пост недели от porchay
Это было первым, что он сказал кумиру. Но Баркод на самом деле не знал, что должен был рассказать. Им предстояло работать вместе... Читать далее...
Зима пришла!
Писать посты, пока пальцы не замерзли...
Согревайте друг друга с:

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » партнерство » SACRAMENTO


SACRAMENTO

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

sacra-
-mento
Сакраменто: «После стольких лет?»
«Всегда».

s

• стабильное существование на ролевом пространстве вот уже более 9 лет;
• стабильная активность: 100-150 посетителей в сутки;
• активная игра: 30-60 постов в сутки;
• дружелюбная и адекватная администрация;
дизайны с заботой о ваших глазах;
• личное звание без сочинений;
• ежедневный подсчет постов и выделение активистов;
• активный чат и свой канал в телеграме;
• собственная галерея графики;
• грамотная, подробная матчасть о городе;
конкурсы на любой вкус и цвет;
• кирпичи, ключи, башни и другие страшные слова для новичков!

© s i n c e  2011

0

2

https://i.imgur.com/mAzsQCG.png


Назовем ее пока что Соней. Соня ворвалась в жизнь Ярославы стремительным рыжеволосым ураганом, что-то лепетала о том, что они родственницы и умоляла пустить пожить, пока не устроится в городе. Обещала помогать по дому и вести себя тихо. Слава слишком спешила на работу, а потому пустила шумную девушку, решив разобраться с ней позднее. А возвращаясь домой, после тяжелого рабочего дня, напрочь забыла о неожиданной гостье. Та никуда не делась, да и судя по довольному лицу не собиралась. Оставалось только звонить матери и выяснять правда ли у нее есть племянница. Оказалось что есть, мама перечислила каких-то родственников, о которых Власова даже не слышала, да и после запутанных объяснений не стала даже вникать, просто повесив трубку, разрешила девушке некоторое время пожить у себя. Это и была ее главная ошибка.
◦ Соня настоящая катастрофа. После ее переезда соседи Ярославы оказывались несколько раз затоплены, сама девушка ни раз оставалась на лестничной клетке, захлопнув за собой дверь и забыв взять ключи. Несколько раз чуть не упала с террасы, слишком низко свесившись, пока рассматривала город. И только природное везение помогает ей оставаться живой и невредимой.
◦ Да и характер у племянницы оказался далеко не такой, каким она его выставляла первые дни. Соня оказалась язвительной, впрочем, это, скорее семейная особенность, бескомпромиссной, любящей споры, никого не слушающая и очень наглая. Через месяц после переезда заявила, что уезжать от своей любимой тетушки не планирует, слишком ей понравилась квартира.
◦ Не сказать, что Ярослава любит девушку, да и сложно полюбить непонятно откуда взявшуюся родственницу, но определенно испытывает к ней симпатию и старается во всем помогать

0

3

https://i.imgur.com/vOain0n.png


"what do you see, when you look at me?
don't cover my scars, let them bleed
tell me, is this how it's supposed to be?
well then, i'm so, i'm so happy."

их история не соберёт миллионов на премьере как титаник. их историю не писал николас спаркс. нет, их историю написала пьяная в хлам старшеклассница, после своего пятого хартбрейка за месяц. им счастья в друг друге найти не суждено было, но они всё равно пытались, до последнего хватаясь за иллюзию идеала, которого не существовало. он не был её принцем на белом коне, да и афина, давайте на чистоту, на принцессу не сильно похожа.

они – два поломанных человека, которые встретились в самый удобный для жизни момент. не каждая история в коридоре перед кабинетом психолога начинается, но каждому свое, eh? джейден любил идею о любви, а афина любила быть нужной, идеальная неидеальная пара. они были счастливы настолько, насколько жизнью побитые люди могли быть, насколько умели. афине казалось, что после круговорота абсолютного дна, жизнь ей наконец-то лучик солнца подарила. влюблённая афина настолько же наивна, как афина в тринадцать.

"maybe i wasn't leavin', maybe you made me go,
maybe there was a reason for our behaviour tho.
maybe it was the pills or the house on the hills,
maybe it was the thrills, baby this love kills."

она говорит, что он её любил сильно, а её друзья говорят, что это была одержимость. она говорит, что вышла бы за него замуж, а её друзья говорят, что restraining order звучит неплохо. афине кажется, что её не понимают вовсе, что никто уже никогда не поймет её так, как её понимал джейден. она хватается за каждый отголосок памяти, по субботам перебирая поларойодные снимки, где они ещё не знают, что за углом поджидает разбитое сердце и нескончаемый поток слёз и обиды.

саммерсон была уверена, что однажды фамилию его носить будет, джейден был в этом уверен, тоже. ровно до того момента, пока их существование о реальность не споткнулось. у афины выкидыш в двадцать один, а у джейдена съехавшая крыша на той же почве. они – яркий пример того, до чего доводит путь саморазрушения. вместо того, чтобы искать друг в друге поддержку, они в самые тёмные уголки собственного разума подались. и вот уже она голос срывает в очередную ссору; и вот уже джейден шею её сжимает слишком сильно, пока её глаза не закатываются и сознание не покидает тело. она говорит – это одна лишь ошибка, а её друзья говорят, что обратного пути нет.

их фортуна сведёт только лет через шесть, когда джейдена с друзьями в бар занесёт, где афина работает. судьба над ними знатно посмеется, потому что джейден всё так же поехавший головой, а афина всё так же любит быть нужной. а ещё афину жизнь ничему не учит и её жизнь, в целом, круговорот неудачных решений. одним из которых будет джейдена в постель свою впустить столько лет спустя, наивно полагая, что он на утро исчезнет.

одержимость – это болезнь, от которой лекарства джейден не знал.

0

4

https://i.imgur.com/chu7Tgr.png

R.O x KONOBA - On Our Knees
Ты говоришь мне о том, что я славный парень. Понимающий парень, надёжный и терпеливый. Я на это молча киваю, мысленно выстраивая план твоего завоевания. Я влюблен в твои рыжие волосы ещё со школьной скамьи, с того самого момента, когда увидел твою макушку в толпе одноклассниц. Ты напомнила мне мой Мадрид и запах сочных апельсинов. Я стал твоим доблестным рыцарем, правда вместо блестящих доспехов были смешные штаны с подтяжками. В школе мы всюду болтались вместе, ты даже затащила меня в театральный кружок, хотя я сопротивлялся до последнего. Но твой наивный поцелуй в щеку меня обезоружил. Я этого никогда не говорил, но ты с первых дней нашего общения знала, что я в тебя влюблен. Знала, и думаю, что пользовалась этим. До моего переезда в Сакраменто у тебя не было друзей. Всех раздражали твоя творческая натура и чересчур амбициозный характер для 10-летней девочки. А потом появился я и ты во мне увидела свое спасение. Ещё бы, странный испанский мальчик, который вообще не понимает, что происходит вокруг него. Лёгкая добыча, правда? И так мы стали лучшими друзьями, но шло время и я начал понимать, что моё отношение к тебе меняется. Мне больше неприятно слушать про твои любовные похождения с парнями из тиндера. Я злюсь, когда ты пропадаешь из моего поля зрения на несколько дней. Я закатываю тебе истерики из-за этого, а ты удивлённо округляешь глаза и говоришь: я свободна девушка, девушка, Джайлс, я тебе ничего не должна. И ты в этом чертовски права. Я для тебя всего лишь лучший друг. Мальчик - который - всегда рядом. Я даже простил тебя, когда на выпускной из школы ты пошла под ручку не со мной, а с капитаном команды по плаванию - Роем Митчеллом. Мой старший брат называет меня тряпкой по отношению к тебе. Мол, я должен быть строже, я должен уметь говорить тебе "нет". Но всякий раз происходит одна и та же картина. Ты звонишь мне пьяная посреди ночи и говоришь: Джайлс, забери меня из клуба, мне плохо. И Джайлс как верный пёс бежит к тебе, а в ответ получает лишь лёгкий поцелуй в щеку и дружеское похлопывание по плечу. Ты профессионально занимаешься балетом, я хожу абсолютно на все твои выступления, хотя терпеть не могу классику. В двадцать три года ты вдруг заявляешь, что выходишь замуж за своего партнёра по танцам. Благо, что свадьба так и не состоялась и вы расстались из-за его измены перед самой росписью. Кто в тот момент был рядом? Кто утирал твои слезы вперемешку с тушью, держал твои волосы, когда ты блевала в унитаз из-за нервов и алкоголя? Я. И пока я отлично справляюсь с ролью спасителя. Но знаешь, когда-нибудь моё терпение лопнет и я скажу тебе "нет".

0

5

https://i.imgur.com/v8bTxbj.png


Ты ворвалась в мою жизнь маленьким нежным ураганом. Нежданно-негаданно. Милое и дивное создание, только-только познающее все изъяны взрослой жизни, делающее решительный шаг в бесконечное переплетение нитей чужих судеб. Такому невинному созданию должен был достаться кто-то другой, менее очерненный превратностями жизни, менее осквернённый, не наполненный ядом и желчью, без запаха сигаретного дыма в прядях волос и на кончиках пальцев. Однако воля случая поставила жирную точку в мареве вселенских противоречий.

Мы познакомились около года назад на похоронах твоей тётушки. Ты была прекрасна в своей скорби, меня занесло на кладбище случайным ветром и зацепило за ветвь с едва распустившимися бутонами твоих нежных ладоней. Я проявила несвойственное мне сострадание, вовремя подставила плечо под твою аккуратную головку, когда рыдания вырвались наружу. Ты нашла во мне необходимую в ту минуту поддержку, увидела её возможность в дальнейшем. Стала нуждаться во мне, подобно тому, как юный цветок нуждается в лучах солнца. Я была Затмением, твоим Чёрным Солнцем. Ты знала, что меня греет ночами моё личное солнце, и всё равно отдалась порыву, поддалась воле судьбы и девственной кровью подписалась в кратковременном договоре наших сошедшихся судеб.

Ты рано столкнулась со смертью, она не является для тебя запретной темой. Спокойно рассуждаешь на подобные темы, посвящаешь в тонкости семейного бизнеса; даже с родителями своими умудрилась меня познакомить. Я им понравилась. Тебе нравятся мои шутки, спокойно относишься к моему специфичному юмору, к моим странным и жутким увлечениям. Мне нравится твой смех, твоя нежность отзывается во мне желанием защищать, топит льды моей вечной мерзлоты, из-за чего ты накликала на себя незримую беду в виде моего сложного лучшего друга. Он тебя не трогает, потому что боится потерять меня, однако его пренебрежительное отношение чувствуется за версту, стоит вам только пересечься случайно или в моей обобщающей компании.

К слову о твоих родителях. Они сколотили неплохое состояние на оказании ритуальных услуг, отчего ты с пелёнок перестала бояться смерти. Она не стала тебе интересна, как то произошло со мной, ты просто приняла возможность её прихода, записала это как нечто данное с самого детства и спокойно живёшь с этим. В семье тебя любят, ни в чём не ограничивают, отчего ты не тянешься ни к каким проявлениям подросткового бунта и актов неповиновения. Однако ты тянешься ко мне, а я уже своего рода опасность, яд, отравляющий и туманящий разум хуже всякого наркотика. Твои родители одобрили это увлечение.

Ты была маленьким лучиком, трепетным увлечением, которое, увы, продлилось чуть больше полугода, однако навсегда оставило свой след не только на множестве фотографий, но и, что самое главное, в моём сердце и в моей памяти. А подобная честь была оказана не каждому. Разошлись спонтанно, пусть никто даже не думал о том, встречаемся ли мы. Просто поняли, что нам больше не по пути, что не будет уже той нежности, которую мы дарили друг другу. Остались друзьями, ты стала одной из немногих близких подруг. Одной только тебе, не считая Августина, я могу позвонить среди ночи, влезть через окно в твою комнату, чтобы до утра лежать у тебя на коленях и говорить обо всём, что вертится в моей голове. Ты выслушаешь. Я знаю.

0

6

https://i.imgur.com/ui3zVCM.png


Лорейн Брэкен танцует в модном клубе, её большая грудь привлекает внимание парней, её фигурка заставляет засмотреться и девушек, кого-то из зависти, кого-то из похоти. Ло любит себя до безумия, красуется телом и наслаждается каждым проблеском внимания к собственной персоне. В крови её беснуются экстази и алкоголь, окружающий мир сливается перед глазами в яркую, прекрасную картинку и девочке кажется, что ничего не способно её остановить.
Телефонный звонок прорывается через грохот клубной музыки.
Затем второй, третий, четвертый. Их череда привлекает внимание вибрацией в заднем кармане джинс и она всё-таки решается ответить матери, так невовремя вздумавшей разрушить её веселье

Спустя два дня Лоррейн, облаченная в total black, стоит возле свежевскопанной могилы и по слезам её стекают слёзы. Она смотрит на умиротворённое лицо отца, поджимает губы и украдкой оглядывается на мать. Та что-то быстро говорит в телефон, будто читает заклинание, но у Ло нет ни единой возможности понять с кем та разговаривает, да и разобрать не может - мать говорит по-русски. Гроб закрывают и опускают медленно - ей кажется, будто время замедляется. Она смотрит на надгробие и плачет уже навзрыд. Она плачет, пока их охрана проводит мимо назойливых журналистов, плачет, когда на следующий день приходит в школу, плачет, когда видит по всем магазинам и киоскам громкие заголовки: "Уильям Брекен - сенатор штата замешан в нарко-трафике", "Уильям Брекен: сенатор или наркобарон?".

- Твой отец обсуждал какие-то дела по работе дома? Ты что-нибудь слышала? - спрашивает у неё агент УБН.
Следователи ворвались в их дом, арестовали счета и вынесли половину имущества, а сейчас пытаются выяснить что-то у членов семьи. Лоррейн поднимает глаза, вытирает слезы и твёрдо говорит: - Нет, - не желая общаться с теми, кто в одночасье перевернул её жизнь с ног на голову.
Лоррейн ведь хорошая девочка и до сих пор верит в отца.
Она жила в счастливой уверенности, что её отец - уважаемый человек, знаменитый политик и всегда пропускала мимо себя некоторые обрывки фраз, не обращала внимание на странных людей, которые, хоть и очень редко, но приходили к нему.

Спустя две недели после похорон, она стоит с матерью в аэропорту и сжимает паспорт. Мать увозит её в Россию практически насильно, Ло как только не пыталась сопротивляться, но в итоге послушно сложила вещи. Ей не нравилась перспектива переезда в неизвестную страну, но ходить в школу, где тебя травят, где от тебя все отвернулись, а папарации следят за каждым шагом - невыносимо.
Выдерживает в России она, правда, не долго. Там же узнаёт, что мать всегда была в курсе махинаций отца, что сама она крутила роман с тем самым русским коллегой отца, к которому они и переехали, да и папа, как оказалось, был далеко не святым. Плюс к тому же плохое знание языка и враждебная обстановка в новом классе не дает ей ничего, кроме желания свалить нахуй обратно. И, как только Ло исполняется 18, она собирает шмотки, покупает билет и улетает обратно, решив, что справится со всем сама.

0

7

https://i.imgur.com/mMy6B2d.png
Sacramento: живи в своем мире, играй в нашем.

0

8

https://i.imgur.com/JKicLSI.png


Лукас — это поезд на полном ходу
Лукас — слишком громкое «давай!»
Лукас — постоянное «смотри!»
Лукас — «доброго дня/вечера», «спасибо», «пожалуйста» – всем вокруг
Лукас — фейерверк, взрыв красок, гребанный «БУМ!»
Лукас — улыбка до ушей, горящие глаза
Лукас — «у тебя слишком грустный вид, Нико»
Лукас — уверенное «я помогу»
Лукас — душа нараспашку
Лукас — «дайте мне ещё времени побыть ребёнком»
Лукас — «меня трудно обидеть»
Лукас — «я буду твоим другом, несмотря ни на что»
Лукас — «я верю тебе»
Лукас — «продолжай, я слушаю» в шумной компании
Лукас — решимость
Лукас — любовь шутить отсылками
Лукас — фото на Полароид

Этот парень полная мне противоположность. Он настолько живой, что это вводит меня в ступор. Лукас подрабатывает в службе курьерской доставки и частенько приносит к нам в офис заказные письма, а ещё он учится. Не знаю где, ни разу не спрашивал. Я вообще не задаю вопросов. Он – задаёт миллион. Ему всё интересно. Если меня спросят однажды, жалею ли я о том дне, когда начал отвечать на его «Как ваш день сегодня?» – потому что мой психотерапевт настаивает на поддержании нормального не рабочего общения – я отвечу, что жалею, но в глубине души, где-то очень и очень глубоко… нет. Лукас действительно моя головная боль, но с ним мир какой-то… другой. Менее серый. Хотя, я в этом не признаюсь. Я как андроид, человек-функция, человек-задача. А он… он будто из мультика выпрыгнул. Решил, что меня нужно обязательно спасти от одиночества, потому что у меня глаза пустые. Решил, что станет моим другом навек, покажет мне всё прекрасное. А я не готов. Это для меня слишком. Лукас для меня слишком. Он каждый раз врывается в мою зону комфорта и устраивает там бедлам. Причём довольно неуклюже врывается. Постоянно спотыкается, роняет, ударяется обо что-нибудь. Ходячая катастрофа. Он называет меня внебрачным сыном Джулиана Касабланкаса и Алекса Тёрнера, я вообще не понимаю о чём речь. Он лежит прямо на полу в моём кабинете, когда на часах девять часов вечера и тихо включает Gorillaz на фон, играет в игрушки на телефоне, пока я пишу отчёт, а потом заказывает пиццу. Бесполезно что-либо говорить. Но его присутствие такое теплое… я стараюсь меньше ворчать. Он действительно не обижается на мою грубость. Будто вовсе не замечает. Хотя, я догадываюсь, что однажды обижу его так сильно, что в нём не хватит доброты и праздничный фейерверк превратится в атомную бомбу. Но мне будто бы плевать.

— А ты, правда, не любишь, когда тебя трогают?
— Да.
— Совсем?
— Совсем.
— <…>
— <…>
— Но может, я попробую тебя обнять? Когда-нибудь? Вдруг…
— Нет. Попробуешь меня обнять, я тебе руку сломаю. В двух местах.
— Серьёзно? Ну, ладно..

0

9

https://i.imgur.com/fqh0Fuj.png


Привет, пап. Пишу тебе, потому что боюсь позвонить. Мне кажется, ты не ответишь. Последние слова, которые ты мне сказал, снятся мне почти каждую ночь. Ты мне тогда сказал, что это не разумно... не разумно оставить вас и уйти. Не разумно жить не как вы. Не разумно стать одинокой. Почему-то ты решил, что я вас бросаю. Но я не бросаю, пап. Тебя не бросаю. Мне очень дороги те отношения, что у нас были... твоя своеобразная любовь очень многое для меня значит. Я жалею, что не могу тебе это сказать лично... хотя почему не могу? Просто ты, наверное, не хочешь слышать. Не знаю. Я упрямая в тебя.

— Я хочу назвать её Микаэла.
— Ты уверен, дорогой?
— Да.
Ты улыбнулся. Так звали твою первую любовь.

Ты не хотел дочерей. И не единожды мне об этом говорил. Твой старший сын для тебя - мир и Вселенная. В нём будущее твоей семьи. Кто я и Мэгги для тебя? Ты ни разу не сказал, что любишь нас. Такой суровый, жёсткий, уверенный в себе. Ты для меня - пример, ты для меня - стена и опора всей нашей семьи. Так было, есть и будет.

— Папа, я люблю тебя! — мне пять, я вижу в тебе свет и любовь. Ты редко проводишь с нами время, постоянно уделяешь всё сыну. Легко улыбаешься на моё признание. Но не говоришь, что тоже любишь. Так и не научился любить. А мне всё равно. Ты - мой отец, мой мир. Всё детство я была привязана к тебе больше, чем к матери. К суровому, строгому отцу.
— Я тоже люблю тебя, моя Микки, — шепчешь тихо на ухо, когда я уже в кровати. Я уже не слышу, потому что крепко сплю. Но слабо улыбаюсь во сне.

Давай немножко поясню. Ты - серьёзный бизнесмен, который поднял крупный бизнес с колен вместе с сыном. Раньше семья Саншайн была очень богата. Очень влиятельна. Имела много крупных филиалов своей мебельной фабрики по всей стране, но 10 лет назад обанкротилась. Это был крах, мы остались практически ни с чем. И все эти года ты был действительно стеной и опорой, которая не позволяла нам всем пасть духом. Ты жил мечтами и целями. Вместе с сыном работал, много работал, чтобы сейчас пожинать плоды. Ты действительно сделал невозможное, и теперь твой бизнес снова процветает. Твой, не наш. Я уже, видимо, не имею к нему никакого отношения.

Но не всё так хорошо, пап. Ты правда жёсткий, серьёзный человек. У нашей семьи много недоброжелателей, конкурентов и тех, кто хотел бы навредить нам. Возможно, было место покушению, или... а не важно, уже не важно, потому что ты обещал, что твоих детей никто не тронет. Себе обещал. Когда родился твой сын, ты был невероятно счастлив. Когда родилась я и когда родилась Мэгги... ты был испуган. Ты смотрел на нас влюблёнными глазами и понимал, что больше всего на свете ты хочешь нас защитить.

Три поколения Саншайнов жили в нашем семейном особняке и никто ещё не переезжал. Кроме меня. Мы поругались, когда я сказала, что переезжаю. Ты был в бешенстве. Никто и никогда не нарушал этого закона, потому что глава семьи - это и есть закон. У нас всегда были такие суровые правила, и я до сих пор я их не нарушала. Но мне очень хочется свободы, пап. Просто хочется быть собой, а дома мне... душно. Ты всего лишь хотел меня защитить, я знаю. Но прости...

— Не смей ей ничего говорить, Бойс, — ты пил всё время, пока тебе не сказали, что я буду жить. Тогда ты просто расплакался. Через несколько месяцев после моего ухода я попала в серьёзную аварию, мой брат Бойс уверен, что это попытка убийства. Я не помню деталей, но не верю в этот бред. Ты запретил сыну говорить, что часами сидел у палаты, пока я не пришла в себя окончательно. Потом ты ушёл. Мы не общались с тобой и не общаемся. Ты, видимо, надеешься, что хотя бы это меня вразумит, и я вернусь. Я не вернусь. Я думаю, что ты больше не хочешь знать меня и видеть. И не знаю, как тебе больно и что ты каждый день ищешь мои фото на своём смартфоне. Но я очень сильно хочу вернуть тебя. Мою опору, поддержку и стену. Мой мир.

0

10

https://i.imgur.com/7pG3msb.png


Хочу дать возможность Рону поговорить с отцом спустя 19 лет. Допускаю, что отец мог предпринимать попытки встретиться с Роном в первые пару лет после того, как ушел из семьи (Рону тогда было пять), но из-за эмоциональных реакций сына по итогу оставил эту бесперспективную идею. По какой причине возникло желание организовать встречу в настоящем (инициатор — папа) на самом деле не так уж и важно: известие о неизлечимой болезни, умер наследник бизнеса или просто измучила совесть; куда важнее цель — выстроить нормальные и человеческие отношения друг с другом, попросить прощения, признать ошибки, а может быть поведать историю, которая изменит отношение сына к поступку отца. Так или иначе это то, чем им предстоит заниматься долгое время. Рон точно не станет щадить чувств человека, который его бросил и сполна наградит того обидой и злобой. Им однозначно будет сложно и больно, но в конце все должно закончиться хорошо. Это будет история про принятие и прощение, про любовь, не безусловную, а очень даже трезвую и взвешенную, про преодоление собственных страхов и силу духа в том, чтобы победить своих демонов. Это будет история про семью у которой сначала вышло не очень, но в конце концов все-таки получилось.

Я думаю, что отец Рона занимается каким-то бизнесом, возможно, работает в крупной компании большим начальником, а, может быть, к этим годам уже успел открыть собственное успешное (это важно) дело. Так или иначе, я вижу его человеком деловым и в реалиях современного офиса. Что касается характера, то сначала у меня была мысль сделать его черствым, алчным, плохим человеком, но потом я понял, что если сделать его положительным, так будет даже больнее (а это именно то, чего на первых парах непременно хочется). Более детально я старался не думать. Рон не знает, что он за человек, вот мы и будем знакомиться друг с другом по ходу дела.

P.S. Важно, что у Рональда расстройство личности и в некотором смысле он склонен считать, что отсутствие отца в достаточной степени повлияло на это. По крайне мере он уверен, что его жизнь была бы лучше, будь у него рядом тот, кто помогал бы ему справляться с гневом матери. Папа ушел из семьи из-за бесконечных скандалов и истерик жены, почему не забрал с собой сына вопрос открытый, и тебе предстоит на него ответить.

Более подробную информацию о матери и историю жизни персонажа можно найти в анкете.

0

11

https://i.imgur.com/V81uSRH.png


Крис, привет. Знаешь, кто ты? Ты балбес.
Мы познакомились в далеком 2011 году. Ты прогуливался по Стамбулу, шептал Босфору старинные сказки, угощал бродячих кошек свежим люля и очень громко смеялся. Думал, что Босфор, кошки и громкий смех смажут твою рану после смерти близкого человека целебной мазью.

Я же пришла к Босфору, чтобы пообщаться с Богом и сыграть ему новую мелодию. Я была гостьей, которая привезла с собой Библию и не очень понравилась Стамбулу. Мой отец, старший пастор церкви, решил открыть ее филиал в твоем родном городе, чтобы стамбульской христианской общине было спокойнее. А я просто приехала на помощь. Стамбул, кстати, меня так и не полюбил – последующие приезды встречал порывистыми ветрами и скверной погодой.

Позже ты приехал в Сакраменто поступать в университет. Не из-за меня – у тебя были планы до нашего знакомства, а в Турции тебя больше ничего не держало. Я пригласила тебя в гости в церковь – там и остался. До сих пор не знаю, веришь ли ты в Бога – мы не говорим об этом, но стабильно каждое воскресенье вижу тебя в церкви – помогаешь со звуком, иногда подыгрываешь на гитаре. Говоришь, музыка прославления тебя успокаивает.

Твоя поддержка не раз вытаскивала меня из отчаяния. Привил мне любовь к чёрному кофе без молока и сахара – научил варить в турке. Когда с Адель (моей младшей сестрой) происходило какое-то несчастье – нужно было забрать из бара в слюни пьяную или перебравшую с травкой – ты, Крис, первый, к кому я могла обратиться за помощью в три часа ночи понедельника.

Через три года после твоего приезда в Сакраменто и нашей искренней дружбы – мы решили попробовать. Попробовать дать нашим отношениям душ шанс на что-то большее. Что-то большее длилось полгода, за которые мы все больше убеждались, что это было лишним. Ты уважал мои консервативные взгляды – секс до свадьбы невозможен, но учил целоваться.

Когда ты делал мне предложение, мы оба поняли, что этот выбор был изначально неправильным. Позже ты рассказывал, что после моего отказа выдохнул и поблагодарил Аллаха. Мы не разные, мы просто не подходим друг другу. Мы как брат с сестрой, готовые делиться друг с другом всем, но не новая ячейка общества.

А в марте этого года ты узнал из новостей, что я умерла.

0

12

https://i.imgur.com/qqNJhTf.png


— Я не выйду за тебя, Робб, — спокойно и мягко сказала я, когда мы остались наедине. Ты выдохнул, чуть улыбаясь и кивая мне. Опустил взгляд, словно и надеялся на такой ответ. Мы были так близки с самого детства, что ты не видел в предложении моего отца ничего хорошего. Как можно было пожениться, если мы всю жизнь были как брат и сестра? Ты гостил у нас так часто, что будто бы жил с нами. Твой отец тесно сотрудничал с нашей семьёй [адвокат?], пока не был убит. Мой отец делал всё возможное, чтобы дело раскрыли, но этого так и не случилось. Это была одна из самых страшных потерь для него. И для всех нас. — Что бы ни случилось, ты навсегда член нашей семьи. Элайджа Саншайн действительно любил тебя как сына. И незадолго до смерти твоего отца, договорился с ним, что соединить нас двоих узами брака будет идеальным вариантом. Мы были другого мнения.

— Я не выйду за тебя, Робб.
— Я... уже знаю, кому хочу сделать предложение.
— Вот как?.. Кто же она?
— ...
— Ты не обязан говорить, если не хочешь.
— Эсфирь.

Сколько себя помню, ты, я и Эсфирь были всегда вместе. Вынужденная мера проводить дни в нашем доме переросла в крепкую дружбу, которая длится по сей день. Эсфирь тоже росла у нас, но к ней у тебя всегда было какое-то особое отношение. Не такое, как ко мне, но это мы все поняли, только когда выросли. Когда ты сделал ей предложение, но она отказала. Отказала, потому что не искала отношений, не искала любви. Её любовь - это Бог, и её сердце занято только им.

Как жаль, что её Бог не смог спасти тебя от боли...

***

— Ты не сказала... Почему ты не сказала?! — ты пытался сглотнуть ком в горле. Был ужасно взбешён, зол, растерян и сломлен. Может быть ты не любил её, как мог бы. Может быть она не была твоей единственной любовью. Может её отказ тебя не так уж и расстроил, но... Она была частью твоей жизни. Частью тебя. И теперь она умерла.
— Ох, Робб...
— Почему я узнал об этом из новостей?! Почему ты не сказала мне?!
— Не надо... — я обнимала тебя, сидящего в коридоре моей квартиры. В твоей голове был горящий сарай в новостях и хладнокровный голос корреспондента, который сообщал, что Эсфирь Махелет мертва.
— Я имел права знать... имел права...
Я баюкала тебя на руках, совершенно не зная, как поддержать. Ведь сама не горевала так, как ты.

Тебе было странно. Очень странно. Ты тяжело переживал потерю близкого человека и видел, что я всего лишь делаю вид, что мне так же тяжело, как и тебе. Я прекрасно держала лицо, и все верили. Ведь я Микаэла Саншайн, и я прекрасно умела ладить с эмоциями. Все выказывали сочувствие тебе, мне, её отцу - пастору и лучшему другу моего отца. И все верили, когда я благодарила и печально отводила глаза. Но ты знал меня лучше, чем все эти люди. Порой даже лучше меня самой. Знал, что горевала бы я иначе - ведь оплакивала я твоего отца вместе с тобой, мы все поддерживали друг друга. И тут вдруг я равнодушна и спокойна в отношении гибели лучшей и единственной подруги.

— Микаэла, в чём дело? — ты преградил мне путь, испытывающе заглядывая в глаза. Ты устал теряться в догадках и был намерен узнать всю правду. — Что ты скрываешь? Думаешь, я поверю, что тебе всё равно?
— Мне не всё равно, вовсе нет. Не смей так говорить.
— Ты меня не обманешь. Больше нет. Скажи правду.
— Я не могу, это не моя правда.
— Ты не хотела говорить мне о её смерти. Почему? ...
— Я помогла ей исчезнуть. И если кто-то узнает, что Эсфирь жива, то тогда она может умереть по-настоящему.
— Я не понимаю... Она жива?..
— Она жива, Робб. Жива.
В тот день мы снова стали семьёй. Ты, я и она. Её смерть построила стену между нами. Стену, состоящую из лжи, которую я обязана была ставить перед всеми. И теперь в это впутался ты. Мы обе хотели оградить тебя. Хотели, чтобы ты пережил эту утрату и снова стал жить дальше. Так, как заслуживаешь. Но ты решил, что остаться с нами [остаться за нас] тебе важнее спокойной жизни. Мы - твоя семья.

Робб Мэдден - настоящий сын своего отца. Мужчина, который стоит горой за тех, кого любит. Который очень хитёр, знает, как вылезти из любой задницы, если она происходит. Который заменил своего отца и стал Саншайнам другом, партнёром. Умён, хладнокровен, спокоен.

0

13

https://i.imgur.com/HOhNyXM.png


Мы познакомились в далеком 2011 году. Ты прогуливался по Стамбулу, шептал Босфору старинные сказки, угощал бродячих кошек свежим люля и очень громко смеялся. Думал, что Босфор, кошки и громкий смех смажут твою рану после смерти близкого человека целебной мазью.

Я же пришла к Босфору, чтобы пообщаться с Богом и сыграть ему новую мелодию. Я была гостьей, которая привезла с собой Библию и не очень понравилась Стамбулу. Мой отец, старший пастор церкви, решил открыть ее филиал в твоем родном городе, чтобы стамбульской христианской общине было спокойнее. А я просто приехала на помощь. Стамбул, кстати, меня так и не полюбил – последующие приезды встречал порывистыми ветрами и скверной погодой.

Позже ты приехал в Сакраменто поступать в университет. Не из-за меня – у тебя были планы до нашего знакомства, а в Турции тебя больше ничего не держало. Я пригласила тебя в гости в церковь – там и остался. До сих пор не знаю, веришь ли ты в Бога – мы не говорим об этом, но стабильно каждое воскресенье вижу тебя в церкви – помогаешь со звуком, иногда подыгрываешь на гитаре. Говоришь, музыка прославления тебя успокаивает.

Твоя поддержка не раз вытаскивала меня из отчаяния. Привил мне любовь к чёрному кофе без молока и сахара – научил варить в турке. Когда с Адель (моей младшей сестрой) происходило какое-то несчастье – нужно было забрать из бара в слюни пьяную или перебравшую с травкой – ты, Крис, первый, к кому я могла обратиться за помощью в три часа ночи понедельника.

Через три года после твоего приезда в Сакраменто и нашей искренней дружбы – мы решили попробовать. Попробовать дать нашим отношениям душ шанс на что-то большее. Что-то большее длилось полгода, за которые мы все больше убеждались, что это было лишним. Ты уважал мои консервативные взгляды – секс до свадьбы невозможен, но учил целоваться.

Когда ты делал мне предложение, мы оба поняли, что этот выбор был изначально неправильным. Позже ты рассказывал, что после моего отказа выдохнул и поблагодарил Аллаха. Мы не разные, мы просто не подходим друг другу. Мы как брат с сестрой, готовые делиться друг с другом всем, но не новая ячейка общества.

А в марте этого года ты узнал из новостей, что я умерла.

0

14

https://i.imgur.com/QnnteoF.png


Наши родители сложные, у каждого своя точка зрения на разваливающиеся отношения, у каждого своё видение семьи, только вот нас, детей, никто не спросил, чего хотим мы. Ты всегда хотела спокойствия, особенно с того момента, как на свет появился наш средний брат, а через несколько лет подоспел и я. Тогда твоя жизнь и прекратилась в череду пелёнок и гору домашних обязанностей, покорить которую вместе с построением своей жизни не представлялось возможным. Отец был увлечён всем живым, кроме собственных детей, часто пропадал в море либо на его берегу, изучая различных обитателей прибрежья и омывающего его моря богатой на живность Австралии. Мать была погружена в себя, в свет софитов и блеск славы громко начинающей актрисы. В отличие от отца, её мы практически не видели, именно поэтому большая часть домашних обязанностей, а также воспитание и забота о наших буйных головах легли на твои плечи.

Ты смелая, сильная и стойкая, иначе тебе не удалось бы удержать на плаву этот накренившийся и просевший корабль. Всегда была полна того внутреннего огня, что давал тебе силы, несмотря ни на что. Особенно после потери отца. Ты стала опорой для меня и для брата, примером удивительной стойкости перед ужасающими обстоятельствами и жестоким миром. Несмотря на это, не утратила свою доброту и нежность, всегда была готова прислушаться к нам, выслушать любые детские бредни и надавать подзатыльников за очередную перепалку. Казалось, мы с братом были единственными твоими слабостями, однако, повзрослев, я понял, насколько мягка и нежна твоя кроткая душа, насколько ты уязвима, несмотря на то, что жестокая жизнь сотворила с внешней оболочкой твоего характера. Он стал более жёстким, как полежавший на свежем воздухе и обдуваемый ветрами мягкий хлеб. Раннее взросление разучило тебя веселиться, избавившись от необходимости опекать нас, ты принялась налаживать свою жизнь, однако всё оказалось не так просто, как ты думала. Новые испытания пришли на смену старым. Было легче только из-за отсутствия балласта в виде нас с братом.

После нашего с матерью переезда решила остаться в Австралии, куда я до сих пор мечтаю вернуться. Только вот и тебе вскоре пришлось покинуть родные просторы. Однако не из-за нужды или по воле родителя, а из собственных соображений и солидного предложения не только хорошей должности, но и руки и сердца. Готова ли ты вновь встретиться со своей семьёй и представить на наш суд своего избранника?

0

15

https://i.imgur.com/4JiXkVG.png
sacramento: живи в своем мире, играй в нашем.

0

16

https://i.imgur.com/BfFnfKv.png

(страна любая) иммигрировала или жила в США. - на ваш выбор либо полицейская либо работает на мафию. - полицейская постоянно донимает меня проверяя мой сексшоп и устраивая мне выговоры, аж до драки доходит вне рабочее время, и страстного секса. - представительница банды пытается выбить из меня денег за крышу, за что за место денег получит игрушку из моего сексшопа, и опять же ссору со мной с ненавистью и страстью обоюдной. - в остальном персонаж свободен для вашей игры - только бы о соперницы любовнице не забывали).

0

17

https://i.imgur.com/mIYTP9y.png
sacramento: живи в своем мире, играй в нашем.

0

18

https://i.imgur.com/QavBQRc.png

Бьёшь раньше, чем успеваешь подумать. Так уж воспитан. Скалишься псом голодным и забитым. Видно, над тобой издевались в детстве. Мама тебя била? Отец в пьяном угаре тушил о твои руки бычки и швырялся табуретами? Не важно. Важно лишь то, кем ты стал. Озлобленным и жестоким. И никто не подумает даже, что через насилие ты пытаешься рассказать свою историю. Показать, что тебе не хватает любви.

Твой дом — съёмная квартира где-то за чертой нормальной жизни. Твоя мать и воспитатель — улица. Отец спился до неузнаваемости, матушка «заботливая» махнула на прощание хвостом кукушки и усвистала в неизвестном направлении. Щенок премилый, но больно кусающий. За хвостом игриво бегаешь, пытаясь руками солнечного зайчика поймать. Понятия не имеешь, как проходишь мимо всех расставленных на тебя капканов. Других в них толкаешь, выходя сухим из воды. Давай больше — ты по ней ходишь. Чёртов сын божий. Да только жизнь над тобой посмеялась.

В лисице своей нашёл спасение, смысл жизни. Стал восьмым хвостом, прибился гадким утёнком к клину ровному лощёных селезней. В господине нашем нашёл верного друга, несмотря на всё его высокомерие. Позволяешь собой управлять тогда, когда сам в этом выгоду видишь. Думать не любишь, это не про тебя. По душе больше кулаками махать да кровь с разбитых костяшек слизывать, зверски ухмыляясь.

Ты — меч в умелых и твёрдых руках. Цепной пёс её величества, кусающий всех, кто на опасно близкое расстояние подойти к ней решится. Она лишь головой качает, смотрит с укором, когда он серым кардиналом за плечом улыбается победоносно. За плечами её ведёте счёт, считаете, что в этой борьбе лишь один останется победителем, пока она медленно заманивает вас в трясину. И вы уже не кажетесь друг другу противными. И отношения эти обращаются нормой. Как нечто само собой разумеющееся.

Проснись уже, самурай. Время ломать кости.

0


Вы здесь » Crossbar » партнерство » SACRAMENTO