пост недели от HENRY MILLS
Это, кажется, будет просто нереально. Он просто молчал, боясь на данный момент, сказать хоть слово. Читать далее...
А Карвер голодный холостяк!!!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Когда пишешь заявки, не забывай о ламах!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » фандом » Чудовище, красавица и доктор


Чудовище, красавица и доктор

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

ЧУДОВИЩЕ, КРАСАВИЦА И ДОКТОР

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1359/t736112.gif
https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1359/t78690.gif
https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1359/t377636.gif

Сторибрук, после освобождения Белль из лесного домика

Belle, Mr. Gold, Dr. Whale

Голд приводит Белль из третьего по счёту плена в Сторибрук. По пути ей неожиданно делается плохо. И кто тут поможет, как не доктор Вейл, оказавшийся поблизости?

Отредактировано Mr. Gold (2022-09-22 18:19:20)

+2

2

Белль шла рядом с Румпелем и пыталась понять его слова о Коре. Было видно, что мужчину что-то тревожит, и виной, кажется, была спасительница самой девушки. Она не показалась ей злой или коварной, даже наоборот. Красавица начала прикидывать, кем могла быть Кора в Зачарованном Лесу. Скорее всего, такая добрая женщина была из числа героев. Белль когда-то тоже хотела стать героем, но со всеми этими похищениями, кажется, уже позабыла об этой мечте.

- Ты знаком с Корой? - вырвался вопрос у девушки, и она посмотрела на Румпеля, но, вспомнив его небольшую просьбу, улыбнулась. - Да, потом расскажешь. У нас ведь теперь много времени.

За время, что она провела в этом лесу, он стал для неё родным. И хоть Белль продолжала идти, не останавливаясь, но ей почему-то не сильно хотелось выходить в город. Красавица не могла понять своего состояния, и от мыслей о домике, что раз за разом всплывали в девичьей голове, отвлёк вопрос об Андриане.

Стало немного не ловко, что она назвала имя нового знакомого, когда это был совсем не он. Но ведь Принцесса и не надеялась больше, что сможет когда-нибудь увидеть Румпеля. Взгляд голубых глаз устремился на мужчину, руку которого Белль старалась не отпускать.

- Я не знаю. Мы познакомились недавно. Он заблудился и вышел к моему домику. Мы болтали, а потом я угостила его чаем. Андриан был галантен, поцеловал мою руку при нашем знакомстве. Это было так необычно. Может быть, в Зачарованном лесу он был каким-нибудь принцем? У него прекрасные манеры, он знает много историй и умеет слушать, - рассказывала Красавица, стараясь вспомнить в деталях образ нового знакомого.

- Нет, он не пользовался магией. Мне кажется, что он не обладает ничем таким. Даже в разговорах не поднималась такая тема, - задумалась девушка и даже ненадолго остановилась, будто лес помогал восстановить картину происходящего пару часов, а может и дней назад. Ничего больше примечательного про Андриана вспомнить не удалось, и Белль продолжила путь. Вот они уже вышли из леса, и паника, что казалась лишь нехотением покидать лесные просторы, вырвалась наружу. От спокойной и улыбающейся Красавицы не осталось и следа. Она с опаской озиралась по сторонам, ещё сильнее вцепившись в руку Румпеля, и вовсе чуть ли не прижалась к нему, ища защиту и спасение. Только вот от чего? Этого Принцесса не могла сказать. Город был тихим и мирным, как и всегда. Ничего не могло вызвать такую панику. Но, тем не менее, мисс Френч начала пятиться назад, пытаясь утащить за собой мужчину.

- Что-то не так. Кто-то должен... Меня ищут... Точно меня ищут! Я не хочу оставаться тут, - протараторила девушка, вовсе отпустив руку Румпеля, и уже хотела было броситься бежать, куда глаза глядят. Просто убраться прочь с этой тихой и почти пустынной улицы. И это бы у неё получилось, если бы чем-то ослабленный организм не дал с бой. Белль успела сделать только два шага, как в глазах всё потемнело. Она летела в пропасть, но вместе с этим тело тяжелело, и в душе образовался странный и всепоглощающий покой.

+3

3

Знаком ли он с Корой! О да, ещё как знаком, но Белль спохватилась и не стала настаивать на рассказе, отчего Голд неминуемо омрачился бы. Он старался выкинуть Кору из головы – сейчас нужно позаботиться о Белль. И мысль пригласить её в розовый особняк уже не казалась Голду подходящей. После того, как раскрылся обман Коры, разобраться в собственных чувствах по отношению к обеим женщинам было практически невозможно. Голд ненавидел Кору и был рад, что она жива, и в то же время видел, что Белль не забыла его, несмотря на таинственного Андриана и свои злоключения, в которых отчасти был виноват сам Румпельштильцхен. Думая обо всём этом, вольно или невольно почувствуешь себя скотиной. Не так чтобы это было непривычным чувством для Тёмного, но в случае с Белль неприятно вдвойне. Ведь она любила его… да, наверное, любила, поцелуй же начал срабатывать.
- Значит, вот каков этот Андриан, - задумчиво проговорил Голд, уверенный, что дело с незнакомцем нечисто. Заблудился и вышел к домику – ладно, допустим, его и в Сторибруке разыскивали, необязательно Голд узнал бы о таком. Город больше, чем принято считать. Но имелся один настораживающий факт: пока Тёмный разрушал барьер, снаружи домика точно не чувствовалось чужой живой энергии. И Мушу никого не заметил. То есть, Андриан мог уйти из-под барьера Коры - и ушёл. Мощного барьера, поставленного ученицей самого Румпельштильцхена. Напрашивался вывод: это либо слуга Коры, присматривавший за пленницей, имевший доступ к домику, либо сильный маг. Впрочем, могло быть и то, и другое.
Вслух Голд всего этого не сказал, а только улыбнулся Белль, хотя глаза его оставались серьёзными.
- Ясно. Ну что ж, если увидитесь снова, надеюсь, ты не откажешься познакомить меня с этим Андрианом, Белль. Вдруг я захочу отблагодарить его за такую ценную заботу о тебе.
О да, Тёмный замечательно умеет «благодарить» непрошеных помощников, если выяснится, что Андриан был причастен к похищению Белль. Ведь перемирие заключено с самой Корой, но уж точно не с её приспешниками. Как бы ни был силён Андриан, тьма, обвивавшая сердце Румпельштильцхена, намного сильнее.
Размышления его были прерваны странной паникой Белль. Чего она испугалась? Что-то плохое случилось с ней именно на такой почти пустынной городской улице? Голд попытался успокоить спутницу:
- Белль, всё хорошо. Ты рядом со мной, я никому не позволю причинить тебе вреда, - но, видя, как ей становится дурно, чуть не запаниковал сам. Как и во многих случаях, когда магия не могла сразу прийти на помощь и решить все проблемы. Поддерживая Белль, что не так-то легко, когда в одной руке у тебя трость, Голд растерянно огляделся и, заприметив старого знакомого в обществе какой-то дамы, позвал его:
- Доктор Вейл!

+2

4

Выбрав эту улицу неспроста, доктор неспешно шёл, беседуя с одной из своих знакомых. Она, его давно позабытый любовный интерес, питала надежды на продолжение того, что между ними было, Вейл же отшучивался и украдкой приобнимал её за талию. Да, пару месяцев назад женщина была немного стройнее. Доктор приподнял бровь. Его спутница кокетливо поправила причёску, сообщая о хорошем аппетите и настроении.
— Не подумайте чего-то лишнего, мой дорогой доктор. Время сейчас другое, я увлеклась домашней выпечкой. Можете заглянуть ко мне по старой дружбе на чай и абрикосовый пирог, — кончики её пальцев прошлись по его шее.
Растянув губы в довольной улыбке, доктор всё же отстранился от собеседницы, замечая на дороге чьё-то метание. Молодая женщина похоже впала в истерику, она говорила странные вещи.
Меня ищут. Точно, меня ищут! Я не хочу оставаться тут.
Он насторожился и поторопил свою бывшую подругу, коротко велев ей идти. Идти без него. Женщина повела плечом, огорченно вздымая грудь, и последовала совету, гордо удаляясь в противоположную сторону.
Рядом с истеричной особой оказался.. Ну надо же. Мистер Голд. Он сначала говорил с ней о чём-то, а когда женщина стала падать на землю, пытался придержать и окликнул доктора.
— Мистер Голд? — Вейл поспешил к ним обоим без промедления, благо его знакомая ушла и не будет стоять над душой. О том, чтобы наведаться к ней в гости на чай, пирог и прочие пышные формы, доктор подумает. — Что случилось с вашей.. С вашей.. Вы знакомы?
Перебив себя, доктор покачал головой и исправился, задавая более уместные вопросы.
— Я к тому, мистер Голд, что если вы знакомы, вы осведомлены о проблемах здоровья этого человека. Если вы ничего не знаете и не можете мне сказать, тогда отступите пожалуйста в сторону, я должен её осмотреть. Положите прямо на землю, только под голову что-нибудь. Пиджак, какую-то вещь. Ноги женщины держите повыше. Справитесь?
Ещё ничего не произошло. Строгий и растерянный Голд не начал действовать, зато доктор раздал указания и пребывал в нервном ожидании, поправляя на себе пиджак.
— Или вы хотите, чтобы мой пиджак лежал на земле? Хорошо, но сначала быстро, и чётко, скажите мне что случилось. Я не сумею помочь, ничего не зная.
Он сверху вниз взглянул на молодую женщину, сраженную беспамятством. Её лицо показалось знакомым. Кто-то из жителей города, раз мистер Голд говорил с ней. Доктор не заметил, чтобы данную особу кто-то насильно тащил, она сама начала метаться.
Вынув из кармана фонарик, Вейл щёлкнул кнопкой пару раз, готовясь заглянуть пострадавшей в глаза.

+2

5

Доктор Вейл, он же Виктор Франкенштейн, был не просто старым знакомым Румпельштильцхена из Зачарованного Леса, но и «уважаемым деловым партнёром». Их общение не ограничилось той памятной сделкой с сердцем для брата Виктора, но продвинулось дальше. А вот в Сторибруке всё было не столь однозначно. Мистер Голд недолюбливал врачей, предпочитая болеть дома и никому, кроме клиентов и должников, особо не демонстрировать скверный нрав. В пределах собственной лавки Голд был вежлив и любезен. Но оказавшись в больнице, например, со сломанной ногой (ведь Проклятье предусматривало иную причину его травмы, нежели бегство от войны), мог бы довести до слёз любую медсестру, а самого доктора Вейла – до приступов тихого бешенства. Возможно, что-то подобное имело место в  фальшивых биографиях, но смазалось, став невнятным пятном, и всё, что запечатлелось в подсознании – это недовольство, лёгкое раздражение и нежелание видеть врача рядом. Истинная личность сильнее, но сейчас Голд видел перед собой скорее Вейла, чем прежнего Франкенштейна.
- Да, мы знакомы, - конечно, удержать бессознательную девушку на руках не удалось, и Голд опустился вместе с ней на землю, отложив трость. Он стоял на коленях – поза, в которой всесильного владельца Сторибрука мало кто видел и ещё увидит, но это меньше всего беспокоило Голда. Главное – состояние Белль. Не мог же он заставить её магией зависнуть в воздухе, а скамей - или забегаловок, куда можно было внести и усадить Белль, - поблизости не наблюдалось.
- Ничего не случилось, - процедил он сквозь зубы, понимая, что снять свой пиджак одной рукой, удерживая другой голову Белль, не удастся. Поэтому Голд лишь щёлкнул пальцами, и в клубах дыма пиджак оказался у него на руках; сложив его и подложив Белль под голову, Голд исподлобья взглянул на говорливого и недостаточно озабоченного состоянием предполагаемой пациентки доктора. Во всяком случае, так виделось Тёмному.
- Её зовут Белль. Белль Френч, - припомнил он фамилию цветочника, отчего нахмурился и раздражился ещё больше. – Может, вы уже перестанете болтать и сделаете что-нибудь? Мы просто шли, и она потеряла сознание! Это всё. Надеюсь, год рождения, место рождения и полный анамнез всех её болезней вам не нужен для того, чтобы просто посмотреть, что случилось?
Допускать эскулапа к своей милой принцессе Голд не хотел, но понимал, что сейчас другого выбора нет. В конце концов, тут не может быть ничего серьёзного. Белль казалась абсолютно здоровой в лесу - у неё блестели глаза и был даже лёгкий румянец на щеках. Если только... если только Кора или этот неизвестный Андриан не наложили какого-нибудь дополнительного заклятья на Белль, чтобы она, даже сумев чудом вырваться из ловушки, испугалась бы города и сбежала обратно. Голд невольно сжал правую руку в кулак, думая об этом и с силой вонзая ногти в ладонь. Только бы не магия!.. Только бы простой обморок.

+2

6

Вот и началось (или продолжилось) их тихое противостояние: известного своим скверным нравом Голда и не терпящего неподчинения больничным правилам доктора Вейла. Последний зло стиснул зубы, выслушивая в свой адрес о болтливости и ничегонеделании. Видя исполнение данных ранее распоряжений относительно положения тела пострадавшей, доктор немного поубавил раздражение. Недобро глянув на Голда, он присел возле женщины на корточки и оттянул пальцем её веко, подсвечивая глаз фонариком.
— Знакомы и ничего не случилось. Что же, ясно, — при нем не было ничего из инструментов, только умелые руки и многолетний опыт за плечами. — Позволите? — голубые глаза потемнели от растущего в груди возмущения. Как же, спрашивать у мистера Голда о каждом своём действии, ведь дело касается его знакомой. А доктор по мнению владельца лавки выглядит беспардонным извращенцем, готовым раздеть и облапать кого угодно.
Говорить о том, что врачу все двери открыты - не их случай. Придётся делать свою работу под присмотром и делать её хорошо, иначе..
Ладони доктора коснулись щёк, висков и лба лежащей женщины. Опустились к шее и там Вейл допустил лёгкое поглаживание, пока отыскивал подушечками пальцев биение пульса.
— Обморочное состояние. Будь у меня с собой нашатырный спирт, я бы дал ей понюхать. В покое ваша мисс Френч скоро очнется, но я советую, нет, настаиваю, доставить её в больницу для дальнейшего наблюдения.
Убрав от пострадавшей руки, доктор показал их, покручивая запястьями, мол, смотрите, вот руки, которыми я трогал вашу знакомую. Трогал осторожно и нежно, как врач, и не навредил ей, так что ещё вам не по нраву, мистер Голд?
— Я вызову помощь, — не говоря больше с хмурым лавочником, Вейл поднялся на ноги и стал искать в карманах костюма телефон. Искал с нескрываемым раздражением и даже выронил из кармана связку ключей. Те звякнули об асфальт рядом с головой лежащей мисс Френч. Доктор хлопнул по карманам пиджака ладонями и обратился к своему уважаемому деловому партнёру, которого точно так же не видел, наблюдая едкого и заносчивого мистера Голда.
— Мне нужно позвонить. Ваш телефон при вас? — доктор выставил руку перед самым лицом озабоченного обмороком подруги лавочника, подобрав до этого свои ключи и сжимая их в кулаке. Голд стоял на коленях, а доктор склонялся к нему, опираясь кулаком о свою ногу.

+2

7

Недобрый взгляд доктора Голд проигнорировал. А сказать точнее, вовсе не заметил – его больше занимали тревожные мысли о Коре с Андрианом и некоторое усилие, чтобы держать ноги Белль повыше, как сказал Вейл. Из-под насупленных бровей наблюдая за его манипуляциями, Голд сухо отозвался:
- Позволите? Разумеется, позволяю, какой у меня ещё выбор. Что за вопросы, доктор Вейл, вы сами не уверены в собственных действиях?
Если Кора не обманула его и говорила действительно то, что услышала со слов Белль, то несчастная девочка провела двадцать восемь лет взаперти как раз под опекой медсестры, подчинявшейся, в числе прочих, приказам доктора Вейла. Знал ли этот чёртов коновал, кто у него сидит в подвалах психиатрической лечебницы, хоть раз спускался посмотреть вместо того, чтобы щупать грудь очередной аппетитной цыпочки?
- Обморочное состояние? Теоретическая возможность, что она очнётся в покое? – отрывисто произнёс Голд, глядя, как доктор обследует Белль. – Потрясающе. Прямо гора с плеч! Такой ценной информацией мог бы и я поделиться, даром что я не принимаю больных. Однако надо отдать вам должное - это обнадёживает.
Конечно, умом Голд понимал, что под действием Проклятья Виктор оказался не по своей вине и в заточении Белль также его вины, скорее всего, нет. Но колючее чувство злости не проходило – злости скорее от бессилия, что с Белль может что-то случиться, а он, Румпельштильцхен, опять вынужден медлить и выслушивать своего бывшего делового партнёра по всяким сомнительным делишкам.
- В больницу? Опять? – Голд нахмурился. Больница перепугает Белль, непременно перепугает! Но там хотя бы точно установят её состояние. Он поднял руку, на всякий случай пытаясь уловить след магии, но, как и в домике, ничего не почувствовал. Возможно, ничего и нет; возможно, это всё разыгравшееся от страха за Белль воображение. Ладно. В больнице он, Румпельштильцхен, будет рядом и ни шагу не отойдёт от девушки, не позволит никому её мучить. С возрастающим волнением и недовольством он следил за тем, как Вейл копается у себя в карманах.
- И где же ваш телефон, когда он так нужен? Где угодно, но только не на месте! Право слово, доктор, ваша компетенция всегда вызывала у меня сомнения, но ваше легкомыслие просто возмутительно!
Терпение Голда истощилось. Пока он найдёт чёртов телефон, пока Вейл дозвонится, пока эти бездельники доедут… нет уж, придётся в очередной раз показать превосходство магии над наукой.
- Сделаем кое-что попроще, - Голд покрутил запястьем, и всю троицу обволокло клубами сиреневого дыма, - что уж точно не в вашей компетенции даже приблизительно. Но хотя бы поможет делу!
Договаривал он уже в приёмном отделении больницы. Белль оказалась на кушетке, сам Голд рядом с ней, как и доктор. Клубы дыма мгновенно рассеялись.

+2

8

Тьма обволакивала и дарила умиротворение, покой. Её совсем не хотелось покидать. Здесь Белль чувствовала себя в безопасности, но стоит только сделать несколько шагов прочь, как душу сковывал страх. Красавица лежала будто на мягкой перине и слышала в отдалении какие-то голоса. Это были определённо мужские голоса, и обладателя каждого девушка знала. На голос Румпеля хотелось идти, открыть глаза и сказать, что всё хорошо. А вот второй зарождал в душе спящей неприятное чувство тревоги. Возможно, что если бы не появился второй голос, то Принцесса очнулась бы куда быстрее. Тьма была для неё как защитный кокон, и пришлось пересилить себя, чтобы всё же его покинуть.

- "Он так знаком и так пугает. Почему? Кому принадлежит этот голос? " - В голове зародилась мысль, когда Белль уже почти открыла глаза.

Яркий свет больно резанул глаза, что пришлось тут же зажмуриться. Холодные белый свет. К нему глаза привыкли не сразу, но когда картинка стала чёткой, то немного сонная (если это можно так назвать) девушка начала резко меняться в лице. Голубые глаза расширились, не смотря на всё тот же противный свет в помещении. Она в ужасе бегала взглядом по белым стенам, потолку и немногочисленной мебели. Вид людей в белых халатах заставил только что совершенно спокойную девушку сжаться в трясущийся комочек. Но вот внимание Красавицы привлёк доктор, что был к ней довольно близко.

- Нет! Убирайтесь! - сорвался оглушающий крик, а сама Белль, всё ещё немного слабая после обморока, спрыгнула с кушетки и, отбежав от неё, прижалась к стене. Безумный взгляд метался по помещению, стараясь выцепить выход. Ещё один рывок и Принцесса принялась кидать в доктора Вейла, что ей попадётся под руку.

- Не подходите! Выпустите меня отсюда! Румпельштильцхен! Румпельштильцхен! Нет! Пожалуйста! - голос от крика начал хрипеть, на глаза выступили слёзы. Белль молила, звала на помощь, но в упор не замечала того, чьё имя выкрикнула уже несколько раз. Она уже была готова наложить на себя руки, лишь бы не возвращаться в то пугающее место, что живое воображение девушки превратило в камеру пыток. Схватив ручку со стола, перепуганная до чёртиков Красавица приставила её кончик к своему горлу, намереваясь вонзить письменный предмет себе в шею.

- Не трогайте меня! Не подходите... Не подходите, - заговорчески повторяла Белль, не сводя своего взгляда с доктора. Если тот сделает шаг, то она, не задумываясь, загонит ручку в сонную артерию. Память услужливо подкинула моменты именно с этим доктором, которые девушка не хотела пережить ещё раз.

- Руки! Покажите руки! Я не буду больше есть те ваши таблетки! И уколы. О, нет-нет-нет. Больше никаких уколов. Я больше не хочу. Я больше не позволю! Вы выпустите меня. Прямо сейчас! Сейчас же! - Принцесса говорила тихо, почти шептала, то снова перешла на крик, уже подумывая не себя убить ручкой, а ей же проткнуть шею ненавистного доктора. Глаза от слёз и безумия всё больше блестели страхом и желанием выбраться из этих стен любой ценой.

Отредактировано Belle (2022-09-24 17:21:02)

+2

9

Внимание Голда отчасти отвлекли на себя как доктор, так и несколько человек в приёмном отделении, которые с ошеломлённым видом уставились на новоприбывших. Иначе Тёмный сразу заметил бы, что опекаемая им девушка проснулась и, более того, смотрит с ужасом. Обнаружив, что Белль пришла в себя, он хотел с радостным восклицанием шагнуть к ней, но замер на месте, а слова так и не сорвались с губ. События понеслись вперёд так резко и странно, что Голд растерялся. Белль, ещё недавно в обмороке лежавшая у него на руках, соскочила с кушетки и диким перепуганным зверьком метнулась в сторону. Крича, призывая его на помощь и как будто и не видя, что он здесь, рядом.
- Белль! Белль, успокойся, - воззвал к ней Голд, вне себя от тревоги и желания поскорее помочь и укрыть её в своих объятиях. Сердце его разрывалось. Он протянул руку к обезумевшей принцессе, опасаясь, что та вот-вот навредит себе. – Белль, послушай, никто не тронет тебя… Отдай ручку. Пожалуйста. Это я, Румпельштильцхен, ты узнаёшь меня? Я не позволю никому причинить тебе зло! Белль, милая, ты здесь, чтобы тебе помогли…
Но она требовала, чтобы доктор Вейл не подходил к ней. И говорила о таблетках и уколах. Голд подобрался и крепко, до боли сомкнул пальцы на золотом набалдашнике трости. Значит, вот оно как. Значит, все подозрения были справедливы, и даже хуже. Ласковый и заботливый доктор спускался к пациентке, чтобы уколами и таблетками держать её в апатичном, равнодушном состоянии. Вместо того, чтобы выпустить, потому что Белль вовсе не была сумасшедшей. Но сейчас – сейчас она была в таком состоянии, словно вот-вот сойдёт с ума. И всё из-за Вейла.
Вспыхнувшая злость стиснула Тёмному горло, перехватила дыхание, заставляя развернуться к доктору. Тот как раз хотел отобрать у Белль ручку, тянулся к ней, словно не понимал, в какую бездну ужаса её вверг. Ничего, сейчас он получит. Сейчас он заплатит за то, как обращался с Белль!
Голд ударил доктора наотмашь по руке, подался вперёд и с наслаждением хлестнул по лицу, вынуждая отпрянуть.
- Ты, - прошипел маг, и его трость взлетела в воздух, - не смей трогать Белль! Это из-за тебя… это ты её…
Раздались чьи-то ещё испуганные крики. Кто-то бежал, кто-то, наоборот, выглянул из коридоров, но Румпельштильцхену было всё равно, сколько там свидетелей и не попытаются ли они его остановить.
Воздух сгустился и потемнел, холодок пополз по стенам вместе с запахом цветочного тлена. Лицо Тёмного исказилось, почерневшие глаза стали больше, а на коже явственно проступили блестящие зеленовато-золотистые чешуйки, как будто у рептилии. Его истинная, жаждущая крови натура проступала через цивилизованную оболочку. Голд размахнулся и яростно приложил доктора Вейла тростью раз и другой, как будто уже и не замечая собственной хромоты.

Отредактировано Mr. Gold (2022-09-24 22:11:12)

+2

10

- Легкомыслие? - доктор вскинулся от возмущения. Каков наглец этот Голд, смеет сомневаться, нет, открыто заявлять о недостаточной компетенции ответственного медицинского работника. Вейл готов был разразиться ругательствами, но пришлось прикусить язык, вместе с дымом, Голдом и его обморочной подругой оказавшись в стенах больницы. Голд, не смотря на свою хромоту, довольно быстро уложил пострадавшую на кушетку. Доктор с облегчением вздохнул. Приемный покой жужжал как улей, привычное состояние для этого отделения, потому Вейл и не заметил, как обморочная очнулась, вспорхнула с кушетки и начала с криками метаться.
Если бы только с криками. Вейл обомлел, слыша из уст очнувшейся женщины обвинения в свой адрес, и теперь он понял, кто она такая: его пациентка из закрытой палаты, к которой он приходил дважды в неделю, чтобы проверить, принимает ли она лекарства. Несколько раз пришлось применять к ней, мягко говоря, не гуманные методы. Доктор оправдывал себя тем, что женщина не в себе, не понимает своего положения и всячески вредит своему и без того шаткому состоянию, отказываясь от лекарств и еды. Лекарство тогда давали насильно, кормили тоже. Доктор делал это не лично, конечно же нет, но наблюдал и не мог не радоваться своему превосходству над слабым человеком. Это если грубо. Он же называл такое свое поведение - приверженностью к исполнению порядка. Вейл главный в больнице и никто не должен ему перечить, словом, делом, помыслами.
- Успокойтесь, мисс Френч! - выкрикнул он, резко подбегая к ней, чтобы отобрать ручку. Откуда больная вообще взяла канцелярский предмет? Вейл сердито огляделся по сторонам, прежде чем получил по руке от разъяренного мистера Голда.
Не смей трогать Белль!
И по лицу. Голову и всего его мотнуло в сторону от хлесткого удара. Обожгло, было больно. У Голда, черт его раздери, на пальце кольцо. Доктор стиснул зубы, терпя ссаднящую боль и успел прикрыться рукой прежде, чем его несколько раз ударили тростью. Первый удар пришелся по плечу. Второй под руку, прямо по ребрам. Перехватило дыхание, доктор пригнулся и отшатнулся, предупреждая новый удар. Он, прикрывая бок рукой, попятился к стене, глядя на Голда крайне растерянно. На бледной щеке чуть выше скулы вспухла дергающая болью ссадина.
- Прекратите! Сейчас же! Ваша знакомая не в себе! Разве не видите? - на языке ощущался привкус крови и доктора злило это. Со всех сторон на них троих глазели люди. На них он махнул рукой, сдержанно велев расходиться и заниматься своими делами. Не на что здесь смотреть. Не происходит ничего, с чем бы доктор Вейл не сумел разобраться.
Ручка у глупой истерички все еще в руке. Он рванул к ней, огибая препятствия, вырвал ручку из пальцев и отшвырнул прочь.
- Покалечите себя или кого-то еще! Успокойтесь немедленно! Вы в больнице. Вам ничего здесь не угрожает. Больше не угрожает. Я не знаю, что вам кажется. Успокойтесь, я не причиню вам вреда, - не мог он признаться, что по его вине у Френч разыгралась истерика. Что было, то прошло, и кто прошлое помянет, тому, как известно, глаз из глазницы вон. Женщину нужно успокоить и снова осмотреть. Поговорить и с ней, и с мистером Голдом, если тот снова не схватится за трость.
- Поговорите с ней, мистер Голд. Вразумите. И не горячитесь. Вы не можете слепо верить всему, что говорит человек в невменяемом состоянии. Я хочу ей помочь. Вы именно для этого нас всех сюда доставили.

+2

11

Белль успела оставить себе на шее синий след от ручки, но для большего не хватило времени. Она снова услышала голос Румпеля, но увидела его только тогда, когда маг нанёс удар своей тростью. Отобранная доктором ручка уже была не так важна. Этот предмет больше не был спасительной соломинкой и ключику к выходу из больницы.

- Румпельштильцхен, - произнесла Принцесса имя. На её глаза снова проступили слёзы, а губы растянулись в улыбке. Всё говорило об эмоциональном неуравновешенном состоянии, будто вот-вот и её просто разорвёт изнутри от этих переживаний, или же организм снова отключится, чтобы хоть как-то уберечь психику девушки.

Красавица ещё какое-то время жалась к стене, но потом всё же сделала несколько неуверенных шагов и ухватилась за руку Румпеля, желая его остановить. Помещение, которое, собственно, и стало катализатором этого состояния ещё до второй порции от доктора, будто растворилось. Белые стены уже не казались такими. Шумный приёмный покой затих, и людей в белых халатах стало куда меньше.

- Прошу, Румпель, остановись. Чтобы не сделал этот человек, каждый имеет шанс на прощение. Не бей его больше. Пожалуйста. - Белль с мольбой во взгляде смотрела на мужчину и пыталась заступиться за своего мучителя. Очень странное зрелище. Не сказать, что девушка успокоилась полностью. Пусть она и пыталась остановить мага, но бояться меньше доктора не стала. Поэтому Красавица держалась ближе к единственному, кому доверяла всей душой. Ей так хотелось спрятаться в его объятиях, а ещё лучше по волшебству оказаться в любом другом месте.

- Я всё помню, доктор. Я в полном порядке и мне совершенно не нужна помощь. Благодарю за вашу заботу, - Принцесса старалась справиться с волнением и страхом, что совершенно не хотел отпускать, а голос мог предательски дрогнуть и сдать с потрохами настоящее состояние Белль. А вообще всё было прекрасно видно и без дрожащего голоса или рук. Но оставаться в этой больнице она не хотела. Совершенно не хотела. Пусть уж лучше ей снова станет плохо, если есть что-то серьёзное, но только не тут.

"Нет. Это не правильно. Я не должна заставлять Румпеля нервничать из-за меня..." - промелькнула мысль в голове, и она посмотрела снова на доктора, а потом на мага, будто ожидая его действий и вообще решения, как поступить дальше. Сейчас Красавица была не такой жизнерадостной или же своенравной, как обычно, и поэтому, тая надежду в сердце, поверила в слова дражайшего для неё человека, что обещал защиту. А именно это сейчас и нужно было Белль.

Отредактировано Belle (2022-09-26 04:04:44)

+2

12

Наглость Вейла поистине не знала границ. Даже удары тростью не остановили его от того, чтобы снова кинуться к Белль и отобрать у неё ручку. Благодарение всем высшим и низшим силам, Белль отвлеклась на него, Румпельштильцхена, и не стала приводить свою угрозу в действие. Иначе кто знает, как бы она ещё себе навредила! Осознание этого привело Тёмного в ещё большую ярость. Падающим с небес ястребом он кинулся на доктора и, ударив того тростью ещё раз, прижал к стене. Оскалив зубы, встряхнул и певучим, злым голосом проговорил, глядя Вейлу прямо в глаза:
- Ты, кажется, меня не понял, дорогуша. Я сказал – не трогай Белль, а ты снова полез к ней. Знаешь, что происходит с теми, кто встаёт у меня на пути? Им либо удаётся убежать, либо не удаётся… и тогда они сильно, очень сильно жалеют о своей участи, - тихий, зловещий смешок прозвучал прямо в лицо доктору Вейлу. – А тебе бежать уже некуда, - с этими словами Тёмный надавил на горло своей жертвы тростью. – И если я захочу наказать тебя за то, как ты обращался с Белль… мне никто не сумеет помешать.
Глаза в глаза, сверкавшие золотыми искрами безумия. Трость, сильнее надавившая на горло Виктора. И первобытная злость и жестокость, которые волнами шли от невысокой худой фигуры Румпельштильцхена, в котором от Голда сейчас были только костюм и трость.
И эта трость поднялась в воздух ещё раз… но за руку мага ухватилась та, которая всё же смогла помешать, остановить его. Белль. Она просила больше не трогать доктора, и, слыша звенящий голос принцессы, Румпельштильцхен как будто очнулся. Опустил трость, тяжело дыша, пытаясь обуздать тьму, клокотавшую внутри. Сердце часто и зло билось, но глаза уже не туманила красная пелена. Румпельштильцхен прикоснулся пальцами к своему лицу и почувствовал чешуйки на коже. Он моргнул, прикрыл глаза тяжёлыми веками – и чешуек не стало. Постепенно он успокаивался, превращаясь обратно в респектабельного, сдержанного Голда. Он вспомнил, из-за чего он здесь, и что случилось с Белль. Исподлобья посмотрел на доктора и, отводя от лица растрепавшиеся волосы, повернулся к девушке.
- Белль, милая, - Голд сглотнул, злясь уже на себя за то, что ещё сильнее испугал принцессу. – Прости. Узнав, что они так поступали с тобой, я забылся. Но, - он помедлил, тревожно оглядывая Белль, - мы не можем взять и уйти отсюда, ведь ты нездорова. Ты безо всякой причины испугалась и упала в обморок на улице, поэтому мы здесь. Я достаточно наказал Вейла, он больше не причинит тебе вреда, но он… должен искупить свою вину. Пусть посмотрит, всё ли с тобой хорошо. Я проверял – магического фона нет, вряд ли это заклятье. Вдруг что-то серьёзное с медицинской точки зрения?
Опасаясь, что Белль кинется прочь или опять начнёт кричать, Голд торопливо прибавил:
- Я буду здесь. Рядом. Не отойду ни на шаг. Не позволю доктору колоть тебя или насильно кормить таблетками. Белль, пожалуйста, я беспокоюсь за тебя, - одной рукой опираясь на трость, свободной ладонью он прикоснулся к щеке Белль, ласково пригладил её, чувствуя, как нежность и жалость переполняют его сердце. Такая беззаботная в домике и лесу, сейчас Белль казалась измученной, и думать о том, сколько ей пришлось пережить, было почти физически больно.

+2

13

Как только доктор выхватил у пациентки ручку, она сразу успокоилась. Не стало опасного предмета в руках (он же средство манипуляции) и крики стихли, метания прекратились тоже. Вейл облегчённо выдохнул и даже успел потрогать ссадину на своей щеке, но увы, спокойная женщина - половина дела. Мистер Голд не остыл. Он взмахнул своей тростью, ударяя доктору по больному боку, от чего Вейл застыл на месте, боясь куда-то бежать и оказался прижат чёртовой палкой за горло к стене, после того как маг его сильно встряхнул. Глядя на разъяренного Голда во все глаза, доктор пытался дотянуться до него рукой, схватить за одежду. О том, чтобы перехватить пальцами трость и отвести её от себя, он не думал. Ответить ничего не мог, хватал ртом воздух, выглядя наверное нелепо, зато сдавленно промычал что-то и кивнул, вжимаясь в стену. Задушит. Погубит Румпельштильцхен и не поморщится, с гневом и удовольствием переламывая врагу шею. Только доктор ему не враг, он такой же невольный заложник обстоятельств, как и многие в городе. Вейл в молящем жесте поднял руки, со страхом понимая, каким опасным может быть Голд, защищающий свою знакомую. Он дорожил ей и продолжает оберегать. Доктор бы на его месте тоже камня на камне не оставил, добрался бы до обидчика, и..
Оставалось ждать и надеяться на милость сильного мира сего.
Голд убрал трость от его горла, доктор сделал судорожный вздох, выставил перед собой руку и закрыл глаза, видя как на него снова опускается для удара палка. И ничего не произошло.
Доктор посмотрел на чудовищно раздосадованного владельца лавки. Увидел рядом с ним её, держащую его за руку. Его знакомую, ту, что так металась не более минуты назад. Она просила мистера Голда оставить разборки и доктору не верилось. Пациентка, которая провела в одиночной палате почти три десятка лет, запомнившая его и явно ненавидящая.. сейчас просит своего заступника пощадить мучителя?
Вейл издал изумленный вздох, отшатываясь наконец от стены. Шею он трогал кончиками пальцев, проверяя, всё ли в порядке. Лицо горело от страха, от боли и прилившей крови и всё же доктор указал обоим, и Голду, и его драгоценной спутнице, на выход из приёмного покоя, ведущий дальше в коридоры больницы, приглашая пройти туда для дальнейшего обследования пострадавшей.
Говорить он ничего не хотел и, честно сказать, боялся. Все слова извинения, обиды или боли засели в горле и останутся невысказанными, потому что слова слушать никто не станет. От него ожидают раскаяния в виде действий. Доктор посмотрит, всё ли в порядке с мисс Френч, и именно для этого он ведёт своих провожатых в смотровой кабинет, стараясь не смотреть на них и отдышаться. Избавляться от леденящего кровь страха придётся куда дольше.

Отредактировано Dr. Whale (2022-09-27 15:59:20)

+2

14

Белль всё ещё потряхивало, когда память подкидывала всё новые и новые фрагменты. Но в тоже время она была рада, что смогла остановить Румпеля и спасти доктора Вейла. Как бы девушка не боялась этого человека в белом халате, она бы никогда себе не простила его смерти. Было бы просто невыносимо видеть смерть одного и наблюдать за тем, как второй становиться хладнокровным убийцей. В каком бы состоянии сейчас не была Белль, она не могла допустить что-то подобное.

Бросив опасливый взгляд на доктора, Красавица, не отпуская руки Румпеля, сделала шаг назад, будто хотела отвести подальше или вовсе попытаться уйти вместе с магом из больницы. Но её планам не суждено было сбыться. Доктору не слабо досталось, но Принцессе было сложно поверить, что он больше не причинит ей вреда. Голос Румпеля и его ласковый взгляд ненадолго отвлекли от переживаний. Она уже не жалась к нему и даже отпустила руку.

- Без причины? - переспросила мисс Френч. Причина была, и сам Голд уже частично её узнал, да и сам доктор мог бы всё подтвердить, но кажется, что эти двое не связали события вместе. Прикосновение к щеке заставило улыбнуться, но совсем чуть-чуть. Общество Румпеля дарило покой, и Красавица даже сделала несколько шагов в сторону коридора. Она почти согласилась пройти осмотр, но тут в памяти всплыл новый фрагмент. Кажется, что тогда тоже был осмотр. Вроде бы успокоившаяся Принцесса в ужасе уставилась на доктора, что шёл неподалёку.

- Нет, - тихо произнесла Белль и остановилась. - Я не пойду туда. Если хотите меня осматривать, то смотрите, но не здесь. Не в том кабинете.

Губы Красавицы дрожали и, бросив несколько взглядов сначала на доктора, потом на мага, она развернулась и хотела снова бежать прочь из больницы. Девушка уже сделала шаг в противоположном направлении, как перед ней в несколько шагов "вырос" мужчина. Медбрат просто шёл по своим делам, но этого было достаточно, чтобы напугать и без того шуганную Белль. Она резко развернулась и, выкрикнув что-то не слишком разборчиво, бросилась бежать. Сложно представить, откуда только у неё столько сил? Но Принцесса пронеслась мимо Румпеля и даже чуть не сбила доктора, огибая его и уносясь всё дальше по коридору.

Она успела добежать до самой лестницы и, возможно, умчалась бы и дальше, если бы к ней на встречу не спускалась медсестра. Та самая, что помогала доктору Вейлу. Не запомнить эту мадам было сложно, и поэтому, взвизгнув, девушка бросилась прочь. Вышло так, что она развернулась и побежала в обратную сторону, чуть не снеся с ног доктора и мага по очереди.

- Там женщина! Та самая женщина! Господи, я не хочу! Мне страшно. Румпель, забери меня отсюда! Пожалуйста, забери! - на взрыд умоляла принцесса, цепляясь за мужчину, как за спасательный круг. - Я пройду осмотр. Я буду послушной. Я буду хорошей. Честно. Только давай потом уйдем.

Отредактировано Belle (2022-09-28 19:09:57)

+2

15

Белль как будто пришла в себя, но всё ещё казалась напуганной ланью – сделай неверное движение, и она убежит. Поэтому Голд вёл себя настолько мягко и ласково, что многие из жителей Сторибрука, увидев его сейчас, не поверили бы своим глазам. Доброе чудовище? Вернее было бы сказать – прирученное чудовище, потому что своим сочувствием, поцелуем и попыткой спасти его от того, что он добровольно на себя принял, Белль создала между собой и Румпельштильцхеном некую нерушимую связь. Она могла быть любовной или дружеской, крепкой или едва заметно мерцающей нитью во тьме, но она была, и от этого никуда не деться.
- Думаю, нет никакой разницы, где проводить осмотр, - сдержанно произнёс Голд, но взглянув на доктора Вейла, сузил глаза. В этом кабинете случилось что-то плохое, иначе Белль не начала бы снова нервничать. Нужно скорее покончить со всей процедурой и увести бедняжку отсюда. Голд уже хотел взять её за руку, но тут напуганная лань опять сорвалась с места… и кинулась бежать.
- Белль! – Голд метнулся следом, чуть ли не подпрыгивая на здоровой ноге и стуча тростью о больничный кафель. Он передвигался гораздо быстрее, чем этого можно было ожидать от человека с увечьем. От тревоги и злости сердце опять застучало в груди. Тьма бесновалась внутри, требуя всё-таки воздать Вейлу, а потом уже искать девушку. Голд с трудом, но справлялся с искушением. – Белль!
К счастью, далеко она не убежала. Рыдающая Белль примчалась обратно, в распахнутые ей навстречу объятия. Голд бережно прижал её к себе, поглаживая, успокаивая. Стиснув зубы, он выслушал новую информацию о какой-то женщине. Кто это мог быть? Медсестра? Та самая, что заглянула сейчас в коридор и кинулась бежать, словно увидела самого чёрта? О, задержись она на пару секунд, ещё не таких чертей успела бы повидать, прежде чем Голд отшвырнул бы её магией подальше! Но сейчас всё его внимание отвлекла на себя плачущая Белль. И её слова. Что же эти твари с ней сделали, что храбрая принцесса, которая не убоялась пойти со злым колдуном, теперь лепетала, что будет хорошей, будет послушной? Да что же это такое?!
Медсестра. Она не сделала бы ничего без указаний доктора Вейла. Отпустив Белль – всего лишь на минуту, ведь ей, кажется, уже стало лучше, - Голд развернулся к доктору и не сдержался: ударил его по лицу ещё два раза. От всей души. За все осмотры разом, за новую истерику Белль. За последние её отчаянные слова.
- Ты посмотришь её в другом кабинете, - прошипел Тёмный, до боли сжимая набалдашник трости, чтобы удержать себя в руках, - и попробуй только напугать Белль ещё раз. Я снесу эту аидову больницу вместе с фундаментом, на котором она стоит!
Полагая, что Вейл достаточно устрашён, Голд бережно, но крепко взял девушку за руку, надеясь, что она не начнёт вырываться, и повёл за собой, по дороге успокаивая и увещевая, напоминая уже в который раз, что рядом с ним она в полной безопасности.
- Белль, я ведь и подумать не мог, что ты здесь. Иначе я бы приложил все усилия, чтобы забрать тебя отсюда, оформить все бумаги и обойти все препятствия, - взволнованно говорил Румпельштильцхен, игнорируя нескольких растерянных людишек, которые попались навстречу и услышали всё это. – Я бы не позволил никому так обращаться с тобой. Кора, - тут ему пришлось сделать над собой усилие и сглотнуть ком в горле, - хоть и без сердца, но оказалась, похоже, гуманнее тех, у кого оно формально есть. А я было решил, что это заклятье какое-то… Но оказывается, ты просто испугалась Сторибрука, где тебя мучили!

+2


Вы здесь » Crossbar » фандом » Чудовище, красавица и доктор