пост недели от Behemoth
Карнавалы в Венеции всегда были превосходны в глазах Бегемота. Он старался их не пропускать, ведь это была особая атмосфера. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » пой, пока держишь в руках вечность; [ff vii]


пой, пока держишь в руках вечность; [ff vii]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1647/981987.png

loveless

Гайя || немного до событий orig FF VII

[loveless/hard feelings]  стекло, рассыпанное по дороге. закалённое в огне, но такое хрупкое. целое так легко может обратиться множеством осколков. пока целое – хрупкий баланс. рассыпится, расколовшись – порез. рана. до разорванного мяса и яркой крови. целое не режит; если прикасаться, то с осторожностью. сможет он сохранить целым стекло? ту жизнь, что есть. у них. Стекло, рассыпанное по дороге. [powerless]

Aerith Gainsborough & Tseng

+4

2

[nick]Aerith Gainsborough[/nick][status]следовать правильного пути[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/958/t223141.gif[/icon][sign]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/958/296161.jpg[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Аэрис Гейнсборо</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>final fantasy</fan> Цветы - это жизнь</div>[/lz]

Этот мир соткан из технологий и пустынных улиц города, лишенных зелени и цветения прекрасных цветов. Люди хмурые, улыбаются редко, особенно в Мидгаре, где богатые люди стараются добиться успеха и более высокого положения в обществе. Цветы – они хоть и на вес золота, вызывают на губах людей улыбки, что дарует мне легкую радость. Мои старания не напрасны, они несут свет в жизни людей, не видевших никогда рядом с собой зеленых ковров зелени и цветов. Маленькая частичка мира собрана в каждом цветке – его аромат дурманит сознание, переносит его в лучший мир, где есть возможность дышать свежим воздухом, насыщенным любовью растений. Разве, это не чудо? Чудесное дарование Планеты, что всё ещё пытается очнуться, проснуться от долгого сна, куда её загнало человечество. Я слышу её голос, она ветром зовет меня в путешествие, в которое я не могу отправиться. Пока не могу. Чувствую, что должна сделать что-то важное здесь, в Мидгаре. Но не понимаю, что именно. Это знание от меня сокрыто, да и не могу я раскрывать никому правду о своей сущности. Никто не должен знать, что я последняя Сетра, потомок Древних, которые помогали Планете и могли спасти её, если это потребовалось бы. Я одинока в своём предназначении, но это не значит, что я не могу попытаться сделать этот мир лучше. И дело даже не в деньгах, пускай, Зак и был прав, что цветы позволят заработать на жизнь. Самое главное – это улыбки, которые я вижу на лицах людей, когда они видят цветы и покупают их своим родным и близким.
   К сожалению, не везде жизнь безоблачная, иногда, приходится делать выбор, который определит твое будущее. Я стараюсь поступать в соответствии со своим мироощущением и с тем, что я могу сделать хорошего для людей и природы. Создать маленький оазис в лоне церкви Сектора 5 – это казалось мне хорошей идеей. Там было достаточно света, чтобы прекрасные бутоны тянулись к свету, и много прохлады с тенью, чтобы земля оставалась насыщенной влагой и важными микроэлементами. Как это ещё можно назвать, как не чудом? Прекрасным и неповторимым? Заходишь внутрь, после шумного города, лишенного живой природы и в нос ударяют чудесные ароматы цветов, прохлада забирает в свои объятия и успокаивает, будто после долгих странствий вернулся домой. Я люблю такие мгновения. И возле домика, который я сумела облагородить и взрастить целый прекрасный сад, и здесь, в церкви, спрятанной от лишних глаз. Но, что ещё я ценила в этом месте, так это возможность уединиться и спрятаться от всего мира.
   Сегодня тоже решила сбежать от всех подальше и вернулась в церковь, где цветочные клумбы были разбиты и потревожены людьми. Местами чернели черные полосы мокрой земли и поломанные цветы, чьи бутоны стали увядать после свершенного в храме насилия. Мой взгляд на мгновение погрустнел, плечи опустились – мне было больно видеть цветы в таком состоянии. И все же, я улыбнулась, прекрасно понимая, что я смогу всё восстановить. Нужно лишь немного времени и заботы. Этим я решила заняться – убрала погибшие цветы, аккуратно сложила их в стороне, чтобы после предать земле увядающие бутоны. Они вернуться к матери, что родила их на свет и станут основой для другого поколения растений. После выровняла землю и посадила новые цветы в дальних уголках клумбы, полила их и принялась исправлять повреждения насаждений ближе к краю.       
   Оставалась ещё половина, когда я услышала чьи-то шаги. Выдохнула, тыльной стороной ладони вытерев лоб, и обернулась. Я увидела Ценга, который решил меня навестить, и на моих губах появилась искренняя улыбка. Помахав мужчине в знак приветствия, я поднялась на ноги и аккуратно вышла из клумбы, в конце не забыв стряхнуть землю с ботинок, и вытереть руки о полотенце.
- Здравствуй, Ценг, рада тебя видеть, - за столько лет я уже привыкла к этому человеку. Его появление всегда было в радость и вызывало странное тепло внутри. Было некое ощущение, что он хороший человек и заслуживает доброго к себе отношения. Ценг не сдал меня Шинре, хоть и мог это сделать, и за это я ему была премного благодарна. Я не могла помогать тем, кто губил Планету, а не пытался её спасти и сделать мир лучше.
- Ты снова оказался здесь по делам? – без какого-либо умысла уточняю я, смущенно пряча руки за спину.

Отредактировано Bastet (2022-09-10 23:03:38)

+1

3

Закуриваю. Не смотря на проглядывающее сегодня в небе солнце, скрывающееся то и дело за белёсым маревом облаков, Мидгард остаётся всё таким же: тяжелый серый, отягощённый технологиями, нагромождением сооружений. Закрытым. Стальным. Небо может и светлого оттенка, но лёгкости городу не прибавляет. Сплошной серый. Небо не бывает чистым, не в эту пору, да и бывает ли вообще? Может, я слишком давно не смотрел на небо и клочки голубого кажутся яркими теперь, режут глаз. Сегодня голубого нет. Но он там есть. За маревом. Странное небо, привычное. Бесцветный город. Одна сигарета. Я бросал курить, переставал это делать. И вот, сигареты вновь находят мои губы, или мои губы находят их, смыкаясь вокруг знакомого стана. Вдох с дымом. Вновь начал курить. По одной или паре сигарет в несколько дней. Это что-то говорит. Должно волновать. Потираю лоб тыльной стороной ладони в перчатке, зажав сигарету пальцами. Стою облокотившись о стену разрушенной церкви, упираюсь одной ногой для удобства в стену, чуть согнув её в колене. Мир меняется, что-то происходит или произойдёт. Или слишком давно ничего не происходило. Затяжки и паузы меж ними долгие, курю я размеренно. Где же девушка с цветами? Невольно улыбаюсь, закрывая глаза. Чувствую запах цветов прежде, чем вырисовывается её образ перед внутренним взором. Щекотливое чувство трогает мой нос, так происходит всегда. Хочется глупо улыбаться от этого – позволяю себе улыбку. От церкви и её образа всегда становится тепло и легче. Нет, моя служба и её задачи – моя жизнь, моя повседневность – ничто никуда не исчезает. Это другое "легче и тепло". Такое легче, которое хочется делить с кем-то. Оно отдельное. Вздыхаю. Которое удваивается с кем-то, кто делит это с тобой. И тогда Мидгарда не надо, как-то так, да? И, условно, мир отступает. Перед мысленным взором: мы сидим на лавочке в церкви, в её тёплом освещение и улыбаемся друг другу. Открываю глаза. Затяжка. Выдыхаю дым долгой струёй. Как хорошо, что здесь одиноко и тихо. То, что мне нужно. Можно было бы сказать, что из-за службы я не могу иметь кого-то. Но это не так. У нас сложилось иначе. Из-за службы тоже. Моей. С многих сторон. По другие стороны. Смотрю на сигарету в пальцах. Курю размеренно, не спеша. Долго. Думая. Без мыслей. Это просто тяжесть. Затылок холодит стена. Думал, я бросил.
Бесцветный город. Единственный цвет – внутри этой церкви. Живой. Простое чудо. Улыбаюсь, смотря на массивные стены, вновь заглянув внутрь. Ждал, что появится цветочница, но нет. Церковь. Кусочек прошлого, кусочек старого. Оплот чего-то большего и большого, чем мы, люди. Это успокаивает. Улыбаюсь, смотря на зелень и цветы. Воспоминания о ней – всегда и навсегда. Оплот реальности. Моей. Нужно идти. Её здесь не было. Осматриваю напоследок. Помятые и сломанные цветы, вздыбившаяся чернеющая земля. Сколько раз я боялся того, что в следующий найду поломанной её хрупкое тело? Что сломана будет она? И что чернеть будет кровь на её губах, такая же, как земля? Надеюсь, она не пострадала. Люди грубы. Я старался, чтобы этого не происходило. Держу руки в карманах; предстояло попытаться найти Аэрис Гейнсборо.
Улыбаюсь уголками губ легко – на её голос. Не для Шин-Ра – я искал её сегодня, как и заходил сюда последние пару лет. Шин-Ра наблюдала за ней через меня. Это было частью задание и было не в тягость: удавалось контролировать корпорацию и её вмешательство, держать в стороне. Вечно так не будет, разумеется. Пока она действительно не понадобится. Шин-Ра – мои работодатели, работа – нечто большее. Она – нечто большее тоже. Мы не пересекались "близко", я был сторонним наблюдателем её жизни. Моим делом было следить, чтобы с ней всё было в порядке. Потом я стал задерживаться. Она была другой. Рядом с ней наступала лёгкость. Может, дело было в запахе цветов, что от неё исходил. Таком живом, свежем в этом городе. Или дело было в том, что это исходило от неё, как и особая энергия. За ней было интересно наблюдать. Цветы она любила очень. Больше, чем "способ заработка". Запах цветов в церкви сперва сильно бил в нос, слишком концентрированный, сладкий. Я к этому привык. Запах напоминал о том, как далеко я от родины, кем был. Мне нравилось проводить здесь время. Я не настаивал. Просто вышло, что мы стали пересекаться здесь. Так было удобно узнать, как она. Здесь было приятно отдыхать и проводить время, вспоминать себя. Возможно, она была нужна нам всем гораздо больше, чем мы понимали. С её простой жизнью. Искренностью в глазах. Которая разбивала мне сердце. Я чувствовал тоску по эфемерному, ускользающему, смотря в её глаза. Большому и необъятному, бесплотному и реальному. Расстраивался, что не мог уловить это. Лайфстрим. И эта искренность в Её глазах. Её большое сердце можно было увидеть в её глазах. Эта благодарность, тепло, расположение. И это тоже ломало моё сердце. Будто не было времени, когда она смотрела на меня испуганным зверем. Я зло для неё, нет? Хочется коснуться её головы, провести пальцами без перчаток по её волосам. Я знаю её с раннего детства. Во мне теплятся те чувства, только теперь они смешаны и с чувствами мужчины.
– Доброго времени, Аэрис. – протягиваю руку к её голове, касаюсь её волос. Хочется притянуть её к себе, обнять, прижав головой к своей груди, и оберегать – не позволяю себе этого. Лишь касание. Не могу улыбнуться мягко, скрываясь. Я тоже рад. Отводя руку, замечаю как она прячет грязные руки за своей спиной. Как если бы я не наблюдал за тем, как она копала землю прежде. В ней было столько стойкости и смирения, несгибаемости. Она удивительна. Смотрю на её заведённые руки. – Только если тебе нужна помощь. Прохожу аккуратно к скамьям, снимаю пиджак и укладываю аккуратно на спинку, снимаю перчатки, чтобы расстегнуть манжеты и закатать рукава рубашки, сняв с запястья часы, кладу те в карман пиджака, заметив время, у меня есть примерно полчаса. Достав резинку, завязываю хвост. Вновь смотрю на девушку, поднимаю и протягиваю немного свои руки вперёд, перевернув ладонями вверх, прошу так вложить её руки в мои, показать ладони. – Покажешь? Касаюсь её тонких запястий, веду большими пальцами по ладоням, очерчивая линии – что они рассказывают? Говорят, в них прописаны наши судьбы, встречи и расставания, наши любимые и любовники, наша любовь и наша боль, наша смерть, наша жизнь. Смотрю в её глаза долю секунды и отвожу взгляд. Не хочу, чтобы она прочитала по моим глазам о чём я думал. – Разве, тебе не нужны перчатки? Уже отпустив руки и совладав с собой – смотрю на неё вновь. – Чем тебе помочь? Руководи. Всё в порядке? Спрашиваю, когда мы приступаем к работе. Создавать клумбы и возиться с землёй и цветами было не моим, точнее новым для меня. Действовал я аккуратно, следя за тем, что делает Аэрис. Она сблизилась с Заком, с солджером. В последнее время я заходил всё чаще. И спрашивал: присоединиться ли она к Шин-Ра. В церкви кто-то был, клумбы были побиты. С тобой всё в порядке? Спрашиваю более выразительно, смотря в её лицо.

[status]меня ведёт принцесса[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1647/691058.jpg[/icon]

Отредактировано Tseng (2022-09-28 21:44:41)

+1

4

[nick]Aerith Gainsborough[/nick][status]следовать правильного пути[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/958/t223141.gif[/icon][sign]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/958/296161.jpg[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Аэрис Гейнсборо</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>final fantasy</fan> Цветы - это жизнь</div>[/lz]

Прикосновение к волосам, как некий полет души, открытие сакральной тайны, от которой совершенно не хочется скрываться, так как подобное касание вызывает внутри тепло и отливает чудесным светом. На губах появляется немного смущенная улыбка, однако же, мимолетно опущенный взор вновь возвращается к собеседнику. Зеленые глаза распахнуты навстречу гостю, а сам взгляд будто бы так и желает обнять мужчину, дабы успокоить его мысли и даровать столь желанный отдых. По крайней мере, мне кажется, что Ценгу иногда не мешало бы и отдохнуть. Сколько себя помню, он всегда много работает и на его лице пролегает тень усталости. Страшно даже представить, какую часть неё он скрывает глубоко внутри. На кого ни посмотри в Мидгарде, все всегда загнаны в угол собственными сомнениями и усталостью, взгляды безжизненные, которые искрой наполняются лишь при виде живых цветов. Мимолетно в голове мелькает мысль, что мне очень страшно, что когда-нибудь, Ценг сольется с потоком жителей верхнего города и больше не навестит меня в этой церкви. Пускай, наша первая встреча и не задалась, теперь я смотрю на мир иначе и опасаюсь, что лишусь единственного человека, прихода которого всегда жду. От этого осознания мурашки по коже, и я поспешно одергиваю себя от этих размышлений, задавая гостю вопрос.
- Помощь? – улыбаюсь, открыто и искреннее, делая пару шагов вперед, однако, останавливаюсь вскоре и поднимаю задумчивый взгляд к своду потолка церкви. Будто бы пытаюсь найти ответ, где же и в чем можно мне помочь, если никакой угрозы нет и единственное, что вызывает опасения – это возможная гибель цветов… «И что Ценг больше не придет». Людей, которым хочется дарить свет, не так уж и много, и когда мы их теряем, всегда тяжело. Возникает чувство, что забирают часть души, которую ты однажды подарил безвозмездно. Я и сама не смогу сказать, в какой именно момент так сильно привязалась к мужчине, и все же, все эти чувства и мысли, они для меня новы и кажутся странными. Разве, нельзя просто наслаждаться компанией, когда это возможно? Лишние мысли только загоняют в тупик.
- Хорошо… - встрепенувшись от размышлений, немного неуверенно протягиваю слово согласия и неспешно вкладываю свои руки в ладони Ценга. Они такие маленькие и крохотные на фоне мужских рук, что я начинаю ощущать себя совершенно беззащитной. С интересом смотрю на лицо своего собеседника и после на его действия, ощущая легкую щекотку от легких прикосновений. Приятно, когда кто-то с таким трепетом и нежностью проводит по ладони. От этого небольшого жеста становится в груди тепло. Завораживает, не хочется мешать. Но, магия рассеивается, и я могу лишь улыбнуться, следом опуская взор.
- Нет, они только мешают, - пытаясь спрятать руки от грязи в перчатках, человек теряет связь с землей и окружающим его миром. В перчатках невозможно ощутить тепло подушечками пальцев, всецело не прочувствуешь, касаясь чего-либо. Помимо этого, теряется ощущение пространства и можно ненароком поранить стебель цветка. Каким бы колючим ни было растение, всегда стоит дотрагиваться до него голыми руками, в ином случае можно напороться на шипы или колючку, что с легкостью доберутся до руки через ткань перчатки. В этом всегда стоит быть осторожным. А руки, их всегда можно вымыть водой.
   Вопрос о помощи застает меня врасплох, вначале я слегка хмурюсь, смотря на белоснежную рубашку мужчины, которую он может легко испачкать. Мне не хотелось бы, чтобы из-за меня Ценга ругали, и все же, не могу ему отказать в желании помочь. Просто не могу и всё, и дело даже не в том, что мне требовалась помощь, скорее, мне хотелось, чтобы гость побыл со мной ещё немного времени.
- Я буду благодарна, если ты поможешь мне восстановить клумбу, - высадить внешний ряд цветов, полить их, наполнить жизнью. Это не простое дело, но благо, осталось совсем немного, и я устала – присутствие помощника позволит быстрее завершить весь процесс.
- Нужно убрать цветы, которые были поломаны, - при этом, сев рядом со своим собеседником, я аккуратно расчесываю землю и придаю ей форму грядки,. В пальцах появляется стебель растения, который я извлекаю из чернозема и переношу на каменный пол, - после проминаешь небольшую ямку, наливаешь в неё немного воды, и садишь цветок, - взяв экземпляр из рассады, ставлю в ямку цветок с корнями и после аккуратно засыпаю пустоты землей.
- Всё, - я улыбаюсь. Мне нравится копаться с почвой, так я многим ближе к природе и от этого мне намного легче понимать окружающий меня мир, который так и норовит позвать меня в далекие земли. Отсев подальше, я берусь за другой край клумбы и приступаю к работе, уплывая в своих мыслях далеко-далеко. Именно Зак предложил продавать цветы в Мидгарде, а теперь его нет. Выдохнув, я заканчиваю с первым цветком и приступаю к следующему.
- Один мой хороший пропал, но, я думаю, что с ним всё будет хорошо, - я лучезарно улыбаюсь, прикрывая зеленые глаза, немного обеспокоенно смотрю на клумбы и после опускаю взор на чернозем, в котором нашел своё новый дом очередной цветок.
- Меня не было здесь, когда пострадали цветы, - и это хорошо, мне было бы больно  наблюдать, как живые растения предают забвению, ломая их тонкие стебли и лепестки. И потом, один вопрос слетает с моих губ, едва ли испросив у меня разрешения.
- Ценг…ты ведь не пропадешь…ты придешь снова? – я смотрю прямо на своего собеседника. Мне очень важно знать ответ на мой вопрос. Я должна понимать, что мне ждать от будущего, которое всегда скрыто под пологом тумана неизвестности.

Отредактировано Bastet (2022-09-27 23:00:08)

+1

5

Я смотрю на неё, в её чистое молодое лицо. Оно кукольное – не детское. Ещё хранящее следы подросткового возраста. Такое гладкое, не тронутое ничем. Юное. Хочется коснуться ладонью, погладить. Возможно, смотрю слишком долго. Такие мгновения всегда медленные и короткие. Перевожу взгляд на прядь волос, которых касаюсь, отводя взгляд. Интимное действие. Люди крайне редко касаются голов друг друга, не прикасаются к волосам. Что-то сакральное. Стоит просить разрешения, но просить его неловко. Как-то так в обществе. И только влюблённым позволено касаться губами волос, целовать в голову. Только им прощается. без вопросов. Моё касание лёгкое. Интимно, но не достаточно. Не тоже самое, что обнять её. Когда вот она рядом. Мысль, которой даже не позволено зарождаться. Время рядом с ней замедляется. Она смелее меня; тоже сперва отвела взгляд, смущённая, но позволила прикоснуться. Податливая лань. Мне даже жаль. Доверящаяся. Нельзя в этом мире так доверять, так легко. Нельзя так смотреть: открыто, с теплом, от чистого сердца, и всем сердцем. Она на всех смотрит так.Смелая: и вот смотрит. Задерживаюсь глазами на её глазах. Кажется, я сбит с толку, потерян её взглядом. В себе. Убираю руку. Такой тёплый взгляд, обнимает мягко. Не могу принять этого. В мире хватает плохих людей. Жаль тех невинных, что подходят с чистым сердцем, искренние. Добрые. Я сочувствую. В мире мало добра. Я в первый раз коснулся её волос. Так позволено делать друзьям, тот жест, который выбрал я. Я впервые так открыт. Прежде мне лишь хотелось коснуться их, ощутить, когда я аккуратно касался её спины и соблюдал дистанцию. Как когда однажды вечером предложил проводить её до дома. Проходя мимо одного переулка, в котором была компания "мутных" людей – я прикоснулся к её спине, встал ближе, проводя. Просто она на всех смотрит так. Этот взгляд не мне.
В её взгляде тень испуга, страха, неприятного. Но это не на меня. Что-то внутри её головы. Она справляется с собой, спрашивает. На мгновения она была такой уязвимой. Такая странная – когда отходит прочь и замирает, смотря в потолок. Будто церковь должна ей что-то сказать. Не от мира сего. Я заворожен. Скольжу взглядом по церкви. Но не слышу её шёпота. Всё, что я знаю – мне хорошо здесь.
Прохожу к скамьям. Хочется накрутить прядь волос на палец, вдохнуть их запах. нырнув лицом. И чтобы было бесконечное море времени только для нас двоих и того момента. Утонуть лицом в её пышных волосах. Как ребёнок. Чтобы я мог обнять её. Сжать хрупкое тело в своих сильных руках. И никуда не отпускать. Щекой ощутить шелковистость её волос, потереться о них. Прижать к себе крепко-крепко. Утро в нашем общем доме.
О чём ты думаешь, Аэрис? Смотрю в её лицо вновь, когда её ладони ложатся в мои. Всматриваюсь, стараясь понять. Мне не угадать – я знаю. Но не могу не отметить, что она ведёт себя иначе, витает в мыслях, не в облаках, думает о чём-то. Какой туман беспокоит её разум? Что тревожит? Её прежняя опасливость меня проявлялась иначе: в соблюдении дистанции, немногословности, протесте и бунте в глазах, даже некой агрессивности. Что же происходит с тобой сейчас, Аэрис? Кто увёл твои думы? Сердце неприятно и коротко колит, около него. Фантом этого сжатия будет тянуть ещё какое-то время. Может быть, до вечера. Может быть, вечером я забуду. Скорее всего, ещё вечером буду чувствовать фантома и ощущать тупой болью. Она может думать о ком-то другом, о другом мужчине. Она будто потерянная со мной сейчас. Меня это беспокоит. Потерянная и не имеет иного выбора, как быть со мной. Но сейчас я могу побыть с тобой; глажу большим пальцем изящные хрупкие запястья, мягкая кожа, провожу по ощутимой выпуклости больших пальцев. Взять её за руки, улыбнуться, сделав всё шуткой. Не здесь; где-то в другой реальности. Не делаю. Смотрю в ответ, подняв мягко взгляд, ощутив что смотришь на меня. Вновь смотрю на наши руки, продолжая ласку, разминая твои руки, и для себя – просто наслаждаясь прикосновением. Кажется, нам обоим не хочется конца. Который наступает. Кажется. ... Отпускаю твои руки. Замечаю твою улыбку. Всегда такую тёплую. Живую. Будто предназначенную не мне.
Улыбаюсь уголками губ. Гейнсборо выглядит сконфуженной. Женщины. То, как она смотрит на мою рубашку. Сменная у меня всегда найдётся: в офисе или в машине. Всегда думают о порядке. Всегда думают о других. Молча киваю и немного кланяюсь на её ответ. Какого-то такого ответа я ожидал от неё про перчатки. Я переживаю больше за сохранность брюк. Сажусь аккуратно, на корточки. Слежу за её пальцами, что так мягко и без помех расчёсывают землю, напоминает будто пальцы проскальзывают сквозь волну волос. Удивляюсь. Это очень красиво. Ловлю себя на том, что хочется положить ладонь поверх её – ощутить движение её руки. Слушаю её, наблюдая, касаюсь земли. Жирная и приятная. Она чужая здесь. Удивлённо приподнимаю брови. Думал, что вода нужна после. Чуть хмурюсь, понимая. Помогает земле облепить корни. Аккуратно повторяю за движениями девушки, но мне не сравниться с осторожностью и деликатностью женских рук. Мягкими движениями приминаю землю пальцами вокруг нового цветка. Такого маленького и хрупкого. Смотрю на Аэрис. Мне кажется удивительным, смелым, и поступком сильного человека: взять покровительство над ростками. Им нужно много заботы. Улыбаюсь в ответ коротко. В её замечательной улыбке столько удовольствия. Что моя тоже расцветает. И может ей видно то нежное тепло томления, выскользнувшее из моей мысли о том, что я мог бы видеть эту улыбку по утрам. И как это было бы чудесно. Я много о ней думаю. Смотрю в землю. Она отсаживается. Слыша её ответ, поднимаю на неё глаза. У неё все "хорошие". Я не ревную. Мне не больно или неприятно. Просто она такой человек: чистый. Мне не хватает чистоты. Просто принимаю: это она. Она беспокоится, пускай и улыбнулась искренни. Она чувствует себя одиноко? Думаю задать этот вопрос позже. Если он не уйдёт. Если не сдержу себя. Она задаёт вопрос прежде. Ответ на мой. Из-под её взгляда не уйти. Как из-под пули. Замираю, смотря в её лицо. Кем мы стали друг для друга? Я полностью в ней. Конечно. Да, я приду. Говорю мягко и твёрдо.
Смотрю в её лицо, стоя на пороге церкви. Мне нравится её оптимизм, мне нравится её вера. Мне нравится её искренность. Мне нравятся её чистые зелёные глаза. Я смотрю в них слишком долго сегодня прежде, чем уйти.
Сколько мы друг друга знаем? Я нашёл её ещё ребёнком. Сам был не сильно старше – мы оба были детьми. Возможно от того это и проще. Испытывать то, что я испытываю. Мои чувства перетекли во влечение к ней, как к женщине. И это становление происходило естественно. Я знаю, что она мне не безразлична – нравится. Нравится мне, как девушка. Я так часто думаю о ней. И чувствую тепло. И чувствую грусть. И чувствую тоску. И чувствую безысходность. Видя её красную куртку. Её лёгкое воздушное платье, кажешееся мне порой легкомысленным и чем-то легкомысленным. Ночь в толпе, когда она гуляет по городу, среди его огней. Такое же лёгкое, как она. Она привлекательная. Поэтому, это даётся так легко, мои чувства. Я не смею приблизиться. 
– Кто он? Спрашиваю я, уходя. Не обещаю ничего. Не обещаю, что узнаю, что с ним. Не обещаю, что найду.
Вечером я смотрю на яркие огни города, облокотившись об окно в своей квартире. Утро вместе с ней. В одном доме. В одной постели. Закрываю глаза. Переставая дышать. Тело напрягается. По позвоночнику растекается горечь. Открываю глаза со вздохом, выдыхаю медленно. Я увлечён ею, как девушкой. Давно.

* * *

– Прости. Не вышло в прошлый раз. Раскрываю зонт над ней. Я обещал заглянуть в церковь на днях после работы, но мой трудовой график в Шин-Ра не нормирован. Что ты здесь делаешь до сих пор? Я раздосадован. Хмурюсь немного, незаметно для себя, привычка. Та лёгкая хмурость, которая отдавала "стальной серьёзностью и сто-пудовым недовольством" – со слов Рено. Даже не знал без него, что так выгляжу. Сегодня вечером лил дождь. Солнце заходит рано. Уже было темно. Она выглядит потерянной, сидя около церкви. Промозгло. Её немедленно хочется отогреть.  Снимаю свою куртку, накидываю на её тонкие плечи. Она смотрит так внимательно, что я замираю и смотрю в её лицо в ответ. Растерянно. Уже открыто, не так как таился прежде. Должно быть, выгляжу серьёзным.
– Может быть, поедим? Приглашаю я. Спрашиваю, когда мы приближаемся к оживленной улице. Дождь продолжает идти. Смотрю на её красивый профиль. Такая хрупкая, изящная, маленькая. Мне хочется поужинать с ней.

[status]меня ведёт принцесса[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1647/534700.jpg[/icon][sign]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/958/296161.jpg
[/sign]

Отредактировано Tseng (2022-09-28 22:12:43)

0


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » пой, пока держишь в руках вечность; [ff vii]