пост недели от HENRY MILLS
Это, кажется, будет просто нереально. Он просто молчал, боясь на данный момент, сказать хоть слово. Читать далее...
А Карвер голодный холостяк!!!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Когда пишешь заявки, не забывай о ламах!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » фандом » убийство в ханамидзаке


убийство в ханамидзаке

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

УБИЙСТВО В ХАНАМИДЗАКЕ

если рассмотришь достаточно лиц, то обязательно найдёшь то, которое ищешь.
https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/404/332577.jpg https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/404/60013.jpg https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/404/336206.jpg

инадзума // острова рито и наруками
shikanoin heizou х thoma

[2.0] Действие сюжета разворачивается в середине гражданской войны в Инадзуме, во время Охоты на Глаза Бога. Всё начинается с загадочных исчезнований нескольких торговцев на Рито. Однако, не желая тратить время на расследования, коммиссия Кандзё быстро закрывает их дела, списав причину на банальное бегство трусливых "гайдзинов" из страны. Повторные жалобы обеспокоенных родственников умышленно игнорируются, в то время как люди продолжают бесследно исчезать. Комиссия Кандзё быстро присекает надоедливость особо рьяных активистов, поэтому большинство иностранцев приходит в отчаянье, каждую ночь засыпая с мыслью, что может стать следующим. Одной мондштадской торговке, имеющей связи на Наруками, удаётся покинуть Рито. Прибыв на Наруками, она обращается к местному детективу Шиканоину Хэйдзо с мольбой расследовать это дело и найти её пропавшего брата. Детектив принимается за задание, но в тот же вечер комиссия Тэнрё находит её убитой на улицах Ханамидзаки вместе с запиской, в которой предполагаемый убийца призывает замять расследование. Понимая, что убийца следит за ним, Хэйдзо вынужден действовать особенно осторожно. Решая обратиться за помощью к "местному авторитету" Рито, детектив переступает порог чайного дома "Коморэ". Ведь не для кого не секрет, что у управлящего клана Камисато практически везде есть свои глаза и уши...

Отредактировано Thoma (2022-09-01 04:47:20)

+4

2

Потеря ценного, по причине единственности, свидетеля - не то, на что обычно рассчитывает следствие в самом начале пути.
Впрочем, комиссии Тэнрё повезло, ведь к этому делу сразу же подключился младший досин Хэйдзо (вот же удивительное дело - до этого его никто не мог разыскать, а тут он сам объявился в своем кабинете, будто и не пропадал никуда). Ему хватило того единственного разговора с госпожой Мартой, чтобы почерпнуть несколько любопытных деталей и пару-тройку прочных зацепок. Ее смерть оказалась неприятностью, но не неожиданностью.

На воображаемой стене с уликами (Шиканоин никогда не стал бы визуализировать ее в реальности - вдруг увидит тот, кому не следовало бы) яркими флажками были помечены: остров Рито, «иностранцы», «торговая ассоциация» и «Камисато». При этом последняя воображаемая карточка пока не имела под собой никаких логических ниточек и появилась в ряду победителей лишь благодаря интуиции.
По всему выходило, что за более подробной информацией следовало отправиться на остров Рито.

Даже несмотря на действие Указа Сакоку, на Рито жизнь кардинально отличалась от размеренных будней на Наруками. Здесь было пестрее, ярче, шумнее. Торговцы и иностранцы, оказавшиеся запертыми на острове, пытались вести торговлю и хоть как-то поддерживать свой бизнес. В этом им помогали пираты, на которых особенно мудрые представителя комиссии Кандзё смотрели сквозь пальцы.

Прибыв на остров, первым делом детектив просто прошелся по улочкам, надвинув на глаза широкие полы соломенной шляпы. Послушал разговоры рыбаков, любуясь грозовым горизонтом, выловил несколько интересных сплетен, пока дожидался своей порции якисобы.
Тихие, осторожные шепотки донесли до него интересные новости - иностранцы стали откровенно побаиваться острова. Комиссия Кандзё не предоставляла им защиту и, в то же время, не позволяла покинуть остров.
Непростая ситуация во всех смыслах.
Острову Рито повезло, здесь находилось доверенное лицо главы клана Камисато. Конечно, об этом знали не многие, но досину Хэйдзо было хорошо известно, где можно получить самую достоверную информацию о том, что здесь происходит.
Естественно, Камисато не могли влиять напрямую на иные кланы, представляющие интересы Трикомиссии, но мониторинг обстановки был не блажью, а настоящей необходимостью.

Люди из торговой ассоциации подсказали улыбчивому инадзумцу, где можно найти господина Тому, так благородно помогавшего им справляться с финансовыми трудностями. Хэйдзо направился на пристань, где грустно покачивались корабли в штормовых волнах. Их спущенные паруса не раздувал ветер - столько грусти и несвободы в этом пейзаже.
— Без вас чайный дом «Коморэ» кажется слишком тихим и блеклым, — Хэйдзо заговорил за несколько шагов до стоявшего человека, тактично оповещая о своем приближении, — Приветствую, господин управляющий, — поклонился, поравнявшись с Томой.
Поймав удивленный взгляд, решил сразу объяснить, какими ветрами его занесло на Рито.
— Меня привела сюда работа, и я рассчитываю на вашу помощь. Скажите, сколько иностранцев в общей сложности пропало на Рито за последние пару месяцев? Было найдено хотя бы одно тело? Хоть что-то?
Хэйдзо говорил тихо, а бушующий ветер непроницаемым барьером защищал говоривших от всяких любопытных ушей.

Отредактировано Shikanoin Heizou (2022-09-28 00:14:12)

+2

3

Последний месяц вышел для Томы буквально оформленной пропиской на Рито. Стоило первым лучам солнца лениво коснуться морского горизонта, как управляющий клана Камисато уже покидал свои покои. Ни свет, ни заря - говорили сонные слуги, но у Томы, действительно, было слишком много дел, которые нужно было сделать, прежде чем он бы покинул имение с чистой совестью. Слухи об таинственных исчезновениях торговцев на Рито тревожили не только его жителей, но и со вчерашнего дня, многих местных жителей Наруками. Комиссия Тэнрё довольно искусно умела подавлять панику, в конце концов, нет лучшего лекарства от эфемерного, как страх осязаемый. Для того чтобы оказаться за решёткой во время действия указа Сакоку, не нужно было веских причин. Достаточно того, что тебя сочтут маломальской угрозой для городского порядка. Публично выразил обеспокоенность? В тюрьму. Подстрекатель, смутьян, бунтарь, ставить под сомнение методы всемогущего сёгуна запрещено на законодательном уровне. Допекаешь госпожу Кагэяму и стражников? В тюрьму. Тебе же сказали, что рассмотрят твоё прошение через три-четыре месяца, мешать работе инспекции – дело подсудимое. Хочешь покинуть Инадзуму? В тюрьму. Покидать царство Вечности без одобрения комиссии Кандзё запрещено, в твоем прошении было отказано, нелегальные перевозки равны контрабанде и сурово караются. Чихнул, поскользнулся, упал в неподходящее время и в неподходящем месте. Ну, ты уже понял, да? Вести себя и выглядеть подозрительно строго-настрого воспрещается! Так что, не зевай, проходи и не смей допекать служащим Трикомиссии.

Можно сколько угодно скрывать и подавлять недовольство людей, да только слухи, всё равно, будут неконтролируемо расползаться по городу, вынуждая верха неохотно обратить внимание на исток проблемы. Слухи подобны растениям: добавь в почву сказочных удобрений из лавки господина Вахида, и тревожные бутоны расцветут в городскую легенду, от которой даже у взрослых пробежит холодок по спине. А когда такие холодки бегут по спинам торговцев и ремесленников, их лавки почему-то сворачиваются. Они не выходят на работу, вместо этого опасливо отсиживаются по домам в надежде не стать следующим в списке пропавших. Гайдзины, ненормальные, паникёры… ещё и местных к подобным глупостям приучают. А что же экономика…? Ну, а с ней ведь всё хорошо по словам комиссии Кандзё, правда, что-то цифры в отчётах не сходятся. Да и вообще время смутное – война, затянуть потуже пояса уже даже не рекомендация, а принцип.

В общем и целом, комиссии Кандзё и Тэнрё ожидаемо спелись в синхронное игнорирование проблем, связанных с самым уязвимым слоем населения – обычными людьми, запертыми в чужой стране без возможности её покинуть. Естественно, Тома, как никто другой, за столько лет жизни в Инадзуме, успел прочувствовать на собственной шкуре всю любовь страны молний к иностранцам. Даже сейчас, когда он занимал высокую должность в клане Камисато, его компетентность и положение продолжали ставить под сомнение. Возможно, пару лет назад его очень задевало бы подобное. Вызывало то же желание, что и у этих торговцев с Рито – покинуть недружелюбную и негостеприимную Инадзуму, как можно скорее вернуться в родной Мондштадт, свободный от запретов, указов и предубеждений. Но, всё же, он сделал выбор остаться – ради двух людей, ради которых он готов был терпеть эти вечные сомнения, укоры и унижения. Пускай, на него смотрят свысока, ему не составит труда улыбнуться и пропустить колкие слова мимо ушей, ведь его упорство и обаяние, постепенно завоюет признание в сердцах даже самых непреклонных скептиков.

Так он считал, что может помогать людям, ни смотря не на что. Вот как помог госпоже Марте два дня назад. Женщина слёзно просила провести её на Наруками, в надежде хоть там найти своего пропавшего брата. И хотя Тома слабо верил в успех подобного путешествия, отказать ей он так и не смог. Решением для неё стал господин Накано, офицер комиссии Кандзё и хороший приятель. Всякий раз бывая в доках по делам комиссии Ясиро, Тома видел этого человека, печального созерцающего громовой горизонт. Мужчина смотрел на море не моргая, словно, задавался вопросом – стоит ли ему узнать, что там за ним или, всё же, остаться здесь, довольствуясь лишь недосягаемым видом? Томе был знаком этот взгляд, так же как желание и сомнение, ведь он сам часто смотрел на морской горизонт с той же мыслью. И так как покидать Инадзуму было опасно не только из-за запрета, но и по соображениям безопасности (штормы, бушующие в море, потопили немало суден), Тома не мог найти лучшего решения для госпожи Марты, как просто позволить ей отправиться на поиски брата. А потому, вдвойне горестно было осознавать то, что именно из-за его помощи, она сейчас была мертва. Впервые, «местный авторитет» Рито усомнился в целесообразности своей авторитетности. Возможно, ему стоило просто развести руками и принести соболезнования, остаться в тени и аккуратно наблюдать, как делает Аято. Но… увы, Тома не был настолько опытен и сдержан, как глава клана. В своём чистосердечном желании помогать, он часто шёл на осознанный риск подставить как себя, так и своё положение. Естественно, о его помощи никто не узнал из комиссии Кандзё, а местные Рито никогда не стали бы винить управляющего. Но паника и ужас ещё глубже укоренились в их сердцах, встречая следом идущее отчаянье.

Услышать голос досина за своей спиной было чем-то, что Тома вполне ожидал в ближайшие дни, но не предполагал, что так быстро. Учтиво поклонившись в ответ на приветствие, управляющий клана промолвил с горькой улыбкой на лице:

- Детектив Хэйдзо, хотел бы я сказать, что рад видеть вас, но учитывая текущие обстоятельства, это было бы неискренне.

Конечно, досин Тэнрё явился по делу нашумевшего убийства в Ханамидзаке. Как жаль, что для того, чтобы привлечь внимание следователей обязательно должна была пролиться кровь.

- Вы же знаете, я как представитель комиссии Ясиро, не имею права влезать в зону интересов комиссии Кандзё. Сам господин Хийраги запретил кому-либо вмешиваться в дела Торговой международной ассоциации, - начал официально Тома, намекая на то, что руки клана Камисато условно связаны. – Однако раз уж вы здесь, я так полагаю, госпожа Кагэяма сказала, что ваш запрос на расследование будет одобрен через два-три месяца? 

Тома отводит глаза в сторону горизонта, когда с его уст срывается насмешка. Он думает стоит ли так легко делиться с Хэйдзо информацией, ведь несмотря на то, что они оба служат на благо Инадзуме, всё же, находятся в разных лагерях. Ясиро, Кандзё и Тэнрё на памяти Томы редко ладили между друг другом. Связываться сейчас с досином было нежелательно, ведь был велик риск, что тот вовремя расследование обнаружит все лазейки, по которым Тома «развязывал себе руки», действуя в тайне от комиссии Кандзё и, чего уж темнить, частенько нарушал законы сёгуната. Однако стоило ли переживать сейчас о собственной шкуре, когда на кону были жизни других людей, отчаянно нуждающихся в помощи? Когда закат над морем теперь окрашивался в алый? В цвет крови госпожи Марты… 

Тома осознавал, что содействие досина сейчас придётся как нельзя кстати – Хэйдзо сможет открыто действовать там, где ему, как человеку Камисато, путь опечатан бюрократической формацией. Обстоятельства всё требовательнее подталкивали Тому поделиться сведениями с Шиканоином и надеяться на то, что его расследование поможет положить конец этой череде исчезновений.

- Я не могу сказать точно, но исходя из жалоб и прошений, которыми поделился со мной господин Курису, в общей сложности пропало двенадцать человек. Из них был найден только господин Варанава, сумерский торговец и мореплаватель. К сожалению, коронер комиссии Кандзё отказал мне в прошении осмотреть тело. По официальной версии – он был убит бандитами на границе Рито и Наруками. Очень удобная и простая теория, чтобы закрыть надоедливое дело, - Тома вновь поворачивается в Хэйдзо и смотрит с вызовом во взгляде, - Ну, так что будете делать со всей этой информацией, детектив? Вам, всё ещё, нужна моя помощь?

Отредактировано Thoma (2022-09-19 03:55:27)

+2

4

— Настолько все плохо? — досина вовсе не задели слова о том, что его визиту на Рито не особенно рады. В конце концов, работа детектива и не должна была нести окружающим радость, для получения таких эмоций люди изобрели театр, комедию и вкусную еду. Детективы же должны были раскапывать правду. Даже самую неприглядную, ту, что не нравилась ни одной из сторон, к ней причастных.
— Издержки работы, — Хэйдзо лишь вежливо улыбнулся на вполне здравое замечание Томы о том, что одна из комиссий намеренно вставляла палки в колеса и мешала следствию вереницей бюрократических проволочек.
Шиканоин и без таинственных убийств уже достаточно наговорил и натворил, создав себе вполне специфическую репутацию в комиссии Тэнрё. Не выгоняли взашей разве что благодаря девяностодевятипроцентной раскрываемости дел, за которые брался именно Хэйдзо. Кто-то же должен был делать статистику. Он никогда не отождествлял себя с комиссией Тэнрё, а всего лишь хорошо делал свою работу. Даже и особенно тогда, когда начальство было максимально заинтересовано в том, чтобы скрыть улики и сделать вид, что никакого происшествия не случалось вовсе. Ведь замолчать проще, чем разобраться и выяснить истину.

Управляющий ожидаемо осторожничал. Хэйдзо не пытался прервать эту обязательную часть игры. Инадзума дышала традициями, на этих землях никогда не любили быстрых и стремительных решений, любые договоренности превращались в лабиринты обсуждений, на протяжении которых участники переговоров успевали познать не только контрагентов, но и самих себя.
— Могу лишь сказать, что меня интересует результат, а не возможность закопать поглубже все эти происшествия. Думаю, вы наслышаны о моих методах работы и том, что все дела, за которые я берусь, непременно раскрываются.
Хэйдзо не спрашивал и не хвастался, лишь констатировал факт. Ему незачем было играть на публику. К тому же, судя по тому, что досин знал об управляющем клана Камисато, он пришел по адресу. Если на этом проклятом острове кто-то и мог помочь следствию, то только человек Камисато.

Отрешенный взгляд управляющего был направлен куда-то за спину Хэйдзо. Он размышлял, обдумывал, пытался вычислить, насколько выгодно и безопасно открываться человеку из Трикомиссии. Разумно. Шиканоин и сам не стал бы с легкостью доверять свои положение и жизнь чужаку, чья лояльность вызывала сомнения даже у тех, кто с ним непосредственно работал.
Пока Тома делал внутренний, судьбоносный выбор, Хэйдзо рассматривал его. Усталость давала о себе знать и отпечаталась на лице управляющего тенями, залегшими под глазами, сухостью кожи и некоторой истощенностью. Определенно, последние недели на Рито дались ему непросто.
Гроза, защитным куполом охранявшая земли сёгуна от вторжения непрошеных гостей, сейчас как нельзя лучше отражала настроения молодых мужчин, стоявших у кромки бушующих вод.
Похоже, Тома принял решение. Его взгляд из расфокусированной дали сосредоточился на детективе, что был на десяток дюймов ниже.

— Двенадцать, — повторил Хэйдзо, в задумчивости коснувшись указательным пальцем подбородка.
Примерно в два раза больше той цифры, на которую рассчитывал досин. А, значит, некомпетентность комиссии Кандзё нависла дамокловым мечом над всей Трикомиссией и это уже было неплохой возможностью развязать себе руки, используя вполне очевидные рычаги.
Из задумчивости досина вывел вопрос управляющего.
— Безусловно мне нужна ваша помощь, господин управляющий. И теперь даже больше, чем ранее.
Ветер огибал собеседников плотной, непроницаемой завесой. Ни единый звук не мог покинуть пределы этого кокона, сотканного из элемента воздуха с потрескивающими вкраплениями электрических нитей.
— Я немедленно напишу отчет генералу Кудзё, сообщу о том, что комиссия Кандзё подвергает опасности авторитет всей Трикомиссии своим преступным бездействием. И вынужден просить вас то же самое поведать господину Камисато. Если повезет, собрание Трикомиссии созовут быстро, и буквально через день-два я смогу получить официальный доступ ко всем материалам. Станете моим гражданским помощником на период расследования? Думаю, госпожа Кудзё сможет выписать вполне официальный документ, подтверждающий ваш статус в этом деле.

Мысли Хэйдзо стремительно неслись вперед, он был уже там, в будущем, где его ждал доступ ко всей необходимой информации. Необходимость ждать была худшим испытанием для скорого на решительные действия досина.
— Вы знаете здешних людей, они знают вас и доверяют вам. Нам это сэкономит ценное время.
Вновь вынырнув из своих размышлений под мерное постукивание указательным пальцем по подбородку, детектив обратил ясный, полный решимости взгляд на управляющего.
— Пока будем дожидаться официального решения Трикомиссии, я бы хотел узнать как можно больше о предполагаемых жертвах. Что их связывало, помимо иностранного происхождения? Где они бывали и с кем общались в последние дни. Как считаете, куда мне следует отправиться, чтобы получить максимум информации? Есть здесь какое-нибудь местечко, где аккумулируются все островные сплетни?
Кому как не ушам и глазам комиссара Камисато знать, где на острове Рито мождо раздобыть самые достоверные сведения?

По мановению руки детектива ветряной кокон, что защищал их беседу от сторонних слушателей, развеялся сверкающими электричеством лоскутами.
— Встретимся, скажем, в девять вечера в том месте, которому вы не побоитесь доверить наши разговоры. Приятным бонусом будет, если там, к тому же, неплохо готовят.
Шиканоин поклонился управляющему, его ждали неотложные дела. Чем скорее внеурочное заседание Трикомиссии откроет ему доступ ко всем архивам и рабочим документам Кандзё, тем большее количество жизней он успеет  спасти.

Уже отойдя от управляющего на несколько шагов, детектив обернулся. Его цепкий взгляд коснулся лица Томы.
— Будьте осторожны, господин управляющий, вам тоже угрожает опасность.
Предполагать, что Тома слишком долго живет в Инадзуме, а потому не попадает под портрет жертвы, было бы слишком самонадеянно.
Озвучив предупреждение, Хэйдзо отправился заниматься самой ненавистной частью своей работы - бумажной.

Отредактировано Shikanoin Heizou (2022-09-28 12:42:33)

+1


Вы здесь » Crossbar » фандом » убийство в ханамидзаке