Есть что-то прекрасное в лете, А с летом прекрасное в нас.
    активисты недели
    Aides & Fallon
    Лучший пост от Garrett Hawke В отличии от Тео, Роан к своему кофе так и не притронулся, наблюдая за тем, как тритон пытается занять свои руки, пока не знает, куда деть свои мысли. Бюр не знал, как облегчить его существование. Возможно, Аричбальд Виндзор уже давно этим занялся. Судя по всему, он действительно заботился о Тео так, как никто бы не смог. Наверное. Роан тоже думал, что он всегда будет защищен в обществе вампиров. Читать далее...

    место, в котором каждый найдет свой дом ♥

    Не ищи счастье — оно всегда у тебя внутри

    Самый чудесный город — это тот, где человек счастлив

    Найти себя невозможно — себя можно только создать

    И хотя все кончилось, началось что-то новое

    Crossbar

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » Crossbar » партнерство » CHURCH CROSS


    CHURCH CROSS

    Сообщений 61 страница 80 из 80

    1

    https://i.imgur.com/HhbmyGS.png

    0

    61

    ссылка на заявку


    НЕМЕЦ ♱ NEMEC
    [volunteer's playlist]
    https://i.postimg.cc/bYLM120m/nemez-dalshe.png
    — rick okon —


    б ы в ш и й :: офицер мчс :: спортсмен :: корд :: спец по всратым задачам на поисковых учениях :: был подкаблучником, стал женоненавистником :: стартер-пак мудака: душнила, токсик, абьюзер :: мальчик из хорошей семьи, который заебался быть хорошим :: хэппи-энд - для слабаков или да?


    ✦✦✦ We will meet again ✦✦✦
    [indent]
    —  кто ты - бог или яд?

    [indent]

    когда первый снег ложится на плечи, она чувствует его колкий взгляд, клюющий ей в профиль и знает, что он думает: беглянка, сиротка, убийца.

    [indent] ( он думает: дура ).

    горе спит с ними в одной постели, тревожит во сне, и тени всё чаще напоминают чертей, когда эос без сна смотрит в окно до утра. немец - поначалу - пытается изгнать этот дух, но затем понимает: ей проще топить его в красном вине.

    эос пьет много, пропадает - надолго, трахается - с кем-то ( но только не с ним ); немец всё терпит - списывая весь этот холод на призрака под их покрывалом, которого он сам вывел из леса и к ней подвязал. только её пьяный взгляд всё чаще на него смотрит так, словно она его просит её не спасать.

    [indent] словно хочет стать ему той, кого он не забудет.
    [indent] и никогда не простит.

    гнев пульсирует прямо в ладони, стрекочет меж пальцев, как ток. эос думает, что его приручила, но он царапает ей когтями запястья, скручивает волосы и задирает так, будто ебет в последний раз. немец целует там, где бито и мято, ласкает то, что испортил, и эос просит ещё.

    [indent] заживёт, она говорит.
    [indent] как и вся их "любовь".

    когда вновь приходит весна, эос вдруг понимает, для чего до нее дожила: в телефоне появляется новый контакт, и он звонит ей в ночи, гонит всех кровью вскормленных демонов прочь, не хлещет по зарощенным швам, не обжигает холодом взгляда и не говорит, сжимая ей горло в кулак:

    [indent] это ты сделала из меня монстра.
    [indent] это всё была ты.

    их последняя зима бросается под колеса авто, в котором немец везёт её в чужой дом, в котором его никто больше не ждёт. буря давно затихла в салоне, как спертый воздух в груди, но они продолжают вскрывать друг другу нарывы и полушепотом спрашивать раны, чьё сердце сгнило сильней. только слова, что перемололи их кости за все десять лет, теперь не задевают черные шрамы, а опадают на обновленную землю, как град.

    [indent] и - наконец-то - тают.
    [indent] уже навсегда.

    [indent]


    [indent]

    х. всё по-классике: абьюз, измены, ревность, мордобой, только по обоюдному согласию;
    х. заявка в пару ( ! ) в прошлом; на данный момент у эос отношения с ваней, и в лс я подробнее расскажу, когда именно между ней и немцем всё стало плохо, но имейте в виду, что десять лет почти_совместной жизни - это не шутка ( представляете, как мы успели друг друга заебать ?? ); да, любить меня обязательно, но не исключаю того, что немец успел устать от этого дерьма и мог завести себе прекрасную семью, почему нет ( но фишка в том, что созависимость - это болезнь, и так просто от неё мы не излечимся );
    х. шанс, что кто-то придет на эту внешку, равен нулю, но я всё же рискну написать, что у вас нет выбора ( потому что я третий раз пересматриваю "das boot", и это явно не последний заход ); исхов мало, но я могу заскринить вам сама, если буду вас одевать, я чуть-чуть графист ( а еще у меня есть гифки );
    х. бэкграунд кликухи немца - на ваш откуп, как и его жизнь до эос;
    х. краткий сюжет для понимания: в 2002, еще до появления поисковых отрядов, немец с мчс нашел в лесу мертвой младшую сестру эос ( в гибели которой она винит себя, а потом станет винить немца ); с тех пор у них начался роман, и первое время они пытались ужиться вместе, но немец долго не смог терпеть выходок эос и стал сначала ебашить её ( всё взаимно, вы не переживайте ), а потом они разъехались; в 2011-2012 часто встречаются, чтобы переспать по старой памяти, но и это не затягивается надолго - когда-то же нужно перестать друг друга мучить ( или нет );
    х. морду вам хочет набить не только ваня, но и штапич, а там, может, и другие малыши из моего лз подтянутся!!
    х. в настоящем у нас с ваней есть сюжет на троих с максом, и если захотите в это влезть, мы вам подробно всё расскажем и покажем;
    х. немец - самый часто упоминаемый персонаж в моих постах, так что рекомендую их почитать ( какие-то штуки всегда можно обсудить и изменить, это не проблема );
    х. свой пост покажите мне обязательно в личке, мне важно сойтись по слогу, чтобы нам обоим было максимально комфортно, а также поддерживать коннект в тг;
    х. от меня: третье лицо, около 4-6к, странные метафоры и слог на любителя, песенки, эдиты, фангерлинг по немцам; в данный момент я медленно выхожу из очень трудного и длительного отсутствия, поэтому постов может быть не так много, как хотелось бы мне самой, но я верю, что войду в привычный темп пост в неделю / две или даже чаще; умоляю и вас рассчитывать свои силы, так как у меня имеется бесконечный поток хэдов и желание, чтобы вы максимально влюбились в перса и были готовы обрастать вкусными сюжетками;

    очень жду, цемк  https://i.imgur.com/xvki7S1.png

    плейлист волонтеров ::
    ПРИМЕР ПОСТА

    через читателя

    0

    62

    ссылка на заявку


    ФУШИГУРО МЕГУМИ ♱ FUSHIGURO MEGUMI
    [jujutsu kaisen]
    https://forumupload.ru/uploads/001b/fc/e6/522/171032.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/fc/e6/522/359474.gif
    — only canon —


    студент токийской технической школы магии; воспитанник годжо сатору, имеющий кровное родство с кланом зенин. владелец техники десяти теней.


    ✦✦✦ We will meet again ✦✦✦
    «я влюбился в тебя не потому что был потерян или одинок, или сломан, или нуждался в исправлении.
    я влюбился в тебя, потому что после знакомства с тобой я захотел сделать тебя постоянной частью моего мира. и места, и окружение - могут измениться, но будь то на 5 минут, или на 50 лет, я буду просто счастлив, если ты будешь рядом…»

    у Мегуми в глазах темнота как у неба, в котором сгущается шторм. Цвет спокойный, холодный, но тревожит как омут, в чьем укромном безмолвии таится что-то опасное, что может однажды сорвать безучастность с лица, и Сатору сам иногда замирает – может, без явности внешнего, но невидимо где-то внутри, точно нащупавши издали небольшое проклятие.

    [indent] - что у тебя на уме, Мегуми? – с проседанием голоса, отряхнувшись от притворной веселости, потому что когда Фушигуро уходит в себя, Годжо хочется дернуть: громким словом, навязчивой фразой; прикосновением к предплечью, к кисти, или с порывистой резкостью схватить за запястье, не давая по пояс войти в тишину, где он был способен надолго укрыться в молчании, исчезнув как таят его сикигами в тенях.

    он видит это с каждым годом все четче, оно становится явней, и хочется, сломав неподвижность уверенности, обнять того шириной своих рук – не утешая, хватая, как если бы Фушигуро мог неожиданно выскользнуть, вступив в глубину своих мыслей как в яму, повторив судьбу Гето в те же шагах. По-своему, как-то иначе, извратив чистоту прежних помыслов, наивность которых заставляла его улыбаться, - но благодушно, не позволяя себе даже шуткой спугнуть эту пусть и размытую правильность.

    ему хочется думать, что Мегуми он чувствует все же острей. Изучая того, как ребенка, как родственника, собирая в кулак все доступные виды привязанностей, запуская аккуратно-медлительно пальцы под кожу.

    он талантлив, умел, и слушать ему удается не меньше, чем слышать, отчего Годжо, кажется, медленно входит во вкус, открыв для себя еще непонятную радость наставничества. Но Мегуми другой. Не подобный своим одноклассникам – он, как говорят, - живет среди них белой вороной и Сатору простодушно советует, разглядев за гладкой завесой молчания острую форму конфликта: «если кто-то сильно достает тебя, то ударь его».

    а затем ему совершенно не жаль. Ни за чьи переломы, ни за чьи синяки, - он, наоборот, развивает учительский вывод как дымку, ущербно гордясь за него на манер одноклассника, но вряд ли родителя, и полушутя замечает, приложив к его ране лед, что надо бить так, чтобы не дали сдачи. Иногда осуждающе цокает. Иногда – смотрит дольше, чем следует, точно на текучую воду, в чьем движении спрятано что-то незримое, озвучившись в душе Фушигуро слишком тихо, может, в том числе для него самого. Что-то предупреждает его голосом сдержанной ярости. Спокойствием чистой агрессии, что сидит глубоко, как чудовище, уже тогда воздвигнув в сердце Мегуми теневой сад химер.

    этот мальчик для него словно проигрыш одновременно с победой. Он для него лекарство и яд, и незаметно, изгладив до ровности, падает одна, друга, третья и далее грань, ставя их обоих друг к другу все ближе или, может, просто усиливая желание коснуться, согнав оцепенение безмолвной оценки.

    [indent] будь эгоистичнее – щелчком пальцем по лбу.
    [indent] не жертвуй собой – зажато в сомкнутых губах.

    он как вода, будто тень – движение реки в темноте, что убаюкивает как-то неправильно, бархатистым касанием проклятой даже для магов энергии; поглощая, закутывая, разрушая всякую бдительность и даруя пугающе сильный покой для того, кто привык жить алертно.

    [indent] наверное, прежде всего, ему нужно подумать, как научить Мегуми жить без него.
    [indent] или научить себя как жить без Мегуми.


    персонаж предполагается в пару и мне бы хотелось найти человека, который бы хорошо чувствовал и понимал его, был готов пробовать разные сюжеты, аушки, временные периоды (включая детство Мегуми, а также возможность поиграть детьми-одногодками в альте) и ситуации, канон и отклонение от канона; с которым было бы постоянное общение помимо форума, чтобы увлеченно обсуждать общие сюжеты и обмениваться чем-нибудь интересным и вдохновляющим. От игрока прошу грамотности, любви к данному пейрингу и вовлеченности в него, знания канона хотя бы на уровне аниме, отсутствия жестких сроков на отпись (так как по скорости отписи я скорее слоу), отсутствия других романтических линий для Мегуми, в том числе и в альте с другими игроками, и не пропадать без вести. Также хочу обратить внимание на то, что, поскольку Сатору планирует сделать из Мегуми равного себе, то это подразумевает и равенство в отношениях, без строгого деления на роли. Поэтому если вам принципиальна роль только топа или только боттома или в написании вы вообще не притрагиваетесь к постельным сценам, то я вам не подойду. Не подойду я вам и в том случае, если для вас проблемна модель отношений "ученик-учитель", разница в возрасте, отголоски шотакона и сосуществование Мегуми под одной крышей с Сатору с момента взятия его под опеку.
    честно признаюсь, в поиске каста я не заинтересован и ищу соигрока исключительно в неторопливый междусобой. Так сказать, в игру для души. Взамен могу красиво одеть, накормить хэдканонами и заобщать до полуобморочного состояния.

    ПРИМЕР ПОСТА

    так все и кончилось: в стихнувшем голосе, в схлынувших мыслях; в замирании целой вселенной на выдохе; увязнув в одной бесконечной минуте, заставившей смолкнуть часы, притупив само ощущение времени, мешая яркость заката с уходом во мрак. 

    что-то в нем умерло, отслоилось от сердца шелухой старой кожи, и под ней обнаружилась мякоть уязвимой приязненности, приукрашающей прошлое до безупречного штиля, что изгладило в памяти любые неровности, точно что-то случилось между ним и Сугуру с необъяснимой внезапностью, посеяв смятение в душе виноватым вопросом. Что было не так? Что он упустил, пытавшись угнаться за всем одновременно, будто бы выстрел, настигнувший голову Рико, разбил их беспечную юность как вазу и, раня руки осколками, он не заметил, что склеивать уже было нечего?

    с тех пор он словно очнулся совсем в другой жизни. Он, может, действительно умер, воскреснув в каком-то ином варианте вселенной, где Сугуру был дальше, чем Сатору бы смог дотянуться, и больше не было мягкости во взгляде напротив, и было теперь не нащупать плеча, а теплота дружелюбия остывала от холода, и все отмирало, неспешно сходя слой за слоем, пока от него не осталась фантомная боль.

    Сугуру ведь умер отнюдь не сегодня. Прощание только внесло окончательность в то, что когда-то и так решилось без слов, и годы были отсрочкой, мучительно долгим срыванием пластыря, но Сатору соврал бы, сказав, что на что-то надеялся.

    он просто хотел избежать своей роли... Всего лишь не быть палачом, позволив казни свершиться иначе, чужими руками, оставив нетронутой легкость хранимого в памяти, где юность исполнена светлых тонов. Сохранить там Сугуру, как будто навечно пленяя того в фотографии, удаляя последние годы в зачеркнутости, как если бы жизнь его оборвалась, порвавшись как нить, когда тот внезапно решил потянуть ее в сторону... Как будто тот умер тогда, поглощенный толпой, укрывающей гибель в потери из виду или же, может, как если бы тот растворился в годах, и Сатору узнал бы о смерти Сугуру впоследствии, случившейся где-то, куда он не мог заглянуть, а потому отзвучавшей в расплывчатой близости к сну, где еще бы могло исцелить пробуждение.

    но, конечно же, нет. Он одарен многократно, только не правом отказа, и сила на грани с божественностью была припирающим к стенке проклятием, не дававшем хоть раз отказаться, сойти, отведя глаза в сторону в пусть уже неизбежном для Гето лезвийном взмахе... Нет, ему полагалось прожить этот миг, глотнуть как вину, пройдя от заглавной до точки, точно не только Сугуру, а также он сам должен нести наказание за сделанное.

    темнота уплотняется медленно, проседая в стихавших тонах, и снег зависает над ним звездной россыпью, стираясь в толщи бесконечности как сгорает космический сор в слоях атмосферы земли.   

    он идет, не чувствуя веса ни мира, ни времени. Дорога стелется словно бескрайним движением вперед, простертой где-то в изнанке запущенной техники, и Сатору болезненно тянет домой, но притом возвращаться ему совершенно не хочется, поскольку еще слишком рано, чтобы пристроиться рядом с Мегуми в постели и спасти себя от блуждания в мыслях недвижимым сном, смывая им же с лица выражение печали, дабы вновь облачиться в улыбку к утру.

    веселиться сегодня кажется Годжо взятием новых высок лицемерия... и до чего отвратительным ощущается несенное вместе с цветами намерение, два расставленных пальца эмоджи, и неопределенно-конечное «кажется, я слегка опоздаю!», когда он не здесь, вернее, от него остается лишь тело, испускавшее речь отголоском инерции, тогда как в глубинном, осознанном, Сатору практически опустел до безмолвия. Он не хочет сейчас ни стоять, ни идти; его влечет тишина, но подмывает наполнить пространство бессмысленным шумом, он мечтает забыться, желает осесть в темноте, но понимает, насколько нуждается в ласке Мегуми... В его касаниях пальцев, в объятиях рук. В его прозорливом молчании, а также умении чувствовать, а еще в аккуратном движении глаз, способных отмерить за маской беспечности искренность в граммах. Он просто нуждается в нем: и тогда, и сейчас. В нем как в живом существе, в каком бы смог раствориться, затмив его жизнью свершенную смерть, как уже врачевало присутствие Мегуми отсутствие Сугуру до этого... 

    всего лишь пару секунд. Сатору платит ими за выдох и вздох, пока собирается с силами, встретившись с дверью квартиры, и ищет перебором в уме подходящую реплику - нужный настрой, в который готовиться сразу же влиться с разгона.

    [indent] - Я дома!

    улыбка в уровень носа, восклицание как песня, с подпрыгнувшей «о», и букет распускается в узком проеме, спеша впереди, отсчитав еще немного мгновений восторженной слепости, прежде чем взгляд обнаружит Мегуми... под ним.

    [indent] - А?...

    удивление глупое, и нотка страха в нем – уголом иглы, что пронзает рассудочность с выводом техник, принудив его тут же, не думая, бросить цветы, и спуститься к нему в суетливом волнении...

    [indent] - Мегуми?

    ...притронуться бегло ко лбу, отвести темноту волос в сторону; найти безмятежную плавность лица, что смягчил собой сон, посетив того раньше, чем он, как будто украв в наказание за проигрыш взметнувшимся стрелкам часов, что уже отправляли законченный день в новый праздник. В его руках он обмякший – доверительным то ли к нему, то ли к дому, - и принимает форму податливо, разрешая распутать свернутый в дреме клубок, приcпособляясь к объятиям с гибкостью кошки. Сатору пытается взять его, но чувствует тяжесть, что ждет наверху, и понимает, что жаждет остаться вот так, в этой паузе; зависнуть в узком пролете соседних друг другу секунд, в которых еще не окончилось действие, и сесть в безопасном низовье стены.

    он держит Мегуми без полноты осознания, какая из мыслей влекла к нему страх.

    что все повторится? Что каждая жизнь, какой бы он не коснулся, утечет как песок, пренебрегший усилием сомкнутых пальцев? О чем он подумал, заняв рот бездумным выпалом звуков, и почему метнулся так резко, хотя земные глаза разделяли спокойствие тех, что сотканы техникой?

    [indent] «Старею, должно быть...» - Сатору шутит безмолвно и снова смотрит в лицо, в котором нет бледности кровяного оттока, как нет начертанной метки проклятия, что предвещала бы участь, пленившей Цумики... Привычка гнет губы, но выходит чуть ломано, ведь сверху также спускается запах готовки, разбавлявший спектр чувств досадой об ужине, давно остывавшем в приглушенном свете, и, ускользнув от внимания, срывается на пол букет, образуя лежанием образность веера.

    улыбка со всей удрученностью канет во вздох.

    [indent] «Какой же ты все-таки жестокий человек, Сугуру»

    для вдохновения

    0

    63

    ссылка на заявку


    ТОМА ♱ TOMA
    [RC: PSI]
    https://forumupload.ru/uploads/001b/fc/e6/405/953699.png
    — Jordan Calloway —


    фермер, псионик, лучший парень на всём белом свете, специалист по поливке помидоров и выбору самых нелепых пижам


    ✦✦✦ We will meet again ✦✦✦
    ost: он юн - больше нет
    [indent] Йонас смотрит на него исподлобья, чуть щурит светлые, больше похожие на две капли дождевой воды, что размазалась по серому капоту машины, на которой их сюда привезли, глаза. Худой, как и все они здесь, он ниже Тома почти на голову, да и в плечах намного уже, волосы ещё эти дурацкие, немытые, рубашка в клетку на размер больше чем надо, словно не тринадцатилетний сопляк, а звезда грандж-сцены. Том улыбается, так открыто, что эта улыбка искриться дружелюбием. Его брюки едва достают ему до щиколоток, видать вырос из них давным-давно, заношенные лаковые туфли начищены, а лицо такое подвижное и живое, что кажется - вот вот сорвётся с места плясать чечетку.
    - Что за идиотская причёска? - Йонас цыкает, намекая на воздушное афро, что колышется от ветра, на голове пока что незнакомца.
    - Это называется мытая голова. - Том усмехается колко, но беззлобно.
    Мальчишки смеются. Жмут друг другу руки и наконец-то называют собственные имена. Что ж, возможно их социальная группа будет больше чем просто кучка жалких неудачников.
    ***
    - Это даже как-то жалко. - Йонас заглядывает в девчачью спальню через замочную скважину, несколько минут пытается вглядеться и разочарованно выдыхает.
    - Тебя просто злит, что она не бегает с тобой курить за сортирами. - Тома отпихивает друга и тоже заглядывает в скважину.
    - Неправда. - Йонас хмыкает и складывает руки на груди.
    Херня, Том конечно же прав, но только отчасти. Просто пока Лу торчит за книжками уча идиотского Киплинга они тут ну, скучают по ней? И да, ему не с кем нынче курить за сортирами, и по этому он тоже скучает.
    - Слушай, я тут видел цветочную лавку за углом... - Том начинает не слишком издалека, но Йонас понимает с полуслова. Это хорошая идея. У Тома всегда хорошие идеи.
    ***
    - О нет, ты сейчас тоже начнёшь мне говорить какую-то фигню про права, закон и вот это вот всё. У вас это видимо семейное. - Тома смеётся, но тут же осекается.
    [indent] Ирма смотрит на него так пристально, так колко. Её глаза - застывшие льдинки, они уже застряли у него в сердце, хоть Том ещё и не знает, но эта храбрая разбойница та ещё снежная королева и за ней он последует далеко не на крайний север.


    Бестис, чувак которому я доверил младшую сестру, которому доверял от и до, считал надёжной стеной, солью (точнее водой) земли и вообще святым человеком. Том простой и улыбчивый парень, ему хочется доверять, на него можно положиться. Так о Томе думает Йонас, так о томе думает большинство, но что там под этой толстой кожей-шкурой знает только она, та, что смогла про эту кожу-шкуру пролезть и разбежаться мурашками.
    Очень жду Тома, что бы играть с ним крепкую мужскую дружбу, сложные моральные выборы, драмы и вообще приходи, будем жечь инквизицию на кострах и устраивать революцию. У нас тут даже какой-то сюжет намечается.

    ПРИМЕР ПОСТА

    [indent] На ощупь Лу тёплая. Как собственно и полагается обычному живому человеку, но на это тепло Йонас обращает какое-то своё особое внимание. Дёргает носом, ощущая, как нагревается ладонь и словно тонкие иглы пронзают что-то внутри, Лу наверно печёт или типа того, хер его знает какого это, когда твою болячку вот так забирают, ему рассказывали, что ощущения так себе. Под брючиной, с плохо выглажено стрелкой, медленно расходится кожа, выступает алая царапина, начинает тихо кровить. Как же это всё, блять, медленно. Его пси требует совершенствования, практики, знаний, пока приходится тратить кучу сил и времени, что бы сообразить что там к чему, как оно всё работает, как лишнего не забрать, как выбрать одну ту самую болячку. Для псиоников образование пиздец какая привилегия. Как жаль, что для хиллеров оно практически необходимость.

    - С колготками давай как-нибудь сама уже. - Он трёт ладонь пальцами, разгоняя ощущение чужой болячки по всему телу, так  быстрей проходит. Не то что бы научный факт, так, личное наблюдение. Может просто плацебо.

    [indent] Царапина и вправду была пустяковая, но оно как-то сама выходит, Йонас просто делает особо не думая, уже потом, ощущая её на себе крутит в мыслях что-то вроде: ну это же из-за меня сюда потащились, не потащились бы - была целая. Какие-то всё так себе отмазки на самом деле. Йонас дёргает плечом, словно отмахиваясь от пустяка и заканчивая попытки в самокопание, это ведь больше по части Лу, ему-то че, захотел и сделал, вот и всё. Это никого ни к чему не обязывает. Он вообще не ждёт никаких благодарностей, но девчонка конечно же уже смотрит на него со смесью то ли благодарности, то ли жалости. Блять, не выпускница, а какой-то сопливый щенок.

      [indent]  Сигарет осталось не так много, навряд ли хватит до утра, но че уж, придётся либо поумерить пыл, либо потом потерпеть. И то и то звучит говняно и видимо озадачится этим Йонас чуть позже. Пока он просто прикуривает и садится рядом с Лу. Протягивает ей пачку с зажигалкой. Вид с крыши открывается и вправду просто невероятный, сам его оценил тоже только сейчас, до этого бывал здесь только днём, а днём конечно красивенько, но не настолько. Интернат располагался где-то в промежутке между Термитником и фермерскими окраинами города, так что с одной стороны их накрывала вечное зарево тепличной засветки, с другой неоновая дымка старого города. Так и жили- между двух огней. Зато сразу понятно было, что со всеми ними будет дальше. Те кто поспокойнее и, что более важно, кому способности позволяют отправятся на грядки, поливать рассаду и полоть, че там обычно принято полоть. Кого-то, самого бестолкового, отправят жать ебанный пресс или топить плавильные печи на производства. Платят мало в обоих случаях, но там почти везде свои и это честный и надёжный труд. Большинство просадит подъемные в Термитнике и там же в итоге осядет. Те, что поамбициозней будут биться всю оставшуюся жизнь о стеклянный потолок, кто с запросами поменьше просто постепенно будет скатываться по наклонной. Некоторые таки смогут как-то встать на все четыре лапы и будут вести свою покорную размеренную жизнь. Доган вон устроился спасателем и ему будто бы нравиться. Йонас не осуждает, в чём-то даже поддерживает. Просто не хочет так же. У них всех нет никаких шансов, живите или сдохните, главное не забывайте, что вам позволено быть частью чего-то намного большего чем вы сами.

    [indent] Но отсюда, о, отсюда им были видны огни нового города. Нью-Пери дразняще сверкал своими самыми дорогими побрякушками. Отвратительно лицемерно, но как же невероятно красиво.

    - Всё будет отлично у нас. - Он понятия не имеет как, но прямо сейчас в этом абсолютно уверен.

    0

    64

    ссылка на заявку


    МИСТЕР ГОШ ♱ MR. GOSH
    [lenore, the cute little dead girl]
    https://i.imgur.com/0S0vW5I.png
    — caleb landry jones —


    (предполагаемо) мертвец с мешком вместо головы и с пуговицами вместо глаз


    ✦✦✦ We will meet again ✦✦✦
    а я! – какой в груди покой! – рыдать уж не хочу,
    я петь ей рад на старый лад – и с ангелом лечу! [q]

    вы когда-нибудь любили кого-то до безумия? так, что внутри всё сводило от трепетной нежности, а голос дрожал всякий раз, когда требовалось обратиться к объекту своих воздыханий?

    мистер гош любил. и любит до сих пор. даже не смотря на прошедшие десятилетия, любовь эта становилась только крепче, только сильнее.

    любовь его стала одержимостью. греховной необходимостью добиться взаимности чего бы то ни стоило. даже если для этого потребуется тысячу раз умереть, даже если потребуется пойти на обман, столкнуться со всей сворой потустороннего – плевать.

    он. любит. до. сих. пор.

    это – константа неизменная. такая же неизменная, как и мешок на голове, скрывающий истинную личину.

    но, быть может, пришла пора его снять? быть может, тогда она поймёт, одумается, вспомнит?


    не умею писать красиво, хоть убейте (ха-ха), но. при повторном прочтении оригинального стиха меня накрыла занимательная идея: по сути, лор мистера гоша – чистый лист, можно творить, что вздумается, и почему бы тогда не сделать так, что на самом деле это настырное существо не тот, за кого пытается себя выдать? что, если настоящая личина гоша на самом деле – сэр гай де вир, тот самый жених ленор ещё из той, предыдущей жизни, который не выдержал разлуки с возлюбленной (и попутно не очень-то догадывался, что ленор совсем-совсем не была заинтересована в их браке, но разве родители в те времена спрашивали мнения своих дочерей?) и повесился?

    на эту мысль меня натолкнул дизайн оригинального мистера гоша, точнее то, как туго затянут его мешок в области шеи, взгляните!

    https://i.imgur.com/hXaNdup.jpeg

    бонусом есть мысль, что в подобных «воскрешениях» мог быть замешан и таксидермист, на которого тоже имеются некоторые планы, соу… вылезайте из своей не-такой-уж безымянной могилы, погрузитесь в очаровательный гротеск, вдохновлённый эдгаром алланом по, и влетайте в нашу с оборванцем компанию – обещаю, не пожалеете.

    ПРИМЕР ПОСТА

    пасмурная серость, как и обычно, окутывала собой весь невермор. вечерело. ленор по своему обыкновению была занята каким-то невероятно важным (по её мнению) делом: то ли вызывала очередную монструозную сущность, то ли вчитывалась в криво написанные строчки старинных рукописей, найденных средь хлама на чердаке особняка – точно никто, даже сама давно погибшая, пояснить не смог бы.

    с глухим «бам-с» что-то ударяется о зеркало, отражавшее в себе силуэт сидящей в кресле девушки и разожжённый в камине огонь (не ясно, для какой конкретно цели, ведь никто из обитателей или гостей дома на отшибе уже давным-давно не чувствовал ни тепла, ни холода). приходится отвлечься и перевести любопытный взгляд на источник этого странного шума.

    – делать с чем, мистер оборванец? – с привычной лёгкой хрипотцой пропитанных формалином голосовых связок уточняет ленор, щуря потерявшие живой блеск глаза.

    иногда ей не верилось, что в теле тряпичной куклы был заперт, как он сам себя называл, «самый ужасающий убийца в истории». во-первых, история знала слишком много этих самых «ужасающих», во-вторых же, всё то время, что они провели вместе с момента, как ленор бережно заштопала кукольную ручку, оборванец не вёл себя, как злодей, которым хотел (пытался) казаться – скорее, он больше походил на дворецкого, чьей задачей было поддерживать любую безумную идею, что придёт в светлую голову, а так же ограждать эту самую светлую голову от неприятностей.

    – ну-ка, – бледные губы растягиваются в усмешке заискивающей, а книга с выпадающими из неё пожелтевшими от времени листьями ложится на столик подле кресла, – расскажите, что вас так разозлило? – приступ совершенно детского любопытства был присущ ленор как нечто само-собой, совсем естественное, привычное; неизвестно, было ли то следствием инфантилизма, что прослеживался за ней после, кхм, «воскрешения», или корни подобного уходят глубоко в жизнь девушки ещё до её посмертия, но факт оставался фактом: только она могла бы находить что-то интригующее и забавное в сложившейся ситуации.

    легко спустив ноги с кресла на деревянный пол, покрытый затёртым от времени выцветшим ковром, шелестя подолом чёрного платья, девушка ближе подходит, подхватив кукольного душегуба на руки да подняв на уровень лица собственного.

    – ну вот, теперь мы можем говорить почти на равных, – с важным кивком подмечает, приняв на мгновение более серьёзный вид.

    0

    65

    ссылка на заявку


    ТАКСИДЕРМИСТ ♱ TAXIDERMY
    [lenore, the cute little dead girl]
    https://i.imgur.com/PQS1SYV.png
    — mads mikkelsen —


    некая личность с полуразложившейся оленьей головой. свою странную внешность объясняет «медицинским состоянием», иначе говоря, болезнью. интеллигентен и меланхоличен. ездит в катафалке. имеет непонятное домашнее животное по имени «малакаи».


    ✦✦✦ We will meet again ✦✦✦
    здесь не будет долгого и замысловатого описания данного… господина. здесь будут лишь сухие факты. такие, как, например, полная уверенность в том, что таксидермист всегда поможет мудрым советом (а иногда даже и делом, что бывает, как говорится, редко, но метко), если тот от него потребуется. или второй факт, фанонный: таксидермист, вероятнее всего, имел отношение к погребению ленор (может, даже мистера гоша – тоже); возможно, что именно он стоит за «тайной» новой не-жизни обитателей особняка на отшибе, или и вовсе ставил эксперименты на себе, а, может, и вовсе всё вместе? и таких фактов может быть с десяток, потому что я ничем не ограничиваю полёт вашей фантазии, хоть сделайте из этого чучела вендиго – нет, ну а что, собственно?

    во-вторых, я просто оставлю это здесь, чтобы вы понимали, откуда растут ноги у данного фанкаста, и почему я буду злючкой-вреднючкой да не дам его менять, хе.

    https://i.imgur.com/aoGT3sO.gif

    да, мало букв и слов, но зато сколько энтузиазма, и какие невероятные поворотные повороты можно разыграть при должном желании «оживить» (ха-ха) персонажа как следует. и хотя нас пока двое в лодке всего лишь – я да оборванец, - но для таксидермиста найдётся местечко и даже небольшой сюжетный кусочек (который у нас планируется сквозной нитью через эпизод с мистером вомпером, но пока тема в режиме ожидания поста от него), и вообще.

    «совы – не то, чем кажутся»? пф, приглядитесь к оленям!

    ПРИМЕР ПОСТА

    пасмурная серость, как и обычно, окутывала собой весь невермор. вечерело. ленор по своему обыкновению была занята каким-то невероятно важным (по её мнению) делом: то ли вызывала очередную монструозную сущность, то ли вчитывалась в криво написанные строчки старинных рукописей, найденных средь хлама на чердаке особняка – точно никто, даже сама давно погибшая, пояснить не смог бы.

    с глухим «бам-с» что-то ударяется о зеркало, отражавшее в себе силуэт сидящей в кресле девушки и разожжённый в камине огонь (не ясно, для какой конкретно цели, ведь никто из обитателей или гостей дома на отшибе уже давным-давно не чувствовал ни тепла, ни холода). приходится отвлечься и перевести любопытный взгляд на источник этого странного шума.

    – делать с чем, мистер оборванец? – с привычной лёгкой хрипотцой пропитанных формалином голосовых связок уточняет ленор, щуря потерявшие живой блеск глаза.

    иногда ей не верилось, что в теле тряпичной куклы был заперт, как он сам себя называл, «самый ужасающий убийца в истории». во-первых, история знала слишком много этих самых «ужасающих», во-вторых же, всё то время, что они провели вместе с момента, как ленор бережно заштопала кукольную ручку, оборванец не вёл себя, как злодей, которым хотел (пытался) казаться – скорее, он больше походил на дворецкого, чьей задачей было поддерживать любую безумную идею, что придёт в светлую голову, а так же ограждать эту самую светлую голову от неприятностей.

    – ну-ка, – бледные губы растягиваются в усмешке заискивающей, а книга с выпадающими из неё пожелтевшими от времени листьями ложится на столик подле кресла, – расскажите, что вас так разозлило? – приступ совершенно детского любопытства был присущ ленор как нечто само-собой, совсем естественное, привычное; неизвестно, было ли то следствием инфантилизма, что прослеживался за ней после, кхм, «воскрешения», или корни подобного уходят глубоко в жизнь девушки ещё до её посмертия, но факт оставался фактом: только она могла бы находить что-то интригующее и забавное в сложившейся ситуации.

    легко спустив ноги с кресла на деревянный пол, покрытый затёртым от времени выцветшим ковром, шелестя подолом чёрного платья, девушка ближе подходит, подхватив кукольного душегуба на руки да подняв на уровень лица собственного.

    – ну вот, теперь мы можем говорить почти на равных, – с важным кивком подмечает, приняв на мгновение более серьёзный вид.

    0

    66

    ссылка на заявку


    ДЖОН ЛЕННОН ♱ JOHN LENNON
    [a hard day's night]
    https://i.imgur.com/TTCm9i8.png https://i.imgur.com/lkrE2vb.png https://i.imgur.com/dAXLQJ1.png https://i.imgur.com/sG0knip.png
    — john lennon —


    гениальный музыкант с вещмешком травм и комплексов; mommy issues, ребенок послевоенного времени


    ✦✦✦ We will meet again ✦✦✦
    the beatles — julia
    Брошенный ребенок на пляже, не нужный ни отцу, ни матери, не нужный тете, которая взяла его на воспитание. Бунтующий из принципа, ради бунта, "если вы не любите меня, я дам вам причину на это". Единственный человек, принимающий его таким, какой он есть, умирает, единственное живое существо оказывается застреленным той самой тетей. Джон теряет якоря раз за разом, воссоединение с матерью бросает его на самое дно — она снова бросает его, на этот раз навсегда, умирая под колесами автомобиля.

    Таково начало: смерть и лишения, лишения и смерть. Мальчишка из "хорошего района", который ведет себя хуже последнего оборванца, тедди-бой, живущий одной только мечтой — покорить этот мир. Ему нужны слава и деньги, ему нужно, чтобы его любили, любили, любили...

    Доктор не рассказывает ему о битломании, умело обходя его родное время, заглядывая в далекое будущее и отдаленное прошлое

    Джон собирает группу, наплевав на колледж, отправляется на выступления в Германию, где они играют часами напролет, подзаряжая себя колесами и отдавшись на волю Репербана, Джон строит грандиозные планы по захвату мира, в которые никто, кроме него, особо не верит, Джон теряет человека, который его и понимал, и любил — и снова едва не падает в пучину, замирая на долгое время на границе добра и зла.

    Он пробирается в ТАРДИС безбилетником, теряется в ней, убаюканный мерным шумом ее сердца. Он отказывается возвращаться к свое время, и Доктор не то, чтобы мирится с этим — какой-то частью своих сердец она рада, что так произошло. Конечно, она вернет его обратно — они только слетают к сенсоритам, и еще, может быть, в древний Китай, потом заглянут на лунную колонию, а там кто знает.



    Не знаю, из какого таймлайна хочу выдернуть Джона, поэтому оставляю этот выбор на вас. Что-то между приключениями в Германии и 1964 годом, когда они уже отправились покорять Америку, не позже.
    Доктор периодически путешествует с историческими личностями (Мэри Шелли была его спутницей долгое время), а мне хотелось посмотреть на Тринадцатую вне контекста с the Fam. Пожалуйста, приходите, в наличии необходимо иметь только любовь к Битлз, Доктора Кто, в принципе, даже знать необязательно, все расскажу, покажу, поприключаю!   
    https://i.imgur.com/juKoL.gif

    ПРИМЕР ПОСТА

    Это должно было стать веселым приключением. Интересным, ни к чему не обязывающим, даже больше прогулкой чем путешествием, если честно. Хотелось разрядиться и ни о чем не думать, показать Яз будущее, избегая войны с далеками и ту историю с телешоу, конечно. Просто будущее, с их летающими автомобилями, антропоморфными андроидами и путешествиями сквозь космос туда, куда не ступала нога человека. Что-то в этом роде. Что-то, где мне не придется сталкиваться со сложными проблемами и решать их в ущерб себе.

    Конечно, этого было слишком много. Не стоило и надеяться. Может быть, именно поэтому я выжидаю, когда ТАРДИС останавливается, и не открываю дверь первой. Пускай Яз посмотрит, что там. Пускай вдохнет свежий воздух одной из земных колоний далеко в космосе и удивится, как же глубоко ее народ умудрился пролезть. Я закрываю глаза, и -

    - Доктор? Тут ничего нет...

    Ее голос обеспокоен, но она думает, что это старушка ТАРДИС опять занесла нас не туда. Любительница подурачиться. Ясмин понятия не имеет, что это может означать, что это означает, потому что я загривком чувствую, что что-то не то. И первое, что я ощущаю в связи с этим - усталость.
    Это чувство преследует меня еще с Флюкса, со всего, что... со всего, что он под собой хранил. С Тектеюн, с часов, которые лежат глубоко в ТАРДИС, так глубоко, что я н найду их, если не захочу. А я не хочу. Но даже несмотря на это, все произошедшее давит невидимым грузом, и я чувствую себя бесконечно уставшим. Бесконечно - примерно столько, сколько длится моя настоящая жизнь.

    - Что? Нет-нет-нет, не может быть! Мы точно попали куда надо, - я подскакиваю и подбегаю к Яз, чтобы удостовериться своими глазами, что действительно ничего, просто голый осколок камня, никакого терраформирования, никакого поселения. Ничего. - Не может быть. Она должна быть здесь! Что-то не так.

    Что-то не так, и очень серьезно, и, кажется, это касается всего таймлайна и всей истории человеческой расы - я хватаю руку Яз, когда она пытается выйти, и затаскиваю обратно в консольную. Несколько прыжков назад во времени и пространстве под напуганные вопросы Ясмин и мои собственные суматошные ответы - ответы, призванные уменьшить ее панику, но с этим я, кажется, не справилась. Каждый раз за дверью - пустота, тишина. До тех пор, пока я не добираюсь до Земли, а там...

    Там нас ждет неприятный сюрприз. Земля больше похожа на Модас, сплошь кибермены, и это выбивает из меня дух. Мы стоим на пороге ТАРДИС, растерянно вглядываясь в толпы марширующих киберменов, и я как будто знаю, откуда это взялось. Как будто еще не мозгом, но подсознанием понимаю, кто этому виной.

    - Нам надо что-то с этим делать? Найти, откуда все это началось, устранить то, что помешало истории развиваться как надо, - неуверенно подает голос Ясмин, и я взмахиваю руками.

    - Да. Надо. Именно этим я и занимаюсь. Надо найти точку расхождения, но Яз, тебе нельзя со мной идти. История затронула события до твоего рождения, а это значит, что ты можешь существовать только в пределах ТАРДИС. Ты - парадокс, но она защитит тебя, пока я со всем не разберусь.

    - Я не оставлю тебя одну!

    - Ты меня слышала? - меньшее, что мне сейчас нужно, это препирательства, но как же она упряма! Как и большинство из них, да, но голос разума все больше затеняется в ней... тем, о чем я не хочу думать. - Выйдешь за эти двери - и перестанешь существовать, выйдешь за эти двери - и я не смогу тебя найти! А если даже у меня получится все исправить, я и не буду тебя искать. Если ты меня не послушаешь.

    Это жестоко, но это срабатывает. Яз замолкает и уходит вглубь ТАРДИС, оставляя меня наедине с консолью и колотящимися сердцами.

    И, когда я нахожу виновника торжества, я ни капли не удивлена.

    - Что ты натворил, - зло прошипела я, подходя к Мастеру. - Это была очередная попытка привлечь внимание? Думаешь, я не остановлю тебя?

    0

    67

    ссылка на заявку


    МИХАИЛ "ПОТАПЫЧ" ТОПТЫГИН ♱ MIKHAIL "POTAPYCH" TOPTYGIN
    [slavic folklore]
    https://i.imgur.com/oz4XKH0.png  https://i.imgur.com/7mDzyq2.png
    — илья прусикин —


    медведь


    ✦✦✦ We will meet again ✦✦✦
    – живёт в той же коммуналке, что лёха, соня и яша. заселился туда самым последним ;;

    – непобедимая сила духа ;;

    – работает охранником в клубе у горыныча. по его же приказу поселился в коммуналке с остальным зверинцем, чтобы следить. чтоб они добросовестно исполняли свои обязанности ( читайте - усатый нянь) ;;

    – то, что медведь кому-то там наступил на ухо – лишь тупые придумки ;;

    – тот самый друг с машиной, который заберёт из любой точки города, даже если хочется плюнуть и забыть ;;

    – сильнее, чем кажется на первый взгляд ;;

    – ненавидит, когда обращаются по кличке – «потапыч» ;;

    – не знает, что забыл среди этих сказочных долбоёбов ;;

    – режим берсерка после того, как дойдёт до кондиции ;;



    СОНЯ МЫШКИНА ♱ SONYA MYSHKINA
    [slavic folklore]
    https://i.imgur.com/lKXYFs9.png  https://i.imgur.com/WbZYvvi.png
    — катя кищук —


    мышка-норушка


    ✦✦✦ We will meet again ✦✦✦
    – разбавляет своим прекрасным ликом эту маскулинную тусовку ;;

    – закладчица, но сама не употребляет ;;

    – бежала, па ножкой сделала – чьи-то яйца и разбились. может за себя постоять, короче ;;

    – на самом деле это она изобрела «героиновый шик» ;;

    – та самая, которая следит, чтобы никто (яша, например) не питался одними только «дошираками» ;;

    – поэтому считает, что умеет отменно готовить, а остальные не переубеждают её в обратном ;;

    – знает все мелкие московские закоулки, потому что хорошо ориентируется на местности и с картой на телефоне ;;

    – первая обосновалась в коммуналке. поначалу слегка напряглась, когда по объявлению о поиске сожителей пришёл яков, но якову виртуальная реальность дороже суровой действительности ;;



    ЯКОВ "ЯША" [ФАМИЛИЯ НА ВЫБОР] ♱ YAKOV "YASHA" [?]
    [slavic folklore]
    https://i.imgur.com/0d2Zzat.png  https://i.imgur.com/3K476iD.png
    — дмитрий куплинов —


    лягух-квакух лягушка-квакушка


    ✦✦✦ We will meet again ✦✦✦
    – вторым заселился в коммуналку, потому что была рядом с работой ;;

    – из #тыжайтишника в стримеры ;;

    – эмоционален и криклив, за что может получить предупредительный стук по стене ;;

    – но вообще тот самый добряш, который муху обидит, разве что, в какой-нибудь новенькой игре ;;

    – иногда выход на улицу – необходимость ;;

    – бывает, что выступает «мозгом» в очередной невероятной херне, в которую вписался алексей ;;

    – «ещё раз, блять, тронешь моего енота, падла!» ;;

    – когда шутит свои искромётные шутки (серьёзно, у него классное чувство юмора для компьютерного задрота), то смеётся так, словно квакает ;;

    в общем, ищу любимых соседей по жилплощади, подельников и просто прекрасных (раз в пятилетку) людозверей. информация вся менябельна по согласованию – в этом плане я довольно пластичен, как, собственно, и с постами. в конце концов, всё это предприятие с запахом сказки «теремок» затевалось исключительно ради славянского отъезда кукухой по полной.

    ПРИМЕР ПОСТА

    утро в родной богадельне началось с криков якова, который уже во всю записывал новый стрим, что будет наверняка выложен уже к вечеру, ну, если до этого он не спалит сам себя энергией горящей задницы.

    лёша честно пытался поспать ещё хотя бы пять минут, пять грёбанных минут, чтобы чуточку меньше ненавидеть этот мир и эту поганую жизнь; даже карикатурно спрятал голову под подушку и посильнее прижал ту к лицу – авось он всё же сдохнет? проблем точно будет меньше.

    – да не ори ты так, лиса разбудишь – пиздюлей вывесит! – раскатисто и на весь коридор, ну типичный потапыч. вопрос только, какого лешего тот ещё не укатил на свою охренеть какую важную работу… ах, ну да, вся его «охренеть какая работа» - тупая слежка за их «примерным» поведением, вечно рыжий об этом забывает.

    а затем тянется к прикроватной тумбе, чуть не смахнув с неё полупустой (или же наполовину полный?) стакан с водой, цепляет телефон пальцами и, щурясь сонно всё ещё, тапает несколько раз по экрану, вводя пароль. было ли там хоть что-то интересное? едва ли – какие-то там сообщения, какие-то там пропущенные звонки, и если всё это добро не было отправлено наманикюренными ручками любимого начальника, то лису кристаллически поебать, потому что сегодня он собирался себе выходной устроить. заслужил же, ну, разве не так?

    где-то ближе ко второй половине дня выходной для патрикеевича накрывается медным, мать его, тазом. потому что, будем честны и объективны: когда на горизонте маячит возможность подзаработать не где-то на территории горыныча, которому потом отваливается весомый процент, а за её пределами, то от такого не отказываются. особенно, если дельце намечалось довольно лёгкое.

    особенно, если оно намечалось в москва-сити.

    задача была проста, как два пальца: залезть в квартиру к одной особе и вытащить из неё как можно больше ценных вещей и какие-то определённые документы; лёха с усмешкой думает о том, кому ж так могла насолить эта дама, что пришлось впрягаться кому-то его уровня (да, года и века проходят, а с самомнением у лиса по-прежнему всё прекрасно), но да ладно, это всё – лирика ненужная, которая голову лишь забивает, а сейчас совсем-совсем не до этого. сейчас надо думать, как бы так пробраться незаметнее, поскребстись по хате чужой и ноги сделать; как сдать награбленное и передать документы, получить свои деньги и хотя бы за свет заплатить, потому что в этом месяце как-то они больно дохера электричества потребляли, о чём в основном сокрушалась сонька. но соня была в принципе невротичка та ещё, и к её закидонам довольно легко привыкнуть, если очень постараться.

    задача была проста, но вот исполнять её так, без предварительного продумывания, потому что, видите ли, хозяйки нет дома конкретно сейчас, а клиент просит очень-очень срочно, было верхом идиотизма, тут уповать только на свою удачу надо, и, шкерясь в лифте, словно подросток, алексею кажется, что что-то обязательно пойдёт не так. ну согласитесь, что дело какое-то… с запахом наебалова. а своему нюху лис доверять привык.

    в итоге «не так» идёт вообще всё: начиная с того, что всякие цацки прикарманить можно было в ограниченном количестве, так как в квартире камеры были, а это уже конкретный такой попадос, и заканчивая тем, что никаких документов патрикеевич не нашёл, где бы ни искал. ну, оставался лишь один единственный вариант, потому что чем чёрт не шутит, в конце концов?

    зачастую подобные бумажки хранились в сейфах. осталось лишь найти оный.

    – ну хотя бы ты не подведи, – шикает лис, пока пытается удобнее ухватиться и отодвинуть от кухонной стены холодильник. нахуя и зачем? да просто чтобы успокоить себя, найти оправдание тому, что его навыков оказалось недостаточно, чтобы филигранно сориентироваться в пространстве, ситуации, и выполнить блядский заказ на «отлично».

    махина цвета «лакшери хром» поддавалась с трудом – рыжий никогда не претендовал на лавры самого сильного; отодвигается с огромным трудом и вплоть до момента, пока по спине снизу вверх не начинает расползаться тянущая боль, с каждой секундой вынуждающая кривить лицо всё сильнее и сильнее.

    – вот сука-а-а, – обречённо воет патрикеевич, оперевшись на верхнюю дверцу холодильника ладонью и согнувшись.

    пиздец, приплыли, что называется. это будет просто ограбление века, о нём обязательно напишут во всех новостных пабликах. что-то вроде «грабитель надорвал спину, пока обносил квартиру в москва-сити». охуенно.

    0

    68

    ссылка на заявку


    ЖУЛИК ♱ SWIPER
    [dora the explorer]
    https://i.imgur.com/dtzCoAv.gif https://i.imgur.com/c7M4fVJ.gif
    — simon pegg —


    украдёт всё, что плохо лежит. а что просто лежит - положит плохо, а потом украдёт.


    ✦✦✦ We will meet again ✦✦✦
    – родной дядя алексея и алисы. да-да, тот самый, который может нагрянуть от силы пару раз в год, но зато всегда с шикарными подарками ;;

    – «ничего вы, молодёжь, не понимаете! вот в моё время…» ;;

    – некрасиво ;;

    – мне тоже не нравится ;;

    – научит плохому, но тому, что пригодится в жизни ;;

    – «смотрите, как это делается, щенята!» ;;

    – бегло говорит на английском, хорошо владеет испанским, в речи часто скачет с русского на иностранный ;;

    – это не у него проблемы с законом, а у закона проблемы с ним ;;

    – кто такая дора маркез?

    – «жулик, не воруй!».


    этому форуму срочно необходима третья лисья морда, а то как-то печально получается, что лиса с лисом совсем одинёшеньки. поэтому и родился концепт невероятного кроссовера славянского фольклора, «золотого ключика» и «доры-путешественницы» - живите с этим.

    верим, надеемся и ждём в гости дядю, который уже достаточно пожил эту жизнь, повидал всякого, и теперь передаёт свой опыт молодому поколению (конечно, не без троллинга племянников); пункты расплывчаты, т.к. не хочется прописывать прям всё за будущего игрока – оставляем место для фантазии и воображения. а если ещё и с самой дорой придёте (взрослой, разумеется), или же просто вкусно опишете, что у них за гиперфиксация друг на друге – расцелуем.

    пишем мы медленно, но верно, без игры не оставим, да и, думаю, на форуме найдутся ещё люди, которые захотят пересечься в игре с ещё одним рыжим-бесстыжим.

    ПРИМЕР ПОСТА

    утро в родной богадельне началось с криков якова, который уже во всю записывал новый стрим, что будет наверняка выложен уже к вечеру, ну, если до этого он не спалит сам себя энергией горящей задницы.

    лёша честно пытался поспать ещё хотя бы пять минут, пять грёбанных минут, чтобы чуточку меньше ненавидеть этот мир и эту поганую жизнь; даже карикатурно спрятал голову под подушку и посильнее прижал ту к лицу – авось он всё же сдохнет? проблем точно будет меньше.

    – да не ори ты так, лиса разбудишь – пиздюлей вывесит! – раскатисто и на весь коридор, ну типичный потапыч. вопрос только, какого лешего тот ещё не укатил на свою охренеть какую важную работу… ах, ну да, вся его «охренеть какая работа» — тупая слежка за их «примерным» поведением, вечно рыжий об этом забывает.

    а затем тянется к прикроватной тумбе, чуть не смахнув с неё полупустой (или же наполовину полный?) стакан с водой, цепляет телефон пальцами и, щурясь сонно всё ещё, тапает несколько раз по экрану, вводя пароль. было ли там хоть что-то интересное? едва ли – какие-то там сообщения, какие-то там пропущенные звонки, и если всё это добро не было отправлено наманикюренными ручками любимого начальника, то лису кристаллически поебать, потому что сегодня он собирался себе выходной устроить. заслужил же, ну, разве не так?

    где-то ближе ко второй половине дня выходной для патрикеевича накрывается медным, мать его, тазом. потому что, будем честны и объективны: когда на горизонте маячит возможность подзаработать не где-то на территории горыныча, которому потом отваливается весомый процент, а за её пределами, то от такого не отказываются. особенно, если дельце намечалось довольно лёгкое.

    особенно, если оно намечалось в москва-сити.

    задача была проста, как два пальца: залезть в квартиру к одной особе и вытащить из неё как можно больше ценных вещей и какие-то определённые документы; лёха с усмешкой думает о том, кому ж так могла насолить эта дама, что пришлось впрягаться кому-то его уровня (да, года и века проходят, а с самомнением у лиса по-прежнему всё прекрасно), но да ладно, это всё – лирика ненужная, которая голову лишь забивает, а сейчас совсем-совсем не до этого. сейчас надо думать, как бы так пробраться незаметнее, поскребстись по хате чужой и ноги сделать; как сдать награбленное и передать документы, получить свои деньги и хотя бы за свет заплатить, потому что в этом месяце как-то они больно дохера электричества потребляли, о чём в основном сокрушалась сонька. но соня была в принципе невротичка та ещё, и к её закидонам довольно легко привыкнуть, если очень постараться.

    задача была проста, но вот исполнять её так, без предварительного продумывания, потому что, видите ли, хозяйки нет дома конкретно сейчас, а клиент просит очень-очень срочно, было верхом идиотизма, тут уповать только на свою удачу надо, и, шкерясь в лифте, словно подросток, алексею кажется, что что-то обязательно пойдёт не так. ну согласитесь, что дело какое-то… с запахом наебалова. а своему нюху лис доверять привык.

    в итоге «не так» идёт вообще всё: начиная с того, что всякие цацки прикарманить можно было в ограниченном количестве, так как в квартире камеры были, а это уже конкретный такой попадос, и заканчивая тем, что никаких документов патрикеевич не нашёл, где бы ни искал. ну, оставался лишь один единственный вариант, потому что чем чёрт не шутит, в конце концов?

    зачастую подобные бумажки хранились в сейфах. осталось лишь найти оный.

    – ну хотя бы ты не подведи, – шикает лис, пока пытается удобнее ухватиться и отодвинуть от кухонной стены холодильник. нахуя и зачем? да просто чтобы успокоить себя, найти оправдание тому, что его навыков оказалось недостаточно, чтобы филигранно сориентироваться в пространстве, ситуации, и выполнить блядский заказ на «отлично».

    махина цвета «лакшери хром» поддавалась с трудом – рыжий никогда не претендовал на лавры самого сильного; отодвигается с огромным трудом и вплоть до момента, пока по спине снизу вверх не начинает расползаться тянущая боль, с каждой секундой вынуждающая кривить лицо всё сильнее и сильнее.

    – вот сука-а-а, – обречённо воет патрикеевич, оперевшись на верхнюю дверцу холодильника ладонью и согнувшись.

    пиздец, приплыли, что называется. это будет просто ограбление века, о нём обязательно напишут во всех новостных пабликах. что-то вроде «грабитель надорвал спину, пока обносил квартиру в москва-сити». охуенно.

    0

    69

    ссылка на заявку


    АРГЕНТИ ♱ ARGENTI
    [honkai: star rail]
    https://forumupload.ru/uploads/001b/fc/e6/594/805856.png
    — original* —


    красота важнее одиночества, одиночество сильнее красоты


    ✦✦✦ We will meet again ✦✦✦

    глазами идрилы красота есть в самых неожиданных местах. аргенти не подвергает свою богиню никаким сомнениям и смотрит на все ее взглядом.

    в тихом саду невероятных возможностей, где шепот танцует на ветру, нежная покрытая росой паутина, подвешенная между неровными ветвями древнего дуба. каждая тонкая нить, скрупулезно сплетенная маленькими мастерами природы, отражает ласковый рассвет, словно подвеска роскошного жемчуга, украшающая зеленый гобелен.

    среди суровых просторов пустынных бархан, где огненное солнце опаляет землю и жажда охватывает самое нутро земли, из засушливой почвы появляется одинокий росток. совсем маленький и хрупкий, но полный надежды на будущее. тянется вверх, бросая вызов суровым стихиям, вырастает, окрашивая бесплодный пейзаж сочным пятном — мимолетный оазис великолепия среди неумолимых песков.

    высоко над бурными просторами бушующего моря, где волны с безудержной яростью разбиваются о скалы, с непринужденной грацией парит одинокий альбатрос. его крылья, охватывающие всю широту снов, рассекают беспокойный воздух, вырезая эфемерные дуги свободы на фоне бушующего шторма.

    острые зубы и налитые кровью глаза, жужжание механизмов под кожей, железная хватка и запах огня. брань скрывающяяся за обманчиво нежными словами, трубки, провода, злость, грубость, уязвимость, страх, боль — в этом есть что-то, чему хочется улыбнуться. в нем есть что-то, что хочется признать красивым не сверяясь со взглядом богини. beauty is in the eye of the beholder. and so he beholds.


    оснований нет, есть одни вайбы и они непревзойденные. два неприкаянных одиночки, противоположные темпераменты, гармонирующая цветовая гамма, ну что еще для счастья нужно?? у меня есть плейлист и мудборды, я могу доказать! сижу и молюсь, чтоб канон подкинул косточку в 2.2, а пока сижу, то может посидите вместе со мной? пишу чотко, веду себя прилично, импровизирую, адаптируюсь, преодолеваю https://i.imgur.com/clpRG8p.png

    ПРИМЕР ПОСТА

    порой жизнь идёт не по плану, настолько что люди теряют себя. может быть, это не такое уж распространённое мнение, но артур мало что помнит из прошлого. он лишь смутно помнит лицо своей матери, не особенно доброе или красивое, и что он собирался быть сапожником, как его отец. или он был мясником? или пекарем? единственное, что артур может по-настоящему вспомнить отчетливо, не размытыми фигурами, цветными расплывчатыми точками или смутными ощущениями, — боль, добела раскаленную. жгучую до такой степени, что разум сдался раньше, чем тело. он иногда задается вопросом, всегда ли смерть такая, или его обстоятельства были особенными еще в одном отношении, вдобавок ко всему прочему? он помнит, как впервые почувствовал, как собственная кровь течет по венам будто бьющий ручей, стал сверхчувствительным к ее потоку. он помнит холод чужих рук на его лице, когда он сделал последний вдох, но когда сделал первый — память размывается. кто был первым он тоже не помнит. память непостоянна; артур не поощряет дружбу, и не видит смысла держать обиды. зачем, если суждено существовать вечно? артур всё делает по прихоти: любит, празднует, закрывается, забывает. артуру нравится, что он за столько столетий научился забывать с непревзойденным мастерством.

    хотел бы он забыть ники наконец.

    ники — это запах гари и пепла, пионов и лемонграсса, меда и мирры, вина и пудры, тёплого молока и бензина; всего, что артур отрезками помнит из своего прошлого. ники и есть его прошлое, нестабильное, хаотичное, беспорядочное. ники — его настоящее, скучное, монотонное, пасмурное. ники — его будущее, пугающее, неизвестное, таинственное. ники — это часы проведенные в освещенной устрашающим красным тёмной комнате, подносы с резкими химикатами и глянцевые снимок за снимком, на всех ники. как же артур сможет его забыть, когда у него около тысячи его фотографий? они идут по двум сторонам одной и той же дороги и у артура до сих пор хватает энтузиазма удивляться даже самую малость тому, что после каждой развилки, каждого перекрестка, они всё равно продолжают путь дальше вместе. не глядя друг на друга, притягиваясь и отторгаясь, словно где-то вращают юлой два магнита, а они — два полюса.

    любовь затонула ложкой душистого ладана в чёрном вязком дёгте.

    он искренне любил его когда-то давно, точно не помнит уже. нежно, поцелуями весны по обледеневшим полям, касаниями шёлка по прохладной коже, обещаниями вечной верности. от заката до заката, от года к году, от столетия к столетию. артур не помнит, когда всё пошло не так, когда взгляд у ники стал злым, а собственный голос сочиться шипящим надменным ядом. когда он стал говорить абсолютно мерзкие несправедливые вещи. когда на шее у ники начали появляться расплывчатые сизые пятна. когда они стали стараться не видеть, не слышать, не думать друг о друге. когда весна поцелуев прошла, и они стали колким инеем. когда ники для артура стал наркотиком. артур зависим, цепляется за ники, словно паразит. отталкивает, тянет назад, отталкивает, снова назад, держит цепкой хваткой, затем исчезает. возвращается снова и снова, с отвращением чувствует чужие запахи и не может отпустить.

    ревность, ревность, ревность.

    артур, как говорят поэты, накручивается. в нём какая-то высокомерная тварь готова когтями вырыть путь наружу. артур — автопортрет, недопроявленная уродливая фотография. полуличность, полупамять. артур во всём виноват не меньше ники, а джейк не виноват совершенно точно, но артур — паразит, зависимый, токсичный. дешевый виски жгучей кислотой окутывает язык и нёбо, у артура перед глазами плывёт не от него. джейк смотрит на ники щенячьими глазами, до мерзости добрыми (артуру кажется, что это фальшь, но он себе не настолько доверяет), трогает его волосы пальцами, до тошноты ласковыми. из всех ночей именно сегодняшняя разбила артуру сердце полностью и безвозвратно, но он думает так каждую такую ночь. артур встречается с ники взглядом через бесконечное расстояние и улыбается ядовито, многозначительно, очевидно. он оставляет на столе свой стакан, нехотя отрывается от них с джейком и переступает порог комнаты. ники знает его насквозь, сможет собрать его тело по косточкам, ребро к ребру, нерв к нерву, вена к вене. ники поймёт. ники придёт.

    надеюсь, простит.

    артура, словно шавку на поводке, ведет собственное желание; у его потребности режутся клыки. потому что он пуст и голоден и просто хочет что-то, кого-то, кого можно называть “своим.” желание царапается по коже когтями, сжимает горло и артур из раза в раз обрушивается, но то, что он хочет не значит, что он заслужил. отчаяние не значит оправдание. иногда ему спокойно. иногда он думает, что в безопасности. что он может отпустить и, со временем, забыть. обязательно приходит в себя и чувствует металлический привкус на зубах. пролетают целые недели пока артур смотрит в никуда, затем он просыпается и вдруг чувствует себя живым, и точно знает почему. и точно знает, без чего жить не сможет.

    — ты несносен, — это провокация, всё как надо, всё по сценарию. справедливо? нет. привычно? вполне.

    ники ему ничего не должен. артур подожжет себя на площади перед базиликой святого петра, прежде чем признается в этом кому-нибудь кроме себя.

    0

    70

    ссылка на заявку


    КАЛЛЕН СТЕНТОН РЕЗЕРФОРД ♱ CULLEN STANTON RUTHERFORD
    [dragon age]
    https://64.media.tumblr.com/5675aa197e626f37ce8cca3abda6e34f/tumblr_p078nwIVGy1t5f8veo1_500.gif
    — original or you choise charlie hunnam?!


    воин-храмовник ферелденского круга магов, командир сил инквизиции обладатель самых шикарных кудряшек во всём тедасе


    ✦✦✦ We will meet again ✦✦✦
    спокойная жизнь вовсе не для тебя, верно, каллен? ты слишком часто {привычка?} бросаешься с головой в пучину опасности, подвергая себя и свою жизнь смертельному риску, но спасая при этом других. словно благородный рыцарь в сияющих доспехах. скажи, сколько раз тебе доводилось слышать подобное от лиц женского пола? скажи, сколько раз тебе приходилось получать слова благодарности от людей, которым помогал? полагаю, что достаточно.

    ещё будучи ребёнком — кажется тебе было тогда восемь лет — уже знал кем хочешь быть и чему посвятить свою жизнь. и несмотря на то, что для твоих близких столь громогласное заявление больше походило на шутку, в твоих глаза читалось действительно серьёзные намерения. но ты не отступил — ни тогда, когда над тобой жестоко «посмеялись» брат с сестрой, с которыми ты достаточно долго не разговаривал на эту тему, ни тогда, когда проходил обряд посвящения в храмовники, стоя на виду у новобранцев и держа в руках чашу, наполненную лириумом. это было не вопреки, а благодаря. ты достаточно быстро поднялся вверх по карьерной лестнице, а такое дано, увы, не каждому. твоему упорству и стремлению можно лишь позавидовать, как и удаче, которая позволила тебе так высоко взлететь.

    и тебе, как никому другому, известно, что с большой силой приходит большая ответственность. на твоих плечах лежит тяжкий груз вкупе с обязательствами — перед гражданскими/новобранцами/организацией. ты повидал достаточно смертей, и столько же несправедливости, видел воочию назревающий конфликт между магами и храмовниками, который стараниями последних перерастал в нечто большее — открытое противостояние. ты же сам к магам относился куда лояльнее, чем к собственным коллегам по цеху — в прошлом. возможно из-за своих чувств к одной особе из твоего прошлого.

    ты совершенно уверен в себе, когда дело касается каких-либо рабочих моментов и тем, что тебе лучше даётся — быть храмовником, выполнять свою работу. твоя неуверенность возникает всякий раз, когда поблизости оказывается симпатичная девушка, но если она ещё и обладательница проклятого магического дара, то ты и вовсе теряешься. откуда мне это знать? я своими глазами видела твою скованность, когда мы первый раз вступили в диалог. тебе плохо удаётся скрывать свою скованность и тревогу. и тут не нужно быть провидцем — это так открыто читается в твоём взгляде, который то и дело отводишь в сторону, как некую попытку отвлечь себя за наблюдением тренировок новобранцев.

    у каждого из нас своё собственное предназначение; на плечи каждого возложены совершенно разные миссии. мы вынуждены быть в одной команде, работать рука об руку, сражаться плечом к плечу для достижения мира и благополучия. наши пути всегда будут пересекаться — вне зависимости от того хочешь ли ты этого, хочу ли я этого. на тебя будут вновь устремлены косые осуждающие взгляды за то, что ты впустил, нет, связал, свою жизнь с магичкой, что бывает временами нестабильной и опасной. ты будто бы попал в болото, которое медленно утягивает тебя на дно без шанса на спасение. в глубине души ты и не против — я читаю это в твоём взгляде каждый раз, когда мы пересекаемся. тебе кажется, что я тот человек, который помогает тебе держаться на плаву, не сломаться от лириумной зависимости. но истина такова, что именно я и могу погубить тебя, позволяя тебе балансировать на грани между желанным спасением и скорой гибелью. ровно так же, как и ты...


    заявка в пару. у меня есть определённый концепт отношений между персонажами, которого я хочу придерживаться. это совершенно не радужная love story, а нечто мрачное, тёмное и стекольное. да, я могу свести всё это на минимум, но без этого никак, простите. каллен та ещё лошадка с тёмным прошлым, поэтому я буду цепляться за любую возможность вытащить всё это на поверхность. как минимум, это интересно, поверьте мне на слово!
    я не зверь какой-либо, поэтому готова пообщаться с потенциальным игроком лично, послушать его мысли, хэды и желания. однако, хочу сразу поставить некоторые рамки ограничения — никого другого рядом с калленом в качестве любовного интереса видеть не желаю. я не стану ограничивать важе желание поиграть всё это в режима альтернативы, но никак в рамках фендома, уж простите.
    посты мои варьируются от 5к и выше — всё зависит от настроения и степени вдохновения. мне совершенно не важно с оформлением или без него — я не настолько привередлива в этом плане, но даже могу подстроиться под стиль игрока. главное, чтобы было желание играть. приходи скорее!

    ПРИМЕР ПОСТА

    Если быть предельно честной, не столько перед собой сколько перед людьми, взвалившими все проблемы мира на одни хрупкие женские плечи, Эвелин было сложно представить, что однажды ей выпадет «уникальная» возможность быть втянутой в хитросплетение дворцовых интриг и политических распрей, которые и положили начало гражданской войне в Орлее. Она вспыхнула мгновенно, подобно спичке, но на её фоне война между магами и храмовниками, которая вот уже четыре года шествовала по землям Тедаса, казалась каплей в море. Всё что было между последними — обыкновенная ненависть; где храмовники были угнетателями, а маги — угнетёнными за свои же способности. Всё это не просто глупые сказки или слухи — Эвелин своими собственными глазами видела жизнь внутри круга; молча наблюдала за тем, как некоторые из храмовников позволяли вольность, принижали и применяли грубую силу, как некую попытку доказать превосходство над более слабыми. И даже к тем немногим, кто не страшился последствий, и мог постоять не только за себя, но и встать на защиту соплеменника. Подобные картины Эвелин довелось видеть достаточно часто. Естественно, не каждый храмовник был плохим, находили и такие, кто проявлял сочувствие и сострадание, но таких можно было бы по пальцам левой руки пересчитать. По личному мнению Эви, не раз слетавшее с острого язычка вслух, это нельзя было назвать чем-то хорошим. Но после событий в Киркволле, когда восстание магов, а точнее одного из них, буквально стёрло чёткую грань дозволенного, их стало ещё меньше. Большинство людей-не-магов, как собственно сами и храмовники, считали разумным спихнуть вину исключительно на тех, от кого и начались беды, а именно людей с магическим потенциалом. Сами же маги чётки видели вину в тех, кто их угнетал на протяжении долгих лет, а именно в храмовниках. Проявляй они долю человечности, то ничего из случившегося бы, вероятнее всего, не произошло. Эвелин была в корне не согласна с мнением большинства, но, в отличие от них, не боялась говорить об этом вслух. В любом случае она бы так и провела остаток своей жизни взаперти, поэтому стоило отдать должное тому магу. И только за то, что «подарил» свободу, но никак не за открытую охоту, последовавшую после.

    Гражданская война в Орлее в корне отличалась от той, которую ежедневно приходилось видеть Эвелин, где накал страстей между храмовниками и магами всякий раз достигал критической точки.
    К огромному счастью, застать зарождение противостояния между особами королевского происхождения воочию не удалось — разве что на словах, которым девушка не доверяла {это вошло в привычку?}. Не то чтобы подобное упущение как-то сильно огорчало. Но даже простое посещение подобных мероприятий, где собирались всевозможные сливки общества, вызывали не самое из приятных ощущений. Эвелин была вынуждена принять приглашение на бал в Зимнем дворце с одной лишь задачей — урегулировать назревающий конфликт, где действия любой из сторон запросто могли пошатнуть чашу весов, склонив одну из них в свою пользу. И даже если кому-то из них всё же удалось бы это совершить, ничем хорошим для Орлея это не обернулось бы, лишь усугубило бы и без того шаткое положение. Сохранение мира — то к чему стремилась Инквизиция. Она же была главной из причин по которой Эвелин не отвернулась от просьбы великого герцога Гаспара де Шалона, хотя могла. Долг перед обществом важней всяких предрассудков и чувств. Эвелин, как никто другой чётко понимала, что от неё требуется и чего ожидал чуть ли не весь Тедас. Тот непосильный груз ответственности, что свалился в мгновение ока, едва позволив моргнуть, давил на хрупкие женские плечи. И с каждым разом эта ноша становилась тяжелей, будто намеревалась заживо похоронить.

    — Леди Инквизитор, прошу прощения за беспокойство... — говорит один и разведчиков, и столь неуверенно входит в кабинет. Как он постучал Эвелин разумеется не слышала, но помнит, как сейчас, что дверь оставила приоткрытой. По всей видимости, она так сильно погрузилась в собственные размышления и воспоминания, что не обратила внимания как потеряла связь с реальностью. Не говоря уже о необходимости полного сосредоточения на работе.

    — Миледи Монтилье направила меня к вам в срочном порядке доложить об... — совершенно неожиданно она вытягивает руку вперёд, вынуждая собеседника замолчать.

    — Милый, тебе не говорили, что входить без стука дурной тон? — выражение лица Эвелин приобретает серьёзный, внушающий страх, тон. В её же глазах, к немалому удивлению, мелькнуло что-то тёмное и тяжёлое. Молодой человек, стоящий в нескольких метрах чуть было не попятился назад, завидев в глазах девушки нечто зловещее и пугающее. В них будто бесы танцевали свой безумный танец, и это вызывало внутреннюю панику, которая сочилась наружу, проявившись в открытом испуге.

    — Н-но...я...постучал. — невнятно промямлил мужчина, а руки его заметно дрожали, когда он держал важные документы. Эвелин вовсе не хотела довести бедолагу до состояния исступления, а лишь немного «поразвлечься». И сама же не заметила, как всё вышло из-под контроля.

    — Да ладно, я всего лишь пошутила. — она смягчается в лице, но в воздухе всё ещё витает некоторое напряжение. И даже лёгкая улыбка никак не исправляет эту ситуацию. — В последнее время произошло слишком много событий, поэтому мне необходима была разрядка. Можешь расслабиться, сладкий.

    Мужчина не совсем до конца осознал, что именно сейчас произошло, но с непонимающим видом продолжал стоять, как истукан, и хлопать глазами. Это длилось буквально несколько минут. После которых он всё-таки пришёл в себя и продолжил диалог. Инквизитору не составило труда воссоздать образ безусловно заинтересованного человека. Не всё то, что он говорил было полезной информацией, поэтому пришлось хорошенько постараться «отсортировать» действительно важное от ненужного. В основном это были письма благодарности и отчёты о проделанной Инквизицией работе. Им приходилось получать их в огромном количестве, но едва ли от них был какой-либо толк — разве что в тех, где требовалось очередное вмешательство или помощь Инквизиции. Деятельность организации началась с небольшой кучки людей и поставленной цели, но за короткий промежуток времени им удалось приобрести влияние по всему Тедасу и разрастись до внушающих размеров. А вместе с ними выросли обязанности перед его жителями. Эвелин — невольный наблюдатель всего, что произошло, происходит и будет происходить внутри организации. Хочется ей того или нет, но она важна.

    Возвращаясь в реальность, Эви, даже в самом конце, надеялась услышать что-то действительно стоящее. Он всё ещё находился на свободе и представлял угрозу. Прошло достаточно много времени, как он сравнял с землёй первое укрытие Инквизиции, но недостаточно, по всей видимости, чтобы вновь выйти на сцену. Самому, а не искусно управлять марионетками для достижения своих целей. Но им палки в колёса вставлять значительно легче, что в разы облегчает работу. Закончив с докладом, Эви одобрительно кивнула головой, но вновь обратила свой взгляд на засуетившегося разведчика. Его движения вызывали шорохи, нарушающие тишину в кабинете.

    — Что насчёт Корифея? — она всё-таки позволяет этому вопросу, так сильно засевшему в голове, слететь с уст. И звучит по-особенному, будто требует, а вовсе не спрашивает. Но собеседник вовсе не теряется, а лишь даёт отрицательный ответ — обнадёживающий. — Так и знала. Можешь быть свободен.

    И он бы непременно покинул кабинет, но у него ещё есть что сказать напоследок.
    — По имеющейся у нас ранней информации в Арборской глуши замечена некоторая активность венатори и небольшая группа сбежавших магов-отступников — в прошлом вышепоставленные и уважаемые маги из империи, которых с позором выставили за пределы Тевинтера.
    После сказанного наступает тишина. Недолгая, но за этот короткий промежуток мужчина, сделав несколько шагов вперёд, успел передать документы с пометкой «секретно». Тревельян не могла знать наверняка о том, что в них говорилось — лишь предположила. Вполне возможно, что там могли быть указаны их имена или же более детальное описание произошедшего в прошлом инцидента — всё что угодно. Эвелин сопроводительным взглядом смотрит на то, что сейчас лежало на почти пустом столе, а затем вновь переводит взгляд на собеседника. И в её глазах невозможно увидеть какого-либо удивления — это вполне обычное дело. В лёгком поклоне мужчина развернулся и поспешно направился к выходу. Эвелин не стала его провожать взглядом, а лишь облегчённо выдохнула, как будто устала от бесконечных бессмысленных диалогов, которые все как один ничем не отличались друг от друга.

    Но прежде чем успеть изучить то, что сейчас мирно красовалось на письменном столе, мужской голос вновь раздался, привлекая к себе внимание.
    — Чуть не забыл! Леди Кассандра попросила вас наведаться к командиру Резерфорду. Это касается дела о Серых стражах, которые ранее были спасены в крепости Адаманта.

    Эвелин уловила едва слышимый звук скрипа, исходящий от двери, после которой наступила абсолютная тишина. Некоторое время поразмыслив она приняла решение не откладывать в долгий ящик поход в одну из башен крепости, где устроился командир Инквизиции. Лёгким движением руки, подхватив горстку так и нераспечатанных документов, Эвелин закинула их в верхний ящик стола, тот который запирался на ключ. Всего лишь обыкновенная мера защиты от мелких хулиганов и прихвостней Корифея, которые, по мнению леди, могли без проблем оказаться внутри организации. Никто не застрахован от тех лжецов, кто умело втёрся в доверие и тем самым обвёл всех вокруг пальца. Как человек здравомыслящий Эвелин никогда не исключала такой возможности, особенно в тот момент, когда они стали у всех на слуху, что привлекло ещё больше людей для работы. Можно сказать, что Тревельян была готова к подобному повороту событий, что очередное предательство не вызывало бы в ней удивление.

    Сдвинув стул в сторону, который мешал и заметно сковывал движения, Эвелин, продолжая сидеть на нём, чуть склонилась вниз к самому нижнему из ящиков. С характерным скрипом открыв его девушка забрала то, что было небрежно завёрнуто в тряпичную ткань, после чего задвинула ящик обратно в стол. Буквально несколько секунд она всматривалась в то, что сейчас находилось в правой руке. И так же быстро прервав зрительный контакт, поспешно встала и направилась к выходу.

    Эвелин достаточно долго времени провела в стенах Скайхолда, поэтому знала абсолютно все лазейки, существовавшие в каменной крепости. Всё же любопытство однажды победило здравый смысл, который был присущ с самого рождения. И дабы избежать ненужных встреч Эвелин решила выбрать короткий маршрут. Риск натолкнуться на очередного разведчика оставался, но он был минимальным, как в случае, если бы пришлось идти напрямую через тронную зала. И если выбирать меньшее из двух зол, то она выберет тот, где можно столкнуться с одним или двумя, чем с несколькими десятков.

    Оказавшись за пределами душного замка, на свежем воздухе, Эви делает глубокий вдох. В нём витает морозный горный аромат, и она чувствует, как лёгкие заполняются им; ощущает, как лёгкое пощипывание в области груди. На дворе стояла ясная солнечная погода, как и на протяжении последних нескольких дней. Не сказать, что это было чем-то плохим, но иногда хочется некоторого разнообразия. Как, например, проливные дожди с грозами, что сверкают в небесах яркими вспышками. Эви такая погода была по душе, пока большая часть остальных терпеть не могли грязь и слякоть. И стоило выйти из тени, как солнце яркими лучами больно ударило по глазам, заставив ту заметно сощуриться. Потребовалось около минуты чтобы глаза привыкли к яркости небесного светила и перестали болеть. И только после того, как Эвелин вновь могла видеть окружающий мир в нормальном его состоянии, а не расплывшимся блеклым пятном, она продолжила двигаться. Буквально за несколько метров она заметила, что центральная дверь в башню распахнута настежь. И едва ли могла видеть, что именно сейчас там происходило — слишком далеко.

    С каждым шагом, уверенным и решительным, расстояние становилось меньше и меньше, а потом и вовсе исчезло. Оказавшись буквально в двух шагах от порога она замирает, вслушиваясь в конструктивный диалог командира и посыльного. Наблюдает за ним, как он увлечённо с головой окунулся с головой в работу, теряя при этом связь с окружающим миром. В его действиях и словах стойко ощущалась твёрдость и решимость — так явственно, как никогда иначе. И её губ трогает лёгкая улыбка после которой Эвелин бесшумно переступает порог, оказавшись в знакомом до чёртиков помещении. В воздухе, как и прежде, теперь витал едва уловимый аромат цитруса, древесины и пряностей — тот, что безумно нравился ей. Продолжая оставаться невольным наблюдателем событий, девушка отошла в сторону от двери, изящно оперевшись о прохладную каменную стену. В это мгновение у неё не было веских причин прерывать занимательную беседу, поэтому она намеренно продолжала быть незаметной. Не было никаких сомнений, что командир Резерфорд вообще слышал, как девушка зашла в его обитель. Её последний шаги были мягкими, практически бесшумными. За чужими голосами даже хорошо слышимый сторонний звук растворялся, превращался в ничто, а едва уловимый и подавно.

    Скрестив руки на груди, леди Инквизитор продолжала созерцать, сохранив ту лёгкую улыбку на своём грозном лице. Оставаться вне поле его зрения удалось недолго, но и этого сполна хватило, для того чтобы насладиться безмятежностью и спокойствием, которые были в относительном недостатке. Когда воинствующий храмовник соизволил оторвать свой взгляд от изучения письменной составляющей доклада и чуть повернул голову в сторону, то обнаружил за спиной молодого человека неожиданную гостью. И это заставило его на секунду войти в ступор, что нужные слова попросту потерялись. Эвелин лишь выразительно подняла брови и позволила очевидному, но так и не произнесённому вслух комментарию повиснуть в воздухе.

    — Не хотела нарушать рабочую атмосферу. — затяжное молчание продлилось недолго, а в словах отчётливо слышалась ирония. — Не обращайте внимания, продолжайте. Я никуда не тороплюсь.

    Эвелин будто нарочно продолжает так явственно издеваться, будто намеревалась вызвать чувство озадаченности и гнева, играя на струнах души. Она всегда была прямолинейной, и Каллен об этом прекрасно знал.

    0

    71

    ссылка на заявку


    ЕКАТЕРИНА БОРОЗДИНА ♱ EKATERINA BOROZDINA
    [Union of Salvation]
    https://media.tenor.com/Uks7owCe8_UAAAAC/jenna-coleman-victoria.gif https://64.media.tumblr.com/85959013f461c830d0464bb7a08f3bf2/tumblr_ox3rd3OlJ61vcvupko1_r1_400.gif
    — Jenna Coleman —


    Дочь сенатора, одна из завидных невест Малороссии, в перспективе  — жена и спутница жизни участника восстания Черниговского полка Михаила Бестужева-Рюмина.


    ✦✦✦ We will meet again ✦✦✦
    Екатерина - младшая дочь сенатора, крупного землевладельца Малороссии, Андрея Михайловича Бороздина, и его супруги, Софьи Львовны, урождённой Давыдовой, увидела свет 2 июля 1807 года. Кроме Катрин, в семье имеется ещё двое детей, сын-наследник Лев и старшая дочь Мария. Своё имя Екатерина получила в честь бабушки по матери, Екатерины Николаевны Самойловой, женщины удивительно яркой и неординарной судьбы.
    Родившись в Петербурге, всё детство и юности Екатерина, тем не менее, провела в имении в Малороссии. Там же девушка получила и отличное домашнее образование у лучших приглашённых родителями учителей, обучившись всему, что  следует знать благовоспитанной юной барышне. В доме сенатора Бороздина часто собирался цвет общества, бывал Александр Пушкин, оставшийся в своё время под впечатлением от красоты взрослеющей Екатерины, Александр Грибоедов и прочие именитые литераторы, композиторы и иные служители искусств и влиятельные персоны.
    Екатерина с юных лет считалась одной из первых признанных красавиц Малороссии, а отличное приданое и положение отца тем более влекли к ней самых достойных женихов. Вот только сама Екатерина до поры до времени не выделяла внимание никого из своих поклонников. Пока в конце 1823 года не состоялось знакомство юной барышни Бороздиной с Михаилом Павловичем Бестужевым-Рюминым, приглашённым на ежегодный новогодний бал в Каменку, имение бабушки Екатерины. Молодой, пылкий, отчаянно скучающий в ссылке по дамскому обществу Мишель с первой же встречи самым натуральным образом потерял голову от влюблённости в Екатерину -  при любой же возможности старался наезжать в Каменку, где часто гостила юная барышня Бороздина, на балах и вечерах искал общества только Екатерины, в упор не замечая иных дам. И Екатерина Бороздина отвечала юноше полной взаимностью, также очарованная симпатичным, галантным и не скрывающим восхищения Мишелем. Состоялось решительное объяснение, в ходе которого Катрин согласилась стать невестой Михаила Бестужева-Рюмина. Официальное сватовство родителям также увенчалось успехом — старшие Бороздины, пусть и без особого восторга, но дали согласие на то, чтобы молодой Бестужев-Рюмин стал мужем их младшей дочери. Вот только вмешался в кажущееся таким близким счастье случай — отец Михаила категорически запретил тому жениться, объяснив своё решение молодостью сына, а также тем, что для него уже давно выбрана иная спутница жизни. Первым побуждением Мишеля было не обращать внимания на отцовский запрет, жениться на Екатерине любой ценой, даже если отец приведёт в исполнение угрозу свою в случае женитьбы на барышне Бороздиной лишить его денежного содержания и всяческой поддержки. Но, немного пораздумав, Мишель решил, что обрекать любимую девушку на более чем скромную жизнь  с доходами лишь от жалования офицера он не имеет никакого морального права, и что честнее будет забыть о том, что они были в шаге от счастья, не ища более встреч с Екатериной и оборвав с нею любые сношения. Так и закончилась бы эта история любви, где были и пылкие взаимные чувства, и злой гений — разлучник, и слёзы Екатерины, посчитавшей, что Мишель обманул её, и горе и отчаяние Мишеля, первое время рвущего волосы на голове от тоски по возлюбленной. Но как только до Мишеля осенью 1825 года дошли сведения, что к Екатерине Бороздиной сватается её давний знакомый Владимир Лихарев, сжимающая душу и сердце ревность заставила все благие мысли разом отойти на задний план. Да, тайный разговор Мишеля и Екатерины получился непростым,  несколько раз влюблённые были в шаге от того, чтобы принять решение расстаться и больше никогда не видеться друг с другом. Только всё же победила так и не угасшая взаимная любовь, и Владимир Лихарев получил от Екатерины официальный вежливый отказ. Зато Мишель рассудил, что пора действовать решительно и смело, больше не оглядываясь на мнение деспота-отца. И влюблённые твёрдо решили пожениться, даже Бороздины-старшие стали намного мягче и спокойнее относиться к будущему зятю.
    Да, Мишель и Екатерина действительно обвенчались, вот только не в Малороссии, как мечтали и хотели с самого начала, а в далёкой и снежной Сибири, в Читинском остроге. в 1828 году. А перед этим Екатерине пришлось ещё буквально вымаливать у отца дозволение ехать в Сибирь за осуждённым Бестужевым-Рюминым, слать несчётное количество прошений на имя Государя о праве следовать за свои женихом. И всё-же Екатерина Андреевна - добрый ангел Мишеля, его радость и отрада, главный человек в его жизни после казни Сержа Муравьёва-Апостола. Как бы он жил, не встреться на его пути юная барышня Бороздина, Михаил Павлович теперь уже не знает и не желает знать.       


    Да, я решил поиграть с историческими фактами, раз уж формат кроссовера это вполне позволяет. И поэтому Мишель не будет повешен 25 июля 1826 года, а останется живым из- за оборвавшейся верёвки и милостью Государя ему будет дарована замена смерти на вечную каторгу. По этой же причине я позволил себе и вольность с тем, чтобы Екатерина Бороздина отправилась следом с ним в далёкую ссылку и стала одной из жён декабристов, разделивших участь мужей.
    Очень - очень жду очаровательную Екатерину Андреевну, как похитительницу сердца Мишеля! Пишу обычно в 3 лице от 3 тысяч символов, пользуюсь заглавными буквами, выделяют прямую речь, от вас того же не требую. Игрок я достаточно стабильный, без предупреждения не пропадаю в небытие. По любым вопросам стучитесь в гостевую или  сразу в лс, по первому же зову дам тг.

    ПРИМЕР ПОСТА

    Очаровательный румянец смущения на щеках Элен более чем красноречиво выдаёт все её мысли и чувства.  Да, так и есть, Элен весьма не нравится, как  сразу выложил Серж всю подноготную об их семействе и непростом финансовом положении. Ах, эта прелестная девичья наивность и бесхитростность!  Похоже, Элен всерьёз полагает, что вот до этого дня Мишель не был в курсе, что финансы младших Муравьевых - Апостолов давно уже поют романсы, а живёт на широкую ногу только сам глава семейства? Столь печальный факт было бы очень проблематично скрыть от сослуживца  и друга,  с которым приходится общаться и контактировать более чем плотно, всё - таки потрёпанное обмундирование и вечная нужда в деньгах сразу бросаются в глаза. И это Элен ещё, вероятно, не в курсе, что Мишель, вообще - то, вдобавок ко всему ещё и племянник её мачехи, то есть, всю знает практически всю подноготную о невесёлом житье семейства друга.
    - А ведь я тоже в какой - то мере причастен к Вашему семейству - моя матушка,   Екатерины Васильевна, родная сестра Вашей мачехи. И умоляю, не смущайтесь, так уж вышло, что я давно уже в курсе, что Иван Михайлович не слишком заботится о благосостоянии своей семьи.   
    Может быть. слишком прямо, но зато честно, возможно, Элен будет проще, если она поймёт, что незачем скрыть что - то о положении своей семьи. Серж по - прежнему лукаво чему - то улыбается, кажется,  даже не удивлён, что Мишель едва сдерживается, чтобы не рассматривать прямо - таки в упор очаровательную Элен восхищённым взглядом, Неужели это и есть та самая любовь, о которой так много пишут в книжках?  Тогда неудивительно, что любовь описывается как прекраснейшее чувство на свете.
    Как славно, Элен перестала смущаться, даже чуть - чуть осмелела, её вопрос звучит уже как милое, неискушённое девичье кокетство. Но как бы дать на него ответ, чтобы не смутить девушку ещё больше прежнего?  Чуть несмело Мишель пожимает плечами:
    - Да, у меня была самая лучшая нянюшка, она же воспитала и четверых моих старших братьев  и до сих пор благополучно живёт в нашем имении в Нижегородской области.  Прекрасная Елена славилась умом и несравненной красотой,  а я вижу в Вас и то, и другое. Впрочем, мне с самого начала, как только Серж рассказал, что у него есть младшие сёстры, казалось, что все сёстры Сержа должны быть очаровательнейшими и достойнейшими барышнями.
    А кстати, Элен ведь так и не ответила на приглашение на танец!  Боится обидеть. сказав, что в её бальной книжице нет свободных мест, или по какой - то причине не желает танцевать именно с Мишелем? Впрочем, скорее всего, всё - же правдив первый вариант, ведь Мишель не сделал ничего, чтобы вызывать, упаси Господи, гнев прекрасной сестры Сержа. Более вероятно,  что за время, проведённое в гостях у хлебосольной четы Бибиковых, Элен просто успела уже познакомиться с достаточным количеством достойных молодых людей, чтобы заполнить загодя свою книжицу на сегодняшний вечер.
    Но что это? Элен всё - же дает ответ, более того, отвечает на приглашение на танец согласием! Что, значит, Фортуна сегодня милостива к Мишелю, даже определённо!  Остаётся лишь выяснить, что за танец ему повезёт танцевать с очаровательной Элен .
    - О, Вы делаете меня счастливейшим человеком на свете!  Что ж, жду Вашего  вердикта, какой же танец Вы отдадите мне? 
    Ещё удачнее, Элен отвечает, что полонез, как раз танец, которым и откроется бал, у неё свободен, и что она будет рада танцевать его с Мишелем! Звучат первые звуки величественного и прекрасного полонеза, и Мишель, отметив, что никто из кавалеров не направляется к Элен, с широкой улыбкой подаёт ей руку.  А затем, бережно ведёт туда, где уже строятся готовящиеся закружиться в вихре танца дамы и кавалеры, все, кто  собрался на сегодняшний вечер в этом доме.

    0

    72

    ссылка на заявку


    АНА АМАРИ ♱ ANA AMARI
    [overwatch]
    https://i.imgur.com/V7JQZKq.png
    — ur pick —


    золотое правило: слип, банка-обоссанка и кулачок
    при неудаче бежать
    на гавайи


    ✦✦✦ We will meet again ✦✦✦
    у нее хватит тепла на всех, кроме собственной семьи. улыбается, и в груди у кэссиди что-то сжимается. проницательный взгляд - она знает о нем все, читает, как открытую книгу. наставляет пистолет, смеется заливисто, пока тот мажет по мишеням.  уважение - приказы капитана амари остаются безупречно выполненными,  до капитана амари хочется дотрагиваться и выжидать - дадут по шапке или в этот раз простят. она смотрит сверху вниз снисходительно: какие годы, юнцы всегда тянутся к тому, что от них слишком далеко. она снова закрывает голову капюшоном и уходит вдаль: ее еще ждет работа. он(и) остается (ются) позади, вроде бы и позабытые, но бастет услышит молитвы за каждого.

    поломало всех, но сломало именно тебя.

    запуталась в переплетениях - где разграничить сердобольность и несчастное эгоистическое желание жить так, как хочется самой? слишком дорогая цена, и за нее расплачиваться тяжелыми вздохами, мертвецами, тянущими за руки на дно. среди хаоса воссоздать свою обитель спокойствия для других, пока душа мечется-мечется-мечется. трясущимися руками из песка амари пытается построить замки, пообещать  - это последняя миссия. соврет самой себе, прикусит язык, пока говорит это единственной habibti.

    песчаная буря заносит все остатки надежд на спокойную жизнь.

    закапывая себя саму где-то в песках египта,  только перезарядит винтовку и снова наставит прицел на следующую цель.

    лишь бы только
    уберечь семью
    от безумных покойников


    я клоун я фанат я need healing
    ана настолько великолепная, что грех не подкатить ( заявка в пару, покупаю себе футболку  "я люблю милф", но не настаиваю )
    на себе несет бремя мейн саппорта, поставщика нано буста для д*лбоев дипсов и просто самой лучшей
    обещаю целовать руки и не лезть 1 в пять на диве

    ПРИМЕР ПОСТА

    по руке поднимается след от кинжала — режь сразу, не медли — стремится ввысь, к сгибу на локте. детским любопытством вычленить, что он живой. вырисовывает простое уравнение на песке тонкой палкой: следить за развитием жизни своей со стороны скромного наблюдателя равняется я. отдать себя волнам, проверить — потопит сразу или помучает немного. кэйя, вкусом кислым на языке, смотрел на улыбку джинн и в зеркале ванной комнаты под обеспокоенный стук аделинды пытался повторить. пальцы держали уголки губ, поднимали вверх — до боли в щеках — получалось похоже.

    во снах он видит дворцы — шпиль со звездой украшает крышу: вот-вот разрежет темноту ночи. он ходит мимо них, неприкаянный и незамеченный, и только слышит — крики, крики, крики. мольбы сквозь стиснутые зубы, отчаянием разрезают душу, отравляют. запах костра — горят ткани, горят кости, горят они — преследует, пока его непривычно маленькие ноги пытаются сбежать из этого кошмара. он просыпается в холодном поту: руки будут трястись еще долго. ему в затылок дышит необъятное нечто, открывает широкую пасть, чтобы заглотить целиком, но никак не решается.

    долг остается долгом. защитить, подставиться под удар. в мондштадте все так ярко — флаги, цветы, улыбки людей — хочется зажмуриться и протереть глаза, надавить сильнее, увидеть в них звезды. расправленные плечи, ни один мускул не напряжен. расслабься, кэйя, чего так ссутулился. беспечность впитали с молоком матери и теперь сладким сиропом заливают долину песнями, смехом, гулом голосов хора, пока рыцари обнажают  свои клинки во имя свободы. патрульные убийства мусора во имя благой цели.

    убийства во имя свободы.

    во снах он видит дворцы и перестает спать. на периферии сознания крики заевшей пластинкой повторяются, не оставляют в темноте постели. оно уже оскалилось и уже вот-вот. осталось только продохнуть полной грудью последний раз, выполнить свой долг до конца. осталось только

    добить последнего. но

    твой отец. хочется отрезать уши, закопать их где-то далеко и глубоко под землю, чтобы никогда больше не услышать упоминаний. замытым пятном на белой рубашке — сколько не стирай с мылом, все равно остается. не помнит лица, помнит только руки. большие и холодные, тянут вперед сквозь глину — ноги вязнут в грязи, и кэйя только хочет сделать передышку, остановиться на мгновение. зыбкой мерзлотой отдается, и хочется сбежать.

    страшный секрет в шкатулку на ключ и убрать подальше. если не видишь его, едва ли помнишь, то его и не существует. ему пожимают руку за отличную работу, ему в лицо улыбаются этой широкой мондштадской улыбкой. а тайна растет-растет-растет, ложь переплетается, как лоза на том дворце, скоро дорастет до самого шпиля и устремится вверх. собирает ракушки на пляже, складывает их в башню, а она так и норовит упасть, проклятая.

    но улыбается, складывая меч в ножны. сегодня он не добьет последнего.

    — не припоминаю, чтобы мы виделись, юный господин. я могу помочь?

    золотые волосы незнакомца не слепят глаз, и запах бездны остается дурманом. останется новым швом. пока паника прорывается, поднимается снизу вверх, закрой все двери на замок. среди этого очередного жаркого дня разгорается ярким пламенем страх.

    0

    73

    ссылка на заявку


    ТЕЯ МУЛДАНИ ♱ THEA MULDANI
    [all for the game]
    https://i.imgur.com/y227LD7.gif
    — emily mei —


    игрок экси и тот самый ад


    ✦✦✦ We will meet again ✦✦✦
    ты втаптываешь в грязь, размазываешь по стенке очередную пешку. неисправима и злая. тебе все мало. ты играешь со мной в карты на смерть, я пробирающе до самых костей шепчу:  только я могу причинять тебе боль.

    ты сжигаешь меня в заброшенном ангаре, уходя со словами: встретимся в аду,рико.

    карябаешь тонкими серпами ключиц, до агоний вжимаясь в плечи. твои промозглые ребра остывают шрамами на моем все еще теплом теле. скользишь рукой по острой скуле, костяшками пальцев пачкаешь. твое дыхание парализует вольтами позвонки. глотаешь меня застрявшими в горле льдинками, сама себе пустыми обещаниями клянешься, в нас ад один на миллиметр тела.

    от моих пальцев и прикосновений грубой хваткой оставались лиловые гематомы. твой шёпот — горячим воздухом  по коже, отпечатывается ухмылкой на лице и во взгляде, ухмылка пронизывает до самых глубин — будто поцелуем смерти касаешься моей темной грязной души, хочешь — бери всё полностью. теряешь по пути почти все свои зависимости, трезвостью больше не гнушаясь.

    оказалось, в тебе тоже много всего интересного.
    оказалось, мы так в отражении дьявольски похожи.

    я буду выкручивать твои эмоции до максимума, пожирая их как ненасытный чревоугодник, не оставляя в покое. и если это жесткость, то до упоения, пока от неё не станет тошно, если ненависть, то до сладостного вожделения, пока вместо «еще» с губ не сорвется «хватит».

    твои кошачьи глаза пробуждают во мне тот самый черный и злой механизм, что пожирает, уничтожая все светлое внутри. лишь этот  образ все еще держит здесь, гоняя истлевшую душу по кругам ада // я же гоню тебя по раскаленным кругам распятия — и так каждый раз. мне бы снова тебя как в детстве — ножом по горлу — да так, чтоб брызги чувств и безумия из артерий; да так, чтобы потом соль из глаз. залить все это неописуемое литрами сорокаградусного.

    ты сладкий, манящий капкан, протягивающий руки_острые ножи. я  — чудовище, требующее вседозволенности и повиновения. у тебя семь кинжалов в сердце, целый список вещей, в которых  никогда бы не призналась — я помню  их до последнего слова.

    ты поджигаешь все керосином.
    я протягиваю тебе зажигалку_ все там сожги.


    ты можешь изменить имя канона, я думаю, никто не будет против. приходи, и я окружу тебя таким вниманием, что ты утонешь и задохнешься. буду тебя пытать и любить, ты тоже можешь меня попытаться пытать и любить. если ты плохо знакома с фандомом, тоже приходи, я все тебе объясню и расскажу не потеряешься + я не совсем играю по фандому, поэтому придумаем с нуля свое. пишу от 3к, подстроюсь под твой темп игры. хочешь быстро? отпишу на следующий день. хочешь медленно? отпишу через месяц. хочешь графику? ударь меня палкой и сделаю. хочешь разговоры в тг по душам и о том, как убить друг друга? любой твой каприз выполню, только радуй меня своим прекрасным личиком. пиши в лс с примером твоего поста.

    ПРИМЕР ПОСТА

    губы сухие — на выдохе облизывает языком. обращает на себя айсберги  распахнутых зрачков, а заповеди отца на зубах отдают песком — повторяет как мантру.

    не слушает — вслушивается в звуки и буквы, изучает эскизами искрами_блеском полыхающих черных радужек, вглядываясь в карие. так похожи на глаза криса ву.

    голос спасительницы щекочет шею липкими пальцами, а мысли брыкаются, снаружи растягивая губы в кривой улыбке. от чужих пальцев мурашки ползут по затылку от темечка вниз к позвонкам и спотыкаются о выпирающую бугром кость. минуты циферблата отбивают ритм четвертого десятка, голос медленно затихает, переходит на шепот.

    сердце убийцы выбивает ошеломляющий ритм и замирает в тишине. лик смерти кажется воистину иконописным: волосы блестят, у глаз — непогрешимое зло — рассеивается... страхом?

    он на миг вспоминает, с этими вдохами-выдохами через лёгкие, с этими волнующими эмоциями и слабостями в теле, не всегда была та пустота, которую он уже привык чувствовать в себе, полосой толстой разрезая кожу себе. разрывает привязь — нити, привязанные кандалами к рукам бледным, обрываются, в лёгкие настырно врывается кислород. его клетка пестрила белым цветом, его клетку окружали бездушные твари_врачеватели душ, убивающие в нем ее ошметки.

    мысли крошатся под ноги фальшивыми нотами, застревают в ушах скрежетом жести и битого стекла. они хороши для тех, кто не слышит, и испорчены.  словно в тумане, не давая никаких чётких очертаний, ночь сжимается словно бы в один час, бессмысленные тени 'завтра' гуляют ворохом вокруг.

    завтра.
    что будет завтра?

    и он входит в раж.

    — ву...

    она — издевательски прокручивает, как диафильмом, воспоминания, что застряли где-то в горле — раздерешь до крови, если попытаешься выкашлять. он — штормовой волной хватает хрупкие плечи, оставляя синяки на память и взглядом царапая тонкие ключицы, что дрожат трепетом.

    — я же сказал не делать этого. что непонятного было в моих словах?!
    вырывается, пятится, выставляя вперед ладони, но в глазах — ни капли страха. три шага, и ее кровь заляпает глянцевый пол, но в ее глазах отражение криса ву.

    пальцы убийцы переворачивают журнальный столик, дно вазы царапает поверхность и звоном сотрясает глухое сопротивление. сопротивление, в котором дышать нечем из-за сладкого шлейфа парфюма нимфы и его крови.

    им не различает ее запах.
    он привык к ней.
    но не привык к своей.

    ее крик слишком далеко, но он улавливает тень тонкой кисти руки, прежде чем статуэтка бастет не взрывается на лице, пылью рассыпаясь у ножки дивана.

    в глазах ву — растерянность — умолкает.
    в глазах има — адская ярость — слизывает кровь с губ.

    он едва держится на ногах, но из груди, раздирая плоть когтями и истерией, рвётся дикий протяжный рык. ваза ответно_наказанием летит прямо в провинившуюся жертву, и никакие проклятые титановые руки не способны остановить этот рывок.

    в глазах джессики по-прежнему крис ву.

    осколочное эхо бьется о стену и брызгами рассыпается, разрезая кожу нимфы алой линией вдоль предплечья. и время останавливается. джэбом поднимает разрывающийся тонким женским голосом аппарат с пола, переступает битое, заляпанное кровью стекло и убирает волосы ву с плеча, поднося телефон к ее уху.

    — отмени вызов
    одними губами.

    расплывчатые огоньки – вихрь, искрами царапающий плотно-сжатые веки, в пределе слышимости – рычание шин, воплем сворачивающих в пеленге улиц. внутри – едкий слом, разбивающий клетки исколоченного темными фигурами мусора. мусора, что он вошел во вкус умерщвлять.

    скорая.

    х

    в нос ударяет терпкий имбирный запах, задетая локтем чашка горячей жидкости падает под ноги, разбиваясь на
    тысячи крошечных осколков. человек в белом халате слепо крошит их подошвой, вызывая дрожь. блеклый свет выедает глазное яблоко, колени подкашиваются от давления в плечи, а в отражении шкафчика с
    микстурами — бледное лицо и ноги, болтающиеся в воздухе, замирают маятником.

    с посиневших от лекарств губ умирающей надеждой срывается:

    отпустите меня
    я[не]сумасшедший

    в тот день за ним закрылись дверцы белого автомобиля, клетки, его проклятого «рая», исполосованного анафемским ферраллитным красным.

    х

    темные кончики волос щекочут разбитую скулу, подписавшая_себе_смертный_приговор прищуривается, стучит пальцами по ранкам, а ему кажется, что этот звук ломом бьется в стенках черепной коробки. джэбом предпочел бы остаться брошенным на гнилой земле, покуда солнце не взойдет над горизонтом, но сил
    сопротивляться нет.

    опираясь на хрупкое девичье тело, он снова ощущает себя больным мальчишкой, брошенным под коршуны армейских ботинок клана, его единственного дома. щека горит, задевая ключицу, выбивающуюся из-под тонкой ткани кремового платья, и только черничный запах с легкой примесью лаванды держит на ногах.

    впервые за долгие годы,
    такой уязвимый,
    такой обессиленный,
    он разрешает себя увести.

    темнота приобретает бледно-зеленый оттенок стен. любопытные глаза скользят по позвоночнику, выжигая ткань
    распахнутой джинсовки и мурашками осыпая кожу.

    яркий свет бьет в глаза, он шипит от боли, чувствуя женские пальцы на своем подбородке. прикосновение неприятно, вызывает худшие воспоминания, но терпит, костяшками, до едва ощутимой боли для него, упираясь в края столешницы.

    — если не хочешь жить, может быть и есть смысл.

    чужие пальцы перекрывают путь струйке крови, обволакивающей предплечье. от ее запаха внутри все стягивается в ком, замирает вместе со сдавленным вздохом. джэбом ненавидит кровь. он одержим ею.

    — обработай мне лицо

    приказывает заведомо ожидая покорства. он любит управлять, он не умеет просить, он не тот, кто говорит спасибо. переводит взгляд на сумевшую оказать ему помощь - уголки губ приподнимаются в легкой усмешке.

    в воздухе появляется смесь спиртного и затушенных сигаретных окурков с дымом, прячущимся в осыпающейся потолочной стружке.  столешницы нет, вместо нее круглый стол, а на нем, в горке пустых бутылок из-под пива, пара мужских рук с пачкой  протянутых фотографий.

    это твоя сестра? держись от нее подальше, им джэбом
    ты так хотел отгородить меня от своей сестры, крис ву, но что, если она сама пойдет за мной?

    — никакой скорой, ву. даже не думай.

    паучьи пальцы киллера накрывают мертвой хваткой тонкое запястье, черные глаза впиваются в бледное личико, пока телефон со стуком  не падает на глянцевую поверхность. тень сдается, исчезает за дверью кухни. убийца задерживает дыхание, встает на ноги и бредет  в сторону гостиной, не слыша нерешительно умолкающего голоса из ванной — оставаться на месте.

    джэбому плевать, чья это квартира, что он всего лишь гость, на деле брошенная собака, подобранная в грязной подворотне.  им опускается на мягкую оббивку дивана, не заботится о том, чтобы не испачкать. запах нашатырного спирта рядом  сталкивает полюса, сменяя вертикаль горизонтом. с губ срывается тихое шипение, стоит врачевателю прижечь рану потуже.

    впервые он делает это не сам.
    впервые о нем заботится м у с о р

    0

    74

    ссылка на заявку


    РОМАНА ♱ ROMANA
    [doctor who]
    https://i.pinimg.com/originals/fa/7b/e8/fa7be8097e7565c5ae41b97f7ab9b7c7.gif
    — jodie comer —


    леди-президент галлифрея


    ✦✦✦ We will meet again ✦✦✦
    Романадворатрелундар - трижды первая из выпускников Академии Повелителей Времени. Лучшая во всем (что это, комплекс отличницы?), серьезная и обстоятельная, она всегда знала, что добьется успеха в политике. Она училась ради этого, дышала этой идеей, ничего удивительного, что за глаза ее называли ледышкой и холодной королевой. Романа всегда с презрением смотрела на тех, кто не использует каждую минуту во имя улучшения своих навыков и получения новых знаний. Выпустившись, она стала работать в архивах, надеясь, что это станет первой ступенькой на пути к головокружительному карьерному росту, но...

    Но.

    Череда неприятных открытий: ее приставляют нянькой к печально известному ренегату, который даже в Академии получал тройки, который жив до сих пор непонятно благодаря чему, который чхать хотел на все устои и правила общества Повелителей Времени. Он самоуверен, местами наивен и совершенно точно глуп, и он... веселится?

    С Доктором Романа узнает, что такое веселье. Постепенно оттаивая, ледышка с удивлением обнаруживает у себя сердце, а у мира вокруг - способность заинтересовать ее. Романа смотрит на окружающие ее планеты, на людей, не просто с исследовательским интересом - ей кажется что она только что проснулась, только что начала жить. Безрассудство на вкус как сахарная пудра, и Романа не может им насытиться. В итоге она отправляется в свое приключение в Е-пространство, откуда выходит уже более умудренной.

    Ее цель, как ни странно, все еще занять свое место в политике Галлифрея. Но по сравнению со своей первой регенерацией, с той Романой, какой она была после выпуска из Академии, сейчас она куда лучше понимает и себя, и мир вокруг. И верит, что способна принести родной планете процветание. Это и происходит. Она дослуживается до кресла Леди-Президента, проворачивает много сомнительных, но ведущих к благу реформ. Политика полна подковерных интриг, сомнительных союзов и даже открытой враждебности, но Романа - воин, и слова - ее броня.

    А потом начинается Великая Война Времени.


    Да, видение Романы зиждется частично и на аудио-линейке "Галлифрей", но целиком мы ни ее, ни часть с Войной не слушали. Да и канон в ДК - событие условное, поэтому можно ничего, кроме собственно сериальных событий и, ну, допустим, Википедии по как раз аудиосериалу, не трогать. У нас есть некоторое подобие сюжета для Галлифрея, так что немножко политоты, немножко ПТСР, немножко сломанного пространства-времени, присыпать попытками вернуть планету Таймлордов на ее законное место (не опять, а снова), и Романа очень, очень нужна. Может быть даже в нескольких версиях (не регенерациях, а версиях, но это тоже объясним на пальцах, главное не бояться).
    Хотя я уверен, что ты и не боишься, ты пережила Рассилона, который отжал у тебя власть, какие уж тут страхи.

    ПРИМЕР ПОСТА

    Мы оба, кажется, замираем в этом моменте. Когда мы в последний раз находились настолько близко без желания сделать друг другу больно? То есть, Мастер наверняка хочет и до сих пор, но я усилием воли закрываю разум, и метафорически и буквально, концентрируясь на том простом, что у меня есть. Цель маленькая: после починки консоли починить Мастера, дальше двигаться по намеченному плану. "Починить Мастера" звучит в контексте всей нашей истории настолько ужасно, что хочется смеяться. Когда-то я действительно верил в то, что его можно починить. Только недавно, кажется, до меня дошло, что он настолько безвозвратно переломан, что достижение такой цели похуже полного уничтожения далеков - невозможно даже в теории.

    Хотя, может быть, в этом и дело. Может быть, его невозможно починить, потому что он всегда был таким - даже на Галлифрее, когда мы оба были еще детьми, даже в Академии, когда мы смеялись и строили планы, деля нашу маленькую мечтательскую вселенную на двоих. Вселенная реальная делиться не хотела совершенно: я упрямо спасала ее от разного рода событий, Мастер так же упрямо раз за разом становился одним из таких событий, стирая грани между "любовь-ненависть" так же одержимо, как стирал одну за одной планеты. Извращая понятие жизни, понятие свободы, понятие веры, извращая все то, к чему прикасался, извратив в итоге совершенно и мое восприятие, и мои воспоминания о нем. Не о себе, нет. Открыв мне историю Вневременного Дитя, он хотел, чтобы я сломалась но в итоге обломал об нее скалящиеся зубы сам.

    И все же, мы оба замираем. Ненадолго, на долю секунды может, но для двух Повелителей Времени не заметить это сродни предательству самого себя (или своего рода, о чем он бы точно ввиду новой информации поспорил). Я все еще держу его за руки, прижимая пластырь к пальцу, бесконечно долгое мгновение он молчит. Мы оба знаем, что это ничего не значит, точно не сейчас, не после всего, что произошло, и все же - все же что-то происходит в этом крошечном пространстве рядом с консолью, которую он под влиянием Сайбириума разворошил. Хочу ли я думать о том, что это значит? Совершенно точно нет.

    Потом он отмирает - как будто успел уснуть за эту долю секунды, говорит хрипло, и я тут же фыркаю, когда он буквально выдергивает руки, и отодвигаюсь для верности, оставаясь на одном колене перед ним, все еще сидящим на полу, чтобы было удобнее презрительно заглянуть в глаза.

    - Твоя свобода воли ограничена тем, что ты впустил в свою голову, а не мной, - мне не хочется, мучительно не хочется выпускать его из наручников, но проблема в том, что (язык обжигают даже невысказанные мысли) что Мастер прав, по факту мы сотрудничаем, он помогает мне исправить таймлайн, я ищу способ вытащить Сайбириум из его головы, и наручники в уравнении до этого момента не появлялись. Он не мой пленник, он даже не от моего желания здесь находится - возможно, впервые в жизни я хочу вытащить Мастера из своей ТАРДИС, а не наоборот - ой, погодите-ка, а ведь такое уже пару раз было, с по-другому расставленными мотивациями и приоритетами, ровно до того, как он выбрал гордость вместо жизни и предпочел умереть у меня на руках, мучая перед этим целый год и меня, и всю Землю впридачу.

    Другая проблема крылась в том, что это его не сдержит. Прямо здесь и сейчас - может быть, но наручники, даже такие - это плевая задачка для галлифрейца, особенно ренегата, в отместку решение оставить его так Мастер действительно может попытаться сделать что-нибудь с Яз, а этого я не позволю никогда. Опять же, если не он, то серебристый интеллект в его голове вполне может выкрутить его разум и тело наизнанку и заставить например сломать руку, чтобы вылезти из наручников, и что тогда?

    Поэтому с тяжелым вздохом я все же освобождаю его от наручников - на этот раз стараясь не допустить свою ошибку, не касаться голой кожи на запястьях, потому что я все еще не хочу об этом думать, а если я продолжу, то думать придется. Мне было привычно двигаться на волнах раздражения и активной нелюбви, не давая ему ни единого шанса, чем пускаться в очередную бессмысленную рефлексию касательно наших отношений. Для него никогда ничего не изменится. Для него может быть с самого начала все было ясно, и только я, дурак, ничего не понимал.

    - Я больше не пущу тебя в консольную без присмотра. Ни сюда, ни в запасную, - с этими словами я все же поднимаюсь на ноги, отворачиваясь к экранам, чтобы поставить защиту от него, и одновременно раздумывая, сколько ее слоев он может обойти прежде чем я это замечу. - Можешь попытаться объяснить, - не мне, ему, - что любая попытка сотворить подобное вырулит только в бесконечную пустоту без возможности осуществить свою конечную цель.

    0

    75

    ссылка на заявку


    ТИМОТИ АЙТЦЕН ♱ TIMOTHY EITZEN
    [all for the game]
    https://i.imgur.com/150vcIX.png
    — bertug altan —


    игрок экси и головная боль


    ✦✦✦ We will meet again ✦✦✦

    мыслями сгорая, сворачива в огне, мрачный взгляд, чужие идеи и холодные руки. острыми ногтями хочешь сдирать собственную кожу, говорить тебе невыносимо, думать невыносимо. в голове заперт личный линчеватель, плетет грязную веревку, готовит сладкий эшафот. в голове — мой лик, отзеркаливает животный оскал.

    тебе хочется криво даже злобно [ жестко, так, что выбить воздух из легких и заставить порциями обратно после проталкивать с трудом: хрипло_надрывно_натужно, как сам это делал годами, покуда учился дышать тем воздухом, что со мной делил пополам ] до меня дотянутся. хватка стекает с твоего горла вместе с потоком воздуха – моя тьма приближается в твои расставленные сети. ты оседаешь в грязь, тьма сплетается по твоим вывихнутым конечностям ремнями, принимает хирургическую тяжесть моих пальцев, держащих в зажиме.

    под твоей льняной рубахой возле сердца капля крови, очерчивая выжженное черным 'don't trust your weakness' в память обо мне.  ведь я тебя сделал таким?

    время заворачивается в спираль
    я для тебя - явь хуже кошмара.

    у тебя глаза — грецкий орех, мускат, шоколад, древесная кора. на губах излом, в уголках — словно трещины; росчерк безумия, подведённый серостью немого осознания.  слабо щурился, улыбался криво, с надломом. смотрел в глаза — дыхание замирало на тысячное мгновение. допустить бы ладонь к твоему лицу,  перенести прохладу холодных пальцев к шее, ярёмной ямке. но нет. я ведь уже обратил тебя в пепел?

    ты как бастет, когтями расцарапываешь мое мертвое сердце.
    я же тебя переступаю и добиваю.

    и надо бы держаться подальше от жалящих пут, но зов настолько силен, что пальцы лишь усиливают нажим, ни единого шанса на спасение, ни секунды на выдох, пока кадык скручен узлами знакомого запаха, безвоздушная тюрьма шпарит лёгкие в сладкой агонии с привкусом скотча.

    дверь хлопает:
    для кого-то — облегчение,
    для кого-то — с треском рухнувшее небо.

    «горим, но не сгораем» — мантра, которая идет за нами по пятам. ты подносил дуло к виску, вжимая в кожу со всей силы, до боли. хотел освободиться от боли. но ты забыл, что я твоя боль и агония. ирония.

    до талого?


    приходи, и мы пожрем стекла вместе с размером в космос. я буду тебя разрушать, ты будешь разбирать меня на атомы. если ты плохо знаком с фандомом, тоже приходи, я все тебе объясню и расскажу, не потеряешься + я не совсем играю по фандому, поэтому у меня куча идей на отыгрыш с нуля. пишу от 3к, подстроюсь под твой темп игры. хочешь быстро? отпишу на следующий день. хочешь медленно? отпишу через месяц. хочешь графику? ударь меня палкой и сделаю. хочешь разговоры в тг по душам? любой твой каприз выполню, только радуй меня своей горячей_не ну вы видели этого парня(?)_тушкой. пиши в лс с примером твоего поста.

    ПРИМЕР ПОСТА

    губы сухие — на выдохе облизывает языком. обращает на себя айсберги  распахнутых зрачков, а заповеди отца на зубах отдают песком — повторяет как мантру.

    не слушает — вслушивается в звуки и буквы, изучает эскизами искрами_блеском полыхающих черных радужек, вглядываясь в карие. так похожи на глаза криса ву.

    голос спасительницы щекочет шею липкими пальцами, а мысли брыкаются, снаружи растягивая губы в кривой улыбке. от чужих пальцев мурашки ползут по затылку от темечка вниз к позвонкам и спотыкаются о выпирающую бугром кость. минуты циферблата отбивают ритм четвертого десятка, голос медленно затихает, переходит на шепот.

    сердце убийцы выбивает ошеломляющий ритм и замирает в тишине. лик смерти кажется воистину иконописным: волосы блестят, у глаз — непогрешимое зло — рассеивается... страхом?

    он на миг вспоминает, с этими вдохами-выдохами через лёгкие, с этими волнующими эмоциями и слабостями в теле, не всегда была та пустота, которую он уже привык чувствовать в себе, полосой толстой разрезая кожу себе. разрывает привязь — нити, привязанные кандалами к рукам бледным, обрываются, в лёгкие настырно врывается кислород. его клетка пестрила белым цветом, его клетку окружали бездушные твари_врачеватели душ, убивающие в нем ее ошметки.

    мысли крошатся под ноги фальшивыми нотами, застревают в ушах скрежетом жести и битого стекла. они хороши для тех, кто не слышит, и испорчены.  словно в тумане, не давая никаких чётких очертаний, ночь сжимается словно бы в один час, бессмысленные тени 'завтра' гуляют ворохом вокруг.

    завтра.
    что будет завтра?

    и он входит в раж.

    — ву...

    она — издевательски прокручивает, как диафильмом, воспоминания, что застряли где-то в горле — раздерешь до крови, если попытаешься выкашлять. он — штормовой волной хватает хрупкие плечи, оставляя синяки на память и взглядом царапая тонкие ключицы, что дрожат трепетом.

    — я же сказал не делать этого. что непонятного было в моих словах?!
    вырывается, пятится, выставляя вперед ладони, но в глазах — ни капли страха. три шага, и ее кровь заляпает глянцевый пол, но в ее глазах отражение криса ву.

    пальцы убийцы переворачивают журнальный столик, дно вазы царапает поверхность и звоном сотрясает глухое сопротивление. сопротивление, в котором дышать нечем из-за сладкого шлейфа парфюма нимфы и его крови.

    им не различает ее запах.
    он привык к ней.
    но не привык к своей.

    ее крик слишком далеко, но он улавливает тень тонкой кисти руки, прежде чем статуэтка бастет не взрывается на лице, пылью рассыпаясь у ножки дивана.

    в глазах ву — растерянность — умолкает.
    в глазах има — адская ярость — слизывает кровь с губ.

    он едва держится на ногах, но из груди, раздирая плоть когтями и истерией, рвётся дикий протяжный рык. ваза ответно_наказанием летит прямо в провинившуюся жертву, и никакие проклятые титановые руки не способны остановить этот рывок.

    в глазах джессики по-прежнему крис ву.

    осколочное эхо бьется о стену и брызгами рассыпается, разрезая кожу нимфы алой линией вдоль предплечья. и время останавливается. джэбом поднимает разрывающийся тонким женским голосом аппарат с пола, переступает битое, заляпанное кровью стекло и убирает волосы ву с плеча, поднося телефон к ее уху.

    — отмени вызов
    одними губами.

    расплывчатые огоньки – вихрь, искрами царапающий плотно-сжатые веки, в пределе слышимости – рычание шин, воплем сворачивающих в пеленге улиц. внутри – едкий слом, разбивающий клетки исколоченного темными фигурами мусора. мусора, что он вошел во вкус умерщвлять.

    скорая.

    х

    в нос ударяет терпкий имбирный запах, задетая локтем чашка горячей жидкости падает под ноги, разбиваясь на
    тысячи крошечных осколков. человек в белом халате слепо крошит их подошвой, вызывая дрожь. блеклый свет выедает глазное яблоко, колени подкашиваются от давления в плечи, а в отражении шкафчика с
    микстурами — бледное лицо и ноги, болтающиеся в воздухе, замирают маятником.

    с посиневших от лекарств губ умирающей надеждой срывается:

    отпустите меня
    я[не]сумасшедший

    в тот день за ним закрылись дверцы белого автомобиля, клетки, его проклятого «рая», исполосованного анафемским ферраллитным красным.

    х

    темные кончики волос щекочут разбитую скулу, подписавшая_себе_смертный_приговор прищуривается, стучит пальцами по ранкам, а ему кажется, что этот звук ломом бьется в стенках черепной коробки. джэбом предпочел бы остаться брошенным на гнилой земле, покуда солнце не взойдет над горизонтом, но сил
    сопротивляться нет.

    опираясь на хрупкое девичье тело, он снова ощущает себя больным мальчишкой, брошенным под коршуны армейских ботинок клана, его единственного дома. щека горит, задевая ключицу, выбивающуюся из-под тонкой ткани кремового платья, и только черничный запах с легкой примесью лаванды держит на ногах.

    впервые за долгие годы,
    такой уязвимый,
    такой обессиленный,
    он разрешает себя увести.

    темнота приобретает бледно-зеленый оттенок стен. любопытные глаза скользят по позвоночнику, выжигая ткань
    распахнутой джинсовки и мурашками осыпая кожу.

    яркий свет бьет в глаза, он шипит от боли, чувствуя женские пальцы на своем подбородке. прикосновение неприятно, вызывает худшие воспоминания, но терпит, костяшками, до едва ощутимой боли для него, упираясь в края столешницы.

    — если не хочешь жить, может быть и есть смысл.

    чужие пальцы перекрывают путь струйке крови, обволакивающей предплечье. от ее запаха внутри все стягивается в ком, замирает вместе со сдавленным вздохом. джэбом ненавидит кровь. он одержим ею.

    — обработай мне лицо

    приказывает заведомо ожидая покорства. он любит управлять, он не умеет просить, он не тот, кто говорит спасибо. переводит взгляд на сумевшую оказать ему помощь - уголки губ приподнимаются в легкой усмешке.

    в воздухе появляется смесь спиртного и затушенных сигаретных окурков с дымом, прячущимся в осыпающейся потолочной стружке.  столешницы нет, вместо нее круглый стол, а на нем, в горке пустых бутылок из-под пива, пара мужских рук с пачкой  протянутых фотографий.

    это твоя сестра? держись от нее подальше, им джэбом
    ты так хотел отгородить меня от своей сестры, крис ву, но что, если она сама пойдет за мной?

    — никакой скорой, ву. даже не думай.

    паучьи пальцы киллера накрывают мертвой хваткой тонкое запястье, черные глаза впиваются в бледное личико, пока телефон со стуком  не падает на глянцевую поверхность. тень сдается, исчезает за дверью кухни. убийца задерживает дыхание, встает на ноги и бредет  в сторону гостиной, не слыша нерешительно умолкающего голоса из ванной — оставаться на месте.

    джэбому плевать, чья это квартира, что он всего лишь гость, на деле брошенная собака, подобранная в грязной подворотне.  им опускается на мягкую оббивку дивана, не заботится о том, чтобы не испачкать. запах нашатырного спирта рядом  сталкивает полюса, сменяя вертикаль горизонтом. с губ срывается тихое шипение, стоит врачевателю прижечь рану потуже.

    впервые он делает это не сам.
    впервые о нем заботится м у с о р

    0

    76

    ссылка на заявку


    ЭШТОН КОКС ♱ ASHTON COX
    [all for the game]
    https://i.imgur.com/E2L3mhx.png
    — paris brosnan // your choice (?) —


    игрок экси и аномалия


    ✦✦✦ We will meet again ✦✦✦
    в твоем приятном, низком, с характерной хрипцой раздражения голосе скользит рьяная настойчивость. еще совсем юн, горяч. тебе незнакомы терпение и трепетное ожидание. молодость клокочет в твоей груди, скользит в движениях, в легком наклоне головы, в привычном жесте, которым откидываешь назад отросшие волосы. ты весь пропитан заразой.

    слова едки,  смех — громок, а движения — беспечны, но это напускное: за безмятежностью прячется рефлекс. ты - аномалия.

    ты ломал границы. не слышал своего голоса — кажется, и не должен. воспоминания пеплом забирались в самое горло. рвали изнутри и снаружи. та самая заваленная строительным мусором и ржавыми баками квадратно-бетонная площадка позади серой многоэтажки, теплые лужи, подогретые солнцем, привкус железа. в битых стёклах ломилось небо, стынуло в мутно-свинцовых не моргающих радужках, а у нас одна бутылка на двоих.

    вращаешься в постоянном водовороте злости, она ведет. просит повторить. тебе раскрасить бы мне лицо, измазаться до самых локтей, а лучше до самых костей. ждешь, что пройдет первая волна ярости. но за ней наступает вторая, третья. но я знаю, что ты лжешь. сними маски или я вырежу эту ненависть на твоей коже.

    тебе бы глотка свежего воздуха_нового,
    но душа отравлена семь лет назад.

    яд остановившегося время корнями своими оплетают тебя, стягивая своими сухими и грубыми корягами — не узнаешь самого себя, в отражении окидываешь внимательным взглядом, что видишь ты там?  кого угодно, только не себя самого. и когда ты валишь меня, чтобы доказать свое превосходство, что ты не такой как я, что ты лучше, я вижу тебя насквозь.

    я поклялся себе тебя отпустить,
    но ты погасил звезды.

    ладони твои изящнее, как будто вовсе не способные на то, чтобы сворачивать шею одним лёгким и заученным движением. такие прохладные и такие вот правильные. ты теряешься, сделай мне шаг ближе. и фасад твоих фальшивых границ сокрушительно падает к моим ногам.

    покайся.


    приходи, и мы будем питаться ненавистью друг-друга, а я сломаю в тебе гомофоба или все же вырежу это на твоей коже. я буду снимать с тебя маски, ты можешь попытаться залезть ко мне в душу черную дыру. если ты плохо знаком с фандомом, тоже приходи, я все тебе объясню и расскажу, не потеряешься + я не совсем играю по фандому, поэтому у меня куча идей на отыгрыш с нуля. пишу от 3к, подстроюсь под твой темп игры. хочешь быстро? отпишу на следующий день. хочешь медленно? отпишу через месяц. хочешь графику? ударь меня палкой и сделаю. хочешь разговоры в тг по душам? любой твой каприз выполню, только радуй меня собой. пиши в лс с примером твоего поста.

    ПРИМЕР ПОСТА

    губы сухие — на выдохе облизывает языком. обращает на себя айсберги  распахнутых зрачков, а заповеди отца на зубах отдают песком — повторяет как мантру.

    не слушает — вслушивается в звуки и буквы, изучает эскизами искрами_блеском полыхающих черных радужек, вглядываясь в карие. так похожи на глаза криса ву.

    голос спасительницы щекочет шею липкими пальцами, а мысли брыкаются, снаружи растягивая губы в кривой улыбке. от чужих пальцев мурашки ползут по затылку от темечка вниз к позвонкам и спотыкаются о выпирающую бугром кость. минуты циферблата отбивают ритм четвертого десятка, голос медленно затихает, переходит на шепот.

    сердце убийцы выбивает ошеломляющий ритм и замирает в тишине. лик смерти кажется воистину иконописным: волосы блестят, у глаз — непогрешимое зло — рассеивается... страхом?

    он на миг вспоминает, с этими вдохами-выдохами через лёгкие, с этими волнующими эмоциями и слабостями в теле, не всегда была та пустота, которую он уже привык чувствовать в себе, полосой толстой разрезая кожу себе. разрывает привязь — нити, привязанные кандалами к рукам бледным, обрываются, в лёгкие настырно врывается кислород. его клетка пестрила белым цветом, его клетку окружали бездушные твари_врачеватели душ, убивающие в нем ее ошметки.

    мысли крошатся под ноги фальшивыми нотами, застревают в ушах скрежетом жести и битого стекла. они хороши для тех, кто не слышит, и испорчены.  словно в тумане, не давая никаких чётких очертаний, ночь сжимается словно бы в один час, бессмысленные тени 'завтра' гуляют ворохом вокруг.

    завтра.
    что будет завтра?

    и он входит в раж.

    — ву...

    она — издевательски прокручивает, как диафильмом, воспоминания, что застряли где-то в горле — раздерешь до крови, если попытаешься выкашлять. он — штормовой волной хватает хрупкие плечи, оставляя синяки на память и взглядом царапая тонкие ключицы, что дрожат трепетом.

    — я же сказал не делать этого. что непонятного было в моих словах?!
    вырывается, пятится, выставляя вперед ладони, но в глазах — ни капли страха. три шага, и ее кровь заляпает глянцевый пол, но в ее глазах отражение криса ву.

    пальцы убийцы переворачивают журнальный столик, дно вазы царапает поверхность и звоном сотрясает глухое сопротивление. сопротивление, в котором дышать нечем из-за сладкого шлейфа парфюма нимфы и его крови.

    им не различает ее запах.
    он привык к ней.
    но не привык к своей.

    ее крик слишком далеко, но он улавливает тень тонкой кисти руки, прежде чем статуэтка бастет не взрывается на лице, пылью рассыпаясь у ножки дивана.

    в глазах ву — растерянность — умолкает.
    в глазах има — адская ярость — слизывает кровь с губ.

    он едва держится на ногах, но из груди, раздирая плоть когтями и истерией, рвётся дикий протяжный рык. ваза ответно_наказанием летит прямо в провинившуюся жертву, и никакие проклятые титановые руки не способны остановить этот рывок.

    в глазах джессики по-прежнему крис ву.

    осколочное эхо бьется о стену и брызгами рассыпается, разрезая кожу нимфы алой линией вдоль предплечья. и время останавливается. джэбом поднимает разрывающийся тонким женским голосом аппарат с пола, переступает битое, заляпанное кровью стекло и убирает волосы ву с плеча, поднося телефон к ее уху.

    — отмени вызов
    одними губами.

    расплывчатые огоньки – вихрь, искрами царапающий плотно-сжатые веки, в пределе слышимости – рычание шин, воплем сворачивающих в пеленге улиц. внутри – едкий слом, разбивающий клетки исколоченного темными фигурами мусора. мусора, что он вошел во вкус умерщвлять.

    скорая.

    х

    в нос ударяет терпкий имбирный запах, задетая локтем чашка горячей жидкости падает под ноги, разбиваясь на
    тысячи крошечных осколков. человек в белом халате слепо крошит их подошвой, вызывая дрожь. блеклый свет выедает глазное яблоко, колени подкашиваются от давления в плечи, а в отражении шкафчика с
    микстурами — бледное лицо и ноги, болтающиеся в воздухе, замирают маятником.

    с посиневших от лекарств губ умирающей надеждой срывается:

    отпустите меня
    я[не]сумасшедший

    в тот день за ним закрылись дверцы белого автомобиля, клетки, его проклятого «рая», исполосованного анафемским ферраллитным красным.

    х

    темные кончики волос щекочут разбитую скулу, подписавшая_себе_смертный_приговор прищуривается, стучит пальцами по ранкам, а ему кажется, что этот звук ломом бьется в стенках черепной коробки. джэбом предпочел бы остаться брошенным на гнилой земле, покуда солнце не взойдет над горизонтом, но сил
    сопротивляться нет.

    опираясь на хрупкое девичье тело, он снова ощущает себя больным мальчишкой, брошенным под коршуны армейских ботинок клана, его единственного дома. щека горит, задевая ключицу, выбивающуюся из-под тонкой ткани кремового платья, и только черничный запах с легкой примесью лаванды держит на ногах.

    впервые за долгие годы,
    такой уязвимый,
    такой обессиленный,
    он разрешает себя увести.

    темнота приобретает бледно-зеленый оттенок стен. любопытные глаза скользят по позвоночнику, выжигая ткань
    распахнутой джинсовки и мурашками осыпая кожу.

    яркий свет бьет в глаза, он шипит от боли, чувствуя женские пальцы на своем подбородке. прикосновение неприятно, вызывает худшие воспоминания, но терпит, костяшками, до едва ощутимой боли для него, упираясь в края столешницы.

    — если не хочешь жить, может быть и есть смысл.

    чужие пальцы перекрывают путь струйке крови, обволакивающей предплечье. от ее запаха внутри все стягивается в ком, замирает вместе со сдавленным вздохом. джэбом ненавидит кровь. он одержим ею.

    — обработай мне лицо

    приказывает заведомо ожидая покорства. он любит управлять, он не умеет просить, он не тот, кто говорит спасибо. переводит взгляд на сумевшую оказать ему помощь - уголки губ приподнимаются в легкой усмешке.

    в воздухе появляется смесь спиртного и затушенных сигаретных окурков с дымом, прячущимся в осыпающейся потолочной стружке.  столешницы нет, вместо нее круглый стол, а на нем, в горке пустых бутылок из-под пива, пара мужских рук с пачкой  протянутых фотографий.

    это твоя сестра? держись от нее подальше, им джэбом
    ты так хотел отгородить меня от своей сестры, крис ву, но что, если она сама пойдет за мной?

    — никакой скорой, ву. даже не думай.

    паучьи пальцы киллера накрывают мертвой хваткой тонкое запястье, черные глаза впиваются в бледное личико, пока телефон со стуком  не падает на глянцевую поверхность. тень сдается, исчезает за дверью кухни. убийца задерживает дыхание, встает на ноги и бредет  в сторону гостиной, не слыша нерешительно умолкающего голоса из ванной — оставаться на месте.

    джэбому плевать, чья это квартира, что он всего лишь гость, на деле брошенная собака, подобранная в грязной подворотне.  им опускается на мягкую оббивку дивана, не заботится о том, чтобы не испачкать. запах нашатырного спирта рядом  сталкивает полюса, сменяя вертикаль горизонтом. с губ срывается тихое шипение, стоит врачевателю прижечь рану потуже.

    впервые он делает это не сам.
    впервые о нем заботится м у с о р

    0

    77

    ссылка на заявку


    ВАСИЛИЙ КОТОВ (ЧАСТО ПРЕДСТАВЛЯЕТСЯ БАЗИЛЕМ), КОТ БАЗИЛИО  ♱ VASILIY  KOTOV (BASIL), CAT BASILIO 
    [golden key]
    https://sun9-47.userapi.com/impf/c858332/v858332405/119b/XPBWDhlbyg8.jpg?size=604x403&quality=96&sign=11c742988965cde64c0debe3fad6e56d&type=album
    — Yuri Muzychenko —


    мошенник, карточный шулер, разводила на денежки.


    ✦✦✦ We will meet again ✦✦✦
    ты - сын большого полицейского начальника, по праву рождения эдакий мажорчик с золотой ложкой во рту. Вот только в рамках такой безбедной и сытой жизни тебе стало скучно ещё в подростковые годы, так что ты начал подворовывать, практиковать первые мошеннические схемы радии интереса. И, кстати,  если поначалу ты нередко попадался и только связи отца позволяли тебе не нарваться на очень большие проблемы с законом, то со временем твой криминальный талант стал не просто развиваться, а раскрутился на полную катушку.  Желание отшлифовать свой талант разводить на деньги глупых людей и красиво жить за счёт этого и привело тебя после окончания школы в знаменитый  ГИТИС, в который ты поступил с первого же раза. И учился ты, кстати, весьма прилежно, поскольку понимал, что актёрские навыки в тонком и сложном криминальном ремесле всегда будут полезны и нужны, считался одним из самых одарённых студентов своей группы, и был даже любимцем у многих преподавателей. Правда, параллельно с учёбой ты не забывал и о криминальном источнике дохода, регулярно выходя "на дело" и оттачивая всё новые и новые возникающие в голове мошеннические схемы по отъёму нажитого честным трудом у наивных дурачков.
    Наш общая история началась на моей втором, а твоём пятом курсе, когда мы познакомились на институтской дискотеке и поняли, что понравились друг другу. Между нами закрутился яркий и бурный роман, такой, что, когда ты закончил учёбу и получил свой заветный диплом, я даже без колебаний бросила институт, не слушая причитаний родителей и старшего брата, и в дальнейшую жизнь мы покатили уже с тобой вместе, как влюблённая пара. И это ты, между прочим, раскрыл во мне ранее дремавшее умение очаровывать богатых мужчин и трясти с них деньги, недаром с твоей подачи я недолго, но практиковала ремесло консуматорши. А после, когда ты же заметил во мне и явный криминальный талант, мы стали уже работать вместе, как полноправные напарники. И, кстати, сработались настолько, что научились понимать друг друга без слов, и стали действительно идеальными криминальными партнёрами.  Да, страсть в наших отношениях быстро улеглась, но осталась крепкая. настоящая дружба на зависть многим. Мы с тобой лучшие друзья, две половинки одного целого, единый и неделимый за столько лет криминальный тандем. В нашем партнерстве я отвечаю за продумывание и оттачивание схем, ты чаще всего высматриваешь для нас перспективных и богатых жертв, готовых расстаться со своими денежками. Но только вместе мы действительно сила и непобедимый по хитрости и изворотливости криминальный дуэт, по отдельности работать и ты, и я уже много лет не пробовали и, наверное, даже почти разучились.   
             


    Очень-очень жду лучшего друга и напарника! Давайте наконец наведёт шороха и вдарим по криминалу? Будем вместе обманывать богатых лохов, придумывать схемы развода богатеев на денежки, да просто весело жить и отрываться на полную катушку! Кроме  верной напарницы и подруги, Василия-Базия ждёт и родной брат его рыжей подружки, Lis Patrikeyevich, который не в восторге от того, что Вася всегда крутится рядом с Лисой и втянул её в криминал, но с радостью подхватит в игру.

    ПРИМЕР ПОСТА

    Как же всё неудачно сложилось!  Сколько Лиса работала в паре с Васей, никогда не случалось  таких катастрофических промахов, честное слово. Пропала чуйка на то, кого можно облапошить и оставить с пустым кошельком или банковским счётом, а от кого лучше держаться подальше, или  птица - удача  отвернулась на время?  Чёрт разберёт, что именно их подвело, важно только то, что дела не просто плохи, а совсем хреновы, и это ещё выражаясь приличным языком.

    Никогда раньше родная Москва не казалась Лисе такой неприветливой и отвратительной, как сейчас.  Мало того, что Васю повязали прямо во время развода очередного лоха на денежки, так ещё  и все денежки, которые она вдвоём уже успели выцыганить у самых разных терпил за насколько дней столичных гастролей, во время ареста были в Васькином же бумажнике. И последнее огорчает особенно сильно - Вася - то всё равно выйдет целым и невредимым, папка - ментовской начальник по - любому не позволить сыночку загреметь на нары и получить срок, а вот как прожить с мизерной суммой на банковской карточке, которая в сумочке у Лисы?  Да ещё и гостиничные номера, в которых жили, они освободили сегодня с утра, планируя вот как раз после той  чёртовой попытки разжиться ещё приятно хрустящими купюрами двинуть на вокзал и покидать столицу. Эх, всё - таки надо было сразу забрасывать всё, что добыто непосильным трудом и фирменными мошенническими уловками, на карту, а  не носить при себе, как последним лохам! Вот теперь и получается, что, по сути, Лисе не на что даже снять койку в хостеле, впору просто ночевать на улице. Даже то, что их с Васей билеты до солнечного Краснодара лежат в сумочке у Лисы, вовсе не радует. По - любому без Васи  трогаться из Москвы нет резона,  всяко нужно хотя бы пару - тройку дней перекантоваться в столице, прежде чем напарника и товарища отпустят из ментовки, и вот тогда уже можно будет ит рвать когти куда подальше.

    Единственно возможное решение приходит в голову Лисе абсолютно спонтанно. Старший братец Лёшка, а любя - Лис, уж точно не откажется приютить попавшую в дерьмовую ситуацию сестричку на несколько дней. Конечно, условия у Лёшки далеко не айс, комната в коммуналке где - то в жопе мира, но тут уж не до капризов, главное, что хотя бы у неё будет крыша над головой и какой - никакой угол. Уж лучше перекантоваться у брата, чем бомжевать на улице и рисковать либо угодить в недобрые лапы к бдительным ментам, либо оказаться побитой опытными бомжарами.

    Таксисту, бородатому угрюмому мужику кавказской наружности, приходится перевести все имеющиеся на карте деньги. Но хотя бы Лиса не вынуждена была добираться сюда, на окраину Москвы, на метро с пересадками, да ещё и автобусом. Не без труда, но рыжеволосая всё - же находит нужный подъезд и заходит внутрь. Пахнет ссаньём, повсюду грязь, брр, ну и мерзость! И как только  Лёшка вообще живёт в таких дешманских условиях?  Обшарпанная заветная дверь выглядит едва ли лучше подъезда в целом, и Лиса смело стучится. Только тут, правда, приходит в голову мысль, что лучше было бы заранее, трясясь в такси, позвонить братцу и поставить в известность, что едет к нему. А то ведь Лёшки может и не оказаться дома, что ему мешает среди дня свалить куда - то по своим делам?  Но, к счастью, дверь открывает именно Лёша, и Лиса с наигранно - желобным видом вещает:
    - Привет!  Дайте попить, а то так есть хочется, что переночевать негде. Не прогонишь же несчастную маленькую Лису?

    0

    78

    ссылка на заявку


    РЕБЕККА ЧЕМБЕРС ♱ REBECCA CHAMBERS
    [resident evil]
    https://i.imgur.com/SPkEPUs.gif https://i.imgur.com/N1us8J5.gif
    — original + arts —


    медик отряда stars, советник bsaa, ученый-вирусолог и просто жизнерадостная девчонка с сильным инстинктом выживания


    ✦✦✦ We will meet again ✦✦✦
    на твою долю выпало достаточно дерьма, чтобы откреститься от всего, что связано с био-технологиями да уехать далеко и насовсем. но ты так не поступаешь. даже не смотря на все ужасы арклейских лесов, ты не сдалась, не опустила руки, а лишь ещё больше утвердилась в вере, что твоё дело – правое. с тех пор ты и помогаешь всем, кто в нужде, всем, кто сталкивается с последствиями экспериментов «umbrella» или другими био-террористами (даже если при этом тебя похищают или заражают очередным вирусом).

    [изучить личное дело]


    ищу боевую подругу, без которой как без рук, на неспешные и небольшие посты разной степени кринжа сюжетного и не очень.

    в общем, я не умею в красивые заявки, так что эт самое, приходи скорее, пидрушка  https://forumupload.ru/uploads/001b/fc/e6/2/589185.png

    ПРИМЕР ПОСТА

    по правде говоря, клэр не особо любила различного рода конференции, включающие в себя доклады светлых умов всей страны и не только. нет, конечно, она не считала себя слишком глупой для подобного, просто её методы решения проблем несколько… иные. и, тем не менее, только посмотрите на рэдфилд: слоняется вместе со всеми по коридорам и холлу отеля, заполненного людьми, да дожидается заселения, хоть чутьё и подсказывало, что легче попросить коллег оставить вещи под чутким присмотром местных портье и отправиться в конференц. зал, если они не желают пропустить первый, открывающий этот научный слёт, доклад.

    спросите, почему вдруг «террасейв» отвлеклись от своей привычной деятельности и послали своих людей для участия в конференции? всё очень просто: расширение сферы влияния, поддержка независимых учёных и меценатов да доклад о текущей деятельности организации с упоминанием направлений, в которых та сейчас работала. каждый преследовал здесь свои интересы, «террасейв» не исключение. потому клэр не сильно удивляется, когда буквально нос к носу сталкивается с ребеккой чемберс, что едва ли не сияла, увидав перед собой вполне себе знакомое лицо.

    – я уж думала, они посадили тебя на цепь в лаборатории и никуда не выпускают, – усмехается рэдфилд, позволяя взять себя под руку и вновь окидывая очередь на регистрацию долгим взглядом. – по правде говоря, я бы с удовольствием сходила в бар прямо сейчас, но, боюсь, коллеги не совсем правильно меня поймут. – девушка пожимает плечами с максимально жалостливым выражением на лице ( чему научилась у криса, между прочим ), а после качает головой и кивает в сторону молодого паренька, стоявшего неподалёку с сумками. – как видишь, я тоже пока не устроилась, так что попытаю удачу вместе с тобой. иначе придётся написать жалобу по поводу ужасной организации в плане расселения гостей.

    мнения на счёт ребекки ходили самые разные: кто-то искренне ей сочувствовал, памятуя об ужасе, которой той пришлось пережить в свои восемнадцать; иные считали её недалёкого ума, недоумевая, как кто-то вроде чемберс в свои года смог столького добиться; а кто-то и вовсе придерживался мнения, что бекка – гений, которого, словно редчайший экспонат в музее, требовалось охранять с особым рвением. лично клэр больше склонялась к последнему варианту, но, конечно, фанатичным настроям не поддавалась. для неё ребекка в первую очередь была тем человеком, который, как и сама рэдфилд, прошёл через глубоко травмирующие события с достоинством, выдержав все испытания и по праву находясь там, где сейчас находится.

    чемберс что-то продолжает оживлённо щебетать. клэр улыбается, активно кивая.

    – уважаемые участники и гости нашей конференции, – раздаётся из динамиков, привлекая внимания, – мы начинаем через пять минут. просьба всех желающих подняться на четвёртый этаж в конференц. зал.

    – идём, – теперь настала очередь рэдфилд тащить за собой ребекку, – не хочу стоять огромную очередь ещё и к лифтам. простите, извините, пропустите, пожалуйста!..

    продемонстрировав чудеса ловкости и смекалки, клэр затягивает бекку вслед за собой в лифт и облегчённо прикрывает глаза, прислонившись к зеркальной стене.

    – ненавижу очереди, – со смешком поясняет девушка, – поэтому стараюсь их избегать всеми доступными способами.

    0

    79

    ссылка на заявку


    ВАЛЕЯРД ♱ THE VALEYARD
    [doctor who]
    https://64.media.tumblr.com/b25c58764984213e47ccaa88b0d7aedc/65b1d5605d01f507-08/s540x810/b40428e738d5b741d084edfe08273b43a807f29e.gif
    — david tennant —


    концентрированное зло доктора


    ✦✦✦ We will meet again ✦✦✦
    Эти зубы тебе знакомы. Этот голос, это поведение. Бывает ли такое, чтобы Таймлорд регенерировал в себя же - в одно из своих прошлых лиц? Разве это не парадокс, разве это не... разве это не попирает все, что известно о Таймлордах и регенерации в принципе?

    С другой стороны, ты ведь теперь знаешь правду, ты - явление в этой вселенной особенное, может быть, совсем не отсюда. Ты куда больше, чем просто Повелитель Времени, и, возможно, в этом дело. Возможно, правда порушила какие-то правила регенерации, и все пошло наперекосяк. Возможно, тебе еще предстоит это исправить, но ты не знаешь, не знаешь, как.

    Ты больше не знаешь, кто ты на самом деле.

    Твоя "страшная правда" в том, что у тебя больше нет регенераций.

    Твоя "страшная правда" в том, что ты больше не Доктор. Не совсем.


    Это самая любимая наша теория, что так называемый Четырнадцатый - это на самом деле Валеярд. Потому и "регенерировал" с одеждой, потому и выглядит так же, как регенерация Доктора, ближе всех подошедшая к Timelord Victorious, и все это грандиозный план то ли Тектеюн, то ли Небесного Игрушечника (выбери своего бойца!). В каноне достоверно неизвестно, как именно появился Валеярд, да и канон в ДК - событие условное, поэтому можно ничего, кроме собственно сериальных событий, про Валеярда не знать, и скакать к нам, роняя тапки.

    ПРИМЕР ПОСТА

    Это была плохая идея.
    Это была плохая идея - я знал это еще когда она только пришла ко мне в голову, еще когда я предложил [вынудил, заставил] это Мастеру. Не как раньше - "давай путешествовать вместе, мы столько всего могли бы сделать вместе", я, может, не перестал быть идиотом, но по крайней мере перестал надеяться хоть на что-то хорошее во всем, что касалось его. Теперь Мастер был скорее пленником, хотя условия изначально преподносились как взаимовыгодные. Теперь - ни шагу в сторону, никаких долгих выходов на поверхность, не прикасаться к консоли, не приставать к Яз с попытками вывернуть ее мышление наизнанку. Мастер как смертельно опасная змея [всегда был], и моя бы воля, я бы заперла его к одной из дальних комнат, вот только тогда не выйдет нормально исследовать Сайбириум, засевший в его мозгу, и ТАРДИС такое тоже не сильно нравится. Старушка в бешенстве на меня за принятое решение - я чувствую это по едва слышному гулу везде, где ступает его нога, и я отлично ее понимаю. Он сам, от макушки до пят, от первой инкарнации и до последней - сплошь живой памятник моим ошибкам и моему никому не нужному милосердию. ТАРДИС слишком хорошо помнит все, что он с ней творил, и я не могу винить ее в нелюбви. Мастер сейчас весь ей окружен.
    Но сложнее всего сейчас, конечно, приходится Яз - и по-хорошему, мне вывести бы ее из этого уравнения, вернуть домой, потому что сейчас не время для приключений, и гнетущая атмосфера недоверия, заполнившая коридоры, не отражается на ней хорошо. Но в этом ведь и проблема. Ее дома больше нет [как и моего, а был ли он вообще, а знала ли я его?], и выходить за пределы ТАРДИС ей нельзя. Парадокс сдерживается только внутри ее стен, еще лучше - в центре вортекса, где мы и держимся уже какое-то время, возвращаемся туда раз за разом как на постоянное место стоянки. Время от времени я путешествую в разные эпохи, пытаясь распутать этот безумный клубок изменений самостоятельно, без участия Мастера, и ничего не выходит. Он нужен мне, и это чувство тоски, отчаяния и ненависти худшее, что я когда-либо чувствовал.
    Из того, что я вообще помню.

    Монастырский колокол настигает меня на полпути к комнате Яз - прошибает неверием, верой, уверенностью. Лампы мигают, будто не уверены, стоит ли переходить в режим тревоги, вся ТАРДИС, кажется, содрогается. Это очень плохо, это хуже, чем я мог бы себе представить; я срываюсь с места, сворачиваю в сторону консольной, едва не впечатавшись в стену, бегу со всех ног. Что-то происходит, что-то очень, очень плохое, я не знаю, как Мастер умудрился подобраться к ней через все уровни защиты, ах да, он же гений, мы же всегда играли на равных, что бы ни происходило. При всем этом, при всех исходных данных, при моем знании, что рано или поздно это случится, нападение на ТАРДИС все равно застает меня почему-то врасплох - неужели надеялась, что он всерьез решит принять помощь? - я влетаю в комнату и вижу его, под консолью, с закатанными рукавами, лезет руками в... в...
    ТАРДИС воет от боли, от напряжения, это слишком жестоко, неправильно, ужасно. Колокол бьет так сильно, что это похоже на биение единственного, но гигантского, сердца. Медлить больше нельзя.
    И я не медлю: Мастер так погружен в свое дело, во всех смыслах, что вообще не слышит реальность. И она возвращается к нему ударом молотка для консоли по затылку.

    0

    80

    ссылка на заявку


    ТЕСКАТЛИПОКА ♱ TEZCATLIPOCA
    [aztec mythology]
    https://forumupload.ru/uploads/001b/fc/e6/397/905497.jpg
    — tezcatlipoca [onyx equinox] (или приходите, обсудим)—


    Тескатлипока, или Чёрный Тескатлипока, создатель и разрушитель, бог-ягуар, бог ночного неба, конфликтов, тьмы, магии, провидения и всего незримого, самое тусклое Первое Солнце (угомонись, киса, это чистые факты) и Тот Самый Бог™, который устраивает движ. Максимально клыкастый одноногий рояль из кустов.


    ✦✦✦ We will meet again ✦✦✦

    У греков Зевс, который никак не может удержать штаны на себе, у скандинавов Локи, который бесится со скуки, у египтян Сет, опять умирающий от зависти… А в Мезоамерике — Тескатлипока, которому спокойно жить не дает примерно ничего.

    Горделивый, обидчивый, сила есть, да и ума палата найдётся, Тескатлипока — всесильный ребёнок, как и большинство главных божеств мезоамериканского пантеона. Интриган, злой шутник, воплощение изменения через конфликт и страдания — и зависимое от крови людей несчастное существо. Не все питаются колибри, бабочками или собаками, к сожалению, и он уже завистливо очернил и изгнал того, кто мог это делать.

    Однако выплеснув ярость, Тескатлипока вспомнил, насколько он изворотлив. Он научился забирать кровь, которую приносят другим, несуществующим богам, и которую проливают на поле боя — прямо из-под носа дряхлеющего Уицилопочтли. Он научился быть незримым похитителем — иногда люди не возвращаются из своих прогулок по темноте. Он научился выживать.

    В то время, как Пятое Солнце замедляет свой ход по небосклону, и всё громче хрипят не справляющиеся с нагрузкой проводники Миктлана, Тескатлипока выживает. И ждёт. Ведь без него мир не разрушить и не создать заново.


    Да, это Мезоамерика. Ацтеки, майя, сапотеки, ольмеки, тотонаки: мифология всех народов, что подходит под определения народностей мешика, — это к нам с Кетцалькоатлем, и это горячо приветствуется. У нас есть вполне определённый сюжет в современности, вовлекающий в себя буквальные гонки со смертью абсолютно всего, но ничто не мешает отыгрывать взаимодействия в прошлом: учитывая, насколько боги Мезоамерики описываются всесильными дети, это будет жестко и весело одновременно.

    Мы не кусаемся и не сильно ратуем за стопроцентное попадание в «канон»: мы лично для себя выбрали одну из версий мифов, по которой играем, и я буду более чем рад предоставить информацию в веселой и удобоваримой форме, если нужно. К размеру и оформлению требований нет, только не пишите во втором лице.

    Если знакомы с сериалом «Onyx Equinox», то вообще идеально.

    ПРИМЕР ПОСТА

    Бледнолицые не принесли с собой ничего, кроме смерти. Она взрывалась нарывами на смуглой коже, чернела золой от жирного огня, стекала бесполезно по деревьям кровью, сворачивалась в животах поруганных и проданных, затихала хрипами и вздохами, последними ударами сердец в руках и грудных клетках. Она пахла гнилыми зубами, потом, металлом, серой и огненным порошком. Она была чужеродна всем — даже смерти, царившей здесь всё это время, уравновешенной в своем желании крови.

    Смерть творений Кетцалькоатля была молчалива и сострадательна, а главное — почётна.
    Её воплощение в виде ксолоитцкуинтли медленно шагало сквозь страшно безмолвную толпу, окружающую пирамиду. Пленные бледнолицые, дети металла, закончились; на алтарь добровольно и в экстазе от паров и конца света ложились дети великого змея, вечного ребёнка, играючи уничтожавшего и создававшего жизнь, как дети лепили и мяли фигурки из сырой глины.

    С вершины текли реки крови, придававшие его перьям красивый блеск и ещё больше цветов. Они вдохновляли. Красный шёл ему, гипнотизировал переливом чешуи: это уже не ты. Это просто кровь, которая выльется на голову божества живительной паутиной энергии и мощи и станет целым.

    Шолотль медленно дошёл до тени пирамиды сквозь волны расступавшихся людей, позволяя себе раствориться в ней после того, как руки живого солнца пытались содрать с него шкуру. Его поступь была тяжела и неотвратима, углубляя трещины в фундаменте тех, кто почитал его, в глазах были не зрачки — чёрные сеноты, на дне которых щерились беззубыми пастями распахнутые ворота Миктлана. Они поглощали свет, поглощали жизнь, но обещали покой и свое место в девяти подземных и небесных мирах.

    Это был конец. Лучший конец. Когда-нибудь Миктлансиуатль, любовно поцеловав на прощание, отдаст их кости оперенному ребёнку, и тот разрушит их, чтобы сотворить вновь.

    Шолотль поднял голову к пирамиде, не исполняясь благоговения перед создателем. Сопровождающие его духи-проводники с оглушающе бесшумным лаем бросились прочь, терзая души в сломанных фигурках из костной муки и божественной крови, вытаскивая их, лаская языками, на которых шершавился ядовитый обсидиановый песок.

    Шолотль не смотрел. Они — его когти и зубы, его душа. Они не подведут его.

    Его глаза пытались засосать божество, но его узкие змеиные зрачки были подобны палкам в пастях ягуаров. Мешались.

    — Ты не поможешь им, Кетцалькоатль? Они взывают к тебе, — ровно вывалились слова с розового языка, как будто упали фрукты на дорогую вышивку. Бог смерти сел, закрывая пасть, скрывая лишенную шерсти спину от сына змея в бледном провале тени. Едва выглянул из кожистого яйца и уже потребовал крови богов, которую Шолотль отказался дать — и поплатился.

    Они все поплатились.

    0


    Вы здесь » Crossbar » партнерство » CHURCH CROSS