пост недели от HENRY MILLS
Это, кажется, будет просто нереально. Он просто молчал, боясь на данный момент, сказать хоть слово. Читать далее...
А Карвер голодный холостяк!!!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Когда пишешь заявки, не забывай о ламах!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » фандом » трудный возраст :: star wars


трудный возраст :: star wars

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://i.pinimg.com/564x/5c/bf/4e/5cbf4ea2cf7a871df82992417e875b90.jpg

трудный возраст

Корусант

Трудный возраст, - говорит себе Квай-Гон, в очередной раз выискивая запропавшего падавана. Уже очевидно, что "возраст" растянется лет на пятьдесят, но Квай-Гон не привык сдаваться. И не замечает, каким знакомым понимающим взглядом смотрят на него его собственные учителя - те самые, которые когда-то тоже говорили себе "это возраст, это пройдет".

Квай-Гон Джинн & Оби-Ван Кеноби

+2

2

[indent] - Ха! - Оби-Ван посмотрел на ярко-розовую жидкость шота в своей руке и залпом опрокинул ее в себя, хотя ему следовало бы остановиться еще на трех назад. Возможно, у него был бы шанс оставаться в здравом уме и почти трезвом рассудке, но что тут сказать? Изначально он в принципе не тянул под эти определения, потому что идея среди ночи покинуть стены Храма незамеченными и отправиться в кнатину на нижние уровни не выглядело хоть сколько-то трезвой. И принадлежала она вовсе не Квинлану Восу, киффару, который уже в таком юном возрасте выглядел, как лишенный постоянного жилья блаженный, хотя был каких-то королевских кровей, а самому Кеноби. Но Квинлан ее поддержал. Дичь в его голове рождалась неожиданно, но если там стоял полный штиль - а судя по его самоубийственным вывертам, Оби-Ван предполагал, что мозг он не применял из-за его банального отсутствия - то он с радостью поддерживал чужие.
[indent] - Вчера мадам Джокаста презентовала мастеру какую-то палку с листьями в горшке, он будет занят с пеесаживанием, удобрением и вот этим всем, - юный падаван Ордена махнул рукой, как бы изображая то самое "все", - он даже не заметит, если я не вернусь под утро спать.
Так Кеноби и думал, что может подремать в Садах для медитации, там же умыться в ручье и спокойно вернуться в их комнаты уже позже, делая вид, что ушел медитировать с рассветом. Он любил медитацию, уединение и познание себя в точности так же сильно, как и его мастер. По крайней мере это время они проводили заслуженно с пользой.
[indent] Он, конечно, понятия не имел, по каким причинам Джокаста Ню была так благосклонна к его мастеру, но даже радовался, что она периодически занимала его какими-то новыми растениями. В этом году их с Квинланом, Сири и Бент приняли в старшие падаваны, это значило, что они теперь тоже участвовали в выборе ежегодных званий для мастеров. И у Оби-Вана вызывала откровенную панику новость о том, что статусом самого сексуального мастера в этом году собирались наградить... Квай-Гона. Он сначала боролся с пылающими щеками, потом пытался возразить, а потом что-то мямлил на вопрос о том, не рановато ли его "повысили" до старшего падавана, но в  разговор вступил Вос, в своей привычной манере заявив, что Кеноби просто воспитанный и не пялится на мужиков без туник в тренировочных залах. Квинлан был его лучшим другом, за кого он впервые почему-то решил полезть в драку, чувствуя несправедливость, и за годы ничего не поменялось, только теперь чаще он вступался за "мелкого рыжего". Ну да, у киффара, очевидно, были все шансы дорасти до магистра Джинна, а вот Оби-Ван уже все упустил.
[indent] Кантину им тоже посоветовали старшие падаваны, потому что тут наливали, не глядя на возраст. Это были нижние уровни, но и не самое дно. В общем, подходящее место на планете, где чем выше был твой статус и материальный доход, тем больше шансов и возможностей банально увидеть небо. Они в Храме не знали такой проблемы, но Оби-Ван успел побывать в рабстве на одной из миссий.
[indent] У них было так себе время, как думал Кеноби. Но они уже расслабились, потому что выпивка вроде как для этого и нужна. Сири всегда была серьезной и строгой, кажется, она отчитывала его за желание покинуть Орден куда сильнее, чем его учитель, но она сначала глупо хихикала, а теперь и вовсе смеялась, как будто это был клич какого-то дикого животного. И все равно казалась очаровательной. Даже Бент отвлеклась. С момента смерти ее мастера, Талы, прошло несколько месяцев, у нее уже был новый мастер, но Оби-Ван видел, как это повлияло и изменило, как это ее гложет, и медитация не спасает. Его и самого это гложило, но он не знал, с кем об этом поговорить. Целитель душ казался слишком серьезным, к тому же будут вопросы у остальных, на которые он не захочет отвечать.
[indent] Обычно в таких ситуациях стоило обратиться к учителю, но это было бы... неправильно. Во-первых, потому что Тала занимала особое место в сердце Квай-Гона, и это ему самому требовалась помощь. Во-вторых, как-то некорректно заявлять своему мастеру о том, что боишься его смерти, остаться одному, потерять. Это и признание в привязанности, страхе, собственной неуверенности, ведь падаван клянется защищать мастера, а все это путь к Темной Стороне. Учитель его не похвалит за такие мысли. А не хотелось, чтоб он был недоволен.
[indent] Об этом Оби-Ван хмуро думал, продвигаясь обратно к столику из уборной, медленно, но верно. Света было мало, музыки и шума - много, когда он буквально врезался в какого-то мужчину и попытался найти глазами его лицо, но пришлось сильно задрать голову. И - о, чудо! - это был его учитель!
[indent] - Мастер? - не пьяные ли галлюцинации. Получается, в то время, когда его падаван якобы спит, он сам ходит по кантинам на нижних уровнях? - Мастер, а что вы здесь делаете?!

+2

3

Квай-Гон, в третий раз переставив горшок с новым крупнолистным питомцем с места на место и убедившись наконец, что питомцу на новом месте все нравится, а освещения достаточно, но не слишком много, вдруг понял, что в комнатах как-то пусто. Это было странное, сложное ощущение отсутствия. Оби-Ван искрил в Силе, как фейерверк, и пустота на месте падавана захлестнула тошнотворной приливной волной ужаса. Сразу вспомнилось, как горько ощущалось такое вот отсутствие резкого, гордого пламени Ксанатоса – и как пусто стало без теплого золота Талы.

Спохватившись, что эмоции увели куда-то не туда, джедай прикрыл глаза, сделал глубокий вдох, успокаивая встревоженный разум. С полки дружелюбно потянулось к нему в Силе новое растение, благодарное за уход и заботу, сама Сила приняла в вечные любящие объятия – и когда через мгновение Квай-Гон открыл глаза, спокойствие уже вернулось к нему.

В конце концов, это же Корусант. А то он не знает, где по ночам искать падаванов.

А то он сам туда не бегал от мастера Дуку много лет назад. Что-то не меняется, что-то идет сквозь поколения.

Проверив, что под ногтями не осталось земли, а прическа вернулась в надлежащий порядок, рыцарь быстро переоделся в чистую тунику и пошел вниз. Падаван там или нет, поиски или что, а привычку выглядеть пристойно, вбитую в него собственным учителем, выбить не смогли даже десятки лет самостоятельной жизни.

На нижних уровнях его появление не вызвало никакого ажиотажа. На Корусанте к джедаям вообще относились, скорее, с вежливым равнодушием – правда, замечали сразу. У местных, подозревал Квай-Гон, уже выработалась своя особая чувствительность к мидихлорианам в чужой крови благодаря долгому соседству с Храмом. Ну, или, что вероятнее, джедаев просто было видно издалека по каким-то приметам, которые не заметишь, когда целыми днями в этом самом Храме сидишь.

В третьей кантине он обнаружил искомое. Искомое, закладывая виражи, возвращалось к столику и оказалось удивительно увлечено этим процессом. Решив, что беседовать тут не о чем, Квай-Гон просто встал у него на пути, дождался, пока все точки сойдутся воедино и теперь терпеливо ждал, пока в стеклянных глазах загорится узнавание.

Узнавание загорелось. Ученик очень удивился и начал выдвигать интересные теории насчет того, как мастер проводит ночи.

- Да так, - буднично, будто знакомого встретил, ответил Джинн, с иронией взирая на взъерошенного, словно птенец-переросток, Кеноби. – Ученика ищу, не видел?

Сила потянула его взглянуть за один из столиков.

- Так, так… Мастер Толм…

Золото, дреды и нахальный, но чуть неловкий взгляд…

-  Мастер Галлия…

«Надеюсь, мне не придется возвращаться к ЭТОЙ теме…»

- Мастер… - Он чуть сбивается с размеренного слога, но быстро берет себя в руки. – Мастер Фисто. Давненько я не видывал этих достойных рыцарей, не навестить ли их с утра, не поболтать ли о том, о сем…

Он вновь опускает взгляд на падавана, который переминается с ноги на ногу перед ним. От столика за сценой наблюдают три пары настороженных глаз, но не вмешиваются: учитель в своем праве. Но Квай-Гон не собирается устраивать разборок на потеху публике: Оби-Вану еще долго жить на Корусанте и как-то взаимодействовать с окружающими, так что незачем дарить этим окружающим радость публичной выволочки. Это была одна из вещей, которые он сам накрепко перенял у мастера Дуку: все разборки – дома, а на публике вы одна команда, лучшие друзья, душа в душу и вообще один мозг на двоих. Нет ничего более позорного, чем учитель, который настолько не справляется с учеником, что вынужден признавать свои ошибки перед другими. А если падаван посреди ночи пьет в какой-то сомнительной кантине – это ошибка учителя. С падавана какой спрос?

- Пойдем-ка наверх. – Квай-Гон обнимает ученика за плечи и направляет к выходу, мягко, но беспрекословно. Никакого насилия и никакого выбора. А заодно Оби-Ван и не свалится по пути. Еще один взгляд в сторону остальных падаванов – «я вас видел». Да, практически шантаж, пусть теперь маринуются и думают, узнают ли их мастера поутру, где носило учеников, или мастер Джинн эту информацию придержит… Мастер Джинн стучать не собирался, чужие дела его не касались, но запоминать – запоминал.

Уже на верхних уровнях Квай-Гон останавливается у фонтанчика и устанавливает рядом с собой падавана.

- Умывайся, - коротко велит он. – И рассказывай.

Если Квай-Гон понимал хоть что-нибудь (а он понимал), вот это была не веселая бунтарская попойка, да и сам Оби был последним человеком в мире, которого можно было заподозрить в бунтарстве. А значит, причина тому была, и эту причину мастеру нужно было знать. Иначе что он за мастер…

Отредактировано Qui-Gon Jinn (2022-09-22 04:37:10)

+2

4

[indent] Еще юнлингами падаванов учили, что путь джедая - защита, помощь другим, но они знали, что порой придется браться за оружие, что меч это жизнь. Тем не менее, они должны были сохранять ее, потому обычно отрубали руки, а не головы. Но иногда им нужно было напасть первыми, чтоб избежать некоторых последствий. Вот он и "напал" со своим вопросом, но Квай-Гон как обычно сделали вид, что не понял, и играючи заблокировал атаку, переведя ее на ученика. Очевидно, речь шла про него.
[indent]Оби-Ван густо покраснел, хотя он и так был довольно румяным из-за алкоголя, что заметно выделялось на его розовой коже. Он перехватил взгляд Квинлана, и это было короткий, меткий и молчаливый спор, после которого юный падаван четко осознал ужасающую истину: Вос очканул. И это бывало крайне редко с его-то дерзким характером и детской психотравмой, напрочь отбивающей желание самосохраняться.
[indent]"По ходу спалились", - он поднапрягся и передал мысль, хотя не был уверен, что пьяный мозг на такое способен. Возможно, дело было в том, что Квай-Гон выглядел посреди этого вертепа крайне неуместно и очень отрезвляюще.
[indent]"Да не, Котован, тебе показалось!" Он буквально ощутил эту ироничную интонацию в своей голове. Падаваны неплохо осваивали телепатию, если их потенциал в Силе позволял подобное в таком возрасте. Все дело в мотивации: как еще переговариваться на занятиях в классе, где должна стоять тишина?
[indent]- Ну э... если вы меня искали, то нашли, - речь выходила связанная, похоже, юный организм очень быстро перерабатывал токсин в состоянии стресса, ну и потом, он действительно выпил не лошадиную дозу, - зачем вам другие рыцари?
[indent]"Завтра как обычно", - все же прилетело вдогонку, и это означало встречу на крыше северной башни. Они встречались там, потому что сады и коридоры хоть и были большими, но общественными, а никакому мастеру не приходило в голову бродить по крышам!
[indent]Квай-Гон не ругал его при всех, он вообще был не из тех, кто бы закатил публичный скандал или вообще начал кричать, его методы наказать и наругаться были совершенно иными. И ожидание выволочки от мастера только все усугубляло, так что Кеноби существенно поник под его рукой, когда они направились к выходу, а от него к турболифтам, чтоб подняться на верхние уровни.
[indent]Хотел бы Оби-Ван еще сказать, что его мастер не такой, чтоб кому-то рассказывать о чужих барагозящих падаванах, но… если он решит, что это небезопасно? Его же он забрал. И потом, он рассказал грандмагистру Йоде о них с Сири. Конечно, падаван был в том самом возрасте, когда еще не мог разобрать разницу между ситуациями и куда активнее концентрировался на собственных обидах.
[indent]Огромное здание храма в десятки этажей располагалось на самом верхнем уровне, к тому же из-за башен он еще сильнее торчал, соперничая только с домом номер пятьсот, где располагалось здание Галактического Сената. Храм охраняли джедаи-хранители, и ни с одним из них Оби-Ван никогда не разговаривал больше нескольких слов. Казалось, что мимо них не пройти, но... падаваны справлялись. Кажется, из года в год.
[indent]Они не дошли до Храма совсем немного, и Оби-Ван удивленно воззрился на учителя, не понимая, шутит тот или серьезно.
[indent]- Умыться? - у падавана даже голос охрип от непонимания происходящего, - прямо здесь?! Мастер, я не буду умываться в фонтане.
[indent]Они могли спать на земле, завернувшись в одну мантию, лезть по болотам, питаться одними батончиками, изодрать всю одежду в зарослях, прятаться по подвалам и пачкаться в саже, но это все были миссии в далеких мирах, близких к внешнему кольцу. В конце концов, Кеноби мог спуститься на нижний уровень в сомнительную кантину и накидаться там еще более сомнительного алкоголя. А вот умываться в фонтане, находясь на Корусанте рядом с Храмом Ордена, он считал верхом нецивилизованности.
[indent]Но руку в него сунул.
[indent]- Это была моя идея, - тут же заявил Кеноби, хмуря брови и не понимая, что он тут должен рассказывать, ведь они просто пили, как делают все подростки их возраста, это же было частью познания мира и себя, - не надо навещать их мастеров. Пожалуйста.
[indent]Он в самом деле не хотел, чтоб им влетело. Они ведь планировали заранее, и именно его нашел Квай-Гон, то есть вся вина на нем. Остальных же никто не искал, не пришел, не забрал. Оби-Ван проверил щиты, но они стояли не идеально, но плотно, не пуская читать его как открытую книгу. Только он знал это выражение лица.
[indent]- Ну, мы просто хотели выпить. Просто хотели поддержать Бент, вот и все, а то у нее последнее время все разговоры одинаковые, о том... том... - Оби-Ван прикусил себе язык, не желая показаться грубым и затронуть тему магистра Талы, -...о том, что пути Силы неисповедимы. Я бы вернулся к утру. Я же не маленький!
[indent]Он одернул руку от воды и повернулся к бортику спиной. Фонтан тут не для мытья.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/604/269201.gif[/icon]

Отредактировано Obi-Wan Kenobi (2022-09-24 02:20:13)

+2

5

- Живая Сила, да это же просто вода!

Квай-Гон ненавидел, когда ему перечат. Просто не привык:  падаван у него тише воды, ниже травы (по крайней мере, если сравнить – а рыцарю есть, с кем сравнивать, и на собствнном опыте, и по наблюдениям за другими джедаями), братья и сестры по Ордену давно уяснили, что с магистром Джинном дешевле соглашаться и быстро уходить, а для всех остальных существовал обман разума, к которому он совершенно не стеснялся прибегать по поводу и без. Когда с тобой лично говорит Живая Сила, довольно сложно успевать прислушиваться к мнению тех, кто в данный момент Ей не интересен.

Оби-Ван частенько раздражал его этим своим глухим упрямством. Он не взрывался, как подобало ребятам его возраста, он просто вот так тихонько говорил «нет» - и все, нет. Что хорошо: нечасто. Что плохо: на этом моменте его приходилось или буквально переламывать через колено, или отступать. И переламывать Квай-Гон никого не собирался.

- Ладно, - согласился он и в этот раз. Не хочешь, дескать, так и не умывайся, ходи нетрезвый и несвежий. Откуда только в нем этот пиетет к Храму и всему, что находится в радиусе десяти парсеков от него? Другие учителя бы за такого ученика удавились, а вот мастеру Джинну приходилось то и дело подавлять сердитую волну, вскипающую в горячем, только хорошо дрессированном сердце мастера Джинна. Но он слишком хорошо понимал, куда ведут эмоции – к ответным эмоциям. А эмоции у падаванов не вели вообще ни к чему хорошему.

Мастер Квай-Гон твердо считал, что не способен пасть на Темную сторону Силы  под твоим руководством только тот ученик, которого ты не взял на обучение. Поэтому Оби-Ван, гордо носящий его бусины в падаванской косичке, нервировал его самим своим существованием. Вот только это никак не касалось самого Оби-Вана, и делиться этим он не собирался.

Он взглянул на стоящее перед ним нелепое, милое, юное существо, по-настоящему взглянул, а не этим своим фирменным взглядом «не отвлекайте, я беседую с Силой» и улыбнулся уголком рта. Помимо воли. Мысли и страхи опять завели его не туда. Пока падаван планомерно надирался с друзьями, мастер перебирал все возможные варианты. Такова, наверное, судьба мастеров.

И тут милое существо проговорилось.

Улыбка чуть заморозилась – на самую долю мгновения, но достаточно, чтобы Оби-Ван заметил.

Золото и зелень – раньше, не теперь, теперь это золото осталось лишь в Силе – но Квай-Гону-то наплевать, Квай-Гон то вообще смутно отличает здесь от там. Чуткий поворот головы – его она слышит всегда, как бы тихо он ни шел. Уверенная улыбка, не меркнущая до самого конца, теплые руки и последнее обещание…

- Ладно, - повторил он уже с другой интонацией. Он не сдается, он идет в атаку. В свою своеобразную растительную атаку – так корни дуба атакуют скалу, но нет еще скалы, которая устояла.

Он оперся о парапет напротив фонтана, скрестил на груди руки. За его спиной уходил в бесконечную даль расцвеченный огнями и расчерченный линиями воздушных трасс Корусант.  Ветер играл с волосами, но не шалил. Взгляд - на ученика. Тот знал этот взгляд: теперь учитель простоит тут до утра, до вечера следующего дня, сколько надо – столько и простоит.

- Обещаю, что если чьи-то мастера и узнают о каких-то неведомых мне проступках некоторых падаванов, то не от меня. Я тебя искал, мне по сторонам глазеть некогда.

Он дождался, пока на лице Оби-Вана отразится облегчение – в самом деле переживал за друзей ведь. Почти оскорбительно: можно подумать, Квай-Гон когда-то старательно бегал и кого-нибудь сдавал.

- А взамен, - да, падаван, взамен, - ты поговоришь со мной про мастера Талу. Ты перестарался: тебя выдало то, о чем ты не говорил. Слишком старательно ты обходил эту тему.

С одной стороны, Квай-Гон очень ценил трепетную заботу ученика. Видел и ценил. С другой –магистр тут он. Да, больно. Золото на золоте и золото в Силе, теплое ласковое любящее канувшее в небытие… Да, больно, но взрослый тут он. А если падавана что-то гложет, это надо обсудить. Даже вот так, слегка насильственно.

Иначе можно просто не вынести одиноких рассуждений с самим собой о том, какой он негодный учитель, и о том, что ученик готов открываться кому угодно, кроме него.

О том, что «открываться» - процесс обоюдный, он, верный падаван графа Дуку, как-то даже и не думает.

Отредактировано Qui-Gon Jinn (2022-09-25 02:07:30)

+2

6

[indent] Во времена, когда Оби-Ван еще учился с группой юнлингов и только мечтал, что какой-нибудь рыцарь или даже магистр, положит на него глаз и заберет себе в ученики, он считался довольно дерзким и даже высокомерным мальчиком. По началу, напротив, он подвергался насмешкам, но поддержка Квинлана и Бент - с Сири они сдружились уже после начала падаванства - сыграли свою роль, к тому же годы шли, он прекрасно видел, что осваивает материал куда лучше других, и это дало свои плоды. Он смотрел на остальных свысока, за что позднее поплатился разочарование и важным уроком. Только это касалось исключительно других детей. Его воспитали очень хорошо, и это не было следствием чего-то насильственного и пугающего, напротив, он доверял другим взрослым джедаям, искал у них защиты и поддержки и находил, потому никогда не ставил под сомнение их мудрость, не оспаривал слова и не искал двойное дно.
[indent] И со своим мастером он тоже спорил редко. Это не было страхом, что тот от него откажется, нет, это они уже прошли, и Квай-Гон каким-то образом. Это было не слепой покорностью, потому что так велели правила. Не послушанием из благодарности за то, что джедай обучал его. Хотя возможно то или иное чувство всплывало порой, оно никогда не было доминирующим. Просто он действительно верил своему мастеру. Верил в его Силу, разум, умения и опыт. Тем более они уже три года, как появились друг у друга, и за это время вера только укрепилась.
[indent] Но иногда он возражал, правда, это никогда не было чем-то фундаментальным. Во-первых, если у него действительно появлялись мысли о миссии и целесообразности некоторых вещей, он их озвучивал, и Квай-Гон либо соглашался, либо приводил аргументы, почему он не прав. Они оба были достаточно мирными, чтоб обсуждать вещи спокойно. Во-вторых, мастер никогда не пытался поступить с ним плохо. В самом деле, он не говорил ему что-то грубое и не ругался по мелочам. Он даже корабль, который он и у кого-то одолжили, посчитал мелочью.
[indent] В общем, можно было не умываться в фонтане, и Оби-Ван мысленно выдохнул. Второй раз, когда Квай-Гон сказал, что не будет говорить мастерам об друзьях-падаванах их мастерам. Дальше дело было за ними: вернуться незамеченными.
[indent] - Спасибо, мастер, - поспешно выпалил он, успокоенный этой новостью. Он был готов понести наказание, но не хотел, чтоб это случилось с другими. И, конечно, было интересно, зачем учитель искал его, что юный джедай даже брови нахмурил. Неужели, из-за того, что он просто ушел? Да вряд ли. Он ведь мог по комлинку связаться для начала и выяснить, что все в порядке. И разве не должен был он радоваться, что его ученик, наконец, взял пример с учителя и начал нарушать правила?! Почему-то он был уверен, что за алкоголь тот точно не будет ругаться. - Нас отправляют на миссию?
Для этого же он его искал? Миссия казалась самым разумным объяснением таких поисков. Причем срочная, внезапная и сиюсекундная. Но и тогда ведь он мог связаться по комплинку?
[indent] Но нет. Ему предлагали сделку, и... Оби-Ван не был уверен, что сделки с Квай-Гоном это удачное решение. Хотя тот был азартным, но не лучшим игроком, и это давало какие-то шансы. Впрочем, юного Кеноби не смущало, что его мастер дурил людей хорошо только с помощью Силы, а не банального мухлежа, ведь это и не престало благородному джедаю.
[indent] - Про мастера Талу?! - Оби-Ван едва ли не потянулся рукой, когда захотел закрыть свой рот ладонью, но его остановили следующие слова. Мастер как обычно был прав, ведь падаван даже имя ее не произносил, боясь потревожить воспоминания. А было, какие. Он знал, что они росли с ней вместе, как он со своими друзьями. Умри Вос, Бент или Сири... это было бы ужасное горе, даже представлять такое не хотелось.
[indent] - Эм... - он замялся, не зная, что должен здесь сказать. Скажи он, что его пугает то, что он заметил в их Связи, когда мастер Тала умирала, что он чувствовал, как Темная Сторона говорит с его учителем громче, чем обычно она говорила с кем-то, что он буквально ощутил, как что-то липкое касается его... Это было бы неуверенностью в своем учители. Скажи, что он боится потерять его так же, как Бент своего, это было бы признанием страха, ведущего во Тьму, и эгоизма, что не был нормальным для джедаев и тоже вел все по тому же пути. - Я просто переживаю за вас, мастер.
[indent] Он быстро выпалил и отвел взгляд. Это была обтекаемая формулировка, которая отвечала всем его мыслям, но не указывала на что-то конкретное. Он не хотел разочаровать Квай-Гона, ему и так было тяжело после предательства и смерти Ксанатоса, а теперь и после смерти Талы, а прошло всего-то около трех лет. Да, они были джедаи, и мастер Джинн старательно изображал из себя глыбу спокойствия, но Кеноби уже знал, что он не был каменным.
[indent] - Мы можем не тут говорить? Давайте вернемся в Храм и там спокойно обсудим? - он помнил про сделку, от обсуждения не уйти, - поедим что-нибудь...

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/604/269201.gif[/icon]

+2

7

- Да. Конечно, поговорим в Храме.

Квай-Гон не любит Храм. Может, когда-то в детстве любил – он и не помнит уже; они с учителем больше времени проводили в его поместье или в разъездах, поэтому первые детские ощущения давно выбил из него соленый морской ветер, ласковый песок под ногами и шустрые крабики, которые быстро выяснили, что это лохматое существо следует избегать, а то следующую неделю проведешь в банке. А дальше от Храма осталось только ощущение бесконечного напряжения: сказывалась бесконечная толкотня локтями с Советом. К тому же, Храм требовал полной закрытости и самоотдачи: Квай-Гон учил падавана, что джедаи – братья друг другу, но сам в присутствии «братьев» несколько напрягался и всегда был готов перейти в защиту. Он остро ощущал здесь свою неправильность, инаковость и недостаточность.

Но для Оби-Вана Храм был домом, убежищем и утешением, и Квай-Гон не мог ему в этом отказать. Только вновь подумал, что для иного учителя, нормального, такой ученик был бы счастьем.

«Нет, - поправил он сам себя, глядя на вихрастую макушку мальчишки, который шагал перед ним. И для меня – счастье, пусть и непростое».

«И во многом этом непростом виноват ты сам», - беспощадно напомнил он себе, не для самоугрызений, но для смирения.

Компромисс между торжественным, давящим Храмом и желаниями Квай-Гона воплощал сад: тихий, зеленый, хорошо знакомый. Рыцарь тут лично знал каждое дерево и каждый куст, и это действовало на него умиротворяюще. Но сперва пришлось завернуть на кухню и вдосталь поулыбаться поварихам. Через десять минут любезной беседы о погоде, о подвигах и о нелегкой жизни сотрудниц храмовой службы питания высокому симпатичному магистру безо всяких обманов разума натащили целый бумажный пакет с разного рода булочками и фруктами, перепала даже пара котлет. Дамы как одна преисполнились сочувствием к нелегкой жизни отца-одиночки, особенно когда мальчишка такой юный, хорошенький и многообещающий – и голодный.

Квай-Гон не был уверен, что по поводу успешных попыток обаять в свою пользу персонал Храма говорит Кодекс, но выяснять не собирался.

Раскланявшись с кулинарными дамами, Квай-Гон увел падавана подальше в сад, в укромный уголок под развесистыми деревьями, куда не забредали даже случайно: десять лет назад Джинн лично высадил тут все так, чтобы найти тропинку было сложнее некуда, и медитировал тут в одиночестве.

Усадил Оби-Вана, тревожно сверкающего на него глазами, на теплый с вечера камень, вручил ему сладкую булочку, а сам невозмутимо уселся напротив прямо на землю, скрестив ноги.

- Ты питайся, - кивнул он на булочку. – А потом расскажи все-таки,  что тебя так гложет, что ты даже дышать ровно не можешь. Говорил же, не запирай дыхание…

Подумал миг и уточнил:

- Открыто расскажи, без сомнений. Я твой наставник, и если мне покажется, что твои мысли приняли опасный оборот, я скажу тебе об этом. Молчать о важном не менее опасно, чем говорить лишнее – ты помнишь это?

Еще подумал и добавил:

- Если хочешь, можешь задавать вопросы и я отвечу на них так же прямо.

Нет, он все-таки выколупает из мальчишки всю ту темную тревогу, что болталась внутри яркого света его Силы.

+1


Вы здесь » Crossbar » фандом » трудный возраст :: star wars