пост недели от porchay
Это было первым, что он сказал кумиру. Но Баркод на самом деле не знал, что должен был рассказать. Им предстояло работать вместе... Читать далее...
Зима пришла!
Писать посты, пока пальцы не замерзли...
Согревайте друг друга с:

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » партнерство » Marauders: Aftershocks


Marauders: Aftershocks

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

https://i.imgur.com/45ugdXY.png

+1

2

ЖДУ НЕ МЕРТВОГО МУЖА


Askold Urusov  |  Аскольд Урусов
любовью чужой горят города
извилистый путь затянулся петлей
когда все дороги ведут в никуда
настала пора возвращаться домой
https://i.imgur.com/CWa6f00.png
полукровка, 34 года, драконолог |anton pampushnyy


ПОДРОБНОСТИ

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ


[indent]Уравнивание в правах в начале 20 века в ССМР и княжеский род Урусовых не обходит стороной. Большая часть семьи бежит в Париж, в то время как в стране остается только магическая его ветка. Через десять лет Рюрик Урусов женится на чистокровной волшебнице, которая ему детей нарожает, а после третьего сбежит, пылая ненавистью к ССМР. Мир же замрет на долгие годы Второй Мировой войны, в стороне от которой и Урусов-старший не останется, вернувшись оттуда со второй женой, чьи любящие руки его в госпитале спасли. Полукровная волшебница с русским именем Алена, именно она родит Рюрику последнего и любимого сына - Аскольда.
[indent]У него сложные отношения со старшими братьями и сестрами, но независимости хватает с детства, а как школа подходит - и того становится больше. Он попадает на Сварог, чувствуя себя витязем из былин, там же находит друга на все будущее, что их ждет - вместе с Вестером Балажем они мечтают о том, как драконов укрощать будут. Хотя первым испытание для Урусова становится Фалька Балаж, младшая сестра Вестера. Он зовет ее венгерской хвосторогой, они не сходятся в слишком многих вещах, но чем старше становятся, тем слаще поцелуи. Они ссорятся, мирятся, Фалька говорит, что драконы это кошмар, Аскольд уверяет, что кошмар - это Фалька. Она оставляет на щеке Аскольда яркий след своей ладони, а он целует ее, приговаривая, что такая драконица и самому нужна.
[indent]Он исчезает на целый год, который проходит от его выпуска до выпуска Фальки, а потом похищает ее нахально, обещая ей весь мир взамен на ее любовь.
[indent]Они переезжают в Киев, пока Аскольд драконов спасает, Фалька в Отделе тайн работает. Несколько лет безоблачного счастья, наполненного страстью и огнем, а потом одна-единственная охота на браконьеров в попытке спасти раненого дракона заканчивается тяжелым ранением на грани смерти. Для всех Урусов погибает, сам же в беспамятстве валяется в какой-то глухомани, которой нет ни на маггловских, ни на магических картах. Ему кажется, что он мертв, обожжённый, как никогда ранее, что в нем ничего живого не осталось. Чтобы вернуться, уходят годы, слишком долгие, а на плече белеет руна, парная к той, что у Фальки есть. Но приходит момент, когда он выясняет, что попытка его убийства была не случайна, что к этому приложил руку Валериус Драгой, отец Фальки, недовольный неподходящим браком дочери с полукровкой.
[indent]Он возвращается, чтобы узнать, что у него ничего не осталось. И что все придется начинать заново. Аскольд выясняет, где искать Фальку, и едет в Лондон, попадая в круговорот войны, легко выбирая сторону, хотя и без особого желания вступая в противостояние. Но пунктом первым в его списке стоит возвращение Фальки.
[indent]От Вестера:
[indent]У Вестера множество знакомых, с десяток приятелей и всего пара друзей. В эту пару входил и Аскольд. Оба сварожичи, нас так и называли. Еще: ”Два сапога пара, и оба на левую ногу”,- потому что вынести концентрацию твоей решимости и моего упорства было испытанием как для преподавателей, так и для сверстников. Ты смелый и умный, я смелый и упрямый. Я красивый, ты - местный. Где пускал Бомбарду ты, я пёрся под обороткой и наоборот. Я Настенька, ты Урус. Все по Шекспиру.
[indent]Нам было весело. Стоит признать, что с первого дня, когда мы начистили друг другу лица и ты выбил мне два последних молочных зуба. Это было посвящение в братство, побратимство на крови для семилеток.
[indent]На самом деле расти с единомышленником-сокурсником - очень ценно. Ты был близок мне по духу, но методы и подходы к решению проблем у тебя были другие. Вместе мы могли и делов наворотить, и последствия ликвидировать, и новое познавать без отрыва от процесса выдумывания нового плана по поиску молодильных яблок  в условиях ограниченных возможностей. Я ревновал тебя к Фальке, потому что она моя сестра. А ты - друг. И лет до 16 два этих факта существенно конфликтовали в моей голове. Но ни то, ни другое я не мог бы предать.
[indent]Решение взяться серьезно за изучение драконов укрепил во мне ты. Вообще, многие из решений, которые я принял, проходили и через сито твоего мнения тоже. Отец не одобрял мою дружбу с полукровкой, но он же вещал мне о достоинстве, и второе всегда перевешивало первое. И как во всякие годы, проходить практику мы так же отправились вместе. Фактически, ты был мне старшим братом, которого вживую у меня никогда не было.
Потом мы породнились. Отец был  в ярости. Я был за вас счастлив. Ждал племянников и каждый четверг донимал вопросами, когда уже наконец? Был нещадно бит и разок стрелян из арбалета в мягкое.
[indent]Мы были семьей.
[indent]А потом ты погиб. Пропал, не найден, растерзан драконом, которых мог приручать, точно верных псов. Я искал как мог долго, во имя слез и крови Фальки, во имя всех проведенных вместе лет и простой одержимости: я не мог в это поверить. Но мне пришлось.
[indent]И все же, многие годы меня точило неясное, гадкое, темное ощущение неправильности твоей смерти. Будто меня обвела вокруг пальца смерть в нечестной игре в наперстки, где ставкой была твоя жизнь. Даже теперь я нет-нет да возвращаюсь к поискам, мыслями - к тем злополучным событиям. Фальке сказать не смог бы - второго омута горя она не вынесет. Но та червоточина и по сей день держит нас крепко связанными друг с другом. Только ты можешь пролить свет на события черного дня, разбившие сердце, но не семейные узы.
 

ДОПОЛНИТЕЛЬНО


[indent]По сути и без эмоций:
[indent]Фалька и Аскольд были женаты около шести-семи лет. У них парные руны Лели и Уд, любовь до гроба, Вестер с помпонами, требующий племянников - единственного ребенка Фалька потеряла, переживая пропажу Аскольда. Сейчас Фалька замужем за послом Венгрии в Лондоне, он умирает и в этом винят госпожу Балаж [спойлер: она не виновна]. Что именно задержало Урусова в возвращении к жене помимо ранения предлагаю обдумать вместе, как и то, чем он занимался в Лондоне во время Первой магической. 
[indent]Ознакомиться с ССМР (СССР) и Колдовстворцем.
[indent]Внешность не менять, я знаю, мало графики, непопулярная - но я вас одену и раздену. Пампушный это краш, я вам даже принесу два фильма для полного кайфа и образа.
[indent]При себе иметь любовь к стеклишку, чувство юмора, любовь к постам, большим и малым, а так накуриваю без смс и регистрации.

СПОСОБ СВЯЗИ С АВТОРОМ


зовите в гостевой, а дальше решим.


Пример поста автора

пост вставляем сюда

0

3

ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ ЧУЕТ, ОТКУДА ДУЕТ ВЕТЕР


Edward McDuff  |  Эдвард МакДафф
Обычным оружием убивают только однажды, а словом убивают снова и снова
- Терри Пратчетт "Правда"

https://i.imgur.com/pcflYAJ.gif
полукровный, 42-50, специалист по журналистским расследованиям в газете "Люмос" | John Simm


ПОДРОБНОСТИ

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

«В кого ты превратился Эдвард?»

Макдафф усмехается сквозь сигаретный дым, трёт заросший щетиной подбородок и путает кофейную чашку с пепельницей. Голос бывшей жены звучит в его голове, точно проделки совести, страдающей от бессонницы. Вопреки распространенному мнению совесть у него есть и очень даже зубастая, просто к ней прилагаются недурные мозги. И они подсказывают — бывают моменты, когда совести не помешает поводок и крепкий намордник.

— Точно не в то, на что ты рассчитывала, Клэр, когда бросила меня.

Она ведь думала, что это паранойя, бред уязвленного самолюбия, когда он утверждал, что Ноби Лича подставили, чтобы сместить с должности Министра Магии. Что если Эдвард не одумается, то угодит или в Азкабан, или в палату для  душевнобольных в Мунго. Она пророчила ему это с такой горячей запальчивостью, что он всерьез стал полагать, что именно на это она и рассчитывает.

Но Эдвард Макдафф, творец «величайшего чуда и величайшей катастрофы магического мира», бывший глава избирательного штаба первого маглорожденного Министра Магии Ноби Лича, не был сумасшедшим. Он тонко чуял, откуда дует ветер. Он мог распознать игру на фактах, поскольку сам ее придумал. Он точно знал, кому лучший его друг поперек горла, кого тошнит от тех слов, что Эдвард вкладывает в речи Лича. И он методично вычислил причастность их всех к заговору, созревшему и исполненному в стенах Министерства. Начиная с Абраксаса Малфоя.

Опасно иметь столь влиятельных врагов, когда влиятельные друзья намерено отворачиваются от тебя. Разгромные статьи Макдаффа по итогам его расследования так и не увидели свет. Тогда он зарылся ещё глубже в постыдные тайны, тщательно оберегаемые чистокровной аристократией, и написал целую книгу, зная, что ни одно издательство не согласится ее напечатать. Он издал ее сам, мизерным тиражом, почти полностью впоследствии изъятым и уничтоженным. Как и его прежняя жизнь.

Почти.

Эту книгу ещё можно отыскать среди тех, кто множил ее копии. Так одна из  них попала в руки главного цензора Спенсера-Муна — и ему Эдвард Макдафф обязан той жизнью, что ведёт теперь.

— Устойчивость всех процессов в магической Британии состоит в том, что она опирается на мощную корневую систему многовековой аристократии,— Спенс неторопливо помешивает чай в своей чашке. Эдвард душит в себе несогласие с его словами и продолжает слушать,— Свалить этот лес представляется задачей невыполнимой. Сжечь его значит пожертвовать очень многими жизнями тех, кто обитает в его тени. Однако нельзя расписываться в бессилии. Нужно выйти из тени. Нужно растить новый лес так, чтобы он был на виду, по возможности стараясь не допускать прежних ошибок. Или оставлять возможность другим указывать, где эти ошибки совершены, чтобы их исправить. Мы, разумеется, не можем в одиночку высадить этот лес. Но мы можем осветить место, откуда он начнется.

«В кого ты превратился, Эдвард?»

Макдафф держит в бумажнике колдографию из своей прошлой жизни. Жена и дети весело смеются и машут ему руками. Он — автор этого кадра. Пророческий снимок, на котором его нет. Дюжину лет нет рядом с детьми, с которыми Клэр запрещает ему видеться.

Он смотрит в ее смеющиеся глаза и отвечает на вопрос, который она не задавала:

В журналиста, Клэр, вот, в кого я превратился. В того, чья совесть спит, когда он проникает на «частную территорию», когда покупает информацию, когда хитростью и уловками добывает необходимые сведения. В актера, меняющего личины по необходимости. В ищейку, упорно идущую по следу. Совесть закрывает глаза на методы, но именно она указывает мне цель.

«Люмос» заменяет ему семью.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Про "Люмос"

Фактурный, побитый, но не сломленный жизнью Эд МакДафф, человек с необычайно проницательным умом и твёрдыми принципами, непременно должен найти своего игрока! Концепт обсуждаем, я всегда открыт предложениям и поправкам. От себя обещаю интерес к игре, нечастую, но стабильную отпись, помощь в генерации безумных идей, полное отсутствие придирок, претензий и какой бы то ни было ревности. У нас очень тёплая атмосфера, вы обязательно вольётесь.

Для вдохновения сеттингом "Люмоса" рекомендуется к прочтению: Терри Пратчетт - "Правда"; к просмотру - сериал "Большая игра" (State of Play), 2003 года. Если не читали и не видели - не страшно, если читали и/или видели - ну вы всё уже поняли)))

Вскорости (о, я надеюсь, что вскорости!) здесь появятся заявки на остальных членов команды "Люмоса", у меня уже вся компания живёт в голове. Если вам вдруг интересно попробовать какой-то иной образ в этом же сеттинге - милости просим в гостевую.

СПОСОБ СВЯЗИ С АВТОРОМ

стучитесь в гостевую, дам тележку).


Пример поста автора (МакДафф тут тоже есть!)

Зажигая на кончике палочки "люмос" в кромешной тьме, нельзя быть уверенным на сто процентов в том, что явит глазам свет, до чего дотянется, что сумеет выхватить из жадных зубов сумрака. В "Люмосе" привыкли готовиться ко всему и, надо заметить, всякого навидались. Но подобного случая припомнить не могли.
Ну, может быть, Спенс мог. На его лице не отразилось ни грамма удивления, впрочем, умеет ли мистер Спенсер-Мун, главный редактор "Люмоса", вообще удивляться, был для его редакции тот ещё вопросец, а они знали толк в вопросах.
Баллинджер, опоздавший на утреннюю летучку из-за того, что его шарф, по обыкновению преследуя его по улице, запутался в ветвях куста, и его пришлось выпутывать под хохот воробьёв, неслышно прошёл в кабинет и, оценив выражения лиц коллег, пристроился на жёсткий стул поближе к Летише. В её руке оставался листок, явно явившийся в это утро центром всеобщего внимания. На него никто не смотрел. Но все о нем думали.
- Ну что ж, - вздохнул Рей с видом святого великомученика, готового великомучиться на благо ближних, - Придётся вспоминать, чем отличается Шираз от Мерло...
- Не дури, Барти, - отмахнулся от него Макдафф, качая головой, - Селвин - не прекрасная дама, не обманывайся тонкой выделкой его шерстяных мантий. Он откусит тебе голову.
Рей ничем не выдал, что был задет, но оказался все-таки выдан - лёгким румянцем, подсветившим скулы. К прискорбию, среди присутствующих не было прекрасных дам, способных это оценить.
Селвин? - Баллинджер перевёл вопросительный взгляд на Летишу, и та протянула ему свой листок.
- Кто видел вблизи его мантии, - проворчал Рей, явно находящийся в поиске того, кому тоже следовало зардеться, не оставив его в одиночестве, - Нотт? Вы родственники вроде?
Баллинджер поморщился, поднимая глаза от листка, увлекательно повествующего о том, что мистер Торнтон Теодор Селвин изъявил желание дать интервью газете "Люмос".
Джастин никак не прокомментировал "Нотта", оставив Барти право немного повредничать с утра.
- Кристал? - честно говоря, в это утро Джастин не находил в себе устремлений поближе рассмотреть мантию Селвина.
Хотя думал об этом прежде и не единожды. И даже беседовал с ним на свадьбе его сестры, так что имел честь оценить мастерство ведения беседы, которое тот демонстрировал всем желающим.
- Ни за что, - отозвалась Кристал сухо, - Я уже говорила с этим парнем, когда случился тот алкогольный скандал c участием стирателей памяти, помните? Он шовинист, каких поискать. Мне он не скажет ничего.
- Что ж, - прозвучал наконец голос Спенсера, который все это время внимательно наблюдал за подчинёнными, - Я думаю, что мы пришли к очевидному выводу.
Джастин поймал взгляд главреда и серьёзно кивнул, поднимаясь со стула. Летиша сделала ему знак, что готова пересказать ту часть летучки, что он пропустил. Люмосовцы расходились по местам.
- Загляни ко мне после обеда, Баллинджер, - Макдафф, выходя, тронул Джастина за рукав, - Расскажу, что удалось нарыть на Селвина.
- Не жалей его, Джастин, - тихо, как будто между прочим заметил Спенсер-Мун, не поднимая глаз, когда Баллинджер последним покидал его кабинет, - Правда это хирург, которому часто приходится работать без обезболивания.


Старинный дом в Челси, зачарованный маглоотталкивающими чарами, явил себя Баллинджеру как будто нехотя, с аристократичной ленцой проявляя стройные вытянутые линии. Квартира Селвина ютилась под самой крышей. Почтовый ящик с её номером пустовал - Джастин, конечно же, не преминул туда заглянуть, - но был зачарован и вполне мог содержать скрытую корреспонденцию. Снимать чары Джастин не рискнул, не стремясь портить атмосферу беседы заранее - он и так прикидывал свои шансы на искренность Селвина в пропорции один к двадцати, несмотря на то, что тот сам предложил взять у него интервью. В самом деле, в случаях, когда Селвин говорить вообще не хотел, шансы снижались до одного к паре сотен.
Чисто выметенная лестница с коваными перилами вела в паучью обитель властителя алкогольного рынка, круто разворачиваясь совсем крошечными площадками в концах пролётов. Джастин, поднимаясь, с любопытством разглядывал двери, таблички на которых в большинстве случаев хранили девственную гладкость полированной меди.
О, - заявил Селвин, смерив Баллинджера взглядом.
В своё "о" он сумел вложить продолжительную речь о современной магической моде и элементарных правилах хорошего тона, обязывающих уважающего себя репортёра наносить визиты исключительно в визитках, не забывая выгладить сорочку, и непременно использовать серебряную булавку для галстука.
Джастин забыл, есть ли у него галстук вообще - возможно, был утерян в суматохе очередного скоропостижного переезда, - но Селвин мог бы помнить, что когда-то галстук был. На свадьбу своего старого и не очень доброго дядюшки Джастиниус, помнится, явился при галстуке, и на нём даже красовалась булавка. Там он её, впрочем, и потерял.
Сам Торнтон, разумеется, выглядел безукоризненно, в соответствии с ситуацией, временем суток, погодой и социальным статусом. Тем, которым располагал до своего путешествия в Азкабан, конечно.
Квартира несколько нивелировала общий уровень зубысводящего аристократизма - она куда больше напоминала жилища, в которых обретался обычно сам Джастин, чем особняк его отца - и отца Селвина. Тесное, сумрачное помещение, минимум мебели, потёртые обои, старый паркет. Торнтон явно не жил здесь - даже кровати в единственной комнате гость не увидел, впрочем, в кровать можно было трансфигурировать тот же шкаф.
Джастин вежливо улыбнулся Селвину, рассудив безмолвно, что господину бывшему руководителю подразделения регулирования алкогольного рынка, легилименту, шантажисту и вымогателю и - не доказано! - по совместительству также пожирателю смерти будет приятно расположиться на пару ступенек выше, нежели посетивший его репортёр. Хоть происхождения они оказались равного, Баллинджер не прочь побыть здесь человеком в мятой рубашке с шерстью низла(возможно) на пиджаке.
Всё равно вопросы здесь задавать будет именно он.
Поблагодарив хозяина за оказанную ему лично и "Люмосу" в частности честь, Джастин устроился в одном из кресел, приготовил блокнот и коротко, решительно выдохнул, поднимая глаза на своего визави.
Он полагал, что знает, для чего Селвину понадобилось это интервью, хоть не понимал до конца, по какой причине легилимент остановился именно на "Люмосе", тогда как мог бы избрать любое издание, в том числе вольготно расположиться в вотчине мистера Нотта, чью тень за спинкой своего кресла Джастин ощущал в это мгновение так отчётливо.
- Итак, мистер Селвин, поскольку вы сами были инициатором сегодняшней беседы, я считаю необходимым предоставить вам вступительное слово, которое непременно будет донесено до наших читателей. Вы долгое время отказывали в интервью, в том числе и нашему изданию. Раз вы сменили свою позицию, стало быть, теперь вам точно есть, что сказать?

0

4

САМАЯ ОБАЯТЕЛЬНАЯ УЛЫБКА ЖУРНАЛИСТСКОГО ПОДПОЛЬЯ


Bartholomew Ray  |  Бартоломью Рей
— Ты уверен, что все это правда?
— Я уверен, что все это журналистика.

- Терри Пратчетт "Правда"

https://i.imgur.com/RSgMWR8.gif
маглорождённый, 24-32, корреспондент в газете "Люмос" | James McAvoy


ПОДРОБНОСТИ

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

Семью Рэй не сбросишь со счетов, хотя порой очень хочется. Она незримо стоит у руля всего сущего, деликатно держит ладонь на плече даже больших политиков, вынужденных помнить, какой вес или невесомость могут придать их словам и какой образ нарисовать для обывателей. Нет, семья Рэй не криминальные авторитеты, видите, они не приставляют к затылку жертвы пистолет c взведённым курком. Всего лишь кладут ладонь на плечо с ощущением бульдожьей хватки и ласково напоминают о тв-рейтингах. О популярности, которую так легко получить и потерять. Всего лишь пара распоряжений сверху, господин сенатор. Всего лишь маленький ролик в прайм-тайм.

Тем более досадно, что в волшебном мире никто знать о них не знает. У волшебников есть "Пророк" и колдорадио, но нет ни одного телевизора! Какое возмутительное  варварство.

Барту досадно, когда в ответ на его представление собеседники крутят аристократическими носами:

- Рэй? Никогда о таких не слышал. Ты что, из этих?

Носы хочется поправить, но Бартоломью прекрасно держит себя в руках. Вместо кулаков он использует змеиный яд - его источают слова, произнесенные с самой радушной и обаятельной из его улыбок. Эта игра будет вечной, касается ли она волшебников или маглов. Сын крупнейшего тв-магната Британии, по стечению обстоятельств оказавшийся волшебником, тоже, представьте себе, прекрасно знает ее правила. Более того - ещё и побеждает. Его научили побеждать.

Бартоломью пускает в ход свое обаяние, прекрасные манеры и семейную хватку. Он быстро соображает, что в этом "другом" мире к чему. Магия для него не сказка, ставшая реальностью, а классный рабочий инструмент, один в ряду многих. Он приглядывается, принюхивается к новому окружению, пробует на зуб, на прогиб и на возможности. Не пасует перед сильными мира сего - потому что там, в другом мире, он из тех же сильных, по праву рождения.

И его мало волнует, что кто-то не хочет с этим считаться. Более того, это Барта забавляет. И вызывает желание сделать так, чтобы считаться все же пришлось. Сквозь скрежет стиснутых челюстей.

Потому он не возвращается после школы в магловский мир: тому достаточно всех остальных Рэев, тогда как волшебному их, по скромному мнению Бартоломью, критически не хватает. Потому сперва колдорадио, потом редакции газет помельче, потом и работа внештатным журналистом "Пророка". Чтобы убедиться: правила игры неизменны, какого бы мира они ни касались. А значит нет ничего невозможного. Семья Рэй не сразу стала теми, кто придерживает вожжи, управляющие магловской Британией, так что почему бы Барту тоже не начать "с нуля".

"Люмос" - прекрасная отправная точка, - думается Бартоломью. Да, несколько скандально и опасно чертовски, зато на самом острие. Зато с газетой хотят говорить те, кто не доверяет "Пророку". Барт полностью поддерживает это стремление, когда берет интервью у очередного волшебника, пожелавшего озвучить правду, какой бы неприглядной она ни была. Конечно, все правительственные издания - продажные и работают по указке сверху, вы совершенно правы, госпожа, - Рэя любят женщины всех возрастов, чем он не гнушается пользоваться, исключительно в интересах дела, - Но мы в "Люмосе" всегда позволим вам сказать все, что вы считаете нужным. Вы будете услышаны. Вас хотят слышать. Я хочу вас слышать.

Смотрите, я совершенно обезоруживающе с вами честен. Вы можете вверить мне свою правду. Не сомневайтесь.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Про "Люмос"

Доска про "Люмос" на Pinterest

Концепт Барти кажется мне вкусным и обладающим отличным потенциалом для развития, построения связей и всяческих ролевых ништяков. Но всё обсуждаемо! Готов обговорить с вами любые поправки и найти компромисс. От себя обещаю интерес к игре, нечастую, но стабильную отпись, помощь в генерации безумных идей, полное отсутствие придирок, претензий и какой бы то ни было ревности. Приходите, играйте, творите. Форум весёлый, дружный, с прекрасной атмосферой.

Для вдохновения сеттингом "Люмоса" рекомендуется к прочтению: Терри Пратчетт - "Правда"; к просмотру - сериал "Большая игра" (State of Play), 2003 года. Если не читали и не видели - не страшно, если читали и/или видели - ну вы всё уже поняли)))

Вскорости (о, я надеюсь, что вскорости!) здесь появятся заявки на остальных членов команды "Люмоса", у меня уже вся компания живёт в голове. Если вам вдруг интересно попробовать какой-то иной образ в этом же сеттинге - милости просим в гостевую.

СПОСОБ СВЯЗИ С АВТОРОМ

стучитесь в гостевую, дам тележку).


Пример поста автора (здесь есть Барти!)

Зажигая на кончике палочки "люмос" в кромешной тьме, нельзя быть уверенным на сто процентов в том, что явит глазам свет, до чего дотянется, что сумеет выхватить из жадных зубов сумрака. В "Люмосе" привыкли готовиться ко всему и, надо заметить, всякого навидались. Но подобного случая припомнить не могли.
Ну, может быть, Спенс мог. На его лице не отразилось ни грамма удивления, впрочем, умеет ли мистер Спенсер-Мун, главный редактор "Люмоса", вообще удивляться, был для его редакции тот ещё вопросец, а они знали толк в вопросах.
Баллинджер, опоздавший на утреннюю летучку из-за того, что его шарф, по обыкновению преследуя его по улице, запутался в ветвях куста, и его пришлось выпутывать под хохот воробьёв, неслышно прошёл в кабинет и, оценив выражения лиц коллег, пристроился на жёсткий стул поближе к Летише. В её руке оставался листок, явно явившийся в это утро центром всеобщего внимания. На него никто не смотрел. Но все о нем думали.
- Ну что ж, - вздохнул Рей с видом святого великомученика, готового великомучиться на благо ближних, - Придётся вспоминать, чем отличается Шираз от Мерло...
- Не дури, Барти, - отмахнулся от него Макдафф, качая головой, - Селвин - не прекрасная дама, не обманывайся тонкой выделкой его шерстяных мантий. Он откусит тебе голову.
Рей ничем не выдал, что был задет, но оказался все-таки выдан - лёгким румянцем, подсветившим скулы. К прискорбию, среди присутствующих не было прекрасных дам, способных это оценить.
Селвин? - Баллинджер перевёл вопросительный взгляд на Летишу, и та протянула ему свой листок.
- Кто видел вблизи его мантии, - проворчал Рей, явно находящийся в поиске того, кому тоже следовало зардеться, не оставив его в одиночестве, - Нотт? Вы родственники вроде?
Баллинджер поморщился, поднимая глаза от листка, увлекательно повествующего о том, что мистер Торнтон Теодор Селвин изъявил желание дать интервью газете "Люмос".
Джастин никак не прокомментировал "Нотта", оставив Барти право немного повредничать с утра.
- Кристал? - честно говоря, в это утро Джастин не находил в себе устремлений поближе рассмотреть мантию Селвина.
Хотя думал об этом прежде и не единожды. И даже беседовал с ним на свадьбе его сестры, так что имел честь оценить мастерство ведения беседы, которое тот демонстрировал всем желающим.
- Ни за что, - отозвалась Кристал сухо, - Я уже говорила с этим парнем, когда случился тот алкогольный скандал c участием стирателей памяти, помните? Он шовинист, каких поискать. Мне он не скажет ничего.
- Что ж, - прозвучал наконец голос Спенсера, который все это время внимательно наблюдал за подчинёнными, - Я думаю, что мы пришли к очевидному выводу.
Джастин поймал взгляд главреда и серьёзно кивнул, поднимаясь со стула. Летиша сделала ему знак, что готова пересказать ту часть летучки, что он пропустил. Люмосовцы расходились по местам.
- Загляни ко мне после обеда, Баллинджер, - Макдафф, выходя, тронул Джастина за рукав, - Расскажу, что удалось нарыть на Селвина.
- Не жалей его, Джастин, - тихо, как будто между прочим заметил Спенсер-Мун, не поднимая глаз, когда Баллинджер последним покидал его кабинет, - Правда это хирург, которому часто приходится работать без обезболивания.


Старинный дом в Челси, зачарованный маглоотталкивающими чарами, явил себя Баллинджеру как будто нехотя, с аристократичной ленцой проявляя стройные вытянутые линии. Квартира Селвина ютилась под самой крышей. Почтовый ящик с её номером пустовал - Джастин, конечно же, не преминул туда заглянуть, - но был зачарован и вполне мог содержать скрытую корреспонденцию. Снимать чары Джастин не рискнул, не стремясь портить атмосферу беседы заранее - он и так прикидывал свои шансы на искренность Селвина в пропорции один к двадцати, несмотря на то, что тот сам предложил взять у него интервью. В самом деле, в случаях, когда Селвин говорить вообще не хотел, шансы снижались до одного к паре сотен.
Чисто выметенная лестница с коваными перилами вела в паучью обитель властителя алкогольного рынка, круто разворачиваясь совсем крошечными площадками в концах пролётов. Джастин, поднимаясь, с любопытством разглядывал двери, таблички на которых в большинстве случаев хранили девственную гладкость полированной меди.
О, - заявил Селвин, смерив Баллинджера взглядом.
В своё "о" он сумел вложить продолжительную речь о современной магической моде и элементарных правилах хорошего тона, обязывающих уважающего себя репортёра наносить визиты исключительно в визитках, не забывая выгладить сорочку, и непременно использовать серебряную булавку для галстука.
Джастин забыл, есть ли у него галстук вообще - возможно, был утерян в суматохе очередного скоропостижного переезда, - но Селвин мог бы помнить, что когда-то галстук был. На свадьбу своего старого и не очень доброго дядюшки Джастиниус, помнится, явился при галстуке, и на нём даже красовалась булавка. Там он её, впрочем, и потерял.
Сам Торнтон, разумеется, выглядел безукоризненно, в соответствии с ситуацией, временем суток, погодой и социальным статусом. Тем, которым располагал до своего путешествия в Азкабан, конечно.
Квартира несколько нивелировала общий уровень зубысводящего аристократизма - она куда больше напоминала жилища, в которых обретался обычно сам Джастин, чем особняк его отца - и отца Селвина. Тесное, сумрачное помещение, минимум мебели, потёртые обои, старый паркет. Торнтон явно не жил здесь - даже кровати в единственной комнате гость не увидел, впрочем, в кровать можно было трансфигурировать тот же шкаф.
Джастин вежливо улыбнулся Селвину, рассудив безмолвно, что господину бывшему руководителю подразделения регулирования алкогольного рынка, легилименту, шантажисту и вымогателю и - не доказано! - по совместительству также пожирателю смерти будет приятно расположиться на пару ступенек выше, нежели посетивший его репортёр. Хоть происхождения они оказались равного, Баллинджер не прочь побыть здесь человеком в мятой рубашке с шерстью низла(возможно) на пиджаке.
Всё равно вопросы здесь задавать будет именно он.
Поблагодарив хозяина за оказанную ему лично и "Люмосу" в частности честь, Джастин устроился в одном из кресел, приготовил блокнот и коротко, решительно выдохнул, поднимая глаза на своего визави.
Он полагал, что знает, для чего Селвину понадобилось это интервью, хоть не понимал до конца, по какой причине легилимент остановился именно на "Люмосе", тогда как мог бы избрать любое издание, в том числе вольготно расположиться в вотчине мистера Нотта, чью тень за спинкой своего кресла Джастин ощущал в это мгновение так отчётливо.
- Итак, мистер Селвин, поскольку вы сами были инициатором сегодняшней беседы, я считаю необходимым предоставить вам вступительное слово, которое непременно будет донесено до наших читателей. Вы долгое время отказывали в интервью, в том числе и нашему изданию. Раз вы сменили свою позицию, стало быть, теперь вам точно есть, что сказать?

0

5

Rupert Foster  |  Руперт Фостер, 40-45 | Глава отдела аннулирования случайного волшебства | Нейтралитет или ПС


Apocalyptica - Path Vol. 2
https://i.imgur.com/5LqOa1Z.gif https://i.imgur.com/Dh9LyRN.gif

Colin James Farrell

Ты – левая рука главы департамента. Большинство сотрудников нашего отдела считают, что без тебя третий уровень не был бы таким, каким он есть сейчас, в лучшем смысле этого слова. Ты - профессионал высшего класса, любящий свою работу по многим параметрам: от её мобильного характера и до способности напрямую влиять на происходящее. Некоторые желали бы видеть тебя на посту руководителя департамента, однако ты знаешь, что хороший специалист и хороший управленец – далеко не одно и то же.
Ты имеешь деловую хватку, гибкий ум, великолепную реакцию и способность трезво мыслить в стрессовых ситуациях, а это одни из самых ценных навыков для нейтрализаторов случайного волшебства.  Говорят, что ты – одиночка, индивидуалист, но это не совсем так. Возможно, это следствие профдеформации. Или, всё же, некие собственные тайны?


Nota bene. Если будет желание сменить внешность - просьба заменить хотя бы на аналогичную. Имя и фракция свободно менябельны. Специализация в плане магических дарований на выбор игрока, неупомянутые данные - тоже. Однако я подразумеваю, что Руперт – специалист широкого профиля, эдакий мастер на все руки, что прекрасно позволяет ему справляться практически с любыми непредвиденными обстоятельствами. Поэтому Фостер особенно ценен «в поле» и редко протирает штаны в кабинете, предпочитая оставлять некритичную бумажную работу на зама/секретаря. А казусов, поверь, у нас хватает. Особенно в последний год.

0

6

РАЗЫСКИВАЕТСЯ ЛУЧШИЙ ДРУГ
И БУДУЩИЙ ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР "ЕЖЕДНЕВНОГО ПРОРОКА"


Barnabas Cuffe | Барнабас Кафф
I am I, and I wish I weren’t
https://i.imgur.com/HiwuSRW.gif   https://i.imgur.com/EVGgpO1.gif

полукровный, 26, репортёр в газете "Ежедневный пророк" | Harry Lloyd


ПОДРОБНОСТИ

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

Берни поднимается на рассвете. Впереди столько дел, если слишком долго валяться в постели, и половины не успеешь. В его распоряжении огромный дом, сад — регулярный у дома и ещё один, буйно разросшийся сад с лабиринтами роз и огромными липами, принадлежавший бабушке Мод, за кованой калиткой в кованом заборе. В бабушкином саду флигель и пруд в кружевах кувшинок, качели, каменный мост, а дальше лес и река. Все это требует изучения, каждый уголок таит истории, все они жаждут быть рассказанными. Берни изучает Линден Дейл с живым и внимательным любопытством, он все фиксирует, все записывает, важна каждая деталь, ведь однажды все это будет принадлежать ему, когда-то в портретной гостиной на втором этаже появится и его, Барнабаса, портрет. Но это нескоро, а пока он в самом начале пути, путь будет непременно широк и светел, и уже очень скоро миру заявит о себе его магия, ведь он, Барнабас Кафф — волшебник.

Барнабас поднимается на рассвете. Вчера он снова шатался на опушке Запретного леса, на берегу Чёрного озера, за теплицами, в совятне, у ворот, на вершине Астрономической Башни, в библиотеке... или где угодно ещё, где можно найти истории, которые жаждут быть рассказаны. Или опять до поздней ночи торчал с Джастином, Хизер и Эммилин в редакции, готовя к выходу свежий номер газеты. А ведь эссе по истории магии само себя не напишет. Контрольная по зельеварению сама себя не подготовит. Доклад по трансфигурации сам не составится. Барнабас Кафф учится на «Превосходно», у него большое будущее. Весь мир будет знать его имя, ведь он — будущий великий волшебник.

Барнабас поднимается на рассвете. За окном его простой комнаты в простом доме дышит свободой лето, но Барнабасу не до праздных прогулок, не до отдыха, не до беспечности. Барнабас должен работать, чтобы помочь родителям свести концы с концами. У них больше нет огромного дома, нет сада, и второго сада тоже нет, нет флигеля и моста и липовый аллей, а старый лабиринт роз новый владелец выкорчевал, чтоб устроить на его месте фонтан. Вчера Барнабас встретил Хизер Гамп, когда был на работе. Он пытался спрятаться, пытался остаться незамеченным, но не получилось: Хизер подошла, и пришлось признаться, что на каникулах Барнабас подрабатывает. Он чуть со стыда не сгорел.
Теперь вся школа может и не узнает, но узнают Вэнс и Нотт, и отец Нотта, наверное, тоже. А Кафф так старался произвести на него впечатление... и на Гампа, и на Вэнса, но больше всего на Нотта. Кафф должен восстановить имя, он должен вернуть дом, и флигель, и сад бабушки. И он уже понял, что получается у него лучше всего: рассказывать истории. Те, что жаждут быть рассказанными.

Барнабас Кафф поднимается на рассвете. Страна охвачена войной и он — на незримом уровне передовой этой войны. Он сражается на невидимом фронте в битве тех, кто на самом деле владеет миром. Миром владеют те, у кого в руках информация?
Нет, миром владеют те, кто несёт информацию людям. Нет оружия, более недооцененного, чем истории, жаждущие быть рассказанными. Главное — верно выбрать, которую рассказать, а которую похоронить в тишине навсегда. У Барнабаса столько дел, если валяться в постели, и половины не успеешь. Он должен быть лучшим в редакции, он должен быть на виду, ему должны верить, его должны слышать. Он, Барнабас, должен соответствовать ожиданиям Веритуса Нотта, ведь именно он сядет однажды вместо Нотта в кресло главного редактора. Барнабас станет великим волшебником. Его будут знать все. И у него будет огромный дом. И сад. И ещё один сад, и липы, и розы, и пруд, и каменный мост, и флигель.
За окном, на горизонте, небо охвачено пожаром. Мир волшебников охвачен пожаром. Великобритания корчится в очищающем огне. Кто-то сгорит и ничего не останется. Кто-то восстанет из пепла. За окном Барнабаса полыхает заря.
Барнабас Кафф поднимается на рассвете.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Берни и Джастин сдружились в Хогвартсе практически сразу, хоть и были распределены на разные факультеты (Джастин оканчивал Хаффлпафф, Барнабас - рейвенкловец). Укрепил их дружбу похожий взгляд на мир и то, что они вместе положили начало школьной газете, отыскав и починив магический печатный станок. Вскорости к ним присоединились Хизер Гамп и Эммилин Вэнс.

Дед Барнабаса владел очень хорошим и прибыльным бизнесом, который сам развил почти с нуля, но он был слишком принципиален и честен, потому прогорел, а всё, что он успел построить, растащили по камешку конкуренты. Берни вырос в большом богатом доме, но к тому времени, как он поступил в Хогвартс, имение пришло в упадок, а затем, когда он учился на шестом курсе, его пришлось продать, поскольку семья уже не имела средств на то, чтобы содержать большое поместье.
Берни был вынужден работать летом, чтобы помочь родным свести концы с концами.

Семейная ситуация наложила серьёзный отпечаток на его характер и ко времени выпуска из школы они с Джастином, Хизер и Эммилин уже далеко не единомышленники. Берни всегда старался произвести хорошее впечатление на "правильных", "нужных" взрослых, в частности, на отца Джастина - Веритуса Нотта, который в настоящее время является главным редактором "Ежедневного Пророка". Берни твёрдо намерен занять его место, когда Нотт уйдёт в отставку, и всё для этого делает (согласно канону, ко времени основных событий истории Гарри Поттера, Барнабас Кафф - главный редактор "Ежедневного Пророка"). Его цель - восстановить доброе имя семьи и вернуть потерянное состояние.

Барнабас - вкусный, сложный типаж, человек с ворохом противоречий в душе, по сути неплохой, но способный вести себя как форменный засранец (и нередко так себя и ведущий). Если вы видели Гарри Ллойда в сериале "Дивный Новый Мир", то хорошо представляете, какого персонажа мы видим. Мы считаем, Гарри просто создан для такой роли. Если ещё не смотрели - посмотрите, хотя бы для того, чтоб им полюбоваться и втюриться вдребезги.

Мы уже понапридумывали вам тонну хэдканонов, несложившиеся романы, моральные дилеммы, привычки, семейные традиции, невесту и кучу всего разного и классного. Приходите, просто приходите, скорее, будем обожать, играть, жечь и пепелить.

СПОСОБ СВЯЗИ С АВТОРОМ

начнём в гостевой а там понесётся)


Пример поста (Берни здесь упоминается)

О да, слезы Барнабаса Джастин тоже не добыл бы ни за что, если б не подсуетился сразу же, как друга постигла незавидная участь: даже вообразить, что Помфри позволит нечто подобное, было невозможно. Было нечто циничное, очень холодное и даже отдающее злом в том, что, узнав о болезни друга, Джастин сразу подумал, что надо запастись светящимися слезами. Но самому Джастину это странное чувство даже нравилось, оно возбуждало и гораздо больше напоминало ему отвагу и доблесть, чем злой цинизм. Барнабас, к слову, считал так же, он совершенно не обиделся, напротив, был, похоже, даже немного расстроен тем, что Джастину эта идея пришла в голову раньше, чем ему.
Акцио банка Джастина, - Хизер, воспользовавшись его недолгой задумчивостью, совершает обманный маневр и ловко ловит банку - на зависть любому ловцу.
Джастин точно знает: он сам - ловец.
- А я говорил, что не только Мэтту достался талант ловца! - заявляет он не впервые, хоть и знает, что Хизер терпеть не может подобные разговоры и в квиддич все равно не пойдёт.
Ох уж эти рейвенкловские заучки, - нередко добавляет он, но не в этот раз: все-таки повестка дня куда занимательнее, чем талант ловца, зарытый Хизер в землю. У рейвенкловцев и так неплохой ловец, что уж там, а квиддичную карьеру после школы не собирается продолжать и сам Джастин. А вот Мэтт вроде да, так что тут как посмотреть: конкурент в лице брата не самый удобный нюанс для карьеры.
Это что… - тянет Хизер, разглядывая добычу Джастина, - дракон?
- Эээ... - мычит тот, наклоняясь к банке и заглядывая внутрь с противоположной Хизер стороны, - Ну выглядит как дракон, хотя, конечно, очень маленький. Вроде тех элементалей, которых используют для жарки каштанов, даже ещё меньше.
Хизер обзывает дракончика насекомым, на что тот как будто даже обижается, хотя нет уверенности, что он понимает человеческую речь.
В принципе для пойманного и запертого в банке существа, тем более крылатого, гнев и возмущение вполне естественны.
- Где достал? - спрашивает Хизер, возвращая банку.
- Нашёл, - ответ звучит исключительно глупо, хотя это чистая правда.
Джастин отмечает про себя этот парадокс - ему важно все, что сопутствует правде, все ощущения, которые она вызывает, - Хизер брезгливо морщится, стряхивая руку.
Руки её испачканы следами светящихся слез: Джастин не очень-то аккуратно их выливал. Опустив глаза, он обнаруживает, что и его собственные ладони поблескивают.
- Без него ничего не может быть сделано, - скрипит ворон на дверном молотке.
В который раз Джастин думает, что, попади он в Рейвенкло, ночевал бы на этой площадке каждый день. Построил бы тут себе шалаш, книжек натаскал...
- Время, - походя бросает Хизер и входит в открывшуюся дверь.
- Ох уж эти рейвенкловские заучки... - вздыхает Джастин, проходя следом.
Он же должен был это сказать.
Пока подруга переодевается, гость рейвенкловской гостиной вспоминает нужное заклинание, а затем собирает оставшиеся на его ладонях слезы привидений в пустую чернильницу, реквизированную с книжной полки, и запечатывает её свечным воском, присев у камина на корточки. Вряд ли чернильница зачарованная, стоит тут для нужд студентов. Рядом с пятью такими же.
Одной больше - одной меньше. В Рейвенкло вообще запас чернильниц, перьев и пергамента наверняка неисчерпаемый.
Я что подумала, - возвещает вернувшаяся Хизер, - подумала, что дракончик похож на привидение.
Джастин, поднимаясь на ноги, многозначительно демонстрирует ей чернильницу со слезами, встряхивая в руке, затем прячет в сумку.
Хизер верно подметила: привидение прошло бы сквозь стекло. Банка обычная, не зачарованная, из гостиной Хаффлпаффа: чернильниц там может и не так много, зато банки и корзинки для печенья точно всегда есть.
- ...надо спросить у кого-то кто в курсе насчёт слёз у привидений. Нужно поговорить с кем-нибудь из них. Мало ли.
- Запомнить: не плакать перед смертью! - заявляет Джастин, поднимая указательный палец, - Да, я как раз попытался разговорить Толстого Монаха на этот счёт, заодно выяснил, что ему почти не довелось отведать поросёнка, поскольку духовенству в средневековой Англии разрешалось есть только двуногих животных. Монах говорит, что привидения не плачут, но насчёт Серой Дамы он не уверен. Она же живёт где-то тут, у вас? Ты давно её видела?

0

7

ЖДУ ХОРОШЕГО ПАРНЯ


Cameron MacFusty  |  Камерон МакФасти
Говорят, что в каждом законченном цинике живет несостоявшийся романтик.
https://i.pinimg.com/originals/67/29/0c/67290c21a0134f30eeb608d4cb6de576.gif
чистокровный, 36 лет, драконолог в фамильном заповеднике |sam heughan


ПОДРОБНОСТИ

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

[indent]Мы познакомились с тобой в Хогвартс-Экспресс в наш первый день. Ты, я и мой большой чемодан со сломанной застежкой. В общем, было бы романтично, не будь на по одиннадцать лет. Еще и Шляпа, стерва старая, развела нас по факультетам, сочтя меня умной, а тебя... ну ты сам знаешь, кем. Правда, нашей дружбе это не особо помешало, мне было с тобой легче, чем с девчонками, да вообще с тобой всегда было легко и просто. Ты ловил мою руку в попытке затеять драку с заносчивыми мальчишками, ты помогал мне там, где у меня были сложности. В дуэльном клубе я была твоей мотивацией стать лучше, чтобы меня переплюнуть, но наши соревнования никогда не переходили в нечто ужасное и неправильное. Ты показал мне драконов, не раз приглашая на Гебриды, и мы оба знали, что наша дружба не закончится даже тогда, когда закончится школа.
[indent]Наверное, я думала, что тебя быстро женят, но именно я сообщила первой, что выхожу замуж и попросила меня поддержать, быть моей подружкой невесты, моим посаженным отцом. Гиббон тебе не нравился, но я не обращала внимания на это, и неожиданно для меня, ты фактически отстранился от всего происходящего. Почему? Не расскажешь даже годы спустя? Или, может, выпьем бутылку огневиски на двоих и ты мне все-таки объяснишь?
[indent]Ты уезжал из Британии, спасал драконов, привозил их в заповедник, обзаводился новыми знакомыми. Я писала письма. Не поверишь, Кэм, ты единственный, кому я писала письма, я ненавижу их писать, но тебе писала. Постепенно мы восстановили эти отношения, твоих подружек я знала поименно, и меня они почти не бесили.
[indent]Именно я завербовала тебя в Орден. Хотя фу, какое слово - завербовала. Я тебе предложила стать частью чего-то большего. А ты согласился, как-то быстро и легко, словно тебе не хватало остроты в своей жизни. Поразительно, драконологу не хватало остроты. Теперь мы были на одной стороне, ты решил, что обязан обо мне заботиться, хотя я этого не просила. Мы нашли повод для ссоры из-за Гиббона - снова, но когда погибли мои родители, ты был рядом, за что огромное тебе спасибо. Ты не даешь мне совершить ошибку, которая может стать фатальной. А еще ты назначил себя тем, кто отберет у меня палочку, когда я доберусь до убийц моих родителей и младшего брата.
[indent]Не уверена, что у тебя получится, но посмотрим.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

[indent]Странная такая дружба от которой бывают дети, но на самом деле это не про нас с элементами броманса. На самом деле МакФасти единственный нормальный мужчина в жизни Амелии, чьи отношения вообще не очень-то разборчивые. Камерон не считает, что Амелия не умеет любить, но знает, что она видит мир в ином свете, и ей нужна помощь связи с социумом, ну вот такая она. В меню у нас флеши, орденские приключения, странное настоящее, спасение драконов, а еще бонусом приложится история с одним любопытным драконьим артефактом и его владелицей. Вам понравится.
[indent]Внешность хотелось бы эту, очень хочется больше рыжих и таких красивых.
[indent]А еще есть заявка на сестру.

СПОСОБ СВЯЗИ С АВТОРОМ

начнем с гостевой, а там в тг


Пример поста

В последние дни что-то странное происходило, будто память решетом становилась. Амелия приходила домой, падала спать, поутру не помнила ничего толком, но вдумываться в это она не хотела. Какие-то детали ускользали плавно, постепенно, мягко лавируя между осколками более серьезных воспоминаний. В голове звоном проходило предупреждение об опасности, но чем дальше, тем реже на него Боунс внимания обращала, будто не что-то серьезное. Ну мало ли, сил было не много, времени еще меньше, от рабочей загруженности можно было собственное имя забыть. От внерабочей — имя брата.
Амелия трет висок. Чай стынет настолько, что лимон вянет в напитке. Боунс вздыхает, с некоторым удивлением смотрит на строчки на пергаменте. И в упор не может вспомнить, чтобы писала их, как и не может вспомнить, что к этому привело. Раздраженно стучит ногтями по столешнице, оглядывая беспорядок на столе. Все как обычно, и ничего нового, кроме записки, ну да ладно. Наверное, пора что-то пить от памяти. Молодая еще, конечно, для этого, мать будет искренне возмущена нездоровыми нитями настроений. Но в целом и это можно перетерпеть.
— Боунс, ты долго будешь смотреть в пустоту?
Писгуд склоняет голову к плечу, рассматривая Амелию. Амелия пальцами пробегает по недавно обрезанным до каре волосам, задумчиво изучает лица своей группы. Точно. Им нужно разобраться с текущими делами, им нужно спланировать следственные мероприятия, а в голове какая-то совсем уж неприличная пустота.
— Значит так...
Взгляды в сторону Амелии беспокойные, беспокойнее остальных взгляд Эммилин. Боунс не привыкла неловкость ощущать, но сейчас ручку в руках вертится, на месте не стоит, нужно записать план действий, нужно разобраться с делами.
— Сэвидж, давай ты проверишь хозяина той лавки в Лютном, контрабанда явно через него пошла, но он отмалчивается. Попробуй схитрить, ну или не знаю, империо запрещаю применять... что?
Несколько пар глаз в немом удивлении впиваются в Боунс. Это что, реакция на шутку? Амелия славилась неподкупностью и умением следовать всем догмам закона, четко выполняя установленные правила, чтобы дела были проведены с точностью, без изъянов и возможности обойти конечное решение.
— Мадам старший аврор, я, конечно, все понимаю, и характер у меня дерьмовый, и сложности я тебе доставляю, но я еще вчера выполнил это твое распоряжение, и протокол в деле, ты его даже читала. Не помнишь, что ли?
Перо в пальцах Амелии замирает. Как и она сама. Ведьма сглатывает. Это уже нехорошо. Она не помнит ничего подобного, ни то, что отдавала уже это распоряжение, ни факт его выполнения Сэвиджем, и уже напрашивается новый вопрос: что еще Амелия успела забыть? Она трет висок. Последнее, что ей нужно, лишиться своего статуса железной ведьмы без слабостей, но, похоже, реноме начинает трещать по швам. Штопать дырки Амелия никогда не умела, из-за чего отчаянно сокрушалась ее мать.
— Ладно, — Амелия поднимается из-за стола, — все знают, кто что должен делать, дерзайте.
Она выходит из кабинета в коридор, делает несколько шагов, присаживается в полутемную нишу, в которой не сразу рассмотришь сидящего. И запускает пальцы в волосы. Взгляд скользит по полу, изучая его причудливые узоры и модные туфли, прикупленные вчера на распродаже со скидкой в пятьдесят процентов не потому, что денег нет, а потому, что скидка это всегда выгодно. Но с головой уже, похоже, беда. Совсем беда. Вот только как найти время на лечение, когда его катастрофически нет. Туфли и те куплены по пути от Министерства до дома, и через пару дней они займут место на полке, уступив ножки Амелии объятиям старых стоптанных тапок, в которых удобно бегать за преступниками.
Только какой в этом толк, если она скоро не вспомнит ни одного заклинания?
Пока помнит. Амелия в голове прокручивает одно за другим отработанные годам заклинания, ладно, нормально, помнит — уже хорошо. Может, и правда таблеточки, зелья, и все будет хорошо? Ну забыла, ну с кем не бывает?

0

8

СТАРШЕГО БРАТА


Edgar Bones  |  Эдгар Боунс
Разрушительный потенциал в каждом безграничен.
https://64.media.tumblr.com/1e2b5b41fa88ff1d16b620663d8960b9/tumblr_inline_pow7owG7Vb1u9q28v_250.gif https://64.media.tumblr.com/d57f4fd7365ca7dc85dedaaa23957b7f/tumblr_inline_poxn7ygGA81u9q28v_250.gif
полукровка, 37 лет, глава хит-визардов? заместитель главы хит-визардов? |adam demos


ПОДРОБНОСТИ

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

[indent]Первенец и гордость родителей. Ты всегда и во всем первый, после тебя можно не пытаться своими успехами хвастаться, ведь там, где достиг высот ты, нечего делать было, ни мне, ни нашему младшему брату Эдриану. И все же, я пыталась: я повторяла твои успехи, в чем-то я была лучше. Я находила приключения на наши пятые точки, после которых тебе приходилось брать вину на себя, ведь тебя ругают меньше. Так было до школы, так было в школе. В Хогвартсе мы были параллельными прямыми, которые не пересекались - но так мне казалось. На самом деле, ты делал для меня больше, чем я думала. И все за моей спиной, и я ничего об этом не знала. Ты знал, что я хотела стать аврором, и решил выбрать для себя будущее хит-визарда, чтобы не маячить на горизонте.
[indent]Когда я пыталась хотя бы замуж выйти раньше, чем ты женишься - ты лишь губы поджимал молчаливо. Орест Гиббон тебе не нравился, но любая попытка пойти наперекор моим желаниям для тебя заканчивалась скандалом, на твоей стороне были родители, Эдриан держал нейтралитет. Не знаю, пытался ли ты защитить меня от упреков родителей, но вряд ли мы могли с тобой об этом поговорить.
[indent]В твоей жизни все было прекрасно: работа, девушки, внимание. Но вокруг разгоралась война, и эта война не могла оставить тебя равнодушным. Свой выбор в пользу Ордена Феникса ты сделал быстро, и лишь спустя определенное время ты пришел ко мне с предложением вступить в организацию. Я тебе отказала. Мы впервые за пять лет могли бы с тобой откровенно поговорить, но у нас сложно с этим было. Ты ушел без моего положительного ответа, но вскоре я сама к тебе пришла с вопросом, в силе ли твое предложение. Так мы снова перестали быть параллельными прямыми и встречались не только по работе и на пятничных ужинах в отчем доме.
[indent]Война забирала близких, твоих, моих, общих. В такие минуты ты искал поддержки у меня, я ее давала очень скудно, но в наших с тобой родственных отношениях установилось хрупкое, зыбкое перемирие. Рухнувшее осколками, когда погибли родители и брат.
[indent]К январю 81 года ты женился и стал отцом. Дочери, названной в честь нашей матери, было около полугода, она болела и ты остался с ней и женой дома в тот день, а меня задержал мой бывший жених. Родителей и Эдриана убили, убивали жестоко, не брезгуя пытками. Мы оба понимали, что кому-то из нас мстили, а может и обоим. Казалось бы, в такие тяжелые времена мы должны были пойти на сближение, но когда я тебе рассказала, что Гиббон в тот вечер меня задержал, и я его подозреваю в причастности, ты пришел в бешенство. И во всем обвинил меня. Почти что выровненные отношения превратились в прах.
[indent]Это была не последняя потеря. Уже на самом финише войны, фактически ее финальной точкой стали убитые Фрэнк и Алиса Лонгботтомы. А потом потянулись аресты и суды, которые венчали приговоры виновникам, пусть и не всем. Казалось, наступило мирное время. Живи и радуйся. Но легко ли это, Эдгар? Получается? Как тебе спится ночами? Не снятся те, кого не вернуть потому, что мы где-то ошиблись и принесли их в жертву? Нет ли у тебя комплекса выжившего? Потому, что у меня есть, пусть и не такой острый. И я все еще ищу того, кто убил наших близких.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

[indent]Взаимоотношение Эдгара с миром, мотивация и привычки, история личных отношений, все это я не прописываю, все это вы решите для себя сами, а я чуть-чуть могу подсказать какие-то детали. Эдгар может жениться на Глории из-за случайно беременности, а может хотеть этого, может сейчас жаждать развода, быть в сложных отношениях или наоборот, в идеальных. Все на ваше усмотрение.
[indent]Отношения с Амелией сложно-сочиненные, осколочно-стекольные. Станет ли проще, неизвестно, но, возможно, сейчас они смогут поладить, а может все ухудшат. Наверное, будь между ними не год разницы, а больше, все было бы проще. А так Эдгар, который считает своей обязанностью заботиться о сестре, нарывается невольно на врожденную независимость и самостоятельность Амелии, что отдает легким флером неразделенной любви. Вот только чьей? Я не предлагаю вам падать в инцест, между ними никогда ничего не было в этом плане, но я предлагаю вам рассмотреть вариант, где в другом каждый из них чувствует свою половинку души, от чего все только становиться хуже. Вместе никак, врозь - еще хреновее.
[indent]Внешность обсуждаема, но хочется что-то свежее, не затасканное на ролочках.

СПОСОБ СВЯЗИ С АВТОРОМ

приходите и смело идите в лс, телеграм обязательно дам


Пример поста

[indent]Спать невозможно. Амелия закрывает глаза и видит тела родителей, тела Эдриана. Если мать убили сразу, то отца пытали, а брату досталось за явную попытку сопротивления. Всю картину, более-менее точно, почти сразу же восстановил Сэвидж. И теперь оставалось дело за главным, найти тех, кто это сотворил. Отсутствие метки над домом не приносило уверенности, что это не Пожиратели. Да, они стремятся сообщать о своих преступлениях, но могут и скрытничать, мстя особо рьяной сотруднице Аврората. Эдгар который день методично твердит, что это не ее вина, что мстить могли и ему, на что Амелия только смеется с долей истерики, отказываясь спорить. Ей не легче. По большому счету ей все равно, кто виноват в смерти родителей и младшего брата, она хочет найти и лично убить.
[indent]Лучше всего повесить на ветке, чтобы убийцы сдыхали долго, памятуя о том, кого они убили.
[indent]Сырой воздух врывается в легкие ранним утром, когда Амелия выходит из дома. Идет по неочищенным еще улицам, плывет в полумраке серости с белыми оттенками грязного снега. Рождественские украшения на магазинах и кафешках, окнах жилых домов, кажутся чем-то кощунственным, отбиваясь болью в легких.
[indent]Когда она вошла в дом, под ногами хрустели осколки разбитых елочных игрушек. И этот звук похож на хруст снега, от чего ее саму начинает подташнивать.
[indent]Она не аппарирует, а проделывает весь путь пешком до самого Министерства. Кончики волос начинают подвиваться от сырости, дважды она ступает в лужу, оставляя на коже сапог размытые грязевые следы. Амелия ничего этого не замечает, ей будто бы все равно, ступор хватко держит ее, не давая сорваться. Завтра похороны, которые она бессовестно спихнула на Эдгара и его жену. Амелия не разбирается в цветах, гробах и кладбищах, но зато она разбирается в том, что опоздала не просто так - по вине Гиббона. И эта мысль все дни просто вьется ниточкой вокруг, только сейчас собирается алыми крестиками вышивки на полотне невидимой картины преступления. Нужно вызвать Ореста, нужно задать ему вопросы. Совпадений в таких ситуация не бывает, как ни старайся их рассмотреть, и Амелия уже составляет план допроса, медленно отмирая из собственного состояния всеобъемлющего горя.
[indent]Уже в кабинете, где обитает ее группа, Амелия стаскивает отсыревшую мантию. Раннее утро спасает ее от сочувственных высказываний и бесполезных соболезнований. Завтра их будет много, завтра каждый будет считать своим долгом подержать ее за руку, выказывая приступы жалости, за которые хочется придушить. Не надо ее жалеть, ей это не поможет, а мертвым это, тем более, не нужно, что бы там не щебетала Глория. Амелия наливает себе большую чашку чая, оставляя ложку размешивать содержимое, и оборачивается к Сэвиджу:
[indent]- Ты покажешь мне отчет с места убийства моих родителей?
[indent]Сэвидж, кажется, здесь ночевал. Помятый вид, взъерошенные волосы, из-под свитера выглядывает вчерашняя рубашка, а он редко носил одну рубашку два дня, если имел возможность вернуться домой. И Амелия чувствует, как под ложечкой начинает сосать, как над головой сгущаются тучи. Она уже знает, что он сейчас скажет, но не торопит его, пока Сэвидж подбирает слова, чтобы отказать.
[indent]- Мел, пойми, это не я так решил, - начинает он издалека. Отводит взгляд, изучает старый стол, мебель тут вечная, Боунс вот уверена, что она помнит еще авроров века девятнадцатого.
[indent]Ложка начинает быстрее в чашке двигаться, звеня о стенки, отбиваясь сбивчивым ритмом готовой взорваться истерики.
[indent]- Ну...
[indent]Сэвидж мнется. Амелия кивает.
[indent]Зачем нужен ответ, если ты и так все понимаешь? Боунс резко разворачивается на каблуках, ложка замирает в чашке с чаем, дверь за ведьмой хлопает так, что со стен осыпается не только штукатурка, но и спящий на паутине в углу паук. Похоже, для него это тоже стало стрессом, такое напряжение, шлейфом потянувшееся за Амелией. Она идет уверенно в сторону кабинета главы Аврората, в стремлении влететь в него без стука и потребовать, чтобы дело Боунсов оставили ей, вопреки всем правилам и инструкциям. Но ей плевать на правила, сейчас она не хочет работать в их рамках. Пусть с ними считается кто-то другой, а она уже семнадцать лет отработав имеет право требовать для себя это расследование, ведь она лучше всех знает, что к чему.
[indent]Ее злость разбивается совершенно неожиданно о запертую дверь. Амелия дергает за ручку, со всей дури лупит по двери, распугивая домовиков, которые проводят утреннюю уборку и проходящих мимо стажеров. Но этого мало, и Боунс бьет ногой по двери, в надежде, что она откроется, хотя и так понятно, что за ней никого нет. И стучится она в пустоту.

0

9

ОТРЯД БОЙЦОВ-ИНТЕРНАЦИОНАЛИСТОВ


Elena Princip & Peter Borowiecki | Елена Принцип & Петр Боровецкий
Вставай, проклятьем заклейменный!
https://i.imgur.com/ERNLhNb.gif https://i.imgur.com/zHCj0jp.gif
pb\hb, 30-45, свободные охотники | Natalie Portman & Till Schweiger


ПОДРОБНОСТИ

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

Елена и Петр - добрые знакомые Антонина Долохова по парижским делам. Оба живут во Франции уже много лет, но никто до сих пор не знает, живут ли они вместе. Зато очень хорошо известно другое - Елена никогда не берется за дело без Петра, а Петр непременно приглашает Елену. Надо признать, такая политика приносит свои плоды - до настоящего времени их не то что не поймали, но не сумели даже уличить в делах, которые определенно тянут на несколько тюремных сроков.
Их услуги стоят дорого. Настолько дорого, что такие числа обычно пишут на бумаге, но стараются не произносить вслух. Однако, наниматель всегда знает, за что платит - эта пара еще никого не подводила, и уж если возьмется за работу - сделает, пусть даже на кону окажутся их собственные жизни, что уже не раз случалось.
Что связывает сербскую террористку с польским легионером?
Вероятно, жажда к свободе, к удобной и красивой жизни. К золоту. Верность друг другу. Особый азарт, который возникает на сложных заданиях.
Или это просто привычка, консерватизм?
В любом случае, когда Наталья Долохова решила помочь единственному сыну решить проблему с заключением под стражей, она знала к кому обратиться.

И не ошиблась.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Несколько фактов о персонажах:
- Елена, дочь сербского повстанца, казненного при восстании на фоне европейской войны, получила прозвище "Точка". Она заслужила его дерзким убийством марионеточного сербского премьера, о котором потом писали в газетах: "В вопросе балканских восстаний поставлена решительная точка".
- Петр, потомок старого шляхетского рода, много лет служил во Французском Иностранном Магическом Легионе, где набрался опыта боевых столкновений и решимости в поступках и мыслях.
- Оба пылают ненавистью к собственным правительствам и ограничениям, которые те накладывают на свободные европейские народы. Потому Елена стала грозой балканских диктаторов, а Петр рисковал жизнью в заморских владениях чужой страны.
- Ходят слухи, что они обрастают связями и копят золото для того, чтобы позже принять участие в масштабной войне, которая все должна расставить по своим местам. Однако, не исключено, что это только слухи.
- Елена творит магию при помощи кольца, а вот Петр использует традиционную волшебную палочку. Оба - опытные и крайне опасные боевые маги.

От меня:
- Менять можно все, кроме канвы образов.
- Давайте кошмарить Англию, деньги есть.

СПОСОБ СВЯЗИ С АВТОРОМ

@Wanderer_C


Пример поста

После предъявления ультиматума, Долохов пожелал остаться в одиночестве. Медленно он прогуливался по пустынным улочкам, временами морщась от налетевшего дыма, временами вдыхая дым от собственной сигареты. Он курил машинально, не задумываясь даже о том, что он делает и зачем; эта привычка, которую многие назовут одной из самых вредных, иногда помогала Долохову сосредоточиться. Тлеющий огонек в ночи, плотный ароматный дым, привкус хорошего табака — может быть, не хватало здесь только кальвадоса, столь любимого Антонином, но во время серьезных операций он все же предпочитал абсолютную ясность ума, хоть и отдавал себе отчет: даже это не всегда есть гарантия рассудительных решений.
Как вот несколько минут назад, например. Разве стоило срываться и раньше времени начинать показательные казни? Разумеется, нет. Долохова сильно задело то, как просто женщина предложила ему своих коллег взамен пленных; как просто она решила, что может выдвигать ему вообще какие-либо предложения. Как просто она решила, что может надавить на чувства или воззвать к мнимому разуму того, кто проклят уже тысячами языков.
Но злиться все же не стоило. Все мы совершаем ошибки, без этого человеческое существование немыслимо. Юнис ошиблась, Антонин ошибся. Теперь два этих инцидента повлекут за собой целую череду новых ошибок от других личностей, и они будут копиться как снежный ком. Своего рода, эффект бабочки. Исправить, конечно, ничего уже нельзя. Никогда и ничего невозможно исправить. Аминь.
Странствующий философ повернул к границе своих нынешних владений.

— Отдам вам половину за двоих узников Азкабана и все палочки, — безаппеляционно заявил Долохов, выслушав предложение министерского чиновника, — Обмен здесь же через три минуты. И не забывайте, четверых я вам уже вернул. Безвозмездно.
Не желая слушать возражений — мужчина считал, что уже подкрепил свою позицию достаточно серьезными действиями — Антонин развернулся и быстрым шагом направился обратно в деревню. В сопровождении трех соратников он взбежал по скрипучей лестнице на второй этаж бара.
— Забирайте всех волшебников и уводите их прочь, — распорядился Долохов, окинув помещение взглядом, — Целителей тоже, они здесь больше не нужны.
Пожиратели Смерти начали вычленять чистокровных и полукровок из общей массы, набралась примерно половина от общего числа пленных. Их стали поочередно, но весьма быстро выводить на первый этаж. Когда мимо Долохова вели Юнис, он коротко улыбнулся.
— Больше мне не попадайтесь, mon ami.
Затем он велел отвести всех несовершеннолетних в подвал и запечатать там заклинанием, защищающим от воздействия извне.
Потом началась потеха.

Радушно улыбнувшись освободившемуся от плена Аберкромби, он сердечно обнял его на глазах авроров и Грега Макмиллана; левой рукой похлопал по спине, а правой невербально проклял, прижав кончик палочки к животу. Тот обмял в его руках, медленно стек на землю и застонал, разъедаемый Темной Магией изнутри.
— Азкабан тебя сильно подкосил, старина. Или это вовсе не ты? — громко произнес Долохов, глядя на меняющийся облик мнимого соратника, — Начинайте штурм, Макмиллан. И в следующий раз не думайте, что среди вас нет предателей.
Он закатал рукав левой руки и коснулся Метки на предплечье. Это был условный сигнал: уже через несколько секунд лагерь Министерства был атакован снаружи — силами Пожирателей Смерти, которые прибыли в окрестности Лоннифилда задолго до начала всего представления.
Антонин вернулся в деревню, отвадив от схватки вдову Ларсон и бросив всех остальных в помощь внешнему отряду. Дождавшись, пока купол не спадет, они аппарировали прочь, предварительно запустив в здание бара гигантскую огненную змею.

0

10

БЛИЗНЕЦЫ КРОСС


Jane Cross  |  Джейн Кросс
So you can throw me to the wolves
Tomorrow I will come back
Leader of the whole pack
Beat me black and blue
Every wound will shape me
Every scar will build my throne
https://i.imgur.com/QLf1Yb8.gif https://i.imgur.com/lTenJxk.gif
полукровна, 27, частный детектив |Krysten Ritter


ПОДРОБНОСТИ

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

Ты цинична, груба, и прямолинейна. В добро не веришь, во зло - тоже. Магический мир разочаровал тебя, как и все человечество.

Ты родилась в доме, где совершенно всем на всех было наплевать. Одна из старших из десяти братьев и сестер, из которых еще не ясно кто был родным а кто двоюродным, ты скорее выживала, чем жила. Ор, драки, бедность, стыд. Изо дня в день, изо дня в день. Кому некогда, кому нет дела — какая разница, "взрослые" никогда ничего не решают, и поэтому ты всегда решала все для себя, с самого детства. И никто не был тебе указом — потому что у тебя никогда не было выбора.

Твоя мама - сквиб, твой отец - маггл в долгах по уши потому что он и правда считает, что однажды выиграет в лотерею или его лошадь придет первой к финишу. Единственным утешением был брат, с которым вы делили все, начиная от утробы и заканчивая ответственностью за младших братьев и сестер, за которыми кому-то надо было следить.

Ты умела воровать еду, начистить лицо парням из соседского двора, и списать экзамены в школе, в которую тебе некогда было ходить. Да и учебники, в общем-то, не на что покупать. Ты не хотела бы всего этого уметь, но едва ли у тебя когда-то был выбор. Это мир, в котором ты оказалась. Это карты, которые выпали на руки. И ты их взяла и начала с их помощью выживать так, как умела.

С тех пор, как тебе пришло в Хогвартс, стало полегче хотя бы во время обучения, пускай шлейф из всех родственников и из бедности до сих пор шел за тобой по пятам изгибающимися тенями. Но ты была сильнее этого всего. Девочка, которую не впечатлить жестокостью, и от которой не получить тяжких вздохов впечатлительной натуры. Прямолинейна как стрела — мало следит за собственным языком а иногда и кулаками, если так будет нужно.

Ты вступила в дуэльный клуб и вскоре стала его победителем. Ты стала охотником команды по квиддичу и забила рекордное количество голов. Пускай ты может и не любила копаться в книгах в поисках ответов на вопросы, но сила, меткость, и таланты к боевой магии не давали промаха. Все ответы на свои вопросы ты могла из кого угодно выбить.

В школе ты была чуть менее цинична. Почему? Потому что ты все еще верила, что все может быть иначе. Что ты и правда сможешь изменить не только финансовую ситуацию своей семьи, но и даже уголовную ситуацию всего мира. После выпуска из Хогвартса ты вступила в ряды хит-визардов, и работала в них несколько лет, пока магический мир не выплюнул тебя как старую жвачку.

Произошел несчастный случай. Во время операции по поимке преступника, он бежал и взял в заложники несколько магглов. Ты приняла на себя риск, ты ринулась в бой, ты задержала преступника, и, в общем-то, сделала все правильно. Вот только правильное твое решение закончилось случайной смертью двух магглов.

Так бывает, это случается, это часть работы. И в то же время командир той операции кинул тебя под поезд, сбросив ответсвенность за его собственные ошибки тоже, и умыл руки, пока ты погрязла в пучинах разборок и бюрократии Визенгамота. А под конец тебя уволили. Не просто уволили, из тебя сделали пример. За все те годы, что ты им отдала, и за прекрасную службу, ты получила официальное заявление и пинок под зад.

С того момента ты быстро поняла, что аврорат со всем своим министерством может идти на хуй, и в своей жизни разбираться ты будешь сама. Что же, у тебя в качестве частного сыщика получается отлично.


James Cross  |  Джеймс Кросс
My dreams are not unlike yours
They long for the safety
And break like a glass chandelier
But there's laughter and oh there is love
Just past the edge of our fears
And there's chaos when push comes to shove
But it's music to my ears
https://i.imgur.com/TnXP6if.gif https://i.imgur.com/dn8xG20.gif
полукровен, 27, аферист-контрабандист (твоими словами, "предпрениматель") |Robert Sheehan


ПОДРОБНОСТИ

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

Свой первый кошелек ты смог успешно своровать в шесть лет. До этого тебе достаточно часто прилетало от внимательных людей, но ты быстро лечил свои синяки да ссадины и отправлялся дальше тренировать свои несравненные навыки. Твоя мама — сквиб, твой отец — маггл в долгах по уши потому что он и правда считает, что однажды выиграет в лотерею или его лошадь придет первой к финишу. Для своих братьев и сестер ты становился отцом, но ответственности в тебе в связи с этим не прибавлялось, даже когда количество детей перевалило за десяток а ты был уже весьма себе взрослым человеком. Ты "воспитывал" их брать своими руками все, что им нужно, и не просить ни прощения, ни разрешения. Обидели — дай сдачи. Только и всего. Благо, что рядом с тобой всегда была сестра-близнец, которая если что могла дать сдачи еще больнее, чем ты.

Хогвартс тебя мало привлекал. Стоило тебе только пережить первое восхищение собственной мягкой кроватью и кучей бесплатной еды, что появлялась перед носом, ты быстро начал скучать в этом месте и чувствовать себя загнанным в угол зверем. Ты не знал что такое правила и уроки, ты не умел быть таким правильным школьничком, которого пытались сделать из тебя учителя. Ты не учился, не писал эссе. Но зато достаточно быстро научился зарабатывать галлеоны на продаже каких-то невиданных смесей, которые якобы должны были помогать с экзаменами. Ты списывал во время экзаменов совершенно виртуозно, а позднее продавал свои планы списывания другим. И главное ведь не пойман — не вор. А часть оставшихся денег даже иногда отдавал младшим братьям и сестрам. Ты может и подлец, но у тебя есть сердце.

Просидев не одну сотню отработок и наказаний, на старших курсах ты был выгнан из школы и твоя палочка была переломана пополам. Громкое и совершенно неприятное дело, и ты не то чтобы сильно волновался по этому поводу, пускай репутации твоих родственников это совсем не помогло. В тот же день ты, благодаря своим уже наработанным преступным связям уже раздобыл себе новую палочку и навсегда покинул Хогвартс не оборачиваясь назад.

Сейчас ты знаешь уголовный мир вдоль и поперек. И пускай рыбешка ты совсем небольшая, но ты плаваешь средь акул быстрее, чем они успевают даже замечать. И, кажется, что происходящее в этом мире ты знаешь все — и достать ты тоже можешь что угодно, стоит только попросить. Создавать галлеоны из ничего это твой главный талант, и ты им можешь по праву гордиться.

Ты хороший человек, всегда им оставался, несмотря на свое прошлое. Украсть у воров - дело практически даже благородное. Когда законом была запрещена газета "Люмос", ты вызвался помогать ее распространять практически добровольно, а на самом деле только с легкой помощью Цереры. И именно твоими руками оппоиционные новости облегают весь остров.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Мы познакомились в 1974 году, когда Церера и Харон потеряли своих родителей и временно переехали жить к вам как к дальним родственникам. Родства у нас седьмая вода на киселе, и в то же время на какое-то время мы стали одной семьей, хоть и сомнительной. С Джейн и Джеймсом у Цереры сложились отличные отношения, и потому они остались на связи все это время, и наверняка связутся еще несколько раз.

СПОСОБ СВЯЗИ С АВТОРОМ

начнем через гостевую, потом можем обсудить!


Пример поста

Первая мысль, что пришла Церере в голову, это что она впервые в жизни, чуточку, на какое-то мгновение начала понимать своего брата. Нет, не его безумные мысли о чистоте крови и попытке выкарабкаться в какое-то там высокое положение (где? зачем? куда?), но о том мире, в котором они сейчас находились. Церера вдохнула в себя свежий вечерний воздух, надеясь на то, что корсет это единственное, что сейчас сдавливает ее внутренние органы. Оказалось, что дело не в душноте помещения.

Что-то давило на душу, что-то совершенно иное. Корсеты никогда ее раньше не сдавливали, туфли не жали, и шпильки никогда не вкалывались в скальп. Красота, грация, и разговоры о погоде давались ей так же естественно, как деревьям выращивание листьев или птицам пение. Она была идеальна, она была правильна. Она была рождена в общество, в котором ей было суждено быть и она все и всегда делала правильно. Так почему же так тошно на душе? Почему сейчас, находясь на прекрасном приеме и восихитетельном ужине, она чувствовала себя так, будто она находится где-то не там, где должна быть?

Услышав за собой дверь открывающейся двери, Церера выпрямилась (не то чтобы она могла или собиралась в какой-то момент согнуться), изменила свое лицо на вежливо-приветливое, и развернулась в сторону посетителя, ожидая увидеть перед собой либо свою мать, либо... нет, на самом деле, кроме Седны она никого не ожидала. И потому когда перед ее лицом оказалась фигура Джастина, она на мгновение замерла, словно бы на маггловской колдографии.

Она понятия не имела, как именно ответить на его вопрос. Честно? Честно ей хотелось сказать, что весь этот мир казался свитером, вывернутым наизнанку. Вроде бы таким же, как раньше, но на самом деле совершенно иным. Уродливым, странным, неузнаваемым.

Смерть отца разнесла на куски и ее жизнь, и ее семью, и в принципе понимание мира. И Церера, пускай прошло больше года, до сих пор не понимала, как именно ее мать вернулась из Азкабана и решила, что все может встать на свои места. Нет заклинания репаро, что может изменить то, что произошло. Нет такой магии, что могла и правда вернуть все на свои места так, будто Церера никогда не была бедной, никогда не была вмиг осиротевшей, никогда не была в полном одиночестве и не увидела мир с той, с другой стороны.

Седна тоже, казалось бы, упала настолько глубоко, что не должна была подняться. И все же, Седна поднялась. А что Церера? Церера, вероятно, так не могла, не умела.

Ее поместье, ее комната, все эти званые вечера, они были точно такими же, какими были и раньше. Но сейчас, в отличе от пары лет назад, они больше не казались такими же сверкающими и наполняющие душу теплом. Свитер, вывернутые наизнанку, заставлял ее кожу чесаться. И она не могла это больше терпеть.

— Я... — Церера не запиналась. Никогда. И, тем не менее, сейчас она не знала, что ей ответить на такой простой вопрос. Слова сложились в голове сами собой «спасибо за внимание, мистер Нотт, мне захотелось посмотреть на закат. Ах, как же он прекрасен, не правда ли?» Так было нужно, так было правильно. И, тем не менее, Джастину не хотелось врать. Звать его «мистер Нотт» тоже не хотелось.

Она помнила его со школы. Умного мальчика, что писал газету. Внимательного мальчика, который обсуждал ее строки и просил писать больше. Понимающего мальчика, когда Церере пришлось сказать, что она больше не будет писать в его газету. Потому что это было не аристократично, конечно же. Джастин был умен, он был смел, он был внимателен. Он был добр к ней когда ее семья разлетелась на куски и оставался добр после того, как все вернулось на круги своя. Иначе бы она не написала статью ему в газету. А затем еще одну.

Под псевдонимом, конечно же. Аж под двумя псевдонимами. И у Цереры не было никакой причины полагать, что после стольких лет он сможет узнать ее руку. Что после стольких лет он даже мог предположить, что вышколенная, идеальная, спокойная, и такая аристократичная Церера Блишвик могла собственной же рукой написать нечто настолько... революционное.

У нее не было причин прятаться. Их никто не слышит. И в то же время Церера не была готова на искренность. Не в отсутствие псевдонима, право.

— Я давно не видела тебя, Джастиниус, — она не станет говорить ему, что ей трудно дышать. Не станет говорить ему, что ее мир казался каким-то чужим. Не станет говорить ему, что она знает и тайком порой даже читает эту его газету «Люмос». Не станет говорить ничего, потому что леди не показывают слабости. Потому что леди улыбаются. И потому что тогда, когда Церера не понимала, что ей делать, она привыкла поступать единственным способом — упрямо делать вид, что ничего не происходит. — Все отлично, правда. Банкет невероятный, семья Яксли очень постаралась. — Не всем дан талант врать настолько открыто. — Как ты?

Это должен был быть обычный вежливый разговор ни о чем.
Но Церера совершила ошибку. Потому что Церера недооценила проницательность Джастиниуса Нотта. Или вернее нет, Джастина Беллинджера

0

11


ТОЛЬКО В НОЯБРЕ
упрощенный шаблон анкет для членов
ОРДЕНА ФЕНИКСА и Ко

https://i.imgur.com/lLfX7Rj.gif https://i.imgur.com/kNayMNF.gif

0

12

КОЛЛЕГ, ПОДЧИНЕННЫХ, ДРУЗЕЙ


Duncan Savage & Arnold Peasegood  |  Дункан Сэвидж & Арнольд Писгуд
— Часы посещений. Всем надеть праздничные смирительные рубашки.
https://i.imgur.com/dyzL435.gif https://i.imgur.com/O08UCuY.gif
hb & pb, 34 & 33-35, авроры |richard madden & kit harington


ПОДРОБНОСТИ

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

СЭВИДЖ
Мы с тобой знакомы с пеленок - наши отцы работали в одном отделе в ММ, семьи устраивали совместные пикники, учитывая, что жили рядом. Боунсы и Сэвиджи, Сэвиджи и Боунсы. Был бы ты постарше, и моя мама мечтала бы нас поженить. А, может, она и мечтала, кто знает. Но для тебя я была слишком резкой, слишком шаловливой, и после пары прилетов за то, что ты не делал, ты предпочел прятаться с книгой за спиной моего старшего брата Эдгара. Вашей дружбе не мешали ни четыре года разницы, ни я. Ваша дружба пережила школу, а разрушилась где-то по пути к будущему. Ты ведь собирался, как и Эдгар, стать хит-визардом, ворча, что в Аврорате тебе нет места, пока там есть такие чокнутые как я. И никто не понял, почему придя в один прекрасный день на службу, я увидела тебя в числе стажеров. Но вот оно - ты пришел именно в Аврорат, а с Эдгаром почему-то общался только по необходимости. Вы не поделили девушку? Книжку? Нимб ангелочка? Дракл вас знает. Я была уверена, что ты бросишь стажировку через три месяца, но нет. Через полгода ты тоже остался, и прошел все три года стажировки, после чего был зачислен в ту же рабочую группу, что и я.
Твое место в группе обозначилось быстро: парень с книжками, ты отвечал за сбор и хранение улик, за отведенную роль судмедэксперта на выезде. По крайней мере, все пробы, все образцы собирал именно ты, как и владел большим количеством информации, что в моей голове, например, могла и не поместиться. Неожиданно оказалось, что с твоим молчанием очень комфортно, что ты всегда знаешь, когда притащить мне чай, и что ты хороший напарник, способный прикрыть тылы. Все еще не знаю, что тебе сделал Эдгар, но он дурак, раз променял вашу дружбу.
Война была долгой и тяжелой, но в конце концов, и она закончилась. Ты легче всех воспринял перемены к лучшему, даже сквозь потери, которые мы понесли по пути. Когда ты узнал о моем повышении, то притащил мне торт, который мы с тобой вдвоем и слопали, а после ты узнал, что с моим повышением ты получишь свое - ты получишь мою группу, изрядно потрепанную событиями. Через пару дней на наши головы свалится новая проблема в лице обвинений одного из членов нашей группы в убийстве. У тебя оголяются тылы, и не с проблем бы начинать новый виток жизни, но реальность беспощадна и непоколебима. Так что, Сэвидж, бери себя в руки и становись холодным рассудком и разумом этой группы. Кто-то же должен.

ПИСГУД
Слизеринский парень верхом на метле и с упрямство, достойным барана. Вообще непонятно, как ты оказался на змеином факультете, возможно, благодаря врожденным амбициям. Вопреки всем пророчествам ты не стал ловцом, а предпочел податься в Министерство Магии. Тебя приняли в Департамент происшествий и катастроф, через пару лет внезапно приписали обливиатором к аврорской группе, в которой работала и я. Счастья тебе это не добавило, бегать и подчищать за аврорами из ошибки, ты постоянно собачился то со мной, то с Сэвиджем, но в конечном счете в одном расследовании ты вдруг почувствовал вкус к службе. И понял, что можно ведь не только обливейтами бросаться по требованию. Расследование - это интересно, это огонь в крови и масса приключений, всегда опасных и не всегда со счастливым концом. Дальше последовала процедура перевода в аврорат, прохождение квалификационных экзаменов. Тебе пришлось приложить много усилий, чтобы нагнать нас с Сэвиджем, но до сих пор ты все еще не знаешь законы настолько, чтобы сразу сказать, что можно, чего нельзя, не знаешь инструкции настолько, чтобы не ошибиться.
Ты пережил двух руководителей своей группы, вторым из которых была я. Поначалу нам с тобой было сложно, подчиняться женщине - увольте, но мы быстро установили, кто из нас альфа-самец, так как в группе женщин нет, есть только авроры. И больше проблем не возникало. Наверное, ты лелеял надежду, что займешь мой место, когда я уйду на повышение, вот только вышло все совсем не так. Хотя не я должна была назначать нового руководителя группы, но я воспользовалась своим положением, рекомендовав на эту должность Сэвиджа. И сказала тебе об этом прямо, когда ты возмутился несправедливостью, считая, что больше подходишь. А через два дня грянул гром, члена группы обвинили в убийстве, и теперь у Сэвиджа проблем больше нужного, а ты где-то с боку. Может, тебе повезло, Арни? Иначе на его месте мог быть ты, лишенный сна и в оккупации головной боли.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Итак, в Аврорат разыскиваются два старательных парня, которые создадут проблемы друг другу и мне, но при этом будут примером, как надо работать. Как хотите, так и соединяйте эти два момента.
На самом деле это всего лишь костяк, все детали личной жизни, характера, успехов и неудач, все на вас. Незыблемы имена и отношения внутри группы. При Боунс все было мирно и красиво с периодическими подрывами эмоционального характера, после Боунс - на ваше усмотрение. Смирился ли Писгуд с тем, что его кинули с должностью, хотя ему никто ничего не обещал, получится ли у Сэвиджа при сложных обстоятельствах сохранить группу в адеквате, не передерутся ли парни и так далее. Помимо парней в группу так же входят О'Брайен, на него заявка будет чуть позже, и Эммилин Вэнс, она пришла в нашу группу последней по личному желанию Боунс, так что тут возможно как ревность, так и попытки в слабую дедовщину. И именно Вэнс стала тем самым аврором, которого обвиняют в убийстве.
Короткая хронологическая справка:
в 76 году группа переходит под руководство Боунс, в декабре 81 года Амелия получает повышение до замглавы ДОМП, начинаются подвижки с повышением Сэвиджа, и через пару дней после этого Вэнс арестовывают за убийство Эвана Розье.

СПОСОБ СВЯЗИ С АВТОРОМ

стучитесь в гостевую, дальше спишемся!


Пример поста

Это странное чувство собственной поломки, которая починке подлежит, но кто знает как. Амелия все время чувствует себя в полете, но болтаться в небе без возможности приземлиться — сомнительное удовольствие. Ей ведь, вопреки многим мнениями, в войну хорошо: работы много, времени нет, и не приходится думать о том, сколько упреков ей выдают наперед собственные родители и пустая квартира, в которой опять что-то сломалось в отоплении. Амелия еще три года назад решительно перебралась из Косого переулка, в котором ощущала себя слишком уныло в шумном потоке чужой радости и общительности. Впрочем, и это все обманчиво, о чем приходится думать, осматривая наутро разбитые витрины и ловя отчетливый запах чужой смерти.
Она слышит шаги среди шороха пролетающих записок-самолетиков и ворчания старого домовика, который шкребет треклятой шваброй, которую хочется отобрать и сломать. Чтоб не действовал на нервы. Поднимает глаза — Эммилин стоит перед ней с чашкой в руках, и аромат чая приятно щекочет нос, внося свое успокоительное действие расшатанным нервным клеткам. Амелия руки протягивает, принимая чай, делает глоток. Голос Эммилин вещает обычные вещи, от которых должно стать спокойно, рутина всегда путь к спокойствию, но проблема одна — Боунс не понимает, о чем вообще идет речь.
— Спасибо, — благодарит за чай.
Не смотря на то, что Боунс славится цельнометаллическим упрямством, помноженным на занудство в определенных вещах, через синяки и неудачи она пришла к пониманию, что группа — основа результата. А когда поняла, начала работать в этом направлении. И вот оно — совершенно разные по характерам и навыкам авроры, объединённые одним стремлением, спорящие, упрямые, несдержанные, но умеющие быть единым организмом, в котором все так слаженно, что раз за разом завершенные дела уходят в Визенгамот для последней точки.
И Вэнс. Нет, никаких в ней сомнений, но все то время, что Эммилин входит в ее группу, Боунс присматривается к ней, подбираясь к самой сути. Амелия никогда не стеснялась хотеть конкретных людей в свою группу. Сэвиджа потащила с собой, когда получила должность старшего аврора, Писгуда вообще переманила еще тогда, когда он выбирал между Авроратом и хит-визардами, О'Брайен ей вообще в наследство достался. Вэнс Амелия хотела. Вот как увидела, как девочка работает, так захотела переманить ее к себе. Что там, как там, взаимоуважение, поддержка коллег, аврорская солидарность, нет, ей была нужна Эммилин и она упрямо точила и точила водой камень, добиваясь своего.
Свое получила.
И не жалела.
— Прости, что там о сестричке Бэрри? Все из головы вылетело, так много информации, что, порой, путаюсь.
Попытка обмана, не только Эммилин, но и самой себя. Амелия Боунс не путается в информации, сколько бы ее ни было. Знает все дела побуквенно, всех подозреваемых едва ли не с полным досье, в ее голове помещается все — и ничего сейчас. Сколько Амелия ни пытается, она не может вспомнить, кто такая Бэрри, как она ускользает из ловушек Эммилин, и как вообще выглядит. Дракл. Она украдкой снова трет висок, понимая, что сейчас все развалится, все прикрытие превратится в прах, и с этим нужно что-то делать. Помощь Амелия просить не любила, да и не умела толком, она надеется, что может быть получится как-то добраться до света в конце туннеля, по пути не сломав ничего, и собственную карьеру в том числе.
Страх все-таки прорывается звенящим колокольчиком:
— Я не помню. Ничего не помню из твоего расследования.
Что там, она уже не может вспомнить, с чего началось утро, куда положила ключи от квартиры и почему надела новые туфли. Странно, что помнит из покупку, но спроси ее, в каком магазине — не скажет, внутренний взор ничего не рисует, и в солнечном сплетении все льдом покрывается, ухает пустой желудок и становится очень-очень страшно. Есть ли такая болезнь, при которой память сжирается так мгновенно? Какие-то паразиты?

0

13

Любовь всей жизни


Druella Black (née Rosier)  |  Друэлла Блэк (в дев. Розье)
Любовь - это прожить больше тридцати лет в браке и ни разу не попытаться друг друга убить.
https://i.ibb.co/YbqKWzk/1db52d61ac4e0f4dd31279413100f28b.gif https://i.ibb.co/8df81XC/Cc17a8402c370bd38eeedbf9c99430c3.gif https://i.ibb.co/mJVCr12/56650bc7ede2d4421c2d27ba10eaec64.gif
чистокровная, 49-50, светская дама, меценат |Michelle Pfeiffer


ПОДРОБНОСТИ

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

Ты была невероятно красива. Мерлин свидетель, Друэлла Розье была самой красивой женщиной Англии. Таковой и осталась по сей день. Один взгляд на тебя доставляет невероятное удовольствие всем мужчинам и рождает болезненную зависть у женщин. Ты знаешь об этом, ты научилась пользоваться этим. Но не за красоту тебя полюбил твой муж. И не красотой лишь одной ты добилась всего в своей жизни. Ты умна. Чертовски, неприлично умна. В тебе есть та сила, скрывается под нежностью женского обаяния. Ты одна из самых сильных и стойких людей в этом мире. Ты знаешь, что такое горе, ты даешь ему право на существование. Но ты знаешь, когда необходимо перейти от горя к жизни, как дальше делать шаги в этом мире. В тебе это было всегда - стойкость принимать судьбоносные решения.
Ты была любимицей в своей семье. Тебя ждали, твоего рождения хотели. В этой истории нет деспотичных отцов и холодных матерей. Строгость родители слихвой компенсировали тем, что могли дать: воспитание, знания, опыт. Они сумели подготовить тебя к жизни, сумели научить тому, как выстоять в, казалось бы, нечеловеческих условиях. Они сделали тебя такой. Тебя выдали замуж в довольно юном возрасте за младшего из семьи Блэк. Что может младший? Что достается младшим? Но в тебе всегда была мудрость и умение ждать. Этот брак был по договору, вы практически не знали друг друга, но это послужило поводом начать знакомство. И дело пошло. Любовь не рождалась внезапно и сразу. На это ушло много труда, твоего труда. Ты создала эту ветвь семьи, ты добилась того, что ваш брак оказался нерушим и крепок. Ты быстро поняла, как вести себя в новой для тебя семье, поняла, что за человек твой новый муж и сумела полюбить его таким. Но не любовью единой держится брак. Иногда тебе казалось, что ты ненавидишь своего мужа. Когда в тебе кипела юность и жар страстей, а рядом с тобой был полностью лишенный эмоций человек. Все постепенно пришло в норму. Ты стала спокойнее, а в твоем муже зародились чувства.
Ты хищница. Та, что до последнего вздоха будет бороться за свое потомство, прыгая на стрелы охотников. Та, что хранит свой дом и детенышей. Та, что лишь мудростью сдерживает матриархат. Ты награждена отличным умом, ты могла бы стать политиком. Но тебе это было ненужно. Тебе нужен сильный муж, которому ты будешь верна. Сила - вот, что ты ценишь, но ум - то, что ты всегда выберешь. В этом мире есть лишь два порока, которые вызывают в тебе ненависть - слабость и глупость.
Иногда тебе кажется, что рядом с Сигнусом и ты лишаешься "лишних" чувств, но ты не такая. Тебе живы эмоции, чувства. Все понемногу они полезны. Ты выбрала мягкую лапу вместо острых обнаженных когтей. Когти постепенно стачиваются, переставая защищать, а в мягкой лапе они всегда острые и готовы впиться в глотку каждому, кто посягнет на твою семью. Ты тиха и спокойна, мягка и женственна. Но Мерлин спаси того, кто решит считать тебя слабой.
"Пока мужчины воюют, нам необходимо сохранить мир вокруг" - девиз всей твоей жизни. Ты подписываешь тонну чеков и векселей, даешь один званный ужин за другим, что бы собрать золото в помощь очередным сиротам или мало обеспеченным семьям волшебников. Волшебная кровь - это рад, который нужно оберегать. Великий дар, которым награждены все вы. И который у вас пытаются украсть. Ты умеешь быть жесткой, когда это нужно. Ты умеешь обрубать связи и забывать людей. Ты отрезала часть своего сердца и научилась жить с вечно кровоточащей раной от потери дочери. Твоего ребенка. Ты принимаешь всю жестокость реальности вокруг, но твердо стоишь на ногах, обеспечивая стабильность для тех, кто рядом с тобой. Ты куда сильнее, чем принято считать. Твоя сила в мягкостью, доброте, воспитании. Твоя опасность в том, что у женщины твоего статуса всегда множество лиц. И все их не видел никто.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Семья Блэк в полном сборе, не хватает лишь удивительной и потрясающей Друэллы. Свет сердца Сигнуса и мать трех невероятных дочерей. Игра не заставит себя ждать, планов очень много, а крутые повороты сюжета непредсказуемы и опасны.

СПОСОБ СВЯЗИ С АВТОРОМ

всегда тут


Пример поста

Эта женщина... Эта женщина всегда была нерушимым оплотом стойкости и воли в жизни Сигнуса. Хрупкая, но лишь внешне, она всегда была для младшего брата примером и маяком в бушующем море непонятого. Именно Вальбурга была тем человеком, что стояла между ним и безумием всю его жизнь. Сестра всегда была ближе всех в рода, она всегда была лучшим другом, нечто большим чем просто родственница, что помогала его воспитывать. Сигнус не так хорошо помнил родителей, но все свое детство он помнил ее. Ее стойкость, ее силу, ее непреклонность. Никогда за всю свою жизнь Блэк не видел ни ее слез, но боли в этих глазах. Она казалась ему чем-то нереальным, чем-то, что достойно описания самых знаменитых поэтому. Боудика, что собрав верных воинов, пошла в поход на римскую империю, не страшась ничего, лишь оплакивая сыновей. Женщина, достойная самых громких легенд. Женщина из приданий.
Вот уже месяц прошел с того момента, когда этой женщине разбили сердце. Младший брат, как никто знал, каково терять ребенка, пусть даже оставшегося в живых. Тем больнее была утрата. Вот он, живой и здоровый, ходит по миру, но он больше не твое дитя и никогда им не будет. Если вещи страшнее смерти. Оплакивая свое чадо, ты носишь траур, твое сердце разрывается от боли, но постепенно, год за годом ты успокаиваешься. Ты свыкаешься с мыслью, что в твоей жизни больше нет дитя. Но когда этот ребенок ушел из твоей жизни, при этом оставшись в живых. Когда каждый шаг напоминает тебе, что где-то там, живет часть самого тебя, это наносит новые и новые раны, не давая утихнуть твоему горю день ото дня. Рана продолжает кровоточить. Непостижима человеческая душа. Непостижимо то, как много боли мы способны вынести, оставаясь самими собой.
Сигнус знал, что случилось в доме его сестры. Он знал о том горе, что постигло Вальбургу. Знал, как тяжело она переносит произошедшее. Впервые услышав о том, что племянник сбежал из дома, Сигнус ощутил сильнейшую волну воспоминаний. Тот же поступок, почти те же мотивы... Те же громкие слова обвинения из еще детских уст, не знавших самой жизни. Обвинения детей опасны. Тебе кажется, что это лишь слова, пустые, несерьезные, изменчивые. Но что, если стержень, что живет во всем вашему роду столь же крепок и в них? Или еще крепче. Они твердо стоят на своих убеждениях, которые идут вразрез с тем, чему их учили.
Прежде чем посетить свою сестру, Сигнус отправил к ней Друэллу. Уж кто бы мог понять чувства матери, так это мать, так же потерявшая ребенка. Сам же Блэк направился прямиком к этой стороне этого неумелого детского спектакля. К его главному актеру... Уже имея некоторый опыт разговора с беглецами из собственного дома, Сигнус хотел скорее убедиться в том, что все вышло точно так же, нежели вернуть мальчишку в семью. После прошлого раза мужчина понимал, что это бесполезно. Этому поколению невозможно противостоять традиционными понятиями, они слишком далеко ушли вперед. За ними уже не угнаться.
Разговор, как и предполагал мужчина, не увенчался успехом, но щедро наградил мужчину пониманием всего произошедшего. Самые страшные опасения Сигнуса подтвердились. Он не желал называть детей предателями, но обязательства перед родом требовали от него определенных поступков. На стене дома на Гриммо будет новый выжженный портрет. На древо станет смотреть еще больнее, но кто бы хоть раз показал свои истинные эмоции в этом доме, в этой семье. Уж точно не тот, кто возвел сдержанность в абсолют.
Сигнус прибывает в знакомый ему с самого детства дом. Теперь же он кажется, укутанным мраком. Все в этом доме кричит в мертвой тишине. Все портреты их предков на стенах готовы вопить о той боли, что парализовала дом. Так же было и с Блэк-холлом, когда фамильное гнездо навсегда лишилось Андромеды. Это кричит сама магия, та родовая магия, на которой держится все. Не останется никого из рода, и дома рухнут, обратившись в прах. Это живая материя, пусть и не осязаемая, но ощутимая. И от нее оторвали кусок. В ней прожгли дыру размером человека, что рискнул собственной семьей. Эта магия стала слабее ровно на одного несколько лет назад, а теперь и на двух... Дома волшебников, пропитаны ею, она держит, она защищает, она спрочает этот целостный организм, который сейчас лишился серьезной своей части. Это не может не быть заметным.
Эта женщина... Она открывает ему дверь, словно ничего не произошло. Но произошло и это видно, читается на той маске, что надевает Вальбурга, прежде чем принять родного ей человека. Ему ненужно приглядываться, что бы заглянуть за деланную беспечность. Уж кто-кто, а сестра и ее привычки ему отлично знакомы. Даже те, на которые она не обращает внимание.
— Доброго дня, Вальбурга... Прибывать без предупреждение не в моих правилах... Ты же знаешь... — в этом доме стало тихо. Так, что голос сам собой понижается, будто дом опустился в траур похорон. На одного человека он стал мертвее, на один голос тише. Сигнус направляется с сестрой наверх, не дело им говорить в коридоре или же там, где их могут услышать. Не Орион, нет. Он в курсе приезда брата. С ним у Сигнуса будет отдельный разговор в этой ситуации. Отцы лишь внешне кажутся безучастными, холодными, равнодушными. Все это — лишь игра стереотипов, не более. Способ держать себя перед обществом. Притворяйся, пока твоя ложь не станет правдой в случае, если ничего не можешь изменить. Сигнус не любил действовать этим путем, но иногда лишь он один и оставался, как обезболивающее при тяжелом недуге.
Он старается быть тише, внимательнее к Вальбурге. Приказывает Кричеру принести чай в покои хозяйки. Ей необходимо беречь себя. Странно, что миссис Блэк сама вышла встретить гостя. Лишнее в данной ситуации.
— Как ты, сестра? — скинув плащ по дороге в руки домовика не глядя, Сигнус закрывает за собой дверь, входя в спальню сестры. У стен в старых домах есть не только уши, но и глаза. А еще они говорят, и иногда ужасные вещи, словно впитали всех призраков рода. И последнее, что стоит делать — это их слушать, — Мне следовало прийти раньше, прости... Я оставил тебя наедине с этим. Думал, Друэлла сможет тебя поддержать.

0

14

ИЩУ ПРАКТИЧЕСКИ СЫНА


Charles Parkinson|  Чарльз Паркинсон
"Манеры - лицо мужчины."
https://i.ibb.co/SdsV4Nt/Ezgif-4-5b3bd531ce.gif https://i.ibb.co/S5KvB72/Ezgif-5-504e135d27.gif

pb, 23-25, секретарь и личный помощник главы департамента регулирования магических популяций и контроля над ними |taron egerton


ПОДРОБНОСТИ

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

Чарльз - пример молодого аристократа наших дней. Он воспитан, умен. Он безупречен. В то время, как многие его ровесники предпочитают грубую силу, Чарльз выбирает путь куда более искусный и не менее опасный - интеллектуальный. Этот молодой человек - прирожденный политик. Младший из своего поколения, Чарльз довольно быстро усвоил, что в этой жизни, не смотря на свой статус крови и положение в обществе, путь себе необходимо выгрызать. И у мальчишки довольно быстро обнаружился талант. Еще в школе он показал себя как умелый дипломат, что позволило ему стать старостой факультета. Целеустремленный, Чарльз никогда не прибегал открытой агрессии. Сложно припомнить хоть один момент, когда бы Паркинсон пошел в открытое противостояние. Парень был награжден природным даром в виде обаяния и железной нервной системы. Возможно тому причина - атмосфера в семье, никогда не прибегавшая к грубости или же давлению. С самого рождения в парня вбивали уверенность, что он может добиться всего, если знать подход. Контролировать эмоции - вот главное умение Чарльзя, выработанное им в собственной семье и за время учебы в школе.
По окончании Хогвартса с прекрасными результатами, Паркинсон не без знакомств и положения своей семьи в обществе получает прекрасную возможность для старта в своей будущей политической карьере. Он становится секретарем, а позже и личным помощником главы департамента регулирования магических популяций. Всегда невероятно вежливый, обходительный, но очень злопамятный, Чарльз пропускает мимо ушей все слухи о причине своего назначения на эту должность. Главное для Паркинсона - будущая карьера и то, что он может вынести для себя на данной должности. То, чему он может научиться у своего начальника - Сигнуса Блэка. Шанс, который выпадает далеко не каждому. И его Чарльз уж точно не упустит.
Тут и пригодились молодому специалисту все, что он воспитывал в себе и взращивал с самого детства. Работая над эмоциями и контролем над ними, Чарльз получил перед собой самый яркий пример подобного контроля в лице шефа. И все старания принесли свои плоды в самый необходимый для этого момент - решающую фазу войны. Оказавшись в твердых стенах Министерства Чарльз наблюдал за происходящим с большой долей интереса, кто победит. Очень быстро наладив отношения с руководителем, молодой человек усвоил главное правило в этой жизни - репутация для мужчины - его залог на будущее. Репутация Паркинсона была чиста словно слеза младенца, он по-прежнему оставался простым секретарем в глазах окружающих, но чем дальше разворачиваясь политическая паутина, тем все большие тайны открывались молодому человеку. Тем более интересные задания он получал. Чарльз довольно смело проявил себя как человек, которому можно доверять, доказав свою преданность начальнику. Первое трудное время на его месте работы постепенно позволило войти в колею. Сейчас Чарльз - это кладезь самых невероятных подробностей и тайн не только департамента и Сигнуса Блэка, но и многих тайн министерства. Паркинсон воочию ощутил себя в своей стихии. Все всегда готово в срок, в голове парня - всегда необходимая информация. Сроки, документы, встречи. Обладая прекрасной памятью, он всегда и везде вовремя. Чарльз будто понимает своего шефа без слов. Не смотря на свой юный возраст, этот молодой человек - профессионал.
Его девизом является "Манеры, дисциплина, профессионализм." Его долг и его задача - служба Министерству. Мир меняется - политика всегда остается. И нынешняя политика - самый опасный зверь, с которым молодой человек учится справляться. Он безжалостен настолько же, насколько и обаятелен. Он жесток, но скрывает это под первоклассным воспитанием. Такие как Чарльз Паркинсон - будущее Министерства Магии Великобритании. Ощущая поддержку со стороны шефа молодой человек без зазрения совести идет на крайние меры, просчитывая каждый шаг до последнего хода, который всегда должен быть за ним.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Сигнус Блэк до конца не верил в разумность собственного обещания дать работу вчерашнему выпускнику. Однако увидев молодого человека в деле позволил себе такое чувство, как надежда. И она мужчину не обманула. Для Сигнуса Чарльз непросто правая рука. Он близок к мужчине практически как родной сын, что ставит молодого человека в опасное положение. Если кто-то хочет подобраться к Блэку - первая мишень - Паркинсон. Однако своей службой парень доказывает свою верность и преданность. Со своей стороны Блэк платит парню не только знаниями, что всегда дорогого стоят, но и имеет виды на парня в его будущей политической карьере, на которую Блэк готов повлиять, как только Чарльз будет готов к самостоятельным решениям без прикрытия свыше. Если бы судьба даровала Сигнусу сына, мужчина желал бы видеть его таким как Чарльз - человеком, ставящим свою репутацию и репутацию своей семьи выше личных переживаний, человеком, имеющим стойкие и высокие цели, и готовым работать на них. Человеком, на которого можно положиться в самый опасный момент.
Политические игры, министерские козни, скрытое от глаз посторонних участие в войне и будущее чистокровного общества.
В заявке не указана лояльность персонажа, отдаю это на откуп игрока. Так же я постарался обойти момент, имеет ли Чарльз жену или же является дядей каноничной Пенси Паркинсон. Здесь все по желанию. Все обсуждаемо. Главный костяк персонажа и отношений Сигнуса и Чарльза, я надеюсь, виден. Всегда могу предложить игру как в чисто профессиональной сфере, так, быть может, и в случаях личного общения, которые, разумеется, не приветствуются, но имеют место быть.

СПОСОБ СВЯЗИ С АВТОРОМ

тг, почта, лс, гостевая.


Пример поста

Сигнус Блэк всегда недолюбливал вмешательство личных связей в рабочий процесс. Как бы там ни было, мужчина весьма четко разграничивал личные и рабочие отношения. Даже с родственниками на работе он предпочитал общаться лишь в официальной манере и никак иначе кроме "Миссис Блэк" и "Мистер Блэк" по отношению к своим родственникам. Для семейного и личного было место вне стен Министерства Магии Британии. В границах же этих стен существовали свои внутренние правила. Сигнус всегда слыл человеком принципиальным и дотошным в части межличностных отношений на работе. Этого он в равной степени требовал как от самого себя, так и от всех своих подчиненных в департаменте. А потому получив сообщение от мужа своей младшей дочери, мужчина едва сдержался, что бы не отправить мистера Малфоя далеко и надолго в путешествие за самим Мерлином. Но... Особенности выстраиваемых рабочих отношений в современном обществе так или иначе не могли существовать без некоторых личных просьб. Это заставило Сигнуса прислушаться к просьбе родственника, вникнуть в ситуацию и подумать о том, возможно ли как-то повлиять на произошедшее.
Узнав, что речь шла о некоем оборотне, который, по всей видимости, оказывал определенные услуги для семьи Малфой, Сигнус решил для себя одно, он не желает знать, что именно включали в себя данные услуги.
- Прошу, избавь меня от подробностей. Мне это не интересно! - разумеется, имя Фенрира Грейбека было хорошо знакомо Сигнусу Блэку в рамках его профессиональной деятельности. И мужчина понимал, что место оборотня в отлове в ближайшую облаву. Но и отказать Малфою было не так уж просто. Как ни крути, с этой семьей Сигнуса связывали не только деловые отношения.
Мужчина не торопился исполнить просьбу по содействию в вызволении Грейбека. Будь его воля, он с радостью отдал бы оборотня в руки аврората, у тех был не один зуб на Сивого, поделом ему. Одним оборотнем в этом мире будет меньше, а дышать станет свободнее. Глава департамента магических популяций и контроля над ними славился своим жестким отношением к оборотням. Законы, принимающиеся с его подачи, с каждым разом становились все жестче, крепким ошейником сковывая данный магический вид существ. По мнению Сигнуса, место им было в резервациях под строгим надзором, но пока данную идею он не стремился продавить. Как оказалось, иногда эти существа были кое на что способны.

- Мистер Блэк, вы просили сводку по оборотню, - в кабинет Блэка вошел секретарь, неся документ в руках, - сейчас он вызван на допрос в аврорат. Я сообщил, как вы и приказали, о том, что бы с его делом не спешили, но... Сами понимаете, это аврорат. Они не будут долго мешкать.
Чарльз был прав. Уж с кем-с кем, а с авроратом разговор был короткий, не смотря на то, что те были не против подождать. Это заставляло мужчину перейти к решительным действиям. Взяв в руки разрешение на допрос, подписанное главой департамента, Сигнус прочитал фамилии, заметив там одну знакомую. Что ж...
- Что с запросом на изъятие оборотня из аврората? - отложив документ обратно на стол, Блэк откинулся на спинку своего кресла, сложив руки перед собой и смотря на молодого человека, извлекающего из папки новую бумагу. Вот, на что было потрачено время. Вот, почему аврорат был оповещен о том, что необходимо подождать с допросами. Получить разрешение на выемку подследственного было непростой задачей. Самое сложное в выполнении этой просьбы. Документ за подписью министра магии лег на стол чиновника поверх предыдущего листа.
- Только что забрал, сэр, - Сигнус искренне гордился своим секретарем. Он никогда не заставлял ждать, никогда не задавал лишних вопросов и схватывал все быстрее, чем могло показаться. Поданный с арестом оборотня запрос, спустя пару дней вернулся с полученной подписью. Как ни крути, не смотря на всю принципиальность Блэка, некоторые связи все же были ему крайне полезны. Политика - очень грязная штука. Потянув за несколько нитей, подключив знакомства, Блэк получил необходимое разрешение.
- Я сделаю все, что смогу... - неохотно два дня назад произнес Сигнус, глядя на своего зятя, тем самым сообщая, что разговор окончен. Что ж, он сделал...
- Ну что ж... Пойдем вызволять нашу девицу из темницы... - произнес Сигнус, вставая из-за стола и выходя из кабинета. Секретарь молча поспешил убрать документы и последовать за шефом. Путь их лежать несколькими этажами выше в департамент обеспечения магического правопорядка. Сигнус до зубного скрежета не выносил сокращения названий департаментов никаким образом, тем более в речи. Это звучало отвратительной издевкой над тем, где они трудились.
Лифт остановился на необходимом этаже. Черная мраморная плитка, облицовывающая все министерство и здесь имела опасный зеркальный отблеск, должно быть служила напоминанием серьезности всего происходящего в стенах департамента. Первой остановкой мистера Блэка был кабинет старшего аврора. Сигнус мало говорил с другими, предпочитая беречь вес собственных слов в рабочем пространстве. У него будет еще сегодня время для бесед. А пока молодой секретарь донес всю информацию до старшего аврора в необходимом ее количестве. Мужчина озадаченно помолчал, затем сообщил, что допрос выше упомянутого субъекта уже начался. Как бы там ни было, сотрудник аврората поднялся и пошел вместе с Сигнусом и его секретарем в стороны допросных кабинетов. Блэк никогда прежде не бывал в этом месте, от которого веяло принуждением, трудоголизмом и идейностью работающих здесь фанатиков. Запах мужского пота в коридорах спешивался с тонким ощущением страха, доносившимся из допросных. Всех, кроме одной... Той, где остановилась группа.
Когда из кабинета вышел аврор, ведущий дело Грейбека, Сигнус впервые увидел этого человека. Все верно, память не обманула мужчину, фамилия, оказанная в постановлении о допросе, принадлежала другому его зятю. Тому, чье присутствие в жизни рода Блэк наносило непоправимый удар и обрекало семью на позор. Впервые увидев этого человека Сигнус уже осознал, с кем жила его дочь все эти годы. И... Остался крайне разочарован выбором Андромеды. Это разочарование лишь подтвердилось, спустя столько лет. Не желая выслушивать эту перебранку, мужчина посмотрел на своего секретаря и вошел в допросную.
Мистер Блэк. Какая честь! Чем обязан?
Взглянув на Грейбека, Сигнус не выказал никаких изменений в мимике на своем лице. Холодный и равнодушный взгляд мужчины мельком скользнул сперва по оборотню, а затем по двум испуганным аврорам, оставшимся наедине с этим существом.
- Вы свободны, господа. Дальнейший разговор будет проходить между мной и мистером Грейбеком... - в голосе Сигнуса звучало равнодушие к возможным возражениям авроров. Они что-то начали говорить о безопасности, о том, что по правилам допрос оборотня должен проходить в ином составе, но встретившись со взглядом главы департамента магических популяций, оба парня покинули кабинет.
Обойдя стол, полных стопок увесистых томов, Блэк опустился на стул напротив оборотня, расстегнув нижнюю пуговицу своего пиджака. Секретарь достал из принесенной папки два документа и положил перед мужчиной на серую поверхность металлического стола. Убрав папки дел, молодой человек занял свое место за небольшим дополнительным столом и достав чистый лист пергамента, приготовился к заполнению протокола.
Сигнус не торопился начинать допрос, чистую формальность. Не сводя взгляда черных глаз с оборотня, мужчина был совершенно спокоен. Ему было плевать на то, по какой причине Сивый оказался в этом месте. Но просто так выпустить его Блэк был не намерен.
- Фенрир Грейбек. Возраст сорок восемь лет. Дата рождения двенадцатое февраля тысяча девятьсот тридцать четвертого года. Оборотень. Обращен своим отцом после войны. Не зарегистрирован. - Сигнус не отрывал взгляда от подследственного, диктуя сухую информацию из личного дела Грейбека своему секретарю, - Все верно, мистер Грейбек? - вновь взглянув на отложенные кипы дел, мужчина чуть помолчал, - У вас весьма богатая биография. Разве это разумно, быть столь неосмотрительным в наше неспокойное время? Так легко попасться аврорату.

0

15

...а журналюги в своих газетенках напишут: "Пьяный попал под лошадь".


ТОЛЬКО В ДЕКАБРЕ
упрощенный шаблон анкет для всех
работников прессы, мастеров слова и пера

https://i.imgur.com/C8nCo4B.gif https://i.imgur.com/vwSYe8o.gif

0


Вы здесь » Crossbar » партнерство » Marauders: Aftershocks