, но точно знающие, что Док думает примерно тоже самое, что и они, просто не_правильно, но что поделать, не все могут так же в познании преисполниться, чтобы все осознать.
[indent] — Закрыто. — Он слышит шаги лучше, чем скрип отъезжающей в сторону двери, что гремит всем что только можно, содрогается в агонии. Рука легонько подрагивает, ему нужен энергетик, кислое пойло из лимонной кислоты и йохимбина, чтобы все это ударило в голову, отключило от тошноватого запаха нержавейки и спирта. Когда они были моложе, то разводили спирт с чаем в лабораторной, стуча бортиками пластиковых стаканов друг о друга, думая, что нет ничего более интимного, чем это проявление подросткового бунтарства посреди храма науки. — Три ночи, приходите, когда клиника откроется нормально. Утром.
[indent] Возможно к тому моменту он сможет сделать вид, что еще достаточно жив и даже урвал для себя несколько часов беспокойного сна на этом самом кресле, под громкий гул натирающего полы уборщика.

[lz]<div class="lz"><fan>cyberpunk!au</fan><center>1100110 1110101 1100011 1101011</center></div>[/lz][icon]https://i.imgur.com/Hulpt6b.gif[/icon][status]*delete* [/status][nm]<a href="https://barcross.ru/" class="ank">Рипер</a>[/nm][nick]Ripperdoc[/nick]

+1

3

BANG!

[indent] Жизнь здесь кипит не переставая, в какое время суток не посмотри. Десятки, сотни, тысячи неоновых огней разбегаются по высоткам, уходящим далеко в небо. Там, на верхних этажах живут те, у кого водятся деньги. Они никогда не посмотрят на самое дно, где догнивают многие. Город контрастов. Пока один на вершине успеха, второй занимает эдди у соседа, клятвенно обещая вернуть в это воскресенье, и отдает последнее на вонючую уличную еду и возможность поглазеть на кибернетических красоток, танцующих в vip-комнатах клубов.
[indent] В этом месте каждый найдет то, что ему по душе. Работу мечты, друзей, возможность реализовать свои амбиции. Одному здесь не выжить, как ни старайся. Одиночек здесь не любят. Большинство из них просто не доживает до утра, становясь очередным инфоповодом утренних новостей. Подсчет трупов? Обыденность. Как будто здесь кто-то обращает на это внимание. 
[indent] Найт-Сити - город мечты.
[indent] Чушь собачья.
[indent] От мерцания рекламных вывесок тошнота подбирается к горлу, сжимаясь комом. Мирра снова пришла в этот город, потому что больше некуда было податься. Таких как она не любят и с радостью перестреляли бы каждого. Кочевники-одиночки. Даже смешно слышать такое, потому что кто в здравом уме откажется от помощи своего клана? “Семья”. Зачастую пустые слова. Если тебя что-то не устраивает - ты идешь нахуй. Неспособен плясать под чужую дудку? Идешь нахуй. Как ни крути, а итог всегда один. Придется постараться, чтобы обзавестись новыми знакомыми, заработать себе репутацию, доверие, чтобы с тобой захотели работать, чтобы тебя уважали. Чтобы не захотели тебя подставить в последний момент, потому что при одном твоем имени они ссутся в свои штаны, зная, что если решат перейти тебе дорогу, то им крышка.
[indent] Мирру как-то спросили: “О чем ты мечтаешь? О длинной спокойной тихой жизни, или стать звездой за одну ночь, чтобы твое имя знал каждый в этом городе, даже если скорее всего сдохнешь ты до тридцати”.
[indent] Когда-то она думала, что тихая жизнь возможна даже здесь, если соблюдать правила города, не высовываться, не переходить другим дорогу. Потакать сильным этого мира, просто играть свою роль. Но все оказалось совсем не так. Сколько ни старайся, а ты обязательно кому-то да не понравишься - рожей не вышел или оказался там, где не должен был. Тебя легко могут подставить и сместить с твоего места, и о тебе даже не вспомнят.
[indent] Теперь вариант рискнуть всем и сиять, словно звезда, пусть и всего одну ночь, казался уже не таким глупым. Может, это был последний шанс как-то заявить о себе, почувствовать жизнь во всех ее красках. Н а с т о я щ у ю. Потому что кругом слишком много фальши, люди добровольно сделали из себя черт знает что, но кого теперь этим удивишь?
[indent] Что тут еще скажешь. Добро пожаловать в Найт-Сити!
[indent] - Гони давай, быстрее!
[indent] Сраные корпорации. Скажете, они навели порядок в этом городе? Да всем похуй на то, что происходит на улицах. Каждый защищает только свою задницу. Так было всегда и так будет. Наемники, техники, бывшие солдаты, низшие рабочие - все эти люди теперь кочевали от места к месту, пытаясь выжить, заработать денег. И все они чертовски ненавидели корпорации, до сведенных челюстей, когда сжимаешь зубы только при одном упоминании о сильных мира сего.
[indent] - Верните груз. Это собственность корпорации.
[indent] Монотонный голос вещает по громкой связи. Даже если им отдать то, что у них отняли, они не оставят в живых, так что только тупой остановится, не рискнув довести начатое до конца. Машину заносит на повороте в попытках оторваться. Мирра приложилась головой о стенку. На мгновение картинка перед глазами поплыла. Было бы куда как лучше уже давно использовать импланты - и картинка четче, и возможностей больше. Обычное человеческое тело до невозможности хрупкое и бесполезное в таком дале. Да только где ж взять столько денег тем, у кого ничего по сути своей и нет. 
[indent] Один из сидящих в машине пытается прицелиться, чтобы вырубить водителя корпоратской машины, но у него ничего не получается. Дроны кружат в небе, не отставая, ежесекундно передавая записи на мониторы, пытаясь запечатлеть лица тех самоубийц, что позарились на чужое. Если их догонят - то вряд ли их уже кто-то узнает, но простым жителям Найт-Сити нужно знать в лицо тех, кто нарушил установленные правила: так делать не нужно, иначе с вами будет то же самое.
[indent] Впереди огромные теплицы, топливные склады. Они практически за чертой города, на самой его окраине. Не успели въехать в Найт-Сити, а ищейки с поста уже доложили кому следует. Сыграли на удачу и в этот раз им повезло. В украденном контейнере куча деталей, какие-то чипы и прочая чушь. Корпорации не любят, когда их информация попадает в чужие руки. Чудо, что удалось оторваться. Хотя наверняка уже передали всем постам полиции ориентировки, чтобы перекрыли ближайшие въезды и проверяли все машины.
[indent] - Дерьмо, - Мирра шипит, машинально рукой зажимая рану, огрызком ткани стараясь перекрыть кровоток. Боль адская, особенно когда рука своя, настоящая, не какие-то там винты, подкрутить которые, конечно, дорого, но уже не так болезненно. - И вы не знали, что это груз корпорации? Вы же сказали, что это проверенный заказчик, а выглядит так, словно подстава.
[indent] Ей нужно попасть в город, любыми путями. И чем скорее, тем лучше. Остальные дела уже не ее проблема.
[indent] Сколько ни плюйся себе под ноги, сколько ни проведи времени за этими душными стенами, а Найт-Сити для нее знакомый город. Не сказать, что родной, что она скучает по местным порядкам, но лучше места как будто не существует в этом мире. Везде одно дерьмо, как ни глянь, просто есть люди, которым можно доверять. Только за них и стоит держаться, потому что больше ничего не остается. Сколько ни строй из себя одиночку, а только хуже сделаешь.
[indent] Знакомые проулки, ведущие в кварталы, не утихающие даже ночью. Снова эти неоновые вывески, мигающие, заставляющие сейчас глаза слезиться, потому что голова разрывалась так, словно вот-вот взорвется. Мирра поскальзывается на собственной крови, спускаясь в знакомые подвальные помещения. Не хватало только ноги здесь переломать, чтобы уж наверняка.
[indent] - Эй, док, - Мирра кулаком здоровой руки ударяет по металлической решетке, служившей здесь дверью. Ей все равно, занят он в это самое мгновение или вообще спит. Правда, док легко мог послать ее куда подальше, услуги таких спецов как он не бесплатны, пусть и дешевле, чем у многих других. - Открывай или я выломаю эту сраную дверь.
[indent] Мирра наваливается на ту из последних сил. Док - не тот человек, которому хотелось бы угрожать или грубить, все же, он был один из немногих, кому все еще можно было довериться. Доверить свою жизнь, все, что по сути своей и осталось. И сейчас был тот самый случай, когда его помощь была так необходима.
[indent] Мирра идет к креслу, не обращая внимания на то, что было вокруг, на возмущения, настойчивые предложения подождать до утра. Просто падает сверху на уже потрепавшуюся оббивку, местами начавшую осыпаться. Свет лампы бьет по глазам, заставляя щуриться.
[indent] - Не поможешь? - Мирра кивает в сторону залитой кровью раны, пробитого плеча, морщится, потому что терпеть уже нет сил. Еще мгновение, и она отключится.

перенесен

[nick]Nomad[/nick][status][not] alone[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1665/24125.jpg[/icon][nm]Мирра[/nm][lz]<div class="lz"><fan>cyberpunk!au</fan>Не отступай назад, сожми кулак и бей, пока не рухнут в Ад последние колонны Вавилона наших дней.</div>[/lz]

+1

4

[indent] Куски проводов отправляются в мусорку, остатки синткожи поблескивают внутренними чешуйками защитных пластин, обнажая свое нутро, как и каждый, кто заходил сюда, усаживаясь на его кресло. Острые иглы и скальпели, лабораторная стерильность, которую очень сложно соблюдать, когда с потолка капает какая-то дрянь и под ногами расцветает мешанина из крови и масла. Если его чему и научили семь лет меда, то именно поддержанию чистоты, стерильные кафельные стены, намываемые раствором химозных соединений, от которых кожа начинает неприятно щипать, от которых отражаются блики света, бьют по сетчатке.
[indent] Город контрастов, говорится на рекламных буклетах у всех тур-фирм, что яркой лимонной рекламой светятся на каждом пригорке, а он и согласен, пока под белыми потолками медицинских центров под острыми скальпелями аккуратно отделяют мышцы и хром, где-то в обгаженном подвале насилу пытаются кироши запихнуть под порты саковских соединений. Корпорации следят, чтобы их продукты были совместимы, но при этом ратуют за эксклюзивность собственных изделий, аккуратных бирок, которые запихнут под кожу очередному обывателю. И на черных рынках появляются дополнительные порты для обхода блокировок несовместимых частей, что выпирают из человека, словно опухоль, вздувшийся нарыв из гнили, которые тоже часто возникали на телах, особенно тех, на которых аугментации плохо приживались, отторгались и отваливались. Он помнил, как куски плоти слезают с армированных сочленений, словно протухший кусок мяса с прилавка, черная гниль, что запахом смрада распространяется вокруг, рвотные позывы давно не преследуют его, не после долгих лет подтирания гниющих кусков плоти от пола, пока было время до следующего приема.
[indent]  — Я же сказал...  — злость вырывается из легких со свистом. Год назад он пытался все изменить, широко распахнутыми глазами смотрел на самое дно и думал, что сможет поменять, но вместо этого бесконечные переулки перемололи его в труху, размозжили кости и мясо, оставив только непритязательную жижу. Тяжелое дыхание и резкий железный запах забивают пространство, заставляют поморщиться.  — Да блять...
[indent] Сколько их таких, изрешеченных, разбитых, вваливалось сюда, захаркивая пол, переползя через силу, повезет, если без хвоста на конце в виде раздраженных линчевателей. У каждого рипердока есть своя собственная крыша, под которой он ходит и ему повезло, что его крыша достаточно ебнутая, чтобы толпа злых вооруженных людей не ломилась в его двери вслед за очередным разобранным на части идиотом. Продолжая злобно ругаться, он вгоняет иглы инъектора под кожу, раздается столь знакомое шипение и сжатый воздух выходит из пазов, разгоняя под чужой кожей адреналин и ударную дозу антибиотиков.
[indent]  — Ложись, — приходится самому перекинуть чужую ногу, прежде чем подтянуть стол с оставшимися еще с прошлого раза нетронутыми стерильными инструментами. Стерильность прежде всего - вещает в голове голос профессора, тягучий и такой странный, отец раскопал, что тот бежал из своей страны из-за проблем с лазоровскими ребятами, которые там разворачивались и которым он перешел дорогу каким-то особо изощренным альтруистичным способом. Руки без перчаток кажутся голыми, но тут не нужна точность, по крайне мере не с такими ранами, промывая остатки крови и латая распоротые куски внутренних имплантов, он по привычке закусывает губу, ощущая на языке все тот же металлический привкус, не дающий абстрагироваться о происходящего. Чужая разгоряченная кожа в этом месте покрывается мурашками, когда он проходит иглой по краям раны. Степлером было бы быстрее, но он изголодался по человеческой коже, по ровным мелким стежкам синтетической нитью, которая очень скоро исчезнет, оставив только тонкую белесую полосу взамен. Выворачивать и обнажать хром становилось утомительно, от этого крыша ехала еще сильнее, когда на стенах у его подвала появлялись новые граффити, ядреная смесь скандинавских рун и азиатских иероглифов. Он слышал что далбайоб Ройс запихнул Деклана в микроволновую печь и выкрутил на полную таймер, но даже настолько поехавший маньяк не разрешал трогать двери клиники рипердоков, наоборот, такие как они боготворили "жрецов", подкидывая им свои подношения, лишь бы и дальше их кромсали, лишь бы и дальше продолжали приближать их жизнь все ближе к раю. Он в сочленениях этого мяса и метала казался им ангелом, аккуратно вшитые импланты собственного тела, обернутые аккуратными сочленениями титана от лучших производителей, что без слов кричали о том, что он спустился сюда с самого корпоратского верха и это так забавляло, что хотелось еще.
[indent]  — Рассказывай давай. — Он кивает на экран рядом к которому без особого стеснения подключает чужой порт, уже стандартная врачебная привычка, когда чужое тело на кресле представляет из себя недвижимый кусок думать о особенности приватности и личного пространства смысла нет. Строчки кода бегут быстро <initialization> проскальзывает красными буквами через весь экран, подчищая куски призрачного кода, забравшиеся в систему во время сбоя. — Или мне включить телек и самому все узнать? — синт из радио вырывался рваными нотами, вялыми басами и били в самую подкорку. Наклоняясь ниже, он оттягивает чужое веко, рассматривая оптику под белым светом, обнаруживая, что ее нет, родной живой зрачок сузился под светом, заставляя вскинуть бровь. — С рукой все окей, работать будет, правда я бы все-равно советовал тебе заменить то дерьмо, которое у тебя стоит, оно было ржавым еще до того, как запихнули тебе внутрь. — Мир, в котором в тебя засовывают вторичный и третичный материал больше не кажется жуткими байками, скорее беспробудно тоскливой реальностью. Он внимательно смотрит, заглядывает в глаза, настоящие, кажется за всю свою жизнь он не мог припомнить действительно настоящих глаз, после чего тихо вдыхает. — Тебе тут не место.
[indent] В этом городе, на этих тоскливых улицах, в этом темном подвале от которого тянет хлоркой и кровью. Все говорят, Что Найт-Сити город возможностей, сдохнуть, добавляет он сам и понимает, что окружающие согласны. 

[nick]Ripperdoc[/nick][status]*delete* [/status][icon]https://i.imgur.com/Hulpt6b.gif[/icon][nm]<a href="https://barcross.ru/" class="ank">Рипер</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>cyberpunk!au</fan><center>1100110 1110101 1100011 1101011</center></div>[/lz]

+1

5

[indent] Слишком яркий свет бьет по глазам, заставляя щуриться, закрывать лицо рукой. Хотелось попросить выключить эту блядскую лампу, но язык не слушался, лишь короткие стоны вырывались да тихое «блять» каждый раз, когда касались живой кожи там, где не действовало обезболивающее. Мирра дышит тяжело, словно все еще позади была погоня. Она боялась, что кто-то может прийти сюда, надеялась, что этого не случится, хотя с чего бы корпоратам отпускать тех, кто у них что-то забрал? О, Мирра была хорошо знакома с этими ребятами и с тем, что такие не прощают ошибок. Любое дерьмо могут тебе приписать вдогонку.
[indent] Мирра ненавидела такие моменты, эти кресла, которые были одинаковы у всех доков, неважно насколько новая была на них оббивка, один хрен эта стерильность, писк аппаратуры, куча разных приблуд, которые больше были похожи на орудие пыток — везде всё едино. Какой-то глупый детский страх и ненависть к самому процессу вторжения в собственный организм, когда перекраивают твою плоть. Легче, когда проблему можно решить дозой инъектора или какого-нибудь стимулятора, а еще лучше просто отдыхом да парой баночек чего-нибудь крепкого вечером перед телеком.
[indent] — Нечего рассказывать. — Мирра огрызается в ответ, махнув здоровой рукой, «валяй, включай», прикрыв глаза, наконец расслабилась. Новости в этом городе разлетались слишком быстро, буквально с места событий, так что по телеку уже наверняка вещает какая-нибудь разукрашенная дамочка из срочного выпуска ночных новостей.
[indent] — Там ничего не менялось с тех пор, как меня вышвырнули из корпорации. — На самом деле, эти воспоминания были не самыми приятными, но Мирра старалась придать голосу нотки безразличия, пусть на деле любое упоминание и заставляло злиться. — Прояви уважение, рука наполовину своя. — Она хмыкает, изображая обиду, мол, в этом городе сейчас и правда таким удивить можно.
[indent] — Неужели? Твой отец сказал то же самое, когда его охранники-бугаи пытались отстрелить мне башку. Еле ноги унесла. Где же тогда мне место? — вопрос скорее риторический. Жить за чертой города оказалось... непросто. Да, кочевники держатся «семьями», помогают во всем друг другу и став частью такой семьи, ты должен дать что-то взамен, зная, что и к тебе придут на помощь. Да только и там можно напороться на полнейших придурков, чьи правила и тон поведения совсем не устраивали Мирру. Как итог — неудавшийся кочевник-одиночка, вернувшийся туда, где все началось. Попытки снова устроиться в Найт-Сити пока что не складывались. Стоящая работа не подворачивалась, скорее больше что-то мелкое, лишь бы с голоду не сдохнуть да счета за свет оплатить. Даже сейчас на личном счете было пусто. Это дурацкое дело с украденным грузом изначально казалось полнейшей подставой, чувствовала ведь, но решила рискнуть и связаться со старыми знакомыми.
[indent] — «...Представляешь, Стэн, кто-то решил обокрасть корпорацию и смог смыться с этим добром. Кхм, я хотела сказать, что въезд в город временно перекрыт, пока не будет завершено расследование, так что, если вы планировали перевозить контрабанду именно сегодня — придется остаться дома».
[indent] — Вот дерьмо, — Мирра шипит, вглядываясь в кадры на телевизоре. — Блять. Ладно. Там был груз из корпорации твоего папочки. Я не знала, что это будет именно он, предпочла бы на самом деле никогда больше не иметь с ним никаких дел, да и не думала, что в этот город придется вернуться. Короче, нужно было доставить груз в пункт назначения, точка. Кому и куда он должен отлететь после — не знаю. На таможне сначала сделали вид, что нас пропустили и все документы в порядке, но... нас в итоге сдали, так что началась погоня. Приятно было снести башку нескольким корпоратским прихвостням. В итоге мы оторвались в какой-то момент, так что груз уже в месте назначения, а остальное не моя проблема. — Правда, Мирра решила опустить тот факт, что те два придурка собирались смыться с грузом сами и кинуть ее, так что пришлось наглядно объяснить, что лучше так не делать. — Можешь позвонить папочке и рассказать, что по счастливому стечению обстоятельств к тебе забрел один из воришек. Я получу пулю в лоб, а ты пойдешь спать. Все довольны.
[indent] Это раздражение и ненависть копились слишком долго, чтобы при любом упоминании корпорации не вырываться наружу. Жаль, конечно, что доку приходилось все это выслушивать, но была ли у него хотя бы одна причина не сдать ее сейчас? Вряд ли. С другой стороны, она много всего слышала о доке, и отчего-то надеялась, что он так не поступит. Хотя они даже и друзьями не были. С чего бы ему вообще помогать тому, кто даже за услуги платит с задержками, да и клиент не самый видный.
[indent] — Спасибо, — Мирра рассматривает аккуратные швы, такую тонкую и точную работу. — А ты хорош. С деньгами сейчас туго, извини, но я все верну. Знаю, долг уже и без того скопился, но работа нормальная все никак не подворачивается. Мне сейчас лучше не высовываться какое-то время, пока все не уляжется.
[indent] Она пытается подняться, все тело ныло, хотелось вернуться домой, принять душ и просто упасть на кровать, провалившись в сон. Правда, отсюда до ее района добираться неблизко, а вся одежда перепачкана в собственной крови, хотя, кого таким тут удивишь.
[indent] — Слушай, док, а ты... не мог бы подвезти меня до дома? Или с такси там помочь. Моя машина все еще в ремонте. Или я лягу спать прямо здесь. — Мирра хмыкает. Если она так сделает, скорее всего ее просто вытолкают на улицу, там недалеко возле мусорки на старом диване как раз расположились несколько "ветеранов войны”, так что вполне можно было сойти за свою, попроситься переночевать. Мирра вздыхает тихо — в какой момент она пала до того, что ей стало все равно, где она и в каком состоянии, когда как раньше мысли о собственном комфорте и безопасности были первостепенными.

перенесен

[nick]Nomad[/nick][status][not] alone[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1665/24125.jpg[/icon][nm]Мирра[/nm][lz]<div class="lz"><fan>cyberpunk!au</fan>Не отступай назад, сожми кулак и бей, пока не рухнут в Ад последние колонны Вавилона наших дней.</div>[/lz]

+1

6

[indent] Полуподвал гудел, трясся в диком треморе городского кольвуссионного припадка, яркими неоновыми световыми всполохами пробивался через зарешеченные окна с поломанными жалюзи, отбрасывая кислотные тени на облупленные стены, обклееные какими-то давно забытыми полусгнившими афишами и полустертыми граффити. Его новый дом шумным муравейником врезался под кожу и, тем не менее, был относительно спокойным, по крайней мере покой клиники обеспечивался пауком, раскинувшим свои лапы с другой стороны здания и взирающим на всех монокулярами ярко-алого оттенка. У Мальстрёма свои причуды, если можно их так назвать, но с ними еще можно сосуществовать, округляя глаза, повторяя, что они ебанутые в край и слыша только полубезумный смех, результат вмешательства в нервную систему некачественного ломаного софта, действующую прямо на мозги. У них  у всех глючит оптика - он это знает - подкидывает им картинки несуществующего Рагнарёка прямо на улицах Найт-Сити, где Сколь и Хати жрут солнце и луну, но никто не замечает, потому что неон и хром сияют намного ярче. Однажду какие-то мусорщики попытались взломать его клинику, оторвали одну из решеток, влезли через окно, вырубили ударом по башке, так что до сих пор еще помехи на периферийном зрении отражаются и забрали то, что к полу оказалось не приколочено, то есть все, кроме кресла и его самого <кажется остатки самосохранения сработали>, а через два дня ребята из Маль вернули все подчистую, еще и сверху деталей накинули - он их не трогал, от них пахло кровью и зараженными платами, лучше просто выкинуть или сжечь.
[indent] Нужно быть крайне ебанутым куском говна, чтобы красть у тех, кто в этом протухшем городе представляет из себя опасный хаотичный рой.
[indent] — А зря, я бы на твоем месте поставил новый стабилизатор. — Он бьет рукой по старому телику, лэд экран рябью проходится, чтобы в другую секунду показать порченую rgb-сетку, которая собирается в холеные и ухоженные лица в нарядах от Джингуджи. Когда-то и он такой носил, отвратительно-правильный покрой с дополнительной подкладкой из пуленепробиваемого материала еще и падла в огне не горел - буквально - он пытался сжечь в свое время.
[indent] — Возможно твое место там, где не пытаются отстрелить башку? — приподнимая бровь он внимательно смотрит на сидящую в кресле девушку, в свое время они часто об этом говорили, как о небылицах, несбыточных мечтах, которые в итоге стали явью, но как и бывает, как-то криво и косо. Свобода сама по себе крайне странная вещь - ты освобождаешься от многого, но еще к большему становишься привязан, как сварочным аппаратом прошлись. Больше никаких пентхаусов-небоскребов, так схожих с мегабашнями, вот только разница лишь в том, что в настоящих человейниках душно, давяще, запахом масла, пота, алкоголя и проебанных надежд, что вместе соединяются в один единый тошнотворный ком. Он точно знает, что если покинет Уотсон, то может схлопотать по шее, от мусорщиков, от соло, просто от крайне ебанутых личностей, но все-таки вылазит же, продолжая бродить по изгаженным улочкам.
[indent] — Вы что, налетели на найткорпусовский альянс? Вы совсем охренели?  — он на мгновение зависает, в воспоминаниях лицо отца, напичканное имплантами, словно шрамами перечеркивающими, остатки хрома из под выглядывающей синткожи; его низкий голос, хрипящий о том, что Найт-Сити будет слушаться или наступит очередная корпоративная война, которая оставит людей без будущего и с полнейшим пиздецом вместо жизни. Видеть свой город в руинах не то, что хотелось Вариану и он избирал самые радикальные методы для этого. Контроль железной руки и военизированный тоталитаризм лучше непредсказуемой уличной анархии - выбитое правило жизни на крови и сравнениях. Нет хорошей системы, но можно такую создать под себя.
[indent]  [indent] <наслаждайся>
[indent] — Сука, это плохо. — Он откидывается на своем стуле, жалобно скрипит пластиковая спинка, под хруст собственных титановых позвонков, когда он запрокидывает голову и рассматривает побеленные потолки с желтыми разводами от соседей сверху, у него есть подозрение, что они там снимают какие-то не особо качественные и не совсем законные брейданцы, но вслух, конечно, ничего не скажет - это не то место,где можно играть в правильность. — Тебе сейчас лучше не высовываться. Совсем. Отец захочет узнать, кто заказал груз и будет искать исполнителей, молись чтобы твой фиксер оказался не треплом.... кстати, кто он? — кто такой наглый, что попытался вырвать кусок из пасти Волка? Отец никогда не отличался особым миролюбием, порой наводя ужас даже на уличных тем, что делал. Все, от осторожного Падре и до любопытной Реджины знали, что лезть в дела Альянса самая хреновая идея, хуже только соваться к Орде, которая порвет на лоскуты раньше, чем попытаешься объяснить свою выходку.
[indent] — А деньги за заказ? Только не говори мне, что тебя нагрели. — Это было бы смешно, но было больше грустно, кидать на бабки старая-добрая традиция Найт-Сити на всех слоях жизни и честность, как качество, должно быть препарировано, дабы не накликать себе беды. Ему пришлось вырезать его скальпелем и вместо него вставить себе увеличение памяти кибердеки, потому что она на этих улицах намного важней и нужней. Впрочем, что-то все-таки оставалось, невыскобленное гнилье, которое заставляет открывать двери, смотря за тем, как под порогом горбятся изуродованные куклы или передознувшиеся в очередной раз торчки, закатывающие глаза и обделывающиеся прямо под порогом.
[indent] — Идем, я тебя подвезу. — Оптика вспыхивает на мгновение, он истошно текст строчит, пока закрывает клинику, двигает приваренную к раздвижному валику металлическую арматуру, вырубая свет, давая понять, что здесь все умерло, пока он вновь не воскресит нажатием рубильника, подавая заряд. Зеленый Тортон Колби оставил ему один из клиентов, приползший к нему без ног и взахлеб рассказывающий, как под его руками трещал чужой череп, показывая модифицированные черные гориловы руки, заляпанные засохшей кровью, пытаясь выколупать из сочленений остатки черепа и волос. Столько восхищения он уже давно ни от кого не слышал, рассматривая блестящую оптику из которой подтекал фризер, оставляя голубоватые борозды на рябой коже сродни слез.
[indent] — У меня есть для тебя работа. Неофициальная... ну почти. — Взгляд потухает, когда он заводит мотор, Торнтон хрипит и намекает, что надо бы заглянуть к нему под капот, но он чинит людей, с ними всегда проще, машины же абсолютно другой вид. — За последнюю неделю пропало несколько шлюх с Чпок-стрит, не кукол, другие обращались к Вакако, Джонс и Шельмам, но без доказательств и точной формулировки того, с чем работать, никто заказ выставлять не будет. Тем не менее в Лиззис уже намекнули, что если с этим разберутся, то они заплатят. — Выруливая под тени мегабашен H10 он встречается взглядом с каким-то психом, трясущим голым задом на мусорных ящиках и пытающихся его снять копами, в этом Найт-Сити никогда не меняется, тут достаточно безумно, чтобы это самое безумие воспринималось как данность. — Платят нормально, это, конечно, не золотые горы от грабежа Альянса... — он кидает один острый взгляд  <как тебе такое в голову пришло> — но заплатить за жилье и еду можно будет. К тому же несколько пропавших были моими пациентами, считай, что это заказ от меня лично как от твоего риппера.
[indent] В этом городе ничто не может быть бесплатно, если, конечно, ты хочешь дожить до следующего вечера. Машина паркуется в кармане перед каким-то заляпанным краской и гарью кафе из которого нестерпимо воняет жженым маслом и синтмясом.
[indent] — И постарайся пока не вступать в открытые драки. — Он в последний раз берет чужую руку в свою, оглядывает опаленные пальцы, под которыми еще оставались настоящие вены, человеческая кожа, непривычная вещь, таким промышляют разве что только буддисты, ходящие по этим улицам словно призраки. — Не хватало, чтобы и тебя пришлось точно так же искать.

[nick]Ripperdoc[/nick][status]*delete* [/status][icon]https://i.imgur.com/Hulpt6b.gif[/icon][nm]<a href="https://barcross.ru/" class="ank">Рипер</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>cyberpunk!au</fan><center>1100110 1110101 1100011 1101011</center></div>[/lz]

+2


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » I hate this city, man