пост недели от Behemoth
Карнавалы в Венеции всегда были превосходны в глазах Бегемота. Он старался их не пропускать, ведь это была особая атмосфера. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » бей беги


бей беги

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

пробираясь по темным дворам
улыбаясь паскудам, лжецам и ворам

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1665/40080.gif

Miroel & Anduin

+1

2

[indent] Ночью на город наползал туман, медленно, но верно, с холодными порывами ветра и невозможно громким стреканием цикад из ближайших кустов. Легкий ветерок чуть трогал кончики пальцев, заставлял тонкие лоскуты тумана двигаться, словно живые отростки, выискивающее себе пропитание. Он знал это состояние города лучше других, когда  в домах загорался оранжево-тусклый свет от свечей и голоса становились столь приглушенными, за плотными стенами. Они прятались в своих жилищах не столько от ночи, сколько от мира в целом, отгораживаясь от этих грязных улочек, на которых мрак разлился лилово-синими красками, резко-черными тенями и непроглядной тьмой из-за закрытого тучами неба. Тучи здесь редко давали небу свободу, если не изливая моросящий дождь, то просто не давай нормально рассмотреть звезды.
[indent] Он свесил ноги с края крыши, около забившегося листвой и ветками слива, наблюдая за тем, как по ту сторону от его наблюдательной точки за окнами мельтешат люди, черными тенями скользя меж мутных окон — резкие звуки били по ушам, смех, крик, звон бутылок, споры резкие и громкие, что должны были прогнать тьму из сердец простого люда, пришедших в таверну заглушить любые свои мысли. На крыльцо вышел сгорбленный мужик в потрепанном жилете, задумчиво взглянул на темное небо, скользнув по черепице там, где в тенях прятался сам Андуин, почесал свой раздувающийся живот и, громко выругавшись, посетовал на то, что с такими холодными ночами как пить дать весь урожай погниет, после чего зашел обратно, предварительно ополоснув лицо в стоявшем на крыльце ковше.
[indent]  [indent] Отлично.
[indent] Он все еще не понимал, к чему такие сложности с информированием, но раз Джораху надо, чтобы они тут играли в шпионов, то пусть будет так. По крайне мере придерживаться чужих планов он умел. Андуин скользнул вниз, цепляясь пальцами за выступающие края слива, яркий свет из окон ударил по глазам, а под ногами захрустела галька. В темноте ковша его искаженное отражение смотрело с небольшим прищуром, разбившись на неровные грани, когда андуин протянул руку, извлекая со дна медный ключ с парочкой вензелей. Недостаточно роскошный, чтобы отпирать нечто действительно ценное, но достаточно добротно сделанный, чтобы уж точно не быть навешанным на амбарную дверь. Сколько бы не было воодушевленных рассказов про воров-одиночек, великих грабителей, что бегают в ночи,  а в реальности такие долго не протянут — кто-то обязательно увидит, кто-то сдаст, схватят, а может сам подставится. В таком тонком деле, как обкрадывание других, делать все одному абсолютно нереально. Да и вообще, одному не выжить на темных задворках, не сдюжить с жестокостью мира, тем более теневого, не подчиненного законам города, огибающего его как вода высокие камни.
[indent] Приходится скользнуть в темную нишу между каменой кладкой и забором, когда из дверей таверны вываливается пьяная компания и, громко хохоча, зигзагом направляется куда-то на окраины, туда, где район красный фонарей находится. Обычно от таких компаний всегда больше всего проблем, он избегает их скорее даже в каком-то более животном порыве, нежели в логическом — их больше, они сильней, они непредсказуемей. Андуин ждет еще мгновение, прежде чем выбраться из закутка и по забору вновь забраться на крыши, туман цепляется за лодыжки и идет следом, бежит вслед за ним по балкам и черепице, скользит по черным застывшим смоляным пятнам, которыми заделывают крыши, огибая печные трубы, из которых валит дым. Вдыхая полной грудью запахи города, он бежит дальше, черепица под ногами становится более добротной, расстояние между домами становится шире и заборы с металлическими зубьями все выше. Он прыгает на дерево, отталкиваясь ногами от самого края, несколько веток цепляют капюшон и царапают щеку, а снизу шипит кот, недовольный тем, что его потревожили.
[indent] Особняк смотрит внимательно десятком высоких окон, обрамленных каменными вензелями и безмолвными стражами-статуями, вглядывающимися в саму тьму. Высокие ворота закрыты, на их тяжелых створках десятки неживых растений расцвели в полную силу. Один из стоящих на карауле охранников самозабвенно ковыряется в носу, облокотившись на них и пожимает плечами от холодного ветра, изредко своими порывами тревожащего эту тихую ночь, в небольшой сторожке по ту сторону раздаются оживленные споры.
[indent] Забор слишком высокий, острые пики зубцов на фоне белого морока тумана выделяются особенно заметно. Конечно, можно попытаться перепрыгнуть, оттолкнувшись от дерева, но он слишком далеко от края забора, так что можно вместо заветного прыжка просто насадить себя как на вертел. Андуин спрыгивает на землю, шумит листвой вместе с ветром и бежит в тени вдоль каменной кладки, абсолютно гладкой и без лишних выступов, пальцами нащупывая каменную арку с плотно прикрытой дверью. На мгновение замирает, прикладывая ухо к железной калитке и вслушиваясь в то, что находится по другую сторону. Ничего. Ключ с легкостью отпирает хорошо смазанный замок, петли не скрипят и не воют, приусадебный участок встречает аккуратно подстриженными кустами и ухоженными клумбами, не так далеко он чувствует пряные запахи, доносящие из ближайшей пристройки. Он аккуратно проходит в тумане, огибая яркие световые пятна, что вырываются из высоких окон первого этажа, где-то там мелькает тень — это караульный лениво обходит первые этажи. Красивая и ухоженная усадьба, одно загляденье, как о ней заботятся, вкладывая столько труда и столько средств. Честное слово, будь Андуин хоть в половину столь же богатым, пустил бы деньги на вещи куда как важней, чем ровно подстриженные кустики и милые фарфоровые тарелочки, расставленные за стеклянными витринами. Впрочем, тех, кто имеет все, он никогда толком и не понимал.
[indent] Второй этаж встречает его темнотой, значит народ не соврал и хозяева и правда отчалили из своего родового гнезда, оставив лишь только слуг на прибраться. Андуин цепляется пальцами за плющ, растущий вдоль стены, запрыгивая на балкон, за стеклянными дверьми видна только черная марь, да белый туман бьется в оконца в попытках пробраться внутрь. Он присаживается, ведет рукой вдоль замочной скважины, доставая отмычки из нагрудного кармана и задерживая дыхание. Скрип метала о метал кажется оглушающим, так чо приходится останавливаться, слушая, не шуршит ли галька внизу под чужими шагами. Каждый раз как в первый — залог осторожности, аккуратности, однажды Джорах сказал, что если его поймают, то проблем он со своей смазливой мордашкой не оберется и простой шибеницей не отделается уж точно. Прекрасная мотивация быть осторожным всегда и везде.
[indent] Внутри пахнет залежавшимися книгами и лавандой, ноги утопают в мягком ковре и ходить по нему кажется преступлением хуже воровства, туман следует за ним, цепляясь за пятки, но останавливается на середине комнаты и отпускает, позволяя идти дальше. В солнечные дни, наверное, эта комната залита светом, широкие листья растений раскинулись в разные стороны, пряча за собой плетенную мебель. Миленько, но не то, что ему нужно. Андуин пробирается в коридор, где-то с лестницы доносится тихое ворчание, столь далекое, все-равно приходится обойти, заглядывая в следующую комнату — хозяйская спальня. Пустая. Не то. Как и следующая и вслед за ней идущая. Он шипит тихо сквозь зубы, пока третья дверь не откликается запертым замком, словно призывая его посмотреть что же внутри. То что дороже всего запирай сразу на несколько, чтобы получше привлечь внимание. По ту сторону в абсолютной темноте можно выхватить очертания высоких полок, тяжелого стола и множества, очень большого множества, бумаг. Андуин хмыкает, прикрывая за собой дверь, задвигая тяжелые плотные шторы и только после этого зажигая тусклый огонек стоящей а краю стола свечи. Темнота его друг, несомненно, но в ней желаемого не найдешь. Он принимается быстро перебирать пальцами десятки листов, извлекая из очередного ящика.
[indent]  [indent] Да где же...

[icon]https://i.imgur.com/eAX5Iw4.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/10oO4V0.gif https://i.imgur.com/58RuJdD.gif[/sign][status]all your's is mine[/status]

+1

3

[indent] В детстве няньки часто рассказывали причудливые истории - о путешествиях в дальние страны, великолепие которых было трудно описать словами, о влюбленных, чьи чувства помогали преодолеть разные трудности в жизни, о чудесах света, в существование которых так часто хотелось верить. Мироель росла этими историями, радовалась каждой книге, которую привозили ей в подарок родители из своих поездок. Как и любая маленькая девочка верила ведь когда-то, что в жизни ее ждут такие же чудеса и приключения, о которых когда-нибудь будут слагать прекрасные легенды. Но со временем девушка поняла, что прекрасных чудес в этой жизни совсем не случается.
[indent] Город, в котором жили Мироель и ее семья, и сам отчасти был словно существо из тех детских сказок. Только то уже были страшные истории о монстрах, живущих в тумане и забирающих души людей, случайно в нем оказавшихся, о правителях, которым все равно на их собственный народ, о свадьбах, в которых несчастные мужчины и женщины ненавидят друг друга всю жизнь, поддерживая лишь видимость счастья, чтобы дело их семей не кануло в неизвестность во времена кризиса. И самое страшное в этом было то, что это были уже не выдумки.
[indent] Мироель часто вечерами смотрела в окно в своей спальне, наблюдала как люди, там, в далеком районе бедняков, поспешно ставни закрывали, как огоньки в домах гасли один за другим, словно светлячки, пойманные в ладонь. Марта, старая женщина, служившая в доме семьи Мироель вот уже много лет, просила сделать юную леди то же самое, потому что на город снова опускается туман. Мироель с годами все меньше верила в сказки о неведомых монстрах, зато охотно верила в истории о воришках, что укрывались за туманной завесой и проникали в чужие дома, чтобы прибрать к своим грязным рукам чужое имущество или, что хуже, жизнь.
[indent] Мироель сложно было понять жизнь этих людей, сама она никогда ни в чем не нуждалась, у нее был большой дом, родители и брат, множество слуг, вкусные обеды и сладости, которые запрещали есть вечером, потому что фигура непременно испортится и никто не захочет взять в жены Мироель. Но она этого и не хотела. Больше всего девушка желала покинуть этот город однажды и отправиться путешествовать, даже не зная и не представляя в полной мере, что может ждать ее за высокими стенами столицы. Но это лишь мечты, и однажды наверняка придется выйти замуж за какого-нибудь сыночка из богатой семьи, чтобы дело родителей процветало и дальше.
[indent] Мироель тоскливо наблюдала, как огни в чужих окнах, там, вдалеке, стремительно таят. Девушка часто представляла, словно это были звезды, которых обычно не сыщешь. Тучи всегда закрывали небо в этом городе, делая его еще более мрачным. Но в какое-то мгновение что-то показалось, словно невидимая рука раздвинула тьму, давая проглянуть лишь одной, но такой яркой звезде. Мироель потянулась вперед, прижавшись щекой к окну, разглядывая небесное светило, спешила загадать желание, потому что когда еще увидишь такое чудо! Надо только не забыть рассказать брату, когда он вернется.
[indent] Родители и старший брат Мироель опять покинули город несколько дней назад, в попытках наладить торговые отношения с соседними небольшими городками. В последнее время ходили тревожные новости, что на улицах еще опаснее прежнего и Мироель уже давно туда не выпускали, даже в сопровождении. Незнакомые книги в доме уже давно закончились, а детские игры с мечтами о прекрасной жизни уже давно наскучили, не производя прежнего эффекта. Все, что оставалось - смотреть в окно, размышляя о том, что происходит за теми окнами, свет в которых заменял девушке звезды.
[indent] Мироель наконец встает со своего места, в коридор аккуратно выглядывает, дверь приоткрыв. Обычно там со скучающим видом сновали туда-сюда слуги, но пока хозяев не было дома, Марте приходилось в несколько раз усерднее подгонять зевак. Тем лучше. Мироель на цыпочках пробралась до лестницы, оттуда на первый этаж и в сторону кухни, где тусклый огонь в печи еще не успел догореть. На столе лежали свежие булки, те, что не успели съесть на ужин. Мироель утянула парочку таких, с ягодами, и поспешила наверх. В кабинете отца наверняка можно было найти что-то интересное, пока его нет. Он не любил, когда посторонние туда заходят, даже жена и дети. Мироель пробралась в кабинет, уселась между столом и шкафами, где тусклый свет свечи на столе позволяет хотя бы немного различить буквы, вытащив несколько первых попавшихся книг с нижних полок. Две из них оказались какими-то перечнями чего-то неизвестного и невероятного скучного, настолько, что кусок булки чуть изо рта не выпал. Осыпавшаяся мука замарала пальцы, юбку платья и ковер. Мироель старательно пыталась это белое пятно затереть ладошкой. Если отец узнает, что она без разрешения пробралась сюда, непременно рассердится.
[indent] Когда в замочной скважине послышался скрип ключа, Мироель напряглась, быстро собирая книги, заталкивая их на нижней полке в свои места, поспешно задула свечу и, подобрав подол платья, ползком спряталась под столом. Это было странно, ведь отец обещал вернуться не ранее, чем через несколько дней, а без его ведома сюда обычно никто не заходит, даже слуги. Это было заметно по тому слою пыли, что тут уже успел собраться. Мироель лишь рот рукой прикрыла, стараясь не издавать лишнего шума.
[indent] Кто-то направился ко столу, задернул шторы и зажег свет, а Мироель лишь сильнее вжалась спиной к задней стенке, ноги к груди прижав, скрючившись в неудобном положении. Мироель не узнавала эту обувь, слишком грязная и не выглядела, как обувь ее отца или даже брата - ни по размеру, ни по внешнему виду. Кто-то из слуг решил порыться на хозяйском столе? Так отчего обувь такая грязная, словно ее владелец еще совсем недавно истоптал всю подошву на улицах города? Нужно было немедленно сообщить Марте, или кому-то из охранников, что обычно бродили снаружи, или слуг. Сердце уходило в пятки каждый раз, когда казалось, что еще немного и этот незнакомец заглянет под стол, но, хвала кому бы то ни было, этого не происходило.
[indent] Шаги наконец начали отдаться и Мироель осторожно выглянула из-под стола. Чужой силуэт в тусклом свете свечи все-таки не выглядел знакомым. Он пытался что-то найти в небольшом комоде, стоявшем ближе к выходу, рядом с большими шкафами, полными книг. У отца наверняка было немало ценных вещей в кабинете, но как правило Мироель он в свои дела не посвящал, а вот ее старшего брата охотно, говоря о том, что Мироен однажды продолжит дело семьи. Вот пусть он и женится на какой-нибудь богатой красотке-дурочке!
[indent] Мироель потянулась рукой к пустому подсвечнику, стоявшему на столе отца, покрепче тот ухватив у основания. Дрожь пронимала девушку, отдаваясь в каждом ее шаге, который она так старалась делать бесшумно, чтобы подойти к незнакомцу и ударить его по затылку, но что-то пошло не так. В голове проносились мысли, что непременно нужно будет кричать во все горло, чтобы кто-то услышал и прибежал, если незнакомец решит напасть.
[indent] - Вы кто? И что вы делаете в кабинете моего отца? - собственный голос звучал на удивление твердо, но вот ноги подкашивались и пришлось на стол опереться, попятившись назад, когда незнакомец обернулся.
[indent] - Я охрану позову! - она выставила руки вперед, держа перед собой свое грозное и такое бесполезное оружие, готовая в любую секунду огреть им незнакомца по голове. Или закричать. Или прыгнуть в окно! Со второго этажа, как же.
[indent] Снаружи, за дверью, послышался приглушенный шум и чей-то топот. Мироель начала мысленно молиться всем знакомым ей богам и просить прощения за неверие, лишь бы кто-то из слуг решил зайти на второй этаж и проверить комнату юной хозяйки, и не найдя девушку забеспокоиться и найти ее. Но как же ее кто-то найдет, если она кинула под одеяло подушки, сделав тем самым видимость, будто она давно уже мирно спит. Вот же черт!
[indent] Шум стал громче, и, кажется, это был крик. Марта! Этот воришка был не один и кто-то сейчас нашел его дружков на первом этаже? Наверняка все так и было. Во всех страшных новостях так и писали.
[indent] - Что там происходит? А ну отвечай и не вздумай двинуться! - Мироель вышла чуть вперед, не ожидая от самой себя, даже махнув подсвечником перед собой для верности. Она знала, что где-то здесь отец хранит и свое оружие. У него ведь было оружие?
[indent] Как же Мироель было невообразимо страшно в эту секунду. Хотелось представить себя героиней тех историй из детства, что рассказывали няньки и с гордо поднятой головой преодолеть эти трудности, но как же это оказалось сложно на самом деле.

перенесено

+1

4

[indent] Правила всегда просты — проверяй и смотри в оба, иначе точно кто-нибудь схватит за шкирку и утянет под серые камни темницы. Джорах постоянно пугал темницей и тем, что с ним там могут сделать — надсмотрщики не особо лояльны к преступившим закон, а те же в свою очередь выстроили для себя целый закрытый мир со своими правилами и даже со своим языком. Там ему уж точно никто не поможет и отец не придет на помощь, не спасет в самый последний момент, как это бывало. Выбор у Андуина, конечно, был, либо по стопам отца идти, либо в жулики, либо в воры, некоторые умники шутили, что он достаточно хорош, чтобы зарабатывать себе на жизнь в тетушкином доме удовольствия, но на такие заверения он только фыркал и говорил, что комплименты, вообще-то, отпускаются иначе. Не было даже мысли, что кто-то вроде него может подняться высоко в чем-то, что не было за гранью закона, ведь куда ты денешься от семьи, от своего наследия, от долгих лет жизни по ту сторону всем известного мира, скрытого тенью. Иногда он был плох, иногда хорош, но по сути своей он просто был. Точно так же, как и миры тысячи других, обвивающие этот город, пересекающиеся на мгновение, чтобы опять исчезнуть. Наблюдая за этими мирами, выискивая в них точки соприкосновения и слепые пятна, в которых можно укрыться, он точно уверился, что другая жизнь ему и не нужна — жизнь невидимки, припорошенная пеплом сгоревших надежд и чаяний.
[indent] Он в очередной раз пробегает пальцами по ящикам, выискивает скрытое дно или вторую стенку, за которой можно спрятать нечто поистине ценное. Такие заказы он не любил — заказы на документы, когда время утекает сквозь пальцы, а тебе надо выявить из сотен тонких листов всего парочку, если не одним, чтобы с ним убраться восвояси. Обычно это либо не очень радующее своим содержанием завещание, а может и не очень радующее своим содержанием письмо, которое нужно  уничтожить, а может использовать в своих целях. Мир интриг был крайне занятным, постоянно меняющимся и стремительным, словно шторм, в какой-то момент кто был всем может обратиться в ничто и наоборот. А такие как братство им очень сильно в этом помогают.
[indent] В письменном столе искомого не было, пришлось пошариться по книжным полкам, пробежаться пальцами по корешкам, выискивая возможные пружины, скрывающие тайники и только после этого обстукивать стены. Наконец одна из облицовок под костяшками пальцев отозвалась глухим полым звуком — совсем маленький, но крайне важный тайник, под деревянной пластиной у которого желтизной мелькал помятый конверт, тут же отправившийся за пазуху. Все прошло даже лучше, чем можно было подумать.
[indent]  [indent] Почти.
[indent] Развернувшись на носках, он встретился взглядом с жительницей поместья, перепуганные глаза пытались в темноте рассмотреть его очертания, хорошо, что он маску не снял, а с другой стороны, чтобы она могла рассказать стражникам, даже если бы рассмотрела лицо. Холеная и обласканная, сейчас она напоминала растрепанную синичку, мимо которой пронесся хищник, а она до конца и не осознала этого еще. Андуин аккуратно поднял затянутые в перчатки руки, что на первый взгляд были пустыми.
[indent] — Тише, вот кричать не нужно. — Он пододвинул ногу вперед, но тело все так же оставалось на месте. — Разве взрослые не учат тому, что в такое время нужно спать?
[indent] Не знал он точно, что там говорят дворяне своим детям, помнил только, что именно ночью и проводились отцовские бои, под клоаками этого города, примесью нечистот, гнили и плесени, смешанных с дешевым маслом, которым заправляли городские фонари. В ночи он видел настоящую жизнь, иногда наблюдая за дворянской издалека, рассматривая их ленивое течение времени, засекая и делая отметки, все ради дела, ничего ради интереса. И ему почти не было дела до того, что некоторые дети, вместо того, чтобы ночью под гул толпы слышать звуки ударов, слушали ночную тишину, видя десятый сон.
[indent] Крик из-за стены заставил вздрогнуть — неужели все же кто-то заметил следы его проникновения? Нет, невозможно, он ведь десятки раз так делал в других домах и никто ничего не замечал. Андуин перенес вес с одной ноги на другую, позволил попытаться ударить себя и ушел от неуклюжего замаха подсвечником в сторону, перехватив руку, заводя ее девушке за спину и свободной ладонью затыкая дворянке рот, прижимая к стене, чтобы ногами не брыкалась и не попыталась выцарапать ему свободной рукой глаза. И вот что теперь делать? использовать ее как заложницу чтобы выбраться? Джорах его с потрохами сожрет за такой прокол. А звуки по ту стороны становились все более громкими и подходили ближе. Он напрягся, похоже, что сегодня в поместье, в честь отсутствия хозяев, решили наведаться все кому не лень.
[indent] — Я пришел один. — прошептал он на ухо незадачливой драчунье. — Сегодня к вам кто-то еще собирался? — руку он так и не отнял, пускай мотает головой, а не верещит — он точно был уверен, что она заверещит. Громкий топот и ругань стали слишком близкими.
[indent] — Ищите девчонку! — приказ, больше схожий с лаем, пронесся откуда-то снизу, застучали сапоги и дверь в кабинет открылась. Он успел отпустить дворянку и юркнуть в тень за мгновение от того, как полоска света проникла в кабинет и он был обнаружен, вошедший его не заметил, зато сам Андуин рассмотрел посетителя в коридорном свете просто прекрасно. Лихие люди с пиратской бухты явно не были почетной караульной стражей, да и под улицами города их тоже не особо так любили, слишком они были непредсказуемыми и дикими, не соблюдали местных законов и постоянно искали неприятностей. Это прекрасная возможность, чтобы убежать, воспользоваться суматохой и быстро улизнуть, а потом долго капать на мозги ворону, что тот охренел брать такие заказы и не удостоверится в надежности источника. Но, он так же знал, что не зря ребят с пиратской бухты не пускают в нижний город и что они могут вытворить, особенно с такими беззащитными… Удар подсвечником пришелся прямо по темени и бугай свалился на пол с глухим стуком. Андуин отбросил подсвечник и кинулся к окну, раскрывая ставни и впуская в кабинет свежий ночной воздух. Внизу были только клумбы и фигурно подстриженный куст.
[indent] — Собираешься ждать, пока остальные добегут?? — вор фыркнул, перемахивая через подоконник и приземляясь прямо на ветки.

[icon]https://i.imgur.com/eAX5Iw4.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/10oO4V0.gif https://i.imgur.com/58RuJdD.gif[/sign][status]all your's is mine[/status]

+1

5

[indent] Когда читаешь книги, всегда так просто представить себя на месте того героя, что преодолевает любые трудности, которые посылает ему судьба. Думать, что ты непременно поступил бы также в сложной ситуации и нашел выход там, где его, казалось бы, невозможно найти. Но в действительности все оказывается далеко не так, и когда что-то выбивается из привычного тебе ритма жизни, ты не знаешь, куда сделать следующий шаг, потому что рядом нет того, кто бы поделился ценным советом. Если бы можно было использовать опыт всех героев, что выбирались невредимыми из самых жутких передряг...
[indent] Мироель крепче сжимает в руке подсвечник, поджимает губы, хмурится. Она напряжена, ей страшно, она не знает, что делать - кричать, плакать, замахнуться и ударить первой? Марта всегда говорила, что воры опасны, они с легкостью забирают все, что им не принадлежит - богатства, жизни. И тут уж Мироель точно знала, что первое ничего не стоит, в сравнении со вторым. Попытаться откупиться? Но ведь у нее ничего нет, и отец будет вне себя от злости, если узнает, что его сейф кто-то пытался открыть.
[indent] - А ну стой я сказала! - девушка пытается изо всех сил, чтобы ее голос не дрожал. Если казаться уверенней, это ведь всегда может сбить с толку, заставить недруга подумать, что ты знаешь, что делаешь и твои угрозы уже не могут восприниматься как шутки. - Пусти!
[indent] Собственная рука замахивается для удара прежде, чем Мироель успевает подумать о том, что пора действовать. Девушка охает от неожиданности, задев лишь пустоту, оступается по неосторожности. Пытается закричать, но не может, лишь мычит бессвязно, когда чужая рука закрывает рот. В книгах часто пишут, что перед смертью перед глазами проносится вся жизнь, но на деле это было не так. Да, Мироель было страшно до невозможности, но в голове не было ничего, кроме судорожно бьющихся мыслей о том, что стоило бы и дальше сидеть тихо под столом и не выдавать свое присутствие. Тогда, быть может, все обернулось бы иначе. Неужели перед смертью и правда остаются лишь только сожаления?
[indent] Мироель пытается головой махать отрицательно, потому что сказать ничего не получается. Слова о том, что этот вор пришел один пугали еще сильнее - тогда кто это был на первом этаже? И что сделали с Мартой и остальными?
[indent] Девушка пятится обратно к столу, упираясь в тот, когда вор, отпустив, юркнул в тень. Дверь распахнулась и в дверном проеме появилась огромная фигура незнакомого человека. Его лицо в полумраке выглядело жутко. Хотелось закричать, но на этот раз ужас настолько сдавил горло, что Мироель лишь продолжила пятиться дальше, ближе к окну. Когда разбойник внезапно упал без сознания, Мироель быстро ладонями собственный рот прикрыла, чтобы не вскрикнуть и не привлечь еще больше внимания. Наверняка этот тип был здесь не один, а на крики остальные сбегутся лишь быстрее.
[indent] Мироель растерянно смотрела то на дверь, то на распахнутое окно. Если этот вор решил ее не убивать, то те, другие, явно пришли сюда за ней. Девушка подходит к окну, перевалившись через подоконник, смотрит вниз, когда воришка уже ловко оказался внизу. В коридоре послышалась толкотня и новые крики.   
[indent] - Я вырубил тех двоих на входе.
[indent] - Эта старуха долго брыкалась, еще и пыталась защищаться.
[indent] - Обыщите дом.
[indent] От этих голосов кровь стыла в жилах.
[indent] “Кто они и что сделали с остальными?”
[indent] Мироель набрала побольше воздуха в легкие, прежде чем забраться на подоконник. Она задрала юбку, чтобы не споткнуться о ту, было непросто держать равновесие, смотря вниз с высоты второго этажа.
[indent] “Давай, ты много раз читала о том, как это делают герои - они отталкиваются в прыжке и летят вперед, хватаются за ветку и виснут на ней, а потом спрыгивают вниз. Ничего сложного. Смотри, у того вон получилось”.
[indent] Нога соскользнула, пусть Мироель все же и полетела в нужном направлении. Девушка попыталась ухватиться за ветки дерева, что росло возле дома, но те оказались недостаточно толстыми, чтобы выдержать чужой вес и начали прогибаться, пока не обломились. Мироель полетела вниз, крича от страха, чувствуя, как под собственной спиной ломаются ветки так старательно обрезанных кустов и девушка готова была поклясться, что то хрустнула ее собственная спина, но никак не растение. Ощущение шока и боли, словно весь воздух вышел из легких, и перед глазами потемнело. Мироель  стонала что-то бессвязное, пытаясь прийти в себя, подняться на ноги. Из окна сверху снова появились лица, теперь уже подоспевших дружков того первого.
[indent] - Вон она, живо за ней!
[indent] Мироель ползком вылезла из куста, вставая на ноги, немного прихрамывая. Она оглядывалась по сторонам, плохо различая в темноте ночи свой собственный двор. Хотела найти хоть кого-то из охранников дома, чтобы попросить помощи, но никого не было, и никто не отзывался на крики.
[indent] - Эй, ты! - она замечает небольшое движение уже чуть дальше, распознав того воришку. - И что мне дальше делать? - Мироель озирается по сторонам, понимая, что сейчас за ней выбежит толпа разъяренных разбойников. - Помоги, прошу!
[indent] Помощи ей было ждать неоткуда, поэтому она пыталась воззвать к тому человеческому, что возможно все еще было в этом воре, если уж он все-таки оглушил того здоровяка.
[indent] - Я не хочу умирать! - первое, что приходит на ум, Мироель говорит это почти хныкая, все еще идя вперед и оглядываясь в поисках места, где можно было бы спрятаться.

перенесен

Отредактировано Miroel (2022-09-01 10:15:18)

+1

6

[indent] Не оставляй свидетелей.
[indent] Шоу вбивал это в него с самых ранних лет, стараясь сделать хоть что-то путное из того, что подсунули, скинув на него балластом за все долги, обернутые вокруг горла поводком. Для него этот мир всегда был в мазуте вымазанном, канализационными стоками, черным выхлопным дымом и грязью, смешанной с сангиновой кровью. Он был недостаточно силен, слишком слаб, для того, чтобы выдержать удар, отец с сожалением смотрел за тем, как часть его самого оказывается слабей, заставляя его становится в несколько раз сильней, подавляя внутри себя обиду, чьи обжигающие языки мальчик ощущал на своей коже, стараясь сделаться как можно меньше, стараясь, чтобы полностью исчезнуть. Тетя успокаивала, проводила по его растрепанным волосам, повторяя, что не в физической силе преимущество, а в хитрости, смекалке, проворстве и от ее слов, от ее цветочного запаха и ароматов дыма в комнате клонило в глубокий сон без сновидений. Единственное место, где он мог спрятаться от реальности, в которой сильный пожирает слабого, ломает ему кости, освежевывает и срезает мышцы, изготавливая себе новый полезный инструмент. На темных прогнивших мостовых в ход идет все, что только может, а то, что оказывается бесполезным, в конце концов догладывают крысы, сверкая своими красноватыми глазками-бусинками из любого темного угла.
[indent] У него никогда не было возможности выбраться из этих улиц.
[indent] Такие как он не выбираются, клейменные навечно незримыми глифами, на которых отчеканено все его будущее, начавшееся в тенях и там же обязательно в конечном итоге и шедшее к концу. Ему не позволят выбраться, не позволят протянуть руку к солнечным лучам, палками и камнями загоняя обратно, словно чумное животное, которое может на своих лапах принести остальным смерть.
[indent] И вместо этого, научившись жить в тени, полностью позволив поглотить с головой, себя ощущал так свободно и так хорошо. Законы общего порядка не имели над ним силы, мораль себе свою выстраивая из того, что видел собственными глазами, к каким выводам приходил сам, слушая похвалы о том, что, возможно, не такой уж он и дурак, возможно он и правда сумеет выжить, если очень хорошо постарается. Никто не говорил о том, чтобы жить, потому что это задача куда как посерьезней, нечто из разряда заполучения звезды с ночного светила, никто не позволит тебе на мгновение почувствовать себя счастливым. И то, что происходило сейчас, лишь еще сильнее подтверждало все то, что долгие годы считывалось с грязных стен нижнего города.
[indent] «Помоги». Ты не просишь помощи, потому что это слабость, а за слабость с твоих костей обглодают последнее, перед этим предварительно убедившись, что в мгновения окончательные лишь только отчаяние и сожаление сжимают в тиски. Лишь только боль и страх — вот что ждет девицу впереди, долгая и упорная череда. Он оглядывается, ругает сам себя последними словами, отчего-то голос в голове его поносящий очень похож на отцовский, когда Андуин хватает девицу за руку и дергает в ближайшие кусты, прикрывая рот вновь. Какая же она шумная. И пестрая. Неужели они все живут так, никогда не задумываясь, что из тьмы выйдет монструозное создание, столь похожее на человека, чтобы лишить тебя всего? По другую сторону слышны шаги и громкая брань, ребятки не особо утруждаются в том, чтобы сохранять инкогнито, кто знает, может бравая стража уже на подходе, чтобы все тут оцепить, а значит, ему нужно выбраться быстрее, чем блюстители закона все тут оцепят.
[indent] — Идти можешь? — он слышал, как громко она падала, даже не зная, как надо сгруппировываться, сразу видно, что никогда не пыталась закрыться от ударов ногами или когда ноги скользят по крыше вниз, заставляя поцеловаться с землей. Вор окидывает ее взглядом в полутьме, заплаканную и перепуганную, морщится, убирая руку и прикладывая палец к губам, что маска закрывала. А после достает нож и начинает резать. Ткань под заточенной сталью быстро поддается, он дорывает остатки, стягивая их и завязывая у бедра. Все женщины из тетушкиного дома так носили юбки, открывая ноги, демонстрируя изгибы, а еще прекрасно зная, что так удобней уносить ноги, если очередные ребята с двух районов решат выяснить тут отношения.
[indent] — Мы сейчас побежим, чтобы не случилось не оглядывайся. И ни звука. — Что он вообще делает? Это здание с высоким забором, что он собирается делать, ее через главные ворота вести? Прикусив изнутри щеку Андуин в себя придти пытается, собираясь с мыслями, в голове вырисовывая примерный путь и пытаясь прислушаться к тому, что по ту сторону зеленой изгороди происходит. Шум и волнение только наростали, ребята из бухты нервничали все сильней — это хорошо, чем больше волнения, тем сильнее в глаза они долбятся, а значит больше шансов. Он перехватывает руку девчонки и тянет за собой, пригнувшись и стараясь идти с теневой стороны, там где фонари отбрасывали черные тени, в которых вполне можно было бы скрыться. Все дальше, к деревянным постройкам в которых скопился всякий хлам.
[indent] — Я тебя сейчас подсажу, забирайся на крышу и ложись на нее. — Он подпихивает девчонку ближе к стене, пытаясь понять, как ее вообще подсадить, стискивая зубы от ощущения, словно к земле мешком прижали, когда хозяйка дома начала карабкаться вверх — как же громко — пытаясь ухватиться за край крыши. Говорил ему Джорах, что у большинства дворян из достоинств только кошель с золотом, который нужно срезать. Еще раз обернувшись на двор, вор быстро запрыгнул следом, перемещаясь к скату. Само здание к забору не прилегало, но было достаточно близко, чтобы можно было не то что перепрыгнуть, перешагнуть, что он и делает, одной ногой упираясь в край стены из которой острые пики торчат, а второй в край деревянного настила, обмазанного черным гудроном и какими-то ветками с листвой.
[indent] — Давай сюда. — Он вновь руку протягивает, помогая перепрыгнуть на тонкое ребро каменной кладки и в этот самый момент слышит громкую брань с той стороны, что заставляет застонать от отчаяния. — Прыгай!
[indent] Он толкает девчонку вперед, перехватив за талию и на этот раз холодная каменная кладка врезается в спину, так что белые пятна перед глазами пляшут, а на грудь давит чужое тело. Но кататься по земле и стонать времени нет, он поскулит потом, как обычно, забившись в темный угол до которого никто не доберется, даже тетя, а сейчас нужно уносить ноги. Он с себя стаскивает чужое тело, переворачиваясь на живот и пытаясь подняться с четверенек, потрясая головой, словно собака, которой в уши вода попала и только потом на ноги поднимается, упорно продолжая тянуть за собой в темноту. Что-то в груди давит, нестерпимо больно, что дыхание сбивается, пока они бегут по улочкам, ныряют через прорехи в заборах и по узким промежуткам меж домов бегут все дальше. Дома меняются, камень становится чернее, запах гнили и нечистот все более обильным ароматом витает, к нему примешивается запах стоячей воды и водорослей, показываются каналы, вдоль которых выстроились худые лодочки с забранными темными от водного ила сетями, по которым прыгают как по шаткому мосту. И только когда изгибы черных линий улиц становятся настолько хорошо знакомы, вор позволяет себе остановится, глухо дыша и хрипя, хватаясь за болящий бок.
[indent] — Ты... сплошная... проблема. — Андуин на землю сплевывает, чувствуя неприятный привкус на зубах и морщась от этого.  — Почему ты вообще... не уехала со своими... родителями?
[indent] Он и правда зол, на нее, на себя, на Джораха, на весь этот мир и на судьбу в целом, совсем немного успокаивает мысль, что заказ он все-таки выполнил, но открывать теперь рот и говорить, что был в поместье во время налета себе же дороже и он лишь только еще сильнее щеку прикусывает с внутренней стороны, наконец распрямляясь. В оттенках красных фонарей ее бледное лицо окрашивается кровью, в глазах ужас плескается яркими всполохами, отблесками от карминового стекла, дрожит, от холода и страха, в новом мире,абсолютно незнакомом. Андуин стягивает маску вниз, открывая лицо, какая теперь уже разница, шумно вбирая болотный воздух и пытаясь в себя придти.
[indent] — Ладно, тебя надо спрятать, пока я не узнаю, какого черта в поместье делали головорезы из бухты. — Он в задумчивости чешет щеку, пытаясь придумать, куда вообще ее стоит пихать, не к отцу же на арены вести. — Возьми меня под руку и опусти низко голову, не поднимай, пока не останемся наедине.
[indent] Когда все закончится, ему устроят знатную головомойку, что он втягивает других  в свои дела и прикрывается чужой улицей. Но все это будет потом, а пока он выводит девчонку из узкого переулка, тут же дергая в сторону, чтобы не влететь в толпу пьяных моряков, пришедших сюда спускать свои жалкие гроши, мимо лужи чего-то, что раньше было едой и алкоголем, пока это не выблевали обратно, все ближе к зданию с панорамными красными окнами из множества осколков собранных. Кто-то из тетиных работниц узнает его, машет рукой, он машет в ответ, вскидывая голову и продолжая толкать дальше, мимо общей вакханалии на верхние этажи, до самого чердака, где вместо огромных окон лишь только узкие форточки, на одной из которых вылизывается облезлый кот.
[indent] — Пока сойдет... сюда не сунутся, если не хотят огрести по шее от всех близлежащих уличных воротил, этот дом приносит слишком хороший доход, чтобы можно было так просто начать тут все разносить. — Он падает на набитый старыми тряпками мешок и шипит, когда в боку вновь начинает колоть, хватается там, где были ребра. Напоминать о гостье и не надо, она сама о себе напомнит тем, как странно тут выглядит, неестественно. Глупо.  [indent] — Ты как вообще?

[icon]https://i.imgur.com/eAX5Iw4.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/10oO4V0.gif https://i.imgur.com/58RuJdD.gif[/sign][status]all your's is mine[/status]

+1


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » бей беги